авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КОСТРОМСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н. А. НЕКРАСОВА ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ ...»

-- [ Страница 3 ] --

На данный момент существуют злоупотребления со стороны органов безопасности при использовании СОРМ (сокр. от Системы технических средств для обеспечения функций оперативно-розыскных мероприятий) в информационной сфере.

Стоит отметить и необходимость закрепления правовых дефиниций. Нынешнему законодательству остро не хватает четких понятий, характеризующих Интернет-явления с пра вовой точки зрения. Как следствие данной проблемы, появ ляются сложности в правоприменительной деятельности.

Большинство Интернет-терминов и названий являются ино язычными. Однако их сохранение в первоначальном виде будет более эффективным, нежели попытка адаптации и по иск аналогов в русском языке. Дело в том, что термины в том виде, в котором они существуют сейчас – уже успешно используются в отношениях в сети Интернет. Их замена же создаст сложности для участников правоотношений. В ч. ст. 1 Федерального закона от 1 июня 2005 г. №53-ФЗ «О госу дарственном языке Российской Федерации»15 закреплено следующее: «При использовании русского языка как госу дарственного языка Российской Федерации не допускается использование слов и выражений, не соответствующих нор мам современного русского литературного языка, за исклю чением иностранных слов, не имеющих общеупотребитель ных аналогов в русском языке». Таким образом, мы можем сделать вывод, что закрепление в законодательстве таких дефиниций как «домен», «Интернет», «веб-сайт», «провайдер»

будет вполне уместным и обоснованным.

Однако правовое регулирование сети Интернет не смо жет быть эффективным без гармонизации с её саморегули рованием. Интернет – система синергетическая, что явля ется основной опорой для поддержания цивилизованного развития отношений в сети. Акцент в государственном и правовом регулировании должен делаться на экономичес кую, финансовую сферы и безопасность. В сферах распрос транения и получения информации подобное регулирование должно быть наиболее минимальным, и направленным на обеспечение прав граждан и расширение возможностей для СЗ РФ. 2005. N 23. ст. их реализации. Положительной тенденцией представляется факт наличия статьи в проекте Федерального закона от 16 марта 2011 года «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об информации, информационных тех нологиях и о защите информации» в части установления особенностей государственного регулирования деятельно сти, осуществляемой с использованием глобальных компь ютерных сетей» о саморегулировании, информационных обычаях (сетевом этикете), аналогии закона и права, что является необходимыми составляющими эффективного ре гулирования информационного пространства.





Л.Н. Заливалова РОССИЙСКИЙ КОНСТИТУЦИОНАЛИЗМ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА Смена парадигмы конституционно-правового развития России и воплощение на практике идей и правовых институ тов конституционализма становятся основой и для принципи альных изменений в конституционно-правовой науке. Без со мнения, наука российского конституционного права должна быть открыта для восприятия наработок интеллектуальных и политических исследований зарубежных правоведов. Вме сте с тем особое значение для российского конституционно го права имеет опыт отечественной юридической науки.

Цель данной работы в том, чтобы выявить понимание предмета конституционного права в научных исследовани ях русских ученых начала XX века. Но прежде необходимо сделать несколько замечаний.

Понимание термина «конституционное право» тесно свя зано с пониманием сущности самого предмета. Дооктябрьс кая русская юридическая наука восприняла этот термин из европейской юриспруденции, но какого-либо особого теоре тического обоснования его содержания отечественные уче Л.Н. Заливалова, ные не дали. Проблематика, которая в современном понима нии специалистов относится к области конституционного права, заинтересовала ученые круги русских цивилистов приблизи тельно в середине XIX века. По понятным причинам в пер вую очередь к ней обращались при освещении истории зару бежной государственности, причем чаще используя термин «государственное право», а не «конституционное право».

Не считая необходимым рассматривать вопрос о рус ской школе государственного права в XIX веке, заметим, что ее особенности, которые выделил еще П.Н. Милюков1, были приняты как его современниками, так и много позже советской и постсоветской историографией. Сравнительно недавно А.Б. Дидикин представил другую точку зрения:

формирование государственного права как отраслевой юри дической дисциплины напрямую связано с утверждением Устава российских университетов 1835 года2.

Мы полагаем, что этот тезис автором не обоснован, не учтено общее состояние юридического научного знания во второй четверти XIX века. Наука государственного права складывалась постепенно. Понимание учеными-исследова телями государственного права как предмета научного ис следования, уяснение его содержания и задач изучения не может быть привязано к конкретной исторической дате, так как это процесс длительный, в ходе которого идет накопле ние и анализ материала источников, освоение методик науч ного исследования. Что касается уровня университетского преподавания, то известно, что он был очень невысоким.

Государственное право мы можем выделить среди дру гих областей русской юриспруденции не ранее пореформен ного периода – 60-90-е годы XIX века. В насыщенной со бытиями общественно-политической жизни России актуа Юридическая школа в русской историографии // Русская мысль. 1886.

Дидикин, А.Б. Становление и развитие конституционного права Ро сси и как отраслевой ю ридиче ской н ауки – Режим до ступа: // http:// www.niisp.ru/…7/DidirkinAB/doc.





лизируется европейский политический опыт. Интеллектуаль ные круги общества интересует, в частности, осуществле ние на практике принципа разделения власти, введение пред ставительного правления, опыт введения конституции в прак тику политической жизни и государственного управления.

Русские ученые обращаются к освещению теоретических проблем государства и права, к изучению специфики разви тия российской государственности и ее институтов в прошлом.

В пореформенный период вышли в свет научные труды крупнейших историков русского права В.И. Сергеевича (1832-1910), А.Д. Градовского (1841-1889), Ф.И. Леонтови ча (1833-1911). Их исследования, как отмечала Н.В. Илле рицкая, явились для своего времени классическими образ цами правового и историко-правового исследования и, в из вестной мере, не утратили ценности в настоящее время3.

Как показывает изучение научного наследия ученых, они впервые разработали целостную концепцию специфики рос сийской государственности в контексте исторического раз вития России. Историографическое исследование П.Н.

Милюкова, упомянутое выше, также следует рассматривать как свидетельство обособления государственного права в системе юридических наук.

Внимание В.И. Сергеевича, А.Д. Градовского, Ф.И. Ле онтовича также привлекали и дискуссии в европейской пра вовой науке по вопросам разграничения и точного опреде ления предмета и содержания науки государственного пра ва, они использовали в своих работах передовую методоло гию научного исследования. Что касается систематизации и изучения опыта зарубежного конституционализма, то в пореформенный период робкие попытки осветить эти воп росы имели место в лекциях некоторых профессоров на юридических факультетах университетов. Но, учитывая Иллерицкая, Н.В. Историко-юридическое направление в русской историографии второй половины XIX века. М., 1998. – С. 6, 147.

общую ситуацию в России и российском образовании в пос ледние два десятилетия XIX века, вряд ли можно утверж дать, что условия для таких экскурсов были благоприятны ми, а тем более - для развития конституционного права как отдельного учебного предмета.

В современных исследованиях освещающих историю российского общества второй половины XIX века подчер кивается, обычно, накал внутриполитической борьбы. Учи тывая это обстоятельство, в рамках правовой науки отра жением ее политизации можно считать то, что актуальной темой являлась проблема отношений между обществом и государством. В научной литературе и публицистике тер мины «конституция», «конституционализм», «конституцион ное государство», «конституционный режим» употребляют ся как равнозначные. Понятие «конституционное право»

применялось обычно в научном обороте, когда автор имел в виду опыт зарубежного конституционализма. Подразуме валось, что в этом государстве существует собственно кон ституция (текст в виде документа) или собрание (группа) конституционных актов как юридические документы и, вку пе с этим, подзаконные конституционные акты. В качестве примера упоминались Англия, Франция, Германия, США.

Борьба за конституцию и конституционный режим для русского общества означала в первую очередь борьбу за политические реформы. В 60-90-е годы XIX века идея о необходимости перехода от самодержавия к другой форме политического режима – конституционной монархии – была популярна в самых широких кругах общества, включая выс шую бюрократию. Правда, по меткому замечанию Н.И.

Лазаревского, реакционные слои высшего общества «хоте ли конституции аристократической», то есть они желали бы «обезопасить себя от самодержавия и вознаградить себя за отнятое экономическое и политическое значение»4.

Лазаревский, Н.И. Лекции по русскому государственному праву. Т.

1. Конституционное право. СПб., 1910. – С.100.

Мы полагаем, что последние десятилетия XIX века в ис тории русской правовой науки следует характеризовать как время, с одной стороны, подведения итогов, то есть того, что уже было сделано в области науки государственного права.

С другой – это был период особого внимания ученых к совре менным теориям права, к зарубежному опыту конституциона лизма. Последнее свидетельствовало в пользу выделения кон ституционного права в качестве предмета для специального изучения, в качестве отрасли национального права. События революции 1905-1907 гг., собственно общественно-политичес кое развитие России стали еще одним стимулом для расшире ния перечня отраслей права, а именно - отделения конституци онного права от других правовых образований.

Круг вопросов, относящихся к области конституционного права, достаточно отчетливо фиксируется в рамках дисцип лины «государственное право» в начале XX века. В это вре мя были опубликованы научные исследования, в том числе и в форме лекционных курсов, в которых русские правоведы дают толкование предмета «конституционное право».

М.М. Ковалевский первым выделил учебный курс под названием «общее конституционное право» в рамках обще го курса государственного права, и начал читать его сту дентам петербургских вузов. По основному содержанию это был обзор конституционного права зарубежных государств.

Следует обратить внимание на отношение М.М. Ковалевс кого к проблеме соотношения права и государства: право – первично, государство – вторично, поэтому праву принад лежит приоритет над государством5.

Верховенство права также признавал А.С. Алексеев.

Признание верховенства права выражается в трех условиях:

1) не может быть изменений правопорядка в государстве без участия народного представительства;

2) не может быть безответственных правительственных актов, хотя могут Ковалевский, М.М. Общее конституционное право. СПб., 1908. Ч. 2.

– С. 42, 43.

быть безответственные органы;

3) должен существовать правильный суд6. Конституция – это юридический акт, кото рый определяет взаимоотношения власти монарха и народно го представительства, организацию и формы деятельности центральных органов законодательный и исполнительной вла сти. Но не менее важны и другие юридические конституцион ные акты, а именно те, что должны определять организацию судебных учреждений и функции местных органов власти7.

Как видим, у А.С. Алексеева понимание конституции формально-юридическое, и за это его не раз критиковали современники и потомки. В то же время важно, по нашему мнению, что он вводит в научный оборот понятие «консти туционный закон», определяя его как условный термин для системы нормативно-правовых актов. Специальные консти туционные законы в правовом порядке закрепляют полно мочия органов государственной власти, а их содержание зависит от условий, в которых они издаются. Интересно его положение, что государство юридически должно закрепить полномочия «местных органов власти».

В лекционном курсе Ф.Ф. Кокошкина в двух главах осве щается вопрос о конституционном государстве. Ученый счи тал, что конституционное государство есть практическое осу ществление правового государства. В свою очередь право вое государство – «государство, которое в своих отношениях к подданным связано правом…государство, члены которого имеют по отношению к нему не только обязанности, но и права, являются не только подданными, но и гражданами»8.

В.М. Гессен полагал, что понятия «правовое государство»

и «конституционное государство» являются синонимами.

Алексеев, А.С. Начало верховенства права в современном государстве //Вопросы права. Ярославль, 1910. – С. 16.

Алексеев, А.С. К вопро су о ю ри дич еской вла сти мона рха в конституционных государствах. Ярославль, 1910. – С. 51.

Кокошкин, Ф.Ф. Лекции по общему государственному праву. М., 1912.

– С. 120.

В то же время тезис Кокошкина поддержали С.А. Котля ревский и Н.И. Лазаревский. Однако Котляревский считал, что не каждое конституционное государство является пра вовым. Во время бурных событий 1905 года появился сбор ник статей «Конституционное государство» (СПб., 1905).

Авторы рассуждали об особенностях конституционного го сударства, правда преимущественно, в жанре политической публицистики. Среди российского юридического сообщества в начале века наиболее дискуссионными были вопросы о сущности конституции, о пределах власти и объеме прав монарха в конституционном государстве, а также проблема правомочий разных ветвей государственной власти и пол номочий органов исполнительной власти. Естественно, что эти темы побуждали ученых обращаться к теории и прак тике зарубежных государств.

В солидном монографическом исследовании А.А. Алек сеева «Министерская власть в конституционном государстве»

(1910) поставлена задача выяснения основ и полномочий ис полнительной власти в конституционном государстве. Для ее решения автор привлек обширный материал, в том числе обобщил конституционно-правовые нормы, относящиеся к исполнительной власти, практику их реализации в нескольких странах. Представлен подробный анализ положительных и отрицательных сторон роли и функций исполнительной влас ти в рамках государств имеющих конституции.

А.А. Алексеев, наряду с М.М. Ковалевским, был сто ронником провозглашения суверенитета народа в конститу ционном государстве. Народная воля – это «верховный прин цип, руководящее начало… и осуществляется эта воля уже не самим народом, неспособным к этому, а посредством избранных им представителей;

воля последних и есть ис тинная народная воля»9. Он поддерживал распространен ную в русской науке концепцию о единстве государствен Алексеев, А.А. Министерская власть в конституционном государстве.

Ее основы, роль и современное положение. Харьков, 1910. – С. 8.

ной власти в законодательном и практическом аспектах.

Власть – едина, но на практике она реализуется по разным направлениям: законодательная, административная, судеб ная. Разделение властей – необходимая мера, но вместе с тем – ветви власти должны взаимодействовать. В то же время органы законодательной власти должны «стоять выше, чем органы административной и судебной власти», поскольку последние юридически подчиняются закону, ис точником которого является законодательная власть.

А.А. Алексеев ставил вопрос о необходимости разделять понятия «закон» и «административное распоряжение органов государственной власти». Он доказывал, что в абсолютист ском государстве (в том числе России) «нет и не может быть строгого различия между законом и административным рас поряжением», поскольку последнее имеет силу закона и юри дически не подчинено закону. В конституционном государ стве распоряжение должно исходить из закона и подчинять ся закону: «закон обязателен не только для подданных, но и для самой государственной власти в лице ее органов»10.

В 1908 году А.И. Елистратов опубликовал небольшой по размеру лекционный курс под названием «Очерк государствен ного права», а в 1915 году в переработанном виде этот мате риал издан под названием «Очерк государственного права (кон ституционное право)»11. Во введении автор пояснял, что его цель дать читателю «первоначальное общее ознакомление с основными институтами и понятиями конституционного пра ва». А.И. Елистратов раскрывал понятия «государство» и «пра вовое государство», формы государства и наука государствен ного права;

отдельные главы посвящены раскрытию полномо чий монарха, структуры и полномочий парламента (как вари анта представительной власти), также освещены особеннос ти избирательных систем и правового положения депутатов.

Там же. – С. 90.

Елистратов, А.И. Очерк государственного права (конституционное право). М., 1915.

Особое значение в процессе обособления конституцион ного права имела научно-педагогическая деятельность Н.И.

Лазаревского. В публикации лекционного курса Н. И. Лаза ревского первый том называется «Конституционное право»

(1910). Содержание курса включало освещение основных принципов конституционного строя, к которым автор относит разделение властей, народное представительство, права граж данских свобод. Н.И. Лазаревский ставил вопрос о выделе нии конституционного права в русском правоведении. В рус ской юридической науке принято, что гражданские свободы изучает самостоятельная наука – полицейское право;

про блема разделения властей относится частью к государствен ному праву, частью к административному (исполнительная власть), частью – к гражданскому и уголовному праву (су дебная власть). Поэтому к науке конституционного права, писал Лазаревский следует отнести историю конституцион ных идей и учения, проблемы законодательной власти, воп росы разграничения областей законодательства и управле ния (то есть отношения законодательной и исполнительной власти) и проблемы народного представительства (парла мент)12 в конституционном государстве.

В историко-правовом обзоре своего курса Н.И. Лазарев ский выделял деятельность М.М. Сперанского, кратко ха рактеризовал проекты Валуева и Лорис-Меликова и предста вил довольно подробный разбор Основных законов 1906 года.

Большое внимание автор уделил избирательному праву, а так же положению и роли парламента в системе государствен ной власти конституционного государства. Роль народного представительства в государстве, считает автор, определя ется его правами: а) право участия в законодательстве;

б) права бюджетные;

в) права по надзору за администрацией13.

Конституционный закон Н.И. Лазаревский понимает как Лазаревский, Н.И. Лекции по русскому государственному праву. Т.

1. Конституционное право. СПб., 1910. – С. 16.

Там же. – С. 7.

форму выражения правовой нормы. Он считал, что кон ституционный закон по формальным признакам отличает ся от других законов порядком его отмены или изменения.

Автор выступал сторонником положения о правотворчес ком характере конституции.

Оценка законодательных актов периода 1905-1906 гг.

у русских правоведов – современников событий далеко не однозначна. Часть исследователей восприняла их как документы, устанавливающие в России конституционную монархию. Вместе с тем в буржуазной публицистике имело хождение и другое понимание исхода событий – «конституционное самодержавие».

Правовед В.В. Ивановский считал, что «сосредоточе ние центра тяжести государственной власти в особе монар ха дало повод назвать русскую конституцию самодержав ной конституцией». Россия остается абсолютной монархи ей, в рамках которой разрешено существование представи тельных учреждений14.

Н.И. Лазаревский был согласен с В.В. Ивановским, в том, что Манифесты и Основные законы по своему содер жанию не ограничивали самодержавную власть русского монарха. Но он обратил внимание на то, что Манифесты и Основные законы принципиально изменяли ситуацию в сфе ре законодательных прав монарха. Царь может отменить Манифесты и Основные законы, так как это октроирован ные акты монарха и потому теоретически могут быть им же и отменены. Но тогда, считал Н.И. Лазаревский, отме нять их можно только в том законодательном порядке, ко торый уже установлен Манифестами и Основными закона ми, так как пересмотр Основных законов возможен только по инициативе императора (ст.8 Основных законов). В свя зи с этим, убежден Лазаревский, Основные законы это уникальный юридический документ среди правовых актов Ивановский, В.В. Учебник государственного права. Казань, 1910.

– 328.

Российской империи: по характеру содержания и юридичес кой природе они «вполне подходят под тип конституционных законов», какой есть в западных странах. «Они не называ ются конституция, но это и не обязательно»15.

Н.И. Лазаревский подробно разобрал Манифесты и Ос новные законы и сделал вывод, что их принятие это «после дняя веха» в процессе перехода России к «конституционной форме правления», начавшегося с 1904 года. В то время как «днем перехода России от самодержавного режима к конституционализму должен быть признан день, когда со бралась Первая Дума, то есть 27 апреля 1906 года»16.

В монографии А.А. Алексеева, о которой уже упомина лось нами выше, значение законодательных актов 1906 года для русской государственности автор определяет так: го сударство «было приобщено» к уже существующим в мире конституционным государствам. Однако, по Основным за конам «Высшее управление в России и после перехода ее к конституционализму продолжает представлять собой такую же рассыпанную храмину, как и при абсолютном строе»17.

Особенностью российской правовой мысли в начале XX века было то, что наибольшее внимание исследова тели уделяли не французской и английской моделям кон ституционализма и государственности, а германской мо дели конституционной монархии с сильно выраженным мо нархическим элементом. Именно в модели германского конституционализма русские ученые и общественные деятели видели приемлемое и, необходимое в условиях России, разумное сочетание народного представитель ства (парламентское начало) и сильной исполнительной власти (монархическое начало), способной осуществлять Лазаревский, Н.И. Лекции по русскому государственному праву. Т.

1. Конституционное право. СПб., 1910. – С. 107, 110, 112.

Там же. –С. 107, 113.

Алексеев, А.А. Министерская власть в конституционном государстве.

Ее основы, роль и современное положение. Харьков, 1910. – С., 113, 283.

реформы сверху. Большое внимание М.М. Ковалевский, В.М. Гессен, Ф.Ф. Кокошкин уделяли раскрытию понятия «правовое государство».

В трудах современников революционных событий - русских теоретиков права М.М. Ковалевского, С.А. Муромцева, П.Н.

Милюкова, Ф.Ф. Кокошкина, Н.И. Лазаревского нередко встре чается мысль, что конституционная монархия, если бы она утвердилась в России после событий 1905-1906 гг., была бы похожа на германский вариант конституционализма.

Период 1906-1918 гг. можно назвать плодотворным вре менем в истории русской науки государственного права.

Термин «конституционное право» уже широко используется в юридической науке. М.М. Ковалевский читал курс кон ституционного права в Петербурге и издал свои работы «Общее конституционное право» (СПб.,1909) и «Конститу ционное право» (СПб., 1909). Отдельные главы посвящены проблеме конституционного государства в монографии Ф.Ф.

Кокошкина «Русское государственное право» (М., 1908).

Русские правоведы (А.А. Алексеев, С.А. Котляревский и другие) изучают конституционное право иностранных госу дарств, практику отношений между обществом и государ ством при конституционном режиме, проблемы организа ции функционирования механизма власти, вопросы контро ля представительных учреждений за деятельностью орга нов исполнительной власти и другие аспекты теории и прак тики конституционного права.

Подведем некоторые итоги, имея в виду использованный нами материал. Конституционное право имеет системный характер, а составляющими этой системы являются принци пы, институты и нормы конституционного права. В контексте этого положения можно сделать вывод, что русское доок тябрьское правоведение занималось в большей или меньшей степени изучением всех этих составляющих. Наличие кон ституции как юридического акта представлялось исследова телям обязательной частью процесса перехода к конститу ционному государству. Ее основную цель видели в том, что бы юридически узаконить новую модель государственности.

Ключевыми элементами содержания Конституции считали введение принципа разделения властей, народное представи тельство, организацию государственной власти.

Исследователи концентрировали внимание на субъектах норм конституционного права, на правовом положении орга нов высшей исполнительной власти, дискутировали о пре делах правомочий монарха в правотворчестве, признавалось верховенство конституционного закона в иерархии норма тивно-правовых актов. В дооктябрьском правоведении ру бежа XIX-XX веков конституционное право является орга нической частью как историко-правовой науки так и право ведения. Начало обособления конституционного права как предмета для специального научного исследования относит ся к первой четверти XX века.

О.Н. Петрова ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР КАК СПОСОБ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЗАКОННОСТИ В СФЕРЕ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В соответствии с ч.2 статьи 15 Конституции Российской Федерации [1] органы государственной власти, органы ме стного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию и законы, а ч.1 данной же статьи говорит, что законы и иные правовые акты, принимаемые в России, не должны противоречить Конституции страны.

Именно соблюдение Конституции и законов и соответ ствие им иных издаваемых нормативных правовых актов составляют сущность законности.

О.Н. Петрова, Законность заключается прежде всего в эффективной реализации положений законодательства.

Основной гарантией обеспечения законности деятельно сти местной власти представляется прокурорский надзор.

В соответствии с ч.1 ст.77 Федерального закона от октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах органи зации местного самоуправления в Российской Федерации»

[3] (Далее – Федеральный закон № 131-ФЗ) органы проку ратуры Российской Федерации осуществляют надзор за исполнением органами местного самоуправления и долж ностными лицами местного самоуправления Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных за конов, федеральных законов, конституций (уставов), зако нов субъектов Российской Федерации, уставов муниципаль ных образований, муниципальных правовых актов.

Федеральный закон от 17 января 1992 года № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» [2] (Далее – Закон «О прокуратуре») в статьях 1, 21, 26 закрепляет положения о том, что органы прокуратуры осуществляют надзор за соблюдени ем Конституции Российской Федерации и исполнением зако нов органами местного самоуправления и их должностными лицами;

за соответствием законам издаваемых ими правовых актов;

за соблюдением прав и свобод человека и гражданина органами и должностными лицами местного самоуправления.

Следует согласиться с Берковичем [10], что из ука занного положения следует, что компетенция прокурату ры в сфере надзора за законностью в системе местного самоуправления существенно шире, чем это закреплено в Федеральном законе № 131-ФЗ.

Соответственно, предметом прокурорского надзора в системе местного самоуправления является исполнение законов органами местного самоуправления и их должност ными лицами;

соответствие законам их правовых актов;

соблюдение прав и свобод человека и гражданина органа ми местного самоуправления и их должностными лицами.

Нормотворческая и правоприменительная деятельность органов местного самоуправления создаёт особый право вой режим на территории муниципального образования, обес печивает законность, именно поэтому соответствие норма тивных правовых актов органов местного самоуправления федеральному законодательству и законодательству субъек та Федерации имеет большое значение для обеспечения единого правового пространства в России.

Поэтому наиболее важным направлением надзора в сфе ре местного самоуправления становится надзор за законно стью муниципальных правовых актов.

В соответствии с приказом Генерального прокурора Российской Федерации № 155 от 2 октября 2007 года «Об организации прокурорского надзора за законностью нор мативных правовых актов органов государственной вла сти субъектов Российской Федерации и местного само управления» [5] прокурорам городов и районов необходи мо принимать меры по усилению надзора за законнос тью нормативных правовых актов, издаваемых органа ми местного самоуправления.

Статья 7 Закона «О прокуратуре» даёт право прокурорам участвовать в заседаниях органов местного самоуправления.

Такое взаимодействие на нормотворческой стадии позволя ет сократить число принятых незаконных правовых актов.

При этом в одних случаях участие прокурора заключа ется в виде наблюдателя с целью получения информации по вопросам состояния преступности и законности, оценке работы, выполненной прокуратурой и другими правоохра нительными органами. В иных случаях, при рассмотрении внесённых прокурором представлений и протестов на засе даниях соответствующих органов, в виде непосредственно го участия прокурора. Такое участие даёт право прокурору выступить на заседаниях, дать анализ правонарушений, под держать внесённые им акты реагирования.

В рамках реализации приказа Генерального прокурора Российской Федерации № 144 от 17 сентября 2007 года «О правотворческой деятельности органов прокуратуры и улуч шению взаимодействия с законодательными и исполнитель ными органами государственной власти и органами мест ного самоуправления» [4] прокуроры городов и районов бо лее активно участвуют в нормотворческой деятельности органов местного самоуправления. Становится важным та кое направление деятельности прокуроров городов и райо нов как организация работы по систематическому поступ лению в прокуратуру правовых актов органов местного са моуправления, а также их проектов.

В первую очередь органы прокуратуры нацелены на пре дупреждение принятия незаконных муниципальных актов.

Представляется необходимым закрепить в федераль ном законодательстве обязательность требований про курора по представлению проектов нормативных актов на изучение и обязательный характер их замечаний в от ношении этих проектов.

В 2010 году прокурорами Центрального федерального округа (далее – ЦФО) дано свыше 54 тыс. заключений по проектам нормативных актов органов местного самоуправ ления, свыше 5 тыс. из них содержали замечания в связи с допущенными нарушениями закона. Большинство этих за мечаний учтено органами местного самоуправления [11].

Одной из главных причин возникновения проблем в му ниципальном нормотворчестве видится низкая квалифика ция управленческого состава органов местного самоуправ ления. Далеко не все муниципалитеты имеют сильные юри дические службы. Один из способов решения существую щих проблем – повышение уровня правовой грамотности.

Статистика Минрегиона России говорит о том, что в го родских поселениях работают в среднем 1013 муниципаль ных служащих. В 6 тысячах сельских поселений (31% от общего количества сельских поселений) количество муни ципальных служащих составляет не более двух человек.

Данная ситуация является следствием отсутствия квали фицированных специалистов [9].

В. Басаргин, министр регионального развития РФ, в док ладе на совещании в Генпрокуратуре России вопрос под готовки кадров для местного самоуправления определил приоритетной задачей.

Так, в 2010 году подготовку и повышение квалификации прошло более 5 тыс. специалистов сельских органов мест ного самоуправления. Наиболее налажена работа по повы шению квалификации муниципальных служащих в Ростовс кой, Вологодской, Белгородской областях [8].

Основной причиной включения в правовые акты положе ний, нарушающих нормы законодательства, видится отсут ствие у должностных лиц органов местного самоуправле ния глубоких знаний действующего законодательства.

Генеральный прокурор РФ Ю. Чайка отметил, что одной из основных задач органов прокуратуры остаётся консуль тативная и правовая помощь местной власти, в том числе и при подготовке проектов нормативных актов [15].

Генпрокурор России дал указание подчинённым регулярно информировать муниципалов о касающихся их работы из менениях федерального законодательства [14].

Актуальным является вопрос реализации статьи 9 Зако на «О прокуратуре», предусматривающей, что прокурор при установлении в ходе осуществления своих полномочий не обходимости совершенствования действующих норматив ных правовых актов вправе вносить в законодательные орга ны и органы, обладающие правом законодательной инициа тивы, соответствующего и нижестоящего уровней предло жения об изменении, о дополнении, об отмене или о приня тии законов и иных нормативных правовых актов.

Данное право реализуется прокурорами во исполнение требований приказа Генерального прокурора № 243 от ноября 2008 года «Об участии органов прокуратуры в за конопроектной работе законодательных (представитель ных) органов государственной власти субъектов Российс кой Федерации и нормотворческой деятельности органов местного самоуправления» [6].

Сложности возникают в связи с тем, что в федеральном законодательстве не урегулирован вопрос наделения уста вами муниципальных образований районных прокуроров пра вом правотворческой инициативы.

В целях улучшения правотворческой деятельности про куроры направляют в представительные органы местного самоуправления предложения о внесении в уставы муници пальных образований норм, предоставляющих право право творческой инициативы прокурору района. Принятие дан ной нормы соответствует положению ч.1 ст. 46 Федераль ного закона № 131-ФЗ.

Однако в некоторых случаях органы местного самоуправ ления муниципальных образований отказывают прокурорам в предоставлении им права правотворческой инициативы.

Прокурорами ЦФО в 2010 году внесено в планы нормот ворческой работы органов местного самоуправления около 700 предложений о разработке нормативных актов. Направ лено свыше 11 тыс. представлений, информационных писем, предложений о принятии и изменении нормативных актов, большинство из которых учтено. Подготовлено более ты сячи проектов актов, а также 524 модельных акта [13].

В случае выявления несоответствия положений правовых актов органа местного самоуправления или его должностного лица закону либо нарушений закона в деятельности указанных субъектов, а также несоблюдение ими прав и свобод челове ка и гражданина прокурор использует предусмотренные зако ном правовые акты реагирования на допущенные нарушения.

На противоречащий закону либо нарушающий права че ловека и гражданина правовой акт местного самоуправле ния прокурором приносится протест либо в орган местного самоуправления, либо должностному лицу органа местного самоуправления.

Согласно ст. 23 Закона «О прокуратуре» протест подле жит обязательному рассмотрению не позднее чем в деся тидневный срок с момента его поступления, а в случае при несения протеста на решение представительного органа местного самоуправления – на ближайшем заседании. При исключительных обстоятельствах, требующих немедленно го устранения нарушения закона, прокурор вправе устано вить сокращённый срок рассмотрения протеста. О резуль татах рассмотрения протеста незамедлительно сообщает ся прокурору в письменной форме. При рассмотрении про теста коллегиальным органом о дне заседания сообщается прокурору, принесшему протест.

Но, как показывает практика, органы местного самоуп равления могут и отклонить протест прокурора, и опротес тованный акт может продолжить действовать до тех пор, пока не будет дана оценка этому акту судом [7].

Закон предоставляет возможность прокурору обратить ся в суд с требованием о признании незаконным правового акта местного самоуправления.

На основании ч. 1 ст. 24 Закона «О прокуратуре» прокуро ром вносится представление об устранении нарушений зако на, которое подлежит безотлагательному рассмотрению.

В течение месяца со дня внесения представления должны быть приняты конкретные меры по устранению допущенных нарушений закона, их причин и условий, им способствующих;

о результатах принятых мер должно быть сообщено прокурору в письменной форме. При рассмотрении представления кол легиальным органом прокурору сообщается о дне заседания.

За первое полугодие 2011 года прокурорами городов и районов Костромской области выявлено 359 незаконных правовых актов органов местного самоуправления (в – 629 НПА), в том числе оспорен 41 устав муниципальных образований (в 2010 – 185 уставов). Таким образом, на метилась тенденция к снижению количества выявленных незаконных правовых актов практически на 50%, что объясняется активацией надзорной деятельности проку роров городов и районов на стадии разработки проектов муниципальных правовых актов [12].

Таким образом, на сегодняшний день, системный над зор за законностью нормативных правовых актов органов местного самоуправления – важнейшее направление дея тельности прокуратуры и универсальный механизм выяв ления и предупреждения нарушений закона в сфере действия местного самоуправления.

Библиографический список 1. Конституция Российской Федерации // Российская газета. – 21.01.2009. - № 7.

2. Федеральный закон от 17 января 1992 года № 2202- «О прокуратуре Российской Федерации» // Российская га зета. – 18.02.1992. – № 39.

3. Федеральный закон от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправле ния в Российской Федерации» // Российская газета. – 8.10.2003. – № 202.

4. Приказ Генерального прокурора Российской Федера ции от 17 сентября 2007 года № 144 «О правотворческой деятельности органов прокуратуры и улучшению взаимо действия с законодательными (представительными) и ис полнительными органами государственной власти и орга нами местного самоуправления» // СПС «КонсультантП люс», раздел «Законодательство»

5. Приказ Генерального прокурора Российской Федера ции от 02 октября 2007 года № 155 «Об организации проку рорского надзора за законностью нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Российс кой Федерации и местного самоуправления» // СПС «Кон сультантПлюс», раздел «Законодательство»

6. Приказ Генерального прокурора Российской Федера ции от 24 ноября 2008 года № 243 «Об участии органов про куратуры в законопроектной работе законодательных (пред ставительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации и нормотворческой деятельности органов местного самоуправления» // СПС «КонсультантП люс», раздел «Законодательство»

7. Антонова Н.А. Проблемы обеспечения законности актов органов местного самоуправления // Российская юс тиция. – 2009. – № 7.

8. Басаргин В. До 2020 года в развитие сельских посе лений будет вложено 310 миллиардов рублей // Муниципаль ная власть. – 2011. – № 1.

9. Басаргин В. О проблемах взаимодействия органов прокуратуры и органов местного самоуправления // Муни ципальная власть. – 2011. – № 1.

10.Беркович Е. Ф. Актуальные проблемы прокурорского надзора в системе местного самоуправления // Государ ственная власть и местное самоуправление. – 2007. – № 9.

11. Горшенина О.В. Органы прокуратуры и местного са моуправления ищут точки взаимопонимания // http:bujet.ru 12.Карпенко Е. О состоянии прокурорского надзора за законностью нормативных правовых актов органов власти Костромской области и органов местного самоуправления / / http://prokrf.ru 13.Лапицкий В.Г. Организация взаимодействия прокура туры с органами местного самоуправления // Журнал «Прак тика местного самоуправления». – 2011. – № 8.

14.Практика проверок органов местной власти со сторо ны прокуратуры может быть пересмотрена // Муниципаль ная власть. – 2011. – № 1.

15.Чайка Ю. «Генпрокуратура России постарается оп ределить критерии прокурорского вмешательства» // Му ниципальная власть. – 2011. – № 1.

А.Г. Карась К ВОПРОСУ О ПОВЫШЕНИИ УРОВНЯ ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ НА ОСНОВЕ ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫХ ДЕТЕРМИНАНТ ЦЕННОСТНЫХ СВОЙСТВ ПРАВА Процессы создания государства, становления демокра тической системы государственной власти, которые нача лись в начале 90-х годов ХХ столетия, являются чрезвы чайно сложными и многоаспектными явлениями, пронизы вающими и охватывающими все сферы жизнедеятельнос ти социума: экономику, политику, право и культуру. Пробле ма формирования новой правовой доктрины неразрывно свя зана с процессами переосмысления духовных ценностей, учетом различных факторов жизнедеятельности общества, закрепления культурной собственности в праве.

В структуре правовой культуры четко выделяются та кие компоненты, как право, правосознание, правовые отно шения, правомерное поведение, правовые знания, взгляды, убеждения и чувства, законность и правопорядок, государ ственно-правовые институты, юридические акты1.

В 1996 году Украина была конституционно провозглаше на правовым государством, однако на такое звание может претендовать лишь государство, в котором обеспечено вер ховенство права во всех сферах общественной жизни, где общественные отношения регулируются на основании норм права. Для граждан этого государства законопослушность является тем моральным принципом, на котором базиру ются гражданская позиция и личностное поведение.

Важность данной проблемы учитывается при разработ ке государственной стратегии. Концепция повышения пра вовой культуры участников избирательного процесса и ре Иванников И.А. Концепция правовой культуры // Правоведение. – 1998.

– №3. – С. 14.

А.Г. Карась, ферендумов в Украине, принятая Указом Президента Ук раины от 8 декабря 2000 года, одним из направлений повы шения правовой культуры определено осуществление «сис темы мер, направленных на формирование активного и со знательного поведения граждан во время проведения изби рательной кампании и референдумов, а также повышение интереса граждан к вопросу развития демократии»2.

К мероприятиям, направленным на повышение уровня правовой культуры, принадлежит целенаправленное и сис тематическое правовое воспитание населения, рост поло жительного правосознания, правовой активности и культу ры как обычных граждан, так и должностных, служебных лиц органов государственной власти и местного самоуправ ления, на преодоление негативных проявлений широко рас пространенного в нашем обществе правового нигилизма3.

Прежде всего отметим, что приверженность демокра тическим ценностям, укрепление законности, создание го сударственных юридических учреждений, ориентированных на защиту гражданских интересов и прав становится основ ным фактором социальных преобразований в Украине. Ус пех новой социальной идеологии, в том числе и правовой, в огромной степени зависит от ее «связанности» с культур ными основами жизнедеятельности народа и социума. Ведь она обращена непосредственно к обществу, живет в конк ретном культурном пространстве, имеет собственные тра диции, обычаи, привычки, стереотипы, образы восприятия, оценки, чувства социальной действительности. И это влия ет на формирование у граждан юридического мировоззре ния. Правовые идеологические принципы и положения важ но согласовывать с культурным духом общества, не нару шая при этом устоявшихся социокультурных традиций.

Указом Президента Украины от 8 декабря 2000 года [Електронний ресурс]. – Режим доступу: www.rada.gov.ua.

К. Г. Волинка Теорія держави і права / Навчальний посібник. – К.:

МАУП, 2003. – С. 199 (238с.).

Развить эти задачи в современных условиях возможно, лишь учитывая уровень правосознания граждан, формируя его на основе новейших научных разработок с учетом фило софской и юридической мысли прошлого. Следует признать правильным утверждение о том, что правовое сознание, его состояние, характер и уровень развития, наряду с другими формами психической деятельности определяют конкретные поступки людей - правомерные, противоправные, конфликт ные, бесконфликтные, формирует линию поведения челове ка, которая определяется психической конституцией челове ка и может быть направлена на создание конфликтной ситу ации и сохранения напряженного состояния, также на снятие этого состояния и его предотвращения4.

Великий французский просветитель Ш. Монтескье ска зал, что законы являются человеческим разумом, посколь ку он управляет всеми народами земли, а политические и гражданские законы должны быть не более чем частными случаями приложения этого разума. Кроме того, эти зако ны должны находиться в тесном соответствии со свойства ми народа, для которого они установлены, поскольку в чрез вычайно редких случаях законы одного народа могут ока заться пригодными для другого народа5.

Источники Украинского правосознания следует искать в духовных традициях и правосознании славянских наро дов, где идея духовности преобладает над земным. В даль нейшем, вплоть до советского периода истории Украины формирование правосознания продолжалось на идеях един ства, православия и святости. Данные утверждения могут стать предметом самостоятельного исследования. В раз резе данной темы имеет смысл подробнее остановиться на формировании традиции правосознания на этапе пере Демченко Т.И. Возникнов ени е и п они ман ие древнерусского правового сознания. Введение. – М.: 2004. – С.4.

Правовая мысль. Антология/ Автор-составитель В.П. Малахов. – М.:

Академический проект. – Екатеринбург, «Деловая книга», 2003. – С.209.

хода Украины к развитым буржуазным отношениям вто рой половины XIX в., когда успехи государственных ре форм прямо зависели от поддержки их обществом. Впол не понятно, что в этот период не могла не возникнуть дис куссия о происхождении права и правосознания.

Рассматривая происхождение права, известный правовед Н.М. Коркулов писал, что возникновение права обусловлено сознательным соблюдением известных правил как обязатель ных, но содержание этих первоначальных юридических норм не осуществляется сознательно. Оно дается неосознанно чувством6. Такого рода иррациональный подход повлиял на психологию теории права Л.И. Петражицкого (1867-1931), который назвал эмоции элементом психологической жизни, выступающим качественной причиной поведения человека.

В целом же, в правовой теории начала двадцатого века выс казывались эмпирические преимущества и неоднократно высказывались критические суждения относительно осуще ствляемых рациональных конструкций правовой действитель ности, которые якобы имели негативные последствия. Так, А.А. Григорьев утверждал, что теории, которые объясняют быстроту текущей жизни, оказываются несостоятельными, едва ли не в самую минуту своего рождения7.

Как научная категория, правосознание в отечественной литературе советского периода, была представлена как взгля ды, идеи, мысли, убеждения, ценностные ориентации людей, выражающих знание, понимание и осознание необходимости установления и функционирования определенного правопоряд ка в обществе, отношение к его требованиям, что проявля ется в форме активных, социально значимых действий в сфе ре общественных отношений, как урегулированных нормами права, так и таких, которые требуют урегулирования8.

Коркулов Н.М. Энциклопедия права. – СПб.: 1883. – С.327.

Григорьев А.А. Органический взгляд и его основной принцип. Вып:

2 – СПб.: 1915. – С.143.

Щегорцев В.А. Социология правосознания. – М.: Мысль, 1981. – С. 34.

Именования данной категории «социалистической», «классовой» ничего не добавляло и, вероятно, было лишь своеобразным «пропуском» в очередное издание. Характе ризуя основные особенности правосознания, авторы указы вали, что оно отражает различные общественные отноше ния (экономические, политические, моральные и т.д.), кото рые регламентируются нормами права, и требуют правово го урегулирования;

отражают и направляют поведение и действия индивидов в различных сферах общественных отношений;

дают оценку поведению индивидов и их дей ствиям в различных социальных отношениях;

оценивают, какие общественные отношения нуждаются в правовой рег ламентации9. Таким образом, попытки рационального кон струирования категории правосознания не увенчались ус пехом. По нашему мнению, названная категория сохранила признаки как иррационального, так и рационального. По вы ражению известного специалиста в области психологичес ких аспектов правового регулирования А.Р. Ратинова, с точки зрения предмета отражения, необходимо учитывать сферы правосознания, соответствующие различным отраслям пра ва и различным видам правовых отношений. Поэтому в структуре правосознания следует выделить познавательную часть (знания, идеи) и социально-психологическую (пере живания, установки и т.п.), или правовую психологию10.

В начале 70-х годов прошлого века в отечественной юри дической науке правосознание определялась как сфера об щественной, групповой, индивидуальной сознания, отража ющая правовую действительность в форме юридических знаний, оценочных отношений к праву и практике его при Козюбра Н.И. Социалистическое право и общественное сознание. – Киев: «Наукова думка», 1979. – С.33;

Бура Н.А. Правосознание общества развитого социализма. – Киев: «Знание УССР», 1981. – С.13;

Бельский К.Т.

Формирование и развитие социалистического правосознания. – М.: «Высшая школа», 1982. – С.40-42.

Ратинов А.Р. Структура и функции правового сознания// Проблемы социологии права. Вып.1– Вильнюс, 1970. – С.180-186.

менения, правовых установок и ориентаций, которые направ ляют человеческое поведение в юридически значимых си туациях. Признавая, что правосознание служит источником правовой активности людей, возможно было перейти к ис следованию ее роли в осуществлении тех или иных действий различных категорий населения.

Известно, что по глубине отражения правовых явлений су ществует повседневное и теоретическое правосознание. По широте распространения видов отражения, правосознание ха рактеризуется как массовое, специализированное и локаль ное. При рассмотрении вопроса принадлежности правового сознания определенным субъектам возникает необходимость различать ее конкретных носителей и соответственно этому – правосознание общественных групп и индивидов11.

Несмотря на очевидность сказанного, до сих пор остаются недостаточно разработанными многие направления в изуче нии феномена правосознания, как в гносеологическом аспек те, так и по влиянию правового сознания на различные элемен ты правовой культуры. Требуют раскрытия вопросы методики исследования правосознания в целом и, в частности, вопросы построения ее структурно-функциональной модели.

Формирование конструктивного правосознания населения положительно сказывается в период реформ на процессах, связанных с развитием общества в определении будущих механизмов деятельности правовых институтов. Это ста вит проблему не только нравственного воспитания профес сиональных юридических кадров, но и осознание нравствен ной роли правового воспитания граждан.

Осуществление этой задачи в настоящее время может осу ществляться в рамках современного культурного контекста, учитывая это происходит не только формирование современ ного человека, но одновременно и деформация его сознания.

Козюбра Н.И. Пра вов ое воспитани е и социа льная актив ность населения. – Киев: «Наукова думка», 1979. – С.82.

По образному утверждению некоторых специалистов совре менная культура уже не «пространство шедевров», не опреде ленный культурный материк, который образован из достиже ний искусства прошлых эпох и имеет определенные линии раз вития. Это определенное смешение, где невозможно выделить ни приоритетов, ни общих линий или идей. Это соединение ве щей, не просто не совместимых, но гетеротопных, таких, что невозможно представить в сосуществовании12. В связи с этим отметим изменение социальной стратификации в Украине в последние годы. Во-первых, современная культура с ее все сторонним эклектизмом привела к смешению ценностей и ори ентиров, нет, централизационной оси картины мира, бывшая элита, которая ранее была управляющей группой не может служить образцом в культурном отношении и не испытывает чувства ответственности перед народом, во-вторых, «новая элита» фактически заинтересована в ухудшении «качества»

людей, так толпой легче управлять, в-третьих, потеря соци альных векторов приводит к потере истинной духовности и ре лигиозности, в-четвертых, буржуазные отношения с их прин ципом всеобщего равенства перед деньгами привела к распа ду общности людей и роста индивидуализма, ведущей по мне нию русского философа В. Соловьева к общему обезличива нию и опошлению. Крайняя направленность личного сознания, не находя себе соответствующего предмета, переходит в пус той и мелкий эгоизм, который всех уравнивает. В-пятых, ры нок предъявляет массовый спрос на простую идеологию, ко торая дает простые и понятные ответы, простые объяснения и рецепты, позволяющие ввести совокупность социальных тех нологий управления, что еще более способствует универсали зации личности. В итоге не исконные, традиционные ценности человека – знания, добро, любовь, вера – становятся, детер минирующим фактором современной реальности, а информа ционные технологии, проникающие во все сферы – от част Акопян К.З., Захаров А.В., Кагарлицкая С.Я. и др. Массовая культура.

Учебное пособие. – М.: «Альфа-М;

Инфра-М», 2004. – С.60.

ной жизни к международным отношениям. В итоге, под дей ствием перечисленных факторов, основными чертами со временной масофицированной личности можно назвать со циальную дезориентацию относительно ценностей и приори тетов даже жизненно важного плана (цель и смысл, жизнен ный идеал и т.п.). Через одновременное распространение противоречивых, порой взаимоисключающих суждений со знание индивида теряет возможность адекватной ориента ции, порождает безразличие, апатию, анархичность настро ений, что достаточно затрудняет принятие им решений в рамках обязательных норм поведения.

Если рассмотреть сознание с психологической точки зре ния, то здесь принято считать его, в целом, выше, свойством человека, формой обобщения окружающих ее объектов, уста новление связей и законов окружающего мира, формы внут ренней модели внешнего мира, в результате чего достигается познание и преобразование окружающего мира. Функция со знания состоит в формировании целей деятельности13. Разли чают также бытийную, рефлективную функции и самосоз нание. Подходящим является указание на то, что сознание – это интегративное выражение психологических процессов, позволяющий понимать и оценивать объективный мир14.

Сознание личности может быть нарушено под влиянием внешних факторов или в связи с особенностями его разви тия, что может приводить к отклонениям в действиях, рег ламентированных нормами морали или права15.

В Украине правовой путь демократического развития был прерван в 20-х годах ХХ в. и вследствие этого на долгие десятилетия в стране возобладало коммунистическое пра Столяренко Л.Д. Основы психологии. Учебное пособие для вузов. – Ростов-на-Дону.: «Феникс», 2003. – С.220–223.

Дьяченко М.И. и др. Психологический словарь-справочник. – Минск.:

Харвест, 2003. – С. 392.

Аллахвердов В.М. и др. Психология. Учебник для вузов. 2-е изд. – М.: «Проспект», 2004. – С.252–253.

вопонимание и правосознание, что оправдывали насилие над человеком во имя светлого будущего. При анализе право сознания в годы советской власти, следует исходить из того, что оно меняло свою форму под воздействием каждой иде ологической кампании. Г.С. Остроумов справедливо отме тил, что только с середины 50-х годов ХХ столетия в оте чественной литературе исследованию проблем правосозна ния стало уделяться необходимое внимание16. Тогда в на уке утвердилась мысль, что глубокие разработки проблем правосознания возможны лишь на стыке философии и пра воведения. Методологической базой анализа любых аспек тов правового сознания была марксистско-ленинская тео рия отражения, согласно которой общественное сознание представляла собой отражение в головах людей их обще ственного бытия. Относительно самостоятельные способы отражения бытия в головах людей образуют различные формы общественного сознания17.

Нельзя полностью отрицать утверждения, что правосоз нание являются отражением материального бытия. Но для научного понятия феномена правосознания этого недоста точно. Уже в 70-е годы некоторые авторы отмечали, что если исходить из положения о том, что правосознание отра жает общественное бытие как производственные отноше ния, то трудно найти объяснение своеобразия тех же форм общественного сознания в странах, где царит тот же спо соб производства. Поэтому возникло стремление рассмат ривать правосознание как отражение материального бытия в широком смысле18. Тем самым, под общественным бы Остроумов Г.С. Правовое сознание действительности. – М.: 1969.

– С.15.

Злобин Г.А., Правосознание в советском общенародном государстве.

– М.: 1963. – С.4;

Керимов Д.А. Философские проблемы права. – М.: 1972. – С.472;

Бельский К.Т. Диалектика формирования и развития социалистического правосознания. Автореф. Дисс.канд.юрид.наук. –М., 1980. – С.4–5.

Потопейко Д.А. Правосознание как особое общественное явление. – Киев: 1970. – С.37.

тием предлагалось понимать всю экономическую, социаль но-политическое и духовную жизнь, т.е. всю сферу челове ческой практики. Но этот научный подход не нашел широ кого распространения. Одновременно утверждалось, что выступая элементом единой системы общественного со знания, правосознание представляет собой структурное об разование, которое подчиняется определенным для всех элементов общественного сознания закономерностям внут ренней структуры и имеет специфику, которая позволяет рассматривать ее как относительно самостоятельное об разование, которое занимает в общественной структуре особое место. Таким образом, выделились и сформирова лись два подхода к определению правосознания. Согласно первому, объектом отражения в правовом сознании в са мом общем плане выступает система общественных от ношений, которая с точки зрения данного уровня развития общества может подвергнуться государственно-правово му регулированию. Следовательно, правосознание – это взгляды, понятия, идеи, выражающие потребности опос редованные государственно-правовой свободой 19. Ряд дру гих ученых склоняются к тому, что под объектом право сознания следует понимать результат, механизм правово го регулирования (включая нормы права, правовые учреж дения и деятельность), поступки людей в сфере права, а также правовые явления, возникающие в связи с действи ем правовых норм20. На основе этого, главным положени ем в определении правосознания, они считали рациональ ное и эмоциональное отражение субъектом действующе го права и правовых явлений, то есть правосознанием яв ляется система убеждений, чувств, раскрывающий отно шение человека к действующему праву.

Лукашева Е.А. Социалистическое правосознание и законность. – М.:

197 3. – С.73–7 4;

Назаренко Е.В. Советское право сознан ие и советское правотворчество. – Киев: 1968. – С. 6–7.

Щегорцев В.А. Социология правосознания. – М.: 1981. – С.287.

В конце 80-х – начале 90-х годов дефиниции правосозна ния начали разрабатываться в новом аспекте. В частности, И.П. Левченко определил правосознание как отражение об щественного бытия, в качестве которого выступают право вые понятия и категории. Правовые понятия и категории, по его мнению, служат средством осознания социальной действительности. С помощью присущих ему категорий и понятий правосознание позволяет выделить правовую сто рону социальных явлений и фактов21. Вместе с тем, право сознание не только отражает действительность, но и влия ет на нее. Причем, это одна из наиболее действенных форм общественного сознания, поскольку в ней социально-прак тическая (регулятивная) функция преобладает над позна вательной и оценочной. Понятие правосознания также ак центировалось на восприятии ее как исполняющей практи ческую регулятивную роль. Высказывалось также мнение, что правосознание представляет собой совокупность пра вовых взглядов и чувств, обладающих нормативным харак тером и включающих в себя как знание правовых явлений, так и их оценку с точки зрения социальной справедливости, а также новые правовые требования, отражающие эконо мические и политические потребности и интересы обще ственного развития22. Во многих определениях правосозна ния наблюдается также тенденция к комбинации различных подходов, т.е. наряду с характеристикой правового созна ния как отражение действующего права ее понятие вклю чается в правотворческий элемент. Л.И. Спиридонов вооб ще считает главным в правосознании отражение правовой действительности с точки зрения деятельного, т.е. обще ственное правосознание – это отражение в коллективном сознании юридической действительности, воспринимаемой Левченко И.П. Механи зм при менения права (опыт си стемного исследования). – Смоленск: 1997. – С.31.

Себеев М.Д. Личность в системе современных общественных связей.

– СПб.: «Карьера и приоритеты», 1999. – С.12.

сквозь призму виновного, отражение, опосредованное нор мами культуры, экономическими, политическими, нравствен ными и другими факторами общественного сознания23.

Принципиально новым подходом к правосознанию отли чались работы Д.А.Керимова, который писал, что право сознание является творческим началом, которое реализу ется через волю человека. Именно воля внедряет в жизнь правосознание, правовые принципы и правовую политику24.

В итоге, правосознание, это не только способность созна тельно отражать объективное правовое бытие, но и способ ность активно, целенаправленно реализоваться в практичес кой деятельности по преобразованию этого бытия. Поэто му к правосознанию относится и определенное поведение, но эта деятельность заключается в реализации не только соответствующих правовых норм, но и правовых принципов и правовой политики. При этом необходимо иметь в виду, что как отражение объективного правового бытия, так и деятельность, направленная на влияние и преобразование этого бытия, могут быть объективными и необъективны ми, положительными и отрицательными. Но реальную, про грессивную значимость, как для конкретного человека, так и для общества имеют положительные правовые нормы, правовые отношения и правовое сознание. Названа сово купность позитивных компонентов правовой действитель ности в своем реальном функционировании в юридической литературе сочетается с категорией правовой культуры или ее отдельного элемента, т.е. правосознание как категория все чаще в последнее время провозглашается духовной со ставляющей правовой культуры25. Правосознание, согласно Спиридонов Л.И. Теория государства и права. – СПб.: 1995. – С.125.

Керимов Д.А. Законодательная техника. – М.: 1998. – С. 10.

Сальников В.П. Правовая культура: теоретико-методологический аспект.

Автореф. дисс.докт.юрид.наук. – Л., 1990;

Кожевников В.В. Профессиональная правовая культура как условие эффективности правоприменения в органах внутренних дел. Автореф.дисс.канд. юрид.наук. – М., 1992. Лернер А.С.

Профессиональная правовая культура. – СПб. 2001. – С.17.

И.А. Ильина, не сводится к одному только знание права.

Необходимо также его признание. Сущность такого призна ния состоит в том, что человек, достигнув объективного смысла позитивного права, добровольно ставит себе в обя занность совпадение его правил и воспитывает в этом на правлении не только свои сознательные решения, но и свои непосредственные инстинктивные порывы. Ученый подчер кивал, для того, чтобы сознание человека могла признавать право, необходимо ее духовное восприятие, то есть такое состояние души, которое является восприятием, пережива нием и осуществлением верховной объективной ценности – естественного права26. Как отмечал П.И. Новгородцев, пра воведение неизменно подчеркивало, что правосознание – явление духовное и оно отражается от религиозно-нравствен ного сознания. На значимость национального фактора в пра восознании обращал внимание Б.А. Кистяковский27. По его мнению, нет единых идей свободы личности, правового строя, конституционного государства одинаковых во всех странах.

Все правовые идеи в сознании каждого отдельного народа получают своеобразную окраску и свой собственный отте нок. Из этих положений следует вывод, что правосознание непосредственно связана с особенностями духовного созна ния определенного народа. Поэтому необходимо учитывать значимость национального менталитета и в наше время.

Однако, необходимо иметь в виду, что среди форм морально го правосознания, а также среди исторических институтов права существуют абсолютные связи. Таковы связь соб ственности с другими абсолютными правами, и другие пуб лично-правовые связи.Существуют также исторические свя зи морального правосознания. Так в области обычаев, сло жившихся существует поведение, имеющее сугубо личный направление и поведение, направленное на всех вообще.

Ильин И.А. О сущн ости п рав осознан ия// Собр.соч., Т.4. – М.:

1994. – С.168.

Кистяковский Б.А. В защиту права. – М.: Вехи, 1990. – С.137–138.

Заслуживает внимания определение общественного созна ния, представляющая совокупность правовых взглядов и чувств, которые имеют нормативный характер и включают в себя как знание правовых явлений, так и их оценку с точки зрения классовой справедливости, а также и новые требова ния, отражающие экономические и политические потребнос ти и интересы общественного развития28. В приведенном определении верно указывается на связь между новыми пра вовыми требованиями, как ответ на меняющуюся обществен ную ситуацию, и экономическими и политическими потреб ностями и интересами общественного развития. Т.е. право сознание является явлением, которое постоянно развивает ся, и влияет за изменения в общественном развитии – это важный подход, поскольку он ориентирует на восприятие пра восознания как явления, постоянно меняется, в результате своего развития. Однако, следует отметить, что в условиях перехода Украины от тоталитарного государства к демокра тическому обществу, очевидно преждевременно говорить о правосознание как некую законченную систему взглядов – пока это всего лишь совокупность сложившихся оценочных суждений и взглядов. А поскольку переходный период – это соединение старого и нового, так и правосознание, как форма общественного сознания, представляет собой комбинацию «социалистического правосознания» с его ориентированнос тью на всемогущую роль государства и пассивное ожидание от него социальных благ и правовой поддержки, с элемента ми демократической правосознания, обращенными на само го человека, на раскрытие его творческого потенциала. Пра восознание, являясь одной из форм общественного сознания, подлежит общим закономерностям развития.

Правосознание нельзя считать нейтральным элементом общественного сознания, который, однако, автоматически изменяется, принимая необходимую для правящего полити Бегинин В.И. Общественное правосознание и государственность. – Саратов.: 1993. – С.25–26.

ческого режима форму. Поэтому правосознание общества подвергается воздействию со стороны государства. Это еще происходит и потому, что в современной Украине толь ко указаниями сверху нельзя провести демократические преобразования. Только через низменные общественные структуры можно справиться с этой задачей. По этому по воду еще российский ученый П.И. Новгородцев отмечал, что, по сути, демократия является самоуправлением наро да, но для того, чтобы это самоуправление не было фикци ей, необходимо, чтобы народ выработал свои формы орга низации. Это должен быть народ зрелый для управления, который осознает свои права и уважающий чужие, понима ющий свои обязанности и способный к самоограничению29.

Кроме того, И.А. Ильин отмечал, что государство живет правосознанием людей, существенной чертой которой яв ляется способность к самоуправлению30.

Не только общество в целом, но и его социальные груп пы, имеющие общие, специфические интересы и цели своей жизнедеятельности. Как разновидность правосознания со циальных групп может быть рассмотрена и правосознание юристов. Специфика данного вида правосознания заключа ется в том, что для профессионалов юристов собственно юридическое мышление, которое формируется в процессе специальной образовательной подготовки и трудовой дея тельности, отражения с помощью языка закона правовых явлений и процессов. Профессиональное сознание юристов отличается от правосознания других граждан не только эле ментами, которые входят в нее, сколько их содержанием и глубиной, качеством и направлением связей между ними.

Профессиональное правосознание во многом обеспечивает деятельность правоохранительных органов. Поскольку сфе Новгородцев П.И. Демократия на распутьи//Об обществ енн ом идеале. – М.: 1991. – С.548.

Ильин И.А. О сущности правосознания// Собр.соч., Т.4. – М.: 1994.

– С.276–277.

ра профессиональной деятельности юриста очень широка, то его должностное и морально-правовая позиции могут находиться в постоянном взаимовлиянии, заставляя делать всегда трудный моральный выбор.

Кроме общественного, группового существует и индивиду альная правосознание. В разные периоды развития отечествен ной юридической науки она трактовалось по-разному. И.Э.

Фарбер индивидуальную правосознание отрицал полностью.

По мнению Г.С. Остроумова общественное правосознание есть совокупность индивидуальных взглядов31. В других работах приоритет отдавался индивидуальному правосознанию, а зна чимость общественного правосознания или уменьшалась, или рассматривалась с отрицательной стороны. Такие понятия прошлого как «коллективизм», «коллектив», «коллективность»

и т.д. все еще связано с коммунизмом в сознании людей. Меж ду тем индивидуальное и коллективное не указывает представ ленной эпохи. При наличии обоих проектов человеческое об щество развивалось на протяжении всей своей истории. Кол лективное и индивидуальное не учитываются категории един ства противоположностей. По нашему мнению, правильным является определение, что коллективное – это статичное, уров невое выражение индивидуального обобщения людей. Оно от ражает взаимодействие людей, их солидарность в самых раз ных сферах жизнедеятельности.

По этому поводу в условиях формирования правового го сударства проблема повышения уровня правовой культуры общества также и за счет повышения уровня правосознания приобретает особую значимость и актуальность. Это обсто ятельство определяет необходимость теоретического анализа правовой культуры, выяснение ее содержания и структуры.

Право, правовая цивилизованность – неотъемлемая состав ляющая человеческой культуры, важное ее достижение. Имен но поэтому, как представляется, оно имеет свою ценность.

Остроумов Г.С. Указ.соч., С.82.

Именно на этом фундаменте и должны строиться теория и практика правового государства. Только негосударственное правопонимание, признание за правом собственной ценнос ти способно на современном этапе ознаменовать положи тельные сдвиги в области правовой политики, повышение уровня правовой культуры субъектов социального общения.

Вместе с этим правовая культура – это все ценности, со здаваемые людьми в правовой сфере. Она включает кроме самого права (объективного и субъективного), правосозна ние, правовые отношения, состояние законности, достигну тый уровень законотворческой, правоприменительной и иной юридической деятельности.

Разработка социологического, а именно аксиологическо го аспекта правовой культуры является социальной необхо димостью. Только осознание, восприятие людьми универсаль ных культурно – исторических правовых ценностей, тради ций способно преодолеть растущую бездуховность, сделать реальными такие социально-правовые ценности, как досто инство, высокая значимость личности в социальной жизни.

И.В. Вегера ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ И РАЗВИТИЕ ФУНКЦИЙ ОТРАСЛИ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА Известно, что под функциями права в целом понимается та роль, которую осуществляет право, и конкретные направ ления правового воздействия на поведение субъектов права.

В науке различают такие юридические функции права как:

1) регулятивные (направления правового воздействия, нацеленные на упорядочение общественных отношений, введение их в определенные рамки), которые в свою оче редь подразделяются на регулятивно-статическую (закреп ление общественных отношений) и регулятивно-динамичес кую функцию (развитие общественных отношений);

И.В. Вегера, 2) охранительная (выражается в охране общественных отношений, обеспечении их неприкосновенности).

Системный подход в праве выражается в четком установ лении функций различных отраслей права, оптимальная сово купность и взаимодействие которых предопределяют эффек тивность действия каждой отрасли. Поэтому наряду с общей категорией функций права юридическая наука выделяет поня тие «функции отрасли права» и разрабатывает его содержа ние применительно к каждой отрасли. Функциональный крите рий является одним из наиболее важных характеристик лю бой отрасли права. Под функциями отрасли права необходимо рассматривать основные направления ее действия, отражаю щие предназначение, роль данной отрасли в системе права.

Каждая отрасль права обладает своим неповторимым комплексом как общесоциальных, так и сугубо юридичес ких функций. При этом конституционное право выполняет наибольшее число функций по сравнению с другими отрас лями в силу своего интегрирующего, основополагающего и всеохватывающего характера.

Специфика функций конституционного права предоп ределена также сущностью и характером ее главного ис точника – конституции, которая в настоящее время рас сматривается уже не как сугубо юридический документ, а как комплекс правовых, политических, мировоззренчес ких, идеологических установок, сформированных в ре зультате развития государства и общества, преемствен ности и обновления права.

Болгарский правовед Н.Неновски рассматривал преем ственность в праве как связь между разными этапами (сту пенями) в развитии права, суть которой состоит в сохране нии определенных элементов или сторон права (в его сущ ности, содержании, форме, структуре, функциях и др.) при соответствующих его изменениях1.

Неновски, Н. Преемственность в праве / Н. Неновски. – М., 1977.

Таким образом, анализ современных функций конституци онного права невозможен без выявления связи между разны ми этапами их развития, без определения сохраненных, изме ненных и новых, не существовавших ранее, функций. Это дол жно происходить с учетом особенностей становления нацио нальных правовых систем, а также закономерностей общего исторического движения права как социального феномена.

Несмотря на то, что как отрасль права конституционное право имело довольно позднее формирование (18-19 века), благодаря отдельным актам, принятым в более раннее вре мя в различных государствах мира (Великая хартия воль ностей, Билль о правах, Хабеас корпус акт в Великобрита нии, Французская декларация прав человека и гражданина, американская Декларация независимости, Конституция США, первые конституции европейских государств) име ется возможность проследить генезис функционального предназначения отрасли конституционного права, преем ственность и развитие ее функций.

Формирование конституционного права имело свои осо бенности, в качестве которых можно отметить следующие.

Первоначально круг субъектов и сфера применения норм конституционного права были ограничены.

Исторически конституционное право в большинстве стран развивалось как государственное право, которое было связано с публичной властью и отражало статус монарха, а затем и других государственных органов. Лишь позднее, в период формирования ограниченной конституционной монар хии, в предмете конституционного права выделились иные отношения, связанные с закреплением прав и свобод под данных, ограничивающих власть государства.

Тем не менее, наблюдалась однобокость конституцион ного развития: регулировался в основном порядок формиро вания и осуществления государственной власти. Причиной тому послужила в какой-то мере концепция естественного права, получившая широкое развитие в конце 17-18 веках.

Считалось, что естественные права существуют объективно и не нуждаются в конституционно-правовом закреплении.

Отсутствие в первоначальном тексте Конституции США норм о правах человека объясняют одной из этих причин2.

После второй мировой войны конституционное право на целено на проблемы защиты социальных, экономических, культурных прав;

все большее внимание уделяется дополни тельным гарантиям реализации и защиты прав человека;

уточняется вопрос о предмете конституционного права (уже не только регулирование осуществления публичной власти);

все большее значение придается взаимодействию междуна родного и национального права, участию государства в меж дународных организациях и межгосударственных союзах;

появляются новые институты конституционного права и др.

Как верно отмечено в литературе, «определение соци альной природы и сущности конституционного права нахо дится в прямой и непосредственной зависимости от пони мания сути государства и права»3. Максимально обобщая, можно определить два основных противоположных подхо да к решению данного вопроса, оба из которых находили и до сих пор находят свое практическое выражение в консти туционных нормах различных государств. Представители первого усматривали в государстве и праве орудия выра жения и защиты интересов и целей лишь части общества (классов, сословий, элиты и т.д.) и соответствующего по давления, эксплуатации и насилия над другой его частью.

Сторонники второго подхода, напротив, видели в госу дарстве и праве политико-правовые институты, призванные Конституционное право зарубежных стран: учебник для вузов / Под общ. ред. М.В. Баглая, Ю.И. Лейбо, Л.М. Энтина. – М.: Норма, 2004. – С. 3-4.

Ен гибарян, Р.В. Кон сти туц ион ное п рав о: учебни к для вузов / Р.В. Енгибарян, Э.В. Тадевосян. – М.: Юристъ, 2000 / Право на Vuzlib.net [Электронный ресурс]. – Режим до ступа: http://www.pra vo.vuzlib.net/ book_z051_page_1.html. – Дата доступа: 12.11.2011.

выражать и защищать интересы и цели не отдельных лиц или их групп, а всего или преобладающего большинства народа. Современные конституции демократических госу дарств отражают именно данное понимание предназначе ния конституционного права и руководствуются следующи ми ключевыми принципами: а) государство и право должны представлять общие интересы народа;

б) именно народ слу жит единственным источником власти и носителем сувере нитета;

в) государство и право должны служить гражданс кому обществу и личности;

г) человек – высшая ценность, соблюдение и защита его прав и свобод – прямая ответ ственность государства и права;



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.