авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
-- [ Страница 1 ] --

Челябинский государственный университет

на правах рукописи

Асмус Нина Геннадьевна

Лингвистические

особенности виртуального

коммуникативного пространства

Специальность 10.02.19 — теория языка

Диссертация на соискание ученой степени кандидата

филологических наук

Научный руководитель

д.ф.н., профессор Шкатова Л.А.

Челябинск — 2005 Оглавление Введение………………………………………………………………….4 Глава 1. ВИРТУАЛЬНЫЙ ДИСКУРС КАК НОВЫЙ ТИП КОММУНИКАЦИИ………………………………………………………….10 & 1.1.Содержание термина “коммуникация” …………………………10 & 1.2. Характеристика виртуального коммуникативного пространства …………………………………………………………………………….15 & 1.2.1.Особенности виртуальной коммуникации ……………... & 1.2.2. Жанры компьютерного общения ………………………. & 1.2.3. Специфика нового типа общения ………………………. & 1.3.Конференция как форма виртуальной коммуникации…………. & 1.3.1. Прототип виртуальной конференции …………………… & 1.3.2. Динамика Интернет-конференции ……………………… & 1.3.3. Конститутивные признаки Интернет-конференции как отдельного жанра компьютерного общения …………………….. Выводы …………………………………………………………………. Глава 2. ЯЗЫКОВАЯ ЛИЧНОСТЬ АВТОРА В КОММУНИКАТИВНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ВИРТУАЛЬНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ...………………………………………………………….. & 2.1.Теоретические представления о языковой личности ………….. & 2.2. Языковая личность виртуального коммуниканта ……………… & 2.3. Карнавализация как форма виртуальности..……………………. & 2.3.1. Истоки карнавализации виртуальной конференции ……….…...………………………………………………………… & 2.3.2. Карнавальное мироощущение виртуальной конференции ………………………………………………………………………… & 2.3.3. Метафорическое представление виртуального пространства ……………….………………………………………………………. & 2.4. “Маска” как характеристика языковой личности виртуального коммуниканта …………………………………………………………….. & 2.4.1. Диалогическая форма карнавализации ……… ……….… & 2.4.2. Виртуальный полилог в коммуникативном пространстве Интернет-конференции ………………………………………….. & 2.4.3. Особенности функционирования имени в виртуальной среде общения …………………………………………………….. & 2.4.4.Имя как самопрезентация....…………………………....... Выводы ……………………………………………...…………………… Глава 3. ЯЗЫКОВЫЕ СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ КАРНАВАЛИЗАЦИИ В ВИРТУАЛЬНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ……………………………………... & 3.1. Графические средства выражения карнавализации…..………... & 3.2. Лексико-семантические средства выражения карнавализации ………………………………………………………………………….. & 3.3. Синтаксические средства выражения карнавализации …….…. Выводы ……………………………………………………………...…… Заключение …………………………………………………………...…. Библиографический список ……………………………….…………. Приложение ……………………………………………………………... Введение Настоящая работа посвящена изучению лингвистических особенностей виртуального коммуникативного пространства и выполнена в рамках лингвистики текста.

Новые информационные технологии, позволяющие хранить, быстро передавать большие объемы информации, привлекать к работе аудио- и видеоканалы общения, взаимодействовать напрямую с большим количеством участников со всего земного шара, стали реальностью наших дней. Компьютер полностью изменил не только характер общения с информацией, но и наши представления о процессе коммуникации. В связи с этим правомерно выделение общения, осуществляемого посредством компьютера, как особого типа коммуникации. Языковым коррелятом данного типа общения выступает компьютерный, или электронный, дискурс как одна из форм виртуального дискурса, понимаемого широко, но ограниченного в данной работе электронными средствами коммуникации.

Новизна явления, неразработанность вопроса о статусе компьютерной коммуникации и отсутствие теоретических положений о ее структуре и языковых особенностях обусловливают непрекращающийся интерес психологов, социологов, философов и лингвистов к данному феномену. При этом во многих работах понятие «виртуальная реальность» не получает научного осмысления и исчерпывается значением искусственной среды, сконструированной при помощи компьютера, без учета присущих ей специфических и недоступных в актуальной реальности условий общения. Анализ монографий, посвященных общим характеристикам виртуального дискурса, выявил непоследовательность в рассмотрении как явления в целом, так и его компонентов, отсутствие целостного подхода к изучению его структуры.

В связи с вышеизложенным актуальность исследования определяется потребностью описания компьютерной коммуникации как важной составляющей виртуального дискурса, а также необходимостью комплексного изучения лингвистических особенностей виртуального коммуникативного пространства.

Изучение электронной коммуникации только начинается, однако уже намечены определенные направления в рассмотрении графических, лексических и текстовых характеристик компьютерного дискурса (Л.Г.

Антонова, М.Б. Бергельсон, Е. Брейдо, Е.Г. Буторина, А.Е. Войскунский, Е.Н. Галичкина, Е.И. Горошко, Е.С. Жуленова, Е.А. Земская, Л.А.

Капанадзе, Н.Л. Моргун, Г.П. Нещименко, Н. Петрова, Г.Н. Трофимова, Ю. Хартунг, Е.Н. Ширяев, Дж. Барбатсис, П. Липперт, М. Феган, К.

Хансен, Э. Лейн, Э. Лоли и др.), в исследовании компьютерного жаргона (О.И. Ермакова, О.А. Кармызова, П.В. Лихолитов, Е.В. Лушникова, Е.И.

Шейгал). Лингвистическая концепция гипертекста освещена в работах М.

Визеля, О.В. Дедовой, Н.Ф. Ковалевой, С.В. Лесникова, М.Л. Ремневой, В.Л. Эпштейна и др. Проблема жанровой определенности и структуры электронных жанров затрагивается Е.А. Буториной, Е.Н. Вавиловой, Е.И.

Горошко, Л.Ю. Ивановым, Л.А. Капанадзе, В. Нестеровым, Г.Н.

Трофимовой и др. В большинстве работ исследованию подвергаются лишь отдельные особенности виртуального дискурса, проблема функционирования языка в новом коммуникативном пространстве так и остается нерешенной.

Теоретической базой исследования послужили труды видных представителей отечественной и зарубежной лингвистики И.В. Арнольд, Н.Д. Арутюновой, Р. Барта, А.Н. Баранова, М.М. Бахтина, А.А.

Белецкого, Г.И. Богина, В.Д. Бондалетова, И.А. Варшавской, В. В.

Виноградова, Т.Г. Винокур, М.В. Голомидовой, Т.А. ван Дейка, В.З.

Демьянкова, В.Г. Дмитриева, Е.А. Земской, И. П. Ильина, Л.А.

Капанадзе, В.И. Карасика, Ю.Н. Караулова, В.В. Красных, Ю. Кристевой, О.А. Лаптевой, М.М. Маковского, С.Е. Никитиной, Т.М. Николаевой, Ю.В. Рождественского, О.Б. Сиротининой, Г.Н. Скляревской, Ю.М.

Скребнева, Г.Я. Солганика, Ю.С. Степанова, И.А. Стернина, А.В.

Суперанской, Е.Ф. Тарасова, В.Н. Телия, Е.Н. Ширяева, Р. Якобсона, Л.П.

Якубинского, а также работы психологов (А.А. Брудного, А.Е.

Войскунского, Б.Ф. Ломова, Н.А. Носова, Б.Д. Парыгина, В.М. Розина, В.М.Соковнина) и философов (М.С. Кагана, А.Ф. Лосева, Л.А.

Микешиной, М. Фуко и др.).

Разработка основных понятий и структуры электронной коммуникации производилась в русле исследований по теории коммуникации М.А. Василика, П. Вацлавика, Н.Д. Десяевой, А.

Зверинцева, Л.М. Земляновой, О.М. Казарцевой, О.Л. Каменской, Е.В.

Клюева, А.В. Соколова, Г.Г. Почепцова, Б. Вальштрома, Э. Гриффина, Дж. Джибсона и М. Ханна и др.

Рассмотрение общих характеристик виртуального дискурса потребовало обращения к работам Ж. Бодрийяра, М. Визеля, А.Е.

Войскунского, Д. Горчева, Г. Далидовича, С. Дацюка, М. Кастельса, Р.

Лейбова, О.А. Леонтовича, Н. Лумана, М. Маклюэна, Е.Е. Прониной, Дж.

Семпси, А. Турена, Ю.Хабермаса, У. Эко, В.П. Эпштейна, П. Гейллав, С.

Кислера, Д. Лэнгема, Т.У. Макгира, Р. Райса, Э. Рональда, Дж. Сигела, Л.

Спраул, П. Уоллес и других исследователей, представляющих социум как мир общения, в котором новые информационные средства становятся одним из важнейших инструментов ориентации человека в мире и взаимодействия людей друг с другом.

Объектом изучения является виртуальная коммуникация, которая понимается нами как коммуникативное взаимодействие субъектов, осуществляемое посредством компьютера, при котором создается особая модель реальности, характеризующаяся эффектом присутствия в ней человека и позволяющая действовать с воображаемыми и реальными объектами.

В качестве предмета исследования рассматриваются компоненты и языковые характеристики электронной коммуникации на русском языке применительно к жанру Интернет-конференции.

Целью настоящей работы является выявление специфики виртуального дискурса, определение жанроведческих признаков исконно сетевых жанров, проведение лингвистического анализа коммуникативного пространства виртуальной конференции.

Для достижения поставленной цели потребовалось решить ряд задач:

1) дать определение понятиям «виртуальная коммуникация», «виртуальное коммуникативное пространство» и установить их место в системе понятий лингвистики текста;

2) разработать понятийный аппарат коммуникативного процесса электронной коммуникации;

3) рассмотреть особенности реализации виртуальной личности автора в новом коммуникативном пространстве;

4) охарактеризовать компьютерную конференцию как особый жанр электронного дискурса;

5) проанализировать важнейшие языковые особенности виртуальной коммуникации применительно к жанру компьютерных конференций.

В соответствии с поставленной целью и задачами применялись следующие методы исследования: семантический и контекстуальный анализ, метод сплошной выборки, интерпретативный анализ, метод компьютерной обработки информации.

Материалом для исследования послужили тексты виртуальных конференций по различным областям знаний общим объемом более условных страниц, статьи научно-популярных и периодических изданий «Домашний компьютер», «Компьютерра», «Мир ПК», «Хакер», «Chip», «Hard `n` Soft» за 2003-2004 гг., книги серии «Популярный компьютер» за 2002-2004 гг., а также данные словарей компьютерной терминологии на английском и русском языках.

Рабочей гипотезой является предположение, что в современной культуре возникает новый тип дискурса – виртуальный, который представляет собой совокупность разнородных (по тематике, стилю, композиции, набору языковых характеристик) текстов, совмещающих фрагменты различных типов дискурса: банковского, политического, научного, юридического, рекламного и бытового, - и осуществляющих комбинирование различной информации (визуальной, аудиальной, интерактивной). Виртуальный дискурс отличается своей принципиальной открытостью (текстов, банков данных, ссылок), что предоставляет участнику возможность добавлять, изменять, удалять первоначальный текст. Он становится самостоятельной дискурсивной практикой, формирующей особый тип виртуальной идентичности, которая в силу своих особенностей нуждается в номинации.

Научная новизна исследования состоит в комплексном подходе к изучению Интернет-текстов. Впервые предпринята попытка представить языковую личность виртуального коммуниканта через понятие «речевая маска» во всем многообразии составляющих ее компонентов.

Охарактеризованы структурно-семантические и прагматические параметры текстов в рамках виртуального дискурса, выявлены основные графические, семантические, синтаксические и текстовые особенности компьютерной коммуникации.

Теоретическая значимость диссертации заключается в разработке понятийного аппарата виртуальной коммуникации, а также в дальнейшем рассмотрении таких проблем лингвистики текста, как специфика компьютерного дискурса, его признаки, типы и жанры. Описание виртуального дискурса на русском языке может быть экстраполировано на другой языковой материал в силу универсальности некоторых явлений.

Практическая ценность настоящего исследования определяется возможностью использования ее теоретических положений и практических результатов в разработке лекционных курсов и семинарских занятий по теории коммуникации, общему языкознанию, межкультурной коммуникации, при создании терминологических словарей, а также для повышения эффективности взаимодействия в Интернет-среде.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Виртуальное общение выступает в качестве самостоятельной сферы вербального взаимодействия и рассматривается нами как особое коммуникативное пространство, определяющее цели, способ и среду общения, и в свою очередь, определяемое ими.

2. Виртуальный дискурс представлен набором жанров, среди которых выделяются исконно сетевые жанры и жанры, заимствованные из других сфер общения.

3. Основной стилевой чертой виртуальной коммуникации является карнавализация, задающая характер речевого поведения собеседников.

Языковая личность коммуниканта рассматривается через понятие «речевая маска», под которой мы понимаем речевой прием, используемый говорящим для создания особого игрового импровизационного стиля общения с виртуальными личностями в новой коммуникативной среде. Карнавализация виртуальной коммуникации наиболее рельефно представлена двумя компонентами: виртуальным полилогом и именем-ником.

4. Языковые средства карнавализации обнаруживаются в графике и орфографии, в текстовых характеристиках, отражены на лексико семантическом и синтаксическом уровнях.

Апробация и внедрение работы. Основные положения и результаты исследования были изложены в докладах и сообщениях на международных научных конференциях «Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах»

(Челябинск, 2001), «Языки профессиональной коммуникации»

(Челябинск, 2003), «Язык. Культура. Коммуникация» (Челябинск, 2004), «Житниковские чтения: Диалог языков и культур в гуманистической парадигме» (Челябинск, 2004), научно-практической конференции «Актуальные вопросы лингвистики, перевода и методики преподавания иностранных языков» (Челябинск, 1999), на заседаниях кафедр теории языка и английской филологии Челябинского государственного университета (2003-2004 гг.), а также на Вузовской академической лаборатории межкультурных коммуникаций ЧелГУ (2002-2004 гг.).

Структура и объем исследования определены поставленной целью и задачами. Настоящая диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются цель и задачи исследования, указывается ее научная новизна, теоретическая и практическая значимость, характеризуется материал исследования, раскрываются основные методы работы.

В первой главе «Виртуальный дискурс как новый тип коммуникации» определяются понятия виртуальная коммуникация, виртуальный дискурс, виртуальная конференция, виртуальная личность, виртуальный адресат, виртуальное время, виртуальное имя, выявляются особенности виртуального общения и обозначаются основные конститутивные признаки виртуальной конференции.

Вторая глава “Языковая личность автора в коммуникативном пространстве виртуальной конференции” посвящена выявлению особенностей структуры и специфики языковой личности виртуального коммуниканта. Особо выделяются два компонента речевой маски виртуала:

имя (ник) и категория диалогичности, которые наиболее иллюстративно выражают идею карнавализации.

В третьей главе “Языковые средства выражения карнавализации в виртуальной конференции” исследуется вербальная природа карнавализации на примере графических, лексико-семантических и синтаксических средств выражения.

В заключении обобщаются результаты проведенного исследования, делаются выводы о специфике и составляющих виртуальной коммуникации, прогнозируется перспектива дальнейшего изучения сетевых жанров, характеризующихся как общими для всех жанров Интернет-общения, так и индивидуальными дифференциальными признаками.

В приложении представлены тексты Интернет-конференций.

Глава 1. Виртуальный дискурс как новый тип коммуникации В контексте теории коммуникации актуальным является вопрос о видах коммуникации, специфике и составляющих как традиционных, так и новых ее типов. Знание основных положений о структуре коммуникационного процесса, описание внутренней организации и языковых составляющих позволило бы дать обоснованные рекомендации по регулированию процесса взаимодействия и формулированию правил общения в новом коммуникативном пространстве.

Задача данной главы – определить понятия “виртуальная коммуникация”, “виртуальный дискурс”, “виртуальная конференция”, выявить особенности виртуального общения и установить конститутивные признаки виртуальной конференции.

& 1. 1. Содержание термина “коммуникация” Термин “коммуникация” появляется в научной литературе в начале XX века и весьма быстро наряду с общенаучным значением (как средство связи любых объектов) приобретает социокультурный смысл, связанный со спецификой обмена информацией в обществе.

Проблемы коммуникации были поставлены в лингвистических, психологических и философских работах под влиянием теории связи, теории информации и кибернетики и рассматривались в рамках вопросов, посвященных проблематике общения. Но само содержание термина “коммуникация” и его интерпретация разными науками и направлениями в пределах одной науки не совпадают, и поэтому происходит неправомерное противопоставление его общению или полное отождествление с общением.

Для составления целостной картины речевой коммуникации и определения ее новой формы – виртуальной коммуникации – необходим интегрированный подход, который позволит объединить в одной точке то, что уже достигнуто лингвистическими науками, а также методологией тех наук, которые традиционно рассматривают основы и теоретические предпосылки развития наиболее значимых для человека понятий и проблем.

В психологии (Андреева 1999;

Ломов 1999;

Майерс 1997;

Парыгин 1974, 1999;

Соковнин 1974) коммуникация рассматривается как одна из составляющих общения: “…общение в целом не исчерпывается коммуникацией, но и она, в свою очередь, не может быть сведена только к информационному процессу” (Парыгин 1999: 61). Под коммуникацией Б.Д.

Парыгин понимает психологический контакт (включая эмоциональное воздействие), связь, сообщение взаимодействующих индивидов, а затем только – обмен информацией (понимание смысла информации). В качестве методологической предпосылки исследования общения ученый предлагает интегральную модель социально–психологического общения, которая характеризует феномен общения с точки зрения плана содержания и плана выражения. С содержательной, внутренней стороны общение рассматривается как коммуникативный процесс взаимного выражения психического состояния и обмена информацией, между тем как со стороны формы это поведенческий аспект общения, реализуемый в процессе взаимодействия людей.

Схема 1. Структура общения в психологии Общение Содержание Форма Взаимодействие Коммуникация (интеракция) Форма Содержание Форма Содержание Средства Социальные Взаимопонимание, Действие, коммуникации- отношения – сопереживание, противодейст вербальные и экономичес- вие, конфликт, степень согласия кие, невербальные кооперация, (Парыгин 1971: политические, интеграция и правовые т.д.

(Парыгин 1971: 222–223).

Нетождественность понятий “коммуникация” и “общение” отмечается и в философии (Каган 1988, Многомерный образ человека 2001). М.С. Каган считает, что здесь мы сталкиваемся с “сущностными и разносторонними различиями двух форм связи человека с человеком, общества с обществом, культуры с культурой” (Каган 1988: 32).

Общение и коммуникация в философском понимании различаются в двух главных отношениях. Первое состоит в том, что общение имеет и практический (материальный), и духовный (информационный), и практически-духовный характер, тогда как коммуникация является чисто информационным процессом – передачей тех или иных сообщений. Второе отношение – характер самой связи вступающих во взаимодействие систем.

Коммуникация есть информационная связь субъекта с тем или иным объектом – человеком, животным, машиной. Получатель информации является в подобных случаях объектом, который должен принять (в чисто информационном смысле), правильно декодировать, хорошо усвоить и в соответствии с этим поступить. Поэтому безразлично, является ли таким приемником человек, животное или техническое устройство. В коммуникации происходит однонаправленный процесс и по законам теории коммуникации количество информации уменьшается в ходе ее движения от отправителя к получателю. Радикально иное положение возникает тогда, когда отправитель информации видит в ее получателе субъекта, а не объект, потому что в этом случае он исходит из того, что данная информация адресуется системе, которая индивидуально своеобразна и активна. При этом информация, циркулирующая между партнерами, увеличивается и обогащается. Поэтому в общении нет отправителя и получателя сообщений – есть собеседники, соучастники общего дела.

Структура первого типа информационной активности асимметрична, а структура второго типа, следовательно, симметрична:

Схема 2. Структура общения и коммуникации в философии I тип: отправитель послание получатель (коммуникация) средства II тип: партнер ------------------- партнер общения (общение) (Каган 1988: 149) Фундаментальное отличие общения и передачи сообщения выявляется также в различии присущих им способов самореализации: структура сообщения монологична, а структура общения – диалогична.

Таким образом, в философии под коммуникацией понимается одна из двух форм связи человека с человеком, общества с обществом, культуры с культурой, которая представляет собой однонаправленный информационный процесс в отношении субъект – объект.

В теории коммуникации термин “коммуникация” используется для обозначения и характеристики многообразных связей и отношений, возникающих в человеческом обществе. Коммуникационные процессы рассматриваются как специфическая форма взаимодействия людей по передаче информации от человека к человеку, осуществляющаяся при помощи любых знаковых систем (Василик 2003;

Вацлавик 2000;

Зверинцев 1997;

Землянова 1999;

Кашкин 2000;

Конецкая 1997;

Панфилов 2001;

Почепцов 1997, 2001;

Соколов 2001;

Шарков 2003;

Вальштром 1992;

Гриффин 1991;

Джибсон и Ханна 1992).

Лингвистике принадлежит ведущая роль на теоретическом уровне анализа коммуникации и речевого общения, потому что “в... объектную область входит языковое значение, претендующее на роль исходной абстракции при исследовании речевого общения от абстрактного к конкретному” (Лингвистическая прагматика и общение с ЭВМ 1989:7).

В психолингвистике моделирование коммуникативного акта осуществляется в рамках деятельностного подхода. Теория деятельности была заложена в советской психологии работами Л.С. Выготского (Выготский 1996), А.Н. Леонтьева (Леонтьев 1975), А.Р. Лурии (Лурия 1979) и др. При определении термина “коммуникация” мы исходим из положения, что речевые действия разворачиваются только в совместной неречевой деятельности людей и их смысл может быть понят лишь в структуре неречевой деятельности. Отсюда коммуникативная деятельность является только одним из компонентов в ряду различных видов деятельности и, будучи включенной в данную совокупность, связана с мотивами и целями той деятельности, которая явилась причиной возникновения коммуникации.

При этом коммуникативная и умственная деятельности взаимозависимы:

коммуникативная деятельность выступает как результат или как исходная точка умственной деятельности.

В процессе совместной деятельности собеседники вырабатывают общий план взаимодействия, цели, общую точку зрения на выбор средств и операций. Организация сотрудничества осуществляется в общении исполнителей деятельности. Общение рассматривается как “активность, обеспечивающая взаимодействие коммуникантов, и само их взаимодействие” (Сорокин и др. 1979:24). Субъектом этой активности является человек, продуцирующий речевые высказывания в условиях, когда другой коммуникант фигурирует как пассивный реципиент речи. Он выступает только как условие речевой деятельности.

Речевое общение в психолингвистике (Ю.А. Сорокин, Е.Ф. Тарасов, А.М. Шахнарович, А.А. Леонтьев) понимается как социальное взаимодействие, которое включает интеракцию коммуникантов и собственно (речевую) коммуникацию. Общение коммуникантов опосредовано языковыми и неязыковыми знаками, обменом деятельностью, обменом продуктами труда. Под коммуникацией подразумевается обмен сообщениями, регулирующий общение, т.е. коммуникация является одним из компонентов более сложного и многогранного явления, определяющим его.

Таким образом, сама коммуникация, передача сообщения и способы такой передачи, т.е. языковые и речевые характеристики текста, “детерминированы задачами общения – необходимостью регуляции поведения объекта общения, - а задачи общения определены целями совместной деятельности, которая организуется в общении” (Речевое общение 1983:8).

Психолингвистическая модель коммуникативного акта, на наш взгляд, имеет несколько недочетов. Во-первых, психолингвистике не свойствен социально – дифференцированный взгляд на коммуникацию. Опираясь на основные положения теории деятельности, психолингвистика осуществляет психологический анализ социального взаимодействия и речевой коммуникации. Но для того, чтобы в предмет исследования ввести “социальную детерминацию психического, необходимо дать элементам социального взаимодействия социальную интерпретацию” (Сорокин и др.

1979:34). Во-вторых, данная модель строится без учета социальных характеристик коммуникантов. Формируя речевые высказывания, коммуникант учитывает условия совершения речевых действий. Это отражается в выборе операции и способа совершения действий. В речевой коммуникации реципиент всегда входит в условия, где учитываются его апперцепционные возможности и социальные характеристики. Ориентировка на апперцепцию слушателя проявляется в том, что продуцируется текст, доступный пониманию адресата, а ориентировка на социальные характеристики заключается в выборе альтернативных языковых средств с этическими ограничениями. В-третьих, собеседник рассматривается как пассивный получатель сообщения, не принимающий участия в его производстве.

В область социолингвистики было включено понятие речевого поведения как процесса выбора варианта для построения “социально корректного высказывания” (Никольский 1976:121). Поэтому социолингвистика не занимается речевой деятельностью. Эта наука исходит из следующего понимания коммуникации: общество функционирует и развивается лишь при условии социального взаимодействия его членов.

Социальное взаимодействие, как и любое взаимодействие, основывается прежде всего на обмене информацией. Следовательно, процессы социального взаимодействия неотделимы от процессов коммуникации (Никольский 1976:36;

Диахроническая социолингвистика 1993:4). Этот принцип используется в разработке одной из центральных теоретических проблем социолингвистики – проблемы коммуникативной компетенции.

Исследователи имеют дело с говорящими как “членами различных общественных коллективов и стремятся объяснить механизм и описать факторы, посредством которых пользование языком приобретает качество “уместности” или соответствия конкретным целям общения” (Звегинцев 1976: 318).

Выделенные проблемы, не разрешимые в понятиях психолингвистики и социолингвистики, могут быть осознаны в рамках теории речевой коммуникации (ТРК), в компетенцию которой входит изучение внешних, социальных факторов речевого общения. Теоретическую базу для описания вербальной коммуникации составляют методологические основы теории коммуникации. Обобщающие положения теории коммуникации объясняют внутренние механизмы коммуникации, выявляют закономерности, структуру, основные формы, средства, жанры речевой коммуникации.

Вслед за Т.Г. Винокур мы отграничиваем понятие речевого общения от понятия коммуникации, определяя тем самым “терминологическую и “ сущностную” роль последнего в феномене речевого поведения” (Винокур 1993:15). “Коммуникация” рассматривается нами в деятельностном аспекте, характеризующимся целенаправленностью и универсальностью с точки зрения условий человеческого существования в мире. “Общение” предпочтительнее в смысле социологичности, так как, во-первых, именно за этим термином закреплено языковое и “человеческое” содержание (речевое общение как часть коммуникации), а во-вторых, оно воплощает в себе мысль о взаимодействии. Отсюда “коммуникация” гораздо шире “общения”, охватывая весь спектр составляющих этого объемного понятия (“речевое поведение”, “речевая деятельность”, “речевое общение”). В подтверждение своей точки зрения Т.Г. Винокур использует данные психологии, отмечая, что человеческое общение на две трети состоит из общения речевого (говорения и слушания) и приводит примеры других типов общения (живописи, танца, жеста). Иное символическое представление процесса общения не мешает успешному взаимодействию людей (Винокур 1993:15– 19). Эти два термина составляют коммуникативный ряд понятий, обуславливающий внеязыковую мотивацию языковых средств.

Мы считаем, что коммуникация есть процесс взаимодействия языковых личностей с целью передачи, получения или обмена информацией, необходимой для осуществления совместной деятельности, включающей взаимное познание коммуникантов, передачу сообщения и собственно языковое оформление высказывания.

Коммуникацию мы рассматриваем в широком смысле слова и понимаем под этим термином социальное взаимодействие коммуникантов, т.е. их влияние на поведение, образ мыслей и чувства друг друга, обмен информацией между собеседниками и собственно речевое общение. Другими словами, при описании коммуникации мы должны учитывать все многообразие ее составляющих: участников, цели, сферу, способ и среду.

& 1.2. Характеристика виртуального коммуникативного пространства Коммуникацию необходимо рассматривать в контексте коммуникативного пространства, которое определяет способ и сферу общения, участников коммуникации и выбор ими средств выражения, временной и пространственный фактор взаимодействия. Понятие коммуникативного пространства, введенное Б.М. Гаспаровым, призвано обозначить некую "мысленно представляемую среду", "духовный ландшафт", в который погружено высказывание и который необходим для того, чтобы создать или интерпретировать сообщение (Гаспаров 1996: 69). Появление новых средств общения влечет за собой сдвиги в структуре и характере коммуникативного процесса, что неминуемо отражается и на речевом поведении участников.

По мнению Мануэля Кастельса, “культуры созданы из коммуникационных процессов” (Кастельс 2000:351). Следовательно, с появлением новых форм коммуникации изменяется ход культурного развития общества. Новые информационные технологии, позволяющие хранить, быстро передавать большие объемы информации, привлекать к работе аудио- и видеоканалы общения, взаимодействовать напрямую с большим количеством участников со всего земного шара, стали реальностью наших дней. Стремительно ворвавшись в нашу жизнь, компьютер кардинально изменил не только характер общения с информацией, но и наши представления о процессе коммуникации. Поэтому правомерно выделение общения, осуществляющегося посредством компьютера, как особого типа коммуникации.

Компьютерное общение ввело в широкое употребление слово “виртуальный” (virtual от ср. лат. virtualis – возможное). В компьютерной терминологии под виртуальным понимается объект, “реально не существующий или воспринимаемый иначе, чем реализован” (Дорот, Новиков 2000: 102). Понятие ”виртуальная реальность” означает мир, созданный компьютерными средствами. Он реально не существует, однако компьютер может воздействовать на зрительные, слуховые и др. органы чувств человека, вызывая у него иллюзию погружения в этот мир.

Одновременно с развитием компьютерного общения на рубеже второго и третьего тысячелетий происходит переосмысление места и роли человека во Вселенной, его участия в познании и осознании самого себя. В философии и ряде смежных наук происходит становление новой парадигмы мышления – виртуальной. Изучением феномена “виртуальная реальность” в философии занимаются И.А. Акчурин (Концепция…. 2000), Бергсон (Бергсон 1999), И.Г.

Корсунцев (Корсунцев 2002), Е.А. Мамчур (Концепция…. 2000), Л.А.

Микешина (Микешина, Опенков 1997;

Микешина 2002), М. Ю. Опенков, В.М. Розин (Концепция…. 2000), С.С. Хоружий (Хоружий 2000), в психологии – А.Е. Войскунский (http://psynet.by/ru/texts/voysk5.htm#), Д.В.

Иванов (Иванов 1999), Н.А. Носов (1993, 1999), в социологии известны работы М. Кастельса (Кастельс 2000), а также монографии П. Бергера и Т.

Лукмана (Бергер, Лукман 1995) и др.

Как специальный научный термин “виртуальная реальность” предполагает существование множества разнородных (актуально и виртуально существующих) объектов, принадлежащих одной реальности (Розин 2000: 59). Объекты виртуального уровня порождаются объектами нижележащего уровня, но, ”несмотря на свой статус порожденных, взаимодействуют с объектами порождающей реальности как онтологически равноправные” (Носов 1999:157). Совокупность виртуальных объектов относительно порождающей реальности составляет виртуальную реальность.

Виртуальные объекты существуют только актуально, “здесь и сейчас”, с окончанием процесса порождения они исчезают. Виртуальная реальность имеет свое пространство и время, функционирует по своим законам и поэтому независима от реально существующих объектов.

Под термином “виртуальная реальность” обычно понимают реальность в возможности (в становлении) в противоположность реальности актуальной (действующей). Современный философский словарь так определяет понятие “виртуальное”: “снятое, но пока не проявленное;

то, что положено в сверхчувственную сущность и способно реализоваться” (Современный философский словарь 2004:108–110). В философской энциклопедии реальность трактуется таким образом: “то, что существует действительно:

реальность – это вещь, которая существует, это совокупность вещей, которые существуют” (Новая философская энциклопедия 2001:546–547).

Следовательно, антиномия, которая связывает реальность с виртуальностью, усматривается в том, что реальность “существует действительно”. Реальное противопоставляется идеальному, концептуальному, связывая таким образом вещи с ощущаемым (по Р. Декарту) (Декарт 2000: 197–214).

Согласно Мичикате Хирозе, “виртуальное не означает фиктивного.

Виртуальная реальность не является реальным объектом, однако можно сказать, что она существует в качестве реального эффекта” (Концепция виртуальных миров и научное познание 2000: 215).

И.Г. Корсунцев считает, что человек не столько отражает, сколько порождает новое бытие, рассматривая бытие не как данность, а как состояние. Эволюционность состояния проявляется в динамичности всех процессов и связей, структур и законов. Субъект воспринимает окружающий мир, бытие, других субъектов, самого себя в форме реальности, которая имеет законченный вид и представляет особую целостность. Реальность как представление порождается рефлексией субъекта, поэтому реальность всегда мыслимая, виртуальная. Структурно виртуальные реальности состоят из образов, смыслов, имиджей, законов, норм и оценок, эмоций.

“Функционально виртуальная реальность является пространством знания субъектов, оценок и рейтингов, депутаций, этических и моральных ценностей, знаковой средой законов, норм, статусов” (Корсунцев 2002:53).

Таким образом, коммуникативное пространство виртуальности строится на переходе всего и вся в виртуальное состояние, т.е. мыслимую, воображаемую плоскость.

Виртуальность выступает как реальное местопребывание реальных явлений, которые в реальности не представлены вместе. При этом, по Д.

Галкину, “виртуальный дискурс как бы подменил природу коммуникации – буквы и слова, звуки и образы, тела и вещи заменены цифрами, и поэтому они виртуальны, и поэтому они обретают столь специфические возможности” (Галкин 2000: 30).

И как следствие, идеальная, мыслимая реальность существенно видоизменяет сознание и процесс познания себя виртуальной личностью. По мнению Е.Г. Прилуковой, “электронные средства массовой коммуникации формируют не-линейный, не-последовательный ход мысли, порождают представление об отсутствии причинно-следственной связи явлений, их нерегистрируемой “фрагментарности” и невидимой “распределенности” в пространстве и времени …” (Прилукова 1998: 13-14).

Мы считаем, что понятие “виртуальная коммуникация” не исчерпывается значением искусственной среды, сконструированной при помощи информационных технологий и вызывающей иллюзию погружения в некий несуществующий мир, далекий от реального. Появление нового вида коммуникации – компьютерного общения – позволяет говорить о формировании особого коммуникативного пространства, которому присущи некоторые специфические и недоступные в актуальной реальности условия общения. “Виртуальная реальность создается посредством текстов, подобных тем, которые использует автор литературного произведения для создания экспозиции. В отличие от традиционного письменного текста виртуальный мир “населен” реальными людьми, которые общаются между собой “по настоящему”… Электронное сообщество воспроизводит “жизнь” современного человека в привычном для него окружении – дом, школа, парк, магазин и т.д.” (Don Langham http://december.com/cmc/mag/ ). В этой коммуникативной среде человек сам создает информацию и знания и выступает в качестве концепта “текст”, представляя собой уникальное, яркое в языковом оформлении, карнавальное по характеру явление.

Нам представляется интересной характеристика виртуального события, данная Н. Носовым. Ученый выделяет восемь свойств виртуального события:

непривыкаемость, спонтанность, фрагментарность, объективность, измененность статуса телесности, измененность статуса сознания, измененность статуса личности, измененность статуса воли (Носов 1997: 15– 19). Данное свойство измененности (сознания, личности, воли) подтверждает мысль о переходе сознания на качественно новую ступень абстракции при взаимодействии с виртуальными личностями и позволяет участнику “окунуться” в иную реальность, которая создается самими пользователями, существует в виде текста и мультимедиа только в данный момент и влияет на формирование речевого имиджа виртуальных коммуникантов.

Мир электронного общения как специфический объект научного исследования имеет недолгую и одновременно яркую историю. В качестве теоретиков виртуальной коммуникации можно назвать имена Ж. Бодрийяра, М. Кастельса, Н. Лумана, М. Маклюэна, Дж. Семпси, А. Турена, Ю.Хабермаса, У. Эко и других ученых. Среди более современных исследователей электронной коммуникации выделяются своей новизной, углубленным изучением и всесторонним охватом проблем данного феномена работы М. Визеля, Г. Далидовича, С. Дацюка, В.П. Эпштейна, Р. Лейбова, Д.

Горчева, О.А. Леонтовича, А.Е. Войскунского, Д. Андерсена и М.

Корнфильда, П. Гейллав, С. Кислера, Д. Лэнгема, Т.У. Макгира, Р. Райса, Э.

Рональда, Дж. Сигела, Л. Спраул, П. Уоллес и др. В этих работах социум представлен как мир общения, в котором новые информационные средства становятся одним из важнейших инструментов ориентации человека в мире и взаимодействия людей друг с другом. При этом новая коммуникативная среда, рождающаяся у нас на глазах (в первую очередь, в лице Всемирной компьютерной сети), налагает на традиционные виды общения свой неповторимый отпечаток.

Обобщая и интерпретируя результаты известных исследований, можно выделить несколько характерных особенностей виртуального коммуникативного пространства, которые становятся все более заметными в современной жизни.

Виртуальное коммуникативное пространство структурировано вторичными коммуникативными процессами (термин Г.Г. Почепцова), которые связаны с обсуждением и распространением информации, впервые полученной из СМИ, книг и журналов, услышанной от друзей, коллег, знакомых (Почепцов 1998:118). Пользователи стремятся по-новому, оригинально и потому экспрессивно обозначить объекты отражения и отношения. Это объясняется тем, что действительность “не отражается, а преломляется в нас, т.е. подвергается искажениям” (Балли 1961:23), выражающимся в субъективном восприятии событий и фактов, рефлексии участников над злободневными и вечными темами. Информация, передаваемая собеседниками, окрашена мнениями и оценками, которые затрагивают физическую, психическую и социальную сущность человека.

“Эмоции являются ядром языковой личности, равно как рефлексия – ядром ее сознания” (Шаховский 1998:63). Здесь ЭГО автора выступает в роли центральной фигуры, субъективная точка зрения предстает единственно возможным способом ориентации в новой среде общения. Следовательно, субъективность информации является отличительной чертой виртуального сообщества.

По мнению М. Маклюэна, предсказавшего наступление эры слуховизуального типа постписьменной культуры на основе телеэлектронной видеотехники, “визуальный человек” стремится к отдаленным целям, мечтая воплотить в жизнь по-энциклопедически усовершенствованные программы, в то время как новый “электронный человек” выбирает диалог и незамедлительную вовлеченность в общение ( http://countries.ru/library/era/quotations.html ). Таким образом, общение в виртуальном пространстве должно характеризоваться посредством таких понятий, как взаимодействие и непосредственный контакт, или интерактивность.

Согласно М. Маклюэну, после изобретения печати преобладал линейный способ мышления, а со времени развития телевидения и других электронных средств ему на смену пришла гиперцепция (глобальное восприятие через TV образы), неизбежно приводящая к упадку словесности (Маклюэн 1994:20– 31). Однако У. Эко заметил, что с распространением Интернета наблюдается квазивозврат к письменной линейности (Эко 1998:5–13). Этот возврат осуществляется на основе гипертекста, а не просто текста, поэтому Интернет не удаляет, а возвращает человека обратно в мир печатного слова.

Следовательно, другой важной чертой электронного общения выступает гипертекстуальность. Гипертекстом исследователи называют энциклопедию, справочник и вообще любой текст с указаниями или ссылками на другие тексты. И.Р. Купер пишет: “Гипертекст как новая текстуальная парадигма может рассматриваться как способ коммуникации в обществе, ориентированном на множественные, одновременные потоки информации, которые не могут быть восприняты и усвоены субъектом… Знание организуется в гипертекст, в сеть относительно свободных сообщений, которые могут объединяться и распадаться в процессе производства и потребления знания… Гипертекст переходит в Интернет в качестве общедоступного средства создания, хранения и передачи данных” (Купер http://www.socio.ru/bull/18.html). Ученые утверждают, что чтение гипертекста, т.е. “создание линейного текста путем линеаризации нелинейного”, является отражением и выражением выхода человечества на качественно новые формы интеллектуальной деятельности (Субботин 1993:41). В применении к обсуждаемой теме гипертекстуальность можно трактовать как многозначность, полидискурсивность, многоголосие виртуального общения. В этом смысле Интернет выступает как новое коммуникативное пространство, устроенное по сетевому принципу, а значит, “в нем различные культурные фрагменты в виде мозаики могут быть представлены в своей потенциальной бесконечности” (Михайлов http://prpro.spb.ru/sbomik/mihaylov -mihaylov.doc). В силу этого виртуальный дискурс отличается своей принципиальной открытостью (текстов, банков данных, ссылок), предоставляющей возможность участнику добавлять, изменять, удалять первоначальный текст. Цифровая электроника превращает любую информацию (текстовую, графическую, звуковую, видео) в потоки бит, т.е. соединяет разнокачественные информационные потоки в едином пространстве. Тем самым обеспечивается бесконечное генерирование знаков и текстов (текстопорождение), комбинирование различных текстов (визуальных, аудиальных, интерактивных), соединение различных дискурсов (политических, экономических, конфессиональных и т.д.). Ветвящаяся структура сети растворяет жесткую фиксированность текста, что, в свою очередь, делает невозможной какую-либо однозначную интерпретацию, прогнозирование возможных рецептивных версий текста (Ильин 2001:102).

Высказывание Б. Гаспарова о полипарадигмальности и неоднозначности любого языкового явления наиболее точно передает мысль о нелинейности сознания при его интерпретации. “Во всяком феномене в первую очередь ценится его многосоставность, соприсутствие разнородных и разноречивых компонентов, тенденций, голосов” (Гаспаров 1996: 164).

Связь между виртуальными личностями устанавливается путем коммуникации, в основном – коммуникации текстов. Поэтому в современном обществе текст – как исходный материал и продукт производства – приобретает статус универсального и единственного средства обмена информацией. В силу того, что сеть коммуникаций постоянно развивается, а потоки информации пересекаются, тексты в Интернете переплетаются между собой и порождают новые тексты, преобразуясь в гипертекстуальность.

Следующей особенностью виртуального коммуникативного пространства является глобальность, под которой мы понимаем предельное расширение коммуникативного пространства, которое характеризуется “размыванием” территориальных, социальных, половых, возрастных и иных ограничений в процессе общения. В связи с этим можно ввести понятие виртуального времени, которое вне всяких определенностей и границ актуально только “здесь и сейчас”, или в данный момент мысли и состояния окружающей действительности. Под виртуальным временем мы понимаем коллаж, в котором временной континуум превращается в единое синхронное измерение без начала, конца и без какой-либо последовательности. Временная координата формирует одновременно плоскость вечного и эфемерного потока, существенно видоизменяя его текстовое представление. Обсуждению подлежат только актуальные в данный момент для собеседников вопросы и темы, а то, что являлось предметом дискуссии вчерашнего дня, не представляет для них интереса.

Своевременный доступ к злободневной информации, незамедлительная реакция на происходящее и желание вынести на всеобщее обсуждение личные проблемы определяют характер взаимоотношений в новом коммуникативном пространстве. Процесс коллективного обсуждения темы при отсутствии знаний о собеседнике является одной из характеристик Интернет-коммуникации.

Новая среда “позволяет использовать все существовавшие ранее символические системы и обеспечивает доступ к любой информации, которую можно зафиксировать с их помощью… она стремится отменить всякое своеобразие. Интернет глобализирует: он претендует на все и пытается “склеиться” со всеми областями человеческой активности” (Степаненко http://www.spb.ru/phil/argumentation.htm).

Исследователи постмодернистского дискурса (Р. Барт, Ж. Бодрийяр, Ж.

Деррида, И. Ильин) отмечают, что в постмодернистской культуре “я” уже не выступает как смыслорегулирующая структура, так как значимой является лишь инсценировка собственной индивидуальности через различные самопрезентации. Некоторые ученые считают, что самопрезентация составляет единственную реальность личности в виртуальной среде (Белинская http://psynet.carfax.ru/text/bell.html). Мы полагаем, что в виртуальном пространстве “живут” только креативные субъекты, так как участник общения здесь не пассивен, а участвует в конструировании гиперреальности. Поэтому другой особенностью виртуального коммуникативного пространства может быть названа креативность. В результате коллективной деятельности по созданию текстов и символов здесь совершается совместное конструирование виртуальной реальности. Интернет знает не просто “зрителей” или “слушателей”, но активных “пользователей” циркулирующей информации. Так как Сеть, не имеющая центра и периферии, бесконечна по своим параметрам, любой ее участник своим включением “центрирует” Всемирную паутину (выделяет свой фрагмент текстов, формирует собственный стиль общения и т.д.), т.е. “в определенном смысле создает мир” (Михайлов http://prpro.spb.ru/sbomik/mihaylov mihaylov.doc). В этом смысле в Сети все становятся “писателями”, оставаясь при этом “читателями” (Эко 1998: 12). Психологи вообще предлагают понимать виртуальность как “непрерывное конструирование образа мира и образа человека” (Белинская http://klubok.net/ ). М. Хайм считает, что настоящее киберпространство призвано будить воображение, а не повторять (дублировать) мир (Хайм 1995: 47). Таким образом, виртуальная реальность – это не место механического отображения “реальной реальности”, а способ построения альтернативных, возможных миров.


Следующая значимая характеристика виртуального пространства – анонимность. Об участнике общения практически ничего не известно, кроме его стиля общения. По мнению В.А. Михайлова, “гипертекстуальность (распыленность текста по виртуальному пространству) соединяется с гиперавторством (распыленностью авторства по Сети)” (Михайлов http://prpro.spb.ru/sbomik/mihaylov -mihaylov.doc). Определяя роль виртуального автора в литературном творчестве, М. Эпштейн полагает, что “не он (автор) пишет, а им пишут” (Эпштейн 2001:36). По выражению Барта, "коль скоро Автор устранен, то совершенно напрасными становятся и всякие притязания на "расшифровку" текста" (Барт 1989:389). Таким образом, в Интернет-пространстве межличностное общение приобретает всеобщий характер, но осуществляется, в основном, в безличной форме. Анонимность коммуникации в Интернете чрезвычайно созвучна постмодернистскому кризису рациональности, утрате социальной реальностью своей устойчивости и даже определенности (многие явления утратили “подлинные имена”) (Ильин 2001: 97-100).

В отсутствие упорядочивающего центра виртуальное коммуникативное пространство неизбежно образует в некотором роде хаотичные, мозаичные (сетевые) структуры. Виртуальная среда устроена в высшей степени мозаично, а не иерархично. Поэтому правомерно выделение еще одной значимой особенности виртуального коммуникативного пространства – мозаичности. Конечно, уже восприятие TV-сообщения характеризуется определенной мозаичностью представляемой информации. Однако именно с распространением “компьюникации” (коммуникации посредством компьютера) данная черта общения становится господствующей и предопределяющей сам характер восприятия и ориентации в мире. И как бы в понимании этого “паутинотекст” (термин Е.Е. Прониной) предстает как коллаж, сотканный из множества разноликих частичек (Пронина 2001:77).

Коллаж предполагает перенос материала из одного контекста в другой с последующим распределением заимствованных элементов по новым местам.

Тем самым открываются неисчерпаемые возможности для обозначения, создания новых сообщений из уже существующих объектов. По мнению М.М. Назарова, “в постмодернистском дискурсе собранные в одном месте фрагменты предметов так и остаются не трансформированными в единое целое” (Назаров 2002: 24).

Таким образом, виртуальная реальность принципиально множественна и требует от пользователя постоянного переключения на различные банки данных. В условиях неопределенности и асимметричности подобной коммуникации бесконечный набор коммуникативных структур каждый раз может быть выстроен по новому принципу – в соответствии с новой смысловой задачей. Построение текстов в таком виде общения неизбежно начинает осуществляться в парадигме мозаичности. Вероятно, именно таким образом современный человек пытается совладать с чрезмерной смысловой избыточностью коммуникации и информации в современном мире.

Итак, нами выявлены следующие характерные особенности виртуального коммуникативного пространства: субъективность информации, интерактивность, гипертекстуальность, креативность, глобальность, анонимность, мозаичность.

&1.2.1. Особенности виртуальной коммуникации Виртуальная коммуникация понимается нами как коммуникативное взаимодействие субъектов, осуществляемое посредством компьютера, при котором создается особая модель реальности, характеризующаяся эффектом присутствия человека в ней и позволяющая действовать с воображаемыми и реальными объектами.

Виртуальная коммуникация как опосредованное общение осуществляется при помощи компьютера через электронную сеть Интернет.

Существует несколько подходов к описанию феномена “электронная сеть Интернет”. Всемирная паутина, или World Wide Web (WWW), рассматривается как информационная технология, как психосоциологический феномен, как сообщество, как фольклор, как универсальная база данных (Петрова (http://www.visualtech.ru/vculture/folklor/Folklor.html). Мы понимаем данное понятие как особую сферу коммуникации и попытаемся проанализировать виртуальное общение в терминах, свойственных вербальной коммуникации.

В качестве модели исследования коммуникационного процесса мы предлагаем представить коммуникацию в виде коммуникативных сетей.

Итак, виртуальная коммуникация – это многоканальная сеть, характеризующаяся тем, что информация передается в любом направлении:

от коммуникатора – к реципиенту, между реципиентами, а также обратно – к коммуникатору. Проиллюстрируем это схемой:

Схема 3. Модель коммуникативного акта виртуальной коммуникации Р Р Р Р Р К Р Р Р Коммуникатором в данной схеме выступает ведущий, который руководит дискуссией, направляет ход обсуждения в нужное русло, следит за корректностью высказываний участников;

реципиентами являются пользователи, обменивающиеся мнениями по выбранной теме.

Предложенная схема, на наш взгляд, учитывает неограниченное количество участников общения, диалоговый характер коммуникации (т.е.

принцип обратной связи) и множественность интерпретаций сообщения.

Отправитель своими речевыми действиями воздействует на получателя сообщения. Следует признать принципиально неверной точку зрения, при которой воздействие оказывается только отправителем на получателя (модель Лассуэлла, Шеннона–Уивера, модель “ИСКП” Д. Берло, Панфиловой). “Более значимым является обоюдное воздействие на коммуникативное событие, и коммуникатора, и получателя” (Почепцов 2001:334). Под коммуникативным событием понимается комплекс коммуникативных актов, объединенных общей задачей и ситуативными условиями (Кашкин 2000: 59). Проиллюстрируем это схемой:

Схема 4. Роль участников в формировании коммуникативного события Коммуникативно Коммуникативное Коммуникатор событие получатель событие (Почепцов 2001: 330) Коммуникативное событие получает наиболее полное отражение в коммуникативном акте только при участии в диалоге обоих коммуникантов, которые своими совместными речевыми действиями формируют концептуальную основу виртуального полилога. В связи с этим является значимым введение понятия коммуникативного квадрата (термин Г.Г.

Почепцова), которое отражает важную роль как отправителя, так и получателя сообщения (Почепцов 2001: 334). При составлении высказывания участник общения ориентируется на реального или потенциального собеседника и учитывает не только ситуацию и контекст общения, но коммуникативное поведение коммуниканта в целом. В ответ получатель порождает информацию, осознанную обоими участниками и представляющую собой рефлексию двух сознаний над волнующими вопросами бытия.

Схема 5. Взаимодействие участников при виртуальной коммуникации.

коммуникатор получатель коммуникативное событие информация информация коммуникатора получателя (Почепцов 2001:334) Это положение наиболее актуально для виртуальной коммуникации, поскольку виртуальный полилог как коммуникативная деятельность трех и более виртуальных личностей, вовлеченных в свободный обмен мнениями, функционирует как единое коммуникативное целое.

Представляется целесообразным разграничить следующие понятия:

участники виртуальной коммуникации, цели, сфера, способ и среда.

Участником общения может стать любой желающий из любой точки земного шара, имеющий навыки работы с компьютером. Коммуникант вступает во взаимодействие с большим количеством людей, которых он лично не знает, однако формирует представление о них на основе однократного впечатления от речевого поведения. Особые условия виртуального общения и присущие ему способы языкового выражения способствуют установлению дружеских и доверительных отношений “на равных”. Типы таких знакомств весьма разнообразны, и уровень межличностного взаимопонимания может быть различным: от узнавания речевого стиля и имиджа при повторном участии обоих коммуникантов в полемике до дискутирования с собеседником как с незнакомцем. Этот достаточно широкий круг общения требует особых предпосылок при завязывании контакта. Партнеры не обязаны разделять ценности внутреннего мира друг друга, они ведут себя в соответствии с усредненными нормами поведения. На данном уровне общения участники, прежде всего, обмениваются информацией о мире, окрашенной субъективным отношением к происходящему. Человек выступает здесь не как личность во всем богатстве своих уникальных характеристик, а как представитель определенного психологического типа. Благодаря отсутствию непосредственного восприятия собеседника происходит “приписывание познаваемой личности целых “наборов” определенных качеств на основе отнесения ее по увиденным в ней отдельным качествам к какому- то “классу” лиц” (Бодалев 1992:129).

В соответствии с количеством участников коммуникации и контекстом, в котором она осуществляется, электронное взаимодействие включает элементы массовой коммуникации (объединяет большое количество людей независимо от месторасположения, положения, социального статуса), группового (общение в Интернет-сообществах) и межличностного (в личностно-ориентированных жанрах, например, электронной почте) общения. Основное отличие современных «гипермедиа» от обычных масс медиа состоит в том, что первые ориентированы на индивидуальное и избирательное использование информации, а вторые – на массовые информационные потоки. И те, и другие выступают в качестве универсальных посредников общения больших масс людей. Однако первые изначально направлены на интраперсональное, интерперсональное специализированное общение, тогда как традиционные масс-медиа, в основном, осуществляют массовую коммуникацию. Более того, а Интернете представлены все виды коммуникации (массовая, специализированная, межличностная, интраперсональная), тогда как в СМИ межличностная коммуникация практически отсутствует. При этом в Интернете в том или ином виде присутствуют все традиционные в нашем понимании средства коммуникации: видеоконференция, броузер, мета-поиск, онлайн голосование, форум, чат и другие типы общения, которые не только воспроизводят все известные формы коммуникации, но и предлагают принципиально новые. Таким образом, с перерастанием средств массовой информации в средства массовой коммуникации заметно изменяется характер общения.


Взаимодействие при Интернет-коммуникации может быть длительным (участие в чатах и Интернет-форумах) и кратким (получение сообщения по электронной почте). Анализируя тип взаимодействия отправителя сообщения и получателя, мы считаем, что виртуальная коммуникация осуществляется в режиме “Я – МЫ” и может быть названа индивидуально–коллективной, так как пользователь, имея конкретного адресата, обращается ко всем участникам дискуссии, число которых не ограничено.

На основании адресованности сообщения (Брудный 1998:89) электронное общение аксиально (адресно) по форме, по своей обращенности, но одновременно является формой ретиальной коммуникации по содержанию, так как носит характер обращенности “ко всем, кого это касается”. Как правило, Интернет-сообщение обращено к непосредственным собеседникам и всем тем, кто находится в зоне передачи, независимо от того, участвует человек в обсуждении или пассивно следит за ходом. Реже сообщение имеет определенного адресата, но в обоих случаях собеседники сознательно отправляют свои высказывания с целью быть услышанными виртуальным сообществом, а значит, заинтересовать и вызвать на “словесный поединок” как можно больше желающих. При виртуальной коммуникации тексты межличностного общения, т.е. по своей природе адресованные определенному лицу, становятся публичными (т.е. адресованы широкой публике) в результате изменения характера их воспроизведения.

Г.П. Нещименко называет их дискурсами с секундарной публичностью (от англ. secondary – вторичный, второстепенный) (Нещименко 2000: 40).

Учитывая обобщенный характер адресованности Интернет-сообщений в электронных конференциях, мы предлагаем ввести понятие транспонированного адресата. Под транспонированным адресатом мы понимаем любого участника конференции (активного или пассивного), который непосредственно обозначен или не обозначен при обращении, но обобщенный образ которого присутствует при виртуальной коммуникации. Виртуальная адресованность строится по принципу: “всему электронному сообществу”. Несмотря на то, что в обращении может стоять конкретное имя (ник), участником диалога становится каждый, кто “зашел” на данный сайт. Итак, получателем Интернет-сообщения является конкретное лицо, определенная группа лиц, выделяемая отправителем на основании какого – либо критерия, или все участники общения (в том числе потенциальные), как активные, так и пассивные. В приветствии (обращении) пользователь обозначает группу лиц, к которым он непосредственно обращается. Это могут быть все виртуальные личности, “знакомые” собеседники по предыдущим конференциям, посетители дискуссий по определенной тематике (право, бизнес, банковское дело и др.), слишком агрессивно настроенные участники или даже “хулиганы”, не умеющие лаконично излагать свои мысли и оскорбляющие всех “присутствующих” нелитературными выражениями.

Активные коммуниканты непосредственно участвуют в обсуждении предложенных тем, неоднократно появляясь в конференциях, посвященных конкретным сферам деятельности и науки. Пассивные участники только следят за ходом дискуссии и не выражают собственного мнения, составляя аудиторию транспонированного адресата “всех, кто “зашел” на данный сайт”.

Электронное общение имеет специализированную аудиторию, отличительной чертой которой является объединение некоторого количества участников на время обмена мнениями едиными профессиональными, культурными, политическими, религиозными интересами. Можно говорить о специализированной аудитории юридического, банковского, педагогического, научного, профессионального, политического и личностного дискурсов. Эти группы отличаются сходными интересами, целями, системами ценностей, но неоднородны в своих симпатиях, стиле жизни, уровне образования и речевой культуры. В общем, это очень активная часть населения, открыто выражающая свои убеждения и настроения.

По типу адресата компьютерная коммуникация делится на актуальную (общение с реальными собеседниками) и виртуальную (взаимодействие с воображаемыми личностями). Граница между актуальностью и виртуальностью в новой среде общения очень зыбкая, так как первостепенную значимость приобретает не столько подлинность передаваемой информации, сколько своевременная, непредсказуемая и яркая в языковом выражении реакция на нее коммуниканта. Своим речевым поведением пользователь создает определенный образ, который несет в себе информацию о собеседнике. Поэтому важным становится то, что коммуникант сообщает о себе, независимо от того, реальный это факт или выдумка. В электронном измерении под виртуальной личностью понимается образ участника общения как носителя определенных качеств, личностных свойств и особенностей характера, представленных самим коммуникантом с целью создания позитивного, с его точки зрения, вербального имиджа.

Ряд исследователей отмечает, что целью коммуникации является воздействие (Арутюнова 1981,1999;

Карасик 1997;

Колшанский 1984;

Лингвистическая прагматика 1989;

Основы теории речевой деятельности 1974, Сорокин и др. 1979, 1983;

Степанов 1985;

Федорова 1983, 1991, 2000, 2002;

Язык и наука 1995 и др.). При характеристике общения как социального и коммуникативного взаимодействия в структуре речевых действий “могут быть выделены три элементарных составляющих: речевое воздействие, имеющее своим объектом собеседника, коммуникативное действие, имеющее в качестве объекта собственно сообщение, и, так сказать, речевое самовыражение – безобъектную составляющую”, способствующую осуществлению в речи своей линии поведения (Федорова 1991: 47).

Следовательно, при общении происходит преобразование сознания адресата, “образы исходного и искомого состояния которого неизбежно присутствуют в совокупной модели” (Красных 1998:167). Авторы монографии “Психолингвистические проблемы массовой коммуникации” (Психолингвистические проблемы массовой коммуникации 1974:36) определяют цель речевого воздействия как определенную организацию деятельности человека – объекта воздействия. Воздействуя на реципиента, субъект стремится изменить его поведение в нужном направлении, найти в системе его деятельности “слабые точки” и целенаправленно воздействовать на них. Виртуальная коммуникация имеет неосознанное речевое воздействие на участников конференции через убеждение. Мы считаем, что Интернет коммуникант воздействует на собеседника следующим образом: не сообщая новой информации, участник стремится изменить отношение собеседника к окружающей действительности, не затрагивая его абстрактное знание о ней.

Коммуникант не сообщает собеседнику ничего нового, но то, что тот знает, подается ему в ином свете.

При виртуальном общении участники дискуссий преследуют различные цели: поддержать эмоциональный контакт, прояснить вопросы, ранее казавшиеся запутанными, поделиться информацией, выразить свое ”я”, найти друга или единомышленника. Функция самовыражения является основной, независимо от того, профессиональное это общение или бытовое.

Самовыражение по своей сути ориентировано на взаимопонимание и контакт (Брудный 1998: 96). В результате виртуальное общение направлено на выработку многостороннего, полипарадигмального, всеобъемлющего подхода к рассмотрению любой проблемы. Преобладание единого взгляда на обсуждаемое явление или нахождение истины не является обязательным условием. В Интернет-коммуникации также можно выделить такую цель, как взаимное определение (идентификацию) участников, подтверждение собственного образа в глазах собеседника и определение соответствующего образа партнера. Общение начинается с идентификации, развивается в соответствии с той или иной поведенческой стратегией и включает информационно-эмоциональный обмен.

В зависимости от преследуемой цели воздействия на адресата (самовыражение, передача или получение информации, обмен опытом и т.д.), собеседники задают стиль общения. Для того, чтобы завладеть вниманием собеседника и не оставить его равнодушным, Интернет-коммуниканты стремятся сделать свое сообщение неповторимым, бросающимся в глаза и конфликтным. В случае самопрезентации выбирается небрежная речь с большим количеством жаргонизмов, иностранных слов и выражений, иноязычных аббревиатур, макаронизмов разного рода. При заинтересованности в получении знаний в речи используются четкие, синтаксически выверенные фразы, книжная лексика, термины.

Каждое высказывание при Интернет-общении выполняет определенную функцию в процессе коммуникации. Поэтому вопрос о конкретных приемах речевого воздействия тесным образом связан с общей проблемой функций языка. Если попытаться представить функции компьютерного общения, опираясь на учение о функциях языка, окажется, что традиционно выделяемые функции языка весьма точно характеризуют и функции виртуальной коммуникации (Лингвистический энциклопедический словарь 1990: 564–565).

Важнейшей функцией компьютерной коммуникации является коммуникативная. Характерны для нее и частные разновидности коммуникативной функции – фатическая (контактоустанавливающая) и волюнтативно-персуазивная (убеждающая). Действительно, коммуникация в сети Интернет служит как эффективным средством коммуникации в целом, так и средством установления первичного контакта лиц, в том числе территориально удаленных друг от друга.

Виртуальное общение является также средой персуазивного языкового воздействия: убеждения, аргументации и пропаганды для достижения индивидуальных целей. Наряду с этим оно выполняет когнитивную (приобретение знаний), тезаурусную (накопления и хранения знаний), культурообразующую (средство формирования новой глобальной информационной культуры и ее отдельных субкультур) и эстетическую (в «низком» смысле – средство развлечения и в «высоком» смысле – среда реализации художественно-творческого потенциала) функции. Многие исследователи выделяют метаязыковую функцию (функцию толкования). Мы подчеркиваем особую значимость этой функции языка для виртуального общения, так как при отсутствии непосредственного контакта у собеседников появляется необходимость проверить, пользуются ли они при общении одним и тем же кодом.

При этом “вряд ли можно найти речевые сообщения, выполняющие только одну из этих функций. Различия между сообщениями заключаются не в монопольном проявлении какой – либо одной функции, а в их различной иерархии. Словесная функция сообщения зависит, прежде всего, от преобладающей функции” (Якобсон 1975: 198).

Сфера общения при виртуальной коммуникации имеет ряд особенностей. Под этим термином понимается внешняя обстановка, включающая социально значимое место, время и вытекающие отсюда способы ролевого поведения коммуникантов. В.И. Карасик рассматривает общение с позиций принадлежности коммуникантов к той или иной социальной группе или применительно к той или иной типичной речеповеденческой ситуации (Карасик 2000:42) и выделяет два типа взаимодействия: институциональное и личностное общение. Под институциональным дискурсом понимается “речевое взаимодействие представителей социальных групп или институтов, друг с другом, с людьми, реализующими свои статусно-ролевые возможности в рамках сложившихся общественных институтов” (Карасик 1998:190–191). Виды институционального общения выделяются на основании тематики и фиксированных ролей участников коммуникации. Статусно ориентированное общение реализуется в Интернет-конференциях, направленных на рассмотрение наиболее значимых вопросов и проблем в различных областях знания: науке, философии, юриспруденции, экономике, медицине и т.д. На обсуждение выносятся актуальные для каждой сферы деятельности темы, которые могут вызвать широкий резонанс со стороны пользователей. Личностно-ориентированное общение включает переписку личного содержания, когда участник отправляет свое сообщение определенному лицу. Это, как правило, строго конфиденциальная информация, передаваемая от одного пользователя другому по электронной почте. Существуют также письма, рассылаемые по имеющимся адресам всем пользователям от имени той или иной фирмы. Они содержат сообщения рекламного характера или информацию об услугах, оказываемых данной компанией.

Итак, мы считаем, что виртуальное общение представляет собой комбинацию личностно-ориентированного общения (реализуемое в Интернет-конференциях, электронной почте) и фрагментов различных типов институционального дискурса: деловой дискурс (встречающийся при запросе информации по электронной почте), научный, политический, банковский, юридический дискурсы (выделяемые при общении в виртуальных конференциях).

Вслед за Г.Г. Лазарян мы выделяем следующие типы электронной коммуникации в зависимости от направленности на аудиторию: асинхронная и синхронная коммуникация. Синхронная коммуникация, которая может быть построенной по принципу one-to-one (один-одному), one-to-few (один группе) и one-to-many (один-многим), организована вокруг определенной темы или ролевой игры (чаты и программы обмена сообщениями).

Участники незамедлительно реагируют на происходящее и отсылают свои сообщения по ходу игры. Этот режим называется on-line.

Асинхронная коммуникация, характеризующаяся тем, что получателю необходимо какое-то время для получения доступа к нужной информации, может быть построена по принципу many-to-one (многие-одному), one-to-one (один-одному) (электронная почта) или one-to-many (Web-сайты, FTP-сайты).

Этот режим получил название off-line. Асинхронная коммуникация в режиме many-to-many (многие-многим) (электронные доски сообщений) требует от получателя подписаться на данный сервис или использовать специальное разрешение на получение сообщений по определенной теме (Лазарян http://lib.socio.msu.ru/l/library) Способ общения характеризует средство общения – язык во всем многообразии порождаемых текстов, режим диалога и тональность общения.

В виртуальной среде текстовую основу составляет разговорная речь в сочетании с некоторыми чертами письменного текста с широким включением терминов, книжных слов, профессионализмов, жаргонизмов, просторечных выражений. Письменная речь становится доминирующим способом общения и включает, помимо текста сообщения, различные метатекстовые знаки (курсив, шрифтовое, композиционное, рамочное выделение и т.д). Письменная коммуникация передает информацию в виде схем, диаграмм, картинок и фотографий разного вида. Сюда же относятся различные вторичные по отношению к естественному языку системы:

цифры, математические, физические и химические формулы, музыкальные ноты, географические и астрономические знаки. В условиях виртуальной коммуникации информация циркулирует не только в виде текстов, но и в виде различных образов. Развитие среды "мультимедиа", т.е. выход на зрительные и звуковые образы, хранимые в памяти машины и воспроизводимые по заданию пользователя, в значительной мере меняет традиционные представления о тексте. Правильнее было бы сказать, что понятие текста “расширяется до семиотического концепта, воспроизводящего зрительный образ в статическом и динамическом исполнении, включая звуковое сопровождение и собственно текст в виде титров” (Карасик 1997:142). Таким образом, виртуальное сообщение выражено вербально и иконически, т.е. представляет собой креолизованный текст. Под креолизованным текстом мы понимаем сочетание вербальных и невербальных (изобразительных) средств передачи информации. В силу опосредованности коммуникации иконические элементы обладают особой значимостью и образуют единое “визуальное, структурное, смысловое и функциональное целое” (Анисимова 1996:75), оказывающее комплексное прагматическое воздействие на адресата.

Сетевой текст строится по законам внутренней речи, которая использует совершенно особую языковую систему, основанную на сокращении, усечении и кодировке привычного нам языка. Это как бы внутренняя речь собирательной личности: не диалог с авторитетом, а полилог множества компетентных голосов, но при всем при том решающим для каждого остается собственное слово. Единое коммуникативное целое виртуальной коммуникации составляет полилог, включающий элементы монолога и диалога. Полилог создается усилиями целой группы коммуникантов и противопоставлен по четкости и способу изложения монологу, по спонтанности диалогу. Структурно полилог представляет собой совокупность законченных монологических высказываний, объединенных общей темой, последовательно разрабатываемой в речевом общении группой собеседников.

В.З. Демьянков пишет о том, что атмосферу диалога определяет вся полнота человеческих эмоций и настроений: неприязнь, вражда, агрессивность, непонимание, поддержка и восхищение мыслями собеседника (Демьянков 1991:112). На протяжении всей дискуссии тональность полилога, как правило, неоднородна и определяется направленностью коммуникации (профессиональное или непрофессиональное общение), обсуждаемой темой, речевым поведением наиболее активных участников.

Каждый коммуникант строит свое сообщение “в знак согласия” или “в знак протеста” высказываниям собеседника, поэтому толерантное отношение к другим пользователям приветствуется виртуальным сообществом. Напротив, конфликтное поведение характеризуется деструктивизмом и может превратиться в скандал. Шутливая тональность помогает сглаживать конфликты и является средством самовыражения. Нейтральная тональность преобладает при обсуждении узкопрофессиональных тем, требующих детальной разработки ключевых вопросов и направленных на обмен знаниями и опытом. Уровень серьезности задается началом обсуждения и может понижаться или повышаться по мере накала страстей. Смена настроений в виртуальной коммуникации непредсказуема и не всегда соответствует предложенной теме, общей направленности дискуссии и принятым в обществе представлениям и рамкам приличия.

Среда общения при виртуальной коммуникации характеризуется рядом отличительных черт. Собеседники лишены непосредственного контакта между собой, что приводит к “завуалированности” личности, сокрытию истинной информации о коммуниканте, а с другой стороны, возможности рассматривать коммуникацию как “игру”, имеющую свои правила и принципы. “Поведение” собеседников складывается из речевых поступков, количество которых может быть неограниченным, в зависимости от желания коммуниканта. В силу того, что виртуальные собеседники общаются друг с другом посредством компьютера анонимно, игнорируя половые, социальные, профессиональные неравенства и различного рода запреты и условности, текст сообщения является имиджем участника дискуссии. Слово – всегда поступок (идея, идущая от ‘философии причастности’ М.М. Бахтина), поэтому можно говорить о сопряженности коммуникации и действия, о речедействии (термин Ю.В. Рождественского). Другими словами, перед нами – человек-текст, раскрывающий богатство своего внутреннего мира через высказывание.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.