авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
-- [ Страница 1 ] --

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Бийский педагогический государственный

университет

имени В. М. Шукшина»

Кафедра русского языка

Языковая картина мира:

лингвистический и культурологический

аспекты

Материалы

IV Международной научно-практической конференции

(Бийск, 16-17 октября 2008 г.) Бийск БПГУ им. В. М. Шукшина 2008 1 ББК 81+81,2 Я 41 Печатается по решению редакционно-издательского совета Бийского педагогического государственного университета имени В. М. Шукшина Ответственный редактор:

доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка Бийского педагогического государственного университета имени В.М. Шукшина М.Г. Шкуропацкая (г. Бийск) Редколлегия:

канд. филол. наук, профессор В.П. Никишаева (г. Бийск) канд. филол. наук, доцент Е.В. Белогородцева (г. Бийск) канд. филол. наук, доцент А.И. Акимова (г. Бийск) Я 41 Языковая картина мира: лингвистический и культурологический аспекты [Текст]: Материалы IV Международной научно-практической конференции (16-17 октября 2008 г.) / Бийский пед. гос. ун-т им. В.М.

Шукшина. – Бийск: БПГУ им. В.М. Шукшина, 2008. – 352 с. – ISBN 978-5-85127-481- Материалы конференции содержат статьи по актуальным проблемам ряда активно развивающихся направлений современного языкознания, культуро логи и философии, объединенных общим понятием «языковая картина ми ра».

Для специалистов разных областей гуманитарного знания.

ISBN 978-5-85127-481- Материалы печатаются в авторской редакции © Бийский педагогический государственный университет имени В.М. Шукшина, 2008.

Содержание СОДЕРЖАНИЕ РАЗДЕЛ 1. ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ОНТОЛОГИИ ЯЗЫКА Батчулуун Д. Лингвокультурологические и лингводидактические аспекты пословиц……………………………………………………………... Халина Н.В. Лингвистический либерализм и модернизация методологии современного языкознания …………………………………… Церлюкевич В.К. О «предикативности» и отношении к языку как факту объективной действительности…………………………………… РАЗДЕЛ 2. КАРТИНА МИРА И ЕЕ ОТРАЖЕНИЕ В ЯЗЫКЕ, РЕЧИ, СОЗНАНИИ Акимова А.И., Моисеева Л.И. Типология улиц города Бийска…………. Амарзаяа Г. Монгольские географические наименования с названиями частей тела человека и животных…………………………….. Араева Л.А. Языковая картина мира в аспекте интеллектуального и формального мышления (на материале устойчивых словосочетаний со значением времени суток в донских говорах)……………………………. Базылев В.Н. Переводческая интенция и фактор персонификации……. Григоренко Н.А. Энтомологическая лексика камчатских говоров…….. Дрюченко А.А. Актуальные проблемы изучения глаголов положения в пространстве………………………………………………… Евсеева И.В. Фразеологичность семантики дериватов словообразовательного типа………………………………………………….. Жукова Т.В., Юдина А.Ю.Образное слово в сознании носителя языка… Зоммер Е.Я. «Беспорядок» в русской языковой картине мира………….. Кайгородова М.Е.Фрагмент картины мира цыганского этноса…………. Косырева М.С., Осадчий М.А. К вопросу о деривационно фреймовой парадигме как когнитивном формате словообразовательной системности………………………………………….. Маркина Ю.А.Религиозный концепт как фрагмент религиозной картины мира………………………………………………………………….



.. Мартынкевич Д.А., Рогозина И.В. Возрастоспецифичные особенности картины мира ребенка………………………………………….. Матвеева С.Е. Цвет как важнейший объект жизни человека…………. Нагайцева М.В.Междометия в процессе коммуникации……………….. Пивоварова С.В. Ассоциативное исследование изменений в семантике вещественных существительных при их употреблении в форме множественного числа (на примере слов вода / воды)…………... Пшёнкина Т.Г. Этническое языковое сознание и языковая картина мира: взаимодействие в процессе перевода………………………... Языковая картина мира: лингвистический и культурологический аспекты Рогозина И.В., Финадеева М.В.Развитие жанровых когнитивных структур как отражение диверсификации картины мира……………………. Селезнёва Н.В.Когнитивный анализ лексики с семой «жилище небожителей» (на материале китайского языка)…………………………….. Черемисина С.Б. Учебно-научный текст как фрагмент научной картины мира …………………………………………………………………. Чернышова Т.В. Современная газетная коммуникация: принципы миромоделирования…………………………………………………………… Шумарина М.Р. Метаязыковое сознание этноса по данным фольклора и литературы………………………………………………………. РАЗДЕЛ 3. ЯЗЫКОВАЯ КАРТИНА МИРА, ЯЗЫКОВАЯ ЛИЧНОСТЬ, ЯЗЫКОВОЕ СОЗНАНИЕ Батчулуун Д. Узнаваемость студентами-монголами слов частей речи по морфологическим признакам……………………………… Белякова Л.А.Некоторые особенности ассоциаций детей 6 лет………… Болдина О.П. Отнесенность некоторых словообразовательных типов к области мутационного и транспозиционного словообразования…. Головина Т.А.Лингвоперсонологический потенциал частей речи……… Дмитриева Л.М. Принципы описания событийного топонимического стереотипа…………………………………………………. Дударева Я.А.Синонимический ряд в аспекте интерпретационной деятельности рядовых носителей русского языка…………………………... Зырянова Е.Г. Особенности речевого поведения языковой личности (на примере частной записки)……………………………………... Катермина В.В. Гендерный фактор в обществе, культуре и языке:

женские и мужские языковые картины мира………………………………... Краснова Е.А. Сочинительные союзы и пространственно-временная модель рассказа В.М. Шукшина «Осенью»………………………………….. Лебедева Н.Б., Казанцева И.В. «Записи на полях» как жанр естественной письменной речи: сопоставительный аспект (на материале студенческих конспектов и книг)……………………………. Лутовинова О.В.Лингвокультурная типизация личности как один из способов концептуализации виртуального дискурса……………… Мамаева С.В.Фрагмент языковой картины мира младших подростков.. Позднякова А.А.Проблема формирования языковой личности в научно-педагогическом наследии А.В.Миртова…………………………... Рогозина И.В., Кайгородова М.Е. Гендерно ориентированный медиатекст……………………………………………………………………… Свиридов С.А. Самопрезентация в чате………………………………….. Сидоренко П.П., Трофимова У.М. Процессы косвенного номинирования в аспекте узуализации……………………………………… Соколова С.К. Способы раскрытия оязыковленного образа……………. Чиркова Л.И. Сочинение по картине на уроках русского языка……….. Содержание Шабалина А.Н. Фрагмент языковой картины мира «оплата/ деньги/ расходы» сквозь призму гнезд однокоренных слов ………………………… Шуматова Т.В. Лингвопортрет адресанта в «книгах отзывов и предложений» как жанре естественной письменной русской речи……… РАЗДЕЛ 4. ЯЗЫКОВАЯ КАРТИНА МИРА И КОНЦЕПТОСФЕРА Араева Л.А., Максакова Е.Е. Концепт как экспликатор этноментальности (на примере концепта «конь» в телеутском языке)……. Астахова Е.В.Репрезентация фрейма «instruction» в различных видах дискурса…………………………………………………………………. Бакалова З.Н. Роль сочинительной связи в вербализации концепта «дом» в романе М.Булгакова «Белая гвардия»………………………………. Бычкова Е.Н. О концептуальной картине мира В.Н. Татищева ……….. Ганова С.В. Ассоциативное исследование концептов, вербализованных топонимами………………………………………………... Демидова Т.А. К вопросу о концептуальном анализе художественного текста ………………………………………………………. Камзина С.Л. Русские глаголы изображения с точки зрения типа полиситуативности………………………………….…………………… Пименов Е.А., Пименова Е.Е. Небо и его объекты в картине мира Н.В. Гоголя …………….……………………….…………….……………….. Пименова М.В. Типология структур концептов…………………………. Шкуропацкая М.Г. Научно-исследовательский проект «Ассоциативное измерение лексической системности»……………………. Шмульская Л.С. Концепт «сердце» в произведениях В.П. Астафьева… РАЗДЕЛ 5. ОРГАНИЗАЦИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ТЕКСТА.





ТЕКСТ И КУЛЬТУРА Байрамова Т.Ф. «Праздники душ» и «боль души»

в прозе В.М. Шукшина…….…………….……………………………………. Голев Н.Д., Шпильная Н.Н. Языковая картина мира в структуре речемыслительной деятельности языковой личности………………………. Дубкова О.В., Колышкина С.С. Проблемы лексических трансформаций при переводе восточных текстов…………………………… Наваанзоч Х., Цэдэв. К вопросу о русских и монгольских культурных ценностях и их смысловых соотношениях…………………….. Палачева В.В. Культурное пространство Парижа в стихотворении М.А. Волошина «Письмо»……………………………………………………. Починяева О.А. Разделительные конструкции как основное средство репрезентации авторского замысла в создании психологического портрета И.И. Обломова в романе И.А. Гончарова…………………………. Романенко Л.Б. Особенности использования форм обращений в произведениях А.П. Чехова…………………………………………………. Языковая картина мира: лингвистический и культурологический аспекты Ряжских Е.А. Ороли свободного косвенного дискурса в нарративной структуре современного художественного текста…………… Сайкова Н.В. Вариативность метатекстовой деятельности и типология языковой личности………………………………………………... Цветкова Н.В. Визуальная репрезентация метафоры в рекламных текстах…………………………………………………………… Шестакова И. Г. Н аучно-техническая реклама как дискурсивное явление………………………………………………………… Юркевич А.С Записная книжка и блокнот: в поисках жанра …………... РАЗДЕЛ 6. СОВРЕМЕННАЯ ЯЗЫКОВАЯ СИТУАЦИЯ И КУЛЬТУРА РЕЧИ Белогородцева Е.В. Языковые особенности общения в интернете (на материале форумов и чатов)……………………………………………... Нестерова Н.Н Язык Кузбасса: аспекты исследования ………………... Отрубейникова И.С. Рекламный текст в системе стилей русского языка (на материале псевдонаучного стиля)……………………… Позднякова Е.Ю. Языковое пространство города как социокультурный феномен……………………………………………………. Шарифуллин Б.Я. Гипержанровые сценарии в вербальной и невербальной коммуникации ………………………………………………… Шляхтина Е.В. О наличии политкорректности в русском языке……… РАЗДЕЛ 7. НОВЫЕ ВИДЫ ДИСКУРСА И ИХ ОТРАЖЕНИЕ В ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЕ МИРА Бринев К.И., Парасуцкая М.И. К проблеме исследования манипулятивного и суггестивного типов функционирования языка………. Инфантьева А.С., Катышев П.А. Дейктическая система эгоисторий наркоманов……………………………………………………….. Костюченко Т.Я. Семиотический аспект медиакультуры…………….. Новгородова Р.Т. Приемы суггестии в предвыборном агитационном дискурсе………………………………………………………... Столярова Н.Н. Дискурсивные стратегии современного немецкого публицистического текста (на материале газеты “Zeiting fr dich”)………. СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ……………………………………………... Раздел 1. Проблемы философии и онтологии языка РАЗДЕЛ 1. ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ОНТОЛОГИИ ЯЗЫКА Д. Батчулуун Ховдский университет, г. Ховд, Монголия ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ И ЛИНГВОДИДАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПОСЛОВИЦ Паремиологические единицы, какими являются пословицы, служили и служат мощным средством народной педагогики. Люди всех времен переда вали их из поколения в поколение как орудие воспитания, регулирования отношений между членами общества и они являлись важнейшей философией жизни. Пословицы появились еще на примитивной стадии развития общества и удивительно живучи и с течением времени они превратились в стереотипы, становясь неотрывной частью культуры того или иного народа. Живучесть их объясняется тем, что они всегда метко, образно и лаконично выражали вечную истину, давая тем самым готовые рецепты воспитания, правила пове дения людей. Бэкон назвал пословицы “острым словесным орудием”.

Как носитель культуры они имеют, во-первых, общечеловеческий харак тер, имея универсально-ценностное значение, во-вторых, они, “путешествуя” из той или иной культуры в другие, становятся достоянием определенного региона или регионов земного шара, родственных и неродственных культур, в-третьих, они употребляются в среде определенного этноса, становясь ча стью этноменталитета.

К пословицам общекультурного характера могут быть отнесены такие, которые могут найти эквиваленты у всех народов: Добро не умрет, а зло про падет;

Больше верь делам, чем словам;

Без труда нет отдыха;

В гостях хорошо, а дома лучше;

Без труда и рыбку не вытащить из пруда и т.д.

У многих пословиц кросскультурного характера имеется единая форма выражения, то есть одна и та же пословица может употреблятся у разных народов: русск. В одно ухо вошло, а в другое вышло;

монг. Нэг чихээр ороод ногоо чихээр гарах;

русск. У страха глаза велики;

монг. Айсан хуний нуд том. (другой вариант айсан хун адуу ургээнэ.

Пугаешься, пугаешь и табун);

русск. Долги волосы, да ум короток;

мон.

Эм хуний ус урт, ухаан богино байдаг;

русск. В глаза выхваливают, а за очи ругают;

монг. Нуурэн дээр нь магтаад нуднээс нь далд муулдаг;

русск. Кто не работает, тот и не ест;

мон. Ажил хийхгуй бол ам тостохгуй;

русск. Но одежке протягивай ножки;

монг. Хонжлийн хирээр холоо жий.

Одна и та же пословица может употребляться не только у народов соседов, какими являются русские и монголы, но и у народов, территориаль но отдаленных друг от друга: русск: Дарённому коню в зубы не смотрят;

1 Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ и МОКН Монголии (Про ект № 07-04-92307 a/G) “Восприятие и оценка русского языка и этноменталитета инокультурной языковой личностью” Языковая картина мира: лингвистический и культурологический аспекты монг. Бэлгийн морины шуд татдаггуй;

англ. Don’t look a gift horse in the mouth;

русск. Друзья познаются в беде;

монг. Зовох цагт нохрийн чанар та нигдана;

англ. A friend in need is a friend indeed;

русск. Гроша медного не стоит;

монг. сохор зоосны унэгуй;

англ. not worth a penny.

Употребление одной и той же пословицы у разных народов, в частности, у русских и монголов может быть объяснено, с одной стороны, заимствовани ем ее друг у друга, с другой-наличием единого логического мышления у homo sapiens, которое самым тесным образом связано с речью и которое находит свое выражение через речь. Это означает, что единая форма мышле ния у представителей разных культур и рас находит единую форму выраже ния в языке.

Существуют у народов множество пословиц, эквивалентных по выражае мому значению, однако различающихся по форме языкового выражения. Так в частности, следующие русские пословицы могут найти свои монгольские эквиваленты, притом как русские так и монгольские пословицы имеют си нонимы. Артель дружбой крепка. Берись дружно, не будет грузно. В арте ле каша гуще бывает. Дружные сороки и гуся утащат. Эвт шаазгай буга барина. (Дружные сороки убивают и оленя). Цувж явсан барнаас цуглаж суусан шаазгай дээр. (Сороки, сидящие вместе, сильнее чем тигры, идущие гуськом). Эв мянган лан (Дружба стоит тысячу лан золота: лан-мера веса, равная 37,3 г). Эвлэвэл бутнэ, ховловол гутна. (Живешь в согласии все сбу дутся, занимаешься ябедами ничего не получится).

Значительное количество пословиц отражает специфику национальной культуры, становясь элементом этноменталитета. Они и служат средством этнопедагогики. Сюда могут быть включены следующие русские пословицы и тому подобные. Вот тебе бабушка, и Юрьев день. Не хвались на Юрьев день посевом, хвались на Николин день травою. Выбирай жену не в хороводе, а в огороде. Хлеб-соль не бранится. Дом вести не лапти плести. Коли изба крива-хозяйка плоха. Щи да каша-пища наша. Барин за барина, мужик за мужика. Пропал как швед под Полтавой. Неволя, неволя, боярский дом, луч ше идти к попу во двор, стоя бы наелся, а сидючи выспался.

При переводе и подаче этих пословиц на уроках русского языка в нерус ской аудитории у переводчиков и преподавателей существуют два подхода.

Первый подход требует, чтобы найти какой-то эквивалент этих пословиц на родном языке читателя и учащихся. Но при этом теряется специфической национальный колорит и важная страноведческая информация, переданная через эти пословицы. Пословица Пропал как швед под Полтавой может пе редаваться через монгольский эквивалент по значению “Унэсэнд хаягдсан шалз шиг алга болох” (пропадать как клещ (накожный овечий паразит), бро шенный в кучу золы). Но учащиеся будут недоумеваться, если не рассказать им об исторических событиях эпохи Петра Первого. Второй подход как раз направлен на то, чтобы сохранить особенность русской национальной куль туры при передаче этих пословиц. Для этого требуется дополнительные страноведческие комментарии. Приведенные выше русские пословицы нуж Раздел 1. Проблемы философии и онтологии языка даются для полного раскрытия их смысла в комментариях реалий, отражаю щих русскую национальную действительность таких как Юрьев день, Нико лин день, хоровод, хлеб-соль, лапти, изба, щи, каша, барин, мужик, бояр, поп. При таком подходе не только раскрывается смысл пословиц, но и уча щиеся вооружаются важными страноведческими сведениями. Здесь и не лишним будет и точный перевод пословиц.

Пословицы привлекают внимание и преподавателей и учащихся благода ря их меткости, лаконичности, метафоричности и ритмичности, которые в свою очередь делают язык пословиц красивым. В добавление к этому, по словицы и поговорки, употребляясь из поколений в поколения становятся клишами, ходячими выражениями.

Поэтому не только преподаватели, но и люди всех профессий охотно ис пользуют в своей речи пословицы и поговорки.

Пословицы как носители народной педагогики отличаются прежде всего поучительным смыслом и находят широкое применение в школьной среде.

Их можно найти на стендах, классных уголках и в стенных газетах монголь ских школ. Здесь можно увидеть не только собственно монгольские послови цы, но и пословицы на русском и английском языках, которые явно имеют цель обучения иностранным языкам, ознакомления учащихся с русской и английской лингвокультурой. Авторы охотно включают их в учебники и учебные пособия по русскому языку.

Со стороны лингводидактики пословицы ценны и в том, что они пред ставляют собой завершенные предложения в структурном и смысловом от ношении. Учителя русского языка часто используют их в самом начале урока при речевой зарядке, поскольку благодаря лаконичности они не занимают много времени и служат прекрасным материалом для речевой пятиминутки.

При тематической организации учебного материала пословицы часто на ходят применение. Составители пословиц и поговорок часто прибегают к тематической классификации и это облегчает труд учителей использовать их применительно к той или иной теме. Пословицы могут употребляться в пред текстовых и послетекстовых упражнениях, если они связаны с содержанием текстовых материалов.

Пословицы широко употребляются при подаче грамматического материа ла на уроках русского языка. Практически все грамматические конструкции русского языка можно найти в русских пословицах. Особенно они ценны при прохождении русского синтаксиса. Поскольку смысл, заложенный в по словицах, чаще всего обращается к любому лицу из-за поучительного харак тера, пословицы служат прекрасным материалом при подаче обобщенно личных предложений: Слово не воробей: вылетит-не поймаешь. Без труда и рыбку из пруда не вынешь;

Не спеши языком, спеши делом;

Чужим умом не выстроишь дом;

Раньше начнешь, раньше закончишь;

Из черного не сдела ешь белого и т.д. Пословицы могут служить богатым материалом при про хождении других синтаксичеких тем. Например, для сложноподчиненного предложения с придаточным условия: Если днём не нашёл, то и ночью не Языковая картина мира: лингвистический и культурологический аспекты найдешь;

Если ты велик, будь скромен;

Если при помощи крика можно было построить дом, то осел построил бы целую улицу и так далее, для СПП с придаточным определительным: Кто мало говорит, тот много делает;

Какая жизнь, такие и песни;

Каково начало-таков конец;

Каков привет, та ков и ответ;

Друзья-это те сокровища, которые укращают человека;

для сравнительных конструкций: Доброе братство лучше богатства;

Ищи то варища лучше себя, а не хуже себя;

Ум да здоровье дороже всего;

Правда светлее солнца;

Честь дороже жизни и т.д.

Пословицы отличаются метафоричностью, образностью и иносказатель ностью и этим они заставляют учащихся задуматься над их смыслом, давая им пищу для ума. Давая учащимся пословицы типа: Всякая птица свое гнез до любит;

Ты его на берег, а он в воду;

Яблоко от яблоньки не далеко па дает преподаватель просит учащихся дать расширенное толкование их смысла. Такая форма работы помогает раскрыть не только прямой, но и переносный смысл, заложенный в той или иной пословице. Кроме того, раз вернутое толкование смысла пословицы в виде дискуссии на занятиях дает студентам хорошую возможность высказать свои мнения на русском языке, учат их защищать или опровергать точку зрения товарищей, аргументировать свое мнение на изучаемом языке.

Из-за древности происхождения язык у многих русских пословиц архаи чен. Поэтому при работе с пословицами преподаватели и учителя обычно выбирают те, у которых язык и конструкция прозрачны. В случае необходи мости преподаватели выбирают старинные пословицы (особенно на старших курсах у студентов-русистов, изучающих русский как иностранный), снабжая их дополнительными лингвистическими комментариями.

Н.В.Халина Алтайский государственный университет г. Барнаул, Россия ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ ЛИБЕРАЛИЗМ И МОДЕРНИЗАЦИЯ МЕТОДОЛОГИИ СОВРЕМЕННОГО ЯЗЫКОЗНАНИЯ Закономерным следствием развития, эволюционирования положение со временной философии языка стал лингвистический либерализм. Признается, что современная парадигма философии языка восприняла от классической и неклассической традиции: 1) идею произвольности языкового знака как единства означающего и означаемого (Ф.Соссюр);

2) идея влитости языка в культурный контекст (В.Гумбольдт);

3) концепция лингвистической относи тельности (Э.Сепир, Б.Ли Уорф);

4) концепция языковых игр и плюральности языковых значений естественного языка (Л.Витгенштейн);

5) идея произ вольности выбора правил языка, соотносимых с правилами игры («принцип терпимости» Р.Карнапа);

6) конституирование смысла языковых выражений в контексте векторного человеческого усилия (М.Хайдеггер).

Раздел 1. Проблемы философии и онтологии языка Когда мы касаемся проблемы лингвистического либерализма, то более ценностной (аксиологически значимой) представляется лингвистическая идеология Р.Карнапа [1], одной из составляющих которой является рассмот рение проблемы абстрактных объектов – свойств, классов, отношений, чисел, суждений и пр. Проблематичность взаимодействия с последними обусловле на тем, что принятие новых объектов выражается в языке, как считает Р.Карнап, введением нового языкового каркаса – новых форм выражений, которые должны употребляться в соответствии с новой группой правил.

Социально-административные изменения, влекущие за собой неизбежно и модификацию языкового «курса» государства, в завершении первого десяти летия третьего тысячелетия в России сопряжены с введением нового языко вого каркаса, новая группа правил которого представляет абстрактную мо дель асинхронных параллельных вычислений, или в номинации Р.Келлера [2], именованную систему переходов. Именованная система переходов со держит множество состояний, бинарное отношение на этом множестве (мно жество переходов) и множество «имен» переходов (слов некоторого алфави та). Приоритеты нынешнего курса государственного строительства в лин гвистическом плане связаны с поэтапно-цифровой сигнификацией идеологии действия, своеобразным формулированием положений философии абстракт ного действия (например, принцип четырех i (семиосфера экономики), шесть принципов Саркази-Медведева (семиосфера политики). Поскольку абстракт ное действие по своим характеристикам подобно мнемосхеме – условному изображению планируемого процесса или результата, т.е. совокупности свойств и отношений, то правомерно отождествление абстрактного действия и абстрактного объекта.

Принятие новых абстрактных объектов требует, согласно Р.Карнапу: а) построения языкового каркаса для рассматриваемых новых объектов;

б) при знания фундаментального различия между двумя видами вопросов, касаю щихся существования или реальности объектов. Первый вид вопросов – во просы о существовании определенных объектов нового вида в данном карка се, называемых внутренними вопросами;

второй вид вопросов – «вопросы, касающиеся существования или реальности системы объектов в целом, на зываемые внешними вопросами» [1, с.300]. Вопросы внутренние и возможные ответы на них формулируются с помощью новых форм выражений, т.е. с по мощью выражений в данном каркасе.

Образцы ответов на внутренние вопросы, а следовательно, и новые фор мы выражений возможно обнаружить в журнале «Тайны звезд» (№ 37 (51) от 10 сентября 2008 года) в рубрике «Наш сериал» (Неизвестный Медведев).

Так, в информационном блоке «Давайте разъясним вопрос насчет моего рос та» вводится вещный язык дистрибуции (интерпретации) семантического поведения-существования нового абстрактного объекта «Президент» – се мейства процессов: пространственно-временно упорядоченная система на блюдаемых вещей и событий. И.Толчева открывает рассматриваемый ин формационный блок следующим образом: «Пять месяцев как у нас новый Языковая картина мира: лингвистический и культурологический аспекты президент. Но до сих пор мы задаемся вопросами: «Кто – он Дмитрий Мед ведев? Что за человек?» Ответы на поставленные вопросы, комплексно пред ставленные вначале в названии сегментов информационного блока (Я не чур бан, Я не злобный, Я не высокий человек, но…, Я не политическое животное), получают соответствующую линейную развертку в непосредственных, ато марных переходах лексем-сем.

Иначе: номинации сегментов информационного блока представляют со бой одновременно и слово – сигнал, согласно философии языка Аристотеля, обеспечивающий общение между людьми, и новую форму выражения, кото рая должна употребляться, согласно модальной логике Р.Карнапа, в соответ ствии с новой группой правил. Новая группа правил, которая действует при использовании приведенных номинаций – принцип 4-х I – определяет новую форму выражения субъектно-предикатных отношений: операции над выска зываемым, которое характеризуется Аристотелем как предельное сказуемое, категория [3]. Поскольку частям речи в философии языка Аристотеля в со ответствие ставятся логические категории, то осуществим ту же операцию над номинациями сегментов: операция над высказываемым Я-не – чурбан (существительное – логическая категория «сущность»),операция над вы сказываемым Я-не – злобный (прилагательное – логическая категория «ка чество»), операция над высказываемым Я-не – высокий человек, но (прила гательное + существительное + единица, не являющаяся частью речи – ло гическая категория «сущность»+ «качество» + «не-категория»), операция над высказываемым Я-не – политическое животное (новая форма выраже ния(не часть речи), в соответствие которой ставится не логическая кате гория, как то должно быть, если следовать логике Аристотеля, а новая группы правил, в данном случае, оперирования лексико-семантическим кон тинуумом русского языка, что не противоречит принципам семантике и модальной логики, в изложении Р.Карнапа).

«Признать что-либо реальной вещью или событием, - пишет Р.Карнап, – значит суметь включить эту вещь в систему вещей в определенном простран ственно-временном положении среди других вещей, признанных реальными, в соответствии с правилами каркаса… Принять мир вещей значит лишь при нять определенную форму языка, другими словами, принять правила образо вания предложений и проверки, принятия или опровержения их. Принятие вещного языка ведет, на основе произведенных наблюдений, также к приня тию и утверждению определенных предложений и к вере в них» [1, с.с.301,302].

Предложения вещного языка представлены в номинациях сегментов ин формационных блоках (сериях) В детстве я хотел жить среди динозавров (Пугал учителей;

Первые джинсы сшила мне... бабушка;

Снился цветной телевизор) и Мне пришлось выбирать между тюрьмой и аспирантурой (Жениться или учиться? Провалился – потом наверстал;

В тюрьму или ас пирантуру? Написал 600 страниц). В результате отображения языка коммен тария Д.А.Медведева к абстрактному объекту «Неизвестный Медведев» на Раздел 1. Проблемы философии и онтологии языка язык семейства процессов «Президент» формируется модельный код, чтение или анализ которого по сути должно представлять процесс организации ко манд и кеш-памяти (наличная память). При этом возникает проблема, анало гичная проблеме в SMP-системах (симметричных мультипроцессорах – sym metrical multiprocessing), - проблема сохранения когерентности данных, т.е.

«согласованных изменений содержимого кэшей и общей памяти, когда пре дотвращается использование копий данных в кэше какого-либо процессора, если они подверглись модификации в другом процессоре» [4, с.15].

Построение языковых каркасов для новых объектов, «мира новых вещей»

создает основания укреплению тенденций лингвистического либерализма, который в исторической ретроспективе соотносим с лингвистическим пер фомансом и языковой компетенцией Н.Хомского [5] и языковому конструи рованию бытия Ж.Дерриды [6]. Причем система способов конструирования бытия тождественна системе категорий. Таким образом, если подходить к построению языковых каркасов с позиций языкового конструирования бы тия, то введение новых форм выражения предполагает параллельное введе ние системы категорий – системы представлений о самом общем, что можно сказать о любом предмете высказывания (жизнь среди динозавров, выбор между тюрьмой и аспирантурой). В таком случае лингвистический либера лизм предполагает не только множество переходов от означаемого к озна чающему, что ведет само по себе к «расшатыванию» корреляций между зна ком и десигнатом (например, члены линейного ряда от тюрьмы и от сумы преобразуются в оппозицию тюрьма – аспирантура), но и формирование бытового (замещающего онтологическое значение) значения предельных сказуемых, или категорий, в терминологии Аристотеля. Подобное значения является функцией бадейного сознания.

В качестве основного положения теории бадейного сознания К.

Поппер выделяет следующее: «Наше сознание – это бадья, поначалу более или менее пустая, и в эту бадью через наши органы чувств (сверху) проникает материал, который в ней собирается и переваривается» [7, с.67]. Функция бадейного сознания развивается и стабилизируется у носителя естественного языка в ходе электоральных кампаний. Приоритетным способом взаимодействия с носителем языка, функционирующим в режиме бадейного сознания, следует признать реализацию распределенных программ – систему процессов, взаи модействующих посредством передачи сообщений либо разделения общей памяти. Общая память, как и сознание носителя языка, обретает статус мас штабируемой среды, в котором происходит распределение вычислений – введение в язык языкового каркаса, или новых форм выражений, которые должны употребляться в соответствии с новой группой правил.

В связи с распределенностью в масштабируемых средах, как отмечает В.В.Топорков [4], особый интерес представляют два аспекта: недетерминизм и неоднородность сообщений. Недетерминизм означает произвольные после довательности формирования компонентов структурированных данных. Не однородность – это произвольность структурированности данных, которыми Языковая картина мира: лингвистический и культурологический аспекты обмениваются взаимодействующие процессы. «Неоднородность сообщений означает, что процессы могут передавать и принимать данные порциями произвольных размеров» [4, с.60].

Детерминизм и неоднородность сообщений, аспекты общения в масшта бируемых средах, представляют собой и условия развития лингвистического либерализма, который, свою очередь, оказывает определенное влияние на методологию языкознания.

В ХХ в. на смену сравнительно-историческому методу в языкознании приходит познавательная практика структурализма, которая знаменует факт обретения собственного метода изучения материала отдельным разделом языкознания – структурной лингвистикой. В 60-е годы ХХ в. структурализм становится господствующей интеллектуальной парадигмой, традиционно отождествляясь с французским структурализмом. Познавательная практика структурализма обнаружила произвольность связи между словом и объектом или идеей, которые оно обозначает, что позволило Фердинанду де Соссюру, как считает Дж.Тош [8], прийти к выводу, что «язык является несвязанным явлением – речь и письмо следует рассматривать как лингвистическую структуру со своими собственными законами, а не как отражение реальности:

язык – это не окно в мир, а структура, определявшая наше представление о нем» [8, с.170]. Из этого вытекало, что язык не является нейтральным и пас сивным средством выражения, а управляется собственной внутренней струк турой, следовательно, обладает приоритетом над опытом.

Э.Бенвенист считает, что странность программы Ф.Соссюра состоит в том, что лингвистика должна определить самое себя в совокупности семи ологических явлений, что однако придает ей и силу [9]. По мнению Э.Бенвениста, программный сбой теории Соссюра видится в отсутствии чет кого определения семиологического статуса высказывания и перехода от знака к высказыванию, отнесении высказывания к «речи» («parole»).

Обнаруженная Э.Бенвенистом «незавершенность» теоретического по строения Ф.Соссюра может быть снята признанием того, что в языке есть две разные области – семиотическая и семантическая, каждая из которых для своего изучения требует отдельного аппарата понятий. Основу исследования семиотической области языка должна составить соссюровская теория языко вого знака, семантической области – новый аппарат понятий и определений.

Созданию нового аппарата понятий и определений современного языко знания предшествовало прагматическое исследование-использование ресур сов знаковой системы «язык человека» в двух направлений: а) разработка структур искусственного интеллекта, функционирование которых регламен тировано диалоговой системой «человек-машина»;

б) использование идеи синаптических связей (нейронных сетей) с целью активации коллективного семантического континуума в ходе проведения электоральных кампаний.

Накопленный эмпирический материал, с одной стороны, способствовал ста билизации тенденций лингвистического либерализма, с другой стороны, сформировал достаточный базис (с учетом достижений СМД-методологии) Раздел 1. Проблемы философии и онтологии языка для лингвистического моделирования профанного (бытового в противовес бытиевому-онтологическому) значения предельных сказуемых, или катего рий.

Таким образом, лингвистика вошла окончательно в полосу отчуждения от самое себя, отдав на откуп лингвистическому перфомансу, языковой ком петенции и языковой игре право определять ее цели, задачи, а также функции по обслуживанию интересов отдельных репрезентантов человеческого со циума или их совокупностей. Отсюда ее методологические установки детер минируются не столько внутренним устройством языковой системы и прави лами ее реализации, сколько правилами создания языковых каркасов для но вых абстрактных объектов.

Статус лингвистики в настоящее время сопоставим со статусом герменев тики, которая признается и наукой (об истолковании), и методом (интерпре тации). Лингвистика, оставаясь наукой о языке, обретает статус метода кон центрации эмпирических, теоретических, чувственных и рациональных зна ний об объекте в единой, цельной картине, репликационной, т.е. копирую щей, или дагеротипной, по своему характеру. Язык при регулярном исполь зовании в качестве системы, обеспечивающей и поддерживающей функцио нирование языковых каркасов для новых абстрактных объектов, превращает ся в информационную систему, в которой, по утверждению А.В.Славина, любые сигналы становятся фактом сознания и запечатлеваются как ее эле менты [10]. Эта система должна поддерживать мыслительный процесс, де терминированный характером решаемой задачи, и обеспечивать ввод того или иного образа в готовую систему связей. Методы лингвистики в совре менной эпистемологической ситуации определяются модеративным, посред ническим, характером языка, обеспечивающего когерентность сообщества культур, пришедшего на смену ячеистой системе цивилизаций.

Литература 1. Карнап, Р.Значение и необходимость: Исследование по семантике и модельной логике. -М., 2007.

2. Keller, R.M. A Fundamental Theorem of Asynchronous Parallel Computation //Proc.

Of the Sagamore Comput. Conf. Parallel Process. Lecture Notes on Computer Science. V.24. -Berlin, 1975. -P.194-206.

3. Аристотель. Категории.- М., 1939.

4. Топорков, В.В. Модели распределенных вычислений. -М., 2004.

5. Хомский, Н. Теория врожденных идей // Философия языка. -М., 2004.

6. Деррида, Ж. О грамматологии. -М., 2001.

7. Поппер, К.Р. Объективное знание. Эволюционный подход.- М., 2002.

8. Тош, Дж. Стремление к истине. Как овладеть мастерством историка.- М., 2000.

9. Бенвенист, Э. Общая лингвистика. -М., 2002.

10. Славин, А.В.Наглядный образ в структуре познания. -М., 1971.

Языковая картина мира: лингвистический и культурологический аспекты В.К. Церлюкевич Гродненский государственный университет имени Янки Купалы г.Гродно, Белорусь О «ПРЕДИКАТИВНОСТИ» И ОТНОШЕНИИ К ЯЗЫКУ КАК ФАКТУ ОБЪЕКТИВНОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ По нашему мнению, одна из главных и принципиальных проблем языко знания сродни общей философской проблеме отношения материи к созна нию. Те же взаимоотношения традиционной и когнитивной лингвистики фактически лежат в этой плоскости. И когда мы отказываемся от рассмотре ния языка «в самом себе и для себя», это фактически может означать непри знание онтологической сущности языка как реального объекта бытия.

Вероятно, правы те, кто говорит, что невозможно до конца объяснить сущность языка, исходя только из него самого. Поэтому следует постоянно обращаться к тому, что есть в других предметах объективной действительно сти и, соответственно, в других науках. Так, понятие системы распространя ется на все явления объективной действительности. Лингвистам не следует относиться к этому как к собственно лингвистическому открытию, ибо по следнее позволяет произвольно трактовать сущностные свойства языка как системы.

Т.н. «Периодическая таблица химических элементов» Д.И. Менделеева» – одно из величайших открытий человечества. Кстати, именно в приложении к ней легко рассматривать такие философские категории как структура и сис тема. В этой таблице отдельные химические элементы, последовательно от личающиеся друг от друга своей структурой, образуют некую общую, цель ную систему. Понимание языка как системы может и должно быть аналогич но «системе Менделеева» как факту соответствия научного представления объективной действительности.

Трактовать язык как систему, «в которой все имеет значение вследствие зависимости от целого» [1, с. 25], – «значит анализировать его как структуру»

[1, с. 64]. Но это означает также, что организация языка «в самом себе и для себя» [2, с. 269] есть его естественное внутреннее свойство и состояние, коль скоро язык есть некая объективная данность. Если же с этим не соглашаться, то, действительно, следует «понять и объяснить, почему язык как объект на учных изысканий долгие годы оставался оторванным от его носителей» [3, с.

381].

На наш взгляд, внутренняя организация «в самом себе и для себя» – есть естественное свойство любого объекта действительности и любого предмета, изготовленного руками человека. В этом плане язык как инструмент речи аналогичен множеству других вещей, используемых человеком в его дея тельности.

Но таково ли наше отношение к языку? Те ли свойства языка как реаль ного объекта действительности мы ему приписываем? Так, в частности, оста ется открытым вопрос, нужны ли языку категории, выражающие его отноше Раздел 1. Проблемы философии и онтологии языка ние к объективной действительности, если сам язык является частью этой объективной действительности.

Категория предикативности как раз и есть наглядный пример поисков свойств языка за его пределами, ибо она призвана выражать отношение языка к объективной действительности, отличая предложение как единицу «высше го уровня» от всех других единиц «низшего уровня».

Но если мы утверждаем, что лингвистический анализ для говорящего «начинается … с предложения», а лингвист «идет в обратном направлении, отталкиваясь от элементарных единиц, и приходит к определению предложе ния как единицы высшего уровня» [1, с. 140], можем ли мы подходить к оценке сущностных свойств языка с точки зрения удобных для нас принци пов его (языка) лингвистического анализа? Нет, конечно. Ибо если посылка «про говорящего» верна и для говорящего и, соответственно, для языка все начинается с предложения, то лингвист должен следовать за этой не завися щей от него объективной данностью.

Поэтому если признать верной мысль, что все в языке начинается с пред ложения, а слово, в частности, есть его составляющая часть, то лингвистике нет необходимости доказывать отличие предложения от слова с помощью введения в обиход категорий типа предикативности или коммуникативности.

Это слово, рождаясь из предложения, должно обрести некие языковые (грам матические) признаки своей относительной самостоятельности. И языкозна ние, идя вслед за объективным развитием и существованием языка, должно объяснять, в чем и чем отличается слово от предложения как начальной и первообразной единицы. При таком подходе доказывать принципиальное отличие предложения от слова просто нет необходимости, ибо эта та языко вая реальность, которая предшествует слову.

Соответственно, и языку не нужны отдельные грамматические категории, доказывающие независимость предложения от слова. Ведь не станем же мы утверждать, что язык, в некоей своей первообразной сущности не различаю щий еще имени и глагола и не обладающий определенными признаками, свойствами, категориями, аналогичными тому, что мы называем предика тивностью, полноправно существовать не может. Ведь если язык, несмотря на примитивность своей структуры, выполняет свои функции быть инстру ментом общения и мышления, то вряд ли можно предъявить ему претензии по поводу его (языка) несостоятельности и отсутствия у него категории пре дикативности.

Если предикативность есть выражение языком отношения высказывания к объективной действительности, реализуемое категориями времени, модаль ности и лица (В.В. Виноградов, Г.А. Золотова и др.), или только времени и модальности (Н.Ю. Шведова и др.), или какими-либо другими категориями, то это и есть попытка отличить слово от предложения, а не наоборот. Ведь в этом случае признается, что т.н. предикативность появляется в языке не вдруг и не сразу, а с течением времени, с развитием в языке неких формаль ных грамматических категорий, которые (в частности, во флективных язы Языковая картина мира: лингвистический и культурологический аспекты ках) действительно делят предложение на отдельные слова или отдельные грамматические формы.

Таким образом, основной смысл признания существования категории предикативности заключается в том, что слово признается непредикативной, т.е. допредикативной единицей. В этой ситуации вполне естественно и ло гично считать слово и докоммуникативной единицей. Естественно, что с этой точки зрения предложение оказывается не началом, а вершиной струк турной организации языка, т.е. все заканчивается предложением, а не все c него начинается.

Для подтверждения подобных рассуждений проанализируем определе ние предикативности в «Лингвистическом энциклопедическом словаре», ко торый в силу своей специфики должен отражать некую традиционную точку зрения. «Предикативность – синтаксическая категория, определяющая функ циональную специфику основной единицы синтаксиса – предложения;

клю чевой конституирующий признак предложения, относящий информацию к действительности …;

категория, противопоставляющая предложение всем другим единицам, относящимся к компетенции синтаксиса» [4, с. 392]. М.В.

Ляпон, автор соответствующей статьи, отмечает также, что «предикативность отличает предложение и от такой единицы языка как слово» и что «в иерар хии признаков, конституирующих предложение как специфическую единицу языка, предикативность является признаком наивысшей ступени абстракции»

[4, с. 392]. Но тогда и предложение должно оказаться более высокой ступе нью абстракции по отношению к слову. Но тогда и язык начинается и разви вается в последовательности от слова к предложению, от наименьших сту пеней абстракции к наибольшим.

Анализируя такое понимание предикативности, можно утверждать, что оно уже по сути своей внутренне двусмысленно, ибо предикативность одно временно отличает предложение как от единиц, «относящихся к компетенции синтаксиса», так и от единиц, находящихся за пределами синтаксиса (от слов). Кстати, в лингвистической практике ученые, как правило, и рассмат ривают предикативность прежде всего как признак разграничения предложе ния со словом.

Относительно корректный выход из этой ситуации, на наш взгляд, может быть только один. Он как раз и реализован в традиционной грамматике: сле дует каким-то образом под каким-то предлогом объединить «другие синтак сические единицы» и «слово». И они объединяются как единицы непредика тивные, т.е. стоящие уровнем ниже, т.е. являющиеся по отношению к пред ложению некими единицами его формирования, а предложение и его преди кативность есть «признак наивысшей ступени абстракции».

Однако если все-таки признавать предложение началом всего в языке, то понятия предикативности и коммуникативности как отличительные признаки предложения по отношению к слову и словосочетанию оказываются избы точными. В этом случае предложению нет необходимости как-либо себя вы делять, ибо предложение появилось в языке раньше слова.

Раздел 1. Проблемы философии и онтологии языка Спорным с этой точки зрения является и утверждение, что «в наличии предикативности легко можно убедиться, например, если сравнивать слово ночь с номинативным предложением Ночь» [5, с. 70]. И в этом случае анализ фактически ведется в направлении от производных явлений к исходным – от слова к предложению.

Рассуждая о том, что предложение в сравнении со словом обладает опре деленной интонацией, мы должны иметь в виду, что корректность утвержде ний по поводу наличия или отсутствия каких-либо дифференциальных при знаков у каких либо двух и более предметов доказуемо лишь при условии возможности размещения этих предметов в одной и той же среде. Так если вы хотите узнать по поводу каких-либо вещей, легче или тяжелее они воды, нужно эти вещи в воду поместить. То же самое, в принципе, следует сделать с предложением Ночь и со словом ночь. Следует поместить и ту, и другую вещь в одну и ту же среду, т.е. в речь. Следует употребить и то, и другое в речи. Причем, употребление это должно быть не искусственным, а натураль ным, т.е. возможным и понятным не для лингвиста, а для говорящего, т.е.

для любого носителя русского языка. И вот здесь окажется, что выполнить это «законное» требование: произнести с интонацией предложение Ночь и произнести без интонации слово ночь – выполнить невозможно, ибо слова просто так, без смысла в реальной речевой действительности не произносят ся. В конкретной ситуации произнесенное слово ночь непременно будет предложением, ибо это как раз и будет отношением говорящего к объектив ной действительности. Но, подчеркиваем, это есть отношение говорящего, а не отношение языка к объективной действительности. А эти два предмета нашего анализа – суть разные вещи. Аналогичным образом можно подойти и к утверждению о том, что «словосочетание не имеет интонации сообщения»

[6, с. 223].

Когда мы, например, говорим, что содержание предложения обусловлено «экстралингвистической действительностью», можем ли мы аналогичные приемы анализа перенести на более осязаемые объекты этой самой объектив ной действительности. Можем ли мы говорить, что содержание автомобиля обусловлено объективной действительностью? Да. Но эта обусловленность будет задана изначально при производстве автомобиля. Автомобиль может быть легковым, грузовым, специализированным (пожарная машина) и т.д. Но как только он создан и уже представляет собой законченный продукт челове ческой деятельности, объективная действительность теряет над ним власть.

Вы можете использовать автомобиль как инструмент какой-либо деятельно сти по назначению или не по назначению – он останется тем же. Можно ут верждать, что всякий продукт человеческой деятельности есть некая абст рактная, обобщенная модель этой деятельности, естественным образом до пускающая вариативность ее использования. Язык как один из продуктов человеческой деятельности в этом смысле не является исключением. Как не кое созданное и законченное творение он уже оказывается независимым от Языковая картина мира: лингвистический и культурологический аспекты объективной действительности, ибо в нем эта «экстралингвистическая дейст вительность» представлена в некоем обобщенном виде.

Но и содержание языка (как инструмента человеческой деятельности), рассматриваемое как его внутреннее свойство и состояние, не может нахо диться за его пределами. В этой связи действительно «следует помнить, что ситуация связана с языком как средством отражения той или иной расстанов ки обстоятельств, но не принадлежит языку как системе» [7, с. 24]. То же са мое, содержание предложения как некоего самодостаточного элемента язы ковой структуры не следует искать за пределами предложения. Оно не может быть обусловлено экстралингвистическими факторами. На наш взгляд, такое понимание взаимоотношения языка как инструмента речевой деятельности с объективной действительностью диалектически не корректно, мы смешиваем здесь две разные вещи: содержание объекта и его использование. Одним и тем же топором мы можем выполнять различную работу, т.е. использовать его в различных функциях. Одно и то же предложение тоже может быть ис пользовано в различных функциях, но это не имеет отношения к его внут реннему содержанию, к его структуре.

Но если мы настаиваем на том, что содержание предложения, текста, речи обусловлено экстралингвистической действительностью, мы, очевидно, в рамках речевой деятельности имеем в виду и рассматриваем нечто отличное от языка как инструмента этой самой речевой деятельности. Назовем это не что речью. И будем понимать под этим некий процесс (говорения, общения, размышления). Таким образом, корректнее было бы говорить, что экстралин гвистической действительностью обусловлено не содержание предложения, а содержание мысли, заключенной или реализованной с помощью этого пред ложения. Это как раз очень хорошо иллюстрирует явление актуального чле нения предложения, где одна и та же языковая структура при различном ее актуальном членении в каждом конкретном случае обладает различным смы словым содержанием. При этом собственно языковое содержание этого предложения остается неизменным.

Такое положение вещей объективно необходимо, ибо только таким обра зом и можно пользоваться языком как инструментом речевой деятельности.

И в этом требовании постоянности и неизменности языка как инструмента речевой деятельности (представьте себе, что в ваших руках нож вдруг пре вращается в отвертку) заключена определенная диалектическая необходи мость, ибо только так и можно с одинаковым успехом пользоваться языком и говорящему, и слушающему.

Следует, однако, иметь в виду, что изучение языка «в самом себе» не от вечает на вопрос о его необходимости и предназначенности. Язык как орудие человеческой деятельности не может быть предназначен сам для себя. Но, очевидно, цель создания языка и будет оправданием его существования. И здесь такая его функция как быть средством мышления выводит когнитивные аспекты анализа на первый план. Можно даже утверждать, что думать и го ворить – это разные вещи, вовсе не обязательно предполагающие друг друга.

Раздел 1. Проблемы философии и онтологии языка Когнитивная лингвистика как раз и может претендовать на то, чтобы быть частью философии языка. Но это уже другой, более высокий уровень науч ной абстракции по сравнению с традиционной лингвистикой, рассматриваю щий не язык «в себе самом», а в связи с его сущностной необходимостью и использованием. И здесь язык, рассматриваемый только как инструмент ре чевой деятельности, в сравнении с языком как продуктом мыслительной дея тельности, оказываются разными объектами исследования в лингвистике.

Литература 1. Бенвенист, Э. Общая лингвистика. – М.: «Прогресс», 1974.

2. Соссюр, Ф. Труды по языкознанию. – М.: «Прогресс», 1977.

3. Залевская, А.А. Актуальные проблемы лексической семантики / А.А. За левская // Теоретические проблемы языкознания: Сб. статей к 140-летию кафедры общего языкознания филологического ф-та Санкт-Петербургского гос. ун-та. – СПб.:

Филол. фак., 2004. – С. 381-394.

4. Ляпон, М.В. Предикативность // Лингвистический энциклопедический словарь.- М.: Сов. Энциклопедия, 1990. – С. 392-393.

5. Савченко, А.Н. Лингвистика речи // Вопросы языкознания. – 1986. – №3. – С. 62-74.

6. Виноградов. В.В. Исследования по русской грамматике. Избранные труды.

– М.: Наука, 1975.

7. Карпов, В.А. Язык как система. – Мн.: «Вышэйшая школа», 1992.

Языковая картина мира: лингвистический и культурологический аспекты РАЗДЕЛ 2. КАРТИНА МИРА И ЕЕ ОТРАЖЕНИЕ В ЯЗЫКЕ, РЕЧИ, СОЗНАНИИ А.И. Акимова, Л.И. Моисеева Бийский педагогический государственный университет имени В.М. Шукшина г. Бийск, Россия ТИПОЛОГИЯ УЛИЦ ГОРОДА БИЙСКА В последние десятилетия особое внимание лингвистов уделяется вопро сам исследования городской топонимии [М.В. Горбаневский, Л.М. Дмитриева, А.В. Суперанская, Н.В. Подольская, Т.В. Шмелева и др.].

Под топонимической системой мы понимаем совокупность географиче ских названий на определенной территории в данное время с учетом взаимо действия всех систем, одной из которых является урбанонимия (внутриго родские названия), включающая годонимию (названия улиц, переулков и т.п.).

Цель работы – определить тематические группы, структурно-семаннти ческие особенности годонимов, парадигматические и синтагматические от ношения, особенности их функционирования.

В основу типологического описания годонимической системы города Бийска положена классификация, разработанная Т.В. Шмелевой [Шмелева, 1991] с ориентацией на семантический и семиотический принципы наимено вания городских объектов. Названия, образованные по семантическому принципу, содержат указание на ту или иную информацию о самом объекте (н-р, улицы Облепиховая, Дальняя, Дорожная), наименования, данные по семиотическому признаку, отражают сведения не о переулке или улице, а о системе ценностей в обществе (н-р, ул. Социалистическая, Коллективная, Стахановская).

В соответствии с выделенными принципами номинации годонимы Бийска (408 наименований) можно разделить на следующие тематические группы:

I. Номинация по антропологическому принципу (88 наименований, что составляет 21 % от общего числа). Наименования данных улиц семиотичны, в них отражена связь исторического развития общества с наиболее яркими представителями в области науки, культуры, политики. В составе данной группы выделяются тематические подгруппы:

1. Названия по имени деятелей искусства, культуры, науки: улицы Ан дреевская, Белинского, Герцена, Дарвина, Достоевского, Кольцовская, Коро ленко, Крылова, Маяковского, Пушкинская, Радищева, Рылеева, Толстого, Тургенева, Чехова, Шевченко;

переулки Аксаковский, Мичуринский;

Некра совский – доминирующим в данной группе является аспект наименований в память о писателях и поэтах (22 урбанонима из 33), в меньшей степени пред ставлены ученые, изобретатели (ул. Дарвина, Докучаева, Лобачевского, Ло моносова, Можайского), художники (Репин, Шишкин), музыканты (Чайков Раздел 2. Картина мира и ее отражение в языке, речи, сознании ский). Только три улицы из выделенной группы хранят память об известных личностях, имеющих отношение непосредственно к Бийску: улица Ильи Му хачева названа в честь сибирского поэта, красноармейца, родившегося в Бий ске и начавшего свой трудовой и творческий путь в этом городе. Имя Шиш кова В.Я. – первого изыскателя Чуйского тракта, известного советского писа теля, увековечено в одной из улиц Бийска, с которой берет начало Чуйский тракт. Привокзальная площадь переименована в честь нашего земляка, из вестного писателя, актера, кинорежиссера В.М. Шукшина.

2. Названия по имени государственных деятелей: ул. Дзержинского, Ка линина, Куйбышева, Ленина, Фрунзе, пр-т Кирова, пер. Свердлова, Урицко го.

К данной тематической подгруппе можно отнести также урбонимы, на званные в честь руководителей местных органов власти: улицы Двойных, Малетина, Петрова, Турусова. Имена бийчан Двойных Захара Яковлевича, первого председателя бийского совдепа, Малетина Галактиона Дмитриевича, первого комиссара просвещения Бийска, Петрова Виктора Викторовича, председателя горисполкома послевоенных лет, 1-го секретаря горкома КПСС, Турусова И.А., первого председателя городского Совета профсоюзов, секретаря уездного бюро РКП(б), значимы для культурно-исторического на следия Бийска эпохи Советской власти и определяют специфику годоними ческой системы города.

3. Названия по имени военачальников, руководителей и организаторов народного, революционного движения: улицы Каховская, Кутузова, Лазо, Минина, Пожарского, Пугачева, Розы Люксембург, Разина, Сакко и Ванцет ти, Спартака, Суворова. Номинаторами в данной группе послужили имена известных исторических личностей разных временных эпох и государств.

Целый ряд улиц назван в честь революционеров, борцов за установление Советской власти, героев Гражданской войны (Щорса Н.А., Чапаева В.И.), при этом в названиях отражено стремление бийчан сохранить в народной памяти прежде всего имена земляков: Мамонтова Е.М., крупнейшего органи затора и руководителя партизанского движения на Алтае в годы Гражданской войны, Мерлина П., Михайлова, Митрофанова М.М., руководителей бийских подпольщиков, Метелева, борца за установление Советской власти в Бийске, подпольщика Казанцева М.К., Третьяка, командира партизанской дивизии, освобождавшей Алтай от белогвардейцев, Шацкого Г.С., члена ревкома, ор ганизатора бийского подполья, Худоногова Ф.Н., члена совдепа, военно революционного комитета, погибшего от руки белогвардейцев, Фомченко К.И., председателя революционного суда в Бийске, убитого озверевшей тол пой, которую пытался образумить.

4. Названия по имени Героев Советского Союза, участников Великой Отечественной войны, локальных войн: улицы Васильева, Кошевого, Кра сильникова, Матросова, Спекова, Трофимова, Котова, переулки Липового, Мартьянова. В данной группе можно выделить имена, известные в масшта Языковая картина мира: лингвистический и культурологический аспекты бах страны: летчика Гастелло, молодогвардейца О. Кошевого, рядового А. Матросова, а также имена бийчан: Спекова А.В., Героя Советского Союза, первого из бийчан, получивших это звание. Погиб в январе 1940 года на Ка рельском перешейке в боях против белофиннов. Улица Красильникова Н.П.

названа в честь младшего лейтенанта, Героя Советского Союза, погибшего в 1944 году;

улица Трофимова Н.И. – в честь рядового, одного из 28 панфилов цев, заслонивших 16 ноября 1944 года Москву от немецких танков. Улица Вали Максимовой носит имя девушки-бийчанки, погибшей на фронте в году.

В конце XX века в городе появились наименования, связанные с военны ми событиями в Афганистане, в которых советские войска принимали непо средственное участие. Переулок Линейный получил имя Мартьянова Влади мира – старшего лейтенанта, секретаря комитета комсомола воздушно десантного полка;

переулок Северный переименован в честь Николая Липо вого, рядового танкового подразделения, также героически погибшего в Аф ганистане.


Улицы и переулки описанной группы названы по меморативному прин ципу, прикрепляющему имя конкретной личности к городскому урбониму с целью увековечивания.

II. Номинация по абстрактным понятиям, символам, реалиям ( улиц, или 11 % от общего числа). Данная группа также ориентирована на семиотичность, т.е. содержит сведения не о характере улиц, а выражает оп ределенные сведения об обществе, о его системе ценностей. Таким образом, в основу номинирования положен демонстративный принцип. Выделяются следующие тематические подгруппы:

1. Названия, репрезентирующие символы революции и Гражданской вой ны: ул. Большевик, Гражданская, Знаменская, Красная, Красноармейская, Краснооктябрьская, Октябрьская, улица Революции, переулки III Интерна ционала, КИМ (Коммунистического интернационала молодежи), Коммунар ский, Мопровский (в честь Международной организации помощи борцам революции – МОПР), Партизанский.

2. Названия-символы классовой принадлежности: улицы Крестьянская, Пролетарская, переулок Рабочий.

3. Названия-символы советской идеологии (идеологически значимые по нятия, названия общественно-политических движений): улицы Советская, Социалистическая, переулки Комсомольский, Пионерский.

4. Названия, отражающие специфику развития советского хозяйства: пер.

Бригадный, Коммунальный, Кооперативный, Индустриальный, Оборонный (), Передовой, Трудовой, Цеховой, ул. Коллективная, Промышленная, Удар ная, Стахановская, Хлеборобная, Целинная.

5. Названия в честь памятных дат: 8 Марта, 9 Января, Первомайская.

6. Названия, данные в память о значимых исторических событиях и лю дях-участниках событий: Декабристов, 15 Гвардейской дивизии, Гвардей Раздел 2. Картина мира и ее отражение в языке, речи, сознании ский, Воинов-интернационалистов, Челюскинцев, Полярный, Полюсный.

Четкой границы между выделяемыми подгруппами провести нельзя, т.к.

память о событиях может актуализироваться через тот или иной аспект – временной (площадь 9 Января), локативный (Полюсный), личностно групповой (Декабристов, Гвардейский).

Одно и то же историческое событие может быть отражено в нескольких названиях: переулки Полярный, Полюсный, ул. Челюскинцев названы в честь советской экспедиции в Арктику под руководством О.Ю. Шмидта, попытав шейся пройти по северному морскому пути из Мурманска во Владивосток за одну навигацию. 13 декабря 1934 года советский пароход «Челюскин» был раздавлен льдами в Чукотском море, но участники рейса – «челюскинцы» – были спасены советскими летчиками.

Годонимы Красноармейская, Октябрьская, Партизанский и др. являются не только символами революционного времени, но и напрямую связаны с историческими событиями в жизни города. Так, улица Красногвардейская (ранее ул. Исаевская) связана с революционной историей города. После того как в мае 1918 года город объявили на военном положении, началось форми рование красногвардейских отрядов для отправки на фронт против белогвар дейцев. Из рабочих городских предприятий и матросов, прибывших из Пет рограда за продовольствием, был создан Бийский Красногвардейский отряд.

Улица Красноармейская (ранее Александровская, Церковная – по названию церкви) получила это название в 1919 году. В ночь на 18 декабря 1919 года в Бийск вступили части Красной Армии, в честь этого события улицу, по кото рой шли освободители, переименовали в Красноармейскую. Комендатская улица переименована в переулок Партизанский после изгнания колчаковцев в марте 1920 года. Из-за тяжелых условий колчаковского режима уже к концу 1918 года была создана подпольная большевистская группа под руково дством П. Мерлина. В окрестностях Бийска появились подпольные ячейки, позднее слившиеся в партизанские отряды. В конце ноября и начале декабря 1919 года под мощными ударами Красной Армии и партизанских полков колчаковщина на Алтае была разбита. Память о событиях хранит название переулка Партизанский. Улица Октябрьская (бывшая Княжеская) также пе реименована после изгнания колчаковцев в марте 1920 года.

III. Номинация по функционально значимому объекту, производству, предмету деятельности. Данный тип годонимов характеризуется семантиче ским принципом номинирования и по классификации Т.В. Шмелевой отно сится к внутренне ориентирующим. В качестве ориентира может выступать объект, непосредственно находящийся / находившийся в пределах конкрет ного годонима, или объект, по направлению к которому расположены ули ца/переулок, а также элемент, каким-либо образом связанный с объектом ориентации. Нами выявлено порядка 75 годонимов данной группы (18 % от общего количества).

В пределах описываемой группы выделяются следующие тематические Языковая картина мира: лингвистический и культурологический аспекты подгруппы:

1. Номинации, при которых в качестве объекта ориентации выбираются здания, сооружения, предприятия: улицы Главэлеватор, Деповская, Виноку ренная (район Спиртзавода), Железнодорожная Ветка Спиртзавода, ЖБИ (Завод железобетонных изделий), Заводская, Кожзаводская, Льнокомбинат, Мельничный, Свеклопункт, Складской, Совхозная (по располагающемуся на данной улице совхозу), Техучилище, Фабричный. Преимущественно это объ екты, связанные с производственной деятельностью, но можно выделить це лый ряд годонимов, названных по объектам, обеспечивающим жизнедея тельность города в целом: Аэродромный / Аэродромная, Дорожная / Дорож ный, Железнодорожный, МПС, Почтовый, Телеграфный, Пождепо. В таких названиях, как Вихоревская Переправа, Водопойный, Перевозный, Старая Бойня содержится указание на наличие (чаще всего в прошлом) объекта по действию.

Гораздо меньше наименований образовано с опорой на ориентир-объект культуры, просвещения: к таковым можно отнести переулки Клубный, Учи лищный, Школьный, Театральный.

2. Номинации по роду деятельности, тому или иному производственному объекту, расположенному на данной улице или выходящему на улицу / пере улок: Дубильная, Кожевенный, Сплавная, Лесопильная, Кузнечный, Кустар ный, Ремесленный, Литейный, Слесарный и др.

Наименования данной подгруппы характеризуются формированием годо нимических ансамблей. Так, улица Льнокомбинат, переулки Текстильный, Ленточный, Ткацкий, Прядильный, Челночный объединяются по общему ориентиру – предприятию легкой промышленности. Текстильная фабрика была основана братьями Бородиными на окраине города в заречной части Бийска в начале 1900-х годов. Впоследствии фабрика была переименована в Льнокомбинат, близлежащая территория обустраивалась, заселялась, в соот ветствии с чем появился целый поселок, в котором улица Льнокомбинат ста ла основной. Застраивалась не только территория, принадлежащая льноком бинату, но и находящиеся неподалеку от данного объекта пустыри. Так поя вились переулки Ткацкий, Ленточный, Прядильный, Челночный, получившие названия по цехам комбината. Переулок Текстильный отражает историю пе реименований данного объекта (изначально фабрика братьев Бородиных, в годы Советской власти была переименована в Текстильную фабрику имени Буденного и впоследствии – в Льнокомбинат). Данные годонимы напрямую не включают ориентирующий объект в свое пространство, но вступают с ним в определенные метонимические отношения.

Улицы Сплавная и Лесопильная расположены в районе Лесозавода и в своих названиях содержат ориентир на производственные объекты, зани мающиеся сплавом и распиловкой леса.

В целом подобные наименования не обладают высокой степенью продук тивности в пределах топонимической системы Бийска, хотя и имеют харак Раздел 2. Картина мира и ее отражение в языке, речи, сознании терные черты, в частности, содержат указание на ориентиры, актуальные для города в его историческом прошлом: дубильное, кожевенное, кузнечное про изводство. Переулки Кустарный, Ремесленный, с одной стороны, указывают на наличие кустарных / ремесленных мастерских, кустарного производства в городе, т.е. номинированы по семантическому ориентирующему принципу, с другой стороны, подобные названия отражают символы становления совет ского хозяйства (ср. Кооперативный, Индустриальный, Промышленная, Сельскохозяйственная), т.е. семиотический демонстративный принцип.

3. Номинации, определяемые предметами, материалами, веществами, свя занными с трудовой деятельностью человека: ул. Кирпичная, Сенная, Уголь ная, переулки Автомобильный, Машинный, Моторный, Смольный, Стеколь ный, Тракторный, Трубный, Хромовый.

Названий подобного рода сравнительно немного.

В дореволюционный период в описываемой группе были представлены наименования по культовым сооружениям, торговым точкам (н-р, ул. Собор ная, Базарная). В советское время в связи с развитием промышленности, форм социалистического хозяйствования появились наименования, связан ные с различными производственными предприятиями, – они составляют, по нашим наблюдениям, самую многочисленную группу (ЖБИ, Главэлеватор, Льнокомбинат, Витаминный, Кожзаводская, Заводская и др.).

IV. Номинация по профессии. Группа малочисленна, представлена еди ничными наименованиями, в целом нехарактерна для годонимической сис темы города Бийска.

К данной группе следует отнести прежде всего улицы Машиностроите лей, Мостостроителей. Переулок Хлеборобный может содержать указание как на профессию (она расположена в поселке Новый), так и отражать цени мое обществом понятие. Названия переулков Слесарный, Кузнечный, Строи тельный также нельзя интерпретировать однозначно. На наш взгляд, в по добных наименованиях на первый план выходит указание на производствен ный объект, а информация о профессии является опосредованной (Слесарный расположен в районе завода «Продмаш» – название, вероятнее всего, дано по цеху, Строительный – по объекту строительства).

V. Номинация по географическим названиям – топонимам. Группа представлена 54 наименованиями, образованными по семантическому прин ципу номинации, что составляет 13 % от общего числа годонимов.

Среди топонимов различают названия населенных пунктов – ойконимы, названия водных объектов – гидронимы, названия возвышенных мест – оро нимы. В соответствии с видом топонима в составе данной группы можно вы делить следующие подгруппы:

1. Годонимы, мотивированные ойконимами.

1.1. Названия по ойконимам страны (составляют 22 % в анализируемой группе): ул. Минская, Курская, Самарская, Саратовская, переулки Москов ский, Новгородский, Тверской и др.

Языковая картина мира: лингвистический и культурологический аспекты 1.2. Названия по ойконимам Сибирского региона (13 %): ул. Новосибир ская, Кузнецкая, пер. Барабинский, Красноярский.

1.3. Названия по ойконимам края (24 %): пер. Соколовский, Солтонский, Смоленский, Шубенский, ул. Тогульская.

Эти годонимы Т.В. Шмелева называет внешне ориентирующими, изна чально они соответствовали названиям того населенного пункта, к которому вели. Обычно эти улицы лежали на окраине города и были «началом пути».

Так, например, ул. Кузнецкая связывала город Бийск, входивший до образо вания Томской губернии в состав Кузнецкого уезда, с уездным центром – городом Кузнецком (нынешним Новокузнецком). Однако большинство улиц ориентирующую роль не выполняет, т.к. названия им давались произвольно (н-р, Новосибирская улица).

2. Названия, мотивированные гидронимами, составляют 24 % от общего числа оттопонимических образований: ул. Алейская, Ангарская, Амурская, Бийская, Енисейская, Иртышская, пер. Байкальский, Телецкий. Для всех го донимов данной группы номинаторами являются гидронимы сибирского ре гиона. Можно отметить двойственную мотивацию в названиях Бийская, Алейская, где в качестве номинаторов могут выступать как гидронимы, так и ойконимы.

3. Названия, мотивированные оронимами, единичны – составляют 5 %:

Памирский, Чемальский, Уральский. Название Уральский можно объяснить, с одной стороны, как мотивированное оронимом, с другой – названием тер риториально-административного округа. Не следует забывать также, что су ществует гидроним Урал, хотя связь между переулком Уральским и рекой Урал маловероятна. Название переулка Чемальский также можно рассматри вать с позиций включения в парадигму наименований, образованных от гид ронимов – река Чемал, от ойконимов – поселок Чемал.

4. Названия по наименованиям крупных территориально административных единиц представлены 8 годонимами: ул. Алтайская, Кам чатская, Сахалинская, Сибирская, Приморская и др., что составляет около 15 %.

Таким образом, наибольшую продуктивность в данной группе проявляют наименования, мотивированные по другому населенному пункту (городу или крупному селу), но ориентирующую функцию выполняют лишь некоторые из них, в большинстве же своем их связь с ойконимом-мотиватором (как, впрочем, и с другими топонимами) условна. Следует отметить также, что переиноменованиям в революционный и более поздний, советский период подверглись не только годонимы, не отвечающие «духу советского времени»

– Александровская ул. / Александровский пер., переулки Богородский, Вос кресенский, Вознесенский, но и вполне «нейтральные» оттопонимические названия – Барнаульская ул. (с 1934 г. – проспект Кирова), Казанская (с – ул. Казанцева), Кемеровская (с 1985 – Воинов-Интернационалистов), пер.

Катунский (с 1973 г. – переулок Шишкова). Впрочем, относительно улицы Раздел 2. Картина мира и ее отражение в языке, речи, сознании Казанской есть и другие мнения – она могла быть названа в честь Казанской Божьей матери, а не по городу Казани, так же, как и Иркутская – в честь свя тителя Иннокентия Иркутского, Ростовская – в честь святителя Дмитрия Рос товского, но такие наименования единичны в топосистеме Бийска.

VI. Номинация по физико-географическому признаку – мотивом явля ется местоположение, ландшафт местности. Наименования подобного рода мы относим к семантическим, которые, в свою очередь, могут выражать ори ентирующий или характеризующий признаки. В данной группе (она доста точно многочисленна – 98 годонимов, что составляет 23 % всех годонимов Бийска) нами выделены следующие тематические подгруппы:

1. Названия по особенностям ландшафта, ориентирующие на какой-либо природный объект: улицы Барнаульский Ров, Гора Больничного Взвоза, Гора над рвом, Гора Тарного склада, Гора Лесозавода, Опушка Леса, Солнечная Поляна, Береговая, Боровая, Лесная, Луговая, Озерная, Речная, Горный, Ов ражный, Полевой, Ручейный и др. Специфическая особенность многих на именований данной подгруппы – указание на двойной ориентир: ров по до роге на Барнаул;

гора, находящаяся над рвом;

гора, на которой расположен склад и т.д. Наименований данной подгруппы насчитывается более 20, что составляет 25 % внутри описываемой группы.

2. Названия, указывающие на местоположение относительно какого-либо природного объекта: Набережная, Нагорная, Приречная, Подгорная, Заозер ная (5 %).

3. Наименования, указывающие на местоположение относительно какого либо искусственно созданного объекта: Залинейная, Привокзальная, Заго родная – группа малочисленна, представлена 3 %.

4. Наименования, указывающие на местоположение относительно другого годонима.

4.1. По нумеративному принципу: 1-й, 2-й Больничный Взвоз, 2-я Зеленая, 2-я Лобачевского, 2-я Набережная, 2–5-я Речная, 2-я, 3-я Сенная, 2-я Солнеч ная, 2-й Спичечный, 2-я Техучилищная, 2-я Форштадская, 1-я–11-я Нижняя Цесовская улицы – около 40 годонимов, или 40 % внутри описываемой груп пы.

4.2. По степени удаленности от центральной части города, по расположе нию относительно к другим объектам: Граничная, Дальняя, Крайняя, Квар тальная, Параллельная, Средний, Центральный, Межевой, Поперечный, Тор цовый, Верхкаменская, Верхсибирская, Верхцесовская, Нижняя Цесовская (14 %).

5. Улицы, названные по отношению к сторонам света: Восточная, Южная, Северная, пер. Западный (4 %).

6. Названия по особенностям ландшафта, в основу которых положен не ориентирующий, а характеризующий признак (наличие природного материа ла, того или иного вида растительности): Глиняный, Песчаный, Вишневый, Облепиховый, Сосновый, Цветочный, Ягодная – около 7 %. Характеризую Языковая картина мира: лингвистический и культурологический аспекты щий и ориентирующий признаки иногда бывает сложно четко разграничить.

Так, улица Согренная содержит указание на природный ориентир – согру, т.е.

болото, на котором стояла улица;

с другой стороны, в названии содержится и характеристика самой улицы – заболоченная, грязная, труднопроходимая.

Вместе с тем нельзя не отметить, что многие ориентиры и характеристики, которые были значимы в процессе номинации, утратили свою актуальность – ни озеро, ни болото не встретишь на этих улицах.

VII. Номинация по характеризующему признаку. Выделено 33 годо нима, получивших название по характеризующему принципу, что составляет 8 % процентов от общего числа наименований. Признаковость номинируется либо по внешним качественным характеристикам объекта: указанием на конфигурацию, размер, линейные и вертикальные характеристики;

наимено вания по особенностям чувственного восприятия предмета – по зрительному и слуховому восприятию;

наименования по присущим объекту свойствам, репрезентируемым объекту номинатором. В соответствии с этим онимы дан ной группы подразделяются на следующие тематические подгруппы:

1. Улицы, названные по величине, протяженности, вертикальной характе ристике объекта: Малая / Малый, Короткая, Высокая, Раздольный, Подъем ный.

2. Улицы, названные по качествам, присущим данному объекту: Веселый, Ясный, Солнечный, Тихий, Глухой, Дружный, Суровый, Солнечный, Весен ний.

3. Улицы, названные по свойствам объекта: Непроездной, Проходной.

4. Улицы, содержащие в своем названии указание на темпоральный при знак: Новая / Новый.

5. Названия, отражающие признак влаги: Сухой.

6. Улицы, в названиях которых содержится указание на цвет: Зеленая, ул.

Зеленый Клин.

Таким образом, номинация данных годонимов осуществляется в основ ном в характеризующем аспекте – акцентированием присущих объекту ка честв, свойств, отношений, а в единичных случаях – в функциональном ас пекте – Проездной, Проходной, Жилой. При номинации используются пря мая мотивация, различные виды ассоциативных связей.

Описание данной группы также не носит однозначного характера, так как многие характеристики тесно переплетаются и могут быть объяснены раз личными мотивациями. Например, переулки Высокий, Подъемный, Рельеф ный можно рассматривать и в группе наименований по физико географическому признаку, в частности, по особенностям ландшафта.

Структурные модели годонимов. К структурным особенностям микро топонимов некоторые лингвисты (н-р, Ю.А. Карпенко) относят отсутствие у них своих специфических словообразовательных формантов, другие считают их менее формализованными, чем топонимы (В.А. Никонов, Р.А. Додыхудо ев). Ященко А.И. на основе анализа большого количества микротопонимов Раздел 2. Картина мира и ее отражение в языке, речи, сознании приходит к выводу о том, что большинство из них образованы теми же сло вообразовательными средствами и имеют определенные типы образования, что и собственно топонимы.

Исследуемый материал позволяет выделить три основные структурные группы моделей: адъективные однословные, представленные именем прила гательным;

субстантивные однословные – главное слово – имя существи тельное;

композитные, представляющие собой различные сочетания.

Под структурой годонимов вслед за А.В. Суперанской понимаем их мор фологический и словообразовательный состав, способность слова заданным образом изменяться, сочетаться с определенными аффиксами и служить ос новой для определенных типов словообразования.

Так как топонимическая система – часть лексико-грамматической систе мы языка, то топоформанты этой системы (-ск-, -н-, -ов- и др.) являются обычными для русского языка элементами.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.