авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

«СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА И СОЦИАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ: ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОСВЯЗИ Материалы 2-й Всероссийской научно-практической конференции 10 ноября 2011г., Екатеринбург ...»

-- [ Страница 4 ] --

Д.К. Пенкина РГППУ, Екатеринбург ПРОБЛЕМА НАРУШЕНИЯ ПРАВ ДЕТЕЙ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Проблема нарушения прав ребенка становится все более актуальной в последние годы. В России в связи с общим кризисом общества интерес к проблеме ненадлежащего исполнения родительских обязанностей значительно вырос, что обусловило необходимость более тщательного исследования причин, форм, видов и поиска более эффективных мер социального контроля – профилактических, коррекционных, реабилитационных. Все это симулирует вовлечение более широкого круга специалистов – психологов, юристов, социальных работников.

Дети, подверженные негативному воздействию со стороны взрослых являются наиболее подходящей категорией риска для совершения в дальнейшем правонарушений – именно в детском возрасте закладываются основные черты характера, зависящие именно от воспитания [2,с.59].

Нарушения прав детей часто вовлекают их в антиобщественный образ жизни, включая совершение преступлений. При этом в перечень субъектов нарушений прав несовершеннолетних входят родители и члены семьи ребенка, сверстники, учителя, должностные лица государственных органов.

Любое безнаказанное правонарушение в отношении ребенка ведет к его психическим отклонениям. Социализация личности ребенка приобретает ущербный характер, под которым понимается искаженное негативное усвоение норм и ценностей, принятых в обществе.

Как показывают данные статистики управления уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова, в 2010 году от всех видов преступлений пострадали 100227 детей, более 8 тысяч детей пострадали от преступлений, совершенных их родителями, еще 3161 ребенок погиб из за халатности своих родителей. Численность детей, чьи родители были лишены родительских прав, достаточно высока. По статистике аппарата уполномоченного, в 2008 годы своих прав были лишены 64 тысячи родителей, в 2009 — 63 тысячи, а в 2010 — 56 тысяч. По данным МВД, с начала 2011 года в стране было выявлено и поставлено на учет 50 тысяч родителей, не исполняющих свои обязанности по воспитанию несовершеннолетних детей [1, с. 6].

Таким образом, цифры статистики показывают, что основными нарушителями прав детей являются их собственные родители;

помощь в защите прав детей становится актуальной и требует особого внимания в социальной сфере современного российского общества.





В настоящее время сложилась такая жизненная ситуация, что свыше миллионов неблагополучных семей и 38 миллионов детей из этих семей нуждается в эффективной реализации государственной семейной политике. В трудные жизненные условия попадают неполные семьи, семьи беженцев, вынужденных переселенцев, малообеспеченные семьи, безработные, многодетные семьи, неблагополучные семьи. Для этих семей характерны множественные проблемы – финансовые, трудоустройства, ограничения жизнедеятельности, медицинские, психологические, и так далее. Такие семьи принято называть – семьями «группы риска». Соответственно у детей в таких семьях наблюдается низкая самооценка, неадекватное представление о значении собственной личности, что может отрицательно сказаться на его дальнейшей жизни в обществе.

Раннее выявление таких семей, находящихся в социально опасном положении и профилактическая работа с ними является самыми эффективными методами профилактики семейного неблагополучия и соответственно приоритетными направлениями в России сегодня.

В связи с этим, в России было разработано и принято множество важнейших документов, касающихся обязанностей и прав родителей, прав детей. Сложившееся положение послужило главными предпосылками для выработки государством новых приоритетных направлений социальной политики, создание Федеральных Законов, специальных Указов Президента.

Причин препятствующих воспитанию детей довольно много, каждая из них довольно весома. Однако это не снимает груз ответственности с родителей за судьбу своих детей. Загруженность родителей в проблемах приводит к тому, что семья не всегда может в полной мере или не хочет выполнять свои основные воспитательные функции.

Государство сегодня проявляет заботу о семье путем принятия разнообразных государственных мер по сохранению и укреплению семьи, ее социальной поддержке обеспечению семейных прав граждан. Учитывая важную роль семьи в развитии государства и общества, 2008 год был объявлен в Российской Федерации Годом семьи.

Особое место при этом всегда занимали правовые нормы и, прежде всего, закон. Доминирующее положение среди правовых норм, имеют нормы семейного законодательства, направленные на ее укрепление, установление семье таких отношений, при которых нашли бы свое полное удовлетворение интересы личности и были созданы необходимые условия, обеспечивающие достойную жизнь и свободное развитие каждого члена семьи, воспитание детей.

Родителям принадлежит главная роль в формировании личности ребенка, поэтому они наделены всеми правами на воспитание детей и защиту их прав и интересов. Родители должны заботиться о безопасности своего ребенка.

Воспитание детей – не только нравственный долг каждого родителя, но и его конституционные право и обязанность.

Библиографический список 1. Астахов. П.А. Права ребенка / П.А. Астахов. – М.: Эксмо, 2010., 176 с.

2. Семейное право: Учебник / Под ред. В.А. Рясенцева.: Издательство «Юридическая литература». М – 2007. 133 с.

И. С. Рюмина ФБУН ЕМНЦ ПОЗР ПП Роспотребнадзора, Екатеринбург МЕДИКО – СОЦИАЛЬНАЯ ПРОФИЛАКТИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ РАБОЧИХ В п. 3 статьи 37 Конституции Российской Федерации сказано, что каждый гражданин имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, труд и здоровье людей охраняются государством.





Свердловская область относится к промышленным регионам, характеризующимся высоким уровнем развития различных отраслей народного хозяйства. Условия труда работников на предприятиях области зачастую не соответствуют санитарным нормам. По данным Государственного доклада «О санитарно – эпидемиологической обстановке в Свердловской области за год» численность работников, занятых в условиях, не отвечающих санитарным нормам оставляет 35% от всего занятого населения области.

Неудовлетворительное состояние условий труда, длительное воздействие вредных производственных факторов на организм работающих являются основными причинами формирования у работающих профессиональной патологии.

Для профилактики развития профессиональных заболеваний и производственно обусловленных заболеваний и в целях сохранения здоровья работающего населения России необходим комплексный межведомственный подход и социальное партнерство, взаимодействие медицины и социального работника, работодателя и работника. Общими являются принципы профилактики профессиональных заболеваний, прежде всего осуществление технических и санитарно – гигиенических мероприятий, направленных на максимальное снижение неблагоприятного воздействия вредных и опасных условий труда на рабочего, проведение предварительных (при поступлении на работу) и периодических медицинских осмотров [2].

В последние годы выпущено большое число нормативных актов (Конституция Российской Федерации, Трудовой Кодекс Российской Федерации, ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», ФЗ «Об основах обязательного социального страхования»), определяющих обязанности работодателей и учреждений здравоохранения по оказанию медицинской помощи работникам вредных производств.

Государственная политика в области условий и охраны труда, профилактики профессиональных заболеваний еще не в полной мере обеспечивает системный комплексный подход ко всему спектру решаемых задач в этой области [1].

Проводимая в настоящее время в Российской Федерации реформа здравоохранения и социального развития, формирование медицины труда как интегрированной научной и практической системы охраны здоровья работающего населения, особенно лиц, занятых на работе с вредными и неблагоприятными производственными факторами, предполагает ускоренное и целенаправленное развитие медицинской науки и ее взаимосвязь с социальной работой.

За время преобразований, проводимых в стране, радикально изменилось законодательство по здравоохранению, труду, введено обязательное медицинское страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, произошли существенные изменения в оценке влияния профессиональных рисков для здоровья работающих, в диагностике, лечении и профилактике профессиональных и профессионально – обусловленных заболеваний [3].

В настоящее время актуальным направлением в решении проблемы по медико – социальной профилактике профзаболеваний является четкая налаженная социальная деятельность, использование современных эффективных форм и обязательное введение в штат предприятий должности специалиста по социальной работе, что, несомненно, положительно скажется на уровне социальной защиты рабочих. Определены основные направления в решении данной проблемы специалистом по социальной работе (участие в организации и контроле безопасных условий труда;

в аттестации рабочих мест, в проведении профосмотров, консультации по социальной защите, социальном обслуживании;

оказании социально – психологической помощи и т. д.).

Подчеркивается, что большое значение имеет тесное взаимодействие социального работника с администрацией, профсоюзом, отделом техники безопасности и здравпунктом, с другими лечебно – профилактическими учреждениями, социальными общественными организациями и учреждениями.

Важную роль в развитии профессиональных заболеваний играют вредные и опасные условия труда, производственные условия. Естественно, что только за счет устранения этих вредных влияний можно добиться многого. И это первый путь медико – социальной профилактики профессиональных заболеваний. Но наиболее ощутимый успех здесь может быть достигнут лишь при сочетании на всех уровнях индивидуальной и государственной профилактики – личного внимания к своему здоровью, верной экологической ориентации населения и мероприятий по устранению вредностей на производстве и внешней среды. Раннее выявление признаков профессионального заболевания, диспансеризация и проведение реабилитационных мероприятий, позволяют в течение длительного времени предупредить развитие прогрессирования болезни и, следовательно, сохранить трудоспособность работника, избежать инвалидизации.

В решении вопросов медико – социальной профилактики профессиональных заболевание у рабочих промышленного предприятия большое значение имеет система сохранения жизни и здоровья работников в процессе трудовой деятельности, включающая в себя правовые, социально – экономические, организационно – технические, санитарно – гигиенические, лечебно – профилактические, реабилитационные мероприятия.

Библиографический список 1. Измеров, Н. Ф. Здоровье и медицинское обеспечение работающего населения России. Состояние проблемы и пути решения. Современные проблемы профилактической медицины, среды обитания и здоровья населения промышленных регионов России / Н. Ф. Измеров, Г. П. Сквирская // Современные проблемы профилактической медицины, среды обитания и здоровья населения промышленных регионов России: Сб. науч. тр. / ЕМНЦ ;

под. ред. Г. Г. Онищенко. – Екатеринбург, 2004., 643 с.

2. Масленцева С. Б. Социальная работа на промышленных предприятиях / С. Б. Масленцева, А. Г. Деминов // Современные проблемы подготовки специалистов по социальной работе и социальной педагогике: материалы 3 – й Междунар. науч. – практ. конф., 27 – 28 марта 2003 г. Екатеринбург, 2003., С. – 11.

3. Онищенко, Г.Г. Актуальные вопросы обеспечения санитарно – эпидемиологического благополучия населения / Г. Г. Онищенко // Гиг. и Сан.. – 2008. – №5., С. 4 – 15.

Н.С. Сажина РГППУ, Екатеринбург К ВОПРОСУ О ПРОБЛЕМАХ ПОДГОТОВКИ СПЕЦИАЛИСТОВ ПО СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЕ В ВЫСШЕЙ ШКОЛЕ На современном этапе формирования и развития социальной работы приоритет закономерно отдан проблемам становления профессионализма социальных работников, расширения целостной сущности кадрового потенциала социальных служб и путей его усиления, подготовки и переподготовки различных категорий специалистов по социальной работе, социальных педагогов и практических психологов, социально – медицинских работников, реабилитологов и трудотерапевтов, социальных юристов и других специалистов.

Профессиональная социальная работа специалистов различного профиля — это адекватная реакция на сложившуюся в современной России непростую социально – экономическую и духовно – нравственную ситуацию, один из принципиально новых способов развития системы социальной защиты, способствующих реальному преодолению негативных последствий проведения реформ и более полному удовлетворению социальных потребностей различных категорий населения нашей страны. Востребованность такого подхода очевидна. В стране за последние годы созданы и функционируют тысячи государственных, муниципальных и негосударственных социальных служб.

Только в системе социального обслуживания задействовано свыше 300 тыс.

человек, в том числе около 100 тыс. специалистов.

В конце 1990 – х гг. подготовкой специалистов по социальной работе занимались более 120 вузов, значительно выросло число филиалов столичных вузов. В 2000 г. специалистов по социальной работе выпускали 180 вузов, а в настоящее время их уже более 200 (университетов, институтов, академий) [1].

Благодаря интенсивному внутрироссийскому и международному обмену, значительному росту научного и методического потенциала преподавателей, созданию выпускающих кафедр, научно – исследовательских лабораторий стало возможным поднять уровень качества образования и заложить фундамент для процесса институционализации высшего образования в области социальной работы. В связи с этим перед системой образования встали два типа задач как содержательного, так и структурно – организационного характера. С содержательной точки зрения, необходимо сформировать новый ценностный фундамент, свободный от моноидеологии;

восстановить и развить базовые основы гуманитарных знаний, сочетающие в себе лучшие образцы общечеловеческих идеалов и принципов с национальным историко – культурным наследием, гуманизировать весь учебно – воспитательный процесс в высшей школе. К числу организационных относится решение задачи сочетания государственных учебных заведений, бесплатного образования с развивающимися образовательными учреждениями негосударственного, платного образования.

Несмотря на усилия государства, научного сообщества, включающего исследователей и преподавателей социальной работы, на процесс обучения негативно влияет ряд объективных и субъективных факторов. Относительно недавнее признание социальной работы в России объективно поставило проблему преподавательских кадров и определения стандартных требований к их подготовке. В настоящее время подготовку специалистов по социальной работе в основном ведут преподаватели, чья научная квалификация была сформирована в рамках других научных дисциплин. Данное обстоятельство несет позитивную тенденцию: привлечение знаний из разных сегментов образовательного пространства инициирует отечественную модель подготовки специалистов по социальной работе.

Говоря об определении и содержании стандартных требований к подготовке специалистов по социальной работе, в том числе и преподавателей, все отмечают его чересчур теоретизированный характер. Необходимо отметить и тот факт, что в системе вузовской и послевузовской подготовки в настоящее время особенно остро ощущается отсутствие единой концепции обучения и повышения квалификации специалистов, работающих с людьми. Прежние стратегии образования с их ориентацией на академичность работы специалиста явно исчерпали себя. Разработка новых образовательных стратегий затруднена из – за неопределенности государственных приоритетов в отношении образовательной подготовки специалистов для социальной сферы страны и отсутствия общей концепции социальной работы с населением [2, с. 35].

Отсюда частые смены государственных образовательных стандартов (например, по специальности «Социальная работа» уже четвертый стандарт был принят в 2010 г.).

Сложно решается проблема специализации в подготовке социальных работников, особенно в провинциальных высших учебных заведениях.

Несмотря на утвержденный перечень специализаций и право их выбора вузами, реальные образовательные возможности любого учебного заведения ограничены, что явно негативно влияет на выпуск специалистов и не отвечает потребностям региональных социумов.

Сегодня проблемой стала и содержательная сторона учебного процесса.

Полученные специалистами знания и технологии работы с разными социальными группами оказываются зачастую непригодными в условиях профессиональной деятельности. Вузовские знания не гарантируют успешной деятельности в реальной социальной действительности и практическом разрешении возникающих сложнейших социальных ситуаций.

В заключении хочется отметить, что институциональные процессы, происходящие в системе образования по социальной работе, соответствуют процессам модернизации всего российского высшего профессионального образования, отвечают требованиям современной социальной практики и учитывают мировые тенденции развития образовательного пространства.

Библиографический список 1. Албегова И.Ф. Основные проблемы подготовки специалистов по социальной работе в высшей школе / И.Ф. Албегова //Социальные науки: опыт и проблемы подготовки специалистов социальной работы. Екатеринбург, 2002.

С. 10.

2. Маркова А.К. Психология профессионализма/ А.К.Маркова – Москва 1999, 308 с.

Ю.В. Семенова РГППУ, Екатеринбург ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЗАЩИТА ПРОВ И ИНТЕРЕСОВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ДЕТЕЙ Дети как наиболее уязвимая часть социума требуют особого внимания со стороны государства и гражданского общества и должны стать объектом особой социальной заботы [1, с.3]. Сегодня ни у кого не вызывает сомнения, что критерием дееспособности и прозорливости власти является ее отношение к детям, уважение и защита их прав, свобод и законных интересов.

В последние десятилетия XX века мировое сообщество обратило внимание на необходимость особой правовой защиты несовершеннолетних.

Решение этой проблемы – глобальная задача современности. Для сохранения человечества представляется необходимым обеспечить светлое будущее детей, гарантируя им тем самым жизнеспособность общества и обеспечивая его будущее развитие. В решении этого вопроса даже самые прогрессивные государства мира в состоянии обеспечить полноценную защиту прав ребенка.

Самые передовые демократии сталкиваются с проблемами подростковой преступности и массовой беспризорности, с высокой смертностью детей из – за некачественного медицинского обслуживания и низкого уровня жизни их семей. Сложность всех этих проблем свидетельствует о том, что их решение не под силу отдельным, даже высокоразвитым государствам, и требует объединения усилий всего человечества.

В рамках данной защиты государства мира осуществляют комплексные согласованные мероприятия по защите прав детей, воспитанию их как полноценных членов общества, привлекая и объединяя неправительственные международные организации, содействуя разработке новых прогрессивных законов и созданию цивилизованных норм общественной морали в слаборазвитых и развивающихся государствах.

В России проблема защиты детей всегда волновала общественность, а сейчас, в период осуществления рыночных преобразований, встала чрезвычайно остро. Затянувшийся экономический кризис пагубно влияет, прежде всего, на несовершеннолетних. Это отчетливо иллюстрируют такие неблагоприятные показатели, как рост числа бедных семей в стране, постоянное увеличение числа совершаемых подростками правонарушений и преступлений, ежегодно увеличивающееся количество брошенных детей, детей, оставшихся без попечения родителей, и т.д.

Знаковым событием стало принятие 20 ноября 1989 г. на 44 – й сессии Генеральной ассамблеи ООН Конвенции о правах ребенка, к которой 13 июня 1990 г. присоединилась и Россия [2]. Подписав главный международный документ в сфере защиты прав несовершеннолетних, Россия взяла на себя обязательство привести в соответствие с ним национальное законодательство.

Определенные шаги в этом направлении уже сделаны. Немалая роль отведена формированию зарождающейся отрасли российского права – ювенальной, которая представляет собой совокупность норм, регулирующих права, обязанности, гарантии и ответственность несовершеннолетних во всех сферах их жизнедеятельности.

Дискуссия по проблемам ювенальной юстиции уже вышла на законодательный уровень, что нашло отражение в подготовке и публикации различных проектов федеральных законов, в том числе: «О судах по делам семьи и несовершеннолетних», «О предотвращении насилия в семье», «Основы законодательства о ювенальной юстиции в Российской Федерации» и ряд других. Все эти документы, безусловно, должны быть известны не только специалистам, но и широкой общественности.

Конвенция о правах ребенка от 20 ноября 1989 года суммирует достижения, наработки, опыт и осмысление прав человека. Она стала результирующим документом всего процесса защиты прав человека в течение нескольких десятилетий: вначале международным законодательством были установлены фундаментальные принципы, затем они были введены в различные международные документы и, наконец, собраны в юридическом тексте со специфическими целями. Таким образом, Конвенция стала итогом пути, пройденного миром в сфере осмысления прав человека вообще и прав ребенка в частности.

В этой связи необходимо, прежде всего, подчеркнуть, что существующая в Российской Федерации нормативно – правовая база по вопросам защиты прав детей в конце 90 – х гг. претерпела значительные изменения прогрессивного характера. Но, тем не менее, предпринятые законодателем шаги, направленные на защиту прав несовершеннолетних, оказались недостаточными, а в некоторых случаях вообще безрезультатными.

Органы опеки и попечительства, во многих случаях проявили неспособность защитить права детей. Во многом это обусловлено отсутствием единообразия практики применения законодательства в их работе и единого координирующего органа, который мог бы своевременно дать рекомендации и разъяснения специалистам органов опеки и попечительства. К сожалению, документы, принятые Министерством образования РФ, в сфере защиты жилищных прав несовершеннолетних, недостаточно четко регулируют деятельность органов опеки и попечительства и носят лишь рекомендательный характер, поэтому не всеми органами опеки и попечительства применяются.

В настоящее время усиливается роль органов опеки и попечительства в процессе современного выявления детей, нуждающихся в государственной помощи и защите их прав. Это связано с тем, что сложные социально – экономические условия, криминализация общества, отсутствие мероприятий, популяризирующих роль семьи и семейного воспитания в обществе, приводят к постоянному росту численности всех категорий граждан, нуждающихся в опеке и попечительстве.

Изложенное свидетельствует о несовершенстве нормативно – правовой базы в сфере обеспечения прав несовершеннолетних детей, что является неблагоприятным фактором, который при определенных условиях может способствовать созданию угрозы национальной безопасности в целом. Поэтому необходима дальнейшая разработка правовых основ обеспечения безопасности несовершеннолетних. Данная проблема имеет крайне важное и непреходящее значение, как для теории семейного права, так и для практической деятельности органов государственной власти различного уровня и органов местного самоуправления по различным направлениям защиты прав детей.

Библиографический список 1. Кокоренко В.Л., Кучукова Н.Ю., Маргошина И.Ю.. Социальная работа с детьми и подростками: учеб. пособие для студ. учреждений высш. проф.

Образования / В.Л. Кокоренко, Н.Ю. Кучукова, И.Ю. Маргошина. –М.:

Издательский центр «Академия», 2011., 256 с.

2. Конвенция о правах ребенка от 20 ноября 1989 года// Международные акты о правах человека: Сборник документов. – М.: НОРМА – ИНФРА – М, 2004., 256с.

Ю.В. Семенова РГППУ, г. Екатеринбург ПРОБЛЕМА ГОМОФОБИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Отношение к гомосексуальности — идеальная лакмусовая бумажка для измерения демократизма и социальной терпимости.

При советской власти она была багровой от крови.

Сегодня она краснеет от стыда.

Игорь Кон [2] В наш «нервный» век вряд ли найдется человек, не подверженный каким – нибудь страхам. Кто – то боится оказаться в замкнутом пространстве, кто – то испытывает головокружение при попытке встать на табуретку, а кто – то готов семь суток провести в поезде, лишь бы не подниматься на борт самолета. Для всего этого было придумано гордое наименование — фобия. Страдать фобией не стыдно. Считается, что фобия — это то, в чем человек не виноват и с чем совладать он не способен ни при каких обстоятельствах. Фобия — это иррациональный неконтролируемый страх и вызванные им неприязнь, неприятие и ненависть к чему – либо.

Проблема отношения к инаколюбящим заняла одно из центральных мест в российской политике, общественном сознании и исследованиях общественного мнения.

Термин «гомофобия» (от греческого homоs — одинаковый и phоbos — страх, боязнь) появился относительно недавно — в 1972 году. До этого явление, которое сегодня принято называть гомофобией, было общественной нормой. То есть гомофобия — это иррациональный страх гомосексуальности, в широком смысле так называют все формы негативного отношения к гомосексуальности и ее проявлениям в обществе, от иррационального страха и ненависти до правовых ограничений гомосексуалистов. Термин «гомофобия» впервые употребил психиатр Джордж Вайнберг [1, с. 46].

Суммируя причины гомофобии, можно сказать, что в ее основе лежит ошибочное убеждение, будто гомосексуальность каким – то образом делает мужчин менее мужественными, а женщин — менее женственными, и проистекающие из этого предрассудки. В традиционных культурах есть культ ультрамужественности, мачизм, в котором настоящим мужчиной считается этакий доминантный самец с горой мышц, кучей женщин, железобетонным характером и фонтанирующей агрессией. В стремлении достичь этого нереального идеала мужчины отрицают все, что может показаться немужественным, в том числе и гомосексуальность. Для женщин же считается неестественным нежелание связывать свою жизнь с мужчиной, становиться женой и матерью и рожать кучу детей. Неудивительно, что если женщина отступает от предписанного сценария и фактически отрицает власть мужчины над своей жизнью, принимая решения и даже заводя детей без его участия, это пугает тех, кто живет в традиционных рамках [3].

Другая причина гомофобии – это страх, что человека самого примут за гомосексуала. Этот страх заставляет людей бросаться на все, что кажется «гомосексуальным», лишь бы доказать окружающим, что «я – то не из таких».

Очевидно, что чем больше «доказательств», тем больше растет в обществе боязнь «оказаться из таких», и тем сильнее желание продолжать доказывать;

так гомофобия превращается в замкнутый круг.

Очень важную причину гомофобии в России метко сформулировал Виктор Пелевин: «Большинство русских мужчин гомофобы из – за того, что в русском уме очень сильны метастазы криминального кодекса чести. Любой серьезный человек, чем бы он ни занимался, подсознательно примеривается к нарам и старается, чтобы в его послужном списке не было заметных нарушений тюремных табу, за которые придется расплачиваться задом. Поэтому жизнь русского мачо похожа на перманентный спиритический сеанс: пока тело купается в роскоши, душа мотает срок на зоне».

Опасность гомофобии для гомосексуалов очевидна. Она принимает разные формы от крайней жестокости — убийства, избиения, изнасилования — до постоянного фонового негативного отношения, бытовой агрессии и неприязни, которые сводят с ума, иногда буквально доводя некоторых до самоубийства. В результате люди, которые могли бы прожить счастливую жизнь активных и полезных членов общества, либо просто тратят значительную ее часть на попытки скрыться от опасности, либо не выдерживают и ломаются — кончают с собой, обращаются к наркотикам и алкоголю. И речь идет не о десятках людей, а о миллионах только в России.

Гомофобия разрушает семьи: дети боятся быть откровенными с родителями, и потому отдаляются от них, а родители не знают о жизни детей и не могут понять причины их холодности. Некоторые родители, не в силах преодолеть гомофобию, отвергают своих детей – гомосексуалов. Рушатся и другие отношения: дружба, знакомство, сотрудничество — все может рассыпаться в прах из – за бессмысленного страха перед гомосексуальностью.

Главный способ освобождения от гомофобии — просвещение. Страх вызывает неизвестное, незнакомое, непонятное. Правозащитные и демократические организации прилагают много сил для просвещения и информирования общества о том, что такое гомосексуальность и как живут гомосексуалы. Главное, о чем они говорят — о том, что гомосексуалы ничем, в сущности, не отличаются от натуралов, кроме того, что любят людей не противоположного, а своего пола. Они не инопланетяне, не демоны и не строят планов по завоеванию мира, а хотят жить наравне со всеми, счастливо и в мире с другими.

Помимо непосредственного просвещения, важную роль играет позитивная заметность гомосексуалов в СМИ. Чем больше появляется добросовестных статей и передач, в которых журналисты не гонятся за «клубничкой», повторяя сто раз пережеванные страшилки и не имеющие отношения к реальности мифы, а вдумчиво собирают материалы и критично подходят к выбору участников, тем больше рассеивается туман неизвестности вокруг гомосексуальности. А значит, меньше причин для страхов, для гомофобии.

Дискриминация гомосексуалов наблюдается везде: по крайней мере, в восьмидесяти странах гомосексуальность запрещена законом, во многих странах она наказывается тюремным заключением сроком до десяти лет.

Иногда закон предусматривает пожизненное заключение. И еще в десятке стран к гомосексуалам применяется смертная казнь.

17 мая – Международный день борьбы с гомофобией. Учреждением этого дня секс – меньшинства обязаны французскому писателю и ученому Луи – Жорж Тэну. День был выбран неслучайно — именно 17 мая 1990 года Генеральная ассамблея Всемирной организации здравоохранения исключила гомосексуальность из списка психических заболеваний. Тэн выразил надежду, что этот день поможет изменить к лучшему жизнь тех людей, которые в этом больше всего нуждаются. Международный день борьбы с гомофобией официально отмечается с 2003 года.

Нормализация однополой любви и преодоление гомофобии, которую Европарламент в своей резолюции от 18 января 2006 г. определяет как «иррациональный страх и отвращение к гомосексуальности и к лесбиянкам, геям, бисексуалам и трансгендерным людям, основанные на предубеждении, подобном расизму, ксенофобии, антисемитизму и сексизму», – одна из актуальных задач всякого демократического общества. Признание этого дня ставит определенные обязательства перед международным сообществом, которое уже объединилось в борьбе со многими другими формами дискриминации и социального насилия, но пока еще в большинстве государств не оказало широкой поддержки в борьбе за права секс – меньшинств.

Современное образование, в том числе и социальное образование, должно формировать такое качество как толерантность. Без него невозможно существование современного мультикультурного цивилизационного пространства и гуманизация общественных отношений.

Библиографический список Кон И.С. Лики и маски однополой любви. / И.С. Кон, 2 – е изд. – М., 1.

2003.

2. Кон И.С. Сексуальная культура в России. / И.С. Кон, – М., 2005. 365с.

3. Социологические заметки о гомофобии и способах ее преодоления [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://neuro.net.ru/sexology/ info154.html.

А.А. Сергеева РГППУ, Екатеринбург ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ В ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ СИСТЕМЕ Пенитенциарная социальная работа – это специфический вид профессиональной деятельности по оказанию социальной помощи, поддержки и защиты осужденных в целях их исправления и ресоциализации в период исполнения уголовного наказания, а также адаптации (реадаптации) в обществе после освобождения. Социальная поддержка лиц, содержащихся в исправительных учреждениях – специальная система мер, направленная на подкрепление, сохранение, либо восстановление условий жизнедеятельности наиболее «слабых» осужденных и их групп риска, испытывающих вследствие этой слабости особые, отличные от других объективного или субъективного свойства нужды, затрудняющие нормальное содержание в исправительных учреждениях, подготовку к жизни на свободе и постпенитенциарную реабилитацию. Принципы социальной работы с осужденными:

• гуманности – в основе социальной работы в исправительных учреждениях должно быть внимательное заботливое отношение, приоритет уважения личностного достоинства, защиты прав и интересов человека независимо от его доминирующих негативных индивидуальных характеристик, совершенного преступления, поведения;

• доступности и универсальности – все осужденные независимо от политико – идеологических, религиозных, национальных, расовых, половозрастных, социально – статусных и иных особенностей должны иметь равные права и реальные возможности получения законной социальной помощи, поддержки, защиты;

• адресности – оказание индивидуальной социальной помощи всем нуждающимся осужденным, особенно наиболее уязвимым категориям (инвалиды, престарелые, пенсионеры, больные, не имевшие определенного места жительства, рода занятий и др.), их социальное сопровождение в период исполнения наказания, а также содействие постпенитенциарной ресоциализации и реабилитации;

• добровольности – социальная помощь не может оказываться вопреки воле осужденного, за исключением случаев, связанных с угрозой жизни и безопасности самих осужденных и иными обстоятельствами;

• конфиденциальности – неразглашение информации о личности и социальных проблемах осужденных, которая может нанести им различный вред, ущемить их права и достоинство, ухудшить ситуацию;

• воспитательно – профилактической направленности – посредством социальной работы создание условий для исправления осужденных, предупреждения возникновения новых сложных ситуаций, устранение причин, их порождающих;

• стимулирования осужденного – работа должна быть направлена на поиск и поддержку позитивного ресурса осужденного по самостоятельному разрешению своих проблем, а также личное самовоспитание. Участие осужденного в социальной работе необходимо рассматривать в качестве одного из оценочных показателей его исправления, а способность к самостоятельному некриминальному разрешению трудных жизненных ситуаций – как один из критериев готовности к полноценной жизни на свободе;

• толерантности – терпимое профессиональное отношение, оказание помощи всем категориям нуждающихся осужденных, независимо от личных симпатий – антипатий, оценки обстоятельств и характера совершенного преступления, тяжести и его последствий, степени виновности и нравственно – правовой, психолого – педагогической деградации человека. Профессиональная толерантность в пенитенциарной социальной работе требует понимания закономерности разнообразия осужденных, их жизненных ситуаций, а также сочетания терпимого и активно – деятельностного, «полагающего» отношения к этому разнообразию, его учета в профессиональной деятельности специалиста;

• максимизации социальных и личностных ресурсов – для разрешения проблем осужденного, создания условий для его нормального социального самочувствия и позитивного развития личности должны быть использованы все предусмотренные законом основные средства исправления, не запрещенные законом способы и технологии, привлечены все возможные здоровые силы органы, неправительственные, добровольческие, (государственные благотворительные, правозащитные, религиозные и иные организации и учреждения, частные лица). [1].

Основные направления профессиональной деятельности специалиста по социальной работе пенитенциарного учреждения, способствующие ресоциализации и социальной адаптации осужденных, таковы:

1) организация и обеспечение социальной защиты особо нуждающихся категорий осужденных, удовлетворение их базовых потребностей;

2) содействие в обеспечении приемлемых социально – бытовых условий предварительного заключения и отбытия наказания, в получении помощи профильных специалистов (психологов, медиков и т.д.);

3) помощь в поиске социально приемлемой среды, точки социального интереса (семья, труд, образование, религия, искусство и т.д.);

4) выявление социально – позитивного потенциала личности, помощь в социальном развитии: повышение социальной культуры, изменение ценностных ориентаций, повышение уровня социального самоконтроля;

5) формирование (поддержка, развитие и укрепление) социально полезных связей между осужденными и внешним миром (семьей, иными социальными институтами);

6) организация мероприятий по подготовке к освобождению:

восстановление трудовых и профессиональных навыков, формирование опыта межличностных отношений и общения, готовности удовлетворять свои потребности некриминальным способом;

7) оказание помощи в решении вопросов трудового устройства, жилищно – бытовых и иных социальных проблем освобождаемых и освобожденных из исправительного учреждения;

содействие в восстановлении их социального статуса, получении законных льгот, социально – правовой реабилитации;

8) содействие интеграции деятельности исправительного учреждения с различными государственными, общественными структурами, организациями по оказанию необходимой социальной помощи осужденным в пенитенциарный и постпенитенциарный периоды. [2].

Профессиональная задача пенитенциарного социального работника – создание благоприятной среды, предусматривающей защиту интересов и прав осужденного всеми установленными законом способами, содействующей исправлению и возвращению его в нормальное общество.

Библиографический список 1. Бражник Ф.С. Пенитенциарное право / Ф.С. Бражник. – М.: Норма, 1994., 176 с.

2. Еремеева Т.С. Организация социальной работы с различными группами населения / Т.С. Еремеева. – Благовещенск, 2002., 27 с.

А.А. Старцева РГППУ, Екатеринбург ПРОБЛЕМА СУИЦИДА СРЕДИ ПОДРОСТКОВ В настоящее время самоубийство относится к числу десяти основных причин смерти на Западе. По меньшей мере, 160 тысяч человек в мире ежегодно кончают жизнь самоубийством, из них более 30 тысяч самоубийств приходится на долю США. Значительную часть среди них составляет подростковый суицид.

Еще два миллиона людей в мире делают неудачные попытки убить себя, из них около миллиона составляют подростки. Эти неудачные попытки называются парасуицидом. Тем не менее, очень трудно получить точные цифры, отражающее реальное число самоубийств, среди подростков и многие исследователи считают приведенные цифры явно заниженными. Проблема подросткового самоубийства действительно одна из наиболее важных проблем современного общества. В подростковом возрасте бывает не мало проблем, которые на первый взгляд кажутся нам не серьезными, но для самих подростков они составляют «глобальную» проблему, решить которую они не всегда в состоянии. И некоторым из них проще и легче покончить жизнь самоубийством, нежели попытаться решить проблему каким – то иным путем.

У всех подростков свои причины, способствующие возникновению суицидных намерений.

Не всякую смерть, причиной которой становится сам человек, можно назвать самоубийством. У человека, уснувшего за рулем своей машины и врезавшегося в дерево, нет намерений убить себя. Так, Эдвин Шнейдман определяет самоубийство как преднамеренную смерть – акт лишения себя жизни, при котором человек делает целенаправленную и сознательную попытку прекратить существование. [1] По данным Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), опубликованным в феврале, в 2009 году в России покончили с собой 1379 юношей и 369 девушек в возрасте от 15 до 19 лет. «Частота суицидов составляет 19 – 20 случаев на тысяч человек подросткового населения, в мире – 7 случаев на 100 тысяч», – констатировал Борис Положий. Наиболее неблагоприятные регионы, по его словам, это республика Тыва (120 случаев суицида на 100 тысяч подростков в 2009 году), Бурятия (87 случаев), Якутия (74 случая). По частоте суицидов Россию сейчас, по оценкам ЮНИСЕФ, опережают только Казахстан и Белоруссия.

Рост частоты групповых самоубийств, совершаемых подростками, зафиксирован в России осенью 2011 года. Об этом руководитель отдела эпидемиологических и социальных проблем психического здоровья ГНЦ психиатрии имени Сербского Борис Положий заявил в ходе онлайн – конференции, организованной РИА Новости.

По словам Положего, этой осенью среди подростков выявлена тенденция к учащению групповых самоубийств, следовавших «буквально друг за другом».

При этом специалист отметил, что говорить об увеличении частоты суицидов в общей популяции преждевременно, так как официальные данные пока еще не опубликованы.

Отвечая на вопрос о причинах групповых суицидов среди детей и подростков, Положий в первую очередь назвал неадекватное отношение родителей к своим детям. По его словам, зачастую родители балуют детей, либо относятся к ним чрезмерно жестоко, или же проявляют полное безразличие.

Психиатр также указал на тягу подростков к подражательству и подробное освещение самоубийств в СМИ. Кроме того, представитель ГНЦ имени Сербского посетовал на минимальное развитие системы суицидологической помощи в стране. В частности, он раскритиковал отсутствие психиатрических обследований в ходе диспансеризации школьников. [2] Стресс в школе – наиболее распространенная проблема среди подростков, совершающих попытку самоубийства. У некоторых возникают проблемы с успеваемостью и как следствие стресс из – за того, что они хуже других.

Проблемы в школе, с одноклассниками. Непонимание одноклассников, ссоры с ними, проблемы в учебе и с друзьями, какие – то неудачи, неуважение товарищей, чувство одиночества и другие проблемы, все это приводит к попыткам самоубийства.

Насилие. Порой подростки, находящиеся в жестких условиях, от которых они не надеются избавиться или сбежать, иногда совершают самоубийство.

Например, тирания со стороны родителей к детям, побои. Они совершают самоубийство, потому что не могут больше терпеть страданий, и считают, что их условия нельзя улучшить.

Изменение настроения, образа мыслей и психические расстройства.

Многим попыткам суицида предшествует изменение настроения. Это изменение необязательно будет настолько сильным, чтобы привести к диагнозу психического расстройства, однако оно отличается от прежнего настроения человека. Подросток чаще обычного расстраивается и испытывает печаль.

Алкоголь и наркотики. Исследования показывают, что 60% подростков, совершавших попытки самоубийства, непосредственно до этого пили спиртное.

Как показывает аутопсия, четверть этих людей в момент смерти находились в состоянии алкогольной интоксикации. На основании такой статистики можно сделать вывод, что алкоголь часто провоцирует самоубийство.

Зачастую люди, особенно подростки, пытаются Моделирование.

совершить самоубийство после того, как смотрят или читают о ком – то еще, кто так поступил. Бывает, что эти люди борются с серьезными трудностями и самоубийство другого человека подсказывает им решение своих проблем;

или они думают о самоубийстве и суицид другого человека раскрепощает их или наконец, убеждает совершить этот акт. И в том и в другом случае один акт самоубийства служит моделью для других.

Тяжелая болезнь. Подростки, чьи болезни доставляют им тяжелые физические страдания или превращают их в жалких инвалидов, которые считают, что вся жизнь уже сломана и испорчена, могут пытаться покончить жизнь самоубийством, полагая, что смерть неизбежна и близка. [3] Под социальной работой с молодежью понимается профессиональная деятельность по оказанию помощи как отдельному молодому человеку, так и группам молодых людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, в целях улучшения или восстановления их способности к социальному функционированию;

создание условий, благоприятствующих достижению этих целей в обществе, а также работа с молодыми людьми на коммунальном уровне, по месту жительства или в трудовых коллективах. Основной задачей социальной работы при этом является выработка у молодежи способности самостоятельно решать свои проблемы и не использовать суицид как путь решения проблемы;

адаптироваться к новым социально – экономическим условиям рыночной экономики, получать навыки самостоятельной жизни и участвовать в самоуправлении. Субъект этого вида деятельности — социальные службы для молодежи, представляющие собой совокупность государственных и негосударственных структур, специализированных учреждений по оказанию социальной помощи и защиты молодых людей, поддержки их инициатив.

Согласно материалам Сборника нормативных документов по тарификации труда работников системы органов по делам молодежи существует следующая структура социальных служб системы органов по делам молодежи: Центр социально – психологической помощи молодежи, Центр информации для молодежи, Центр ресоциализации несовершеннолетних и молодежи, вернувшихся из мест заключения, Консультационный центр для подростков и молодежи, Приют для подростков. [4] Проблема суицида, считавшаяся таинственной и непонятной, почти не принималась во внимание публикой и не исследовалась профессионалами.

Теперь о суициде много говорят и пишут. За прошедшие два десятилетия, в частности, исследователи многое узнали об этой поразительной проблеме.

Лечение суицида ставит перед терапевтами несколько трудных задач.

Ученым еще предстоит разработать успешные методы терапии для подростков с суицидными наклонностями. Клиницисты разрабатывают программы по предупреждению суицида, но еще не ясно, как такие программы могут в действительности снизить общие факторы риска или уровень самоубийств среди подростков.

Библиографический список 1. Григорьев Е. В. Суицид, как проблема общества / Е.В. Григорьев. – Астрель, 1999. – С. 80.

2. Причины суицида. [Электронный ресурс] – Режим доступа:

http://newsdiscover.net/news/read/Kakovy_prichiny_suicida_sredi_podrostkov_v_Ro ssii.html 3. Ромек В.Г., Конторович В.А.,. Крукович Е.И. Психологическая помощь в кризисных ситуациях / В.Г. Ромек, В.А. Конторович, Е.И. Крукович.

– Речь, 2004., С. 125.

4. Суицид. [Электронный ресурс] – Режим доступа: www.suisid.ru Д.П. Степанченко РГППУ, Екатеринбург ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ ПЕДАГОГОВ XXI ВЕКА Педагогика здоровья как самоценная область научных знаний в настоящее время оказалась особенно актуальной. Практика здоровьесберегающего обучения постепенно накапливает опыт, опираясь на различные методологические основания.

Охрана собственного здоровья – это непосредственная обязанность каждого, он не вправе перекладывать ее на окружающих. Ведь нередко бывает и так, что человек неправильным образом жизни, вредными привычками, гиподинамией, перееданием уже к 20 – 30 годам доводит себя до катастрофического состояния и лишь тогда вспоминает о медицине. Какой бы совершенной ни была медицина, она не может избавить каждого от всех болезней. Человек – сам творец своего здоровья, за которое надо бороться. С раннего возраста необходимо вести активный образ жизни, закаливаться, заниматься физкультурой и спортом, соблюдать правила личной гигиены, – словом, добиваться разумными путями подлинной гармонии здоровья.

Труд педагога имеет свои особенности, которые могут отразиться на состоянии здоровья. К основным факторам, негативно влияющим на здоровье, относятся:

1. Интенсивная голосовая нагрузка, за счет которой формируется патология голосообразующего аппарата, ослабление звучности голоса (дисфония) или полное его отсутствие (афония). Дисфония разной степени выраженности регистрируется у 40% педагогов, в основном – у учителей начальной школы, филологов, преподавателей иностранного языка.

2. Выраженное нервно – эмоциональное напряжение, которое трансформируется в психосоматическую патологию: гипертоническую болезнь, ишемическую болезнь сердца, язвенную болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, неврозы, бронхиальную астму и прочее.

Углубленное изучение функционального состояния организма у учителей выявило значительное напряжение таких интегрирующих систем как нервнаяи сердечно – сосудистая, нарастание данного напряжения к концу рабочего дня, рабочей недели, учебного года. В результате у большинства учителей определяется постоянная тревожность и у 40% – высокая кратковременная тревожность, а у 30% педагогов показатель степени социальной адаптации равен или ниже, чем у больных неврозами. Психосоматическую природу имеют также «педагогические кризы», которые возникают у части учителей через 10 – 15 лет работы в школе.

3. Напряжение органов зрения, которое приводит к быстрому утомлению глаз, снижению остроты зрения. Данный феномен фиксируется практически у всех педагогов.

4. Малая двигательная нагрузка, проверка домашних заданий, подготовка к занятиям, сидя за столом, формируют остеохондроз.

5. Длительное вертикальное положение при проведении занятий у части педагогов способствует развитию варикозного расширения вен на ногах, а у худых людей – к опущению внутренних органов.

6. Бактериальная и микробная обсемененность учебных помещений способствует частому заражению инфекциями, передающимися воздушно – капельным путем (особенно ОРЗ, гриппом) в период эпидемий [1].

К профессиональным заболеваниям педагога относятся не только физические, но и психические. Букет эмоционально – личностных расстройств, называемых синдромом сгорания, как и психосоматические заболевания, с клинической картиной, близкой к депрессии, которые стыдливо именуют синдромом хронической усталости, – это профессиональные заболевания педагогов XXI века.

Признаки профессионального выгорания:

1) чувство безразличия, эмоционального истощения, изнеможения (человек не может отдаваться работе так, как это было прежде);

2) дегуманизация (развитие негативного отношения к своим коллегам и учащимся);

3) негативное профессиональное самовосприятие — ощущение собственной некомпетентности, недостатка профессионального мастерства Факторы невротизации в профессиональной деятельности, разрушительно сказывающиеся на здоровье:

• Повышенная стрессогенность;

• Вынужденная перегрузка ради заработка;

• Невозможность полноценного отдыха;

• Недоступность качественной медицинской помощи;

• Эмоциональная напряженности в профессиональной деятельности;

• Постоянное действие напряженных факторов профессионального труда (вызывает у педагогов ухудшение результатов деятельности);

• Сдерживание своих эмоций (повышает эмоциональное напряжение и негативно сказывается на здоровье);

• Особая ответственность и связанное с ней высокое нервно – эмоциональное напряжение (отрицательно сказывается на физическом, психическом, социальном здоровье учителя, становится причиной возникновения профессиональных заболеваний);

• Нерегулярное питание;

• Продолжительная нагрузка на ноги;

• Отсутствие должной организации педагогического труда в учебном заведении;

• Повышенные требования к качеству обучения;

• Низкий уровень развития учащихся это указывает на проблему профессиональной компетентности;

• Неудовлетворительная заработная плата.

Психологическими условиями восстановления здоровья педагогов являются развитие и формирование эмоциональной активности и поведенческой гибкости, обеспеченные механизмами осознанной саморегуляции. Основным средством восстановления здоровья педагогов является психоэмоциональная и двигательная активность. К активным средствам относятся все формы лечебной физкультуры: разнообразные физические упражнения, элементы спорта и спортивной подготовки, ходьба, бег и другие циклические упражнения и виды спорта, работа на тренажерах, трудотерапия и др. (Так можно поддерживать здоровье за счет пилки дров, вскапывания огорода или косьбы, если делать это регулярно и достаточно интенсивно). Пассивные средства – массаж, мануальная терапия, физиотерапия, естественные и переформированные природные факторы, а психорегулирующие (психологические) – аутотренировка, мышечная релаксация, специально подобранные психотехники. Ведущее место среди средств физической реабилитации занимают физические упражнения, так как двигательная активность – важнейшее условие формирования здорового образа жизни, основа правильного построения медицинской реабилитации [2].

Современный человек испытывает воздействие разнообразных стрессовых факторов, к числу которых относятся психоэмоциональные, социально – бытовые, производственные. Постепенно организм перестает справляться с перегрузками, его защитные силы ослабевают, – на этом фоне развиваются многие психосоматические заболевания. Стремительно развивающаяся информационная среда с каждым днем усиливает влияние на содержание образовательных программ и сам процесс обучения. В этих условиях остро встают вопросы повышения эффективности усвоения новой информации преподавателями, адаптации организма к повышающимся стрессовым нагрузкам. В целом возрастает значимость сохранения психосоматического здоровья педагогов.

Библиографический список 1. Здоровье – залог профессионального долголетия. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.krirpo.ru/etc.htm?id= 2. Проблемы профессиональной деформации педагогов. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.festival.1september.ru/articles/416714/ Д.П. Степанченко РГППУ, Екатеринбург СОЦИАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ: ЗАДАЧИ И ВИДЫ Социальные образования представляют собой любые явления и предметы действительности, так или иначе оказавшиеся вовлеченными в деятельность человека без изменения своей природной формы, приобретшие на время деятельности социальное качество.

Этот вид социальных образований недолговечен, поскольку прекращает свое существование, как только завершается вовлеченность в деятельность того или иного предмета или явления. Но это недолговечное вовлечение в деятельность не мешает нам выделить в связи с этим первый вид социальных образований.

Второй вид – представляет собой продукты деятельности и труда, предназначенные для удовлетворения различных потребностей человека, которые хранят в себе социальное и после того, как деятельность и труд завершены. Социальное в продуктах представлено измененной формой природных материалов и скрытой в ней функцией, предназначенной для удовлетворения природных и социальных потребностей человека (социальное, отмеченное нами в продуктах труда человека, есть лишь всего одна из сторон социального).

Третий вид социальных образований – это продукты труда и духовной деятельности человека, представленные в форме знания и умений пользоваться этим знанием. При осознании и понимании явлений естественной природы и явлений социальной природы человек располагает средствами фиксации осознанного и понятого, находящимися за пределами его мозга. Благодаря этим средствам фиксации он получает возможность в любое время вернуться к уже осознанным и понятым явлениям, а поскольку взаимодействие с ними оставило след в головном мозгу, то мозг выдает в качестве ответа на след цепочку следов, приведших к осознанию и пониманию, позволяющих исправлять и углублять осознанное и понятое.

Четвертый вид социальных образований – это деятельность человека.

Именно деятельность в охваченных ее процессом объектах и предметах оставляет свои следы, сообщая им социальное качество, превращает их в социальные образования.

Пятый вид социальных образований – социально образованный человек, единственный исполнитель деятельности и живой носитель социального, способный осознавать, понимать природное, социальное и самого себя как природное и социальное существо, живущее в обществе себе подобных, организованных в объединения (общества, государства), благодаря чему реализуются все виды социальных образований посредством его практической и мысленной деятельности [1].

Все выделенные виды социальных образований объединены наличием в них деятельности. Это не означает, что невозможны иные основания для выделения видов социальных образований.

Социальное образование часто связывают с процессом социализации – это процесс усвоения человеческим индивидом определенной системы знаний, норм и ценностей, позволяющих ему функционировать в качестве полноправного члена общества. С. включает как социально – контролируемые процессы целенаправленного воздействия на личность (воспитание), так и стихийные, спонтанные процессы, влияющие на ее формирование [3, с. 1242].

В ходе специальных исследований феномена социального образования и его значимости (В.А. Никитин и Г.Т. Медведева) различаются виды социального образования:

1. Неформальное социальное образование – это совокупность разрозненных практических сведений о мире, полученных вне рамок формального образовательного процесса в течение всей своей жизни.

2. Формальное социальное образование связано с целенаправленной образовательной деятельностью, организуемой в системе профессионального образования, и во многом определяет уровень социализации индивида, его готовность к самостоятельному функционированию в профессиональной деятельности.

Так же данные исследователи выделяют общенаучный и частнонаучный уровни социального образования.

На общенаучном уровне социального образования специалисты получают знание о законах, принципах развития социальной сферы (социальное взаимодействие людей, групп) и умения анализировать, прогнозировать, создавать проекты для преобразования общества.

На частнонаучном уровне осуществляется специализация социального образования, когда специалисты овладевают теоретико – методологическими, общепрофессиональными и частнопрофессиональными основами и методиками профессиональной деятельности, приобретают умения осуществлять экспертно – аналитическую, организационно – управленческую, прогнозно – проектную деятельность по оказанию помощи коллективу, группе, отдельным личностям в социализации в рамках подготовки специалистов по социальной работе, а также в соответствии с потребностями общества [2].

Характеристика образования как объективного явления и выделение видов образований – физических, биологических, социальных – позволяет нам рассматривать социальные образования как объективно существующие образования. К социальным видам образований относится и педагогика как часть, самостоятельная часть современной культуры.

Библиографический список 1. Виды социальных образований [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://teoria.ru/glava-3-socialnye-obrazovaniya/p-2-vidy-socialnyx obrazovanij 2. Задачи социального образования [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://socio.rin.ru/cgi-bin/article.pl?id= 3. Советский энциклопедический словарь / 3 – е изд. М: Советская энциклопедия. 1985., 1600 с.

Н.Ф. Уфимцева РГППУ, Екатеринбург НЕПРЕРЫВНОСТЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ СОЦИАЛЬНЫХ РАБОТНИКОВ В контексте динамических процессов обновления социальной инфраструктуры российского общества, развития основных направлений социальной политики государства актуальным является изучение современного состояния и перспектив развития системы профессионального образования.

Динамично развивающаяся социокультурная среда, инновационные процессы во всех сферах социальной системы предъявляют новые требования к институту образования, поэтому комплексное решение вопросов развития системы непрерывного профессионального образования является актуальной и значимой задачей.

Быстрое развитие современного рынка труда предъявляет повышенные требования к специалистам: разносторонние знания, отличная специальная подготовка, активная жизненная позиция, способность адаптироваться к новым ситуациям, знание новых информационных технологий, готовность развивать знания и адаптировать их к изменяющимся ситуациям, что свидетельствует о необходимости ориентации образования на опережающее обучение, на широкие знания.

Важнейшей формой самореализации личности на рынке труда является профессиональная подготовка. В социальной сфере существует огромная необходимость в специалистах, но здесь важно наличие не только формального образовательного ценза, а реальных умений, знаний, навыков, отвечающим критериям высококвалифицированного специалиста. Поэтому гибкость и мобильность, – основные образовательные свойства личности, дающие ей возможность оставаться и продвигаться на рынке труда и которые наиболее эффективно развиваются на широкой образовательной основе.

Одной из современных тенденций развития системы профессионального образования является непрерывность, представляющая собой систему взаимодействующих образовательных программ, направленных на обеспечение и дальнейшее развитие общеобразовательных и профессиональных качеств выпускника в соответствии с его личностными потребностями и социально – экономическими требованиями, что формирует личность развивающуюся и подготовленную к универсальной деятельности.

В современной психолого – педагогической литературе наиболее широко представлен подход к образованию, непрерывному в пространстве и времени.

Согласно этому подходу, непрерывное образование – это системно организованный процесс образования людей на протяжении всей их жизни, дающий возможность каждому человеку получать, обновлять и расширять знания, необходимые для успешного исполнения различных социально – экономических ролей в системе социальных контактов, выбрав для этого ту образовательную траекторию, которая наиболее полно соответствует и отражает потребности личности и образовательные потребности социума [2].

Система непрерывного профессионального образования призвана обеспечить как вертикальную, так и горизонтальную образовательную мобильность человека в течение всей его жизни. Структурный компонент данной системы, направленный на реализацию первого вида образовательной мобильности граждан, характеризуется переходом индивида от одного уровня образования к другому по различным образовательным траекториям и определяется как подсистема «формального (институционального) профессионального образования». Этот компонент системы включает в себя следующие подсистемы: начальное профессиональное образование, среднее профессиональное образование, высшее профессиональное и послевузовское образование. Компонент же системы непрерывного профессионального образования, необходимый для реализации горизонтальной образовательной мобильности называется системой дополнительного профессионального образования и предполагает обновление, расширение и приобретение новых знаний и умений человека в рамках существующего образовательного ценза [1].

Стратегия непрерывного профессионального развития включает этапы обязательного профессионального образования для получения соответствующих навыков;

обновление знаний, умений, обучение не только профессиональным навыкам, но и другим жизненно важным, нужным и просто интересным для человека компетенциям.

Социальная работа требует создания такой системы образования, которая представляла бы собой непрерывный цикл совершенствования знаний.

Повышение квалификации должно стать важнейшим звеном в комплексной системе образования социальных работников, что сделает образование действительно непрерывным.

Сегодня неоспорима необходимость преобразования системы непрерывного социально – профессионального образования из выполняющей исключительно инструментальную роль (подготовка к труду, профессии, переходу на новую ступень обучения) в самоценную и самоцельную разновидность социума [3].

Система непрерывного профессионального образования специалистов социальной сферы должна ориентироваться: на потребности учреждений инфраструктуры социальной сферы в специалистах различного уровня квалификации, полифункциональность и многоаспектность их деятельности;

на предоставление возможности получить социально – профессиональное образование лицам с ограниченными возможностями;

на социальную реабилитацию обучающихся с трудной жизненной ситуацией;

поддержку выпускников в момент их вступления на рынок труда;

на создание научного корпуса ученых, исследующих проблемы социальной работы как социокультурного феномена.

Таким образом, современный этап научно – технического развития общества, политические, социально – экономические и культурологические изменения, происходящие в нем, актуализируют проблему непрерывного профессионального образования социальных работников, которая носит комплексный междисциплинарный характер и находится в стадии глубокого научного осмысления.

Библиографический список 1. Белкина В. Н., Сергеева Г. В. Актуальные проблемы непрерывного профессионального образования будущих педагогов / В. Н. Белкина, Г.В. Сергеева // Ярославский педагогический вестник – 2011 – № 1 – Том II (Психолого – педагогические науки)., C. 159 – 162.

2. Зеленина, Л.М. Перспективные проблемы развития целостной дидактической системы в условиях непрерывного образования / Л.М. Зеленина, С.И. Портнова // Перспективные проблемы развития системы непрерывного образования: сб. науч. Трудов, под ред. Б.С. Гершунского и др. – М., 1987., С. 38 – 43.

3. Федякина Л.В. Дифференциация непрерывной профессионально – правовой подготовки специалистов социальной сферы в университетском комплексе / Л.В. Федякина // Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора педагогических наук, Москва, 2009., 17 с.

Сведения об авторах Акбирова Л.А. – студентка 4 – го курса, кафедры социальной работы, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Александрова К.А. – студентка 3 – го курса, кафедры социальной работы, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Ахьямова И.А. – кандидат педагогических наук, доцент кафедры социальной педагогики Уральский Государственный Педагогический Университет (Екатеринбург) Бадреева М.А. – студентка 5 – го курса, кафедры социальной работы, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Бараковских К.Н. – ассистент кафедры социальная работа Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Верхотурова А.С. – студентка 4 – го курса, кафедры социальной педагогики, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Волкова К.А. – студентка 2 – го курса, кафедры социальной работы, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Гинько Р.Р. – студентка 4 – го курса, кафедры социальной работы, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Деминов А.Г. – кандидат медицинских наук, доцент кафедры социальной работы, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Дремина С.А. – студентка 4 – го курса, кафедры социальной работы, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

– преподаватель экономических дисциплин петровского Есипова Т.Е.

колледжа ИНЖЭКОН, филиал ГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный инженерно – экономический университет» (Чебоксары) Жидких М.М. – Студентка 3 – го курса заочной формы обучения, кафедры социальной работы, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально педагогический университет»

– (Екатеринбург).

Заглодина Т.А. – студентка 4 – го курса, кафедры социальной работы, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Заярская Г.В. – кандидат педагогических наук, доцент кафедры семейной, гендерной политики и ювенологии, Российского государственного социального университета;

старший научный сотрудник научно-образовательного и внедренческого центра по социальной работе с молодежью факультета социальной работы, педагогики и ювенологии (Москва).

Игнатова С.Н. – аспирантка, ФГАОУ ВПО «Уральский государственный педагогический университет» (Екатеринбург).

Ильина А.А. – студентка 3 – го курса кафедры социологии, ФГАОУ ВПО государственный профессионально педагогический «Российский – университет» (Екатеринбург).

Казакова Е. – студентка 3 –го курса, кафедры социальной работы, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Китапова А.Ф. – студентка 3 –го курса, кафедры социальной работы, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Кырова А.Ю. – студентка 4 – го курса, кафедры социальной работы, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Масленцева Н.Ю. – кандидат социологических наук, доцент, заведующая кафедрой социальной работы, Социального института, ФГАОУ ВПО государственный профессионально педагогический «Российский – университет» (Екатеринбург).

Масленцева С.Б. – кандидат медицинских наук, доцент кафедры социальной работы, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Меньшикова Т.А. – студентка 3 –го курса, кафедры социальной работы, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Некрасова Д.А. – студентка 3 –го курса, кафедры социальной работы, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Олюшина К.М. – студентка 2 – го курса, кафедры социальной работы, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Ошмарина А.С. – студентка 3 – го курса, кафедры социальной работы, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Панкратова Л.Э. – кандидат философских наук, доцент кафедры социальной работы, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Пенкина Д.К. – студентка 3 –го курса, кафедры социальной работы, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Рюмина И.С. – Федеральное бюджетное учреждение науки Екатеринбургский Медицинский Научный Центр профилактики и охраны здоровья рабочих промышленных предприятий Роспотребнадзора (Екатеринбург).

Сажина Н.С. – кандидат исторических наук, доцент кафедры социальной работы, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Семенова Ю.В. – студентка 3 –го курса, кафедры социальной работы, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Соколова М.М. – студентка 4 – го курса, кафедры социальной работы, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Сергеева С.С. – студентка 2 – го курса, кафедры социальной работы, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Старцева А.А. – студентка 2 – го курса, кафедры социальной работы, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Степанченко Д.П. – студентка 4 – го курса, кафедры социальной педагогики, Социального института, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Уфимцева Н.Ф. – кандидат педагогических наук, доцент кафедры социальной работы Социального института ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально – педагогический университет» (Екатеринбург).

Ярайкина М.Е. – преподаватель истории петровского колледжа ИНЖЭКОН, филиал ГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный инженерно – экономический университет» (Чебоксары).

Научное издание СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА И СОЦИАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ: ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОСВЯЗИ Материалы 2-й Всероссийской научно-практической конференции 10 ноября 2011г., Екатеринбург Текст печатается в авторской редакции Печатается по постановлению редакционно-издательского совета университета Подписано в печать 29.03.12. Формат 60х84/16. Бумага для множ. аппаратов.

Печать плоская. Усл. печ. л.10,1. Уч.-изд. л. 10,3. Тираж 100 экз. Заказ №_ ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально-педагогический университет». Екатеринбург, ул. Машиностроителей, 11.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.