авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
-- [ Страница 1 ] --

Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

ЕВРАЗИЙСКИЙ

НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

им. Л.Н. ГУМИЛЕВА

Проблемы этнической истории

тюркского населения Западной Сибири

Сборник научных трудов

В сборник научных трудов вошли материалы Международной научной

конференции «Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири», посвященной 95-летию со дня образования автономии «Алаш» и проведенной 14 декабря 2012 г.

Астана 2012 Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири УДК 39(571.1) ББК 63.5 П 78 Редакционная коллегия:

Кабульдинов З.Е. – д-р ист. наук

, профессор (отв. ред.) Шаяхметов Н.У. – д-р ист. наук, профессор Сарсамбекова А.С. – канд. ист. наук, доцент Курманова С.Р. – канд. ист. наук (отв. ред.) Серубаева А.Т. – магистр истории, докторант PhD (отв. секретарь) Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири:

сборник научных трудов. – Астана: Изд-во «Мастер ПО», 2012 – 308 с.

Сборник материалов опубликован по результатам реализации проекта по теме «Этническая история тюркского населения юга Западной Сибири (сопредельных территорий Казахстана и России)» согласно Договору № 1869 от 28.09.2012 г. по грантовому финансированию научных исследований на 2012 – 2014 гг.

ISBN 978-601-7400-73- В сборнике трудов Международной научной конференции «Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири» представлены работы ученых, аспирантов, магистрантов. Тематика статей затрагивает проблемы формирования и последующего развития тюркского населения в древности, средневековье, новое и новейшее время.

Сборник рассчитан на специалистов в области истории, этнографии, археологии, филологии, культурологии, а также преподавателей, аспирантов, студентов и всех, кто интересуется проблемами этнической истории.

УДК 39(571.1) ББК 63. ISBN 978-601-7400-73- Евразийский национальный университет им. Л.Н. Гумилева, Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири СОДЕРЖАНИЕ Абиыр А.А. Жастар поэзиясындаы лтты идея........................................... Алишина Х.Ч., Макаш С.Н. История формирования сибирских татар по языковым данным…………………………………………………………….... Алпысбес М.А. Тарихнамалы деректемедегі аза шежірелері................... Аманжолова Д.А. Из истории политической деятельности А.Н. Букейханова в Степном крае……………………….…………...……..… Аминов Т.М. Подготовка казахских светских учителей в дореволюционной России……………………………………………..….....… Артыбаев Ж.О. Орта Ертіс тарихы жне басмыл (басими) мселесі.................................................................................................................. Артыкбаев Ж.О. Исторические предания Среднего Прииртышья (опыт интерпретации)..................................................................................................... Ахметова Ш.К. Шежире как источник по этнической истории казахов Западной Сибири……………………………………………………………..… Ахметова Ш.К., Толпеко И.В. Расселение казахского населения в Омском Прииртышье………………………………………………………….. Бакиева Г.Т. Этнографические исследования в д. Верхний Ингал Тюменской области………………………………………………………..…… Билялова Г.Д. Археологиялы деректер бойынша азастандаы сйек ндеу неріні эволюциясы................................................................................ Бобров Л.А. Панцири тюркских воинов Западной Сибири эпохи позднего Средневековья и раннего Нового времени из фондов ТГИАМЗ…………… Вафеев Р.А., Карабулатова И.С., Койше К.К. Формирование многоязычия в лингвокультурном пространстве РФ как отражение специфики культуры номадов………………………………………..…..……. Габдуллина Ж.Ж. Гендерный аспект в воспитании казахов Западной Сибири (по материалам этнографических экспедиций)……………….……. Гультяев В.Н., Карабулатова И.С, Койше К.К. О пассионарном характере миграции из азиатских регионов в Тюменскую область…….….. Дайрабаева А.А. Казахи Алтайского края как этнолокальная группа…….



Ерманов Е.Н. ХХ асыр басындаы азастанны далалы лкесіндегі жергілікті халы пен оныс аударушылар арасындаы этникалы арым атынасты сипаты............................................................................................... Есимова Ж.К. Демографические процессы в период освоения целинных и залежных земель……………………..………………………………………. Кабульдинов З.Е. Земельные захваты Российской империи на территории Омского уезда Акмолинской области…………………………. Кабульдинов З.Е. Земледелие у казахов Омского уезда кмолинской области………………………………………………………………………….. Кабульдинов З.Е. Попытка создания Кулундинской резервации для поселения казахов Тобольской и Томской губерний в 1880 году……….… Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири Кабульдинов З.Е. Развитие промыслов и торговли у казахов (на примере Омского уезда Акмолинской области)………………………………….…….. Кабульдинов З.Е., Толеубаев Ж. Средневековая городская культура тюркского населения Казахстана…………………………………………….... Какпанова А.К. К вопросу этнодемографического развития татарского этноса на территории Северо-Казахстанской области………………….…… аленова Т.С., Тукебаева Ш.Ж. Елбасыны еуразиялы жобасы............. Серегин Н.Н. К вопросу о реконструкции процессов формирования погребальной обрядности раннесредневековых тюрок Центральной Азии……………………………………................................................................ Калыш А.Б. Взаимодействие казахского и европейского населения Павлодарского Прииртышья в XVII- XX вв........................................................ Карабулатова И.С., Федорова Е.А. О проблемах лингвомифологической интерпретации топонима Тюмень…………………………………………...… оырбаев Н. Мхамеджан Тынышбаев ебектеріндегі аза шежіресі................................................................................................................. Кумисова А.О. Кеестік саясат жне аза халыны этникалы идентификация мселелері.................................................................................. сайынлы. К вопросам изучения архивных документов и материалов периодики по истории движения Алаш....................................... Маслюженко Д.Н. Представители племени табын в системе сибирской государственности шибанидов……………………………………………….… Менилбаев Г.А. История происхождения племен младших жузов казахского народа................................................................................................... Муканова А.Н. Крбанали халидты «Тауарих хамса» ебегіндегі батыс сібір тарихына атысты кейбір мліметтер........................................................ Набиев А.А. Создание четырехязычной цифровой видеоэнциклопедии по истории и географии тюркского мира………………………………………..... Омарова Г.М. Этнокультурная особенность социально-политической системы кочевых государств Евразии……………………………………..….. Парунин А.В. Смерть Барак-хана: опыт реконструкции………………..….. Саркулова С.Д. ХХ асырды басындаы аза тіліне аударылан кітаптар.................................................................................................................. Сарсамбекова А.А., Сарсамбеков Е.С. Численность казахского населения юга Западной Сибири (сопредельных территорий РФ и РК) в конце XIX – первой трети XX в……………………………………………..…. Сыдыков Е.Б., Курманбаев Е.А. О содержании этнонима «монгол»…...... Сыдыков Е.Б., Курманбаев Е.А. Факторы, этапы, циклы тюркского кочевого возрождения в трудах Л.Н. Гумилева…………………...………… Татауров С.Ф. Сибирское ханство на среднеазиатской политической арене и его отношения с Казахстаном………………………………………... Тюняев А.А. Тюркский северо-западный этап северного торгового пути (по комплексным данным археологии, антропологии и генетики)………… Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири Урашев С.А. А.Н. Букейханов о переселении русского крестьянства на территорию Акмолинской области, Западно-Сибирского генерал губернаторства…………………………………………………………………. Шыныбеков Б.Ш. ХІХ асырдаы батыс сібір азатарыны диханшылы ксібі.............................................................................................. Эшбекова Г.У. Б. Малиновский этнологияны негізгі міндеттері жайлы.................................................................................................................... Ярков А.П. «Алаш» в системе трансформации сибирской уммы……..….. Нуриев Э.Б. Исследование этнонимов, встречающихся в топонимии Азербайджана и Алтая………………………………………………………..... Шаяхметов Н.У. аза оамындаы рулы жер иелену мен пайдалануды ерекшеліктері............................................................................. Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири Абиыр А.А С. Демирел атындаы университеті ЖАСТАР ПОЭЗИЯСЫНДАЫ ЛТТЫ ИДЕЯ азаты сан асырлы тарихыны е жарын беттерін жазан Алаш озалысы – тарихи-саяси, айрыша былыс ретінде лтымызды мдени рухани даму жолын жаа арнаа браны сзсіз. йткені ол аза баласыны саясат, мдениет сатысына ктерілгендігін айатай отырып, ендігі жерде лт ретінде дербес мір сруге, зге елдермен терезесі те халы ретінде азат кн кешуге болатындыына леуметті сендіре алан жаашыл козалыс еді.





озалысты арындылыы мен жаашылдыы – аза оамы шін иын ыстау сол бір дбірлі шата азатты ранын салып, іс жзінде бытыраылы пен мемлекеттік институттар алыптаспаан сахара тсінде дербес мемлекет руа бел шешіп кірісуінде еді. Алмаайып кезеде амал тауып, халыны басын осып, ертеіне сендірген осындай лы топ бана дейін болмааны тарихтан белгілі. Олар сол тста кездескен иындытарды барлыын жее білді, тпкі масата жету шін, андай да болмасын, замана сауалыны отайлы шешімдерін таба білді. Алаш озалысы кеес кіметі тарапынан терістелгенімен, оны идеялары лтжанды азаматтарды жрегі мен санасында мір сріп келді. Оны жарын рі блтартпас мысалы - туелсіздікті арсаында Алаш идеясыны айтадан жаа кшпен жаыруы.

аза елі туелсіздікке ол жеткізген 1991 жылы атаулы кннен жаа оамды дуір, жаа тарихи кезе басталды. Осыан орай, туелсіздік жылдарындаы аза поэзиясыны масат-мраты, тыныс демі, рнек айшытары да жааша, згеше болып алыптаспааны зады болатын.

Алдымен кешегі Кеестік замандаы идеалогия келмеске кетті. Туелсіздік мраттарын туелсіздік аланнан кейін алай жырлану керкетігі жнінде алыптасан аида, дайын алып жо – тын. аза поэзиясы зіні дстрлі даму арнасынан ауытымаса да, мазмнды, кркемдік, идеялы жаа шешімдер табуа мтылды. Тосаныншы жылдарды бас кезінде -а лтты мдде, елдік мрат дейтін ымдара ерекше екпін тсіріле бастаан.

лтты сананы, тарихи сананы оянуы ткен жолымыза айта ілтіп, аншама жылдар бойы айтылмай, жазылмай келген аиатты атадатары мен ара тадатарын анытауа, жріп кеткен асуларымыз бен алды деген асарларымызды аншалыты тарихи маызы боланын баалауа, мдени, деби, лемдегі жары жлдыздарымызды тарихи ділетті орнын тануа ммкіндік aшты.

Поэзия ай дуірде де, ай заманда да адам кіл-кйіні буыранан, босасыан, айрат шаыран, мірлік мраттара мтылан сттеріні бріні де кркем шежресі, бейнелі сурет, мы былан уені.

Поэзияны дамуы оамды ой-сананы дамуынан тысары ала алмайды. Тіпті, поэзиялы шыармаларды тану, тсіну, тйсіну, абылдауды Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири да оамды жадайа, идеологиялы ыпала атысты болатынын мытпауымыз керек.

Жер-жаанда азаттыты асамайтын ел, туелсіздікті тыр ттпайтын мемелекет жо. Ежелгі кк тріктерді заманында лы дала тсінде кшпенділер ркениетіні дуірлеп, бсесіген, айта салтанат ран кезедерде де, алты Алашты, аза хандыыны тарихи сахнасына орта асырлардан басталатын ажайып мырнамасыны не бойында да бкіл тыныс-тіршілігіні мні мен маынасы болып азатты шін, туелсіздік шін жргізген бітіспес майдан кресіні шежіресі тізбек-тізбек.

Поэзияны дамуы оамды ой-сананы дамуынан тысары ала алмайды. Тіпті, поэзиялы шыармаларды тану, тсіну, абылдауды да оамды жадайа, идеологиялы ыпала атысты болатынын мытпауымыз керек. Философ – алым арифолла Есім: «Абайды тану туелсіздік аланнан кейін ке ріс аланы шынды. Аынды толы тсінуге, тере тануа ммкіндік туды. Абайтану жаа аренада дами бастады егемендік тек саяси былыс ана емес тарихи–мдени болмысты крінісі. Егемендік халы болмысындаы ерекше халді бейнелейтін былыс екеніне таы кзіміз жеткен сыайлы» деп жазады.

аза поэзиясындаы азатты, туелсіздік асары зіні брыны аса лтты рухын айта тапты жне туелсіз азастанны алашы басан адамын алтысыз адаалап, рухани демесін, сйеніш бола білді.

Егемендік пен туелсіздік алан жылдары е алдымен тарихи санананы ояту арылы басталды десек, ателеспейміз. Жаа оам ру шін ткен оамдаы тарихымызда нендей ндылытар ескерусіз алып еді, нендей асылдарымызды жарыратып крсете алмады деген мселелерді арастыра бастады.

Тосаныншы жылдардаы аза поэзиясындаы идеялы-кркемдік ізденістерге кіл аударанда біз мндай ым-тсініктегі жаа лшемдерді згешелеу сараптаймыз. аза жырында да кеес дуіріндегі шек пен шекарадан аспау, идеологиялы алыпты шеберінен шыпау дадысы бірте бірте жойылып келе жатаны аарылады. Туелсіздігімізбен бірге елімізге рухани жаару, яни дінімізді айта оралуы аындар поэзиясына з лесін осты. Аындар Алланы – Тірді, Пайамбарларды кбірек aуыза алып, ата баба салт-дстрлерін жаыртуа, лтты поэзиямыздаы лтты рухты саталуына, азатты пен туелсіздік асарларыны тере арна табуына ыай танытуы птарлы та уанарлы.

Елімізді туелсіздігі дниені шар тарабына жария болан тосаныншы жылдарда аза поэзиясында ле-зенні арыны басылып, аысы баяулап, екпіні бседеп аланы рас.

Ой–сананы др сілкініп, оянан, жаа серпін тапан тсы елімізді туелсіздік алуымен байланысты. Т. Медетбекті «Туелсізбін» атты леіндегі жоары пафосты, шерлі сазды, сергек нді бір-бірінен ажыратпай, ттас абылдау керек.

Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири Туелсізбін! – Танып трмын зімді.

шырамын анат байлар сезімді.

Eшкім енді ккірегімнен итеріп, Ешкім енді шымайды кзімді. [2, 56 б.].

азастанны туелсіздік алуына байланысты азіргі аза поэзиясында алдыы буын аындары тоталитарлы тртіпті ысымымен айта алмаан таырыпты желілі ер таырыпты желілер лтты сананы ояту сезімі бой ктерді. лтты мінез аынды тла арылы лтжандылы, тере лтты мазмн айын крінеді. лтты мінезді динамикасы, тарихы халы тарихымен байланыстыра жырланады. Аындар ледерінде сыншылдыты басымдылыы аныталды.

ХХ асырды соы – тосаныншы жылдары аза поэзиясына жас таланттар келді. Блар те иын кезеде дебиет табалдырыына аттас ада, дстрлі аза жырыны жгін иытарына артып, мртебелі сз неріні ажарын ала келді. Олар лкендермен зегі аыстыра, лестерін срай ілгері мтылды. Ойлы сзді образды айтуа, ікр сезімді ота орап жеткізуге тырысты.

«Мртебелі поэзияны кешегі жаалауын ертеге, яни, бгінгі жаалауа осан кпір міндетін атарды. Шын мнінде алтын кпір бола білді. Мен, алтынкпірліктер поэзиясын Маралтай Райымбеклы, мірхан Балыбек, Жарас Срсек, Бауыржан Бабажанлы, Нржан уантайлы, Батырболат Айтболатлы, лібек Шегебай, Баыт Беделханлы, Дурен Берікажылы, Баытжан Алдияр, Алмас Темірбай, Танакз Толынызы, Айнр бдірасылызы арылы танып білгім келді» – дейді [2, 25 б.] Ендеше, рпа пен рпа арасын жалап жатан, кзге кріне бермейтін жібек жіпті зіп алмау шін кресу – лта сын. Іздену батылды крсетіп, жаа барлаулар жасау – суді кепілі. Біра, барлау з тамырыды з олымен июа, з жапыраыды зі желге шыруа жмыс істемеуі керек. лы Мхтар уезовті «жыл келгендей жаалы сезінеміз» – деп толып, тебіреніп айтан бадарлы сиетіндегі, ттастай талантты бір буынны жолын ашан, «дебиетке слу мінез келуші, лкен мдениетті, асиетті келуші, нрлы, жасы, жарыраан рісі бар жастар...» керек деген тыры биік, тумысы блек улиелік сздері бгін де сз жо зекті. Мселен: «Ауадан аып Алланы демі, // Жанудан тамыз жалыты» - деп Глнр Салыбаева [3, 92 б.].

«Аындардан арылан жо сор лі, Мойынымда – бар лемні обалы.

Баыт деген ата, мансап болса егер, Баытсыз-а кн кешуге болады» [4, 168 б.].

Мына алам Сіз бен Бізді а ма, Кіліме кшкендей кзгі нала.

Жаландытан жеріген бізді жрек, Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири Жамандыа имайды Сізді ана – [4, 163 б.] деп М. Райымбеклы мен Ж. скербекызы оырмандарымен сырлас, мдас аындардай тіл табысты. Сондай-а, Маралтайды: «араы жерде жатырмын» // дайды суретін салып ара абыраа-дейтін [5, 45 б.], Баыт Беделханлыны: «Тсімде, //Санамны мірі жрмейтін лем кшінде, //Зар мымды айтып, зау Ккке самап кетіппін!»...// Тірім жерге тсірме! [6, 7 б.] - дейтін анатты ой оралымдары уатты толынны келе жатанынан хабар бермек.

«Жас аындар жырларыны анталогиясына» жазан алы сзінде лыбек Есдулет былай дейді: «Бл жырлардан лтты шебер, аясынан талпынып, лемдік ріске мтылан, арышты кеістікке ол созан ізденістерді креміз» [7, 32 б.].

М. Райымбеклыны бір мааласында былай дейді: «Бгінгі дебиетімізді зегі 90-жылдары дебиетке келген жастар туралы боландытан, райсымызды барымызды барлау, жоымызды жотауа тиістіміз. Ол шін дебиетке кім не келді, оны мыры анша деген мселелер тірегінде пікір-таластара батыл баруымыз керек. Ал оан ркімні дебиет пен лт алдындаы арызы мен парызы дай берген таланты мен ар таразысыны алдындаы байланысы бола трар».

Жалыз жрек, жалыз бас, Жалыз мір, соы – лім.

Келді кетті жо болды, Мгілі тек леі [3, 45 б.].

Соы кнім тау артына батанда, Соы жлдыз суырылып аанда.

Соы демім бітіп бара жатанда Мен аын боп алар ем. [3, 25 б.].

«Туелсіздікті баян ету – баршамызды міндетіміз. Туелсіздік бізді лтты идеологиямызды негізі болу керек. Ол шін жас рпаты бойына лтты патриотты сезімді молыра сііру ажет» - дейді академик С. ирабаев [8, 19 б.].

дебиетке туелсіздік тыныс демін сезініп, азат елді арман-мратын аралап жеткен жас буын, жаа талапты жырларында бостандыты кйі естіліп траны керек.

Рессейлік дебиет сыншысы Илья Куклин 90 жылдары орыс поэзиясында жаа лшемдер, ым тсініктер алыптаса бастааны назар аудартады. Ол андай лшемдер? Бл, сіресе, сырты серді ыпалынан пайда болатындай кез-келген ндылытара кзарас тез айныыш сипатта. Кез-келген шепті бзып, алыптасан пайым тсініктерді тас-талан етуге бейімділік бар. «Для 90-х важно ощущение того, что граница может возникнуть и исчезнуть в любом месте. Мир 90-х может быть описан как мир мерцающих – возникающих и проподающих границ» [9, 221 б.].

Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири Тосаныншы жылдардаы аза поэзиясындаы идеялы-кркемдік ізденістерге кіл аударанда біз мндай ым тсініктегі жаа лшемдерге згешелеу сараптаймыз. аза жырында да Кеес дуіріндегі шек пен шекарадан аспау, идеологиялы алыпты шеберінен шыпау дадысы бірте бірте жойылып келе жатаны аарылады. Аындар Алланы-тірді, пайамбарды кбірек ауыза алып, ата-баба салт-дстрін жаыртуа, лтты поэзиямыздаы лтты рухты саталуына, азатты пен туелсіздік асарларыны тере арна табуына тере арна табуына ыай танытуы птарлы та уанарлы. Жас толынны аза поэзиясына мол уатпен, лкен деріспен келіп осыланы уантады.

ХХІ асыр басындаы аза поэзиясы оам мен жаа заман дамуын, жаа оамды ндылытарды алыптаса бастауын, жаа мен ескіні психологиялы бейнесін, лтты саналы дегейін те шебер жырлап келеді.

азіргі аза оамыны крінісін дп басады.

Мен тек аба боламын ба?

Заман – соан боранда.

мір сру иын-а, Жылуы жо оамда...

(С. амшыгер «Мен тек аба боламын ба...») Заманны жгі теелмей баратанда ауып, Ит-мір оса жармасар балатан ауып (Б. Беделханлы «Сайтан іздер») Азат боп кірдік, я, Алла, Алшадап басып матана, «Алаш» деп жазып апаа.

Жас асыр, жаа заман!

(М. Райымбеклы) асырлар тоысында ашан болсын згерістер дмпулер жиі болады. ХХІ асыр басындаы аза леі згеше. Кіл сйсіндіреді, санаа онымды, жрекке жаымды. аза еліні туелсіздікке олы жетіп, етегін жапаннан бері поэзия еркін тыныс алып келеді. Оан азіргі жастар поэзиясы – ку.

лдекімдерден крсе де лі бір жбір, Тілегі сені болады, брібір, абыл!..

айраты ашып, айырма, аймана аза, Тадыры ауыр боланмен, Тірі – діл!...

оам, заман туралы таырыпта жас аындарды лашы ке. Аын бл леде бкіл аза елін есесін тік стауа шаырады.

Жын кетті, Жалыз кзін ысып кетті, аламым олымдаы тсіп кетті.

...Бір кні Жына еріп кете ме екем, Табаным о, кпір-ай, ышып кетті, – Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири (А. Темірбай) деп адамны трлі жаман ойларын жыа балап отыранын креміз. Адамны кркемдік танымына тн оамдаы жат, оаш, исынсыз жадайларды символикалы арнада суреттеу тсілі-дебиетте брыннан келе жатан дстр.

Аын оамдаы кемшілікті айту, замана шындыын бкпей жырлау арылы дебиет тарихына ену керек. дебиет осынысымен нды. Жас аындарды замана туралы ой-толамы, оама кзарасы з биігінде крінді.

азастан егемендік алып, з алдына мемлекет болан кезден бастап ле лкесіне ат ізін салан аза поэзиясыны жас буын кілдері арасындаы аламдастарыны алы тобынан суырылып шыып, ала озан бір шоыры кні бл жанрда з олтабаларын алыптастырып лгерген елеулі есімдерге айналды. Осы топты атарына кіретін аындарды айтатын болса, поэзия леміне лені еселі а ордасын сн-салтанатымен, шешен сз, шебер рнегімен келістіре ондыран бір топ жас толын М. Райымбеклы, Ж.

скербекызы А. Темірбай, А. Исаділ, Б. Айболатлы, Н. Бердалы сияты аындарымыз поэзия лемін жаа бір ккжиекке ктерді.

дебиеттер:

Медетбек Т. Туелсіздік //Егемен азастан. – 1991. - 24 желтосан.

1.

Темірхан Медетбек // Жлдыз» журналы. – 2008, № 1-2.

2.

Салыбаева Г. Жан. - Алматы: Жалын, 1995. - 128 б.

3.

скербекызы Ж. аракз бла. - Астана: Елорда, 2001. - 88 б.

4.

Маралтай Райымбеклы.

5.

Б. Ккемарал. - Астана: Елорда, 2001. – 88 б.

6.

Жас аындар жырларыны анталогиясы. - Алматы: лке, 2000. – 320 б.

7.

С. ирабаев лт туелсіздігі жне дебиет. - Алматы: Жазушы.

8.

И. Куклин. Современная русская поэзия. - Москва, 1996.

9.

Алишина Х.Ч., Макаш С.Н.

Тюменский государственный университет ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ СИБИРСКИХ ТАТАР ПО ЯЗЫКОВЫМ ДАННЫМ Язык сибирских татар оказался в поле зрения исследователей примерно в середине ХYIII в. В это время шло накопление лексического материала учеными-историками Георги, Миллером, шведским пленным Страленбергом, академиком Палласом, изучающими быт народов Российского государства.

ХIХ век в истории сибирских татар связан с именами таких выдающихся личностей, как Иосиф Гиганов и Фридрих Вильгельм Радлов.

Первая грамматика татарского языка была написана и издана в начале ХIХ века учителем Тобольской главной школы Иосифом Гигановым. Вслед за «Грамматикой» выходит в свет первый букварь на родном наречии сибирских Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири татар, который написал учитель Саусканской школы Тобольского округа Ният Баки Атнометов под руководством Гиганова.

В периодической печати ХIХ столетия появляются публикации, посвященные языку, культуре, быту аборигенов. Так, в журнале «Тобольские губернские ведомости» И. Юшков в статье «Сибирские татары» отмечает языковые особенности коренного населения. Среди других авторов можно также отметить тюрколога, переводчика Лазаря Захаровича Будагова, который в фундаментальной работе «Сравнительный анализ турецко-татарских наречий» (СПб, т. 1-2, 1869-71) приводит некоторые сибирско-татарские слова.

Особое место в отечественной тюркологии занимают труды академика Петербургской Академии наук (1884), востоковеда, этнографа, переводчика, основоположника сравнительно-исторического изучения тюркских языков /Фридриха Вильгельма/ Василия Васильевича Радлова. Важнейшими для изучения диалектов сибирских татар являются его фундаментальные труды «Образцы народной литературы тюркских племен. Наречия барабинцев, тарских, тобольских и тюменских татар» (Т. IY, СПб., 1872. 411 с.) и «Опыт словаря тюркских наречий» (в 4-х т. СПб., 1893-1911).

И, наконец, в конце ХIХ-начале ХХ в. в Тобольске действовал Комитет православного миссионерского общества, который издавал учебную литературу в виде брошюр на наречии тобольских татар. Например, в 1906 г. специально была отпечатана «Русско-татарская азбука».

В советское время вплоть до 40-х гг. ХХ в. никаких специальных исследований среди татар Западной Сибири не проводилось. После открытия в 1939 г. в Казани Института языка, литературы и истории КНЦ АН СССР в предвоенный период для изучения диалектов сибирских татар была организована специальная научная экспедиция. В ней участвовали такие ученые, как фольклорист Хамит Ярми, писатель Наки Исанбет, младший научный сотрудник сектора языка ИЯЛИ Саит Амиров (выходец из Омской области, погибший на фронтах Великой Отечественной войны).

В архиве ИЯЛИ сохранилась рукописная работа Саита Амирова «Особенности разговорной речи татар Западной Сибири – барабинцев, тарских, тевризских и тобольских татар». Небольшая рукопись выполнена в форме кандидатской диссертации. Здесь и ссылки на труды известных тюркологов (А.

Боровков), и сопоставления с уйгурским и другими тюркскими языками, и примеры, записанные в юртах Пушнятских (Тб.), ю. Еланьярских (Вг.), в г. Тара Омской области, и соответствия, извлеченные из произведений средневековых авторов (М. Колый). Саит Амиров приводит случаи геминации согласных в словах атты, етте, бттер, иртт;

сохранения сочетаний сонорных с переднеязычным [Т]: йомырта, себертке, клтке, елтк, алты, алтъяпыч.

В 62-страничном приложении дается анализ морфологических особенностей в сопоставлении с татарским литературным языком. Саита Амирова волновала проблема лингвистического статуса языка сибирских татар: язык или диалект?

Вот какие пояснения мы находим у него:

Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири “...Сибирский диалектный язык нельзя считать просто говором, в т о же время это и не отдельный язык. В Сибири распространено двуязычие на местном и литературном языке, местному там противостоит татарский литературный язык. Литературный язык понимают и могут им пользоваться.

Если попросишь, могут довольно прилично изъясняться и на литературном...

Многие особенности их говоров совпадают с особенносятми говоров татарского языка (восточные говоры и западный диалект, даже говоры Заказанья), они не являются изолированными от татарского языка, а показывают более древнее его состояние.

Для отдельного языка должна быть отдельная нация, но для этого нет предпосылок, которые должны быть согласно учению марксизма-ленинизма.

Сибирский разговорный язык не отдельный язык, а всего лишь диалект татарского языка...” Эта поездка татарской интеллигенции на территорию Тоболо-Иртышья стала мощным фактором, своеобразным толчком для ученых Казани и Сибири к изучению татарских диалектов урало-сибирского региона.

В 1940 г. в журнале “Sovet mktbe” (Советская школа) появляется статья Латыфа Заляя «Диалекты татарского языка», вторая часть которой называется «Tobol tatarlar sjlv telendge qajber zenleklrne krstkn materiallar»

(Материалы о некоторых особенностя разговорного языка тобольских татар).

Здесь он анализирует язык татар Байкаловского района Омской области, приводит примеры из говоров тарских татар Омской области, бардымских татар Свердловской области.

Во втором-третьем номерах 1940 г. того же журнала “Sovet mktbe” (Советская школа) были напечатаны материалы, собранные директором Чебургинской школы Тобольского района Вагапом Туктабаевичем Ахметовым.

Статья “Tobol-Tmn tatarlari dialektlari” отражала особенности заболотного говора жителей Старо-Каишкульских, Ишменевских, Вармахлинских, Сеитовских юрт Тобольского района.

Послевоенный период характерен тем, что особое значение придается решению национального вопроса: работают вузы по подготовке научно педагогических кадров в Казани, Уфе, Тобольске, Москве, появляются доктора филологических наук, исследовавшие диалекты сибирских татар.

В числе первых можно назвать выпускника Казанского пединститута, завкафедрой татарского языка Тобольского пединститута Ахатова Габдулхая Хурамовича (1927-1986). В 1960 г. в Казани состоялось совещание по диалектологии тюркских языков, на котором он прочитал доклад о происхождении цоканья в языке сибирских татар. «Цоканье является результатом «искреннего подарка» половцев, оно прочно вошло в язык.

Известно, что в древности цоканье было присуще куманам. В настоящее время оно сохранилось в восточном диалекте и, частично, в некоторых говорах и подговорах западного диалекта татарского языка.

Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири В образовании сибирских татар участвовало несколько этнических компонентов:

тюркоязычные народы: хотаны, кыпчаки (западная ветвь кимаков, 1.

кочевавших по берегам Иртыша, нугаи и другие мелкие племена (аялы, туралы, курдаки, барама, тунух, любей, мрассы и кондомы) финские народы: ханты, а также, частично, манси.

2.

Позже - желтые уйгуры, бухарцы-узбеки, казанские татары, башкиры, киргизы, казахи.

…Академик В.В. Радлов в работе «Древние аборигены Сибири» (1884, с.

8) пишет, что барабинцы и иртышские тюрки существовали еще в начале IY века. Историк М.Е. Бударин в работе «Прошлое и настоящее народов Северо Западной Сибири» указывает, что еще в начале ХIII в. на Иртыше существовало татарское царство во главе с ханом Оном.

Как известно из хранящихся в тобольском госмузее рукописей, в 1394- гг. на берегах Иртыша жило три тюркских племени: хатан, нугай и кара кыпчак, а также остяки (ханты) и бежавшие бунтовщики Тархана. Как пишут авторы рукописей, все это были татары, поклонявшиеся куклам.

Примечательно то, что профессор Ахатов Г.Х., автор монографии «Диалект западносибирских татар», считал этот диалект самостоятельным языком и не членил его на говоры.

Яркую страницу в изучение диалектов сибирских татар вписала доктор филологических наук, профессор, действительный член академии наук Республики Татарстан, глубоко эрудированный и талантливый ученый Диляра Гарифовна Тумашева.

Основные труды Д.Г. Тумашевой по описанию фонетических и лексико грамматических особенностей диалектов западносибирских татар в виде солидных монографий вышли в шестидесятые годы ХХ столетия. В 1969 г. в ИЯ АН СССР ею была успешно защищена докторская диссертация на тему «Диалекты сибирских татар в отношении к татарскому и другим тюркским языкам».

Труды Диляры Гарифовны получили самую высокую оценку со стороны как отечественных, так и зарубежных исследователей. К примеру, выдающийся немецкий тюрколог тюрколог и монголист Герхард Дерфер писал: «Подробное описание западносибирских диалектных групп было с давних пор необходимостью. Как раз в последнее время (в 50-60-е гг.) растет число публикаций об этом… И среди них без сомнения наиболее выдающееся место занимают работы Д.Г. Тумашевой…» Ученый отмечает, что недостаточное научное освещение вопроса о языке сибирских татар было недооценкой его своеобразия и особенностей.

В результате длительного изучения диалектов сибирских татар Диляра Гарифовна пришла к конкретным выводам. Язык сибирских татар был четко классифицирован и занял вполне определенное место среди других тюркских языков. В докторской диссертации она писала: «Язык сибирских татар Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири относится к кыпчакско-ногайской подгруппе кыпчакской группы тюркской языковой семьи. Он имеет следующее диалектное членение: тоболо-иртышский диалект (тюменский, тобольский, тарский, тевризский, заболотный говоры);

барабинский диалект;

томский диалект (калмакский, эуштинский говоры)».

Диляра Гарифовна дала подробное описание множества наречий и говоров, два из которых были описаны и введены в научный оборот впервые. По ее мнению, язык сибирских татар имеет общетюркскую и раннекыпчакскую основу, которая по говорам дополняется огузскими и восточно-тюркскими чертами»

(Тумашева 2000).

Д.Г. Тумашева установила, что сибирские диалекты отличаются между собой по степени отражения в себе поволжско-уральской шкалы гласных, по особенностям проявления закономерностей оглушения согласных и по характеру соотношения кыпчакского и алтайского типов озвончения их:

озвончение П, К в интервокальной позиции в кыпчакских, озвончение С, Ш, Ц, Т в интервокальной позиции – в алтайских тюркских языках. Относительно новыми явлениями Д.Г. Тумашева назвала передвижение гласных от старотюркской системы к поволжско-татарской, которые сочетаются в области согласных с наличием неполносмычных Б, Г,, характерных для восточнотюркских языков, а также сочетаний согласных ЛТ, НТ, РТ на границе слова и аффикса, наблюдаемых в памятниках тюркской рунической письменности YII-YIII вв. (Тумашева 2000) Грамматика тоболо-иртышского диалекта имеет кыпчакско-ногайскую основу, сохраняющую более древние карлукско-уйгурские черты: форма на -ы и ее производные –ылы, - ытай, -ысыс, которые в различном фонетическом оформлении встречаются в древнеуйгурском, алтайском, хакасском, шорском и др. языках. Исконные черты сохранили в большей степени тевризский и заболотный говоры, хотя рефлексы древних форм наблюдаются м на других территориях: форма желательного наклонения тюменского и заболотного говоров алайы/алайыгы сопоставима с якутской формой ылыаын.

Грамматические формы по говорам характеризуются многовариантностью.

Отрицательная форма 1 л. ед. ч. будущего времени глагола имеет формы:

алмам, алман, алмасмын, алмарым. Причастие настоящего времени алатыан, алатыын, алатын, алатхан и др.

Академиком Д.Г. Тумашевой проведено сравнение диалектов сибирских татар с другими тюркскими языками и языками древних тюркских памятников.

Лексика сибирских татар имеет черты общности с лексикой древнетюркских памятников и восточнотюркских языков, с лексикой кыпчакско-уйгурской группы языков и кыпчакских языков послемонгольской эпохи. Общность с древнетюркскими памятниками и восточнотюркскими языками (хакасским, чулымско-тюркским, алтайским, шорским, тувинским) связана, вероятно, с первоначальным обитание кимакско-кыпчакских племен, составивших этническую основу сибирских татар, на Алтае. Ср. йу – сиб., чулым. «Бугорок на могиле», йог, ДТС, «поминальный обряд»;

таай – сиб., чулым. «оружие»;

Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири ай – сиб. «первый снег, выпавший на могилу, снегопад весной, ненастье»;

аз ДТС «буран, пурга, метель», хай тув. «беда» и др. Общность с карлукско уйгурской группой языков связана с продвижением в Прииртышье в IХ-ХI вв.

кимакско-кыпчакских племен и племен разгромленного в 840 г. Уйгурского каганата. Сравнение лексики сибирских татар с Древнетюркским словарем дает наибольшее число схождений с лексикой письменных памятников ХI в. – «Словарем тюркских племен» Махмуда Кашгарского и дидактичсекой поэмой Юсуфа Баласагунского Кутадгу-билик «Благодатное знание». Оба памятника отражают карлукско-уйгурскую языковую традицию. Кыпчакская лексика послемонгольского периода сложилась в результате контактов сибирских татар с казахами Среднего и Малого жузов.

Вся история Сибири связана с различными не только финно-угорскими, но и тюркскими народами. Отдельные племена, группы тюрков оседали здесь с очень ранних времен. Это отложилось не только в собственно татарских, но и русских топонимах. Главную роль в этническом формировании сибирских татар сыграли, по-видимому, кимакско-кыпчакские племена, «этническое ядро которых сложилось в Прииртышье в в IХ-ХI вв. после гибели Западнотюркского и Уйгурского каганатов (Б.Е. Кумеков). «Исследователи локализуют их пребывание на Иртыше его средним течением (Восточный Казахстан), однако ничто не мешало им распространиться вниз по Иртышу в поисках новых угодий, новых источников жизни. Это подтверждается обилием тюркских, в т.ч. кимакских этнотопонимов на юге Тюменской области и левобережье Иртыша – в Омской. В частности, к ним относятся кимакский этноним Кайбаба, Кайлы – Тюменской и оз. Кайлыкуль – Омской областей»

(Тумашева, 1987).

Таким образом, проведенное Д.Г. Тумашевой исследование фонетики и грамматики диалектов сибирских татар, было дополнено изучением ономастикона сибирских татар. Ономастические материалы помогли сделать вывод о существовании на территории Тоболо-Иртышья топонимов и этнонимов, имеющих параллели в древнетюркских памятниках и средневековой истории кыпчаков, которые в совокупности с другими лингвистическими, а также историко-этнографическими данными позволили сделать вывод о том, что язык западносибирских татар продолжает сохранять средневековую кыпчакскую традицию, основы которой сложились в домонгольскую эпоху.

Литература:

Алишина Х.Ч. Академик Д.Г. Тумашева // Материалы научно-практической 1.

конференции «Сулеймановские чтения – 2000». Тюмень, 2000.

Алишина Х.Ч. Говоры сибирских татар юга Тюменской области. Автореф. дис....

2.

канд. филол. наук. - Казань, 1992.

Алишина Х.Ч. Ономастикон сибирских татар (на материале Тюменской области).

3.

Монография в 2-х частях. – Тюмень, 1999.

Алишина Х.Ч. Тоболо-иртышский диалект языка сибирских татар. - Казань, 1994.

4.

Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири Амиров Саит. Особенности разговорной речи татар Западной Сибири – барабинцев, 5.

тарских, тевризских и тобольских татар. Архив ИЯЛИ им. Г. Ибрагимова АН РТ. Казань. Ф.

52, оп. 1, ед. 66, л. 78.

Арсланов Л.Ш. Татарские говоры правобережных районов Татарской и Чувашской 6.

АССР. Автореф. дис.... канд. филол. наук. - Казань, 1966.

Арсланов Л.Ш. Язык карагашей-ногайцев Астраханской области. Набережные Челны, 7.

1992.

Ахатов Г.Х. Диалект западносибирских татар. - Уфа. – 1963.

8.

Ахатов Г.Х. Диалект западносибирских татар. Автореф. дис.... д-ра филол. наук. 9.

Ташкент, 1965.

Ахатов Г.Х. Доклад о цоканье сибирских татар // Вопросы диалектологии тюркских 10.

языков. Казань, 1960. с. 106-111.

Ахатов Г.Х. Татар теленен лексикасы. Казан, 1995.

11.

Барсукова Р.С. Заболотный говор тоболо-иртышского диалекта татарского языка в 12.

сравнительном освещении. Автореф. дис.... канд. филол. наук. - Казань, 2002.

Баязитова Ф.С. Себер татарлары. Казан, 2001.

13.

Дмитриева Л.В. Язык барабинских татар. - Л.: Наука, 1981.

14.

Дмитриева Л.В. Язык татар Западной Сибири (барабинцев и тобольских татар).

15.

Автореф. дис.... канд. филол. наук. - Л., 1951.

Жизнь замечательных людей. Диляра Тумашева – выдающийся тюрколог ХХ 16.

столетия (сборник статей). Автор-составитель Х.Ч. Алишина. Тюмень: типография “Печатник”, 2011. – 72 с.

Йосыпов Фэрит. Россия татарлары. Себер татарлары // Мирас, 2003. № 12.

17.

Насибуллина А.Х. Лексика тоболо-иртышского диалекта сибирских татар (в 18.

семантическом и генетическом аспектах). Автореф. дис.... канд. филол. наук. - Казань, 2000.

Насибуллина А.Х. Лексика тоболо-иртышского диалекта сибирских татар. Тюмень, 19.

2001.

Насипов И.С. Татарская диалектология. Стерлитамак, 2008.

20.

Рамазанова Д.Б. Себер диалектларыннан материаллар. Казан, 2001.

21.

Рамазанова Д.Б. Татар телене кнчыгыш диалектлары. – Тюмень: Вектор Бук, 2007.

22.

– 260 с.

Рахимова А.Р. Лексика диалектов сибирских татар. Казань, 2001.

23.

Рахимова А.Р. Промысловая и хозяйственная лексика диалектов сибирских татар.

24.

Автореф. дис.... канд. филол. наук. - Казань, 1998.

Сибирские татары. Казань, 2002.

25.

Сунгатов Г.М. Фонетическая система заболотного говора тоболо-иртышского 26.

диалекта сибирских татар. Автореф. дис.... канд. филол. наук. - Казань, 1991.

Тумашева Д.Г. Диалект – основа // Идель. Казань, 1993. № 2.

27.

Тумашева Д.Г. Диалекты сибирских татар в отношении к татарскому и другим 28.

тюркским языкам (докторская диссертация).

Официальные оппоненты: докт. филол. наук Э.

В. Севортян, действ. член АН Казахской ССР, докт. филол. наук С. К. Кенесбаев, докт.

филол. наук А. А. Юлдашев.

Тумашева Д.Г. Диалекты сибирских татар в отношении к татарскому и другим 29.

тюркским языкам. Автореф. дис.... д-ра филол. наук. - М., 1969.

Тумашева Д.Г. Диалекты сибирских татар. Опыт сравнительного исследования. 30.

Казань: Изд–во Казан. ун-та, 1977 – 294 с. (с картой).

Тумашева Д.Г. Лексика сибирских татар и памятники древнетюркской письменности 31.

// Материалы научно-практической конференции «Сулеймановские чтения – 2000». Тюмень, 2000.

Тумашева Д.Г. Словарь диалектов сибирских татар. - Казань: изд-во КГУ, 1992.

32.

Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири Тумашева Д.Г. Словарь М. Кашгарского и лексика сибирских татар // Материалы 33.

научно-практической конференции «Сулеймановские чтения – 2000». Тюмень.

Тумашева Д.Г. Татарские диалекты Западной Сибири (Тюмень). Автореф. дис....

34.

канд. филол. наук. - Казань, 1952.

Тумашева Д.Г. Тубыл-Иртеш татарларынын авыз ижат урнэклэре (уку китабы). 35.

Тюмень: ТОГИРРО, 1998.

Тумашева Д.Г. Язык западносибирских татар грамматический очерк и словарь.

36.

Казань: Изд–во Казан. ун-та, 1961. 240с. (ч. 1-я).

Тумашева Д.Г. Язык сибирских (тоболо-иртышских) татар. – Тюмень: ТОГИРРО, 37.

1997.

Тумашева Д.Г. Язык сибирских татар. Ч. 2-я. - Казань: Изд – во Казан. ун-та, 1968. – 38.

182 с.

Тумашева Д.Г., Насибуллина А.Х. Словарь диалектной лексики татарских говоров 39.

Тюменской области. Тюмень, 2000.

Алпысбес М.А.

Л.Н. Гумилев атындаы Еуразия лтты университеті ТАРИХНАМАЛЫ ДЕРЕКТЕМЕДЕГІ АЗА ШЕЖІРЕЛЕРІ Шежіре – кшпелілер ркениетіні леуметтік-тарихи дстрі, ежелгі тркі леміні мдени феномені. Академик.Х. Марлан: «аза шежіресіні айнар кзі – кп заман бойы алыптасып, рпатан-рпаа мра болып алып отыран жинатар. Ол белгілі бір тарихи шыарма іспетті атадан балаа ауызша, жазбаша жеткізіліп отыран» деп крсетті [1]. Сонымен атар, шежірелер леуметтік былыстарды зінше, сол дуірге лайыты формада, лайы ой-сана лгіде сипаттап баа береді.

Кейбір шежірелерді ттас тарихнамалы туындыа айналан шыарма ретінде абылдауа болады, йткені тарихнамалы элементтер азаты шежіре мраларында да орын алады. Тарихнамалы шыармаларды зіндік басты белгілері – наты белгіленген пні, танымды логикасы жне ала ойан айын масаты болады. Орталы Азия халытарыны ортасындаы исламды, сопылы дстрлерді дамуы халыты тарихнамада, шежірелерде аны ыпалы болан. аза шежірелеріні тарихнамалы деректану міндеттерімен тікелей пндік байланысы бар.

Тарихнамалы деректану, жалпы айтанда, кейін алыптасан баыт.

Оны негізгі масат-міндеті – тарихнамалы фактілерді талдау шарттарын алыптастыру. Тарихнамалы дерек жайында пікір айтушылар, тарихнамалы дерек ретінде тарихи ілімні даму тарихы туралы мліметі бар кез келген тарихи апаратты абылдау ажет деген [2]. Тарихнамалы рі деректанушылы зерттеулерді аясын кеейту ісіне шежірелерді талдау мселесін осу, ішкі тарихи деректемелерді талдауа ызмет етеді.

аза шежірелері тарихи ой мен білім, таным жне кзарас ретінде крделі былыс боландытан, шежірелік мраларды тарихнамалы дерек деп Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири арастыру толы негіз бар. Шежерелердегі тарихнамалы деректер ртрлі тарихи дуірде орын алан дстрлі кшпелі оам оиаларын гімелейді.

Шежірелерді тарихнамалы-деректік феномен ретінде зерттеу шін, оны алыптасуындаы алышарттары мен себептерін, жне шежірелік мліметтерді зектілігі мен мнісін, леуметтік функциясын тсіну ажет.

Сондытан, бл баыттаы зерттеу е алдымен тарихи таным теориясымен тыыз байланысты.

Тарихнамалы деректі талдауа рылан дісті шежірелерді зерттеуге олданар болса, оны тарихи дстр деп баалу шін теория-методологиялы маызы зор. Тарихнамалы деректерді толымды болуы, оларды апаратты дйектілігі мен объективтілігі, малматтарды сапалы ндеу мен тиянаты ылыми сыннан ткізілуі трысында тарихи зерттеулерге де, тарихнамалы жне деректік зерттеулерге де зор сері бар.

аза шежірелеріні бізге жеткен лгілері, негізінен, жазбаша болып келеді.. Марлан крсеткендей, олар XVI асырдан-а алыптасан. ХІХ асырды екінші жартысында жне ХХ асыр басында аза шежірелерін бір жйеге тсірген М.Ж. Кпейлы,. Халид,. Диваев, Ш. дайберділы ел ауызындаы тарихи фольклор, халы даналыы лгілерін ммкіндігінше жинап, жазып шыарды. Сондытан, аза шежірелерін талдауа да біздер негізінен жазба нсаларын аламыз.

Шежірелерді тарихнамалы дерек ретінде талдау ісі, е бастысы, шежірелерді алыптасу задылыы, тарихи болмысты сипаттау ерекшеліктері, леуметтік жады ызметі трыда шежіре хаттаушыларды, сатаушыларды осындай трлі леуметтік-мдени рекетке себеп болан талпынысы, масаты, міндеті, оларды олданан тарих баяндау тсілін ашып беруді кздейді.

Тарихнамалы деректер ретінде баспадан жары крген жне олжазба кйінде саталан шежірелер мен сол шежірелердегі тарихнамалы фактілерді арастырамыз. Ал, аза шежірелерін тарихнамалы деректану трысынан арастыру, зертеуші шін оны дерек кзі ретінде толы маынасын ашуа ызмет етеді.

Тарихнамалы деректану дамытуда, мысалы, тарихи-салыстырмалы, ретроспективті, синхронды жне баса таным масатына жауап беретін дістер олданылады. Сын ралы мен тере талдау дістерін олдану жолымен шежіре мліметтерін тарихнамалы дерек ретінде зерделеу, мазмны айтып тран леуметтік-мдени кзарасты, саяси станым белгілерін айындауа, ылыми наты рі маыналы тжырым мен орытынды шыаруа ммкіндік береді.

Шежіре сатаушы жеткізген деректер жне оны хата тсірген олжазба иесі, ткен тарихи уаытта орын алан тарихи шынды, яни шынайы жадайлара, тарихи рдіске деген атынасы субъективті болып табылса, шежірелерді тарихнамалы дерек ретінде зерттеуші тарихшы, ізденген маман, шежірені объекттік трыда танушы субъект болып табылатынын аарамыз.

Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири Шежірелерді зерттеліп отыран объект деп арауда оны объективті жне субъективті ырлары, яни екі трлі аспектісі ашылады. Кез келген деректі трі объективті жне субъективті жадайлара орай з мазмнында айын жне «жасырын» маыналарды сатайтыны белгілі. Бл жадай тарихнамалы деректемлерге де тн.

Тарихнамалы деректі е басты жне негізгі трі жазба тарих нсалары боланымен, тарихшы этнографиялы мліметке де назар аударады. аза халыны жне туыс тркі халытарыны тарихын зерттеу мселесінде, сіресе, оларды этнос ретінде шыу тегі мен мдени былыстарыны дамуына байланысты ізденістерде трлі тарихи деректерді пайдалануды тжірибелік олданбалы маызы бар. Тарихи фольклор мліметтеріні баса да деректі мліметтер атарында, ерекше мнге, ылыми сраныса ие боландыы ткен тарихнамадан жасы байалады.

Халы шежірелері ауым алыптастыран тсініктерден туындаан, тарихнамалы шежіре шыармаларына араанда олар рулар туралы мліметті мол рі наты айтып жеткізеді. Наты шежірелік туындыларды тарихнамалы шыарма ретінде, тарихнамалы дерек трінде абылдау, тарихнамалы туындыны талдауда тиімді дістерді іске асыру жолдарымен зерделеу, аза шежірелерін жаа ырынан, яни тарихи таным-білім былысы екенін танытады.

Енді бір мселе – сырт тарихнамадаы шежірелік деректер. Орталы Азия лкелерін мекендеуші халытар туралы мліметтерді жинау, тіркеу, хаттау дстрі жаын жне алыс елдерді тарихнамалы дстрінде ртрлі замандарда орын алды. Сырт елдерді, кбінесе оларды билеуші улет ордасы маында алыптасып, тарихнамалы мазмнда дамыан шыармаларда, кшпелі далалытарды міріне, трмыс-тіршілігіне, йгілі адамдарына жне жер-суына байланысты жан-жаты млімет айтылады.

Бл мліметтерді кпшілігі далалытара атысты тарихи шындыты дрыс суреттегенімен, оны мазмнында мраат хаттаушы халыты дниетанымды тсініктері мен тіл ерекшеліктеріне жне баса да субъективті жадайлара орай пайда болан кемшіліктер мен ате тсы, брмалаулар, толымсыз млімет осу орын алатыны белгілі. Солай болса да, тарихты кне дуірлеріне байланысты оамды рылыс пен мдени даму туралы бдан баса толымды дерек табу иын.

Сондытан, сырты жне ішкі деректемелерді баяндаан мліметтерін зара салыстыру жолымен, сырткз тарапынан жіберілген тарихи деректемелерде орын алан ате, келесіз келген тстарын анытау масатында, ммкіндігінше ішкі тарихи деректерді, тл деректемелерді олдану, оларды зара салыстыру, ішкі жне сырты ыпалды факторларын ескеріп, рбр тарихи мліметті пайда болып, саталу, згеру себеп-салдарын зерделеу деректік-тарихнамалы зерттеу шін те маызды.

Тарихи білім мен ылым р трлі халытарды ортасында, ртрлі елдерде зіндік еркешеліктерімен кзге тседі. Ондай ерекшеліктер наты сол Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири халы, сол елді мдениетінен, мір сру тжірибесінен, дниетаным мен мір жне трмыс ндылытарынан туындаан. Сырт тарихнамада саталан тркілерді шежірелік лгілерін зерттеуде осыны ескеру ажет.

Адамзатты Шыыс пен Батыса блу негізінде Шыысты жне Батысты тарихнамалы дстр деп ажыратамыз. Оны іргетасы дін алыптастыран басты аидалардан туындайды. Халытарды тарихнамалы дстрінде зіндік трлі ерекшеліктері кбіне осыан байланысты алыптасан. Шежірелер де солай.

Тарих ылымы тарихты жасаушы басты субъект – тарихи тла, адам жне адамны жеке асиеттері мселесіне ден оймаса, онда тарихты мазмны да тжірибелік дегейдегі ртрлі оамды былыстарды сырттай сипаттаумен ана шектеліп алады.

Шежірені тарихи дстр ретіндегі е басты артышылыы – тарихи таным мселесін тарихи тла категориясымен байланыстыруында, адамны зінен бастап арастыруында. Дала мдениетіні аясында алыптасан тарихты баяндауды мндай негізі тарихи таным принципіне айналанын байаймыз.

Литература:

1. Марлан.Х. Шежіре. аза шежіресі // СЭ. - Алматы, 1978. – Т.12. – 595 б.

2. Пушкарев Л.Н. Определение, оптимизация и использование историографических источников // Методологические и теоретические проблемы истории исторической науки. – Калинин, 1980. – С.102-103.

Аманжолова Д.А.

Российский государственный университет туризма и сервиса ИЗ ИСТОРИИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ А.Н. БУКЕЙХАНОВА В СТЕПНОМ КРАЕ Первые десятилетия ХХ в. были временем бурного роста национального самосознания казахского и других тюркских народов Российской империи, что выражалось в активизации общественно-политической жизни, культурном прогрессе, становлении национальных языков, развитии литературы и прессы, распространении новых идеологических концепций (пантюркизм, панисламизм, пантуранизм), реформистских движений (джадидизм) и т. д.

Лидером движения Алаш стал выходец из султанской семьи Каркаралинского уезда Семипалатинской области Алихан Нурмухамедович Букейханов (1870 1937). Он окончил Омское техническое училище, затем Петербургский лесотехнический институт. «В бытность студентом... принимал самое деятельное участие во всех студенческих делах, всегда примыкал к крайне левой...очень энергично отстаивая тезисы экономического материализма».

После окончания института преподавал математику в Омском Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири лесохозяйственном училище, с 1890 г. сотрудничал в газетах «Степной край»

(1885-1897), «Степной листок» (1893), «Семипалатинский листок», был одним из авторов тома 18-го «Киргизский край» издания «Россия». Полное геогра фическое описание нашего Отечества (СПб., 1903). Уже в 1898 г.

А.Букейханов являлся действительным членом Западно-Сибирского отдела Русского Географического Общества в Омске, в 1901-1908 гг. - членом его распорядительного комитета [3]. Как член отдела, Букейханов дежурил в музее в дни его посещения для проведения экскурсий, передавал в дар библиотеки отдела книги, сведения по этнографии и истории казахов, участвовал в подготовке исторического очерка о работе отдела за 25 лет, выступал с докладами и сообщениями, в дискуссиях, прежде всего, по вопросам изучения родного края и Сибири.

Содержание выступлений Букейханова на заседаниях отдела сви детельствует, что основное внимание он уделял наиболее острым проблемам казахского общества, прежде всего земельной, что неизбежно придавало им политический характер. Так, при обсужени 31 марта 1898 г. на общем собрании отдела доклада В.А. Владимирского «К вопросу о переходе киргиз в оседлое состояние» он дал характеристику термина «джатак». Докладчик относил к джатакам пролетаризовавшиеся слои кочевого общества, переставшие кочевать из-за потери скота. Букейханов отметил, что именно джатаки являются «гво здем» рассуждений администрации в её стремлении усилить оседание казахов.

Между тем на деле джатаками казахи называют всех, кто не кочует:

ростовщиков, купцов, волостных управителей (в Омском уезде), мелких перекупщиков, городских и сельских батраков, кустарей в Каркаралинском уезде, скотоводов на юге Атбасарского уезда и т. д. В разных районах края престают кочевать хозяйства разного имущественного состояния, подчеркнул Букейханов, и на конкретных примерах (различия в расстояниях кочёвок по регионам определяют количество скота в хозяйствах и т.о. отличают джатаков отдельных уездов между собой) показал некорректность оценки этой группы казахского общества как однородной.

Букейханов настаивал на конкретном и всестороннем изучении специфики кочевого хозяйства и определении на этой основе эффективных мер по оседанию казахов. В качестве неудовлетворительного примера он сослался на Степное положение 1891 г., которое признавало общее пользование всех земель у казахов, в связи, с чем власти изымали у них т.н. излишки. На деле изъятие земли производилось как простое перемещение населения на земли, которые должна была выделить община. «Между тем работы экспедиции по исследованию степных областей показали, что киргизское землепользование чрезвычайно сложно и запутанно». В нём есть как общее пользование с родовой собственностью, так и индивидуальное - призимовочной территорией с продажей, арендой, дарением, передачей в виде калыма и т.д. К тому же границы летних, осенних и призимовочных пастбищ определяются по-разному, что не учитывается Степным положением. В результате, говорил Букейханов, Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири например, для устройства Акмолинской сельскохозяйственной фермы, где не было общинного землепользования, были изъяты земли одного из аулов с расчётом на общину, и, несмотря на многочисленные предписания администра ции, жители аула в течение 5 лет находятся «без приюта» [4, с. 22, 26-27].

Реплики на доклад К.П. Линда «Из путевых заметок о поездке в Зайсан» и его обсуждение 11 мая 1902 г., И.Н. Савенкова «К вопросу о проведении рельсового пути от Тюмени до Омска» 23 марта 1902 г.;

старшего топографа Семипалатинской партии Т.И. Седельникова «О киргизской нормальной семье по исследованию Ф.А. Щербины в связи с вопросом о выводе норм киргизского землепользования» 13 декабря 1902 г., некролог и доклад Букейханова сентября 1902 г., посвященные К.А. Вернеру, говорят об активном участии будущего лидера Алаш в общественной жизни края, глубоком знании предмета обсуждения, демонстрируют его широкий кругозор. При обсуждении доклада о горной промышленности в Киригизской степи, с которым 27 ноября 1903 г.

выступил В.В. фон Рибен, Букейханов подробно описал хищнические приёмы деятельности горнопромышленников, используя тексты их договоров с коренным населением. Его поддержал В.Ф. Королёв, отметивший некомпетентное вмешательство управления государственных имуществ в дела МВД. Участие в работе РГО, выявило незаурядные исследовательские способности Букейханова, живо интересовавшегося состоянием и результатами аграрной и, в частности, переселенческой политики правительства. К примеру, летом 1907 г. он по собственной инициативе посетил и привёл статистическое обследование 27 преселенческих посёлков Атирской и Седельниковской волостей Тарского уезда Тобольской губернии, находившихся по рекам Уя и Шиша и заселяемых с 1897-1900 гг. Подробнейшая характеристика хозяйственного строя, материального положения и структуры населения посёлков была дана им в специальной статье [5].

Самостоятельность суждений и их острая критическая направленность, активное неприятие колонизационной политики правительства Букейхановым не могли оставаться незамеченными. Уже 3 июля 1897 г. по указанию Департамента полиции за ним было установлено наблюдение. Полиция установила, что Букейханов постоянно общался «с корифеями образовавшегося в Омске противоправительственного сообщества (Чермаком, Канновским, Щеголевой, Соколовым и др.), из которых многие были впоследствии привлечены к дознанию в качестве обвиняемых». Зимние месяцы он проводил в столице Степного края и вел обширную переписку «со Степью». Не прошло мимо внимания полиции и то, что «при провозе через ст. Омск политических арестантов Букейханов почти всегда находился на платформе, стараясь переброситься с ними несколькими словами или фразами».

Одновременно Букейханов продолжал переписку с Л.К. Чермаком, служившим в Департаменте земельного имущества в Петербурге, сообщая ему сведения об экономическом положении казахского населения, обсуждая возможности обеспечения его представительства в Думе и направления Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири депутации в столицу по земельному вопросу. «Почти несомненным» было и «вредное влияние Алихана Букейханова и Владимира Грацианского на возбуждение молодёжи» города. Эти «весьма осторжны и опытные люди возбуждают молодёжь не открытой проповедью социал-революционных идей, а разговорами об этом глаз на глаз, стремясь восстановить слушателя против правительства вообще, а против своего начальства в особенности», докладывал Степному генерал-губернатору начальник Омского жандармского управления 23 февраля 1905 г. Так, во время подготовки у мирового судьи коллективного свидетельства гимназисток против классной надзирательницы Дягилевой, «по прочтении приговора Букейханов первый разразился шумными аплодисментами, громко порицая полицию». Тогда же, а затем и в сентябре 1905 г. начальник ГЖУ настаивал на высылке в высшей степени вредного и неблагонадёжного Букейханова, хотя бы на период военного времени из Степного края и полосы отчуждения Сибирской железной дороги в Архан гельскую губернию.

В 1903-1905 гг. Букейханов находился в экспедиции под руководством Ф.А.Щербины, который также числился неблагонадёжным, как и весь состав экспедиции. Её костяк составили квалифицированные специалисты по статистике и сельскому хозяйству, почти все они были специальными, близкими к народникам. Щербина был ярким представителем народнической теории в вопросе о казахской родовой общине, считая необходимым её дальнейшее эволюционное развитие в сторону приближения к русской общине.

Подобранные самим Щербиной единомышленники ещё до начала полевых работ изучили всю литературу о Степном крае, казахах и кочевых народах, а в ходе работы не только впервые установили существование казахской общины, но и показали этапы её развития, определили в качестве единиц обследования реальные социально-экономические формы. «Состоя в постоянном непосредственном общении с простым народом на почве исследования землевладения и землепользования, члены этой экспедиции проводят в народе антиправительственные идеи», и хотя Щербина был вскоре отстранён от должности, «но посеянные им семена... продолжают развиваться в ущерб интересам правительства», - доносил генерал-лейтенант фон Валь 25 марта 1903 г. министру внутренних дел. Общение с Щербиной, а также с другим известным исследователем края Чермаком заметно повлияло на экономические и политические взгляды Букейханова.

Букейханов использовал работу в экспедициях для агитационных поездок по краю, а после её закрытия организовал интенсивную переписку со степными районами. Он явился организатором, автором и переводчиком всех основных петиций и телеграмм, направлявшихся в столицу. По его воспоминаниям, «в составлении петиции принимали участие, с одной стороны, интеллигенция, воспитанная на русской литературе, верующая в европейскую культуру, видящая счастье родины в здоровом претворении плодов западной культуры и считавшая религиозные вопросы второстепенными при наличности обещанной Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири 17 апреля свободы веротерпимости. С другой стороны, выступала и интеллигенция, воспитывавшаяся в духе восточной ортодоксии и национально религиозной исключительности. Эта последняя выдвигала религию на первый план... Первую группу киргизской интеллигенции можно было назвать западниками, а вторую тюркофилами и поборниками панисламизма. Как показали киргизские съезды, широкие массы, как везде, были нейтральны к вопросам…» [2, с. 597]. Таким образом, уже в период пробуждения политической активности казахского общества в среде его интеллигенции чётко выделились два направления, отражавшие реальные умонастроения образованных слоев.


В конце октября 1905 г. казахская интеллигенция в Омске перевела Манифест о 17 октября на казахский язык. Он был отпечатан в Акмолинске, и 10 тыс. экз. «благодаря подвижности киргизов» быстро распространились и обсуждались на казахских съездах. Реакцию на Манифест Букейханов охарактеризовал так: «Повсюду эта весть была встречена с восторгом.

Особенное впечатление на киргизов произвело обещание неприкосновенности личности и свободы совести. Они были весьма понятны для киргизов, личность которых подвергалась постоянным ударам грубых агентов обрусительной политики, та же политика постоянно давила религиозную совесть киргизов, закрывая мечети, медресе, конфискуя библиотеки. Что же касается свободы слова и собраний, то, благодаря бытовой особенности киргизской жизни, отсутствию фактического надзора и изгнанию агентами власти туземного языка, киргизы, когда в этом была надобность, беспрепятственно осуществляли свободу слова и собраний, что они и доказали в первой стадии выборов в Государственную Думу...» [1, с. 43]. В связи с обнародованием Манифеста октября 1905 г. казахское население познакомилось с такой формой общественного движения, как митинг. Он состоялся в Каркаралинске Семипалатинской области 15 ноября. Жандармское управление сообщало, что местная казахская политическая группа ещё не выработала определённой программы, которая должна быть принята предстоящим съездом аксакалов, но «не может принадлежать к числу безопасных». Главным руководителем, оказывающим «огромное влияние на всю киргизскую степь, безусловно, есть и будет чиновник переселенческого управления Букейханов».

В ходе избирательной кампании в I Думу наибольшую активность в Степном крае проявила партия кадетов. В январе 1906 г. ее отдел был создан в Семипалатинске. В середине мая он принял решение «войти в соглашение с местным киргизским бюро партии «Народной свободы» для совместной...

работы». В собраниях выборщиков города принял участие вступивший в партию кадетов А.Букейханов, 10 июня он ознакомил их с программой пapтии, на последующих речь шла, прежде всего, о земельной проблеме и предвыборной тактике. Её создание является одним из важных этапов в развитии движения Алаш, будущие деятели которой под влиянием процесса возникновения политических партий в России предприняли попытку Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири организации самостоятельной политической структуры как формы борьбы за национальное самоутверждение. Она получила название Казахской конституционно-демократической партии.

10 апреля 1906 г. начальник Омского жандармского управления докладывал в Департамент полиции, что Букейханов арестован «как известный пропагандист, бывший душою всех митингов и петиций и противоправительственных агитаций и как главный инициатор и руководитель религиозно-политического движения киргиз, причём он оказался избранником киргиз на сходках, никем не дозволенных, задолго до закона о выборах в степи». При обыске у него были обнаружены переписка на казахском языке и рукописные стихи известного казахского поэта, оцененные Букейхановым в тыс. рублей, а также программа РСДРП. Ничего преступного в переведенных материалах не нашлось. К тому же, с юридической точки зрения «не представляется возможным предъявить ему какое-либо обвинение». Однако, «ввиду крайней конспиративности Букейханова и упорного его желания оказать влияние и принять возможное активное участие в проведении вопросов в Государственной думе», а также поскольку он «представляется, безусловно, опасным, но умным и ловким агитатором», командующий войсками Сибирского военного округа считал необходимым добиться его высылки из Степного края. Букейханов был переведен в Омскую тюрьму 15 апреля, но уже 30 апреля власти были вынуждены освободить его в связи с единогласным избранием выборщиком от своей волости.

30 апреля был создан Омский комитет пapтии кадетов, к которой с 1905 г.

принадлежал А. Букейханов. Комитет создал бюро для проведения избирательной кампании в Думу. Оно проводило собрания с чтением рефератов по различным вопросам программы партии. Букейханову, в частности, был поручен вопрос о местном самоуправлении и автономии. На общем собрании омских кадетов 14 мая, где присутствовало 108 человек, он был выдвинут кандидатом в выборщики в Думу, но по итогам голосования получил лишь голосов и не прошёл. 19 мая во время собранна общества приказчиков и кадетов большинство поддержало кандидатуры Омского комитета РСДРП.

Доклад Букейханова здесь не получил успеха. Газета «Степной край» писала июня, что указание им на принадлежность одного из докладчиков от РСДРП в присутствии полицейского чина вызвало «у собрания сильнейшее негодование... понеслись крики, свист, топот, шум... Впечатление у всех собравшихся осталось такое: кадеты были разбиты наголову и своими возражениями только оскандалили себя». На наборах 21 мая все 4 выборщика от Омска оказались социал-демократами. Омские кадеты в условиях революции потерпели поражение.

Между тем выборы в I Думу оказали большое воздействие на пробуждение политического сознания в казахских массах. На казахский язык представители движения Алаш перевели «катехизис» кадетов. Переложенный народными поэтами - акынами - в стихи, он служил эффективным и Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири популярным агитационным средством. «На одном и том же собрании, происходившем под открытым, небом, крестьянский начальник со своим переводчиком занимал центр круга;

официального оратора окружали богатые важные старики, бии. За ними места занимала пешая и конная демократия.

Здесь устраивался на лошади певец-балалаечник, имитирующий юродивого, и агитировал за тех, кто безвинно сидит в тюрьме, борясь за народные интересы, и объяснял, к какой русской партии они принадлежат. Собрание хором отвечало: «Рас, рас!», - т.е. верно, верно! Официальный оратор спрашивал у своего переводчика, что значит «рас»? Переводчик, как и всё собрание, сочувствовавший агитатору-балалаечнику на лошади, лукаво переводил, что собрание соглашается с его высокородием. Так крестьянские начальники вели за нас предвыборную агитацию», - писал позже А.Букейханов. В ходе предвыборной кампании «киргизы впервые были свидетелями такой беспощадной критики деятельности всемогущей местной администрации, делавшей раньше дождь и вёдро, а теперь молчаливо присутствовавшей на митингах» [1, с. 47, 44].

Букейханов не был допущен к баллотировке во время избрания выборщиков Семипалатинской области как не являвшийся домохозяином, но результаты выборов были обжалованы, и они проводились повторно по решению губернской комиссии уже во время заседаний Думы. В начале июня в Семипалатинске собрались 176 из 184 выборщиков. Они «представляли всю степную интеллигенцию», которая «на местах всегда занимается общественными и политическими делами». Все они выдвинули в депутаты Букейханова. 10 июня он выступил перед 150 выборщиками с изложением программы кадетов. Собрание одобрило её и решило присоединиться к платформе партии. Несмотря на попытки представителей Усть-Каменогорского и Зайсанского уездов выдвинуть свою кандидатуру, а также специальное приглашение выборщиков к губернатору генералу Галкину, наставлявшему их на «путь истинный», 175 голосами против одного Букейханов был избран депутатом I Думы. Омское жандармское управление доносило в столицу, что он «состоит во главе революционной партии... Душа всех петиций... Корректно ведёт агитацию в противоправительственном направлении, преследуя интересы киргизской степи» [6].

Несмотря на малочисленность первой группы во главе с Букейхановым и недоверие масс ко всему исходящему с Запада, деятели Алаш вскоре сумели приобрести широкое влияние в крае и стали признанными лидерами освободительного движения. Анализ источников показывает также, что национальный антагонизм, о котором писал Букейханов, рождался под воздействием антидемократических правительственных мероприятий и приобретал этническую направленность не вследствие русофобских настроений национальных масс, а в силу того, что облик и характер власти в их сознании наглядно сопрягался с Россией как державой, определявшей стратегию и формы развития края, особенно в административном плане, когда ключевые Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири позиции в управлении сохранялись за русскоязычными назначенцами имперского центра.

Литература:

1. Букейханов А. Выборы в Степном крае // К 10-летию первой Государственной думы. Пг., 1916.

2. Букейханов А. Киргизы // Формы национального движения в современных государствах.

СПб., 1910.

3. Герасимов Б. 25-летие Семипалатинского отдела ГРГО. 1902-1927 гг. Кзыл-Орда, 1927. С.

79;

Отчеты о деятельности Зап.-Сиб. Отдела РГО за 1898-1901 гг. Омск, 1902. С. 39, 106;

Отчеты о деятельности… за 1906 г. Омск, 1911. С. 1;

Отчеты … за 1908 г. Омск, 1911. С. 17.

4. Отчеты о деятельности Зап.-Сиб. Отдела РГО за 1898-1901 гг. Омск, 1902.

5. Сибирские вопросы. 1908. № 11, 12.

6. Букейханов А. Выборы в Степном крае. С. 48-50;

Семипалатинский листок. 1906. 5 июня;

Швецов С.П. Омская газета «Степной край» и политическая ссылка // Северная Азия. Кн.1-2.

М., 1930. С. 112.

Аминов Т.М.

Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы ПОДГОТОВКА КАЗАХСКИХ СВЕТСКИХ УЧИТЕЛЕЙ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ Как один из результатов реформ образования 60-70-х гг. ХIХ в.

дореволюционной России в различных её регионах стали возникать русско башкирские, русско-казахские, русско-татарские и другие русско-инонациональные начальные школы. Эти школы официально именовались русско-«инородческими».

Отметим, что это, на первый взгляд неблагозвучное понятие происходило от выражения «иной народ» и в XIX веке являлось официальным. Центральная идея создаваемых школ была выражена словами министра просвещения Д.А.Толстого:

«Конечной целью образования всех инородцев, живущих в пределах нашего отечества, бесспорно, должно быть обрусение их и слияние с русским народом».

В основе организации школ для нерусских народов была положена не сразу поддержанная в правительственных кругах педагогическая система Н.И.

Ильминского. Основным документом, наметившим меры по организации новых школ, являлся «Журнал Совета министра народного просвещения по вопросам просвещения инородцев» от 2 февраля 1870 г., на основе которого 26 марта 1870 г.

были утверждены правила «О мерах к образованию населяющих Россию инородцев».

В этих «Правилах» нерусские народы подразделялись на две группы: христиан и мусульман. Обучение христиан (чувашей, марийцев, мордвы, удмуртов и др.) полностью основывалось на системе Ильминского. Для детей этой группы предусматривалось учреждение четырехлетних школ с первоначальным Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири преподаванием на родном языке. В учебном плане этих школ уделялось большое внимание закону божьему и русскому языку.

Для обучения народов исповедующих ислам (башкир, казахов, татар, и др.), стали открываться школы особого типа. В учебный план этих, также чаще четырехлетних школ, входили русский язык, чистописание, арифметика и мусульманское вероучение. Основной упор в них был сделан на русский язык. Для этих школ создавались специальные учебники, написанные русским шрифтом, «дабы совершенно отторгнуть татар, казах и башкир от мусульманской письменности» [4, с.

41].

В апреле 1870 г. после опубликования правил «О мерах к образованию...» по распоряжению Оренбургского генерал-губернатора Крыжановского была образована особая комиссия для обсуждения вопроса об устройстве учительских школ для «инородцев» в губернии. Этой комиссией было рассмотрено несколько вопросов: «а) о месте учреждения учительских школ;

б) о способах их устройства;

в) о необходимых для этого денежных средствах;

г) об источниках для покрытия расходов на содержание школ» [2, c. 90]. По первому вопросу было решено открыть школу в г.

Оренбурге, т.к. в нем была сосредоточена военная, гражданская и школьная администрации. По второму вопросу комиссия решила: а) набирать будущих учащихся учительских школ из «инородцев», хорошо знающих русский язык;

б) создать отдельные общежития для учащихся каждой народности;

в) татарские учительские школы должны работать по особо разработанным учебным планам и программам;

г) при определении кандидатур на учительскую должность назначать лиц, хорошо знающих язык учащихся, лучше выбирать из той народности, среди которой они будут работать.

Интересен факт такого тщательного обсуждения вопросов, касающихся подготовки учителей. Комиссия объясняла это тем, что главное: «распространяя образованность, не тронуть самобытной национальности учеников своих..., т.к. это обстоятельство,... для народного взгляда имеет особую видимость» [2, c. 93].

По последнему вопросу об организации учительской школы комиссия решила, что финансовые расходы должны быть покрыты за счет государственной казны, пожертвований и за счет денег самих учащихся.

Составленный комиссией проект был направлен Н.И. Ильминскому, который раскритиковал многие его положения. Особенно Н.И. Ильминскому не понравился подход комиссии к русскому языку в «инородческих» школах. Он писал, что:

«конечная цель киргизских и башкирских школ должна быть не в русском языке..., а в развитии нравственных начал и убеждений и русских симпатий. Собственно русский язык сам по себе имеет второстепенное значение, хотя важное же значение» [2, c. 95].

Несмотря на то, что проект комиссии остался нереализованным, он правильно решил вопросы и имел немаловажное значение в том, что подготовил «почву» для выхода «Положений о татарских учительских школах», утвержденных 27 марта г. и, конечно, для организации этих школ в России. Так на основе этого закона, на территории Южного Урала за короткий срок были созданы сразу три школы, готовящие учителей для вышеназванных учебных заведений. Это Уфимская татарская Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири учительская школа (1872 г.), Бирская инородческая учительская школа (1882 г.) и Орско-Оренбургская киргизская учительская школа (1883 г.).

10 ноября 1880 г. было утверждено Положение об учреждении учительской школы для казахов в г.Троицке. Официально эта школа обозначалась как «Орская киргизская учительская школа». Дело в том, что, как это не странно, в этот период в России казахов именовали киргизами. Одной из основных причин открытия этой школы было озвучено следующим образом: «для ограждения башкир и киргизов от пагубного влияния на них татар-магометан» [3, c. 2].

Правительство понимало, что без организации русско-ориентированных учебных заведений невозможно сформировать лояльное отношение мусульманских народов к политическим и идеологическим установкам государства. Иллюстрацией подобной позиции служит следующая сентенция: «Невозможно и вообще помимо школ развитие киргиз в духе желательном для Правительства... так как открытие училищ с преподавателями из татар вело бы к результатам прямо противоположным...

целям» [3, c. 4]. Поэтому учителей предполагалось набирать из казахов, не только знающих русский язык, но и желающих работать в русско-казахских школах. Но таковых было немного. Дело в том, что казахи уже имели многовековой опыт обучения детей в мусульманских учебных заведениях. Учебные заведения, которые в тот период были самодостаточны. Понятно, что менять ориентиры в силу идеологических и других объективных причин мусульмане не хотели. Все это и служило основным мотивом создания казахской учительской школы.

Сначала школу предполагали организовать в г.Троицке Оренбургской губернии, но после представления попечителя Оренбургского учебного округа МНП (Министерство народного просвещения) разрешило открыть её в г.Орске той же губернии, где 3 февраля 1883 г. это и произошло. В августе этого же года при учительской школе открывается и начальное «образцовое» училище, которое служит в качестве неофициального приготовительного класса, в который принимали только после окончания начального казахского училища.

Основными документами, служившими руководством при организации Орской киргизской учительской школы были уже названное «Положение» и «Инструкция для русских учительских семинарий МНП».

Цель школы во вступительной части «Положения» была определена как подготовка учителей, способных проводить русификаторскую политику царского правительства среди «своих соплеменников». Поэтому особо указывалось на необходимость обучения основательным знаниям русского языка и технике его преподавания. Структура учительской школы состояла из трех классов с годичным курсом обучения в каждом.

Школа являлась закрытым учебным заведением, куда принимались юноши с лет, сдавшие экзамены, соответствовавшие объему знаний курса министерских русских начальных училищ. В числе учащихся учительской школы, кроме стипендиатов МНП, могли быть стипендиаты земств, своекоштные (сами оплачивающие обучение и проживание в общежитии) и приходящие. Языком обучения всех дисциплин, кроме мусульманского вероучения, был русский. Учебный Проблемы этнической истории тюркского населения Западной Сибири год в учительской школе начинался 1 августа и заканчивался 15 июня экзаменами по всем текущим дисциплинам. Во главе школы назначался инспектор, который с одобрения попечителя принимал остальных лиц, входивших в штат. В штатное расписание школы входили четыре преподавателя наук, учителя рисования и чистописания, гимнастики, ремесел, вероучитель, врач, эконом и др.

Учительская школа юридически была приравнена по уставу от 31 июля 1876 г. к прогимназиям, но в экономическом отношении между ними было различие.

Например, учительская школа финансировалась слабее, зарплата преподавателей была ниже. Учительская школа также, как учительские институты и семинарии, была непривилегированным учебным заведением, после её окончания выпускник не имел права поступления в высшее учебное заведение. Лица, окончившие учительскую школу, находящиеся в должности учителя в русско-казахской школе, освобождались от военной службы и натуральных повинностей. Кроме того, за 12 успешно проработанных лет в этой должности учителям могло быть присвоено звание личного почетного гражданина. Окончившие учительскую школу и успешно выдержавшие выпускные экзамены получали аттестат на звание учителя начального русско казахского училища.

В дополнении к «Положениям…» МНП в феврале 1877 г. принимает документ «О приемных испытаниях в татарских учительских школах». В нем уточняются положения о том, какие экзамены сдают поступающие в школу (русский язык, арифметика, вероучение), какие требования должны к ним предъявляться и т.д. Два этих документа для Орской киргизской учительской школы являлись основополагающими, они действовали вплоть до 1917 г.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.