авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 15 |
-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Костромской государственный университет им. Н. А. Некрасова

Российско-германский центр культурно-образовательных связей и программ

Научно-исследовательская лаборатория межкультурных исследований

ДИАЛОГ КУЛЬТУР – КУЛЬТУРА ДИАЛОГА

Материалы международной научно-практической конференции

Кострома, 3–7 сентября 2007 года

Кострома

2007

ББК 71.081.4я431+71.07я431 Д44 Печатается по решению редакционно-издательского совета КГУ им. Н. А. Некрасова Рецензенты А. М. Мелерович, д-р филол. наук

, профессор КГУ им. Н. А. Некрасова;

Г. А. Максимова, зав. каф. теории языкознания и немецкого языка, канд. пед. наук, доцент КГПУ им. К. Э. Циолковского Редколлегия Л. Н. Ваулина (отв. редактор), И. П. Тихомирова, Т. М. Денисова Диалог культур – культура диалога : материалы международной Д44 науч.-практич. конф. – Кострома, 3–7 сентября 2007 г. / отв. ред.

Л. Н. Ваулина. – Кострома : КГУ им. Н. А. Некрасова, 2007. – 439 с.

ISBN 978-5-7591-0824- В сборнике представлены материалы 6-ой международной научно практической конференции Российско-Германского Центра культурно образовательных связей и программ и международной научно исследовательской лаборатории межкультурных исследований, посвященной многоаспектному анализу проблем и перспектив межкультурного взаимодействия носителей разных культур. В обсуждении комплекса актуальных проблем, связанных с коммуникативным и социокультурным развитием личности в условиях взаимодействия культур, приняли участие представители 37 регионов России, а также Белоруссии, Великобритании, Германии, Польши, Украины, Чехии.

Материалы конференции могут быть использованы в практической работе преподавателями, аспирантами, учителями, студентами, менеджерами сферы международной деятельности. Статьи представляют интерес и для самого широкого круга лиц, занимающихся вопросами межкультурного взаимодействия.

ББК 71.081.4я431+71.07я ISBN 978-5-7591-0824-5 © КГУ им. Н. А. Некрасова, Содержание Александрова Т. Н. Язык и культура в номинативном аспекте (на материале немецкого языка)………………………………………………………........... Анкудинова Д. А. Характеристика лексической системы современного немецкого языка Афанасьева О. Ю. Межкультурный диалог в преподавании иностранных языков Ахмыловская Л. А. Кросскультурный театральный проект: контекст формирования переводческой партитуры пьесы............................................ Бартель В. В. Создание обучающих текстов-моделей в рамках интегрированного курса «язык+литературы+культура»............................... Барышева Т. Г. Поэтологический анализ художественного текста с точки зрения художественной модальности (на примере новеллы Артура Шницлера «Невеста»)....................................................

.................................... Баскакова Н. Н. Культурно-национальная обусловленность индивидуально авторских трансформаций паремий (на материале произведений А. И. Левитова и Н. Н. Златовратского).......................................................... Беличенко С. А. Становление джаза и world music, как следствие позитивных межкультурных коммуникаций........................................................................ Белопухова О. В. Об образе Тогенбурга в романах И.С. Тургенева 1850-60 гг....... Берзина Г. П. Уступка в конфликтном диалоге.......................................................... Бешукова Ф. Б. Постмодернистский медиадискурс бахтинской теории «диалога культур».............................................................................................................. Бурашникова О. Е. Роль прагматического аспекта оценки в жизни человека......... Бурунова Е.А. Духовно-нравственное самосовершенствование как основание межконфессионального диалога....................................................................... Быкова О.И. Хрононимы как способ репрезентации культурных концептов......... Васильева Г. М. «Фауст» И. В. Гете: возрасты жизни и практика духовного водительства....................................................................................................... Ваулина Л. Н. От межкультурной компетенции к межкультурной компетентности: пути формирования.............................................................. Веселова Д. В., Мягкова Л. Г. Библейское слово сквозь призму лингвокультурологии........................................................................................ Виноградова П. П. Хлеб: общее и частное понятие витальности в языках разных культур................................................................................................... Витель Е. Б. Системно-генетический подход к изучению целостности художественной культуры................................................................................ Волков О. И. Психологическое консультирование специалистов физического воспитания и спорта.......................................................................................... Галай О. М. Лингводидактическая роль приема языковой догадки в изучении и выявлении межкультурных различий........................................................... Горощук А. В. Этимологическая характеристика в истории английской национальной лексикографии........................................................................... Григорьева В. С. Дискурсивные характеристики междометий в культурологическом аспекте............................................................................ Грищенко М. А. К проблеме французско-русского диалога (Андре Моруа о Льве Толстом)..................................................................................................... Груздева Н. В. Именные полусуффиксальные дериваты как образования немецкого просторечия..................................................................................... Гудаченко Н. В. Этнокультурный компонент концептуальной структуры фразеологических единиц в жанре басни (на материале басен А. П. Сумарокова, И. А. Крылова, С. В. Михалкова)..................................... Денисова Т. М. И.С. Тургенев и западная литература................................................ Дмитрук Л. А. От века XVIII к веку XXI: ключевые понятия народного этикета (на материале произведения А. О. Аблесимова «Мельник – колдун, обманщик и сват»)............................................................................................. Доберштейн В. Ю. Математические основания поэтического текста..................... Дуплий В. И. Индийская классическая музыка – перспективная сфера межкультурной коммуникации Европы и Востока........................................ Евдокимычева Е. П. Концептосфера «Социализация в подростковом возрасте»

на материале немецких романов для подростков........................................... Ермакова Е. Н. Фразеологизмы русского языка как хранители культуры народа.................................................................................................................. Заботкина О. А. Англичане без грима......................................................................... Иванова Д. М. Изучение лингвострановедческого материала на уроках иностранного языка в аспекте «язык-культура»............................................. Казначеева Т. А. Взаимодействие культур – истоки формирования гения.............. Карпов А. С. Совместные лингводидактические проекты германистов – цель и средство эффективной профессионально-ориентированной межкультурной коммуникации........................................................................ Кашин Е. И. Н. Шувалов и П. Гоген: поиски синтеза формы и цвета................ Кашина Н. К. Симптомы умирающей культуры (А. Тулуз-Лотрек, А. Чехов и В. Розанов)................................................................................................ Кашницкий В. И. Роль социальных представлений в достижении взаимопонимания в условиях религиозного многообразия........................... Кашницкий Н. В. Религиозный экстремизм – угроза национальной безопасности....................................................................................................... Келер-Оффирски А. Дети в миграции: приспособление или травматизм................ Кидярова Е. Е. Вопрос об организующих принципах вторичной языковой личности И. Бродского как англоязычного поэта........................................... Кирпотин С. Н. О природе человеческого сознания.................................................. Коннова М. Н. Образ времени-пути в христианской модели времени (на примере метафор русского и английского языков)........................................ Копайков А. П. Международная деятельность администрации Костромской области в сфере экономики в 2006 году.......................................................... Коптелова Н. Г. Д. С. Мережковский о «диалоге культур» в творчестве А. С. Пушкина (на материале литературно-критических статей из книги «вечные спутники»)................................................................................ Кораблева Е. А. Процессуальные фразеологические единицы, выражающие чувство страха.................................................................................................... Корноухов М. Д. Изучение нотного текста произведения в контексте задач педагогики музыкального образования........................................................... Королева Е. А. Феномен воображения в описательной поэтике романтического экфрасиса (на примере «Оды греческой вазе» Джона Китса)....................... Королева Н. Е. Экономическая адаптация и факторы, предопределяющие успешность вхождения бизнес-мигрантов в новое культурное пространство....................................................................................................... Коугия Л. А. Художественно-лингвистический аспект «потока сознания»............. Кузнецова Е. С. Иноязычная культура как фактор развития профессионала.......... Куксина А. Е. Стилизация историко-культурных событий XVIII века в языке прозы Ю. М. Нагибина (на примере новеллы «Остров любви» из цикла «Вечные спутники»)............................................................................... Куликова Л. А. Языковое разнообразие во времени и в пространстве..................... Кумбрук Х. Межкультурное сотрудничество.............................................................. Кустова Л. С. О национально-культурном компоненте в семантической структуре соматической фразеологии (на материале пьес А. Н. Островского Гроза» и «Бедность не порок»)........................................ Куфтяк Е. В. Преодоление кризисных ситуаций в образовательной среде............ Ляляк Д. Портрет „чужого” в общественном сознании............................................. Липилина Н. В. О вариативности языковой нормы и ее проявлениях в социокультурном измерении............................................................................ Лутцева М. В. Подъязык юриспруденции как средство отражения культурной картины мира (на материале английского языка)...................... Люрья Н. А. Демократические свободы и религиозные ценности............................ Малашенков Р. В., Састамойнен Т. В. Толерантность как один из факторов профилактики агрессивности в поведении...................................................... Малышева И. Ю. Раритетные лексические факты русского народного языка в эпистолярной прозе Н.А.Некрасова................................................................. Мальцева Е. В. Организация комплексной помощи детям с трудностями в обучении в условиях общеобразовательной школы....................................... Мелерович А. М., Мокиенко В. М. Интертекстема как лингвокультурный феномен.. Моклакова А. Ю. Национально-языковая специфика межъязыковых фразеологических коррелятов русского и английского языков (на материале фразеологических единиц с компонентом числительным)......... Мягкова Л. Г., Румянцева М. К. Конфликт языков и культур:

интернациональное слово в лингвокультурном пространстве...................... Нарбут Е. В. Текст-донор как посредник в диалоге литератур................................ Насырова М. Б. Диалог культур как средство реализации культурологического подхода к образованию................................................ Невский А. В. Суггестивность выразительных средств в фильме Павла Лунгина «Остров».............................................................................................. Новосельцева О. Н. Литература эмиграции и межкультурный диалог в Германии: пример Владимира Каминера........................................................ Очкасова М. Р. К проблеме автоперевода как способа репрезентации концептов языка-источника.............................................................................. Павильч А. А. Методологическая роль культурологической компаративистики в межкультурной коммуникации..................................................................... Павлова А. В. Об одном психолингвистическом аспекте перевода при многозначности (на материале ошибок при переводе с русского на немецкий)... Палаш С. В. Институциональные факторы национальных конкурентных преимуществ..

..................................................................................................... Пудова Е. А. Номинации жителей западных и восточной земель Германии........... Рейзнер А. Межкультурное образование и задачи профилактики............................ Романова А. Н. Пушкинский «Современник» – пространство диалога................... Рябова Г. Н. Культурный диалог в условиях первой мировой войны: к постановке проблемы........................................................................................ Савинская О. А. Диалогическое начало в лирике Б. Ю. Поплавского...................... Самойлова И. Г. Духовные состояния личности как ресурс совладания с жизненной трудностью...................................................................................... Самылина Е. В. Выражение физического состояния посредством русских и английских процессуальных фразеологизмов как трансляторов культуры. Састамойнен Т. В., Солодянкин А. С. Роль эмоционального интеллекта в деятельности менеджера................................................................................... Сафина М. С. Язык и культура..................................................................................... Сираева М. Н. К вопросу о становлении концепции поликультурного образования........................................................................................................ Скрябина О. Б. Подготовка студентов специальности «социальная работа» к межкультурной коммуникации........................................................................ Старостина Т. Б., Телигисова С. С. Методологические основы исследования формирования языковой компетентности студентов..................................... Тихомирова И. П. Особенности синтаксической организации диалогической речи в современном немецком языке............................................................... Трофимова О. Г. Реализация концепции «диалога культур» в поликультурной среде технического вуза.................................................................................... Тютрина В. С. Лексика и фразеология в творчестве Семена Липкина как средство репрезентации языковой картины мира........................................... Ушакова Н. И. Интенсионал и импликационал системы языковых артефактов как средство формирования умений межкультурной коммуникации иностранных студентов-филологов................................................................. Фокина М. А. Национально-культурное своеобразие фразеологических символов в романе В. Максимова «Кочевание до смерти»........................... Фомина З. Е. Межкультурный аспект в преподавании иностранных языков......... Фомова Д. С. Образ Швеции в СМИ Мурманской области: проблема формирования общественного мнения............................................................ Хабарова М. С. Пространственно-временная характеристика фразеологии в историческом романе В. М. Шукшина «Я пришел дать вам волю»............ Хандурова Е. Н. Духовные практики и теория кластерной интеграции................... Хаткова И. Н. Диалог культур в произведениях адыгского писателя просветителя ХIХ века Султана Хан-Гирея.................................................... Хохлова Н. В. Seppos, poms, and kiwis: этнокультурный стереотипы англоязычных стран в Австралии.................................................................... Цветков Ю. Л. Диалог культур в австрийском символизме..................................... Цветкова Е. В. К вопросу о мотивированности топонимов (на материале костромской топонимии)...................................................................... Чанкова Е. В. Тезисы о духовности в образовании.................................................... Чернова С. В. Корпоративная культура и ценности гламура (на материале произведения С. Минаева «Духless: повесть о ненастоящем человеке. – М., 2006).......................................................................................... Чечетка В. И. Концепт «человек» в средневековой картине мира.......................... Чудинова Е. В., Насонова О. Особенности восприятия современного немецкого кинематографа российской молодежью....................................... Шендрик И. Г. О вере и доверии в образовательном диалоге................................... Шибаева Н. П. Реализация принципов Болонского процесса в области иностранных языков на экономических специальностях.............................. Штолль Ф. Межкультурная коммуникация в европейской этнологии................... Штрассер Г. Аспекты дискуссии о мультикультурализме в Германии.................. Робсон Мэвис. Мои связи с Россией. Russian connections (на английском языке).. Смит Джон. Кострома – Россия – Англия. Kostroma – Russia – England:

historical connections (на английском языке)................................................... Программа международной недели Сведениях об авторах Александрова Т. Н.

г. Вологда, ВГПУ ЯЗЫК И КУЛЬТУРА В НОМИНАТИВНОМ АСПЕКТЕ (на материале немецкого языка) Лингвистика сосредоточила фокус внимания на человеческом факторе в языке, так как в языке находит отражение культура народа, его духовные ценности. Слово «культура» употребляется во многих значениях. Если под этим понимать «цивилизация», то данное обозначение базируется на классическом представлении о ценностях литературы, искусства, быта народа. Это слово содержит также антропологический смысл: каждое общество может иметь свою собственную культуру, различные группы общества – свою субкультуру. Поэтому язык и культура являются манифестацией специфического национального менталитета.

В лингвокультурологии язык и культура рассматриваются во взаимодействии: язык как система воплощения культурных ценностей, а культура как наивысший уровень языка. В этом смысле допустимо говорить о возможности влияния культуры на язык, здесь же заложен критерий прочности закрепления того или иного языкового явления как феномена культуры. Каждый язык – это прежде всего инструмент для передачи мыслей и представлений, которые, по мнению Ф. Штарка, не являются специфическими для определенной культуры [3;

33]. Там, где речь идет о понятиях, ориентированных на конкретный мир, возможен их эквивалентный перевод на другой язык. Некоторые предметы могут иметь и большую весомость в отдельных культурах, однако при вхождении в другую языковую среду это принципиально не значимо. Иная ситуация складывается со словами для абстрактных понятий, так как отдельные слова несут культурную нагрузку. Например, содержание понятий „rational“, „gerecht“, „gemtlich“ зависит от культуры, эти слова по-разному могут восприниматься носителями разных культур. В абстрактных словах, а также в образных выражениях аккумулирован специфический опыт, видение и представление людей определенного культурного пространства.

Всегда велось, что исследование связи языка и культуры начиналось с лексики, а лексические заимствования – это самый удобный для изучения объект. Лексика имеет наибольшую культурную направленность. Есть ряд слов, которые на своем пути оставили след во многих языках. Это так называемые «культурные слова»: Tee, Kakao, Schokolade, Tabak (kulturelle Wanderwrter). К категории культурных слов примыкают интернационализмы, в большинстве случаев это новообразования из сферы науки и техники. Как правило, их основу составляют греческие и © Александрова Т. Н., латинские корни. К выходцам из немецкого языкового пространства относятся, например, „Determinismus“, „Statistik“, „Vitamin“ [3;

207-208].

Интернациональный характер особенно характерен для лексики из области общественно-политических отношений, где мы постоянно сталкиваемся с фактами массового появления новообразований там, где обнаруживается общественно-политическая проблема. Исходные понятия, далеко не всегда обозначаемые новым словом, оказавшись в центре общественного интереса, уточняются, расширяются, комментируются и т.п., вследствие чего на базе чрезвычайно развитой системы немецкого словообразования складываются новые слова и новообразования (Neuprgungen), составленные из известных слов и аффиксов в новых комбинациях.

Тематический диапазон лексики очень широк: слова из области политики, экономики, торговли, культуры и др. Так, рекуррентны слова романского происхождения с продуктивным в немецком языке суффиксом -ier. Этот суффикс заимствован вместе с французскими глаголами на -ier, появившимися в немецком языке в ХII веке. Со временем образовательная морфема прочно обосновалась не только в структуре заимствованных глаголов. Появились гибридные соединения суффикса -ier с немецкими основами, например, gastieren, halbieren и др. Привычными становятся отражающие реальное время номинации романского происхождения:

appellieren, prsentieren, privatisieren, liberalisieren, globalisieren, digitalisieren и др. Именные образования в результате присоединения дополнительного суффикса -ung к заимствованной основе (die Liberalisierung, die Harmonisierung, die Europisierung) легко интегрируют в немецкий лексикон. Как отмечает Е. В. Розен, «политический лексикон тяготеет к словам с греко-латино-французскими основами и элементами – они легче всего переводимы и более всего приспособлены для интернационального общения» [2;

108].

Интернациональная по форме лексика имеет адекватные соответствия в русском языке. Вместе с тем нельзя не отметить, что определенный тематический пласт ориентирован на немецкие реалии. Так, новая гендерная лексика отражает стремление установить демократические отношения между полами. Борьба женщин за эмансипацию привела к появлению новых слов der Feminismus, der Sexismus (нет адекватного русского слова), die Emanze (феминистка), die Powerfrau (англ. power «сила, энергия»), das Powermdchen и др.

Наименования лиц, занятых в деловой жизни, пополнились женскими вариантами. Активное продвижение женщин на карьерные посты вызвало необходимость женских номинаций лиц – существительных с суффиксом – in: Bundeskanzlerin, Ministerin, Prsidentin, Chefin, Senatorin, Stadtrtin, Staatsanwltin, Akademikerin, Politikerin. Эти новые единицы регулярно используются в прессе, приобретают в языке права гражданства, «заполняют собой некоторые существующие в словообразовательной и семантической системе пустые места – лакуны» [1;

101].

Динамизм общественного бытия постоянно создает и поддерживает существующие средства выражения понятийного содержания, что находит отражение в словарях. Так, лексикон «Wrter, die Geschichte machten.

Schlsselbegriffe des 20. Jahrhunderts» отражает ключевые понятия двадцатого столетия, зафиксированные авторским коллективом Общества немецкого языка (Gesellschaft fr deutsche Sprache) [4]. Ключевые понятия ХХ века разъясняются в словарных статьях. Здесь собраны историзмы современности, которые сыграли важную роль в прошлом столетии в обозначении актуальных явлений в политике и экономике, науке и технике, искусстве и культуре, медицине и спорте, в естественном окружающем нас мире и средствах массовой информации, т.е. номинативные единицы отражают все существенные сферы жизни человека и общества. Словарь свидетельствует, что в производстве единиц номинации базовая роль принадлежит словообразованию, его реальные потенции различны в соотношении с различными частями речи: номинативная функция реализуется через частеречную принадлежность слов. Среди частей речи наибольшим номинационным «весом» обладает существительное (свыше 80%), и лишь единичные наименования ключевых понятий ХХ века – глаголы, прилагательные, наречия, междометия.

По своей словообразовательной форме субстантивные номинации культурно окрашенной лексики представлены корневыми (Beat, Соmic, Star), производными (Avantgarde, Expressionismus, Dadaismus) и сложными словами (Beutekunst, Jugendstil, Mickymaus, Rechtschreibereform).

Значительную часть существительных составляют заимствования из английского и латинского языков: Talkshow, Event, Design, Rock ‘n’ Roll.

Некоторые дериваты, расширив значение, стали предпочтительнее в употреблении. Например, существительное Werbung заменило слово Reklame c 20-х годов прошлого века. Когда в 50-е годы в ФРГ прокатилась волна ностальгии по 20-м годам, последние получили характеристику как золотые: Goldene Zwanziger, что восходит к английским понятиям Golden Twenties, Happy Twenties, Roaring Twenties.

В языковой картине двадцатого столетия нашло отражение определенное понятийное содержание в виде предложений. Например: Ich bin ein Berliner. Это высказывание принадлежит американскому президенту Джону Кеннеди, который, находясь в Западном Берлине в году после возведения берлинской стены, выразил чувство солидарности и гордости как свободного человека, что с воодушевлением было воспринято немцами как гарантия свободы в этом городе. Слова президента стали крылатой фразой.

Появление и регистрация новых слов и выражений, новых значений ранее известных слов сконцентрировано вокруг тех фактов и событий, которые по тем или иным причинам стали центрами внимания в обществе.

Ключевые понятия в форме слов и предложений обладают способностью раскрывать особо значимые концепты культуры народа.

Библиографический список 1. Розен Е. В. На пороге ХХI века. Новые слова и словосочетания в немецком языке. – М.: Изд-во «Менеджер», 2000.

2. Розен Е. В. Новые слова и устойчивые словосочетания в немецком языке: Кн.

для учителя. – М.: Просвещение, 1991.

3. Stark F. Zauberwelt der deutschen Sprache. – M.: Verlag der Moskauer Universitt, 1995.

4. Wrter, die Geschichte machten. Schlsselbegriffe des 20. Jahrhunderts. Hrsg. von der Gesellschaft fr deutsche Sprache. – Gtersloh/Mnchen: Bertelsmann Lexikon Verlag GmbH, 2001.

Анкудинова Д. А.

г. Кострома, КГУ им. Н. А. Некрасова ХАРАКТЕРИСТИКА ЛЕКСИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ СОВРЕМЕННОГО НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА Лексический состав – это также определенная система, правда, в отличие от других языковых систем, мало проницаемых и более замкнутых (например, системы фонематической или грамматической), несравненно более обширная, сложная, гибкая и подвижная...

Ю. С. Сорокин В словарном составе языка отражается, с одной стороны, богатство и разнообразие предметов и явлений реальной действительности, а с другой стороны, семантические процессы обусловлены также языковыми законами, подчиняются определенной языковой классификации.

Вероятнее всего, не существует универсальной классификации лексического состава, хотя членение слов по частям речи вполне могло бы удовлетворить данному требованию. Эта классификация имеет существенное значение для лексической системы языка, на что указывается многими лингвистами (например, В. В. Виноградовым, К. А. Левковской, Н. Ю. Шведовой, Ю. Н. Карауловым, О. И. Москальской и др.). Однако заслуживают внимания также другие виды классификации лексики, например, наличие лексических категорий, противопоставления слов типа территориальные / литературные, исконные / заимствованные, активные / пассивные (архаизмы, неологизмы), общеупотребительные / специальные, © Анкудинова Д. А., нейтральные / стилистически окрашенные и т.д. Такие оппозиции, по нашему мнению, не случайны, а, напротив, носят закономерный характер.

Однако большое многообразие лексического материала и разнообразие его классификаций нередко служат поводом для сомнений в его упорядоченности, тем более что целый ряд классификаций касается лишь отдельных участков словарного фонда и не распространяется на другие его сферы.

Действительно, непрерывное варьирование словарного фонда, его неоднородность, интенсивное пополнение его новыми лексическими единицами, частичная архаизация слов, трансформации в их внешней и внутренней структурах, переход слов из одного лексического пласта в другой, – все это создает, на первый взгляд, впечатление хаотичности словарного состава. Этому способствует и то, что слова постоянно изменяются (в разной степени, в разных направлениях), приспосабливаясь к новым потребностям коммуникации. О многомерности, многоступенчатости лексической системы упоминает П. Н. Денисов. В связи с этим представляется целесообразным признать множественность критериев системности в лексике, что и объясняет ее чрезвычайное разнообразие.

Безусловно, системность и структурность словарного состава – важные черты его качественной характеристики, но не единственные.

Одной из самых существенных черт лексического фонда является его открытость, которой обусловлены и действующие в нем закономерности.

Поскольку словарный состав выступает как система, то он заключает в себе много стабильных, старых элементов, ассимилирует новые элементы, содержит признаки тенденций его развития в будущем. В настоящее время лексико-семантический строй любого языка включает в себя «новое жизненное содержание» [2;

89]. В данном случае имеются в виду новые элементы, ассимилируемые словарным составом.

Фактически, для того чтобы новая единица языка приобрела в нем равноценный по отношению к основному лексическому фонду статус, она должна быть «принята» носителями языка, т.е. должна регулярно ими употребляться в определенных ситуациях. А этому способствует то обстоятельство, что новая лексика «подстраивается» к существующей лексической системе:

1) приобретает немецкие частеречевые признаки;

2) включается в тематические круги и терминологические иерархии;

3) присоединяется к тематическим, словообразовательным, семантическим (например, синонимическим) рядам;

4) заполняет собой некоторые существующие в словообразовательной и семантической системе пустые лакуны.

Иначе говоря, для обозначения одного и того же понятия, предмета или явления в языке существует ряд синонимов, которые по-разному расцениваются в словарном составе языка и не все являются составляющими основного словарного фонда. Так, в современном немецком языке можно найти различные пласты лексики. В настоящее время отмечается интенсивный характер пополнения вокабуляра за счет включения в него новых иноязычных слов.

Если представить весь словарный состав в форме шара, то основной лексический фонд образует ядро. По степени интеграции в языке рецепторе различаются заимствования дальней и ближней периферии.

Экзотизмы – иноязычные вкрапления – лежат в ближней периферии. Далее располагается обширная группа, к которой относятся кальки (семантические, лексические, синтаксические). В ядре словарного состава находятся интернационализмы, а значит, они максимально интегрируются в языке-рецепторе, являясь, таким образом, в большей мере «вписанными»

в фонемную систему и морфологию немецкого языка.

Таким образом, лексический фонд современного немецкого языка представляет собой сложную систему. Развитие словарного состава является закономерным, благодаря чему достигается стабильность основного лексического фонда и диалектика его обновления и обогащения. Следует также обратить внимание на то, что не все элементы лексического состава одинаково подвижны и чувствительны к изменениям в языковой среде.

Неслучайно в лексике различают основной словарный фонд, отличающийся большой стабильностью, который обусловливает наряду с другим главным компонентом языка (грамматическим строем) общенародный характер языка, а также единство «внутреннего ядра лексики» [2;

88] и всего прочего словарного состава. Основной лексический фонд представляет собой также устойчивую базу для структурно-семантического развития всего словарного состава в целом. Наличие константных и изменчивых элементов лексики обеспечивается не только единством языка в процессе его исторического развития, но и его коммуникативной функцией.

Итак, мы дали характеристику лексической системы современного немецкого языка. С одной стороны, основной словарный состав обладает относительной устойчивостью, сохраняя и закрепляя в себе укоренившиеся лексические единицы. С другой стороны, структура немецкого языка позволяет не только «впитывать» новые лексические элементы, но и открывает широкие возможности для конструирования и переконструирования слов из существующих основ и аффиксов.

Библиографический список 1. Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. – М.: Советская энциклопедия, 1966.

2. Ивлева Г. Г. Тенденции развития слова и словарного состава: на материале немецкого языка. / Отв. ред. С. А. Миронов. – М.: Наука, 1986.

3. Розен Е. В. На пороге XXI века. Новые слова и словосочетания в немецком языке. – М.: Менеджер, 2000.

Афанасьева О. Ю.

г. Челябинск, ЧГПУ МЕЖКУЛЬТУРНЫЙ ДИАЛОГ В ПРЕПОДАВАНИИ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ Современная социокультурная ситуация, обусловленная глобальными интеграционными процессами, массовыми миграциями, активизацией международных связей, расширением информационного пространства, указывает на необходимость межкультурного диалога и уважения разнообразия, которые являются основополагающими элементами современных цивилизованных отношений. В начале третьего тысячелетия страны-члены ЮНЕСКО единодушно приняли Всеобщую декларацию о культурном разнообразии, которая утверждает межкультурный диалог в качестве наилучшей гарантии мира.

Педагогические представления о диалоге, его сущности, назначении и роли в образовательном процессе позволили заметить следующее: а) в истории отечественной и зарубежной педагогики обращение к диалогу связано с потребностью человека понять себя, развивать свой ум, проявлять самостоятельность (Дж. Дьюи, И. Г. Песталоцци, Л. Н. Толстой, К. Д. Ушинский и др.);

б) диалог – ситуация поиска смысла ценностей и закрепления их в переживаниях и действиях (Е. В. Бондаревская, З. И. Васильева, И. А. Колесникова, А. П. Тряпицына и др.);

в) диалог обеспечивает антропоцентризм, понимание, сопереживание, раскрывает в человеке индивидуальность (В. Дильтей, Е. И. Казакова, А. Г. Ривин и др.);

г) воспитание культурой и в культуре обеспечивает естественное вхождение человека в социальную жизнь, в диалог, с одной стороны, а с другой – именно в диалоге происходит овладение культурой (Т. Г. Браже, И. С. Грачева, А. В. Мудрик и др.).

Особенно широкое распространение межкультурный диалог получил в практике преподавания иностранных языков. Значительный вклад в исследование интеграции компонентов культуры в процесс обучения иностранным языкам внесли Н.Д. Гальскова, Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, Е.И. Пассов, В.В. Сафонова, В.П. Сысоев, С.Г. Тер Минасова, И.И. Халеева и др.

Активное изучение проблем межкультурного диалога началось в отечественных социальных науках в 90-х годах прошлого столетия.

Однако до сих пор анализ его педагогической составляющей отстает от исследования его философских и социологических аспектов и требует осмысления с точки зрения личностного и профессионального становления будущих специалистов.

© Афанасьева О. Ю., Одной из основных целей обучения иностранным языкам в вузе является формирование социокультурной компетенции, которая представляет собой способность обучающегося строить речевое и неречевое поведение с учетом норм социумов, говорящих на изучаемых языках, знание национального менталитета, картины мира, умение выявлять и сравнивать культурные различия в области поведения, норм и ценностей, выделять культурные стереотипы, осознавать общее и специфическое в культурно-языковых картинах мира, понимать взгляды и мнения представителей другой культуры, преодолевать конфликты в процессе коммуникации [2].

Поиск механизмов, ответственных за диалоговый характер общения субъектов в образовательном процессе, привел нас к уточнению принципов, отличающих диалог от иных форм общения. Среди них принципы как объективного (наличие общего пространства взаимодействия;

единство языка;

существование общей для субъектов проблемы взаимодействия), так и субъективного характера (существование различных позиций и смыслов;

равенство партнеров;

эмоциональная включенность преподавателя и студента;

взаимопроникновение и взаимопонимание;

рождение нового знания (смысла) относительно предмета обсуждения;

сотворчество;

единство цели (А.А. Бодалев, Ю.С. Курганов, С.Н. Распопова и др.)).

Весьма значимыми являются идеи взаимодействия языка и культуры (К. Леви-Стросс, С.Г. Тер-Минасова и др.) и положения о воздействии языка на культуру (В. Гумбольдт, А.А. Потебня, Э. Сепир, Б. Уорф), согласно которым каждый народ видит мир сквозь призму родного языка, отражая действительность в «языковой картине мира». Культура и язык выступают как формы сознания, отображающие мировоззрение человека и народа, их менталитет и ценности. Изучение иностранного языка, таким образом, позволяет осознать неизбежные различия не только языков, но и культур, культурных норм и ценностей. Кроме того, являясь средством приобщения к богатству культуры, язык выступает важным фактором развития человека. Исследование данного вопроса позволило нам выявить и обосновать особое значение языка как средства познания и развития личности будущего специалиста в процессе коммуникативного образования.

Опираясь на философские положения о том, что диалог всегда есть продуктивное взаимодействие, направленное на соотнесение, согласование различных взглядов, мнений, взаимообогащение личностей, расширение границ собственного понимания, мы пришли к понятию межкультурного диалога как способа межкультурной коммуникации, направленного на взаимопонимание и взаимообогащение общающихся субъектов в условиях множественности культур.

Использование педагогических возможностей диалога позволяет творчески перерабатывать продукты своей и иной культуры, ее результаты путем обнаружения личностного смысла, а также включает в себя направленность на поиск смысла изучаемых ценностей, возможность субъективно воспринимать материал, границы иных мнений. Способность будущего специалиста к диалогу предполагает принятие им диалога как особой ситуации общения, требующей адекватного поведения, соблюдения некоторых правил, ибо диалог подразумевает умение воспринимать чужую и порождать собственную речь в процессе учебной коммуникации.

Овладение диалогической речью происходит в результате специального обучения, которое должно строиться с учетом лингвистических и психологических особенностей общения.

Специфика объекта усвоения ставит перед преподавателем высшей школы задачу поэтапного и последовательного формирования диалогической речи обучаемых с учетом характера диалога – от ситуативного до учебного. Для овладения способами и средствами построения диалогической речи нами разработана система подготовительных и речевых упражнений, основанная на операциях со структурой диалога и направленная на развитие у студентов вузов умения конструировать диалогические единства в соответствии с коммуникативными задачами [1].

Анализ научной литературы (М. М. Бахтин, В. С. Библер, Н. Ю. Гусевская, Ю. М. Лотман и др.), собственные изыскания в этом направлении позволили прийти к следующим выводам:

• межкультурный диалог есть способ межкультурной коммуникации, направленный на взаимопонимание и взаимообогащение общающихся субъектов в условиях множественности культур;

• основными характеристиками межкультурного диалога являются гуманистический характер взаимодействия, эмпатия, ценностно-смысловая равноценность участников диалога, безоценочное принятие другого человека, плюрализм мнений, открытость иным взглядам и позициям;

• педагогическое управление коммуникативным образованием студентов вузов посредством межкультурного диалога осуществляется через повышение общекультурной подготовки будущих профессионалов, интериоризацию их культурных ценностей и овладение способами бесконфликтного взаимодействия, продуктивной коммуникативной компетентностью;

• включение студентов в межкультурное взаимодействие в процессе изучение иностранного языка обеспечивается благодаря применению ряда специальных приемов обучения.

Опыт показал, что наиболее актуальными приемами обучения студентов при этом являются:

• обсуждение конфликтных межкультурных ситуаций, возникающих между представителями разных культур, направленное на анализ и обоснование причин межкультурного конфликта. Это обсуждение осуществляется с опорой на анализ рече-поведенческих действий как корректных или некорректных с точки зрения носителей другой культуры, их интерпретацию с учетом ценностной ориентации родной и осваиваемой культуры, рассмотрение возможных вариантов позитивного поведения, способствующих предотвращению конфликта. Специфика данных приемов заключается в том, что включаются механизмы эмпатии, некатегоричных суждений, «раскодирования» мотивов поведения;

• анализ иноязычных текстов с целью выявления культурных стереотипов. Комментирование стереотипов позволяет увидеть различия культурных ценностей и норм, воспитывать уважение, непредвзятое и нестереотипное отношение к ним, нацеленность на установление продуктивных межкультурных отношений;

• сопоставительный анализ культурных феноменов в русской и иноязычной культурах. Анализируя свой лингвокультурный опыт, свои национально-культурные традиции, студент как субъект межкультурной коммуникации одновременно осознает факт их чужеродности и пытается учесть не только иной языковой код, но и иные обычаи и привычки, иные нормы социального поведения, что способствует развитию эмпатийности как личностного новообразования будущего специалиста;

• интерпретация иноязычных текстов с учетом ценностных ориентаций родной и инофонной культур. Межкультурный диалог дает понять, что в рамках собственной культуры создается понимание своего образа жизни как единственно возможного и единственно приемлемого. И только выйдя за рамки своей культуры, столкнувшись с иным мировоззрением, мироощущением, студент начинает анализировать специфику собственного сознания и в то же время учиться непредвзято, объективно оценивать представителя другой культуры;

• участие в Интернет-проектах. Интернет предоставляет уникальную возможность создания естественной языковой среды и непосредственного общения с носителями языка;

• презентация студентами индивидуальных текстов по специальности.

С помощью презентаций индивидуальных текстов, проводимых самими студентами, снимаются трудности мотивационного обеспечения учебной работы. Студент выполняет квазипрофессиональную деятельность (А. А. Вербицкий), несущую в себе черты как учебной, так и будущей профессиональной деятельности, приобретает опыт организации общения.

Итак, межкультурный диалог направлен на расширение профессионального опыта будущего специалиста путем погружения в ситуации, вызывающие полифонию мнений, воспитания уважения к ним, нацеленности на установление позитивных контактов и отношений.

Библиографический список 1. Никитина Е. Ю., Смирнова М. В. Диалоговая культура как фактор развития у студентов вузов умений делового общения // Вестн. Челяб. гос. пед. ун-та. – 2006. – № 1.

2. Никитина Е. Ю., Соловьева В. Ю. Развитие иноязычной диалоговой культуры как фактор повышения профессиональной подготовки учителей начальных классов // Начальное образование: Проблемы и перспективы развития в условиях модернизации: Материалы межрегион. науч.-практ. конф. – Челябинск, 2005. – Ч.1.

Ахмыловская Л. А.

г. Владивосток, ДВГТУ им. Куйбышева КРОССКУЛЬТУРНЫЙ ТЕАТРАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ: КОНТЕКСТ ФОРМИРОВАНИЯ ПЕРЕВОДЧЕСКОЙ ПАРТИТУРЫ ПЬЕСЫ Кросскультурный театральный проект как контекст формирования переводческой партитуры пьесы и адекватной интерпретации замысла драматурга остается до настоящего времени малоизученным;

требует культурологического осмысления и искусствоведческого обобщения, чем и была продиктована необходимость разработки концептуальной модели переводческой деятельности в кросскультурном процессе постановки драматургического произведения.

Объектом исследования стал кросскультурный процесс создания произведения сценического искусства как постановочный этап – один из четырех этапов переводческой деятельности в соответствии с предлагаемой моделью [1;

145-147]. Предмет исследования – специфика театральной постановки с участием представителей разных культур.

Гипотеза исследования предполагала, что эффективность перевода и постановки значительно возрастет, если: разработать модель кросскультурной коммуникации в процессе репетиций и выявить ее специфику в плане социокультурного и лингвокультурного взаимодействия;

обосновать и создать комплекс условий, способствующих адекватному отражению замысла автора. Цель, предмет и гипотеза определили задачи исследования: рассмотреть феномен кросскультурной постановки пьесы с точки зрения герменевтического подхода;

выявить характер и степень влияния экстралингвистических факторов на создание переводного текста пьесы на основе постановок в США и Японии;

описать специфику функций переводчика на каждом из этапов создания звучащего перевода-текста кросскультурного спектакля.

© Ахмыловская Л. А., Теоретическую основу исследования составили идеи театральных педагогов К. С. Станиславского, Ли Страсберга, С. Майзнера об искусстве переживания;

лингвистов С. Г. Тер-Минасовой, З. Г. Прошиной о проблемах межкультурной коммуникации и передачи культурных смыслов текста;

философов и культурологов Ю. Б. Борева, М. Хайдеггера, Г. Г. Гадамера, Дж. Риссера о герменевтическом подходе к изучению культуры. Значительное место в исследовании принадлежит изучению опытов О. Каору и других японских приверженцев русской театральной школы (Н. Накамото, Т. Йосидзава, С. Михара). Особое внимание уделялось истории школы К. С. Станиславского в США, освещенной в работах Д. Гарфилда «Актерская студия», К. Вебера «Инаковость, ксенофобия и перевод драматургии»;

Дж. Проэла «Драматург в репетиционном процессе».

Цель работы, необходимость решения теоретических, эмпирических и практических задач определили организацию и методы исследования, главным из которых стал метод включенного наблюдения, активный познавательный процесс, опирающийся на работу органов чувств участников кросскультурной постановки. Применялись и методы, имеющие специфический характер: метод действенного анализа предлагаемых обстоятельств пьесы и роли по системе К. С. Станиславского.

Материалом исследования стали кросскультурные постановки пьес А. П. Чехова;

А. М. Горького, У. Шекспира, Т. Уильямса, С. Беккета, Ю. ОНила, М. Дженкинса;

записи спектаклей и репетиций, интервью, письма, выступления на международных научно-практических конференциях, театральных фестивалях, лекции по русской классической драматургии в университетах Японии и США и другие документы, которые отражают многолетний переводческий опыт автора исследования, включающий около 30 кросскультурных проектов (с 1992 г. по настоящее время). Редакторами переводов текстов пьес стали носители американского варианта современного английского языка поэт К. Левин и драматург, театральный педагог, режиссер и актер М. Дженкинс. В качестве консультантов в процессе создания переводных текстов пьес выступали:

М. Дженкинс, Н. Накамото, М. Уильямс, Л. Анисимов, Б. Мид, Д. Эджком, М. Нелсон, Р. Уайт, Б.К. Смит и другие режиссеры, сотрудничество с которыми способствовало теоретической разработке и экспериментальной проверке модели переводческой деятельности в кросскультурном театральном проекте. В процессе исследования систематизированы лингвокультурологические, этнопсихологические, театроведческие, герменевтические подходы к проблеме кросскультурного диалога;

определены структура, содержание, механизм процесса реализации кросскультурного диалога членов международной труппы и переводчика.

Модель переводческой деятельности может рассматриваться как основа методического руководства при формировании переводческой партитуры пьесы в ходе кросскультурной постановки. Составлен глоссарий терминов К. С. Станиславского на английском языке [1;

175-201], который с 2000 года успешно используется в практике кросскультурных театральных постановок в США и Японии;

материалы исследования включены в учебные курсы эстетики, основ межкультурной коммуникации, теории и истории культуры, теории перевода, истории зарубежного театра. Вводимые в научный обиход глоссарий терминов К. С. Станиславского на английском языке и переводы пьес А. П. Чехова могут служить базой для дальнейших исследований в области истории и теории культуры и искусства, а также источником аутентичных знаний в области русской драматургии для широкого круга носителей английского языка.

Концептуальная модель переводческой деятельности и ее технологический инструментарий (комплекс действий и умений переводчика на каждом этапе формирования переводческой партитуры) позитивно влияют на адекватность отражения замысла драматурга и рост эффективности кросскультурной постановки;


способствуют воспитанию толерантности к чужим культурам;

позволяют создать экстралингвистическое пространство и позитивную атмосферу спектакля международной труппы;

служат развитию межкультурной коммуникации и предупреждению межкультурных конфликтов.

Библиографический список 1. Ахмыловская Л. А. Кросскультурный диалог в театральном процессе // Диссертация на соискание ученой степени кандидата искусствоведения. – Владивосток:

ДВГТУ, 2006.

Бартель В. В.

г. Саратов, ПИСГУ им. Н. Г. Чернышевского СОЗДАНИЕ ОБУЧАЮЩИХ ТЕКСТОВ – МОДЕЛЕЙ В РАМКАХ ИНТЕГРИРОВАННОГО КУРСА «ЯЗЫК + ЛИТЕРАТУРА + КУЛЬТУРА»

С информационно-семиотической точки зрения, мир культуры предстает в трех основных аспектах: 1) мир артефактов;

2) мир смыслов;

3) мир знаков, которые взаимосвязаны между собой. К феноменам культуры относятся любые артефакты, которые несут в себе смыслы, иными словами, выступают в качестве знаков, обладающих значениями.

© Бартель В. В., Как известно, к знаковым системам могут относиться правила этикета, ритуалы, языки изобразительных искусств, театра, музыки и.т.д., любые множества предметов, которые служат средством выражения какого то содержания. «Явления культуры – это знаки и совокупности знаков («тексты»), в которых «зашифрована» социальная информация, т.е.

вложенное в них людьми содержание, значение, смысл» [1;

140]. По мнению Ю. М. Лотмана, текст является целостным знаком «и все отдельные знаки общеязыкового текста сведены в нем до уровня элементов знака»

[2;

40]. Таким образом, текст художественной литературы создается как уникальный, сконструированный знак особого содержания.

Текст произведения художественной литературы можно рассматривать как самостоятельную моделирующую систему, а совокупность текстов – как некое множество, которое служит передаче «целостной информации». Ю. С. Степанов в своей работе «В трехмерном пространстве языка» отмечает, что «образы внешнего мира подобны словам того или иного языка. По отдельности неизвестно, на что они указывают. У них есть лишь какое-то латентное значение. Но как только они гармонично воссоединены во фразу, каждое из них становится ориентированным, а все составленное ими целое выражает некий полный смысл» [2;

40].

Известно, что Ю. М. Лотман определяет художественную литературу как вторичную моделирующую систему. Как любой текст культуры, произведение художественной литературы обнаруживает свою знаковую и символическую природу, обладает свойствами вторичных моделирующих систем, надстраивающимися над первичными системами знаков – естественными языками. Если рассматривать текст произведения художественной литературы как моделирующую систему, то можно утверждать, что совокупность текстов представляет:

1) отдельные сферы и компоненты национальной культуры (например, культура быта, труда, поведения, художественная, музыкальная, правовая, политическая и т.д.);

2) локальную культуру – культуру некоторого конкретного исторического общества. В процессе развития человечества возникают разнообразные локальные культуры, каждая из которых обладает своими специфическими чертами и особенностями, которые объясняются различиями в географических и социально-исторических условиях существования стран и народов;

особое место среди локальных культур занимают этнические и национальные культуры;

3) субкультуру – культуру отдельных демографических или социальных слоев и групп, воплощающие в себе особенности их образа жизни, мышления, поведения;

4) культурные образования, охватывающие целые исторические эпохи и включающие в себя: надэтнические культурные общества, культуры различных стран и народов, типы культур, которые складываются на разных этапах человеческого развития;

5) культурные формы и универсалии культуры – у разных народов и в разные исторические периоды их существования складываются различные культурные формы, в которых люди находят средства удовлетворения своих потребностей. К таким формам относятся религиозные представления и обряды, философия, искусство и его отдельные жанры, спортивные игры;

некоторые из этих форм имеют замкнутый характер, например, местные обряды и праздничные ритуалы.

Другие приобретают интернациональный характер.

Современное понятие гипертекстуальности означает, что каждый текст отсылает к другим текстам, к единому интертексту человеческой культуры. «С давних времен, с тех пор, как существует изучение природы, оно именно перед собой в качестве идеала ставит конечную, высшую задачу: объединить пестрое многообразие физических явлений в единую систему, а если возможно, – то в одну единственную формулу» [3;

224].

Известно, что способы организации многообразия имеют своей основой сложность и неоднородность общества в символическом плане, закрепленную как картина мира и другие структуры, организующие мир субъекта. Объектом изучения на семинарских занятиях в рамках спецкурса «Детская литература стран изучаемого языка» стала культурная уникальная система – текст детской художественной литературы, который имеет свою собственную динамику развития и возможность взаимодействия со средой. В науках о культуре системный подход выполняет интегрирующую функцию по отношению к материалам и методам, накопленным различными областями гуманитарного знания. В русле синергетической парадигмы такой феномен, как текст детской художественной литературы, рассматривается не изолированно, а во взаимодействии с адресатом, культурным контекстом, ценностными ориентациями общества и личности.

Основная задача современных наук состоит в соединении дисциплинарных подходов и способов анализа текста детской художественной литературы в некое междисциплинарное пространство в рамках информационного подхода. Полученные результаты могут быть использованы в качестве основы при разработке интегрированных курсов (например, преподавание литературы, иностранного языка в рамках культурологи). Использование теоретической и методологической базы работы, а также аналитических выводов, открывает современному педагогу возможность создания учебных текстов-полуфабрикатов, состоящих из отдельных фрагментов (гранул), отражающих материальную и духовную культуру народа, национально-психологический образ представителя государства, образ жизни ребенка, политическую обстановку и социально-экономические преобразования в конкретной стране на определенном историческом этапе. Опираясь на идею интертекстуальности, Р. Барт провозгласил «смерть автора» и предоставил читателю право самому создавать смысл текста. Можно добавить, что такое право получает и современный педагог. Педагог в переводе означает «сопровождающий ребенка». Задача современного педагога – с помощью определенных методических приемов и синтеза знаний из различных гуманитарных дисциплин сопроводить ребенка в информационное пространство текста. Созданный (смоделированный) педагогом учебный гипертекст может представлять из себя переплетение различных культурных феноменов, таких как текст детской художественной литературы, театральную постановку, мультипликацию, компьютерную игру и т.д. Создание текста-модели потребует знаний из различных дисциплин (психологические исследования помогут сориентироваться в выборе материала с учетом возрастных особенностей реципиента, знания из области лингвистики помогут определить необходимые языковые формы, философский подход осмыслит материал в рамках диалогических отношений). Взаимодействие текста и реципиента в информационном плане специфично, так как это взаимодействие – своеобразное сотворчество, в результате которого появляется новая информация, не содержащаяся ни в тексте, ни в тезаурусе реципиента. Кроме того, учебный текст-модель не призван наставлять читателя. Он не ставит своей задачей нести эстетическое наслаждение. Его основная цель – информировать читателя-ребенка. В современном мире детская литература утратила свою актуальность, новое поколение детей более увлеченно осваивает скорее виртуальный мир, чем книжный. Для того чтобы вернуть читателю-ребенку книгу, необходимо по-новому раскрыть свойства детской литературы (в частности, открытость информативно коммуникативной системы). Многомерное смысловое пространство текста дает возможность читателю выбирать различные виды чтения, например, соединять сетевой роман с книжным романом и театральной постановкой.

К тому же, текст-модель, созданный на базе художественной литературы и компьютерных технологий, мотивирует читателя-ребенка на восприятие информации больше, чем научно-познавательная и учебная литература.

Диалог нового типа (реципиент – гипертекст) дает возможность ребенку почувствовать себя сотворцом и стать участником процесса созидания.

Читатель-ребенок, находясь в контакте с «правильно построенными»

текстами (Умберто Эко), имеет возможность получать сведения из различных областей и усваивать модели поведения, которым можно следовать, что, в конечном итоге, способствует формированию в его сознании целой системы образов, которые характеризуются рядом признаков и являются наиболее эффективным средством утверждения и закрепления информации в памяти реципиента.

Библиографический список 1. Каган М. С. Человек как творец культуры. Философия культуры. – СПб, 1996.

2. Лотман Ю. М. Внутри мыслящих миров: Человек-текст-семиосфера-история.

– М, 1999.

3. Дридзе Т. М. Я зык и социальная психология. – М., 1990.

4. Степанов Ю. С. В трехмерном пространстве языка: Семиотические проблемы лингвистики, философии, искусства. – М., 1995. – С. 335.

5. Урсул А. Д. Информация и мышление. – М., 2000. – С. 48.

Барышева Т. Г.

г. Иваново, ИГАСУ ПОЭТОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ МОДАЛЬНОСТИ (на примере новеллы Артура Шницлера «Невеста») Историческая поэтика прошла длительный путь развития. Первый этап становления поэтологических принципов традиционно связывают с именем Аристотеля и его трактатом «Поэтика». Античная поэтика не являлась нормативной, она учила не тому, как следует создавать литературное произведение, а скорее тому, как его нужно описывать. В средние века положение в литературоведении изменилось радикальным образом. В этот период поэтика приобрела форму правил, предписаний и даже законов, которые нельзя нарушать.


Второй этап в развитии поэтики относится к эпохе классицизма. Ее нормативный характер выразился в том, что организующая роль разума должна была чувствоваться в композиции и выборе выразительных средств. Третий этап связан с обособлением исторической поэтики как самостоятельной науки в трудах А. Н. Веселовского, который первым предложил исторический подход к изучению литературных произведений. Элементы поэтики художественной модальности возникли не сразу. Ее отдельные составные части встречались в разных поэтологических школах и направлениях, которые появились в литературоведении и отличались разнообразием методик при изучении литературных произведений: психологическая, формальная, структуральная, рецептивная и онтологическая школы.

Термин «поэтика художественной модальности» принадлежит С. Н. Бройтману. В своей работе «Историческая поэтика» (2001) ученый © Барышева Т. Г., выделяет последние 200-250 лет в особый период в развитии литературы. В это время происходят радикальные изменения в структуре построения художественного текста: отказ от следования готовым образам и идеям;

полное отделение позиций автора и героя;

образы литературных персонажей развиваются порой вопреки первоначальному замыслу писателя;

герой становится не объектом повествования, а его субъектом;

при этом личность перестает быть монологическим единством, а становится вероятностно множественной;

отстраненная позиция дает автору возможность апеллировать к глубинам самосознания своих персонажей.

Артур Шницлер (1862-1931) – один из ярких представителей литературы венского модерна. В произведениях писателя отчетливо прослеживается «…специфическое мироощущение, наиболее полно выражающееся в отчуждении человека в мире рациональной упорядоченности и общественного угнетения» [4;

260]. В прозаических произведениях писателя наиболее полно отразились основные поэтологические принципы художественной модальности. В новелле «Невеста» (1891/92) автор подвергает пересмотру общепринятые законы взаимоотношения полов. Произведение было написано Шницлером под влиянием натурализма. На его научное происхождение указывает подзаголовок «Научный трактат» [5;

125]. Сюжет произведения прост:

рассказчик знакомится на карнавале с девушкой, которая производит впечатление служанки из хорошего общества. Девушка рассказывает ему историю своей жизни: она из довольно зажиточной семьи, в семнадцать лет собиралась выйти замуж, но за несколько дней до свадьбы порвала с женихом и ушла навсегда из дома. Причиной такого поведения девушки служит подавляемое сексуальное влечение. Замужество для нее означало возможность беспрепятственно следовать зову собственных желаний: «Sie wollte warten, bis sich der Gatte gefunden, denn das musste sie wohl, dann aber, wenn die Gefahr vorber, wollte sie sich freimtig den ursprnglichen und wilden Trieben ihrer Natur, wollte sich jedem hinschleudern, der ihr gefiel… Mnnerschnheit und Mnnerstrke geniessen, wo sie sich bot» [5;

126].

Затем девушка отвергает замужество, так как считает, что нельзя обманывать человека, принимающего ее за порядочную женщину: «Sie war nicht geschaffen zum braven Weib, aber sie wollte auch nicht das seine werden, den sie vielleicht schon nach der ersten Nacht htte betrgen mssen – und der sie dann – das schwebte ihr wohl auch dunkel vor – am nchsten Tage davongejagt htte» [5;

127]. Она оставляет за собой право выбирать партнеров. С тех пор девушка живет свободной жизнью, отдаваясь мужчинам и тут же забывая их. Как личности они ей безразличны.

Шницлер поднимает в новелле «Невеста» тему взаимоотношения мужчины и женщины. Это было новым и необычным для литературы того времени. Героиня произведения пренебрегает общественными условностями и не хочет подчиняться законам морали, господствующим в обществе. Если мужчина был более свободным и мог с легкостью удовлетворять свои сексуальные потребности, то общество всегда ограничивало женщину рамками семейных отношений. Выход за эти рамки резко осуждался. Такая необычная постановка вопроса об эмансипации женщины вносит в текст новеллы негативный оттенок. Сам рассказчик придерживается патриархальных взглядов на отношения полов.

В каждом человеке заложены от природы инстинкты, которые подавляются в силу воспитания и положения в обществе. Только в определенные моменты они вырываются наружу на короткий период времени: «…denn der kurze und bewusstlose Augenblick, in welchen die Natur ihren Zweck durchzusetzen weiss, braucht nur den Mann und das Weib, und wenn wir auch sein Vorher und Nachher so erfindungsreich von den tausend Lichtern unserer Individualitt umtanzen lassen – sie lschen doch alle aus, wenn uns die dumpfe Nacht der Erfllung umfngt» [5;

131].

Автор не дает однозначного ответа на вопрос: может ли женщина свободно выбирать партнеров. Проблема остается открытой, так как в новелле переплетаются точки зрения ученого-врача и простого обывателя, скрывающиеся за образом рассказчика. Читатели определяют сами, чьей точки зрения они придерживаются, или они ищут собственный вариант ответа. В конце новеллы местоимение «я» заменяется на «мы», а повествование смещается с конкретной ситуации на философские рассуждения на тему взаимоотношения полов. Рассказчик уводит читателей от единственно возможного решения проблемы к неопределенно множественному, что свойственно произведениям с художественной модальностью. Образ главной героини не может быть понят и истолкован однозначно как положительный или отрицательный. Степень открытости новеллы зависит от отношения к ней интерпретатора, который при прочтении данного произведения может реализовать не только эстетические, но и моральные взгляды. Поэтика модальности открытого произведения делает новеллу свободной для восприятия и пересмотра непреложных истин.

Библиографический список 1. Аристотель. Этика. Политика. Риторика. Поэтика. Категории. – Минск, 1998.

2. Бройтман С. Н. Историческая поэтика. – М., 2001.

3. Веселовский А. Н. Историческая поэтика. – М., 1989.

4. Цветков Ю. Л. Литература венского модерна. – М., Иваново, 2003.

5. Schnitzler A. Die Braut // Schnitzler A. Sterben: Erzhlungen 1880-1892. – Frankfurt a. Main, 1996.

Баскакова Н. Н.

г. Кострома, КГУ им. Н. А. Некрасова КУЛЬТУРНО-НАЦИОНАЛЬНАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ ИНДИВИДУАЛЬНО-АВТОРСКИХ ТРАНСФОРМАЦИЙ ПАРЕМИЙ (на материале произведений А. И. Левитова и Н. Н. Златовратского) А. И. Левитов (1835-1877) и Н. Н. Златовратский (1845-1911) принадлежат к числу русских писателей-народников XIX в. Народническим мировоззрением обусловлено широкое употребление писателями паремий в художественной прозе. Пословицы и поговорки, являясь составной частью фразеологии, «отражают в своей семантике длительный процесс развития культуры народа, фиксируют и передают от поколения к поколению культурные установки и стереотипы, эталоны и архетипы… Это душа всякого национального языка, в которой неповторимым образом выражаются дух и своеобразие нации» [1;

82].

Левитов во многих произведениях следует принципам сказового повествования, авторская оценка характеров, внутреннего мира персонажей, их поступков содержится в речи рассказчика. Трансформация пословиц и поговорок позволяет более точно передать авторскую позицию. Левитов чаще использует такие приемы преобразования паремий, как расширение, сужение и замена компонентного состава.

В повести «Накануне Христова дня» (1861) автор повествует о жизни семьи дворника Липата, разбогатевшего нечестным путем.

Рассмотрим фразеологическую конфигурацию, содержащую трансформированные пословицы:

«И стал наш Липат Семеныч в это время обеими руками жар загребать, - зверь на него красный, по пословице, как на ловца, со всех сторон повалил. И хлебом-то он торговлю повел, и лошадьми-то, и сады стал снимать, а главное, у помещиков погорелых очень уж много земли скупил...» [3;

442].

Автор использует трансформированную пословицу Зверь на него красный, как на ловца, со всех сторон повалил (На ловца и зверь бежит ‘человеку попадается именно тот, кто нужен в данный момент, то, что нужно’ [8;

213]). Индивидуально-авторское преобразование вносит дополнительные семантические оттенки в узуальную фразу. Компонент красный широко употребителен в русских паремиях, является универсальным обозначением положительного начала. Его символическое значение – ‘красивый, богатый, хороший, дорогой’. Сочетание красный зверь в русском языке имеет семантику ‘зверь, наиболее ценный для охотника’ [7;

154]. Замена глагола бежит на повалил, с большим оттенком © Баскакова Н. Н., интенсивности, позволила точнее передать в паремии факт неожиданно быстрого накопления Липатом денежных средств. Употребление разговорной лексемы повалил помогает автору следовать принципам сказового повествования. Семантика паремии более полно раскрывается в сочетании с трансформированной ФЕ, образованной на базе пословицы:

обеими руками жар загребать (ср. Чужими руками жар загребать легко ‘присваивать результаты чужого труда’ [5;

666]). Путем сужения компонентного состава и замены лексемы автор подчеркивает, что Липат нажил богатство нечестным путем. В то же время употребляя сочетание обеими руками вместо чужими руками, писатель акцентирует внимание на такой черте характера персонажа, как жадность. В контексте формируется смысл трансформированной пословицы: ‘с особой алчностью присваивать себе чужое добро’. Тип трансформации – замена и сужение компонентного состава.

Однако деньги, нажитые за счет чужих страданий, не приносят счастья семье Липата:

«Пуху бы лебединого под себя наклал Иван Липатов, ежели бы знал, что в такой-то день упадет он. Да нет! Подкрался к нему этот день лиходейный, словно вор, тихо и незаметно» [3;

482].

Описывая «падение» сына Липата, автор преобразует пословицу Кабы знал, где упасть, соломки бы подостлал (‘поостерегся, поступил бы иначе, если бы знал, что произойдет, случится’ [8;

345]) путем дистантного расположения компонентов, замены ключевых слов, синтаксической инверсии. Синтаксическая инверсия является в данной паремии средством усиления экспрессивности, смыслового выделения сочетания пуху лебединого. Замена компонента соломка на сочетание пух лебединый помогает точнее передать неожиданно обрушившиеся несчастья на семью Ивана. Употребление разговорно-просторечного глагола наклал вместо нейтрального подостлал отражает особенности сказового повествования.

Рассмотрим далее фразеологическую конфигурацию из рассказа Левитова «Степная дорога днем» (1861). Перволичное повествование содержит рассуждения героя о своей жизни:

«Я хочу сказать, что, несмотря на мой аттестат с широкой печатью, я был тогда необыкновенно туп, не сам по себе, но потому, что не научили меня понять ту простую вещь, что кто намерен сунуться в воду, должен прежде поискать броду» [4;

56].

Преобразование узуальной пословицы Не зная броду, не суйся в воду (‘не берись за незнакомое дело неподготовленным, без достаточных знаний, опыта’ [6;

48]) осуществляется синтаксически и морфологически.

Конструкция с глаголом в повелительном наклонении заменяется сложноподчиненным предложением с инфинитивом. Компонент прежде вносит в пословицу дополнительное значение последовательности действия. Приставка по- придает семантике глагола поискать оттенок основательности. Тип трансформации – замена и расширение компонентного состава.

Н. Н. Златовратский при преобразовании пословиц отдает предпочтение такому приему, как замена компонентного состава. В рассказе «Мечтатели» (1861) автор повествует о двух друзьях-рабочих Липатыче и Деме. Характеры персонажей представлены писателем через их речь, которая насыщена пословицами и поговорками в сочетании с просторечной и грубо-просторечной лексикой. В качестве примера употребления автором трансформированных паремий рассмотрим фразеологическую конфигурацию, раскрывающую вспыльчивый характер Липатыча:

«И налетела тут коса на камень:

– Ты со мной не смей так говорить… Слушай ухом, а не брюхом об чем говорят…. Молодо-зелено так-то разговаривать! – И вдруг Липатыч, схватив Юрку за плечи своими могучими руками, затряс его. – Ты кто, молошная твоя губа?» [2;

530].

Паремия Налетела коса на камень образована от узуальной Нашла коса на камень (‘один другому ни в чем не хочет уступить’ [8;

257]). Замена компонента нашла глаголом налетела с большим оттенком интенсивности действия точнее передает в контексте непримиримое столкновение характеров Липатыча и Юрки. Выражение Молошная твоя губа образует смысловые ассоциации с паремией молоко на губах не обсохло (‘кто-либо еще молод, неопытен’[8;

379]). В русском языке поговорка молодо-зелено (‘молодому простительна неопытность’ [6;

53]) имеет в своем значении оттенок снисходительности и не обладает негативной оценочностью. В данном контексте эта паремия в сочетании с метафорическим оборотом Молошная губа приобретает оттенок неодобрения.

Таким образом, трансформированные паремии выполняют эстетическую функцию, употребляясь в качестве основных художественно-выразительных средств текста. В ключевых фразеологических конфигурациях трансформация пословиц и поговорок помогает авторам более точно раскрыть характеры героев, объяснить их поступки. Устойчивые фразы значимы в повествовательной структуре произведения, выполняют сюжетообразующую функцию. Вместе с тем трансформированные паремии способствуют формированию авторской позиции, ярко характеризуют идиостиль писателя, репрезентируют концептуальное содержание произведений, а также являются главными средствами выражения русского национального менталитета.

Библиографический список 1. Маслова В. А. Лингвокультурология: учеб. пособие для студ. высш. учеб.

заведений. – М.: Издательский центр «Академия», 2001. – 208 с.

2. Златовратский Н. Н. Деревенский король Лир / Повести, рассказы, очерки. – М.: Современник, 1988. – 670 с.

3. Левитов А. И. Накануне Христова дня // Русские повести XIX века (60-е гг.). – М.: Государственное издательство художественной литературы, 1956. – С. 435-485.

4. Левитов А. И. Степная дорога днем // Сочинения в одном томе. – М.:

Гослитиздат, 1956. – С. 234-265.

5. Мелерович А. М. Мокиенко В. М. Фразеологизмы в русской речи. Словарь / А. М. Мелерович, В. М. Мокиенко. – М.: Русские словари, 1997. – 864 с.

6. Фелицына В. П., Прохоров Ю. Е. Русские пословицы, поговорки и крылатые выражения: лингвострановедческий словарь / Ин-т рус. яз. им. А. С. Пушкина;

под ред.

Е. М. Верещагина, В. Г. Костомарова. – 2-е изд. – М.: Русский язык, 1988. – 272 с.

7. Фразеологический словарь русского языка / сост. А. Н. Тихонов, А. Г. Ломов, Л. А. Ломова. – М.: Высшая школа, 2003. – 336 с.

8. Словарь русских пословиц и поговорок / сост. В. П. Жуков. – М.: «Советская энциклопедия», 1967. – 535 с.

Беличенко С. А.

г. Новосибирск, Сибирский институт джаза СТАНОВЛЕНИЕ ДЖАЗА И WORLD MUSIC, КАК СЛЕДСТВИЕ ПОЗИТИВНЫХ МЕЖКУЛЬТУРНЫХ КОММУНИКАЦИЙ В первом десятилетии XXI века на планете насчитывается свыше пяти тысяч языков, проживают более двух тысяч наций и народностей, которые являются гражданами ста сорока пяти государств. Каждая нация, каждая этническая группа имеет свою музыкальную культуру, и эти культуры имеют тенденцию, как никогда в истории человечества, изменяться, в соответствии с темпами информационного, технического и биологического прогресса. Изменения эти могут носить и негативный для национальной культуры характер в виде ее унификации, тенденций к примитивизму, вестернизации, вплоть до наметившегося явного упадка и исчезновения художественных (особенно музыкальных) культур. Хотя каждая музыкальная культура будет стараться выжить и остаться самобытной.

Соответственно необычайно активно развивается множество музыкально культурных связей, тенденций, явлений, процессов. В любой этно национальной культуре формируются общие для всех характеристики социокультурной жизни, а также особенные, свойственные только ей черты.

Общее делает возможным межкультурное взаимодействие.

Особенное обусловливает возможность плодотворного взаимообмена удачными культурными находками и решениями. Общее и особенное в культурах имеют одинаково существенное значение и в развитии музыкальной жизни любого народа. В истории мировой музыкальной культуры есть примеры весьма значительного влияния одной культуры на © Беличенко С. А., другую. К примеру, музыка Испании, которая на протяжении веков ассимилировалась с элементами арабской культуры. Или даже Россия, которая в XVIII веке испытала огромное проникновение западно европейской музыкальной культуры, разумеется, не в массы народного творчества, а в сферу бытия элиты государства, где академическая музыка принималась и поддерживалась, что в дальнейшем определило пути развития музыки в СССР и постсоветской России.

Обобщенное понятие «культурное взаимодействие» предполагает связи людей, складывающиеся вокруг культурных объектов, на основе культурных норм, ценностей, традиций и инноваций. Культурные взаимодействия предполагают длительные во времени контакты и коммуникации. Особым содержанием наполнено понятие «взаимодействие музыкальных культур». Субъектами взаимодействия при этом выступают целые народы, нации, этнические группы, включенные в особый вид культурной активности – в музыкальную активность. Во временном плане подобное взаимодействие следует рассматривать как исторически длительное и протяженное явление [1]. В целом оно развивается в режиме спонтанно самоорганизующихся процессов, рациональное регулирование которых во всей их целостности и сложности невозможно.

Культура-донор и культура-реципиент (получатель) – эти понятия в данном случае перенесены из общей теории культуры. Под культурой донором понимается культура, в большей степени предоставляющая своим партнерам по взаимодействию возможность черпать из своего арсенала культурные нормы, ценности, смыслы. Под культурой-реципиентом понимается культура, которая в процессе взаимодействия в большей степени заимствует у своих партеров их нормы, ценности, смыслы, ассимилируя их с базовыми, традиционными формами, Следует подчеркнуть, что функции донорства и получения могут быть весьма относительными: отдавая что-то в одном отношении, данная культура может выступать как получатель в другом аспекте.

В этом отношении с джазом ситуация складывалась непросто.

Первые почти два столетия афро-американской музыкальной, т. н.

предджазовой истории, в большей степени поставили аутентичную негритянскую культуру в положение реципиента, так как черной диаспоре не оставалось другого выхода. В иерархии социального устройства общества они занимали нижнюю ступень. С победой Севера в Гражданской войне и отменой рабства, а также в итоге дальнейших мучительных, конфликтных и чрезвычайно долгих (почти сто лет) усилий в борьбе за свои демократические права неграм удалось перевернуть ситуацию. И уже в 60-е и, особенно, в 80-е гг. ХIХ в., когда музыкальные идиомы афро-американской музыки приняли коммерческий и увеселительный характер, мы можем отчетливо видеть, что африканская культура превратилась в культуру-донор. Потом в эпоху больших оркестров доля белой (западно-европейской музыки) снова стала превалировать. Черные реформаторы современного джаза в 40-е гг. XX в.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.