авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 23 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и науки РФ

Федеральное агентство по образованию

Правительство Удмуртской Республики

Министерство образования и науки Удмуртской Республики

Администрация г. Ижевска

Международная Академия психологических наук

Федерация психологов образования РФ

Удмуртский государственный университет

Кафедра социальной психологии

СОЦИАЛЬНЫЙ МИР ЧЕЛОВЕКА

Выпуск 2

Ижевск 2008 УДК 316 6.

ББК 60.524.25 С692 Lingua Socialis Редактор серии Н.И. Леонов Серия основана в 2005 г.

Социальный мир человека — Вып. 2: Материалы II Всероссийской научно С 692 практической конференции «Человек и мир: социальное поведение личности в изменяющемся мире», 25—26 июня 2008 г. / Под ред. Н.И. Леонова. — Ижевск: ERGO, 2008. — 448 с. (Серия «Язык социального») ISBN 978-5-98904-030- 1. Общая социальная психология. 2. Социальная психология личности. 3. Социальная психология раз вития. 4. Социальная педагогическая психология. 5. Экономическая и организационная психология. 6. Экономика и проблемы качества жизни. 7. Политическая психология. 8. Социальная когнитивная психология. 9. Социальная психолингвистика. 10. Социальная историческая и культуральная психология. 11. Этносоциальная психология. 12.

Социальная психология конфликта. 13. Социальная психология профессионализма. 14. Социальная психология социальных отклонений. 15. Социальная клиническая психология. 16. Психоаналитическая социальная психоло гия. 17. Социальная философия.

УДК 316 6.

ББК 60.524. ISBN 978-5-98904-030- © Издательский дом «ERGO», РАЗДЕЛ ОБщАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ПСИхОЛОгИЯ 1. Вяткин Б. А. Пермь МетаиндиВидуальноСть В СоциальноМ Мире В последние годы при изучении человеческой индивидуальности все большее внимание психологов-исс ледователей привлекают те ее особенности, которые проявляются в социальном мире, т. е. во внешних по отношению к ней системах — в других людях или социальных группах, обозначаемых сегодня как метаиндивидуальные. Само понятие «метаиндивидуальность» обязано своим рождением двум отечест венным психологам — В. С. Мерлину и А. В. Петровскому.

В реальной жизни вокруг каждого человека в конкретной социальной группе создается неповто римая психологическая атмосфера, проявляющаяся, с одной стороны, в субъективном отклике группы на индивидуальность, а с другой — в том влиянии, которое индивидуальность оказывает на сознание и деятельность окружающих людей. Отмечая эти две стороны метаиндивидуальности, В. С. Мерлин (1986) рассматривал, прежде всего, первую, определяя метаиндивидуальность как психологическую характе ристику отношений окружающих людей к данной конкретной индивидуальности. Метаиндивидуальность в этом смысле проявляется как в аналитической форме (разного рода оценки, суждения, независимые характеристики), так и в синтетической (разные индивидуально-личностные статусы: эмоционально-лич ностный, социометрический, ценностно-ориентационный, референтометрический).



А. В. Петровский (1987), исследуя психические явления, связанные с межличностным воздействи ем, вводит понятие «метаиндивидуальная личностная атрибуция» (наряду с интроиндивидуальной и ин териндивидуальной), предполагая, что метаиндивидуальный аспект позволяет рассматривать личность индивида не только за рамками индивидуального субъекта, но и вне связи этого субъекта с другими ин дивидами, за пределами совместной деятельности с ними, т. е. речь идет о представленности личности в других людях. Таким образом, отраженная субъектность выступает как продолжение одного человека в другом, как смысл первого для второго в динамике определения бытия последнего, «инобытие» одного человека в другом.

Концепции метаиндивидуальности В. С. Мерлина и А. В. Петровского, по нашему мнению, могут рассматриваться в единстве двух сторон: метаиндивидуальности как психологической характеристики отношений окружающих людей к данной конкретной индивидуальности (Мерлин, 1986) и метаиндиви дуальности как тех реальных изменений, которые индивидуальность производит в других людях (Пет ровский, 1987). Эти два определения не только не противоречат друг другу, а наоборот, взаимодействуя, дают более полную картину механизмов и феноменологии метаиндивидуальности.

Таким образом, метаиндивидуальность имеет двойной смысл: она принадлежит, с одной стороны, конкретной индивидуальности и в то же время окружающим ее людям;

ее особенности приписываются индивидуальности, но идеально представлены не в ее сознании, а в сознании других людей;

с другой сто роны, метаиндивидуальность — это также и те вклады, которые производит индивидуальность данного человека в других людей, осуществляя реальные изменения в их личности, сознании и поведении. Их принято обозначать как проявления или метаэффекты индивидуальности человека.

В русле обозначенного выше понимания метаиндивидуальности в нашей лаборатории проводи лись эмпирические исследования метаиндивидуальных проявлений у учителей (Вяткин с сотр., 2001), военнослужащих (Денисенко, 2003), пожарных (Суворова, 2006), что позволило выделить две их формы:

«метаиндивидуальное свойство» и «метаиндивидуальная характеристика».

В качестве метаиндивидуального свойства обычно выступает какое-либо личностное образование (например, аккуратность или терпеливость), которое перцептируется другими людьми, но не обязательно оказывает влияние на их индивидуальность. Метахарактеристикой же является такое психологическое образование, которое детерминировано разноуровневыми свойствами интегральной индивидуальности (при выявленной прочности связей этих свойств) и которое оказывает влияние на индивидуальность дру гих людей. Итак, метахарактеристика — это обязательно многоуровневое, интегральное образование, представленное в социальном мире и воплощенное в других субъектах социальной действительности.





Продемонстрируем данное положение результатами исследования социального взаимодействия в одной из диад социального мира «учитель-ученик».

особенности личности как метаиндивидуальные свойства учителя У учителя начальных классов данная форма проявления метаиндивидуальности может заключать ся в том, как оценивают различные особенности личности этого учителя его ученики, обучающиеся с 1го до 3го класса (см. табл. 1).

Таблица Средние результаты самооценок учащимися особенностей личности их учителей Оцениваемые качества Средний балл 1. Добрый — злой 5, 2. Дружелюбный — враждебный 5, 3. Разговорчивый — молчаливый 5, 4. Отзывчивый — черствый 5, 5. Энергичный — вялый 5, 6. Уверенный — неуверенный 5, 7. Справедливый — несправедливый 5, 8. Честный — неискренний 5, 9. Общительный — нелюдимый 5, 10. Добросовестный — безответственный 5, 11. Чуткий — равнодушный 4, 12. Чувствительный — жесткий 4, Как видим, дети достаточно положительно оценивают различные свойства личности своих настав ников: большинство оценок выше среднего уровня. При этом наиболее высоко они оценивают учителей по параметрам: справедливый, добрый, общительный, уверенный и честный. Действительно, такой «бу кет» (симптомокомплекс) особенностей личности учителей в глазах детей делает честь учителям началь ного звена наших школ.

Стиль педагогического общения как метаиндивидуальная характеристика учителя В общей и социальной психологии педагогическое общение сегодня рассматривается как систем ное явление, выполняющее многообразные функции и обеспечивающее взаимодействие систем «педа гог» — «ученик».

Не вызывает сомнений тот факт, что стиль педагогического общения во многом определяет нрав ственную атмосферу и эффективность учительского труда. В ряде наших исследований обнаружено, что учителя авторитарного (более жесткого) и демократического (более мягкого) стилей педагогического об щения по-разному влияют на развитие личности своих учеников (см. табл. 2).

Таблица Различия средних показателей свойств личности учащихся (по 12PF Кеттелла) у учителей с «жестким» и «мягким» стилями педагогического общения Достоверность Ученики учителей Ученики учителей различий Показатели с «жестким» с «мягким» стилем стилем общения общения t p A (доброжелательность, сердечность) 4,73 5,84 4,65 0, B (интеллект) 6,20 6,94 2,02 0, C (эмоциональная стабильность) 5,00 5,73 2,71 0, H (социальная смелость) 3,84 4,74 3,10 0, Это говорит о том, что ученики, обучающиеся у учителей с демократическим стилем общения, от личаются большей открытостью, большей сформированностью интеллектуальных решений, они более уверены в себе, более социально смелы, чем ученики, обучающиеся у учителей с авторитарным стилем.

Последние, как правило, более замкнуты, менее уверены в себе, застенчивы, более тревожны.

Аналогичные данные получены в исследованиях метаиндивидуальности и в других сферах дея тельности человека.

Результаты всех этих исследований имеют общее: они показывают, что метаиндивидуальность каждого субъекта социального мира может проявляться в двух конкретных формах: и как его метаин дивидуальное свойство, и как его метаиндивидуальная характеристика. Модель такого социального взаимодействия можно представить следующим образом:

2. ДорфмАн Л. я. Пермь к ВопроСу интеграции индиВидуального и Социального МироВ Можно выделить особый класс психических явлений, в которых их внутренняя (интракорпоральная) и внешняя (экстракорпоральная) стороны образуют разные аспекты одного и того же целого. К разряду таких явлений относятся метаиндивидуальность по В. С. Мерлину (1986), метаиндивидуальность как идеальная представленность индивида в других людях и личные вклады людей друг в друга у А. В. Петровского и В. А. Петровского (1982). В социальной психологии к подобного рода явлениям можно отнести понимание, эмпатию, психологическую близость, симпатию, подражание, компромисс, терпимость, влияние, доми нантность, агрессию, зависимость, дружбу, любовь. Однако эти явления рассматриваются с их внешней стороны, в плане межличностных отношений;

внутренняя сторона этих явлений (личностный, индиви дуально-психологический аспект) выпадает из поля зрения. В психологии личности и дифференциаль ной психологии, наоборот, могут изучаться те же явления с их внутренней стороны (как особенности личности или свойства индивидуальности);

внешняя сторона этих явлений (социально-психологический аспект) выпадает из поля зрения.

Внутренняя (интракорпоральная) и внешняя (экстракорпоральная) стороны такого класса психических явлений оказываются рассредоточенными между разными дисциплинами, изучаются в отрыве друг от дру га. Между тем, если убрать дисциплинарные перегородки, увидеть за частным более общее, открывается несколько иная картина — у ряда психических явлений можно обнаружить и внешнюю (социально-психо логическую), и внутреннюю (дифференциально-психологическую) стороны. Такой взгляд на психические явления позволяет строить междисциплинарные интегративные концепции на более общем и фундамен тальном основании.

Обозначенный выше класс психических явлений образует предметную область концепции метаинди видуального мира (Дорфман, 1993;

1997;

2006;

2007). В настоящем сообщении предпринята попытка обо значить основные контуры этой концепции.

Концепция метаиндивидуального мира (ММ) построена на трех основаниях: 1) теории интегральной индивидуальности В. С. Мерлина (1986);

2) представлениях о внешних (экстракорпоральных) формах су ществования психики (Выготский, 1982;

1986), о человеке и мире (Рубинштейн, 2003), а также 3) системном подходе В. П. Кузьмина (1982).

ММ — это мир как часть индивидуальности и индивидуальность как часть мира, их единство в форме взаимоотношений и взаимодействий и в то же время дискретность, нетождественность индивидуальности и мира друг другу. «Мета» — значит за пределами индивидуальности, вне ее головы, тела, экстракорпо ральность, погруженность в межличностные отношения, предметы культуры, объекты живой и неживой природы. «Мир» употребляется в нескольких значениях: а) как экстракорпоральность индивидуальности;

б) значимые люди, предметы культуры, объекты живой и неживой природы, соотнесенные и соизмеримые с индивидуальностью, масштабом ее жизни;

в) пребывание и дление, прерывность и непрерывность, суще ствование с подвижной гранью;

г) топология, изменяющаяся конфигурация пространства и времени.

По каким основаниям психические явления подвергаются интеграции, но сохраняют при этом собст венное качественное своеобразие? Как возникает противоречивое единство ММ в данном классе явлений и каковы его внутренние механизмы? Это главные вопросы, которые ставятся, изучаются и решаются тео ретически и эмпирически в концепции ММ.

главные фигуры в ММ — индивидуальность и ее мир, индивидуальность как самость и мир в его собственном бытии. Кроме того, индивидуальность существует в мире, проникает в него, определяет себя в нем, совершает выборы людей и объектов или влияет на них, производит в них изменения (проявле ния экстракорпоральности). Это одна базовая система отношений: от индивидуальности — к миру. Мир, в свою очередь, проникает в индивидуальность, так или иначе подчиняет ее требованиям и нормам мира, его писаным и неписаным правилам, создает ожидания, стимулирует, награждает, подвергает санкциям. Это другая базовая система отношений: от мира — к индивидуальности. Отсюда положение о двойственности качественной определенности ММ. Согласно этому положению, индивидуальность скорее «дивергентна», чем «конвергентна», она описывается как многомерный (множественный), а не одномерный конструкт.

Базовые системы отношений являются разнопорядковыми. Отношения от индивидуальности к миру — это система одного порядка, отношения от мира к индивидуальности — это система другого порядка. В со вокупности эти системы придают ММ полисистемный характер. В системе отношений от индивидуальности к миру открываются одни качества психических явлений, в системе отношений от мира к индивидуаль ности — другие качества психических явлений. Базовые отношения представляют собой открытые, а не закрытые системы. Между ними существуют взаимопереходы через опосредующие звенья. С другой сто роны, базовые системы отношений соотносятся, следуя принципу дополнительности. В каждой системе отношений — собственный поток детерминации;

поток детерминации в одной и другой системе отношений направлены в противоположные стороны. В системе отношений от индивидуальности к миру индивидуаль ности присущи самоопределение и самопричинение. Причиной является индивидуальность, она действует не только в самой себе, но и в следствии, вовне, в мире. В системе отношений от мира к индивидуальности, наоборот, мир является причиной, имеет место определение и причинение индивидуальности миром. Не сколько потоков детерминации придает ММ полидетерминированный характер.

В целом, ММ описывается как полисистема с гетерогенными, многокачественными, полидетерми нированными параметрами;

им присущи и параллельность, и дополнительность.

3. Дронин Д. В. технологии конСтруироВания Социальных МироВ Современное восприятие мира определяется не только исторически сложившейся ситуацией, а скорее тем, что мы видим в новостях, не только экономическим положением страны относительно всего раз витого мира, а скорее тем, что мы можем прочитать в Интернете. Современный образ мира зачастую строится не на площадях и заводах, а в кабинетах PR-агентств, в кулуарах бизнес- и властных элит. По этому на первое место выходит уровень владения информацией. А зачастую и умение оперировать этой информацией. Таким образом, мы приходим к необходимости осмысления Языка как важнейшей формы современного конструирования, или изменения, социальной реальности.

Основываясь на работе П. Бергера и Т. Лукмана «Социальное конструирование реальности», за метим, что реальность, как конструкт, которым мы будем оперировать в этой работе, социально конст руируется. И определяется сама сущность реальности, также как и используемые технологии изменения реальности, не только индивидуальными особенностями конкретного индивида, но и многими другими факторами. К ним можно отнести: пространственно-временной промежуток, в котором существует упо мянутый выше индивид;

определенный язык символов и знаков, которым он пользуется;

и тот уровень интеллектуального развития, который индивид достиг к данному промежутку времени и благодаря кото рому сложился определенный понятийный аппарат. Ведь невозможно применять одни и те же понятия к оленеводу Чукотки и к столичному жителю, даже в таких, казалось бы, простых понятиях, как «реаль ность», «язык» и др.

Одной из наиболее популярных технологий изменения социального мира является институциона лизация.

В данной работе это понятие понимается как способ упорядочивания и стандартизации сложив шихся явлений, движений в упорядоченный процесс с определенной структурой отношений, иерархией власти, дисциплиной, правилами поведения.

Так как процесс становления человека происходит во взаимосвязи с окружающим социальным про странством, необходимостью является институционализация всех окружающих учреждений и структур.

Вторая технология изменения социального мира — это легитимация. Легитимация как процесс луч ше всего может быть описана в качестве смысловой объективации. Легитимация создает новые значе ния, служащие для интеграции тех значений, которые уже свойственны различным институциональным процессам. Функция легитимации заключается в том, чтобы сделать объективно доступными уже инсти туционализированные объективации.

В такой краткой попытке описания используемых технологий изменения социального мира невоз можно раскрыть всю суть данного подхода.

В завершение хотелось бы сказать, что конструирование реальности в процессе объективации и институционализации предполагает глубокое рассмотрение и претендует на существование как отдель ной теории понимания современного мира.

4. ЕринА С. и., ЗиминА А. Б. Ярославль оСобенноСти пониМания Социального СаМочуВСтВия В СоВреМенной Социальной пСихологии Исследование выполнено при финансовой поддержке гранта НШ-5262.2006. Проблема самочувствия различных социальных групп значима как в практическом плане (каждый чело век должен адаптироваться к меняющимся социально-экономическим условиям), так и с теоретической точки зрения, поскольку необходимо заполнять пробелы в изучении социального самочувствия человека в реалиях нашего общества.

В русле социальной психологии социальное самочувствие рассматривается как эмоциональная ре акция на объективные условия окружающей действительности (условия деятельности, взаимоотношения между людьми). Большая роль принадлежит механизму формирования коллективных эмоций. В. В. Но виков (1998) главное внимание уделял эмоциональному состоянию коллектива, которое выражает ся в подъемах и спадах общего настроения. А. Н. Лутошкин (1978) писал про общий эмоциональный настрой, в котором соединяются настроения людей, их душевные переживания и волнения, отношение людей друг к другу, работе, окружающим событиям. В работах Б. Д. Парыгина (1971;

1981) самочувствие связано с такими характеристиками, как самооценка, степень удовлетворенности положением в группе и преобладающий эмоциональный настрой. На самочувствие влияют как эмоциональный (удовлетворен ность/неудовлетворенность), так и предметный (объективный) компоненты.

Подход Ж. Т. Тощенко и С. В. харченко (1996) наиболее близок к разрабатываемой нами теории.

Общественное настроение отражает предшествующий опыт человека, причем «опыт выступает не как кладезь мудрости, созданный и хранимый на всякий случай, а как инструмент, прямо влияющий на ха рактер и глубину социального настроения» (С. 12). Социальное настроение формируется под влиянием субъективных условий и субъективных факторов.

Согласно нашей теории, социальное самочувствие человека и населения в целом нельзя рассмат ривать в отрыве от социально-экономической ситуации в обществе. Современное общество, по мнению ряда авторов, таких как Ж. Т. Тощенко (2001), А. В. Брушлинский (1994), К. А. Абульханова-Славская (1991;

1994), С. И. Ерина (2000;

2005), является крайне противоречивым. Противоречия вызваны не только про изошедшими в недавнем прошлом глубинными изменениями, но и теми социально-экономическими от ношениями, которые складываются в настоящее время в различных сферах общественной жизни.

Разрабатываемый нами подход понимания «социального самочувствия» опирается на теорию ролевого конфликта, где противоречивость ожиданий к ролевому исполнителю задает возможность возникновения конфликтов личности. Исходя из этого, мы пытаемся описать основные социально-психо логические противоречия, в поле которых находится типичный представитель российского населения как носитель социальных ролей на современном этапе развития общества. На основании психологического переживания этих противоречий нами фиксируется уровень социального самочувствия человека. Мы пытаемся дифференцировать представителей населения по устойчивости-неустойчивости к противоре чивым социальным ситуациям, в результате чего делается вывод о принадлежности человека к группе «благоприятного-неблагоприятного» социального самочувствия».

Таким образом, под социальным самочувствием мы будем понимать субъективное переживание противоречивости в объективной социальной ситуации. Тогда:

— если противоречия современной действительности переживаются человеком как значимые и способствующие ухудшению его положения в различных сферах общества, уровень социального само чувствия будет неблагоприятным;

— если человек не считает, что неопределенность и противоречие во многих сферах общественной жизни ухудшают его положение, уровень социального самочувствия будет благоприятным.

В русле этого концептуального подхода нами была разработана методика измерения, позволяю щая не только определить, но и спрогнозировать социальное самочувствие населения. Предложенный нами инструментарий дает интегративный показатель уровня социального самочувствия, который удоб но использовать для мониторинга социально-профессиональных групп.

5. ЖурАВЛЕВ А. Л. Москва тенденции разВития отечеСтВенной Социальной пСихологии В анализе тенденций развития социальной психологии (СП) целесообразно ориентироваться на науковед ческие требования (или критерии) и рассмотреть динамику представлений о дифференцирующих призна ках науки применительно к современной СП.

1. Развитие представлений о предмете СП выражается в двух перспективных направлениях:

— переход от формулирования конкретного предмета к описанию «предметного поля», позволяю щего включать в него основные феномены личности, общения, группы как предметы СП, т. е. наблюдает ся явное расширение представлений о предмете, образно говоря, «в плоскости»;

— переход к более абстрактным, но одновременно и более обобщенным, интегративным формули ровкам предмета, включающим в себя конкретные и частные представления — это «наращивание» пред мета как бы «по вертикали», от частного к общему, например: изучение психологических компонентов и механизмов социального образа, исследование разных психологических явлений, характеризующих индивида и группу как субъектов социального взаимодействия и др.

2. Развитие представлений об объектах исследования в СП конкретизируется двумя центробежными направлениями от своего главного объекта (малой группы): усилением интереса к личности и одновремен но большим социальным группам, который будет возрастать и далее. Усиление внимания исследователей к последнему объекту будет выражаться, в частности, в постепенном становлении региональной социаль ной психологии.

Перспективы развития СП связаны с расширением «зоны» объектов исследования, с одной сторо ны, за счет включения в сферу интересов социальных психологов внутриличностных феноменов (таких как: «Я — другое Я», самоотношение, представление о себе, саморефлексия, самосознание), а с дру гой — за счет развития макропсихологического анализа современного общества в целом. Конкретные перспективы видятся и в возрастании интереса к психологии сообществ большей численности, чем от дельное современное общество, что постепенно приведет к формированию континентальной СП, т. е.

конкретным, в том числе сравнительным, исследованиям европейцев, азиатов, американцев, латиноаме риканцев, африканцев, австралийцев, полинезийцев и т. п.

3. В развитии методов социально-психологического исследования наблюдается не столько разработ ка новых способов изучения, сколько их заимствование (в хорошем смысле) из смежных наук, модификация и адаптация к решению актуальных проблем. Так, за последние несколько десятилетий из экономической науки в СП были перенесены методы экспертных оценок и деловых игр, из маркетинга — метод фокус группы.

Современное состояние СП характеризуется использованием оригинальных комплексов взаимо дополняющих методов и соответствующих им методик, разработкой авторских программ исследования, различных методов его организации, анализа и интерпретации получаемых данных и т. п. В качестве тенденции особую роль в СП приобретает естественный эксперимент, причем в разных его вариантах (обучающий, игровой и т. д.).

Выраженными тенденциями развития методов в СП являются возрастающий учет психометричес ких требований в процессе разработки методик, повышение общей культуры эмпирического исследо вания, использование сложных математико-статистических процедур обработки и анализа данных, применение более совершенных способов оформления результатов исследования благодаря внедре нию компьютерных технологий.

4. Изменение тезауруса современной СП происходит достаточно интенсивно благодаря форму лированию новых научных проблем, формированию научных направлений, обоснованию новых пара дигм и т. д. Развитие системы понятий происходит в самых разных формах, как:

— новое (или уточненное) содержание традиционных понятий;

— новые по названию понятия, но близкие по смыслу и содержанию старым;

— реально новые понятия, отражающие соответствующие явления, хотя при этом степень их но визны тоже может быть различной.

В отечественной социальной психологии за последние примерно 10 лет стали интенсивно исполь зоваться следующие термины и понятия: коллективный (групповой) субъект, совместная жизнедея тельность, групповая саморефлексия, дискурс, социальное и экономическое самоопределение личности и группы, совладающее поведение, коллективный коупинг, нравственно-психологическая регуляция поведения, психологическая дистанция, социально-психологическое пространство, социально-психо логические сети, социальный капитал, корпоративная (организационная) культура, межличностное и межгрупповое доверие, социально-психологическая зрелость, межличностный и межгрупповой обмен знаниями, субъективное качество жизни, субъективное благополучие, отношение группы ко времени, дистинктивное поведение.

В связи с перечисленным рядом понятий реально формируются актуальные научные направления исследований, представители которых фактически и становятся «пользователями» соответствующих понятий.

Наиболее перспективными являются исследования социальной ответственности и ответственного поведения, справедливости, обязательности и принципиальности в отношениях между людьми и соот ветствующего поведения, уважительности по отношению к людям и уважительного поведения, правди вости, честности и искренности в межличностных и межгрупповых отношениях и правдиво-искреннего поведения и других свойств нравственного сознания и поведения.

5. Развитие представлений о междисциплинарном статусе СП характерно для всей ее истории:

возникнув на границах психологической науки и социологии, она и в настоящее время рассматривается как междисциплинарная отрасль знания, причем на разных уровнях ее интеграции с другими науками.

Наиболее интенсивно развиваются связи СП, составляющие ее внутрипсихологическую междис циплинарность, с психологией личности, труда и управления, педагогической психологией, психолингвис тикой и др. — это уже реализованные и ставшие традиционными связи в процессе развития СП, так как реально состоялись социальная психология личности, труда и управления, социально-педагогическая психология, социопсихолингвистика.

Перспективы развития внутрипсихологических связей СП имеются прежде всего с неочевидными отраслями, например: психофизикой (восприятие естественной социальной среды), психофизиологией (социальная психофизиология) и т. п.

В настоящее время активно развиваются связи СП с другими непсихологическими науками, состав ляющие ее внешнепсихологический междисциплинарный статус. Во взаимодействии с социальными и гуманитарными науками СП фактически представляет психологическую науку в целом, а в результате такого взаимодействия интенсивно развиваются соответствующие отрасли психологии: этническая и кросскультурная, политическая и юридическая, экономическая и организационная (включая психоло гию управления), историческая психология и психолингвистика (в первую очередь психология дискурса).

И этот процесс имеет выраженные перспективы, связанные с дальнейшим формированием этической (или нравственной) психологии, региональной психологии и психологии культуры на соответствующих границах психологической науки с этикой, регионалистикой и культурологией. В зонах пересечения пред метных «полей» психологии и социальных наук фактически формируется система психосоциальных от раслей знания.

6. ЖурАВЛЕВ А. Л., купрЕйчЕнко А. Б. Москва Социально-пСихологичеСкое проСтранСтВо: актуальноСть и перСпектиВы иССледоВаний Конкретные исследования последних лет позволили выявить особые типы взаимодействия личности и группы с изменяющейся социальной средой. В качестве примеров можно привести сознательный отказ личности от адаптации к новым условиям, а также активное стремление изменить окружающую сре ду в соответствии со своими социальными представлениями, жизненными принципами и ценностями.

Подобное в высокой степени избирательное и, в то же время, преобразующее отношение субъекта к внутренним и внешним условиям своей жизнедеятельности побуждает исследователей к использо ванию других терминов, более уместных, нежели «среда», «условия», «действительность», а именно таких как «психологическое» и «социально-психологическое пространство». Таким образом, совре менным тенденциям развития психологической науки в полной мере соответствуют выполняемые в последние годы исследования психологических пространств существования человека, как более об щих, универсальных, базовых (витального, жизненного, бытийного, самоактуализационного, духовного, ментального), так и более частных, специализированных видов пространства, рассматриваемых в при ложении к конкретным сферам жизнедеятельности человека (делового и трудового, коммуникативного и отношенческого, образовательного и воспитательного, социального и правового, экономического и организационного).

Использование термина «психологическое пространство» в социологических и психологических работах имеет давнюю традицию. Теоретические основы изучения этого феномена, а также широко ис пользуемых примерных аналогов — «миров», «сфер», «полей», «зон» и т. д., заложены в классических работах А. Адлера, Э. Богардуса, г. Зиммеля, К. Левина, П. Сорокина, С. Л. Рубинштейна, Т. Шибутани.

Жизненный, метаиндивидуальный, внутренний и другие «миры» личности изучались Ф. Е. Василюком, Л. Я. Дорфманом, Д. А. Леонтьевым, В. И. Слободчиковым, В. Д. Шадриковым и др. Термин «топология субъекта» используется А. Ш. Тхостовым. Понимание различных видов психологического пространства (бытийного, ментального, коммуникативного, личностного, группового и др.), а также представления о его отдельных измерениях активно развиваются в настоящее время в работах А. В. Бурмистровой Савенковой, А. Л. Журавлева и А. Б. Купрейченко, Ю. М. Забродина, В. Е. Клочко, О. И. Муравьевой, С. К. Нартовой-Бочавер, Е. Н. Паниной и Ю. г. Панюковой, З. И. Рябикиной, Н. Р. Салиховой, И. А. Со иной, Е. В. Таранова, А. А. грачева и В. Н. гюппенена, Д. И. Фельдштейна и др.

В общем виде, психологическое пространство человека есть сформированная субъектом сис тема позитивно или негативно, нейтрально или амбивалентно значимых объектов или явлений (вклю чая его самого), занимающих конкретные позиции в структуре, находящихся в специфических связях и отношениях друг с другом и выполняющих некоторые функции или роли в соответствии с определен ными нормами и правилами, стандартами и эталонами, закономерностями и механизмами и т. д. Зна чимые объекты или явления могут как существовать, так и не существовать в реальном окружающем мире, могут восприниматься разными людьми принципиально различным образом и выполнять в их жизни совершенно особые функции. Социально-психологическое пространство является частным слу чаем психологического и образовано объектами, имеющими социальную природу. Социально-психоло гическое пространство необходимо также разграничить с социальным, т. е. с пространством реально существующих социальных объектов, окружающих субъекта и связанных с ним социальными связями, не зависящими от его психологического отношения или даже осведомленности о них. Следует также отметить, что социально-психологическое пространство существует и как система реальных психо логических отношений субъекта, однако в ходе исследований последнего времени преимущественно изучается лишь их ментальная модель. Для разграничения реально существующего социально-пси хологического пространства от пространства, недоступного для стороннего наблюдателя, вероятно, целесообразно использовать и разные термины: для обозначения первого — «реальное» или «объек тивное», а для второго — «ментальное» или «субъективное».

Конкретное исследование социально-психологического пространства и более общий социально психологический подход к исследованию многих других видов психологического пространства имеют определенную специфику. Важно отметить, что элементы социально-психологического пространства (люди, группы, различные социальные объекты и явления) характеризуются собственной активно стью, в высокой степени не зависящей от активности субъекта пространства. Поэтому связи, суще ствующие между субъектом и элементами пространства, а также между отдельными его элементами, должны рассматриваться как взаимные, т. е. как взаимоотношения. Это определяет необходимость анализа нескольких уровней взаимной рефлексии отношений (представление субъекта об отношении партнера;

представление о том, как партнер представляет себе отношение субъекта, и т. д.), изучение взаимных ожиданий и готовности обеих сторон реагировать определенным образом на поведение, со ответствующее или не соответствующее этим ожиданиям.

В этой связи особую актуальность неизбежно приобретет изучение динамических процессов формирования и изменения, сохранения и воспроизводства пространства, а также психологических механизмов, регулирующих эти процессы. Например, активность отдельного элемента социально-пси хологического пространства, противоречащая ожиданиям субъекта, может приводить как к снижению или, наоборот, возрастанию его значимости, так и к игнорированию, отрицанию или рационализации данного поведения с целью сохранения его статуса и положения в пространстве.

Для исследователей социально-психологического пространства характерен также интерес к объ ектам, находящимся за границами пространства личной жизни изучаемого субъекта, но оказывающим существенное влияние на его жизнедеятельность. Последнее обстоятельство усиливает актуальность изучения разнообразия и многосторонности отношений субъекта не только со «своими», «близкими»

или «привлекательными» объектами, но и с представителями других категорий — «далекими» и «без различными», «чужими» и «отвергаемыми», «чуждыми» и «враждебными», «притягательными, но не доступными» и т. д.

Необходимо учитывать, что значимые объекты имеют довольно сложные связи как с субъектом, так и между собой. Эти связи элементов социально-психологического пространства могут быть ос нованы не только на отношениях привлекательности, тождества или принадлежности, но и на целом спектре других отношений, таких, например, как уважение, авторитетность, ответственность, зависи мость, полезность.

Таким образом, перспективными направлениями исследований социально-психологического про странства являются анализ оснований, факторов, критериев группирования объектов психологическо го пространства, закономерностей его формирования, функционирования и развития, а также изучение взаимодействия различных видов пространств одного и того же субъекта и той роли, которую они вы полняют в регуляции его жизнедеятельности.

Актуальным направлением исследований является анализ «социально-психологического про странства» в системе понятий и стоящих за ними феноменов: более частных (составляющих пси хологического пространства или его конкретных форм), более общих, включающих психологическое пространство в качестве одного из своих элементов (психологического мира, психологической реаль ности или бытия субъекта), а также рядоположенных, т. е. выступающих относительно независимыми составляющими этих общих феноменов наряду с психологическим пространством (например, психоло гического времени).

Решению ряда таких задач посвящены работы, в настоящее время выполняемые в лаборатории социальной и экономической психологии ИП РАН. Предметами их исследований являются: основания формирования пространства отношений личности со значимыми другими, факторы категоризации раз личных групп социального окружения личности, ключевые измерения («координатные оси») социаль но-психологического пространства, такие как психологическая дистанция, доверие, уважение и т. д., особенности регуляции нравственных отношений личности собственным доверием и недоверием к партнеру, а также рефлексируемым доверием и недоверием партнера.

7. кАВАЛАй о. п. Ижевск проблеМы Молодой СеМьи В изМеняющейСя роССии Семья, как социальная единица, является основополагающей структурной единицей любого государ ства. История свидетельствует о том, что состав семейной группы и ее функционирование зависят от социального строя и экономического уклада. Согласно определению Н. Я. Соловьева, «семья — малая социальная группа, важнейшая форма организации личного быта, основанная на супружеском союзе и родственных связях, т. е. отношениях между мужем и женой, родителями и детьми, братьями и сестрами, и другими родственниками, живущими вместе и ведущими общее хозяйство» [1].

В постсоветском обществе, на этапе становления Российского демократического государства в условиях системной социальной неопределенности, семья, как внутренняя система по отношению к го сударственной, тоже находится в ситуации изменений. Необходима постоянная корректировка знаний специалистов-психологов о динамике изменений семьи для качественного консультирования современ ной семьи.

В связи с этим, нам представляется важным исследовать особенности функционирования совре менной семьи.

В отечественной науке понятие функций семьи соотносится с понятиями семейной роли и струк туры семьи. В советский период многие функции семейной системы подменяла государственная систе ма. Она играла определяющую идеологическую роль, предписывала моральные нормы, осуществляла контроль финансового состояния семьи, брала на себя функции по воспитанию детей, организации их досуга. В современном меняющемся мире, когда государство перестало подменять функции семьи, семье приходится самостоятельно искать пути нормального функционирования. В отсутствие готовых моделей поведения в изменяющихся социальных условиях нужна комплексная помощь специалистов и государства. Одной из первых задач молодой семьи является распределение ролей. Семейные роли являются разновидностью социальных ролей. Социальная роль понимается прежде всего как функция социальной системы, «модель поведения, объективно заданная социальной позицией личности в сис теме межличностных отношений», — это «социальная функция личности, соответствующая принятым нормам, способ поведения людей в зависимости от их статуса, или позиции в обществе, в системе меж личностных отношений» [1].

Л. Б. Шнейдер считает, что трансформация ролевых отношений в семье является важнейшей сто роной современной перестройки брачно-семейных отношений. Неопределенность норм, регулирующих в настоящее время брачно-семейные, в том числе ролевые, отношения, ставит перед современной семьей ряд социально-психологических проблем. Важнейшими из них являются проблемы «выбора»

каждой семьей способа ролевого взаимодействия.

Качество межличностных отношений супругов определяется прежде всего тем, как воспринима ют их сами супруги, насколько благополучными и успешными они их считают. Однако до настоящего времени остается малоизученным вопрос, как воспринимают молодые люди свой создавшийся брак и какое место занимают в этом их ролевые отношения. Как отечественные (Алешина Ю. Е., харчев А. г., Ковалев С. В.), так и зарубежные (хоффман Л. В., Сканцони Дж., Боуэн г. Л.) исследователи указывают, что правила ролевого поведения и ролевого отношения в семье устанавливаются в процессе жизнедея тельности семьи, в тесной взаимосвязи с межличностными отношениями и общением членов семьи.

В связи с этим мы провели исследование по изучению распределения ролей в семьях, ожидающих появления первого ребенка. Было опрошено 20 человек — молодых супругов (возраст от 26 до 30 лет), находящихся в зарегистрированных отношениях.

Качественный анализ результатов проведенного опроса обнаружил, что все опрошенные отметили значительную или практически полную удовлетворенность браком. Среди них находятся и те, кто дово лен доверительностью и легкостью в общении, так и те, кто не доверяет партнеру и не чувствует легкости в общении. Лишь у нескольких опрошенных имеются сложившиеся традиции и выработан уникальный «семейный язык». Отвечая на вопросы о распределении ролей в семье, как женщины, так и мужчины отмечали, что в семье жизненные принципы и правила устанавливаются мужем, но в некоторых случаях и женой. Большая часть опрошенных считает, что за эмоциональный климат в семье в основном отве чают женщины, и они же имеют больше оснований обижаться на равнодушие, черствость, бестактность супруга. Женщины чаще обращают внимание на самочувствие супруга. По поводу испытываемых трудностей в интимных отношениях точки зрения мужчин и женщин расходятся: мужчины считают, что обычно сложности зависят от жены, но и от мужа тоже. Женщины зачастую придерживаются противопо ложной точки зрения. За хозяйство отвечают, в основном, женщины. При осуществлении выбора вари анта ответа на вопросы практически отсутствуют крайние позиции, например: «обычно это делает муж»

или «обычно это делает жена». Что позволяет выдвинуть гипотезу о размытости и неопределенности ролей, о возможности их стихийного формирования.

Результаты проведенного пилотажного исследования позволяют предположить, что, возможно, на данном этапе развития молодой семьи существует не достаточно четкая ролевая определенность у супругов. Это может быть опасно с точки зрения неопределенности вопроса организации власти в семье и может привести к кризису на следующей стадии развития семьи — при появлении ребенка. Исследо вание показывает, что ролевое распределение не подвергается осознанному согласованию. Появление ребенка в семье неизбежно потребует расширения ролевого репертуара. В том случае, если процессы будут складываться стихийно, произойдет нарушение супружеских взаимоотношений, будет затруднено формирование родительских ролей.

литература 1. Шнейдер Л. Б. Психология семейных отношений: Курс лекций. — М.: Апрель-Пресс: ЭКСМО-Пресс, 2000. — 517 с.

8. кЛюЕВА н. В. Ярославль конСультироВание как практичеСкая деятельноСть:

поиСк ВозМожноСтей для диалога С научной пСихологией Второй год при ЯргУ им. П. г. Демидова работает Центр корпоративного обучения и консультирования (научный руководитель — профессор, доктор психол. наук А. В. Карпов, директор — профессор, доктор психол. наук Н. В. Клюева). За два года была определена стратегия и основные направления деятель ности Центра, разработаны маркетинговая и рекламная политика Центра, сформировано высокопро фессиональное сообщество, объединяющее преподавателей факультета психологии, практикующих консультантов и тренеров, специализирующихся в сфере организационного консультирования и прове дения бизнес-тренингов, а также консультантов, занимающихся психологическим консультированием.

Уже реализовано более 40 консалтинговых и 50 образовательных проектов. Руководители крупных промышленных предприятий, представители бизнеса (банковского, гостиничного, туристического и др.) ставят перед специалистами Центра задачи, связанные с повышением эффективности организации, разработкой стратегии и тактики ее развития, повышением управляемости, инновационности и клиен ториентированности, формированием управленческой и социально-психологической компетентности персонала. Центр предоставляет возможность для студентов факультета психологии приобретать на выки практической работы. Многие из них участвуют в исследованиях, которые проводит Центр, вы ступают в качестве менеджеров проектов, работают в качестве помощников тренеров и консультантов.

Студенты сами становятся инициаторами новых направлений работы Центра, в том числе — соци ально значимых (психологическое сопровождение пожилых людей, работа с воспитанниками детских домов, организация работы Школы практической психологии и психотерапии).

Работа в Центре для многих из работающих в нем актуализировала потребность в теоретической рефлексии, поиске оснований профессионально-консультативной деятельности. Обозначим вопросы, на которые пытается найти ответы практикующий психолог-консультант (если ему не чужда рефлек сивная позиция).

1. как соотносятся между собой психология как наука и психология как практическая де ятельность? Консультирование — один из видов практической деятельности психолога. До сих пор актуальны вопросы отчужденности психологии как науки от практики психологического сопровожде ния личности, группы, организации, которые поднимали Ф. Е. Василюк, Л. Я. Дорфман, В. А. Мазилов, А. В. Юревич. В психологии как науке, ориентированной на познание того, как устроена психика, иссле дователи предпочитают, как правило, естественнонаучный подход, количественные исследования и их обработку методами математической статистики. Получаемые результаты носят вероятностный харак тер, распространяются на генеральные совокупности (популяции), но их нельзя применить к отдельным членам этих совокупностей, или популяций. В пределе естественнонаучный подход ориентирует иссле дователей на поиск причин и обнаружение закономерностей, присущих психике и поведению человека.

Одним из идеалов естественнонаучной рациональной психологии является принцип объективности.

Этот принцип, однако, может быть применен на уровне популяций, но не на уровне отдельных людей.

Объективность научного знания вольно или невольно попадает в оппозицию к ценностям человека и группы, включая их приверженность свободе и возможности производить выборы из альтернатив.

Экспансия естественнонаучной парадигмы в психологии как подведение особенного под всеоб щее, но игнорирование индивидуального, личного, привела к обесцениванию других способов позна ния, в том числе таких, как личный опыт и здравый смысл, поиск смыслов и их ценность в масштабе индивидуальной траектории жизни отдельного человека или организации. В этом суть принципиаль ных разногласий между естественнонаучной и культурно-исторической парадигмами, номотетическим и идиографическим подходами, вероятностным взглядом на мир, в котором «теряется» отдельный человек, и миром, который строит сам человек (организация). Для практикующего психолога важно по нять, насколько психика способна производить собственные изменения (основа для оказания помощи людям). В случае организационного развития встает вопрос о том, как консультант может создавать условия для рефлексии и формирования новых представлений организации о себе, как формирует ся организационное знание и конвенциональная реальность как система договоренностей о правилах взаимодействия между носителями разных интересов. Если для науки важно достижение объектив ного знания, то одна из задач консультирования — порождение личностного знания, позволяющего клиенту объяснить происходящее с ним. Категории истинности, объективности, правильности, верифи кации для консультанта не значимы. Более значимо — способствовать накоплению опыта понимания и разрешения проблемных ситуаций.

2. Методы, которые использует научная психология и практики, различны. Традиционно метод понимается как «совокупность приемов и операций практического и теоретического освоения действительности» (Философский энциклопедический словарь, 1983). Научно построенный метод включает в себя описание системы принципов, моделей и процедур для научного познания и преобра зования действительности. Назначение любого метода — служить средством достижения результатов в духовном и материальном производстве. Что касается научного познания (выявления закономерно стей и типов функционирования тех или иных феноменов), психологическая наука достигла определен ных успехов. В то же время преобразование действительности на основе полученных наукой данных является проблематичным. Практикующий психолог, решая проблемы (задачи) практики, не может напрямую использовать научное знание. Именно поэтому возникают виды деятельности, связанные с практическим преобразованием, такие как конструирование, проектирование, инженерия, консуль тирование, коррекция. Рассогласование и «параллельное» существование этих двух групп методов (познания и практического преобразования) в отечественной психологии ставят перед учеными и прак тиками задачу поиска новых подходов к взаимодействию науки и практики.

Если раньше методы исследования, развития и решения проблем личности, группы и организа ции рассматривались как самостоятельные средства деятельности, то работа в качестве консультанта предполагает рассматривать метод как единую структуру деятельности, выполняющую исследова тельскую, рефлексивную и преобразующую функции. Иначе говоря, консультант создает условия для исследования организацией самой себя, обеспечивает личность или группу (участников консультаци онного проекта) средствами самоисследования и инструментами развития. Пример: в консультиро вании не всегда имеет смысл использовать психологические тесты, так как они лишь приписывают определенные характеристики испытуемому, не развивая его способность к самопониманию. В ответ на это ограничение уже созданы рефлексивные методы, которые интегрируют в себе возможности для самопонимания, развития и исследования. Отвечая на запросы практики, специалисты в области пси хологии и социологии организации, организационного консультирования и некоторых других дисциплин разрабатывают специальные технологии (Е. П. Варламов, А. А. Вербицкий, С. Ю. Степанов, г. П. щед ровицкий и др.). К их числу можно отнести такие технологии и методы, как: системный и ситуационный анализ управленческой деятельности (О. С. Анисимов, Ю. В. громыко), имитационное моделирование и контекстное обучение (А. А. Вербицкий), исследование действием и сценарный метод (А. Я. Лей манн, А. И. Пригожин), активные методы социально-психологической подготовки (Ю. Н. Емельянов, г. А. Ковалев, Л. А. Петровская, Н. В. Клюева), организационное развитие (А. И. Пригожин, И. Перлаки, А. А. Тюков, W. Bennis), управленческое консультирование (В. С. Дудченко, Т. Cristiane, R. George).

3. позиция ученого-исследователя и позиция консультанта, работающего в интересах конкретной организации, в основе своей имеют разные мировоззренческие установки, предметность, технологии. Задача ученого — выявить закономерности изучаемого феномена, на основании которых может быть сделан прогноз. Объяснительный подход может быть использован для систем изолиро ванных (не подвергающихся внешнему воздействию);

стабильных (возвращающихся в свое исходное состояние);

простых и относительно статичных (развитие которых не приводит к их существен ным изменениям) и детерминированных (система в своем настоящем содержит свое прошлое и однозначно определяет будущее). Консультант имеет дело с «живой», подвижной реальностью. При этом работа организационного консультанта предполагает понимание множественности реальностей, носителями которых являются представители разных профессиональных и личностных позиций. В си туации организационного консультирования формируется особый тип взаимодействия, коммуни кации, являющейся основой для достижения результата коллективной деятельности, при котором:

— консультанты — не носители истины, единственно верного решения, а организаторы поиска коллективных решений или, иными словами, выработки нового договорного знания об организации;

— консультанты и участники одинаково включены в процесс взаиморазвития — от аудита имею щихся к «выращиванию» новых методов своей профессиональной деятельности как нового компетент ностного знания;

— личностным изменениям подвержены все участники консультационного проекта. В консуль тировании созданы условия для получения нового знания о самих себе и поиска возможностей лично стных изменений.

В пространстве организационного консультирования становится возможным:

— согласовывать позиции заинтересованных лиц и групп;

— вырабатывать образ эффективного взаимодействия, который не только вытекает из новой — договорной — реальности, но и формирует ее (может и должен быть перенесен участниками в практиче скую деятельность);

— формировать, демонстрируя на практике, нормы новой корпоративной культуры;

— формировать своего рода «знаниевую» реальность, общую для всех участников семинара, ко торая имеет в своем основании знание об организации, рождающееся «здесь и теперь».

В консультировании происходит выращивание «здесь и теперь» нового знания об организации и самих себе.

Это выращенное «здесь и теперь» знание включает в себя:

— новое знание об организации с точки зрения работы с кадрами (через построение образа же лаемого будущего, выявление препятствий и проблем, мешающих достижению этого будущего;

выра ботку идей, подходов к снятию препятствий);

— новое знание о команде — знание об интересах членов команды и гармонизация их в рамках общих задач.

Сущностная особенность этого типа знания заключается в следующем:

— выращенное в процессе коллективной деятельности знание имеет все основания стать ком петентностью клиента как выраженной готовностью применять полученное знание на практике;

— самым действенным мотиватором деятельности персонала организации является образ же лаемого будущего, выращенный, созданный самими сотрудниками в процессе коллективных усилий;

— выращенное «здесь и теперь» знание о своей организации и самих себе становится почвой для формирования общей реальности организации как важного условия эффективности управления коллективной деятельностью персонала.

Кроме названных выше перед консультантами стоят серьезные вопросы, связанные с тем, что российская психологическая наука не успевает изучать огромное разнообразие ситуаций, возникающих в практике. Центр корпоративного обучения и консультирования при ЯргУ им. Демидова уже второй год ведет Школу тренеров и консультантов, на которой решаются задачи формирования стандартов про фессиональной деятельности, методического инструментария, позволяющего решать задачи высокой степени неопределенности. Школа (наряду с тренинговой программой для студентов) — один из шагов к построению системы профессиональной подготовки и переподготовки консультантов.

9. ЛЕнькоВА Е. С. Тверь пСихология Социального Мира СеМьи и проблеМа наСледоВания по закону Проблема семейно-правового статуса лица при наследовании по закону является актуальной и дискус сионной в цивилистической и социально-психологической литературе. В различных дисциплинах — со циальной и юридической психологии, семейном, гражданском и трудовом праве — круг членов семьи, связанных правами и обязанностями, по-разному определяется в зависимости от целей правового регу лирования. В теории семейного права семья определяется как круг лиц, связанных личными неимущест венными и имущественными правами и обязанностями, вытекающими из брака, родства, усыновления или иной формы принятия детей на воспитание в семью.

В соответствии с нормами СК РФ указанные права и обязанности возникают между следующими членами семьи: супругами, родителями и детьми, дедушкой (бабушкой) и внуками, родными сестрами и братьями, отчимом (мачехой) и пасынками (падчерицами), а также между лицами, принявшими на воспи тание детей (усыновителями, опекунами, попечителями, приемными родителями, фактическими воспи тателями), и принятыми в их семьи детьми.

Жилищный кодекс РФ (п. 1 ст. 31) относит к членам семьи собственника жилого помещения прожи вающих совместно с ним в принадлежащем ему помещении его детей, родителей и супруга. Членами семьи собственника могут быть признаны также другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исклю чительных случаях — и иные граждане, но при условии, что они вселены собственником в качестве членов своей семьи. Используется такой признак как необходимость совместного проживания с собственником в принадлежащем ему помещении. Вместе с тем на практике это может привести к тому, что право пользова ния не возникнет у довольно значительного числа лиц. Например, сын вселяет родителей в свою квартиру, принадлежащую ему на праве собственности, но совместно с ними не проживает. Поэтому следует признать несовершенство такой законодательной формулировки. гражданский кодекс РФ в разделе V «Наследствен ное право» понятие «члены семьи» не использует. Члены семьи собственника жилого помещения упомина ются в ст. 292 гК РФ, происходит отсылка к нормам жилищного законодательства.

Круг наследников по закону в законодательстве Советской России был существенно сужен. Ре шающим соображением, подтолкнувшим законодателя к такому шагу, стала, очевидно, идея всемерно го противодействия всякому проникновению частного начала в имущественные отношения. гК РСФСР 1922 г. ограничил круг лиц, призываемых к наследованию по закону, пережившим супругом, детьми, вну ками и правнуками наследодателя, а также нетрудоспособными и неимущими лицами, находившимися на иждивении наследодателя не менее года до дня его смерти. Все наследники призывались к наследо ванию одной очередью и в равных долях;

наследования по праву представления известно не было. По гК РСФСР 1964 г. законные наследники вновь были разделены на две очереди.

Согласно части третьей гК РФ установлено семь (а с учетом скользящей — восемь) очередей на следников по закону. Анализируя данные нормы, можно отметить, что эти очереди набраны из числа лиц четырех линий родства (парантелл): а) наследодателя с его супругом и нисходящими (без ограничения числа поколений);

б) родителей наследодателя с их нисходящими до четвертого поколения;

в) дедов и бабок с их нисходящими до третьего поколения и г) прадедов и прабабок с их нисходящими до второго поколения и некоторых свойственников.


Включение родителей в круг наследников по закону первой очереди является одной из особенно стей российского наследственного права, что, видимо, отражает традиционно большую, чем в Запад ной Европе, близость отношений между детьми и родителями. С другой стороны, нельзя, по-видимому, считать, что право родителей наследовать после детей в числе наследников первой очереди имеет глубокие исторические корни в России. Так, по дореволюционному законодательству права родителей на имущество, оставшееся после детей, были настолько ограниченными, что их даже трудно назвать наследственными правами в современном понимании этого термина. Особенности наследования по за кону родителей, на наш взгляд, отчасти объясняются компенсацией неразвитости системы социального обеспечения и низким уровнем жизни населения.

говоря о наследовании детей и родителей друг после друга, хотелось бы также отметить неоснова тельность распространенного в литературе мнения о том, что дети выступают наследниками по отноше нию к отцу (и, соответственно, отец по отношению к детям) только в случае юридически закрепленного отцовства, а вот по отношению к матери (и мать по отношению к детям) — всегда. Права и обязанности детей и родителей (и матери, и отца) основываются на происхождении детей, удостоверенном в уста новленном законом порядке — путем записи в книге записей рождений и свидетельстве о рождении ребенка (ст. 47—51 СК РФ). Возможно множество ситуаций, когда генетическая мать ребенка и женщина, юридически являющаяся его матерью, — разные люди. Так происходит при отказе матери от ребенка, усыновлении ребенка, рождении ребенка суррогатной матерью (ст. 51, 136 СК РФ).

литература 1. Белов В. А. Круг наследников по закону // Вестник МгУ. Серия 11. Право. — 2002. — № 1.

2. Вавилин Е. В. Принцип справедливости как основа осуществления наследственных прав // Юрист. — 2007. — № 1.

3. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. И. М. Кузнецова. — М.: БЕК, 1996.

4. Корнилова Н. В. Право пользования жилым помещением членами семьи собственника // Правовые вопросы недвижимости. — 2006. — № 2.

5. Сегалова Е. А. Наследование членов семьи и ближайших родственников: история, практика, пер спективы // государство и право. — 2002. — № 12.

6. Челышев М. Ю. Межотраслевые связи гражданского права в сфере правового регулирования на следственных отношений // Наследственное право. — 2006. — № 1.

10. ЛЕоноВ н. и. Ижевск пСихология Социального Мира изМеняющейСя роССии Процессы экономической и политической перестройки в России привели к фундаментальным изменениям индивидуального и общественного сознания граждан страны. Это приводит к необходимости активизации совместных усилий представителей социальных наук по изучению современного изменяющегося мира.

Отмечая интегративный характер взаимодействия научных направлений, мы постоянно должны учитывать тот социальный контекст, который определяет вектор активности субъекта (личности, группы) в изменяющемся мире. Исследования Л. В. Матвеевой показывают, что при построении картины мира современный человек в России во многом опирается на символическую реальность, создаваемую в обществе при помощи СМИ. В результате происходит смешение знакового и символического уровней отражения реальностей. Как указывает Э. гидденс, что дело не в том, что для разума нет стабильного социального мира, а в том, что само познание этого мира вносит вклад в его нестабильный и изменчи вый характер.

Изучение проблемы социального мира носит двусторонний характер. С одной стороны, как чело век познает социальный реальный мир, в котором живет, результатом чего является конструирование этого мира. С другой стороны, как этот второй ирреальный мир, функционируя, может опосредовать жизнедеятельность и социальное поведение людей в реальном мире.

В принципе речь идет о том, как конструирует образ социального мира рядовой человек, который оказывается сегодня в пересечении влияния многих факторов быстро изменяющейся реальности. Кон струирование — система организации информации о мире в связанные структуры с целью постижения ее смысла и осуществляется с помощью механизмов категоризации, стереотипизации, каузальной ат рибуции, положительной и отрицательной проекции. Результатом функционирования этих механизмов будет построение образа социального мира.

Сегодня мы являемся свидетелями трансформирующегося общества и социальных явлений, со провождающих этот процесс. Человек оказывается в пересечении влияния множества факторов как микро-, так и макросредового характера. Это приводит к необходимости быстрой адаптации субъекта к социуму и совладания с ситуациями, в основе чего лежат индивидуальные интерпретации происходя щих событий. Таким образом, субъект находится в ситуации перехода, которая может быть определена как автономная психическая реальность, содержанием которой является процесс переработки соци альной информации, существующей на границе психологических реальностей этих двух групп. В свя зи с этим активность субъекта может реализовываться по-разному в социальных ситуациях, которые приобретают свой особый социальный статус, отличаются такими характеристиками, как окраинность, пограничность положения индивида, погруженность индивида в процесс переходности, что может про являться в деструктивных формах поведения. Возникают ситуации «двойной» адаптации, когда субъект оказывается «между двумя местами или сразу в двух местах».

Каждый конкретный носитель образов мироустройства выступает не сторонним наблюдателем, а активным деятелем, неизбежным участником непрерывного процесса мироустроения. В построении образа социального мира участвуют различные уровни психики человека. Субъект, что характерно и для образа мира в целом, является активным познающим мерилом, а мир — фокусом его активности.

Различия между измерениями состоят в том, что точкой отсчета в субъективированной картине мира является он сам, а в мироориентированной она подвижна, динамична (субъект как бы наблюдает мир со стороны).

Социальный мир предстает при этом не как противостоящий субъекту, а как построенный им. По следовательно обоснованный автором (Н. И. Леоновым) онтологический подход реализуется в изучении социально-психологических явлений такими исследователями, как Д. А. Боровиков, М. М. главатских, Н. А. Каримова, Е. Н. Молчанова, Т. А. Наумова, И. В. Павлова, А. А. Филь, Е. А. холмогорова. Авторы опираются на модель исследования социального поведения субъекта, где взаимодействие «личность и мир» создают особую реальность, объекты которой наделены различными смыслами и которые оп ределяют актуальное поведение субъекта в различных социальных ситуациях. Онтологический подход, определяя человека как активного, конструирующего социальную реальность, позволяет понять взаи мосвязь образа социального мира и социального поведения субъекта.

Установлено, что процесс личностного смыслообразования приводит к построению внутренне не противоречивому для личности образу социального мира, где объективные и субъективные его аспек ты преобразованы в единое целое и выполняют системообразующую функцию по структурированию и упорядочиванию этих объектов, отношения между которыми, как и изменяющийся мир, носят ди намический характер. Перед исследователями сегодня стоит задача корректного реконструирования этих миров и определение их функционального значения в жизнедеятельности человека. Выявлено, что образ социального мира, как организованная репрезентация социального мира в системе знаний субъекта, представляет собою онтологическую реальность, которая характеризуется следующими признаками: 1) всегда соотнесена с субъектом, 2) представлена в свернутом виде, 3) опосредует и пре ломляет через себя как внутренние, так и внешние влияния, 4) имеет системный характер: в функцио нальном плане предшествует поведению, а в генетическом — следует вслед за жизнедеятельностью человека. Являясь целостной и непротиворечивой для субъекта реальностью, она рассматривается в двух аспектах: структурном и динамическом. Структурными компонентами образа социального мира могут быть представления человека о себе, других людях, отношениях и жизненных ситуациях, через которые проходит субъект. Постоянные компоненты составляют основу, базовую структуру образа, а ситуативные определяют их временную динамику и зависят от условий и причин актуализации обра зов. Анализируя механизмы социальной перцепции и их влияние на построение образа социального явления, можно говорить об устойчивости образа другого человека и ситуации в сознании восприни мающего. А. А. Бодалев (1995), А. г. Ковалев (1981) показали, что ранее сформированные суждения о личности воспроизводятся людьми, даже если они не соответствуют реальной объективной ситуации.

Все это определяет неадекватное построение образа другого человека и ситуации и реализуется в актуализации неадекватных стереотипов межличностного восприятия, селективности восприятия зна чимых факторов личности партнера.

Механизм изменения образа связан с коррекцией сложившейся совокупности действий и пере стройки ценностных смыслов, «Я-концепции». Это сложный механизм, для реализации которого не обходимы ресурсы и усилия человека;

поэтому, воспринимая какое-то явление, человек строит его неадекватный образ, а не изменяет свое представление о социальной ситуации.

Структура образа социального мира представлена в сознании человека в «свернутом» виде и по тому в реальной деятельности может не осознаваться. Более того, в полном объеме не осознаются не только структура, но и сами образы. Регулятивная функция психики может осуществляться не только без участия образов, но даже и без участия сознания. Структурные составляющие этой реальности, соглас но нашему подходу, могут быть переструктурированы в соответствии с системой значений и координат, которые стимулирует «запуск» различных форм социального поведения: конфликного, организационно го, политического и др.

Таким образом, специфические особенности этой онтологической реальности, представленной в образе социального мира, будут определять специфику поведения и жизнедеятельности субъекта в из меняющемся мире.

11. пЕтрушин С. В. Казань большая контактная группа как ноВый феноМен Социальных иССледоВаний Работа выполнена при финансовой поддержке РгНФ. Проект № 06-06-00148а.

На современном этапе изучения больших групп, помимо известных ранее видов большой группы (в ос новном стихийной природы — толпа, публика, аудитория), возможно обнаружение новых групповых яв лений и феноменов, которые нуждаются в специальном научном исследовании.

По мнению Ю. П. Платонова (2006), тенденцией в современном обществе является то что, малые первичные группы уже теряют свое прежнее значение, на передний план выходят вторичные и другие группы. Людям приходится общаться и взаимодействовать во все более многочисленных по количеству группах, которые не вписываются в критерии малой контактной группы и также не являются стихийными и неорганизованными группами.

Этот новый групповой феномен нуждается в обозначении и должном социально-психологическом рассмотрении. По мнению А. Л. Журавлева (2005), в контексте дифференцированного рассмотрения пси хологии групп не только допускается, но и предполагается введение новых понятий для квалификации каких-либо новых групповых явлений.

Нас заинтересовали группы, которые являются не случайным скоплением людей, не толпой или аудиторией, а создаются для реализации определенных задач, связанных с взаимодействием, обуче нием или саморазвитием. Это может быть группа участников конференции, буферная группа, участники фестиваля самодеятельной песни, молодежного лагеря, участники общественного или политического движения и т. д. Также к такой большой группе могут быть отнесены различные обучающие или психоте рапевтические формы с большим количеством человек, типа «Организационно-деятельностные игры», «Лайфспринг», «Социодрама», «Технология «Открытое пространство» и т. д. Особенностью таких боль ших групп является то, что в них можно обнаружить проявления как большой (надличностные регуля торы поведения), так и малой группы (высокая контактность);

как внутригрупповые, так и межгрупповые взаимодействия. Т. е. можно зафиксировать наличие групп «промежуточного» характера, которые боль шие по количеству, но характер взаимодействия и общения в них намного более структурирован, чем в стихийной группе.

Для обозначения таких специфических больших групп мы предлагаем использовать термин «боль шая контактная группа». Этот термин был использован в работе г. П. Предвечного и Ю. А. Шерковина (1995). говоря о стихийном групповом поведении, авторы использовали понятие «большая контактная группа» без дополнительной расшифровки. На наш взгляд, в этом названии удачно отражается специ фика изучаемой нами группы — многочисленность участников и наличие продуктивного взаимодействия между ними.

Актуальной задачей социальной психологии, а также других социальных наук может быть изучение феномена большой контактной группы. В связи с развитием гражданского общества все большее зна чение начинают приобретать разного рода общественные организации, которые могут быть достаточно многочисленными по количеству участников. Для них характерно снижение жесткого государственного управления и наличие различной степени самоуправления, а по своим свойствам они могут быть близки к большой контактной группе. Поэтому особое значение в исследовании таких групп может иметь вы явление специфических особенностей становления их субъектности. При этом важным механизмом формирования такого «большого» колективного субъекта (Журавлев, 2005) может стать явление само организации. Данные исследования могут представлять также большой интерес в экономической и орга низационной психологии, психологии труда и управления.

Также исследование психологии большой контактной группы может иметь практическое приложе ние: при адаптации и оптимизации межличностных отношений в больших учебных, творческих и произ водственных группах, при психологической работе с молодежными движениями и объединениями, при «запуске» инновационных форм обучения в большой группе, при создании новых тренинговых и обучаю щих технологий с участием большого количества участников и т. д.

Проблема изучения заключается в том, что, несмотря на существующую социальную потребность в изучении особенностей большой контактной группы, в отечественных и зарубежных исследованиях отсутствуют теоретические и методические разработки по этому вопросу. В социальной психологии до сих пор существует явная диспропорция в изучении большой и малой групп в пользу последней. хотя сама социальная психология зарождалась с изучения больших групп, но очень быстро центр внимания переместился на малую контактную группу. До сих пор наиболее цитируемая теория по большой группе относится к позапрошлому веку (н-р, г. Ле Бон).

Следует отметить, что имманентно некоторые феномены развития большой контактной группы так или иначе затрагивались в различных социально-психологических исследованиях: «вторичные группы»

(Ч. Кули), «вторичный коллектив» (А. С. Макаренко, А. Л. Свенцицкий), «контактная группа» (Л. И. Уман ский, А. Н. Лутошкин), «группа средних размеров» (А. Л. Журавлев), а также в области межгрупповых отношений, конфликтов и сотрудничества между малыми группами (М. Шериф, В. С. Дж. Тернер, А. Теш фел, В. Дуаз, С. Московиси;

В. С. Агеев;

Лунев, Ю. А. Сушков и др.). Также в настоящее время отсутствует целостная концепция психологии большой контактной группы, малоизученными являются пути и спосо бы становления ее как коллективного субъекта.

В направлении исследования феномена большой контактной группы нами, в рамках субъектного подхода, проводится теоретическое изучение ее специфических социально-психологических особенно стей. В частности, было выявлено, что уникальность большой контактной группы заключается как раз в том, что в ней присутствует допустимый уровень стихийности, который не мешает, а может помогать становлению субъектности группы. Поэтому одним из возможных путей развития субъектности боль шой контактной группы является не снижение стихийности, а чередование этой стихийно-структурной групповой активности и удержание состояния группы на среднем неустойчивом уровне. Психологическое сопровождение заключается не в упорядочивании и не в хаосе (т. е. не в уходе в крайности), а в поддер жании этого неопределенного состояния. Именно эта неопределенность и неустойчивость может быть фактором ускоренного развития и трансформационных эффектов на уровне личности и самоорганиза ции группы.

Этот вывод лег в основу создания полимодальной методики по развитию субъектности в большой контактной группе. В ее основу легли существующие психотехнологии групповой работы, а также методи ческие принципы работы с большой группой, которые мы ранее выделили. С помощью данной методики возможно за достаточно короткий срок (10—16 часов) существенно изменить групповое состояние — от диффузного к сплоченному групповому субъекту, в котором явно выражены тенденции к самоорганизации.

Дальнейшее изучение феномена большой контактной группы может иметь как научное, так и прак тическое значение во многих областях общественной практики.

12. рЕВЕрчук и. В. Ижевск безудержный аллюр трехглаВого кентаВра:

к 100-летию МироВой Социальной пСихологии Сообщение 1: фокусировка проблемы построения теории Термин “evidence based medicine” («доказательная медицина») был введен во второй половине XX в. для обозначения медицинской практики, основанной на данных методологически корректных, научных в соб ственном смысле этого слова клинических исследований. Клиническая практика, основанная на строго доказанных научных фактах, в качестве новой биопсихосоциальной парадигмы давно завоевала свои прочные позиции во многих отраслях медицины. Научно обоснованные стандарты терапии прочно во шли в такие разделы медицины, как реаниматология, кардиология, пульмонология, хирургия, онкология, гематология и ряд других. Между тем во многих отраслях медицины и психологии этот процесс суще ственно отстает от общих тенденций. «Метод держит в руках судьбу исследования!», — подчеркивал И. П. Павлов, и одними из таких отраслей являются социальная психология и социальная психиатрия как одни из наиболее субъективных социогуманитарных дисциплин, в которых наиболее зримо видны теоретические и методологические противоречия становления собственно самой научной биопсихосо циальной парадигмы. И если в развитии мировой психиатрии (Р. Флетчер, Э. Вагнер, 2004;

Т. Дмитриева, А. Чуркин, 2007), наркологии (Е. Крупицкий, А. Борцов, Э. Звартау, 2005) и психотерапии (Н. Незнанов, Л. Вассерман, Б. Карвасарский, Е. Чехлатый, 2006) в настоящее время закладываются краеугольные «камни» системной интегральной биопсихосоциальной доказательной медицины, то в отношении по строения «принципов доказательной психологии» усилия пока не предпринимаются (объективности ради стоит выделить разработки общей методологии научного познания К. Поппера, 1983—1992, К. Дандекера, 1993, И. Лакатоса, 1995;

исследования в области клинической психологии и аддиктологии В. Менделеви ча, 1995—2007;

построение доказательной эмпирической психологии Л. Дорфмана, 1993—2007).

Рожденная на стыке биологии, социологии и психологии, в попытке своего рождения, существова ния и развития воспроизвести универсальный «золотой стандарт» естествознания, молодая социальная психология в проблемном построении собственной теории изначально опиралась на интегральный био психосоциальный научно-методологический базис. Развитие и популярность с начала XX в. мировой социальной психологии напоминает безудержный аллюр трехглавого кентавра, терпеливо несущего на своих плечах груз неразрешенных противоречий, доставшихся в наследство при рождении.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 23 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.