авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА И СОЦИАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ: ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОСВЯЗИ Материалы 2-й Всероссийской научно-практической конференции 10 ноября 2011г., Екатеринбург ...»

-- [ Страница 3 ] --

Например, сегодня часто используется понятие «молодежный экстремизм» – как формы протестных движений без сомнения существующей в молодежной среде. Но ведь они существуют и во взрослой среде. Может быть правильней ставить вопрос о росте экстремистских, ксенофобных, националистических настроений среди населения, часть которого – это юноши и девушки со своими жизненными историями и с их интерпретациями. Может в этом ключе будет адекватным вместо тезиса «молодежь – это проблема нашего общества», тезис – «молодежь и ее проблемы – часть нашего общества»?

Библиографический список 1. Cohen Ph. Rethinking The Youth Question Education, Labor and Cultural Studies in Britain. //Journal of Youth Studies, vol.3, Number 1, March, 1997,pp. 79 – 97.

2. Parsons T. Youth in the Context of American Society //Youth: Change and Challenge. New York, Basic Books, 1963, pp.155 – 182.

3. Pilkington H. Russia’s Youth and its Culture: A nation’s constructors and constructed. London and New York, Routledge, 1994, 290 pp.

4. Глядя на Запад: Культурная глобализация и российские молодежные культуры /Пер. с англ. О. Оберемко и У. Блюдиной. – СПб.: Алетейя, 2004.,278с.

5. Омельченко Е.Л. Молодежь: Открытый вопрос. Ульяновск: Изд – во «Симбирская книга», 2004., 184 с.

С.Б. Масленцева РГППУ, Екатеринбург СОЦИАЛЬНЫЙ ПАТРОНАЖ ВИЧ-ПОЛОЖИТЕЛЬНЫХ ЖЕНЩИН Россия занимает одно из первых мест в мире по темпам распространения ВИЧ-инфекции. 80% ВИЧ-инфицированных в России – это молодые люди в возрасте 18-35 лет. Около 60% от абсолютного числа всех зарегистрированных случаев ВИЧ-инфекции сконцентрировано в 13 субъектах Российской Федерации. В число «лидеров» входит и Свердловская область, а приблизительно 40% всех случаев в области приходится на город Екатеринбург [1].

Особую опасность представляет все большее вовлечение женщин в эпидемию СПИДа и увеличение детей, рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей, что вызывает тяжелые демографические последствия для Российской Федерации. Число людей с вирусом иммунодефицита человека в стране стремительно растет, и «в зоне поражения» оказывается все большее число беременных женщин и новорожденных. В некоторых странах ВИЧ-инфекция стала самой распространенной проблемой у беременных. ВИЧ-инфекция оказывает значительное влияние на течение беременности и ведение родов.

В ближайшие годы врачи прогнозируют дальнейший рост рождения детей ВИЧ-инфицированными женщинами, тем более что инфекция уже вышла за пределы групп риска и пошла в население.





ВИЧ-инфекция не угрожает ребёнку, если его родители не инфицированы. Тем не менее, 90% и более ВИЧ позитивных женщин находятся в детородном периоде и немалое количество ВИЧ-инфицированных рожает [2].

Ведение ВИЧ-инфицированных женщин в период беременности – многоаспектная задача, объединяющая социальное, медицинское и акушерское обслуживание, консультирование по различным вопросам. Социальные и психологические проблемы женщины могут быть столь же важны, как и ее потребность в медицинском обслуживании.

Вокруг ВИЧ-инфекции ходит много мифов и слухов. Ни одна болезнь не вызывала столь огромного потока объективной и одновременно надуманной и необоснованной информации, как это произошло при появлении ВИЧ инфекции. Ни одна болезнь, даже такая как проказа, не приводила к навешиванию ярлыков, нарушению социальных прав заболевшего.

Надо заметить, что проблема ВИЧ/СПИДа в большей степени рассмотрена в медицинском аспекте, социальному аспекту стали уделять внимание сравнительно недавно. ВИЧ-инфицированных людей общество стремилось изолировать, социально-психологическими вопросами их никто не занимался. Но в настоящее время проблема ВИЧ/СПИДа рассматривается с разных сторон, многие центры включили в состав сотрудников не только психологов, но и специалистов по социальной работе, также предпринимаются попытки создания изданий, включающих все аспекты социальной работы с ВИЧ-инфицированными.

Освещение вопросов социально-медицинской работы с ВИЧ инфицированными беременными является новым, т.к. ранее проблемы беременных рассматривались в основном в пределах медицинских аспектов.

Кроме этого, активное заражение ВИЧ-инфекцией женщин и увеличение среди них беременных происходит только в последние годы. До этого момента эпидемия ВИЧ развивалась среди мужчин, и основные усилия были направлены на работу по изучению и предотвращению наркотического пути передачи среди них. Но, учитывая рост беременных женщин в структуре ВИЧ инфицированных и большое количество социальных проблем, с которыми им приходится сталкиваться, изучение данной категории является значимым для разработки мероприятий по оказанию социально-медицинской помощи этим людям.

Деятельность специалиста по социальной работе направлена на решение проблем, связанных со здоровьем больного ВИЧ/СПИДом, проблем группы больных, пытающихся жить с данным заболеванием, семьи, вынужденной постоянно корректировать семейно-ролевые отношения из-за болезни одного из своих членов, организаций и учреждений, стремящихся удовлетворить потребности людей с ВИЧ/СПИДом, сообщества;

направлена на установление связи между клиентами и возможными системами их поддержки (например, с ассоциациями больных) и взаимодействия между элементами системы поддержки, а также на правильное распределение имеющихся ресурсов и влияние на социальную политику в целом.

Специалист по социальной работе обеспечивает взаимодействие с органами социальной защиты, образования, занятости, предприятием, где работает клиент, службой медико-социальной экспертизы и т. д. Он может принимать участие в разработке и реализации комплексных программ социальной защиты больных ВИЧ/СПИДом.





В последнее время особое внимание уделяется проблемам оказания социльно-медицинской помощи ВИЧ-инфицированным беременным женщинам. Многих настораживает факт возрастания гетеросексуального пути передачи ВИЧ и увеличения количества заболевших женщин. Вслед за увеличением ВИЧ-инфицированных беременных женщин, возрастает количество родившихся от них детей и случаев передачи вируса от матери ребенку. Беременные ВИЧ-инфицированные сталкиваются с большим количеством присущих только им социальных и психологических проблем. Это страх перед возможностью заражения ребенка, опасения на счет негативного влияния инфекции на течение беременности и влияния беременности на самочувствие ВИЧ-инфицированной женщины (понижение иммунного статуса, что влечет за собой возникновение различных заболеваний) и другое.

Большое количество беременных ВИЧ-инфицированных женщин не наблюдается во время беременности у врача акушера-гинеколога, не встают на учет в центр СПИДа. Многие женщины сталкиваются со столь грубым обращением со стороны работников медицинских учреждений, что у них пропадает всякое желание иметь дело с данным учреждением.

Тем не менее, очевидно, насколько важно обращение женщины в женскую консультацию в связи с беременностью и диспансерное наблюдение для уменьшения вероятности передачи ВИЧ-инфекции от матери ребенку и для уменьшения числа отказов от детей. Беременной женщине, не знающей о том, что она инфицирована, наблюдение по беременности дает повод и возможность пройти обследование на ВИЧ. Немалая доля ВИЧ-инфицированных матерей узнают о том, что они инфицированы, только после того, как оказались в родильном доме. С другой стороны, беременной женщине, знающей о своем статусе по ВИЧ-инфекции, предоставляется информация о том, какова вероятность того, что ребенок окажется инфицированным, а также о последствиях возможного инфицирования. Эта информация может помочь ей не только принять более обоснованное и взвешенное решение о том, сохранять ли беременность, но также поможет ей лучше подготовиться к рождению ребенка и уходу за ним.

Наблюдение беременной женщины еще на ранней стадии беременности может смягчить перинатальное воздействие ВИЧ-инфекции на ребенка, а также снизить частоту отказов от детей путем уменьшения числа нежеланных беременностей и снижения рисков, а также эмоциональных затрат женщины, связанных с рождением ребенка.

В Свердловском центре профилактики и борьбы со СПИД и инфекционными заболеваниями осознают важность проблем ВИЧ инфицированных беременных женщин, поэтому с ними ведется большая работа по всем направлениям. Опираясь на мультипрофессиональную поддержку, беременные справляются с трудностями, возникающими в их жизни из-за заражения ВИЧ-инфекцией. Но особое внимание специалистам по социальной работе Центра СПИД следует уделять усовершенствованию работы с ВИЧ инфицированными женщинами во время посещения ими женских консультаций с целью выстраивания долгосрочного взаимодействия с клиентками и ее семьей.

Библиографический список:

1. ВИЧ – инфекция на территории УрФО // Медицина и здоровье, 2008. – № 6, С. 12 – 14.

2. Гулина М.А. словарь – справочник по социальной работе / М.А.

Гулина – СПб: С. Петербург, 2008, 400 с.

С.Б. Масленцева, М.М. Соколова РГППУ, г. Екатеринбург ГРАЖДАНСКИЙ БРАК КАК МАССОВАЯ ДУХОВНО – НРАВСТВЕННАЯ ПАТОЛОГИЯ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА В настоящее время трансформация семьи как социального института, ее переход от «традиционного» типа к «современному» сопровождается ростом альтернативных форм семейных отношений, таких как материнские семьи, сожительства, бигамные и полигамные семьи и т.д.

Среди разнообразия альтернативных форм, наиболее близкой к браку, наиболее принимаемой обществом формой семейных отношений, является сожительство. В современном нам обществе за подобными союзами все больше закрепляется название «гражданский брак». В действительности понятие «гражданский брак» появилось в России в постреволюционный период, когда, с целью противостояния устроениям церкви, оно стало применяться в советских учреждениях в совершенно другом контексте – как брачный союз, зарегистрированный в органах ЗАГС, альтернативный браку церковному [1].

Незарегистрированное сожительство как форма неформальных брачно – семейных отношений имеет далекие исторические корни. Родиной гражданского брака стала Голландия. Позже, со времени революции, гражданская форма брака появилась во Франции, позже в Бельгии, в Австрии, а затем и в других странах. Из православных государств она существовала только в Румынии, где в 1864 году, по настоянию государя князя Кузы, стремившегося повсюду вводить французские обычаи, вопреки желанию и нравам народа, были узаконены постановления французского кодекса о браках.

Если руководствоваться историческими фактами, то можно увидеть, что в Европе гражданская форма брака была введена вследствие притязаний римской католической церкви на политическое преобладание над государственной властью, то есть вследствие условий, совершенно чуждых русской истории. [6] В России незарегистрированная форма отношений между мужчиной и женщиной адаптировалась достаточно давно. Только название ее изменилось.

Если раньше, – в советское время, – данное явление именовалось «сожительством» и носило негативный характер, проявляясь по большей части в скрытой форме (афишировать сожительство было все равно, что обрекать себя на позор и осуждение), то в настоящий период времени произошла подмена понятий.

Несмотря на убеждение молодежи в том, что добрачное сожительство является лучшей формой узнавания человека в быту и приспособления друг к другу, замечено, что откладывание браков в результате каких бы то ни было причин, отнюдь не сопровождается откладыванием сексуальных отношений среди молодежи. А это, нередко, приводит к нежелательной беременности, которая заканчивается, как правило, абортом, увеличением случаев бесплодности, отказом от рожденных детей и т.п.

Отношения сожительства можно классифицировать по мотивам вступления в них. Для одних сожительство – это «приватизированный» брак, полноценная замена брачному союзу. Для других – это неполноценный, «пробный» брак, возможность проверить прочность чувств и совместимость характеров. Для третьих – это возможность лучше узнать друг друга, чтобы впоследствии принять (или не принять) решение о браке с полной ответственностью и адекватным представлением о партнере. Для четвертых сожительство – это до определенного срока удобный, но не заменяющий брак способ быть вместе с близким человеком.

Социальный смысл и культурный статус незарегистрированных союзов неоднозначны. С одной стороны, в обыденном смысле, они мало чем отличаются от зарегистрированных браков: та же общность постели, крова, хозяйства, бюджета, досуга, нередко, – та же общность долгосрочных жизненных планов, крупных денежных вложений, общие дети. С другой стороны, сожительство – весьма недолговечная форма отношений (большинство таких союзов в течение 3 – 5 лет либо распадаются, либо «перерастают» в зарегистрированный брак). Если оформление отношений не происходит к 3 – 5 годам совместной жизни, шансы того, что брак в этом партнерском союзе будет когда – нибудь зарегистрирован вообще минимальны [2].

И при всем этом мнения типа «штамп – не панацея для счастливой жизни» распространены ничуть не меньше мнений типа «счастье будет только в браке» [7].

Исследования ученых подтверждают, что в последнее время среди молодежи отмечается стремление к нуклеарной семье, и, как следствие, откладывание браков до достижения материально – бытового благополучия. По мнению специалистов, значительный рост нуклеарных семей в нашей стране произойдет с решением жилищной проблемы. Вместе с тем их широкое распространение не может не вызывать некоторых опасений, ибо самостоятельно не обслуживающая себя в финансово – материальном и психологическом плане молодая семья не может быть достаточно подготовленной к жизненным трудностям. Поэтому на сегодняшний день, в качестве удобной и приемлемой альтернативы созданию семьи, студенты выбирают продолжительное сожительство.

Отношение ученых к семейным сожительствам, особенно среди молодежи – неодинаково. Так, по заключению Левиной Л.В. и Левина А.И., сексуальная революция привела к эротизации брака, но, одновременно, и обесценила его. Половые контакты превратились в своего рода спорт, лишенный личностной вовлеченности. Снятие запретов, культ секса, по мнению ученых, влекут за собой утрату остроты переживания. То, что общедоступно, не может стать предметом любви в высоком смысле этого слова. Наблюдается обесценивание близости;

а супругов, живущих в неформальных браках, их связывают только взаимные чувства и устный договор.

Б.Ф. Кваша, В.Б. Спицнадель и др. считают, что добрачные связи – это «скорее бесконтрольность чувств, нравственная нечистоплотность, моральная беспринципность». В то же время И.С. Кон, наряду с отрицательными сторонами фактического брака, отмечает и его положительные моменты.

«Данные отношения, – по его мнению, – в какой – то мере позволяют приобрести начальный опыт совместной жизни, такие отношения – выгоднее ранних браков, которые в основной массе своей через 5 – 7 лет распадаются»

[3].

Положения И.С. Кона спорны и поэтому требуют расшифровки. Если рассмотреть первый положительный момент, – то вызывает непонимание, – а что именно подразумевает автор под понятием «совместная жизнь»? Если только бытовую сторону семейной жизни (без включения интимной), то, наверное, стоит с ним согласиться (другой вопрос реальна ли такая «репетиция» на практике);

в противном же случае, – если репетиции подвергнется вместе с бытовой и интимная сторона отношений, – ожидать чего бы то ни было положительного от подобного «опыта», и особенно между молодыми людьми, никогда еще не вступавшими в официальный брак, – достаточно утопично. Второе положение Кона, – о том, что незарегистрированные браки выгоднее ранних, – также возможно подвергнуть критике. Массовую духовно – нравственную патологию, распространившуюся в обществе повсеместно (в данном случае под патологией надо понимать незарегистрированное добрачное сожительство, именуемое «гражданским браком»), будет не совсем этично рассматривать в качестве чего – то более приемлемого или «выгодного» по сравнению с ранними браками, которые являются всего лишь отклонение от общепринятой нормы.

По данным Всероссийской переписи населения 2002 года, в России в незарегистрированном «гражданском» браке проживало около 10% граждан.

Согласно же переписи населения 2010 года замужних женщин оказалось почти на 20% больше, чем женатых мужчин. Да, действительно, в соответствии с опросом, 92% женщин, состоящих в гражданском браке, считают себя замужними, но, в то же время, 85% мужчин – считают себя холостыми.

Получается, что живущий в гражданском браке мужчина уверенно сообщает, что он свободен, в то время как женщина, находящаяся в этом же положении, уверяет, что она замужем [2].

Между тем, клубок проблем, связанных с добрачными половыми отношениями, продолжает расти.

Несмотря на то, что общество негласно одобрило блуд, назвав его «гражданским браком», – государство абсолютно никакой социально – правовой защиты вступившим в сожительство не гарантирует.

Неофициальные семейные отношения – это огромный юридический риск.

Если что – то случится с одним из супругов, второй в одночасье лишится всей недвижимости и собственности.

Не регистрируя брак, женщина оказывается в прямой зависимости от своего сожителя, она – фактически бесправна. Тут все зависит от моральных качеств партнера, а это далеко не всегда, является гарантией при возникающих разногласиях. Мужчины в таком «браке» понимают, что ничего не теряют.

Ребенка растить матери, деньги взыскать с такого «мужа» как он, который в любой момент может просто повернуться и уйти, – весьма проблематично. При этом женщина, как правило, называет своего сожителя мужем, а мужчина свою «гражданскую жену» – любовницей, сожительницей, подругой. И лишь некоторые – женой В отличие от брачного союза, – дети, рожденные в сожительстве, не принимают фамилию отца по умолчанию. Отец может дать детям свою фамилию только через процедуру установления отцовства, написав в органах ЗАГС соответствующее заявление. Если мы оглянемся в недалекое прошлое, то вспомним, что существовало даже обидное определение таким детям – «незаконнорожденные». Дети, особенно если кто – то во дворе или в школе по этому поводу над ними подшутит, всегда болезненно реагируют на зыбкий статус родителей. И вот тут уже стоит задуматься, а имеют ли такие отношения, зачастую обусловленные лишь удовлетворением физиологических потребностей людей, право на существование? [5] Наряду с проблемами социально – правового и юридического характера, пары, живущие гражданским браком, нередко сталкиваются с враждебно настроенным общественным мнением, которое считает подобные эксперименты слишком экстравагантными и несерьезными. У людей, состоящих в гражданском браке, нет ощущения незыблемости своего положения, серьезности отношений. Лишены они и определенного социального статуса. Как раз этим объясняется то, что гражданские браки распространены среди молодых людей: студентов, курсантов, молодых специалистов, вчерашних школьников, в лучшем случае едва – едва достигших, а в худшем – еще не достигших совершеннолетия, – то есть среди тех, кто на жизнь смотрит «в розовых очках», у кого еще не накоплен жизненный опыт, но, вместе с тем, желание любить и быть любимыми многократно превышает финансовую состоятельность.

Против «гражданских» браков обычно активно возражают родители, чьи дети вступают в подобные отношения, потому как многие из них понимают, что данные формы браков, как и чувство влюбленности, на основе которой они возникают, – изначально носят временный и поверхностный характер. Но их дети, в силу молодости и неопытности, поддавшись плотскому желанию, думают, что это – то единственное и неповторимое, именуемое «любовь». На самом деле, любовь и привязанность, – как истинные и глубокие супружеские чувства, – коренным образом отличаются от страстного влечения или влюбленности. Они не возникают сразу, а, как правило, взращиваются годами совместной жизни друг с другом двух людей. Людей, которые как острые камни: постоянно притираясь один к другому, постоянно жертвуя один ради другого, – не иначе, как только постепенно, превращаются в гладкие гальки. А ведь это возможно только при отсутствии «лазейки для побега», которую предоставляет «гражданский» брак.

Что касается социально – медицинских и демографических последствий, связанных с незарегистрированным сожительством, то здесь надо отметить следующее. В современном российском обществе, в целом, наблюдается тенденция к снижению нормы брачности. По преимуществу, нетрадиционно ориентированная современная семья демонстрирует сознательный отказ от патриархальности. Вместе с тем отмечена зависимость между репродуктивной функцией и официальной регистрацией брачных отношений. Исследование подтвердило, что социальной нормой стали неполные семьи, семьи, где воспитываются внебрачные дети, партнерские семьи, семьи с неявным лидерством. Определяется явная тенденция к индивидуализации и эгалитаризации, несмотря на то, что российское общество остается в своей основе традиционным и коллективистским.[4] И это далеко не весь спектр проблем, вызванных незарегистрированным добрачным сожительством.

Не так давно считавшееся отрицательным и подвергавшееся общественному порицанию явление, в настоящее время, не просто адаптировалось на русской почве, – оно нашло на ней общественное оправдание и массовое распространение, что является естественным только для одного общества – общества с двойной моралью.

Ни церковь, ни государство не в силах пресечь незаконные сожительства.

Но, по крайней мере, они могут и должны принимать меры к спасению от нравственного растления незаконнорожденных детей. Церковь не должна терять в них послушных чад, а государство – благонадежных граждан [6].

Перечисленные проблемы обнажают непочатый край для социально – педагогической работы, как на теоретическом, так и на практическом уровне ее реализации.

На данном пути для специалиста по социальной работе основными могут стать следующие направления:

• разработка и введение в действие программ «Воздержания до брака»

(которые в настоящее время активно финансируются и внедряются в образовательные программы США), программ «Нравственные основы семейной жизни», рассчитанные на учащихся 8 – 11 классов СОШ, ПТУ, студентов СУЗов и ВУЗов;

• внедрение технологий, ориентирующих молодых людей на заключение официального брака, на создание законной крепкой семьи, на формирование красоты отцовства, материнства, деторождения;

• разработка и реализация социальных проектов, направленных на развитие интереса к семейным ценностям среди молодежи.

Но главное – для решения проблем, связанных с добрачными отношениями, нужны специалисты, осознающие то, что незарегистрированное сожительство, именуемое ныне «гражданским браком», - не трансформация брака традиционного и, тем более, не альтернатива ему (хотя подобных мнений, в том числе и в научных кругах, достаточно много). Напротив, данный феномен - это одно из проявлений социального инфантилизма и духовной слепоты наших соотечественников;

проявление, представляющее наибольшую угрозу в деле сохранения российской семьи как источника жизни, а русских как нации. Именно такой точки зрения на добрачное сожительство должны сегодня твердо придерживаться, прежде всего, - сами специалисты по социальной работе, для того, чтобы в дальнейшем, суметь научно доказать ее другим.

Библиографический список 1. Богданова Л.П., Щукина А.С. Гражданский брак в современной демографической ситуации / Л.П. Богданова, А.С. Щукина // Социологические исследования. 2003. № 7. С. 100 – 105.

2. Брачность в России: история и современность [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://demoscope.ru/ № 261 – 3. Долбик – Воробей Т.А. Студенческая молодежь о проблемах брака и рождаемости / Т.А. Долбик – Воробей // СоцИс. – 2003. – №11., с.78 – 84.

4. Карцева Л.В. Модель семьи в условиях трансформации российского общества: Автореф. дис. доктор социол. наук [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://isras.ru/files/File/Socis/2003-07/Kartseva.pdf 5. Лидовская, Н.Н. Взаимоотношения супругов в незарегистрированном браке: Автореф. дис.... канд. псих. наук / Кемеровский гос. Ун – т. М., 2009, с. //

Авторефераты и диссертации по специальности 19.00.05 – социальная психология [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://scholar.ru 6. Православная семья, Спб.,т.1, 1996 г., с.512, с.76 – 78.

7. Фонд «Общественное мнение» [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://bd.fom.ru/report/map/gur С.Б. Масленцева, М.М. Соколова РГППУ, г. Екатеринбург ДОБРАЧНОЕ СОЖИТЕЛЬСТВО СРЕДИ ПОДРОСТКОВ И МОЛОДЕЖИ КАК ИСТОЧНИК СОЦИАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ В российском обществе традиционной социально одобряемой формой брачных отношений всегда признавался официальный брак, зарегистрированный в органах ЗАГСа. Наряду с ним существует брак незарегистрированный, именуемый в юридической практике фактическим браком, в обществе – «гражданским», а среди социальных психологов – сожительством или когабитационным союзом [6].

Согласно социологическим опросам, проведенным в нашей стране и за рубежом, многие молодые люди, не состоящие в браке или имеющие неофициального брачного партнера, считают предбрачное сожительство не только желательным, но и обязательным. «Люди лучше узнают привычки, особенности характера друг друга;

брак, заключенный после того, как партнеры проверят себя на совместимость, в том числе сексуальную, обычно крепче;

штамп в паспорте ничего не меняет» – вот типичные ответы на вопрос об отношении к браку без официальной регистрации. Особенно широко распространены подобные взгляды среди студенческой молодежи.

Большинство студентов считают невозможным вступать в брак без предварительного сожительства – своего рода прелюдии к будущей супружеской жизни, воспринимая официальную регистрацию брака лишней формальностью и объясняя это отсутствием средств на свадьбу, содержание семьи и…неготовностью к ответственности, налагаемой браком [4].

На уменьшение числа заключаемых браков и, как следствие, снижение рождаемости, оказывают непосредственное влияние такие процессы, происходящие в современном российском обществе как: социальная инфантилизация, падение уровня жизни, трудности с обеспеченностью жильем, социальные потрясения и другие.

Замечено, что откладывание браков в результате каких бы то ни было причин, отнюдь не сопровождается откладыванием сексуальных отношений среди молодежи. А это нередко приводит к нежелательной беременности, которая заканчивается, как правило, абортом, увеличением случаев бесплодности, отказом от рожденных детей и т.п.

Вышесказанное свидетельствует о признаках семейной дезорганизации среди молодежи. А это ведет к ослаблению чувств семейного долга, семейных традиций и установок супружеской и семейной верности [5].

Сожительство существовало всегда, но в современном мире оно приобретает все большую популярность. Несмотря на то, что интересы партнеров при сожительстве никак не защищены законодательно, многие пары не спешат оформлять свое супружество официально. Все шире распространяется идея, согласно которой, перед официальной регистрацией молодым людям необходимо некоторое время пожить вместе и присмотреться друг к другу, чтобы в дальнейшем избежать многих проблем в семейной жизни.

Однако, выбирая гражданские отношения, многие из них – чаще девушки – не столько избегают, сколько приобретают эти проблемы [3].

Сожительство не является той системой, которая успешно готовит будущих супругов к браку, так как отсутствие обязательств в несемейном домохозяйстве может привести к их отсутствию и в браке [5]. Поэтому его распространение часто вызывает опасения: не является ли принятие сожительств уходом от семьи современного человека [2].

Если руководствоваться историческими фактами, то можно увидеть, что в Европе и, в частности, в Голландии – на родине гражданского брака, гражданская форма регистрации брака в государственных органах была введена вследствие притязаний римской католической церкви на политическое преобладание над государственной властью, то есть – условиий, совершенно чуждых нашей жизни.

В нашем Отечестве (за исключением богоборческого периода советской власти) никогда не было и нет ничего похожего на борьбу церкви с государством. Наша церковь уважает законы государства, и государство согласует свои узаконения с церковными. При таком единении церкви и государства есть ли какая надобность сочинять и вводить в действие гражданскую форму браков? [8] Между тем, клубок проблем, связанных с добрачными половыми отношениями, продолжает расти.

«Гражданский брак» никакого правового регулирования отношений не имеет. Даже если в «гражданском браке», вы заключили с партнером брачный договор, он вступает в силу лишь после регистрации брака в органах ЗАГСа [9].

А в случае смерти сожителя женщина может претендовать только на те вещи, которые он ей завещал. В незарегистрированной семье женщина фактически бесправна. Тут все зависит от моральных качеств партнера, а это далеко не всегда, является гарантией при возникающих разногласиях. Мужчины в таком «браке» понимают, что ничего не теряют (за исключением чести и совести, хотя даже их понимание в наше время у всех разное), теряют в нем, по большей части, – женщины. Если имущественные и неимущественные права женщины, состоящей в зарегистрированном браке, защищены законом, то, – не регистрируя брак, женщина оказывается в прямой зависимости от своего сожителя.

При рождении ребенка у таких родителей возникают еще гораздо более сложные проблемы. Ребенок, фактически имеющий отца, формально его не имеет. Если отец ребенка пожелает официально зарегистрировать свое отцовство, то ребенка ему придется усыновлять по всем установленным законами нормам. Поэтому ребенка приходится растить, в большинстве случаев, одной матери, а деньги, как правило, в форме алиментов, взыскать с такого «мужа», который в любой момент может просто повернуться и уйти, или вообще исчезнуть, – весьма проблематично. Неслучайно на детей, рожденных в незарегистрированном сожительстве, еще в не далеком прошлом вешался ярлык – «незаконнорожденные» [1].

Произошли также и изменения в исполнении социальных функций семьи.

Репродуктивная функция исполняется в явно редуцированном виде.

Ограничение рождаемости, по причине неготовности по каким – либо мотивам иметь ребенка, нередко решается за счет абортов, что ведет, в свою очередь, к нарушению репродуктивного здоровья женщин. Исследование доказало:

россияне стремятся сделать все возможное, чтобы семейная группа была материально обеспечена и сохранена как один из островков стабильности в их жизни. Но, приобретая материальные блага, современная семья теряет свое основное предназначение: возможность иметь и воспитать ребенка. Переход к малодетности, нуклеаризация семьи – ярко выраженная адаптивная стратегия современности.

Женщины, не рискнувшие пойти на аборт, нередко остаются матерями – одиночками, так как их гражданские мужья, не желая нести ответственность, оставляют их. Мать, принимая решение в пользу рождения ребенка, но, не имея поддержки со стороны родных и близких, дыбы не лишиться своего гражданского мужа и (или) не желая становиться матерью – одиночкой, часто отказывается от малыша, пополняя рожденным ею ребенком и без того многочисленные ряды социальных сирот. Особенно часто подобное явление отмечается у несовершеннолетних матерей или у доверчивых девушек, ставших жертвами обстоятельств [11].

Особо негативны последствия незарегистрированных отношений и последующего рождения детей партнерами, ведущими социально – неодобряемый или асоциальный образ жизни и потому не желающими заниматься воспитанием своих детей, оставляя их социальными сиротами или, если дети в подобной ситуации вообще выживают, превращая их в изгоев общества.

Увеличилось число и так называемых «стимулированных»

«вынужденных» браков, спровоцированных добрачной беременностью невесты. Следует иметь в виду, что нежелательная беременность — это проблема не только брачная, затрагивающая психологическое благополучие супругов и семьи в целом, это еще и острая проблема физического и психического здоровья детей. Так, например, обнаружено, что нежелательная беременность косвенно, через психологический дискомфорт будущей матери, негативно влияет на нервно – психическое здоровье ребенка. Даже если этот ребенок рождается в браке, он часто эмоционально не принимается одним или обоими родителями, что отрицательно сказывается на его развитии. Ребенок не может быть без вины виноватым и страдать, из – за того, что взрослые не умеют правильно строить свои отношения.

Воспитательную функцию родители выполняют не менее пассивно. Даже в официальном браке воспитанию детей уделяют достаточное количество времени лишь чуть более половины супругов, что уж говорить о неофициальном. Подтверждением тому является установленная статистическая закономерность: состоящие в браке больше занимаются детьми, чем не состоящие. Причины весьма прагматичны: состояние неуверенности за будущее, материальные трудности, излишние нагрузки на работе, большой объем работы по дому, отсутствие необходимых знаний и опыта, доля стигматизированности и социальной неодобряемости со стороны традиционно ориентированного социального окружения – типичные спутники пар, состоящих в незарегистрированном браке.

Поэтому уход от регистрации брака, так же как и скорополительные разводы, не избавляют супругов от решения существующих проблем, а, напротив, приумножают их. Как показало исследование, неофициальные, а также неполные семьи живут в худших жилищных условиях, чем официальные и полные, доходы их оказываются ниже, хотя и оцениваются в той и в другой подгруппах примерно одинаково (как недостаточные). Решение возникающих противоречий между супругами в «осколочном варианте» происходит не с меньшими, а с большими затратами нервной и физической энергии [11].

Перечисленные проблемы обнажают непочатый край для социальной работы как на теоретическом, так и на практическом уровне ее реализации.

Было бы ошибочным полагать, что сожительство — удел молодых людей, совместно проживающие без регистрации пары встречаются и в средних возрастах, и среди пожилых. Другое дело, что жертвами подобного рода отношений становятся не старики, а как правило, молодые люди, только вступающие во взрослую жизнь. При сохранении у молодежи матримониальных предпочтений, наблюдаемых сегодня, следует ожидать дальнейшего снижения числа официальных браков и повышения числа неформальных союзов и первой, и последующих очередностей [7].

Для формирования мотивации молодых людей к созданию законной семьи, деторождению важно пропагандировать ценности брака, семьи, деторождения;

организовывать социально – психологическое консультирование по проблемам брака, семьи, рождения и воспитания детей и т.д., начиная уже с 8 – 9 класса средней образовательной школы, а то и раньше.

В заключение можно сказать, что в настоящее время идет разрушение ценностей семьи, брака, материнства, отцовства. Социальная дифференциация общества продолжает усугубляться. Все большее количество семей доходит до нищеты. Поэтому общество, государство должны изменить свое отношение к семье как социальному институту [10].

В целях сохранения традиционной семьи – для учащихся 8 – 11 классов СОШ, а также для студентов СУЗов и ВУЗов, необходимо разрабатывать и вводить в действие программы «Нравственные основы семейной жизни», программы «Воздержания до брака».

Чтобы повысить уровень регистрации браков, рождаемости, интереса к семейным ценностям, необходимо организовать партнерство всех социальных институтов в деле возрождения российской семьи, в деле социально – демографического и духовного развития России.

Библиографический список 1. Брун А. Гражданский брак/ А.Брун. – СПб.: Норма, 2007., 423с.

2. Голод С.И. Семья и брак: историко – социологический анализ / С.И.Голод. – СПб.: ТОО ТК Петрополис, 1998., с. 240 – 241.

3. Гражданский брак и сожительство [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.yurkonsultacia.ru 4. Гражданский брак: плюсы и минусы [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://astromeridian.ru 5. Долбик – Воробей Т.А. Студенческая молодежь о проблемах брака и рождаемости / Т.А. Долбик – Воробей // СоцИс. – 2003. – №11., с.78 – 84.

6. Лидовская, Н.Н. Взаимоотношения супругов в незарегистрированном браке: Автореф. дис. канд. псих. наук / Н.Н. Лидовская, // Авторефераты и диссертации по специальности 19.00.05 социальная психология – [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://scholar.ru 7. Население России 2009 Семнадцатый ежегодный демографический доклад / отв. ред. А. Г. Вишневский / Нац. исслед. ун – т Высшая школа экономики. — М. : Изд. дом Высшей школы экономики, 2011., с.62 – 63.

8. Православная семья, СПб.,т.1, 1996 г., с.76 – 78.

9. Семейный кодекс РФ от 29.12.1995.№ 223 – ФЗ (ред. От 04.05.2011) статья 41.

10. Социальная работа. Собрание статей Тематические учебно – методические материалы [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://soc work.ru 11. Шнейдер Л.Б. Семейная психология / Шнейдер Л.Б. – Екб: Деловая книга, 2006, 768с.

Т. Меньшикова РГППУ, Екатеринбург ВЛИЯНИЕ ГЕНДЕРНЫХ ОТЛИЧИЙ НА «СИНДРОМ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ» У СПЕЦИАЛИСТОВ ПО СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЕ Динамизм, напряженность и стремительность социально – экономических и политических преобразований в России стали стрессогенными факторами во всех сферах общественной жизни. Разрушение первичных стереотипов социального восприятия мышления, утрата прежних идеалов, привели к изменению системы ценностей. Все это порождает неуверенность людей в себе, в своих действиях. Наиболее незащищенными, уязвимыми и беспомощными оказываются старики, дети и подростки, больные и инвалиды. Естественно, что самочувствие таких клиентов отражается на поведенческих и эмоциональных реакциях людей, а значит, создает стрессогенную профессиональную ситуацию для специалистов социальной сферы – тех, кто непосредственно ведет работу и общается с клиентом. Как профессиональная группа, специалисты и работники социальной сферы отличаются невысокими показателями психофизического ( эмоционального) здоровья, причем эти показатели становятся хуже по мере увеличения стажа работы. Деятельность социальных работников связана с ежедневной заботой о чужих, посторонних людях. Поэтому качество деятельности во многом зависит не только от профессионализма тех, кто выполняет свои функции в рамках данной отрасли, но и от психологического состояния [4].

Учитывая специфику деятельности социальных работников они постоянно переживают стрессовые ситуации других, в связи, с чем им свойственен синдром профессионального (эмоционального выгорания).

Симптомы выгорания имеют 85% социальных работников [2]. «Синдром профессионального выгорания» развивается по стадиям и затрагивает все сферы развития специалиста, оказывая разрушительное воздействие [3].

Проявляются четкие гендерные отличия при рассматривании отдельных состояний синдрома «профессионального выгорания». Так обнаружено, что мужчинам присуще высокая степень деперсонализации т.е. состояние сопровождаемое изменением или потерей, чувства собственного «Я», таким людям кажется, что события их жизни происходят с кем то другим, что они как бы просматривают свою жизнь, стоя в вдалеке, не принимая участия, у них притуплено чувства эмоционального восприятия. Женщина больше подвержена эмоциональному истощению, чем мужчина. У женщин отсутствует связь мотивации (удовлетворенности работой) и развития синдрома при наличии связи со значимостью работы как мотивом деятельности, удовлетворенности профессиональным ростом. Мужчина же склонен к эмоциональной холодности, он думает и действует умом, а не всплескам эмоции, чувством жалости.

Мужчина склонен к эмоциональной ригидности (негибкости, жесткости, неподатливости), нежели женщина. Женщина интенсивно воспринимает и переживает обстоятельства профессиональной деятельности, также это может говорить о ее повышенной ответственности за порученное дело, исполняемую профессиональную роль. Женщина изначально призвана терпеть, соболезновать, она вся такая нежная, заботливая, умеющая слушать, давать советы, сопереживать, все «пропускать» через себя, ведь это в ней заложено от природы. Мужчина – это сила, поддержка, стена (нужно учитывать материальный заработок, анатомическое строение мужчин, умение держать себя в руках) [1].

Таким образом, гендерные отличия влияют на то, как протекает синдром «профессионального выгорания» у специалистов. Но, несмотря на гендерные отличия также необходимо учитывать социальную направленность профессиональной деятельности, высокий уровень профессиональной компетенции, способность к эмоциональной и социальной гибкости, владения навыками экспрессивного выражения переживаний, эмоциональной устойчивости, все это должно способствовать личностному и профессиональному росту, активному профессиональному долголетию как мужчин так и женщин.

Библиографический список 1. Водольянова Н., Старченкова Е. Практическая психология. Синдром выгорания: диагностика и профилактика / Н. Водольянова, Е. Старченкова – 2 – е издание СПб.: Питер 2008., 336с.

2. Жариков П.Н. Борьба с синдромом « Профессионального выгорания»

социальных работников / П.Н. Жариков // Работник социальной службы №4, 2011г.

3. Сафаргалиева С.Г. Программа « Профессионального выгорания»

сотрудников центра социального обслуживания / С.Г. Сафаргалиева // Работник социальной службы №10, 2011г.

4. Сафонова Л.В. Содержание и методика психосоциальной работы / Л.В. Сафонова. – 2 – е издание. – М.: Издательский центр « Академия», 2008., 224с.

Д.А. Некрасова РГППУ, Екатеринбург ПРОФИЛАКТИКА ВИЧ/СПИД СРЕДИ МОЛОДЕЖИ На сегодняшний день проблема ВИЧ/СПИДа представляет собой сложный социально – экономический, общественно – культурный, медицинский феномен, требующий многомерной ответной стратегии.

Пандемия инфекции, вызванной вирусом иммунодефицита человека, является в истории человечества крупнейшим событием конца ХХ века, которое можно поставить в один ряд с двумя мировыми войнами, как по числу жертв, так и по ущербу, который она наносит обществу. Его заразность, стремительное распространение и неизлечимость снискали заболеванию славу «чумы ХХ века». На 01.01.2011г., по данным ВОЗ и ЮНЭЙДС, в мире число заболевших превышает 36 миллионов человек. Каждый день в мире появляется 7400 новых ВИЧ – инфицированных, а 5500 человек умирают от заболеваний, вызванных ВИЧ. За все время почти 30 миллионов человек уже умерли от болезней, обусловленных СПИДом. За последние восемь лет число новых случаев ВИЧ – инфекции снизилось на 17%, а смертность уменьшилась на 10%. На 01.07.2011г. в России по данным Роспотребнадзора зарегистрировано более тысяч ВИЧ – инфицированных, показатель заболеваемости на 100 тысяч населения составляет 425,8. По словам главы Роспотребнадзора Г.Г. Онищенко, в общем числе людей, живущих с ВИЧ в России, 67% составляют впервые выявленные потребители наркотиков, в основном – молодежь. В свою очередь, сейчас происходит увеличение случаев инфицирования ВИЧ половым путем, что свидетельствует о выходе заболевания за рамки так называемых «уязвимых» групп населения.

ВИЧ – инфекция – это хроническое заболевание, излечить которое пока не удается, поэтому люди, живущие с ВИЧ или СПИД, нуждаются в постоянной медицинской помощи на протяжении всей жизни. Правильно подобранная антиретровирусная терапия увеличивает продолжительность и качество жизни ЛЖВС, и снижает риск передачи ВИЧ другим людям.

Своевременное применение препаратов, подавляющих размножение ВИЧ (антиретровирусная терапия), в сочетании с профилактикой и лечением оппортунистических заболеваний позволяет восстановить иммунную систему, предупредить развитие оппортунистических заболеваний (или привести к их исчезновению, если они уже появились), сохранить трудоспособность и улучшить качество жизни людей, зараженных ВИЧ. По некоторым данным, на сегодняшний день можно прогнозировать более чем 10, а по другим более чем 35 – летнюю выживаемость молодых ВИЧ – инфицированных людей, получающих современную АРВТ;

если в 1995 году с 20 до 44 лет доживало только 1,2% больных, то в 2004 – уже 36,4%. Одной из важнейших составляющих терапии ВИЧ – инфекции является приверженность к лечению.

Для успешного лечения необходимо, чтобы приверженность была более 95%, что значительно больше, чем необходимо для лечения других заболеваний;

при этом прием менее 95% доз ассоциируется со слабым вирусологическим и иммунологическим ответом, а прием 100% доз позволяет достичь еще большей эффективности. Однако, согласно современным данным, только небольшая часть пациентов сохраняет достаточную приверженность. Это, в свою очередь, приводит к развитию резистентности ВИЧ, которая в некоторых странах доходит до 26% [3].

Побочные эффекты антиретровирусной терапии – препаратов являются постоянными спутниками терапии больных ВИЧ – инфекцией. По данным исследования ATLIS (AIDS Treatment for Life), 57,4% пациентов прерывали прием АРВ – препаратов из – за возникновения побочных эффектов, при этом 27,3% предпочли вообще отказаться от терапии. В исследование было включено 3000 пациентов из 18 стран. Как наиболее серьезные, пациенты отмечали следующие ПЭ: изменение внешности, связанное с перераспределением подкожной жировой клетчатки, гепатотоксичность препаратов, тошнота, общая слабость. Количество пациентов, прекративших лечение в 2006 году, составило 1309 человек или 9% от общего числа лиц, получающих АРВТ. Количество пациентов, прекративших лечение в 2007 году, увеличилось пропорционально количеству получающих АРВ – препараты, и составило 2771 человек;

при этом 18% пациентов отказались от лечения из – за возникших серьезных побочных эффектов.

Применение АРВ – препаратов в клинической практике позволяет продлить жизнь инфицированных ВИЧ и повысить ее качество, однако значительная финансовая нагрузка на систему здравоохранения требует не только детальной оценки клинической эффективности и безопасности препаратов, но и экономической оценки эффективности их применения при лечении ВИЧ. Такая оценка возможна на основании сравнения стоимости лечения различными Лечебными Средствами, имеющимися на рынке, затрат при различных схемах лечения, учета возможных осложнений и стоимости лечения, расчета таких параметров, как «затраты – эффективность» и «затраты – полезность».

Отсутствие на сегодняшний достаточного количества проведенных фармакоэпидемиологических и фармакоэкономических исследований, касающихся проблемы ВИЧ – инфекции, подчеркивает актуальность проведенной работы, которая позволит оценить тактику ведения больных ВИЧ – инфекцией в реальной клинической практике и найти пути к ее оптимизации.

Актуальность проблемы ВИЧ/СПИД заключается в том, что эпидемия не является только медицинской проблемой. Ее распространение, затрагивает все сферы жизни общества и касается каждого из нас. Взгляд на эпидемию как на проблему асоциальных людей (проститутки, гомосексуалисты, наркоманы) отошли в прошлое. В настоящее время ВИЧ – инфекция проникла во все слои населения, включая благополучные, не причисленные к «группам риска», но практикующие рискованное поведение [2].

Мы живем в стране, которая имеет самые высокие в мире темпы развития эпидемии. К началу 2008 года в стране официально было зарегистрировано тысяч ВИЧ – инфицированных. Если темпы эпидемии сохранятся, то к году каждый 10 россиянин станет ВИЧ – инфицированным. Уже десятки миллионов людей всего мира живут с ВИЧ, их окружают сотни миллионов родных и близких. Число людей, затронутых эпидемией, растет год от года.

Библиографический список 1. Доклад о глобальной эпидемии СПИДа (2004 г.) / 4 – й Глобальный доклад. – ЮНЭЙДС, 2004.

2. Социальная работа. Собрание статей Тематические учебно – методические материалы [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://soc work.ru К.М. Олюшина РГППУ, Екатеринбург ПРОФИЛАКТИКА ЖЕНСКОГО АЛКОГОЛИЗМА За последние десять лет отмечается рост заболеваемости алкоголизмом в России. Значительно увеличилось число женщин, страдающих алкогольной зависимостью (по официальной статистике за десять лет процент женщин вырос с 11,3 до 15,8%). Реальная ситуация гораздо более удручающая.

Особенностью женского алкоголизма является большая психологическая подоплека, чем у мужчин. Чаще всего у женщин пристрастие к алкоголю развивается на почве одиночества (вдовство, распад семьи), потери близких (смерть детей). Стрессам подвержены домохозяйки, которые ради семьи жертвуют работой, карьерой. Женщины гораздо более эмоционально реагируют на стрессовые ситуации, «погружаются в несчастье», и ищут немедленного разрешения, выхода из психотравмирующей ситуации, ищут поддержки и сочувствия. При отсутствии поддержки, женщины начинают употреблять алкогольные напитки, которые на начальных этапах употребления быстро приносят облегчение, дает ощущение эйфории. Кроме того, играет роль фактор доступности алкоголя.[2] Пристрастие к алкоголю у женщин формируется быстрее, чем у мужчин.

Для родственников это часто остается незамеченным, так как из – за осуждения и неприятия обществом пьющих женщин, они стараются скрыть злоупотребление алкоголем, часто пьют в одиночку или в компании таких же «несчастных» подруг. Критика к своему состоянию полностью отсутствует.

Родственники замечают проблему и обращаются к специалисту уже на развернутой стадии заболевания, когда пьянство носит запойный или ежедневный характер. [3] Женская распущенность, так характерная при алкоголизме, часто становиться причиной распада семьи, так как во время алкогольного опьянения женщина не до конца отдает себе отчет в своих действиях, не полностью контролирует свое поведение.

Женщины, больные алкоголизмом, постепенно утрачивают доверие близких людей, коллег, отношение к ним меняется далеко не в лучшую сторону. Они часто теряют работу по разным причинам, поведение и образ жизни становится разгульным, заработки – случайными и, как следствие, женщины теряют семью.[1] Анализ статистических и социологических данных, отражающих особенности распространения пьянства и алкоголизма среди женщин, свидетельствует о слабой разработанности проблемы, об отсутствии обоснованных рекомендаций по предупреждению и искоренению этого негативного явления. Применяемые на практике меры не всегда учитывают особенности именно женского пьянства и алкоголизма.

Поэтому специалисты по социальной работе должны активно включатся в деятельность по выявлению и реабилитации женщин, страдающих алкоголизмом. Реабилитация может включать себя помощь в налаживании социально значимых контактов, помощь в восстановлении документов, поиск нового места работы или реабилитация и преодоления негативного отношения сотрудников на старом месте деятельности.

Специалист по социальной работе так же может оказать своей клиентке квалифицированную, психологическую помощь в преодолении эмоциональной зависимости от алкоголя, а так же организация тренингов для преодоления отчужденности от общества и успешной самореализации в дальнейшем.

Так же целесообразно проводить антиалкогольные пропагандистские мероприятия избирательно, доводя до различных категорий населения, в том числе женщин, характерные особенности действия алкоголя на женский организм. Знакомить их с опасными последствиями, которым подвергают свои семьи женщины, потребляющие алкоголь. Необходимо, чтобы каждая девушка еще до замужества была осведомлена о возможности рождения ребенка с врожденными дефектами, обозначаемыми аббревиатурой АСП (алкогольный синдром плода). В целях раннего выявления случаев женского алкоголизма целесообразно расширить круг источников информации, по которым поступают сведения о состоянии этого социального явления.

Библиографический список 1. Дональд У. Здоровый образ жизни. / У.Дональд – М. 2002.

2. Гузиков Б.М., Мейроян А.А. Алкоголизм у женщин / Б.М. Гузиков, А.А. Мейроян – Л.: Медицина, 1988.

3. Шайдукова Л. К. Проблемы женского алкоголизма / Л.К. Шайдукова. – М.: Прогрессивные Биомедицинские Технологии, А. Ошмарина РГППУ, Екатеринбург ИМИДЖ СПЕЦИАЛИСТА ПО СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЕ Исследование проблемы имиджа социального работника приобретает в последнее время все большую практическую и теоретическую значимость в свете тех преобразований, которые происходят во всех отраслях жизни нашего общества. Понятие имиджа является важным для многих сфер практики:

социальных институтов, рекламы, маркетинга, массовых коммуникационных процессов, менеджмента и др.

Имидж специалиста по социальной работе вследствие новизны этой профессии в нашей стране еще не успел сформироваться. Вместе с тем трудно переоценить значение этого фактора в профессиональном общении, где резко возрастает роль самопрезентации. Также статус самой профессии не достаточно определен в общественном сознании общества, на обыденном уровне и профессиональном уровне. Многие специалисты из смежных профессий таких, как юристы, медики, психологи и др. часто не могут верно, оценить глубину и тонкость социальной работы.

Поэтому в современных условиях особое значение для эффективной деятельности специалиста по социальной работе и престижа самой профессии социальной работы имеет грамотно сформированный имидж.

Позитивный имидж как особый личностный инструментарий облегчает установление контактов с другими людьми, делая процесс взаимодействия с ними более эффективным. Обладая мощным психотерапевтическим эффектом, имидж наделяет своих обладателей профессиональной уверенностью и коммуникабельностью, позволяя наилучшим образом проявиться деловым качествам человека.

В современных условиях особое значение для эффективной деятельности специалиста по социальной работе и престижа самой профессии социальной работы имеет грамотно сформированный имидж. Имидж – образ, представление, методом ассоциаций наделяющий объект дополнительными ценностями, не имеющими основания в реальных свойствах самого объекта, но обладающими социальной значимостью для воспринимающего этот объект [4, с. 190 – 192]. Имидж человека – его образ, возникающий в результате восприятия проявления внешних и внутренних характеристик человека [1, с.

56]. Имидж специалиста – это специально конструируемый образ для потенциальных клиентов, который должен соответствовать их ожиданиями и потребностям [2, с.27]. Имидж играет роль и имеет место при опосредованном общении больших групп людей, когда основным источником информации о фирме, товаре или политическом деятеле являются средства массовой коммуникации. Имидж как результат перцепции социального работника гораздо в меньшей степени основан на чувственном восприятии или непосредственном контакте субъекта с объектом, нежели другие установочные знания. Сформированность профессионального имиджа напрямую зависит от того, как удастся создать облик специалиста – профессионала, соответствующий ожиданиям других людей.

Сфера социальной работы сегодня является предметом исследования социологов различных стран. Исследователи рассматривают разные аспекты имиджа специалистов по социальной работе, используя целый ряд отличных методик. Изучив результаты зарубежных исследований можно сказать, что в целом имидж социального работника, как специалиста имеет негативный окрас и искажает представление обо всей профессиональной деятельности специалистов во все мире, даже в странах, где Социальная работа достаточно развита таких, как Германия и Великобритания. Негативный образ складывается из – за самих специалистов по социальной работе так, как будучи не квалифицированными работниками и не имея коммуникативных навыков, они не способны правильно себя поставить и представить свою деятельность в СМИ. А СМИ в свою очередь формируют мнение клиента и общества о профессии и специалисте, его имидж [3, с. 64 – 81].

Репутация социального работника складывается в процессе взаимодействия его с окружающей средой. Чем больше людей общается с ним и убеждается в его глубоких знаниях, высокой компетентности, богатом жизненном опыте, в его благожелательности, внимательности к людям, честности и открытости, коммуникабельности и обязательности, тем выше его репутация. Репутация зависит, прежде всего, от него самого, от его личностных качеств и отношения к делу. И так положительный имидж формируется благодаря хорошей профессиональной подготовке, знания в различных областях психологии, педагогики, физиологии, экономики и организации производства, законодательства, информатики и математической статистики;

наличию высокой общей культуры;

высокой информированности в современных политических, социальных и экономических процессах общества;

уверенности в успешности своих решений и действий;

умению находить общий язык с людьми;

эмоциональной устойчивости.

Библиографический список 1. Бер Е. Вербальный имидж / Е. Бер // Пространство РВ ТИСС. 2003.

№8.

2. Калюжный А.А. Профессиональный имидж как инструмент психолого – педагогического влияния / А.А. Калюжный – 2007.

3. Певная М.В., Вишневская Ю.Р., Дидиковская Я.В., Качайнова Н.Б. / под ред. д – ра филос. Наук, Вишневского Ю.Р. Екатеринбург: УрФУ, 2011. с.

4. Шепель В.М. Имиджелогия: секреты личного обаяния / В.М. Шепель – М.: Владос, 2006.

Л.Э. Панкратова Екатеринбург, РГППУ СОЦИАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ КАК МЕХАНИЗМ ФОРМИРОВАНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Проблема формирования и развития гражданского общества в современной России, несмотря на значительные усилия, предпринимаемые в этом направлении, и несомненные успехи в этом процессе, требует дальнейших усилий и скоординированных действий различных структур. Значительную роль в этом деле должен сыграть такой социальный институт как образование, формирующий новую социальную позицию молодежи, ее социальную активность и социальную компетентность. Гражданское общество является важным условием для постоянно обновляющегося демократического процесса и дальнейшая модернизация всех сфер жизни невозможна без улучшения социального равноправия. Гражданское общество представляет собой некую социальную сеть, формирующуюся «снизу» и осуществляющею деятельность по защите своих членов, в противовес нормативной государственной системе [2, с. 67].

Модернизация должна касаться не только социально – экономической сферы, но, может быть, в большей степени изменения должны коснуться социальных приоритетов, установок, ценностей, менталитета людей, так как зачастую именно они тормозят самые эффективные экономические преобразования и управленческие решения.

Но, к сожалению, у огромного количества населения нашей страны сохраняются пассивные, иждивенческие настроения. Граждане не осознают себя субъектами собственной жизни, у них отсутствует осознание личной ответственности за свою жизнь.

Особенно опасен в этой связи распространяющийся социальный инфантилизм у молодого поколения. Он является следствием несформированной личной социальной ответственности.

Феномен социального инфантилизма стал довольно характерной чертой социально – психологического портрета подрастающих поколений в целом, отличительной особенностью современной молодежи. Суть феномена социального инфантилизма, его сердцевину специалисты видят в бегстве от выбора и возложение ответственности за принятие решения на плечи другого человека. Социальная роль «вечного ребенка» освобождает личность от ответственности за совершенные поступки.

Одной из причин инертности и недооценки личностной составляющей всех преобразований нашей стране является патерналистская идеология [1, c.

87]. С этим связано и неразвитость элементов гражданского общества в современной России. Патерналистская идеология практически повсеместно господствует в современном российском обществе. Человек, находящийся в трудной жизненной ситуации, возлагает свои надежды, прежде всего, на помощь со стороны государства. Тогда как принцип субсидиарности, являющийся основополагающим в гражданском обществе, требует обращения, прежде всего, к своему ближайшему окружению: семье, соседям, группе взаимопомощи, благотворительным организациям и только после этого обращение в государственные органы. Возможно поэтому, одна из самых распространенных в странах Запада форм поддержки – группы взаимопомощи, основанные на принципе самоорганизации, не находят в современной России широкого распространения. Это порождает иждивенческие, пассивные настроения у населения нашей страны. Социальное образование должно сыграть значительную роль в преодолении социального инфантилизма и социального иждивенчества. Социальное образование в нашей стране связывается, прежде всего, с введением в 1991 г, новых специальностей «социальная работа» и «социальная педагогика». Но, тем не менее, направленность любого образования должна носить социальный характер, то есть, быть ориентированной на изучение социальных процессов, феноменов, коммуникаций, отношений и формирование социальных качеств у студентов всех специальностей. Социальная компетентность формируется в процессе учебной деятельности студента. Задача педагогов высшей школы заключается в том, чтобы расширить опыт учащегося, уделяя особое внимание взаимодействию и сотрудничеству. Для этого необходимо подбирать такие методы обучения, которые создадут мотивацию не только предметного, но и социального характера. В настоящее время педагоги широко используют активизирующее методы обучения, такие как проблемное, проектное, дискуссионное обучение, предполагающее повышение субъектности обучающегося.

Наиболее распространенным на сегодняшний день в вузах является именно проектная методика, позволяющая студентам, начиная с первых курсов, включаться в решение социально и практически ориентированных задач.

Данная методика позволяет реализовать мотивацию социального характера и способствует развитию социальной компетентности.

Развитие социальной компетентности возможно и через внеучебную деятельность студентов, которая может научить ценности служению обществу, гражданской ответственности, гражданскому самосознанию. Такой формой внеучебной деятельности могут стать студенческие объединения. Студенческие общественные объединения являются добровольными формированиями, в которых студенты объединяются для защиты своих интересов, самореализации, изменения окружающей действительности, осуществления социальных проб. В них происходит расширение социального и профессионального опыта студентов. Студенческие объединения имеют ряд особенностей, к которым относят добровольность вхождения и участия в его деятельности студента;

значительную степень взаимозаменяемости;

самоорганизацию и самоуправление;

открытость;

личная заинтересованность.

Участвуя в деятельности студенческих объединений, студенты становятся подлинными субъектами социальной жизни, реализуют свою социальную активность, развивая тем самым социальную компетентность. У студентов формируется сознательное и ответственное отношение к своей жизнедеятельности, к перспективам своего профессионального роста и участие в социальном управлении.

Социальное образование формирует социально компетентных субъектов, которые и могут стать «человеческим ресурсом» гражданского общества и активно участвует в формировании новой культуры социальных отношений.

Библиографический список 1. Волгин Н. А., Социальное государство / Н. А. Волгин. – М.: Академия, 2003, 416 с.

Власть и гражданское сообщество России:

2. Модель И.М.

от социального взаимодействия – к социальному партнерству / И.М. Модель, Б.

С. Модель // Урал. отд. Рос. акад. наук, Ин – т философии и права. – Екатеринбург: Издательство УрО РАН, 1998., 155 с.

Л. Э. Панкратова, Н. А. Пересыпкина РГППУ, Екатеринбург ПРОФИЛАКТИКА ВИЧ – ИНФЕКЦИИ У МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ В ЛЕЧЕБНО – ПРОФИЛАКТИЧЕСКОМ УЧРЕЖДЕНИИ Актуальность проблемы профилактики ВИЧ – инфекции среди медицинских работников в том, что ВИЧ – инфекция является одной из самых значимых проблем в России. Идет увеличение частоты профессиональных контактов медицинских работников с ВИЧ – инфицированными пациентами. За 6 месяцев 2011 года по муниципальным лечебно – профилактическим учреждениям (ЛПУ) г. Екатеринбурга всего зарегистрировано аварийных ситуаций у медицинских работников – 128 случаев, в том числе при оказании помощи ВИЧ – инфицированным – 22 случая или 17,2%. В 2010 году по муниципальным ЛПУ г. Екатеринбурга всего зарегистрировано аварийных ситуаций у медицинских работников – 286 случаев (2009 г. – 281 сл.), в том числе при оказании помощи ВИЧ – инфицированным – 36 случаев или 12,6%.

Риск профессионального заражения ВИЧ – инфекцией медицинских работников напрямую связан с возникновением аварийных ситуаций с экспозицией крови. Аварийная ситуация с экспозицией крови (АЭК) – это случайный контакт медицинского работника с потенциально зараженной кровью или другой биологической жидкостью при уколе иглой, порезе острым предметом или попадании биоматериала на слизистые либо поврежденную кожу.

Эти факты свидетельствуют о том, что в случаях аварийной ситуации риск инфицирования ВИЧ медицинского персонала при выполнении профессиональных обязанностей имеет тенденцию к росту. С сожалением приходиться констатировать, что ВИЧ – инфекция – явление не новое для России. Первый случай ВИЧ – инфекции в России был зарегистрирован в году, к концу года количество инфицированных достигло двадцати пяти человек. Однако особо угрожающие масштабы ВИЧ – инфекция приобрела в наши дни. В России согласно статистическим данным Официально зарегистрировано 415 301 человек. Из них 2867 – дети (в том числе у детей заражение произошло от ВИЧ – положительной матери). По официальным данным, ВИЧ – инфицированно 0,5% взрослого населения страны в возрасте от 15 до 49 лет. В возрасте 18 – 24 года – 1%. И для того, чтобы предотвратить аварийные ситуации, к любому пациенту надо относиться как к потенциально инфицированному ВИЧ. Потому что, невозможно во всех случаях заранее знать о наличии у пациента ВИЧ – инфекции: пациент может быть не осведомлен, скрывать этот факт или находиться в бессознательном состоянии. Продолжающаяся эпидемия ВИЧ – инфекции делает контакт с такими больными в процессе выполнения профессиональных обязанностей все более частым. Знание правил ликвидации аварийных ситуаций позволяет значительно снизить риск заражения медицинских работников.

Медицинские работники находятся в группе повышенного риска заражения гемотрансмиссивными инфекциями, включая вирусы гепатитов В и С, а также вирус иммунодефицита человека. Это может произойти при попадании инфицированной биологической жидкости пациента на слизистые оболочки медработника, а также при случайном уколе или порезе использованным острым медицинским инструментом. Риск заражения ВИЧ при уколе инфицированной иглой составляет около 0,3%. Сейчас в мире официально задокументировано профессиональное заражение ВИЧ – инфекцией почти 350 медицинских работников [2, c. 25]. Сегодняшний арсенал защиты от гемотрансмиссивных инфекций можно условно разделить на две большие группы мероприятий. Во – первых, это специфические подходы – эффективные лишь в отношении определенных возбудителей. В отношении ВИЧ – инфекции с 1996 г. стала доступна постконтактная профилактика антиретровирусными препаратами, которые в случае своевременного назначения после аварийных ситуаций снижают риск профессионального заражения медицинских работников на 80%. Вторая группа подходов для предотвращения профессионального заражения – это неспецифические методы, которые направлены на сокращение вероятности травматизации работников здравоохранения в процессе оказания медицинской помощи. Поэтому они, с одной стороны, подобны универсальной вакцине, защищающей медиков сразу от всех возбудителей гемоконтактных инфекций, с которыми возможен контакт в ЛПУ – как известных, так и неизвестных [3, c. 24]. С другой стороны, предотвращение потенциального контакта с инфекционным агентом устраняет экономические затраты и потенциальные побочные эффекты постконтактной профилактики и возможного лечения после опасного контакта. Поэтому именно неспецифические методы первичной профилактики травматизма являются основой действующей системы защиты медработников от профессионального заражения ВИЧ – инфекцией [1, c. 34].

Основным препятствием для защиты наших медработников является отечественная нормативная база, регламентирующая обращение с острым инструментарием и медицинскими отходами. Ее крайне устаревшее требование по дополнительной обработке использованного инструментария дезинфектантами приводит к тому, что до сих пор в России широко используются методы обеззараживания шприцев, подразумевающие множество ручных манипуляций. Они значительно повышают риск получения профессиональной травмы медсестрами, вынужденными заниматься отделением игл и промыванием инструментов вручную. С другой стороны, применение целого ряда эффективных безопасных технологий (типа современных инъекционных устройств и надежных контейнеров), также нередко противоречит действующим архаичным нормативам. Это еще больше ограничивает возможности по обеспечению профессиональной безопасности сотрудников российских ЛПУ.

Вторым серьезным барьером является общая слабость корпоративной культуры безопасности в российском здравоохранении. Это выражается и в настойчивом стремлении большинства ЛПУ выявить ВИЧ – статус пациента до начала оказания медицинской помощи, и в частом пренебрежении элементарными мерами безопасности в отсутствие информации о наличии гемоконтактных инфекций. О традиционном пренебрежении к решению вопросов защиты медперсонала свидетельствует и структура финансирования отечественного здравоохранения. Несмотря на существенный рост закупок медикаментов и поставок лабораторного оборудования, в большинстве российских ЛПУ до сих пор отсутствует базовое оборудование, рекомендованное для безопасного сбора и транспортировки медицинских отходов, а сбор использованных и потенциально инфицированных шприцев производится в приспособленную бытовую тару [37, c. 23].

Профилактика заболеваний является реализацией теории риск – менеджмента в медицине. Профилактические мероприятия — важнейшая составляющая системы здравоохранения, направленная на формирование у населения медико – социальной активности и мотивации на здоровый образ жизни. Профилактика – составная часть медицины. Социально – профилактическое направление в деле охраны и укрепления здоровья народа включает в себя медицинские, санитарно – технические, гигиенические и социально – экономические мероприятия. Создание системы предупреждения заболеваний и устранения факторов риска является важнейшей социально – экономической и медицинской задачей государства [4].

Нами было проведено исследование с целью выявления уровня знаний медицинских работников Муниципального бюджетного учреждения города Екатеринбурга «Городской центр медицинской профилактики» по ВИЧ – инфекции. В качестве объекта исследования была взята выборка из коллектива Муниципального бюджетного учреждения города Екатеринбурга «Городской центр медицинской профилактики», в которой приняли участие медицинских работников (20 женщин и 10 мужчин), что составляет 66,7% – женщины и 33,3% – мужчины. Возраст от 22 до 70 лет. В опросе принимали участие врачи – 19 человек и средний медицинский персонал в количестве человек. Среди обследуемых по специальностям были врачи – 63,3%, младший медицинский персонал – 36,6%. Опрос врачей и среднего медицинского персонала в данном исследовании производили с помощью анонимных анкет.

По итогам исследования можно сделать вывод о том, что медперсонал характеризуется достаточно высоким уровнем информированности о ВИЧ – инфекции.

В данном медицинском учреждении успешно организована работа по профилактике. Наиболее эффективным способом профилактики профессионального заражения является информирование медицинских работников о возможных факторах риска и мерах профилактики заражения ВИЧ. С целью профилактики профессионального заражения ВИЧ – инфекцией была разработана брошюра по профилактики ВИЧ – инфекции у медицинских работников в лечебно – профилактических учреждениях. Каждый медицинский работник должен знать и соблюдать основные правила безопасности по защите кожных покровов и слизистых оболочек при контакте с любыми биологическими жидкостями на это обращено внимание в брошюре.

Профилактика заражения ВИЧ инфекцией среди медицинских работников является одной их функций специалиста по социальной работе.

Необходимо введение ставки социального работника в каждом учреждении здравоохранения.

Библиографический список 1. Российской Федерации. Законы. О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека. Федер. закон: [от 30.03.1995 г. № 38 – ФЗ.]. – М.: Ось – 89, 2009., 35с.

2. Рахманова, А.Г. Цитомегаловирусная инфекция и СПИД / А.Г.

Рахманова, В.А Исаков, Н.А Чайка. – М.: НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Пастера, 2010., 64 с.

3. Рахманова, А.Г. Герпесвирусные и ВИЧ – инфекции / А.Г. Рахманов, В.К. Пригожина, В.А. Неверов. – М.: СПб, 1995., 51 с.

4. Свердловская область. Приказы. Об организации мероприятий по профилактике ВИЧ – инфекции в учреждениях здравоохранения Свердловской области приказ: [принят правительством Свердл.обл. МЗСО 29.03.2011 г № – п], 2011., 5с.

Л.Э. Панкратова, О.А. Тюстина РГППУ, Екатеринбург ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ С СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДОЙ СЕМЬЕЙ Семья является компонентом социальной структуры любого общества, выполняющим многие социальные функции и играет важную роль в общественном развитии, а также является одним из тех социальных формирований, которое оказывает существенное влияние на общественную жизнь фактически во всех ее сферах: от экономики до духовной культуры.

В современной науке нет единого определения семьи, хотя попытки сделать это предпринимались великими мыслителями много веков назад.

Наиболее часто о семье говорят как об основной ячейке общества, которая непосредственно участвует в биологическом и социальном воспроизводстве общества. В последние годы все чаще семью называют специфической малой социально – психологической группой, подчеркивая тем самым, что для нее характерна особая система межличностных отношений, которые в большей или меньшей степени управляются законами, нравственными нормами, традициями [1]. Семья относится к особым, фундаментальным группам общества. Она является одновременно социальной группой и общественным институтом.

В наше время существует множество разновидностей семей, одна из них это молодая семья, ведь от того, как будет происходить развитие и становлении молодой семьи, на начальных этапах совместной жизни супругов, будет зависеть их дальнейшая семейная жизнь и развитие общества в целом.

По мнению П. Д. Павленка, молодая семья – это семья в первые три года после заключения брака. Возраст супругов от 18 до 30 лет. Молодые семьи бывают большими, состоящими не только из супругов, детей, но и родителей супругов, бабушек, дедушек или даже родственников, и малыми, состоящими только из супругов или супругов с детьми. В структуру молодых семей входят следующие: полные;

благополучные;

социального риска;

несовершеннолетних матерей;

студенческие;

военнослужащих срочной службы [2].

Молодая семья – одна из самых незащищенных групп населения.

Высокий процент молодых браков – следствие наступившей беременности или даже рождение ребенка. Среди молодежи «бытует» искаженное представление о браке, семье, сексе. Каждый 4 – й молодой человек готов на свободные отношения, без брака, но осуждает свободную сексуальную жизнь. В ряду приобретенных жизненных ценностей на 1 – е место молодежь относит отношения в семье, удовлетворенность в любви, сексе, интимной жизни;

ценность брака молодые также определяют наличием детей.

Социальные проблемы проявляются в семье достаточно многосторонне.

Существует множество проблем: материально – бытовые проблемы;

жилищная проблема;

проблема трудоустройства;

психологические проблемы;

медицинские проблемы [3].

В значительной степени основные трудности и потребность в профессиональной помощи семьи зависят от ее типа. Проблемы материальной и жилищной обеспеченности стоит на 1 – ом месте укрепления молодой семьи.

Социальная работа в молодой семье направлена на решение многочисленных проблем, психологического, социального, нравственного, медицинского и педагогического характера с которыми семья сталкивается в повседневной жизни, и которые не в состоянии решить самостоятельно. Также одним из механизмов регулирования брачно – семейных отношений в рамках социальной работы являются службы семьи, основная цель которых направлена на обеспечение оптимального выполнения семьей ее разнообразных функций, совершенствование внутрисемейных отношений, гармоничное развитие личности супругов и жизни семьи в целом.

Основная задача социальной работы с молодыми семьями в начале нового тысячелетия заключается в дальнейшем развитии и совершенствовании имеющихся форм, методов, способов и приемов деятельности, используемых специалистом для решения социальных проблем клиентов, стимулирование активизации их собственных сил для изменения неблагоприятной жизненной ситуации.

Существуют региональные и муниципальные целевые программы по поддержке молодых семей, но молодая семья не является специальной целевой группой для государственных социальных программ, и поддержка этого социального института осуществляется т.к. молодые супруги по возрасту соответствуют социальной категории молодежи. Именно по этой причине не осуществляется в полной мере помощь такому виду семьи, как молодая.

Нынешние программы жилья для молодежи имеют скорее пропагандистское значение, чем демографический эффект. Почти все государственные программы, за последние 5 лет, не были выполнены даже не половину, того что было запланировано.

Таким образом, необходимо создавать специальные службы по работе именно с молодой семьей, так как сейчас социальная работа с молодыми семьями проводится только через территориальные службы социальной помощи молодежи. Так же необходимо направить целевые программы не только на проблемы жилья молодых семей, но и на материально – бытовые проблемы;

проблемы трудоустройства;

психологические проблемы;

медицинские проблемы.

На данный момент существует кризис молодой семьи, семья не справляется со своими функциями, обеспечивающими биологическое, социальное воспроизводство населения – прежде всего с репродуктивной и воспитательной.

Библиографический список Козлов А.А. Социальная работа: Введение в профессиональную 1.

деятельность / А. А. Козлов, М. В. Фирсов, И. А. Григорьева и др. – М.:

Междунар. проект, 2005., 368 с.

Павленок П.Д. Основы социальной работы / П.Д. Павленок. – М.:

2.

ИНФРА – М, 2009., 151с.

Целуйко, В.М. Психология современной семьи. / В.М. Целуйко – 3.

М.: ГИЦ «ВЛАДОС», 2004., 129 с.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.