авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
-- [ Страница 1 ] --

Федеральное государственное бюджетное

образовательное учреждение

«Уральский государственный педагогический университет»

ИНСТИТУТ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ

Актуальные проблемы германистики,

романистики и русистики

Часть I

МАТЕРИАЛЫ

ежегодной международной научной конференции

34 февраля 2012 года

г. Екатеринбург, Россия

Екатеринбург 2012 УДК 811.1/.2 ББК Ш 140/159 А 43 Под редакцией:

Доктора педагогических наук, профессора Н.Н. Сергеевой Научный редактор:

Кандидат педагогических наук, доцент Е.Е. Горшкова Актуальные проблемы германистики, романистики и русистики.

Материалы ежегодной международной конференции. Екатеринбург, А 34 февраля 2012 г. [Текст] / Урал. гос. пед. ун-т. Екатеринбург, 2012. – Ч.I. – 308 с.

Сборник включает тезисы докладов и сообщений, прочитанных в рамках конференции «Актуальные проблемы германистики, романистики и русисти ки», организованных кафедрой немецкого языка и методики его преподава ния, ФГБОУ ВПО «Уральского государственного педагогического универси тета 3–4 февраля 2012 г.

Для студентов, аспирантов и преподавателей, филологических и лингвис тических специальностей высших учебных заведений.

УДК 811.1/. ISBN 978-5-7186-0484- ББК Ш 140/ А © Институт иностранных языков, © ФГБОУ ВПО «Уральский государственный педагогический университет», С о д е р жа н и е Общетеоретические проблемы германистики, русистики, индоевропеистики: исследования в области терминоведения, лексикологии, диалектологии, языковых систем и др..................... Аникина Т.В. Использование небуквенной символики в виртуальных именах собственных............................................................ Братчикова Е.А. К вопросу о носителе фонетического значения....... Глазырина А.И. Компонентный анализ специальных единиц с суффиксом -ware английского компьютерного подъязыка.................. Голованова Е.И. Феномен перекатегоризации в сфере научного знания........................................................................................................ Гурова Ю.И. Морфологичекая система глагола в древнеанглийском языке.......................................................................... Дмитриева О.А. Социокультурная характеристика языковой моды.. Дубинин С.И. Лексика нижненемецкого происхождения в современном немецком литературном языке........................................ Копенкина И.Б., Скребова Е.Г. Семантико-функциональное описание сложноподчиненных предложений с пространственным соотношением компонентов (на материале немецкого и английского языков)................................................................................. Кошкина Е.Г. Анализ семантических процессов в лексических единицах немецкого языка, вербализующих концепт «пространство» (диахронический аспект)............................................. Лазарев В.А., Михайлова Л.М. Теория прототипов в процессе категоризации........................................................................................... Ларцева Е.В. Современный статус американского варианта английского языка и перспективы его развития.................................... Ласкова М.В. Коммуникативно-прагматические условия выражения рода в современном русском языке................................... Лукин О.В. Эклектичность теории частей речи: исторические предпосылки............................................................................................. Плетнева Н.В. Семантические процессы в усечениях современного английского языка......................................................... Подвигина Н.Б. К вопросу о некоторых лексических особенностях профессионального жаргона водителей-дальнобойщиков................ Постникова Е.А. Гендерные исследования в лингвистике................ Рахматуллина А.Н. Элативная функция превосходной степени имени прилагательного как один из видов системной асимметрии.

...................... Федорова М.М. Частеречная характеристика лексических единиц денотативного класса Meer в немецком языке............................... Чайкисова А.В. Проблемы языковой модальности с позиций когнитивной лингвистики..................................................................... Шумарин С.И. Отношения синонимии в сфере аббревиации........... Сопоставительная лингвистика, фразеология и переводоведение................................................................................... Антонова И.В. Особенности усечения компонентного состава фразеологических единиц коммуникативного класса современного английского языка......................................................... Берчатова И.С. Способы передачи английских аббревиатур, используемых в виртуальном общении, на русский язык.................. Буренкова С.В. Geistige Fhigkeiten Im Spiegel der deutschen Phraseologie............................................................................................. Воронин Р.А. Представления британцев о хорошем и плохом через призму пословиц с компонентами good и bad..................................... Гаджиева А.Ю. Ещё раз об относительности сравнения индоевропейских умлаута и фузии с их тюркскими «аналогами».... Готлан Ю.А., Дронова Л.П. История и генетические связи англ. clean................................................................................................ Гузикова В.В. Лингвокультурологический аспект урбанонимов как отражение национальной картины мира.............................................. Загороднева Е.В. Внутренняя форма фразеологичекой единицы и ее роль в конструировании маскулинного гендера на фразеологическом уровне французского языка................................... Игнатович Я.П., Федуленкова Т.Н. Особенности наиболее распространенных структурных моделей английских фразеологизмов с компонентом give.................................................... Клюшина З.В., Федуленкова Т.Н. Английские глагольные фразеологизмы с компонентом make: проблемы перевода...................... Коптева О.В. Лакунарность и развитие языка....................................... Кравцов С.М., Пшеничная А.Ю. Конверсия в словообразовании в сопоставлении с омонимией (на материале русского и французского языков)...................................................................................................... Лескина С.В. Фразеологизмы как демонстраторы функционирования синтаксической субкатегории экспрессивности в процессе интенсификации эмотивности (на примере русских и английских единиц)..................................................................................................... Маклакова Е.М. Структурно-грамматический и семантический аспекты глагольных фразеологических единиц с компонентом зоонимом в английском, французском и русском языках....................... Малькова В.В. Семантические различия устойчивых сравнений русского и немецкого языков................................................................... Нифанова Т.С. Сопоставительное изучение способов выражения субъектно-объектных отношений, закрепленных в значении лексических единиц............................................................................... Новикова Ю.В., Ласкова М.В. Типология переводческих ошибок в сатирическом произведении (на материале повести м.а. булгакова «собачье сердце» и трех её переводов)....................................................... Нуруллина А.Г. Компоненты «грех», «дьявол» и «ад» во фразеологических единицах английского и русского языков...................... Самарина И.В. Специфика перевода имен-прозвищ на материале английских волшебных сказок................................................................... Сараев Л.О. Лексика «орудия и инструменты» в немецких культуремах, особенности их употребления и перевода.................................................. Скоробогатова Т.И. Способность фразеологии к «исторической аккумуляции»: функции ФЕ, обусловливающие связь фразеологии с историей народа – носителя языка........................................................... Уланович О.И. Суггестивные эффекты звукоизобразительных символов русского и английского языков........................................... Харлов И.Е. Языковой образ человека: английский образ vs французский образ................................................................................. Хрущева О.А. Перевод блендов-культурем.......................................... Чугунова С.А. Корпореальная основа культурно-специфичных концептов времени (на материале различных языков)....................... Ялалова Р.Р. Структурно-грамматический анализ фразеологических единиц, характеризующих «болезнь-здоровье», в английском, немецком и русском языках......................................... Общетеоретические проблемы германистики, руси стики, индоевропеистики: исследования в области терминоведения, лексикологии, диалектологии, языковых систем и др.





УДК 811.161.1‘373. Аникина Т.В. Anikina T. V.

Нижний Тагил, Россия Nizhny Tagil, Russia ИСПОЛЬЗОВАНИЕ THE USAGE OF НЕБУКВЕННОЙ СИМВОЛИКИ В NONALPHABETICAL SYMBOLS ВИРТУАЛЬНЫХ ИМЕНАХ IN VIRTUAL PROPER NAMES СОБСТВЕННЫХ Аннотация. Развитие Интернет- Abstract. Theу evolution of Internet коммуникации повлекло за собой communication contributed to the de масштабное использование вирту- velopment of virtual proper names – альных имен собственных – никней- nicknames. The most popular among мов. В Интернете особую популяр- nicknames are names created with the ность приобретают имена, оформ- help of various graphical (nonalpha ленные с использованием различных betical) symbols. Such symbols empha графических (небуквенных) симво- sizes persons’ individuality and helps to лов, что позволяет пользователям be recognized.

выделиться на фоне других собесед ников и не остаться незамеченными.

Ключевые слова: виртуальное имя Keywords: proper virtual name, nick собственное, никнейм, чат, графи- name, chat, graphical symbols.

ческие символы.

Сведения об авторе: Аникина Татья- About the author: Anikina Tatiana на Вячеславовна, кандидат филоло- Vyacheslavovna, Candidate of Philol гических наук, доцент кафедры анг- ogy, Associate Professor of the Chair of лийского языка и методики его пре- the English Language and its teaching подавания. methods.

Место работы: Нижнетагильская Place of employment: Nizhny Tagil государственная социально- State Social Pedagogical Academy.

педагогическая академия.

Контактная информация: 622031, г. Нижний Тагил, ул. Красногвардейская д. 57.

e-mail: anikishna@mail.ru Развитие Интернет-коммуникации обусловило широкое исполь зование виртуальных имен собственных. Виртуальное имя собствен © Аникина Т. В., 2012 ное – компьютерное имя, используемое при общении посредством электронных средств и в сети Интернет.

В последнее время распространение получила такая форма вир туального имени собственного как никнейм. Никнейм – имя собст венное, используемое для общения в чате (страница какого-то сайта, на которой отображается постоянно обновляющийся текст, состоящий из представленных в хронологическом порядке реплик пользователей, которых одновременно в чате может находиться до нескольких десят ков).

Следует отметить, что ник, оформленный с использованием разнообразной графики и нарушенными нормами орфографии, несо мненно, более привлекателен для пользователей чата. В пространстве чата графические символы и нарушение норм орфографии наполня ются новым содержанием и заново переосмысливаются как средства эмоционального выражения. Для собеседников чата характерно ак тивное использование невербальных возможностей компьютера при создании имени: разнообразных шрифтов, математической символи ки, значков и своеобразных иероглифов, цветов текста. Особая систе ма графики участвует в создании дополнительной стилистической нагруженности ника и указывает на живую и яркую личность комму никанта.

При образовании имен собственных (ников) пользователи при меняют, кроме буквенных символов, и другие знаки разных семиотик.

Рассмотрим подробнее никнеймы в англо-, русско- и франкоязычных чатах, оформленные с помощью различных небуквенных символов.

1. Использования графических знаков других семиотических систем:

– знаки препинания графики естественных языков: "LAVA LIPS", poke....poke.................poke......, I love John Bowman!!;

shade_man_16(20.36), SKIN_HEAD!!!!, Toт.caмЪ1й, Оля(10.23), Ди ман(095), ХОЧУ_БЫТЬ_ДЕВУШКОЙ_(он), ГИЛЬЗА, ЦСКА!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!, ЁжЫк_тожА _механизЬм...), ПИТЕР_FM(OH), [Фиолетовый_пСих], [—_МеТаНфЕтАмИнКа_—], „,зОЛОтая„,;

DD, EXILLIENCE.2, lna, P.o.O.w.l.ii.n.e.

– математическая и логическая символика: $$Me$$, ~~Kristie~~, ~CubanMami~, Cy~afk, Psychotic~QUEEN, redneck{ZzZzZz}, zrga~not Стоун here, ~*u*r*d*1*4*me*~, ne;

$DMX$, *** хенджск@я_Ведьм@, ***M@D_LOG_DOG***, [ju$t me], {He верю в любовь}, Little Devil =), %АССОРТИИ%.

– знаки других систем: Mary Jane, Squiishyy, 03*03*03*,.LoVeSk8ErGuYz., *sMiLe*cHiLd*, †the Bes †;

^Иришка^, F*E*R*G*I*E, Z@V@R@, ДЕВА*чка_ИЗ_ПИТЕРА, М@ринк@=!, МИК@, $ [нежная], KP@COTK@, |...В...ОдНОм...ЭгземПляРЕ…|, -/КареглаЗАЯ/-;

Agnis galina&bob, Co quin@@, Ell€smer@, dj-sh@rk, L°oracle, Montreetvoit@, snooky2332.

– пиктограммы: *'}{'o'][' §']['uFf*, C/-®']['E®, d, d@ RN@G@de M@T, ~*[]-[]OR[][]Y [])EV[][]_*~,{*_*} + xtc = {^_^}, xD_[0_o]_xD, $TpaZZn[{. Некоторые участники предпочитают пикто граммы, которые трудно не только читать, но и набирать на клавиатуре, тем самым отталкивая коммуникантов от ответной реакции на свое сооб щение. Используя подобные имена, коммуникант не стремится к установ лению контакта с собеседником, а к самовыражению. В виртуальной среде умение быстро и безошибочно воспроизводить имя собеседника, которое может быть неожиданным и экзотическим, считается хорошим тоном.

Включение в ники непечатных символов, как правило, продиктова но желанием, с одной стороны, выделиться на фоне других собеседников, а, с другой стороны, продемонстрировать свое познание и умение исполь зовать такие символы. Чаще всего пользователи с такими символами име ют редкие и необычные профессии, о существовании которых большинст во людей даже не догадывается;

пользователи с такими никами могут быть также очень хорошими специалистами в какой-то узкой области, где они достигли очень большого мастерства и профессионализма.

Особого внимания заслуживают следующие ники:

$4@(тлив@Я – ник включает в себя знаки различных семиотиче ских систем, которые выступают в качестве букв. Так, например, в нике предложено два способа передачи буквы «с»: с помощью значка $ и круглой скобки (, буква «а» передается при помощи символа @. В име ни одновременно используются как прописные, так и строчные буквы.

~Ме4т@_иДи()т@~ хДД – особый интерес вызывает передача буквы «о» с помощью двух круглых скобок (). Кроме этого, автор пыта ется передать свое несерьезное общение в чат при помощи своего рода насмешки – хДД.

Ин]{ог]-[ито – при прочтении данного никнейма необходимо мысленно представлять написание букв «к» и «н». Пользователь вос производит их при помощи символов: [{ соответствует «к», ]-[ соответ ствует «н».

В англоязычных чатах число подобных ников составляет 15, 4 %, в русскоязычных чатах – 23, 0 %, во франкоязычных – 4, 4 %, при этом только в 0, 2 % ников употребляются диакритические знаки, свойствен ные французскому языку – Amlie, pilokor.

Выявим основное значение знаков, использующихся в никах.

Восклицательный знак указывает на иронию, изумление, восторг, желание выделиться среди других или привлечь к своему имени внимание чаттеров. Вопросительный знак может передавать упрек, озадаченность, сожаление или возмущение. Коммуниканты используют скобки для со общения дополнительной информации о себе, например, возраст, место проживания, пол. Многоточие может обозначать некоторую задумчивость создателя ника. Значок «*» используется в ряде случаев как средство передачи непечатных выражений или как символ пропуска буквы. В целом большинство знаков используется чаттерами по принципу «так захотелось» или «знак нравится».

Основная цель самоподачи с помощью графических символов – заставить обратить на себя внимание. Чем больше используется раз личных значков и символов, тем моложе носитель имени. Таким об разом, мы видим, что создатели подобных ников не ограничивают себя рамками привычного алфавита, а создают нечто неожиданное, поражая собеседников своей незаурядностью и нестандартностью мышления.

2. Нижнее подчеркивание для выделения границы между словами Характерной особенностью при написании ников является раз деление многословных ников и ников-предложений на слова при по мощи нижнего подчеркивания: a_big_one25, andrea_rock_girl, Angelic_Nat, boy_wonder, Drk_Klaw, NEXT_OF_KIN;

_REBECA_BROWN_, _пас_сейчас_к_вам, all_day_I_need_sex, DJ_TheBlack, Far_too_innocent, Fire_Dragon_495;

Sexy_boy, spawn_du_69, sp69_123, YoYo_69, loulou_f_.

В англоязычных чатах ники, написанные подобным образом, составляют 11,4 %, в русскоязычных – 19,4 %, во франкоязычных– 3,0 %.

Кроме этого, необходимо отметить, что в русском языке наблю дается разделение не только отдельных слов, но и букв в слове:

Л_А_П_О_Ч_К_А, _D_e_N_, F_A_C_T, A_R_M_A_N_I, К_Р_А_С_А_В_Ч_И_К_UZ, H_Y_U_N_D_A_I, М_А_Р_А_Т_И_К, У_Л_Ы_Б_Ч_И_В_А_Я.

Подобное написание слов в никах может выступать как фунда мент создания непонятного сочетания букв и попытка представить себя как таинственного и требующего познания пользователя, но при внимательном прочтении загадка мгновенно раскрывается, пользова тель с таким ником уже больше не является объектом пристального внимания. В некоторых случаях подобные ники, наоборот, отталки вают вновь приходящих в чат из-за большого количество однообраз ных элементов, отвлекающих внимание от целостного восприятия личного имени.

3. Смешение словесной и цифровой информации Значительная группа чаттеров при создании имени использует цифровую информацию (в англоязычных чатах – 43, 0 %, в русскоя зычных чатах – 9, 5 %, во франкоязычных чатах – 35, 3 %). В самой природе числительного, в его семантике заложены «номинативно идентифицирующая и номинативно-индивидуализирующая функции»

[Чесноков 1997: 56 цит. по Асмус 2005: 135]. Каждое числительное сообщает нам определенную деталь из биографии чаттера, но доста точно сложно «угадать», какое значение несет в себе то или иное со четание цифр.

Рассмотрим примеры подобных ников: 24curious (24 – возраст), 3dancingbear (3 – возможно, любимое число), 28ChicagoMale (28 – возраст), abusyguy1959_2 (1959 – год рождения, в чате, вероятно, уже есть пользователь с подобным именем, для сохранения такого же имени пользователь просто вводит дополнительную цифру 2), alexis456 (456 – цифры могут обозначать любимое число или, напри мер, номер квартиры, дома или машины), Allen_63 (63 – год рожде ния), angel122494 (122494 – вероятно, дата рождения пользователя декабря 1994 года), ballerina2222 (2222 – возможно, простой набор цифр), Hot_Guy2008 (2008 – дата регистрации в чате), twosockss (по пытка создать яркий образ за счет обыгрывания имени существитель ного, при этом наблюдается нарушение норм орфографии), членисто ног_812 (пользователь находится в городе Санкт-Петербург, 812 – телефонный код города Санкт-Петербург), худенький_30 (30 – воз раст), Умница_21 (21 – возраст), ТА_ЕЩЕ_ШТУЧКА_20 (20 – воз раст), Серёнька_495 (пользователь находится в городе Москва, 495 – телефонный код города Москва), Секссс_495 (пользователь находится в городе Москва, 495 – телефонный код города Москва), Пьяненький18 (18 – возраст), парень23_вэб (23 – возраст), он_за_ (30 – возраст), Мне_13 (13 – возраст), Коля_23_495 (23 – возраст и 495 – место нахождения пользователя Москва, 495 – телефонный код Москвы), Adeline18a ch scen f (18 – возраст), Alex56 (место нахожде ния пользователя, 56 – код Департамента Морбиан во Франции), Anne 37 ans (37 – возраст), Bricedu69 (69 – возможно, год рождения поль зователя или место нахождения, 69 – код департамента Рона во Франции), Didier 49 a (49 – возраст пользователя, так как сокращение a соответствует слову ans(лет)), Florian1982 (1982 – год рождения пользователя), H 33 pour f bien (33 – возраст пользователя), Male75 ( – место нахождение пользователя Париж).

Итак, входящие в состав ника числительные чаще всего обозна чают возраст коммуниканта, год рождения, место нахождения (по те лефонному или территориальным кодам), любимое или роковое чис ло, или просто число, выбранное наугад. По мнению многих пользо вателей Интернета, 90 % цифр в нике составляют год рождения, ко личество лет или место нахождения, а остальные числительные – это счастливые цифры.

Добавление к имени собственному своего возраста, года рожде ния или места проживания при общении в чате часто свидетельствует о ярко выраженной цели общения – привлечь внимание людей соот ветствующего возраста и местонахождения в надежде завязать зна комство и, возможно, продолжить его в реальности.

Незначительное число пользователей обращаются к цифрам в тех случаях, когда в чате уже есть коммуникант с таким же именем.

Например, пользователь хочет зарегистрироваться как Принцесса, но в чате существует такой ник, поэтому он может назвать себя как Принцесса 2 или, например, jimb89_2 и jimb89_3, bigguylookin и big guylookin_2. Как правило, подобные ники малопривлекательны. Такой ник может вызвать у модераторов чата подозрения в том, что вы веде те нечестную игру против пользователя с таким же именем, а это не приветствуется. В некоторых случаях такого пользователя просто мо гут начать путать с привычным для всех «оригиналом», поэтому вме сто приятных бесед ему придется долго разъяснять всем интересую щимся, что он это он, а не кто-то еще. Лучше потратить немного вре мени и придумать оригинальный ник.

Особый интерес вызывает использование разносемиотических гибридов (своего рода ребусы) – фонетическое и нечисловое употреб ление цифр в комбинациях с названиями букв или их чтением:

2nice4ya, 4me2knowU, 4woofie, are_u_ready_4_De, CAPS4LYF, ElijahC2U, New2NYC, oceanrose4u_2, чaтЪлaн4ик, HA100ЯЩAЯ, Де во4ка_8не_закона, М@Се4кА.

Очевидно, что чаще всего в англоязычных именах используются цифры 2, и 4, чей фонемный состав [tu:] и [fo:] обыгрывается в раз личных вариациях. Подобный прием используется по отношению к буквам английского алфавита, например: C соответствует See, U – You, Y – Why. В русскоязычных именах возможно использование числительного 4 в качестве буквы «ч», цифры 5 в значении «опять».

Во франкоязычных чатах подобное явление не было обнаружено, тем не менее, мы полагаем, что подобному обыгрыванию могут подвер гаться числительные 1 и 2, чей фонемный состав [d] и [] встречает ся в различных вариациях, например, 2M1 – A demain, 2R1 – De rien.

Следует отметить, что подобный способ записи возник в анг лийском языке рекламы задолго до изобретения Интернета, и поэтому французский язык только начинает заимствовать его. Использование алфавитных названий букв и омонимичных цифр вместо слов позво ляет значительно сократить количество печатных символов.

Количество подобных имен незначительно, главная цель созда ния таких сокращений – не столько достижение выразительности и эмоциональности речи, сколько экономия времени и ускорение про цесса работы на компьютере. Успешность понимания такого ника во многом зависит от смекалки собеседника. Соответствующее понима ние обеспечивается лишь тогда, когда читающий осознает, что необ ходимо читать буквы в том варианте, в котором они представлены в алфавите, а цифры – в соответствии с их произношением.

Таким образом, широкое распространение Интернет коммуникации обусловило внедрение и широкое распространение новых форм написания имени собственного, нетрадиционных графи ческих и орфографических средств их оформления. Устно письменная форма, в которой существует чат, нарушает одни пись менно-языковые условности и утверждает другие. В поисках новых средств выражения оригинальности, экспрессивности, их оценочно сти чаттеры используют различные способы и приемы языковой игры, под которой мы вслед за Т. А. Гридиной понимаем особую форму лингвокреативного мышления, основанную на способности говоря щих к актуализации и переключению (нарушению) ассоциативных стереотипов порождения, восприятия и употребления языковых зна ков [Гридина 2009]. Графические, словообразовательные и орфогра фические языковые игры в никнеймах позволяют «ярко» заявить о себе через именную презентацию «никнейм».

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК Асмус Н.Г. Лингвистические особенности виртуального коммуника тивного пространства: дис. канд. филол. наук: (10.02.19). – Челябинск, 2005. – 265 с.

Гридина Т.А. Языковая игра как проявление лингвистической креа тивности в онтогенезе. [Электрон. ресурс] Режим доступа:

www.language.psu.ru/bin/view/cgi.

Супрун В.И. Развитие ономастического пространства Интернета // Ономастика Поволжья. Материалы IX Международной конференции по ономастике Поволжья. – М., 2004. – С. 53–58.

УДК 81' Братчикова Е.А. Bratchikova E.A.

Балашов, Россия Balashov, Russia К ВОПРОСУ О НОСИТЕЛЕ TO THE ISSUE ABOUT THE UNIT ФОНЕТИЧЕСКОГО ЗНАЧЕНИЯ OF PHONETIC MEANING Аннотация. В статье рассматривается Abstract. The article deals with one of дискуссионный в современной фоно- the controversial issues in contempo семантике вопрос о носителе фоне- rary phonosemantics – the unit of pho тического значения, сопоставляются netic meaning. The author compares и анализируются различные точки and analyses different points of view.

зрения.

Ключевые слова: фоносемантика, Keywords: phonosemantics, phonetic фонетическое значение, фоносеман- meaning, phonosemantic unit, sound, тическая единица, звук, фонема, phoneme, grapheme.

графема.

Сведения об авторе: Братчикова About the Author: Bratchikova Elena Елена Александровна, старший пре- Aleksandrovna, Senior Lecturer of the подаватель кафедры английского Chair of the English Language.

языка.

Место работы: Балашовский инсти- Place of employment: Balashov Insti тут (филиал) Саратовский государст- tute (Branch) of Saratov State Univer венный университет имени Н.Г. Чер- sity named after N.G. Chernyshevsky.

нышевского.

Контактная информация: 412300, Саратовская область, г. Балашов, ул.

Карла Маркса, 29.

e-mail: eabratchikova@mail.ru.

Одним из вопросов, до сих пор не получивших окончательного решения в фоносемантике – разделе психолингвистики, занимающим ся изучением соотношения в языковом сознании звука и смысла и его экспликации в языке и речи, является вопрос о носителе фонетическо го значения.

Античные языковеды и философы, обращаясь к проблеме изу чения непроизвольной связи звука и смысла, оперировали понятием «буква», хотя при этом указывали на артикуляцию и акустические характеристики произносимых звуков [Античные… 1978]. Подобное соотношение письменных знаков и производимого ими впечатления имело место в трудах М.В. Ломоносова [Ломоносов 1952]. Отождест вляли звук и букву некоторые поэты (А. Белый, О. Мандельштам, В.

Набоков, М. Цветаева, К. Бальмонт и др.) Во многих современных © Братчикова Е.А., 2012 филологических работах не разграничиваются такие понятия как звук, фонема, буква [см. напр., Гик 2001, Зубова 1999].

В настоящее время можно выделить три основных подхода в решении обозначенной проблемы:

1) Часть отечественных ученых считает, что функцию фоносе мантической единицы выполняет звукобуква (или графема). Обосно вание необходимости введения данного термина было дано А.П. Жу равлевым, по мнению которого «звук становится для говорящих четко осознанной реальностью только после знакомства с буквами. … буква в этой паре как бы стабилизирует восприятие звука, помогает вырабо тать в сознании типический образ звука и закрепляет его с помощью графического изображения» [Журавлев 1974: 34]. Ученый убежден, что «носителем фонетического значения является звукобуквенный психический образ, который формируется под воздействием звуков речи, но осознается и четко закрепляется лишь под влиянием буквы»

[Журавлев 1974: 36]. Данная идея не нова, так как восходит к сужде ниям П.П. Соколова, еще в 1897 г. указавшего на то, что в восприятии звука участвуют четыре элемента: непосредственно звук, его графи ческий знак, мускульно-осязательное ощущение при произношении и подобного рода ощущение при письме, которые, будучи неотделимы ми друг от друга, дополняют и уточняют впечатление от звука. При веденную точку зрения разделяют М.А. Балаш [Балаш 1999], Г.В.

Векшин [Векшин 2006], Л.П. Прокофьева [Прокофьева 2007] и др., по мнению которых понятие «звукобуква» отражает «фонографическую»

связь в сознании человека.

На наш взгляд, принятие в качестве единицы фонетического значения звукобуквы имеет под собой определенные основания, по скольку, как отмечает А.П. Журавлев, для грамотного человека звук и буква неразрывно связаны и появление одного знака сейчас же вызы вает в сознании появление другого [Журавлев 1974: 34]. Однако все же звук и буква – разносистемные феномены, не тождественные друг другу: звук – единица речи, буква – единица графической системы, она обозначает звук на письме и не связана с ним с точки зрения зву чания. Доказательством этому может служить тот факт, что ни буква, ни звукобуква не способны отображать изменения, которым подвер гаются звуки в определенных позициях.

Кроме того, не всегда между звуком и буквой имеется закреп ленное соответствие: один и тот же звук может обозначаться разны ми буквами на письме, одна и та же буква может обозначать разные звуки. Несомненно, данное замечание относится, например, к англий скому языку, при исследовании феномена звукосимволизма в котором исследователи редко прибегают к использованию звукобуквы [Про кофьева 2007]. Отметим, что и в отечественной фоносемантике, в ча стности в исследовании О.Д. Кулешовой [Кулешова 1985], наблюда ется асимметрия в выборе единицы звукосимволического значения. В русском языке исследователь использует понятие звукобуквы, а в английском языке – фонемы. Однако и в русском языке, согласно ре зультатам исследований Л.Н. Санжарова [Санжаров 1996, 2002], об ращение к понятию «звукобуква» не вполне правомерно. Так, в про цессе компьютерного анализа фонетического значения слов, взятых в их звукобуквенной форме, ученым было обнаружено определенное несоответствие: слово синий получило оценку «синий, синеватый», синее – «зеленый, синий», синяя – «ярко-красный, синий». При этом анализ звукового состава названных слов показал, что все они оцени ваются как «синего, синеватого цвета» [Санжаров 1996].

2) Л.Н. Санжаров [Санжаров 1996, 2002] и его ученики [напр., Степанова 1998, Фадеева 2004] предлагают свое решение вопроса о носителе фонетического значения. По их мнению, в качестве фоносе мантической единицы должен выступать звук, но только в его акусти ческих свойствах, поскольку именно они превращают звук в физиче скую величину с присущими ей высотой, силой, долготой и тембром и определяют его способность воздействовать на психику человека.

Рассматривая физиолого-артикуляционные параметры звука как «внешние по отношению к существу звука и потому нефонетические»

и считая «подлинно фонетической только акустическую классифика цию» [Санжаров 2002: 5-6], исследователи полагают, что изучение фонетического значения должно базироваться именно на принципах акустической классификации [Якобсон 1962], которая отражает смы словые возможности звуков. В данной классификации, построенной по принципу дихотомии (например, высокие/низкие, диез ные/недиезные, бемольные/небемольные и т.д. звуки), каждый из представленных признаков охватывает все звуки речи, то есть звуки образуют оппозиции по какому-либо признаку. Соответственно вос приятие звука, имеющего определенную акустическую характеристи ку, отличается от восприятия звука, лишенного этой характеристики.

Все акустические признаки ученые делят на позитивные и негативные [см., напр., Фадеева 2004: 10], в свою очередь обусловливающие вос приятие звука как позитивно или негативно окрашенного.

На наш взгляд, такое противопоставление не позволяет одно значно определить набор звуков, имеющих эмоционально положительное и эмоционально-отрицательное коннотативное значе ние, так как один и тот же звук может входить в акустические группы, противоположные по своим семантико-коннотативным признакам.

Например, русский звук [и] в дихотомии «высокие/низкие» звуки входит в группу высоких звуков, обладающих, по мнению исследова телей, положительной коннотацией. Однако этот же звук в противо поставлении «компактные/диффузные» звуки относится к группе диффузных звуков, имеющих негативные семантико-коннотативные свойства. Кроме того, эксперименты, проводимые рядом ученых, по казывают, что далеко не всегда можно определить эмоциональную значимость звука, исходя лишь из его акустических свойств. Во первых, артикуляционный аспект играет не меньшую роль, поскольку звук представляет собой совокупность тех или иных акустико артикуляционных характеристик, во-вторых, на восприятие фонети ческого значения оказывает влияние языковая система (лексическая и фонологическая). В связи с вышесказанным отметим, что вывод, сде ланный данной группой ученых, согласно которому «коннотативные свойства звуков обусловлены их акустическими характеристиками»

[Степанова 1998: 25], требует дальнейшей проверки.

3) Достаточно часто статус элементарной фоносемантической еди ницы приписывается звуку как совокупной реализации определенной комбинации акустико-артикуляционных признаков [напр., Наумова 2005, Павловская 2001] и фонеме [Левицкий 1975, Фомина 1999 и др.].

Отдельно следует отметить точку зрения Ю.В. Казарина [Каза рин 2000]. Опираясь в своих исследованиях на понятие фонемы и ре шая вопрос о статусе фонетических единиц, ученый приходит к выво ду, что последние принадлежат срезу нескольким системам и пред ставляют собой одновременно ментальную, психическую, физиологи ческую, физическую, лингвистическую, психологическую, текстовую, эстетическую (поэтическую) и культурную сущность [Казарин 2000:

9]. Исходя из этого, лингвист предлагает выделять следующие стату сы фонетических единиц: ономафонему – лингвоментальный знак системы языка;

синтагмофонему – звуковую единицу речевой систе мы;

социофонему - фонетическую единицу, реализованную в речи и воспринимаемую носителем языка не только ментально, интеллекту ально и логически, но и психологически, эмоционально, эстетически и социально. Разновидностями социофонемы, функционирующей в системе текста и системе культуры, являются психофонемы, тексто фонемы, мелофонемы и звукосимволы. Очевидно, что выделяемые Ю.В. Казариным типы фонем представляют собой не что иное, как различные ее реализации, обусловленные той сферой языка и речи, в которой происходит ее функционирование.

В исследованиях, проводимых в рамках Санкт-Петербургской школы фоносемантики С.В. Воронина, наибольшее распространение получило понятие фонемотипа / фонотипа [Бродович 2005, Воронин 1982, Михалев 1995, Шляхова 2005], под которым понимается некий фоносемантический инвариант для фонем, объединенных общими акустико-артикуляционными признаками и схожими звукоизобрази тельными функциями в различных языках. Необходимость введения данного термина обусловлена тем, что фонема участвует в формиро вании звукоизобразительного слова не всем своим акустико артикуляционным единством, а лишь конкретными дифференциаль ными признаками. Так, [b] в составе обозначений круглого (например, англ. bubble – пузырь, пузырек как обозначение округлого предмета) выполняет свою звукоизобразительную функцию только через уча стие губ в артикуляционном усилии, то есть через место артикуляции, принадлежа тем самым к фонотипу лабиальных. Эта же фонема в анг лийском звукоизобразительном слове bang участвует в звукоизобра зительном процессе только через способ артикуляции – как взрывной согласный, безотносительно к месту артикуляции, относясь в данном случае к фонотипу взрывных. Таким образом, при изучении звукоизо бразительной функции конкретной фонемы в составе звукоизобрази тельного слова, необходимо иметь в виду «единицу того или иного зву коизобразительного класса фонем - фонотипа» [Бродович 2005: 11].

На наш взгляд, понятие фонемо-/фонотипа подходит для лингвис тического изучения звукоизобразительности, однако применение его в качестве единицы экспериментального исследования невозможно, по скольку трудно предположить, каким образом реципиенты могут оце нить тот или иной фонемо-/фонотип, то есть определить, какие именно дифференциальные признаки фонемы отвечают за ее коннотативное зна чение. На неправомерность приписывания фонетического значения фо неме или фонемотипу указывает И.Ю. Павловская [Павловская 2001]. По ее мнению, фонема – это абстракция, лингвистически обусловленное обобщение, и ее реализации (аллофоны) могут иметь разные акустико артикуляторные свойства, а значит и разные фонетические значения, что имело место в проведенном исследователем эксперименте, в котором разные оттенки фонемы [l] получили со стороны испытуемых разный набор звукосимволических характеристик [Павловская 2001: 120]. Вме сте с тем заметим, что в упомянутом эксперименте испытуемые выдели ли аллофоны только одной вышеназванной фонемы, а остальные звуки оценивались на уровне фонемы. По всей видимости, вполне правомерно полагать, что «носители языка абстрагируются от разницы между алло фонами одной и той же фонемы, потому что она не имеет функциональ ной значимости» [Теоретическая… 1996: 44]. Другими словами, наив ный носитель языка, не имеющий специальной лингвистической подго товки, не различает аллофоны одной и той же фонемы и, соответственно, будет оценивать их одинаково.

Итак, сопоставление вышеизложенных точек зрения на вопрос о носителе фонетического значения показывает, что каждый из иссле дователей приводит свои аргументы, доказывающие обоснованность того или иного выбора. Одним из определяющих факторов является цель проводимого исследования. Очевидно, что изучение звукоизо бразительности с позиций традиционного языкознания будет отли чаться по используемым методикам и исследовательским приемам от психолингвистического исследования особенностей восприятия зву ковой субстанции языка. В первом случае в качестве фоносемантиче ской единицы целесообразно остановиться на понятии фонотипа, во втором носителем фонетического значения следует выбрать звук на уровне фонемы. В Лингвистическом энциклопедическом словаре зву ки речи определяются как «минимальные единицы речевой цепи, яв ляющиеся результатом сложной артикуляционной деятельности чело века и характеризующиеся определенными акустическими и перцеп тивными (связанными с восприятием речи) свойствами» [ЛЭС 2002:

165], фонема же представляет собой «единицу звукового строя языка, служащую для опознавания и различения значимых единиц – морфем, в состав которых она входит в качестве минимального сегментного компонента, а через них – для опознавания и различения слов» [ЛЭС 2002: 552]. Фонема как абстрактная единица противопоставляется звуку как конкретной единице, в которой фонема материально реали зуется в речи. Таким образом, именно звук является той сущностью, которая воспринимается, а, следовательно, осмысливается и оценива ется воспринимающим сознанием.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК Античные риторики / Под ред. А.А. Тахо-Годи. – М.: Изд-во Московско го ун-та, 1978. – 352 с.

Балаш М.А. Фоносемантическая структура текста как фактор его понимания (Экс периментальное исследование): дисс…. канд. филол. наук. – Барнаул, 1999. – 159 с.

Бродович О.И. О некоторых основополагающих понятиях фоносемантики // Тезисы докладов международной конференции «знак: иконы, индексы, символы», посвященной 70-летию со дня рождения проф. С.В. Воронина. – СПб.: Филол. ф-т СПбГУ, 2005. – С. 11–12.

Векшин Г.В. Фоностилистика текста: Звуковой повтор в перспективе смыслообразования: автореф. дисс. … докт. филол. наук. – М., 2006. – 28 с.

Воронин С.В. Основы фоносемантики: монография. – Л.: Изд-во Ленин град. ун-та, 1982. – 244 с.

Гик А.В. Звуковой аспект организации поэтических текстов М. Куз мина // Текст. Интертекст. Культура: сб. докл. междунар. науч. конф ции (Москва, 4-7 апр. 2001). Российская акад. наук. Ин-т рус. яз. им.

В.В. Виноградова. – М.: Азбуковник, 2001. – С. 204–212.

Журавлев А.П. Фонетическое значение: монография. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1974. – 160 с.

Зубова Л.В. Язык поэзии Марины Цветаевой: Фонетика, словообразова ние, фразеология. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1999. – 232 с.

Казарин Ю.В. Проблемы фоносемантики поэтического текста: учеб ное пособие. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2000. – 172 с.

Кулешова О.Д. Фоносемантическая структура текста (Эксперимен тальное исследование на материале английского языка): дисс…. канд.

филол. наук. – М., 1985. – 214 с.

Левицкий В.В. Звукосимволизм в лингвистике и психолингвистике // Филологические науки. – 1975. – № 4. – С. 23–25.

Лингвистический энциклопедический словарь / Гл. ред. В.Н. Ярцева. – 2-е изд., дополненное – М.: Большая научная энциклопедия, 2002. – 709 с.

Ломоносов М.В. Краткое руководство к красноречию // Полн. собр.

соч. Т. 7. – М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1952. – С. 91–378.

Михалев А.Б. Теория фоносемантического поля: дисс…. докт. филол.

наук. – Пятигорск, 1995. – 294 с.

Наумова Н.А. Актуализация английской языковой картины мира с помощью звукосимволических средств: дисс…. канд. филол. наук. – Саранск, 2005. – 205 с.

Павловская И.Ю. Фоносемантический анализ речи: монография. – СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 2001. – 292 с.

Прокофьева Л.П. Звуко-цветовая ассоциативность: универсальное, национальное, индивидуальное: монография. – Саратов: Изд-во Сара тов. медицинского университета, 2007. – 280 с.

Санжаров Л.Н. Современная фоносемантика: истоки, проблемы, воз можные решения: учебное пособие. – Тула: Изд-во Тульск. госпедун та, 1996. – 36 с.

Санжаров Л.Н. Современная фонетика. – Тула: Тульский полигра фист, 2002. – 138 с.

Степанова С.В. Характер проявления фоносемантических особенно стей звуков в различных стилях речи: автореф. дисс. … канд. филол.

наук. – Калуга, 1998. – 19 с.

Теоретическая фонетика английского языка: учеб. для студ. ин-тов и фак-тов ин. яз.. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1996. – 286 с.

Фадеева Е.Н. Фоносемантическая характеристика индивидуального стиля автора (на примере поэтической речи XX века): автореф. дисс.

… канд. филол. наук. – Тула, 2004. – 21 с.

Фомина Т.Г. Об эстетической оценке звуковой формы языка // Акту альные проблемы психологии, этнопсихолингвистики и фоносеман тики: Материалы Всерос. конференции (Пенза, 8-11 дек. 1999 г.). – М.;

Пенза: Ин-т психологии и Ин-т языкозн-ия РАН;

ПГПУ им. В.Г.

Белинского, 1999. – С. 191–193.

Шляхова С.С. «Другой» язык: Опыт маргинальной лингвистики: мо нография. – Пермь: Перм. гос. техн. ун-т, 2005. – 346 с.

Якобсон Р., Фант Г.М., Халле М. Введение в анализ речи // Новое в лингвистике. – Вып. II. – М.: Изд-во ин. лит., 1962. – С. 173–230.

УДК 811.111.1' Глазырина А.И. Glazyrina A.I.

Екатеринбург, Россия Ekaterinburg, Russia КОМПОНЕНТНЫЙ АНАЛИЗ COMPONENTIAL ANALYSIS OF СПЕЦИАЛЬНЫХ ЕДИНИЦ С SPECIAL UNITS WITH SUFFIX – СУФФИКСОМ -WARE WARE IN ENGLISH COMPUTER АНГЛИЙСКОГО SUBLANGUAGE КОМПЬЮТЕРНОГО ПОДЪЯЗЫКА Аннотация. Cтатья посвящена ком- Abstract. The article is dedicated to the понентному анализу специальных componential analysis of special units единиц английского компьютерного of English computer sublanguage with подъязыка с суффиксом –ware suffix –ware which constitute the sub предметной подобласти «Malware ject subfield «Malware».

ПО (вредоносное (программное обеспечение))».

Ключевые слова: компонентный ана- Keywords: componential analysis, лиз, компьютерный подъязык, пред- computer sublanguage, subject subfield метная подобласть «Вредоносное «Malware», suffix –ware.

программное обеспечение», суффикс –ware.

Сведения об авторе: Глазырина Анна About the Author: Glazyrina Anna Игоревна, кандидат филологических Igorevna, Candidate of Philology, Head наук, доцент, зав.каф. перевода и of the Chair for Translation.

переводоведения.

Место работы: Уральский государст- Place of employment: Ural State Peda венный педагогический университет. gogical University.

Контактная информация: 620017, г. Екатеринбург, пр. Космонавтов, 26, к. 459.

e-mail: glazyrina-anna@mail.ru.

Лингвистика XXI, прирастая новыми знаниями из смежных и «отдаленных» наук, все чаще оглядывается назад, на достижения пре дыдущих веков. Ориентиром в сегодняшних исследованиях по лин гвистической семантике все так же остается метод компонентного анализа, разработанный в 50-е года ХХ века. В частности, еще Эмиль Бенвенист призывал ученых «анализировать язык в рамках его собст венных формальных элементов» [Бенвенист 1997: 23].

В конце XX столетия компонентный анализ перестал быть лишь приемом системно-структурного метода (см. трактовку С.В. Черновой процедуры компонентного анализа в качестве приема), превратив шись действительно в метод лингвистического исследования, по © Глазырина А.И., 2012 скольку стал применяться и в других лингвистических парадигмах (см. работы А. М. Кузнецова, Е.Г. Беляевской и др.).

Настоящая статья посвящена компонентному анализу специ альных единиц английского компьютерного подъязыка с суффиксом –ware предметной подобласти «Malware (вредоносное ПО (про граммное обеспечение))» [АРСОЛ;

АРТСТС].

На сегодняшний день под компьютерным подъязыком все чаще по нимают триаду компьютерный термин – профессионализм – жаргонизм. В статье предпринимается попытка ответить на следующие вопросы: оста лись ли «чистые» лингвистические методы? Что представляет компонент ный анализ терминологического значения? Возможно ли четко сформули ровать (дать наименование) семам компьютерного подъязыка даже на ма териале этой предметной подобласти?

Суффикс –ware обозначает тип программного обеспечения, компьютерных программ [OD 2005] и является крайне продуктивным для образования терминов в английском компьютерном подъязыке.

Исходя из принципа определения концептосферы исследуемой предметной области, следует различать предметную подобласть «Компьютерные программы» и предметную подобласть «Программ ное обеспечение» (см. данные на сайте http://www.glossary.ru ).

В английском компьютерном подъязыке насчитывается 87 од нокомпонентных терминов с суффиксом –ware.

Наиболее полный список, 73 единицы (84 %), содержится в Ви кипедии (Wikipedia): abandonware, adware, annoyware, badware (bad software), baitware, beerware, begware, betaware, bloatware, brochure ware, careware, charityware, crapware, crimeware, crippleware, crud ware, cyberware, demoware, donationware, dreamware, dribbleware, emailware, fatware, firmware, foistware, fraudware, freeware, fritterware, garbageware, greenware, greyware (grayware), groupware, guiltware, hijackware, liveware, malware, meatware, middleware, moralityware, muf finware, nagware, otherware, parasiteware, payware, postcardware, prayerware, ransomware, riskware, rogueware, scareware, scumware, shareware, shelfware, shitware, shovelware, spyware, stealware, testware, trackware, trialware, vaporware, wetware, warez.

16 % содержатся в других источниках (14 единиц): bannerware, Big Brotherware, сoasterware, comfortware, dicware, giftware, hostware, psychedelicware, rightware, romware, teamware, teachware, telesoftware.

В нашу предметную подобласть также входят 2 двухкомпо нентные специальные единицы – Big Brotherware (аллюзия к роману Дж. Оруэлла «1984» представляется очевидной, русский эквивалент отсутствует) и typhoid adware («тифозный» бесплатный программ ный продукт с размещенной в нём рекламой).

Энциклопедия Википедия (Wikipedia), один из ярчайших примеров реализации проекта Web 2.0, предлагает следующую классификацию Scumware (Scamware) («жульнического» программного обеспечения) [http://blog.immunet.com/blog/tag/scamware]): scareware (русский эквивалент в настоящее время отсутствует, образуя лакуну) и malware.

Группа Scumware (Scamware) представлена 19 единицами.

Представим взаимосвязи данных единиц на рисунке 1. Пунктиром обозначены отношения гипонимии, стрелка указывает на гипероним.

Рисунок Scumware (Scamware) Scare ware Malware (badware) Adware Spyware Rougeware (fraudware) Moralityware Ransomware Thiefware Stealware Crimeware Riskware Typhoid adware Trackware (Big Brotherware) Greyware (Grayware) Перейдем к описанию данных, приведенных на рисунке 1.

Группа Malware включает подгруппу «Malware for profit (вре доносное ПО для получения выгоды)», куда входят такие единицы, как adware, ransomware (программа-вымогатель), scareware, spyware (шпионское (шпионящее) ПО) [АРТСТС].

Группа Scareware не содержит подгрупп. Данная группа входит в качестве подгруппы в группу Malware. Подгруппа содержит лишь две синонимичные специальные единицы – fraudware и rougeware1.

Подгруппы Adware, Spyware и Trackware (ПО отслеживания пред почтений) [АРТСТС] объединены в группу Greyware (Grayware). Под спе циальной единицей greyware (grayware) обычно понимается «"серое" ПО, вредоносные программы, попадающие в "серую зону" между обычным ПО и вирусами. К этой категории относятся такие опасные и/или надоедливые программы2, как adware, spyware, trackware и многие другие» [АРТСТС].


Подгруппа Spyware включает Trackware.

Подгруппа Adware (тж. advertising-supported software, зачастую име ет в виду «dishonest adware» (мошеннический бесплатный программный продукт с размещенной в нём рекламой [ http://www.en.wikipedia.org/wiki/Malware] ) включает подвид typhoid adware.

Особняком стоят такие подгруппы, как Riskware (потенциаль но опасное ПО, потенциально опасные (невирусные) приложения) ПО) [АРТСТС], Crimeware (мошенническое [http://translate.google.ru], Moralityware (русский эквивалент отсутст вует)3, Ransomware (программа-вымогатель) [ http://www.ru.wikipedia.org/wiki/Ransomware] , Stealware (компьютерные воры) [http://shelbydap.wgz.cz/babylon] и Thiefware (русский эквива лент отсутствует). Возможно, их можно объединить в подгруппу под названием privacy-invasive software (ПО, нарушающее конфиденци альность информации) [ http://en.wikipedia.org/wiki/Privacy invasive_software].

Начнем компонентный анализ с наиболее «простых случаев», с тех специальных единиц, определения которых до сих пор отсутству ют: Big Brotherware, fraudware, scamware, scumware, thiefware, trackware. К сожалению, ни у одной из вышеперечисленных единиц зафиксированного где-либо определения не обнаружено.

Перейдем к единицам, имеющим определения, зафиксирован ные в специальных толковых словарях и энциклопедических издани rougeware - мошенническое ПО [http://translate.google.ru].

В рамках данной статьи мы намеренно не рассматриваем группу annoyware (надоедливые условно-бесплатные программы) в виду ее многочисленности.

См. пример http://www.eweek.com/c/a/Security/KoranSpouting-Trojan-Is-First-Example-of Moralityware/.

ях. Начнем с понятия rogueware: «a form of Internet fraud using computer malware (malicious software) that deceives or misleads users into paying for fake or simulated removal of malware or that installs other malware»

[ http://www.en.wikipedia.org/wiki/Rogue_security_software]: (форма Интернет мошенничества с использованием вредоносного программного обеспече ния, которая обманывает пользователя или вводит его в заблуждение, в результате которого последний оплачивает поддельное/мнимое удаление вредоносного ПО или устанавливает другое вредоносное ПО [Здесь и да лее перевод мой. - А.Г.]). Как показывает компонентный анализ, несмотря на наличие суффикса –ware, данный термин обозначает не вид программ ного обеспечения, а вид (категорию) преступления.

Единица crimeware была намеренно создана Питером Кэсседи (Peter Cassidy), генеральным секретарем Антифишинговой рабочей группы (Anti-Phishing Working Group, APWG) и имеет следующее оп ределение: «a class of malware designed specifically to automate cybercrime» (ПО, разработанное специально для автомати зации сетевых преступлений) [ http://www.en.wikipedia.org/wiki/Crimeware] .

В русскоязычной Википедии сrimeware является синонимом malware.

Несомненную опасность, особенно для пользователей русскоя зычных сайтов на территории бывшего Советского Союза, представ ляет ransomware [ http://www.ru.wikipedia.org/wiki/Ransomware] .

В широком смысле под ransomware понимают «software that is released as open source only in exchange for payment» (ПО, предостав ляющее исходный код только за вознаграждение) в узком [ http://www.en.wikipedia.org/wiki/Ransomware];

– «computer malware which holds a computer system, or the data it contains, hostage against its user by demanding a ransom for its restoration» (вид вредоносного ПО, блокирующего компьютерную систему и данные от пользователя, требуя взамен выкуп за восста новление системы) [http://en.wikipedia.org/wiki/Ransomware_(malware)].

Под stealware имеют в виду «a type of software that effectively transfers money owed to a website owner to a third party» (вид ПО, эф фективно переводящего деньги, предназначенные владельцу сайта, третьей стороне) [ http://www.en.wikipedia.org/wiki/Stealware] .

Moralityware есть ни что иное, как «a subset of malware which infects a PC with the intention of imposing morality upon the user (for example, by blocking pornographic websites)» (вредоносное ПО, зара жающее персональный компьютер и пытающееся навязать пользо вателю моральные принципы (например, блокируя порнографические сайты) [ http://www.en.wikipedia.org/wiki/Moralityware] .

Таблица Единица компьютерного moralityware ransomware подъязыка rogueware crimeware stealware Сема ‘Класс вредоносного ПО’ + + + - + ‘Преступные намерения’ + + - - ‘Автоматизация преступных намерений в + + - - Сети’ ‘Перевод денежных средств третьей сторо- - + - - не’ ‘Заражение компьютера’ - - - - + ‘Навязывание нравственного поведения’ - - - - + ‘Восстановление компьютерной системы - - + - после уплаты выкупа’ ‘Удержание компьютерной системы или - - + - хранящихся в ней данных в качестве «за ложников»’ ‘Форма Интернет-мошенничества’ - - - + ‘С использование вредоносного ПО’ - - - + ‘Обман или введение в заблуждение с це- - - - + лью оплаты поддельного/мнимого удале ния вредоносного ПО или установка дру гого вредоносного ПО’ Особняком стоит понятие riskware, которое по своей сути явля ется потенциально опасным ПО. Приведем определение riskware, ко торое также содержит описание, включающее его существенные при знаки: «computer software, which actually was not programmed and in tended as malware, but has security critical functions. These functions can be used to start or stop computer processes or computer services. Riskware can also be defined as potentially dangerous software» (ПО, изначально разработанное не как зловредное, но являющееся критическими для безопасности. Эти функции могут использоваться для запуска или остановки работы компьютера. Невирусные приложения можно также определить как потенциально опасное ПО) [ http://www.en.wikipedia.org/wiki/Riskware] .

Перейдем к определениям более широких совокупностей:

greyware (grayware), adware, spyware, scareware, malware (badware) и scumware (scamware).

Greyware (grayware) представляет собой пограничное явление между обычным ПО и вирусами [АРТСТС] и подразумевает «applications that behave in a manner that is annoying or undesirable, and yet less serious or troublesome than malware» (приложения, раздра жающие пользователя или работающие в нежелатель ном/неподходящем/неудобном режиме и одновременно представляю щие меньшую опасность и причиняющие меньший вред безопасности компьютерной системы, чем вредоносное ПО) [ http://en.wikipedia.org/wiki/Greyware#Grayware] . Принято считать, что именно «серое» ПО является гиперонимом для adware и spyware.

Проследим эволюцию понятия spyware. Изначально (см. Стив Гибсон, 2000 [там же]) под шпионским (шпионящим) ПО понималось «any software which employs a user’s Internet connection in the background (the so-called ‘backchannel’) without their knowledge or explicit permission» (любое ПО, использующее обратный канал связи (при подключении пользователя к Интернету) без ведома пользова теля или его явного согласия) [там же]. Далее понятие шпионящего ПО стало обрастать новыми характеристиками – возникли такие его синонимы, как thiefware, scumware, trackware и badware [там же]. Тем не менее, все термины, входящие в группу шпионящее ПО, имеют две классифицирующие семы, различающиеся различной степенью гра дуальности: ‘степень согласия пользователя’, ‘уровень негативного влияния на пользователя и компьютерную систему’ [там же].

Коалиция по борьбе со шпионским и рекламным ПО (Anti Spyware Coalition, ASC) выделяет два уровня в определении шпионя щего ПО: в узком смысле под ним понимают «a term for tracking software deployed without adequate notice, consent, or control for the user» (термин для ПО слежения, примененного без соответствующе го уведомления, согласия, надзора пользователя). В широком смысле мы имеем дело с комбинацией определения и описания: « technologies deployed without appropriate user consent and/or implemented in ways that impair user control over: 1) Material changes that affect their user experience, privacy, or system security;

2) Use of their system resources, including what programs are installed on their computers;

and/or 3) Collection, use, and distribution of their personal or other sensitive information» (технологии, использованные без соответствующего со гласия пользователя и/или приводимые в исполнение способами, нега тивно влияющими на контроль со стороны пользователя над: 1 ) суще ственными переменами, отражающимися на его пользовательском опыте, частной жизни или безопасности работы системы;

2) исполь зованием системных ресурсов, включая установленные программы;

и/или 3) сбором, использованием и распространением личных данных или другой конфиденциальной информации пользователя) [там же].

Сравним определения spyware в англоязычных словарях и Ви кипедии, расположив их в хронологической последовательности: 1) «software that enables a user to obtain covert information about another's computer activities by transmitting data covertly from their hard drive»

(ПО, позволяющее пользователю получать конфиденциальную ин формацию о действиях компьютерной системы другого пользовате ля путем тайной передачи данных с жесткого диска пользователя) [OD 2005];

2) «software that self-installs on computers and tracks the user's Internet use, mainly for marketing purposes» (самоустанавливаю щееся ПО, следящее за действиями пользователя в Интернете, в ос новном в целях маркетинга) [OAD 2005];

3) «software installed via the internet on a computer without the user's knowledge and used to send information about the user to another computer» (ПО, установленное на компьютер пользователя в режиме реального времени без его согла сия и используемое для отправки информации о действиях пользова теля другому компьютеру) [Collins 2006];

4) «computer software that secretly records information about which websites you visit» (компью терное ПО, в тайне записывающее информацию о сайтах, посещае мых пользователем) [CollinsCobuild 2008].

Проведем сравнительный компонентный анализ данных определений в таблице 2.


Таблица Словарь OD OAD Collins Collins Wiki 2005 2005 2006 Cobuild Сема ‘Компьютерное программное + + + + + обеспечение, предназначенное для осуществления скрытой от пользователя деятельности’ ‘Самоинсталлируемость (само- - + - - устанавливаемость)’ ‘Получение секретной инфор- + - - - + мации о действиях компьютер ной системы’ ‘Секретное перемещение дан- + - - - ных с жесткого (магнитного) диска’ ‘Слежение за действиями пользо- - + - - вателя в Интернете преимущест венно в маркетинговых целях’ ‘Работа в режиме реального - - + - времени (он-лайн, в режиме подключения к сети Интернет)’ ‘Пересылка пользовательских - - + - + данных другому компьютеру’ ‘Запись информации о посе- - - - + щенных пользователем сайтов’ ‘Потеря и/или отсутствие кон- - - - - + троля со стороны пользователя’ ‘Негативное влияние на пользо- - - - - + вательский опыт’ ‘Негативное влияние на част- - - - - + ную жизнь пользователя’ ‘Негативное влияние на безо- - - - - + пасность работы системы’ ‘Использование системных ре- - - - - + сурсов пользователя, включая установленные программы’ ‘Использование личных данных - - - - + или другой конфиденциальной информации пользователя’ ‘Отсутствие уведомление поль- - - - - + зователя о работе ПО’ ‘Отсутствие согласия пользова- - - - - + теля на работе ПО’ ‘Отсутствие надзора пользова- - - - - + теля за работой ПО’ Приведем определения термина adware в хронологическом порядке:

«adjunct software that displays advertising while the program it is attached to is running» (добавочное ПО, демонстрирующее встроенные в программу рекламные сообщения во время его работы) [OAD 2005];

«1) a type of computer software that collects information about a user's browsing patterns in order to display relevant advertisements in his or her Web browser;

2) computer software that is given to a user with advertisements already embedded» (1) тип компьютерного ПО, собирающего информацию о просмотре, поиске и организации доступа пользователя к ресурсам сети в целях демонстрации в браузере пользователя рекламных сообщений, относящихся именно к этому пользователю;

2) компьютерное ПО, доступное пользователю с уже встроенными рекламными сообщениями) [Collins 2006];

«any software package which automatically plays, displays, or downloads advertisements to a computer» (любой пакет ПО, автоматически проигры вающий, демонстрирующий, загружающий на компьютер рекламные со общения) [Wiki 2012].

Таблица Словарь OAD Collins Wiki 2005 2006 Сема ‘Программное обеспечение (пакет ПО)’ + + + ‘Автоматизированность’ - - + ‘Добавочность, несущественность’ + - ‘Демонстрация рекламы’ + + ‘Загрузка рекламы из Интернета в компьютер- - - + ную систему’ ‘Во время работы основной программы’ + - ‘Сбор информации о просмотре, поиске и орга- - + низации доступа пользователя к ресурсам сети’ ‘Релевантность демонстрируемой рекламы’ - + ‘Демонстрация рекламных сообщений в браузере’ - + ‘Вложенность рекламных сообщений в программу’ - + Adware включает typhoid adware – «a new potential type of computer security threat identified by researchers from the University of Calgary which does not require the affected computer to have adware installed in order to display advertisements on this computer»

(новый потенциальный тип угрозы компьютерной безопасности, вы деляемое исследователями университета г. Калгари (Канада), демон стрирующий рекламные объявления на компьютере пользователя, не требуя при этом предварительной установки) [ http://www.en.wikipedia.org/wiki/Typhoid_adware] .

Википедия следующим образом определяет термин scareware – «comprises several classes of scam software with malicious payloads, or of limited or no benefit, that are sold to consumers via certain unethical marketing practices» (включает несколько классов «жульнического»

ПО, содержащего злонамеренные просьбы об оплате, или ПО с огра ниченными возможностями, или без получения какой-либо выгоды, продаваемые потребителям в ходе неэтичной маркетинговой дея тельности) [ http://www.en.wikipedia.org/wiki/Scareware];

« malicious computer programs designed to trick a user into buying and downloading unnecessary and potentially dangerous software, such as fake antivirus protection» (вредоносные компьютерные программы, разработанные с целью обманным путем склонить пользователя к покупке и загрузке ненужного и потенциально опасного ПО, например, поддельное ан тивирусное ПО) [OD 2010].

Термин malware, с одной стороны, признается большинством специалистов наиболее общим и является гиперонимом для термина scareware, с другой стороны, вместе с термином scareware входит в гипероним scumware (scamware).

Приведем определения термина malware в хронологической по следовательности: «software that is intended to damage or disable computers and computer systems» (ПО, предназначенное для поврежде ние или нарушения компьютеров и компьютерных систем) [OAD 2005];

«malicious software, such as a virus, which is specifically designed to disrupt or damage a computer system» (вредоносное ПО (например, вирусы), разработанное специально для повреждение или нарушения работы компьютерной системы) [OD 2005];

«a computer program designed specifically to damage or disrupt a system, such as a virus»

(компьютерная программа, разработанная специально для повреж дение или нарушения системы (например, вирусы)) [Collins 2006];

«software (or script or code) designed to disrupt computer operation, gather sensitive information, or gain unauthorized access to computer systems» (ПО (скрипт (программа на макроязыке) или код), разрабо танное для нарушения работы компьютера, сбора конфиденциальной информации или получения несанкционированного доступа к компью терным системам) [Wiki 2012];

«malicious software, such as a virus, which is specifically designed to disrupt or damage a computer system»

(вредоносное ПО (например, вирусы), специально разработанное с целью повреждение или нарушения работы компьютера) [OD 2010].

Таблица Словарь OAD OD Collins OD Wiki 2005 2005 2006 2010 Сема ‘Программное обеспечение’ + + + + + ‘Скрипт (программа на макроязыке) - - - - + или код’ ‘Намеренная вредоносность’ + + + + ‘Повреждение или выведение из + - - - строя компьютеров’ ‘Повреждение или выведение из + + + + + строя компьютерных систем’ ‘Сбор конфиденциальной информа- - - - - + ции’ несанкциониро ‘Предоставление - - - - + ванного доступа к компьютерной системе’ Иногда в качестве синонима термина malware приводят термин badware – «software that has been installed on a computer without a user’s knowledge or control» (ПО, установленное без ведома пользова теля или не под надзором пользователя) [OD 2010]. Википедия авто матически перенаправляет со статей badware и scumware на страницу со статьей malware.

Подводя итоги исследования группы Scumware (Scamware), от метим неустойчивый характер данной терминологии (данный факт напрямую подтверждается несовпадение ни одного определения даже в словарях, выпущенных одним издательством в один год (за исклю чением определения специальной единицы malware в OD 2005 и (определения полностью идентичны) и Collins 2006);

наличие боль шого числа лакун среди русскоязычных эквивалентов;

сложные пара дигматические отношения внутри групп и подгрупп (гипонимии (ква зисинонимии) и синонимии);

присутствие всех трех типов специаль ной лексики, указанных в начале статьи (компьютерный термин – профессионализм – жаргонизм;

несомненную пользу компонентного анализа при корректировке концептосферы исследуемой предметной подобласти (например, некоторые термины вообще не относятся к заявленной группе (см. greyware (grayware), riskware, rogueware).

Итак, ответим на поставленные в начале статьи вопросы. Да, «чистые» лингвистические методы остались, но интерпретация ре зультатов анализа носит все более синтезирующий характер, требуя обобщений на более высоком уровне, привлекая данные не только «внутренней» лингвистики. Компонентный анализ специальных еди ниц носит более сложный по сравнению с анализом единиц общего словаря характер в силу того факта, что термин представляет собой единицу специального знания. Затруднительной, но потенциально достижимой, является возможность четкой формулировки (наимено вания) сем компьютерного подъязыка даже на материале анализируе мой предметной области. Несомненно, полученный материал требует последующего осмысления в русле теории языковых контактов (кон тактной лингвистики), а другие предметные области такого нового объекта изучения, как компьютерный подъязык, ожидают последую щего исследования с помощью проверенных временем методов, ведь именно проверенный инструментарий исследования и новый матери ал способны выявить много нового и интересного всем, кому не без различна судьба языка в общем и судьба специальных подъязыков в частности.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК Англо-русский словарь общей лексики [Электронный ресурс]: подгот.

по печ. изд. – М.: «Русский язык-Медиа», 2004. – 1 электрон. опт.

диск (CD-ROM). – АРСОЛ.

Бенвенист Э. Взгляд на развитие лингвистики // Общая лингвистика. – М., 1997. – С. 21–32.

Пройдаков Э.М. Англо-русский толковый словарь по вычислительной технике, Интернету и программированию [Электронный ресурс]: под гот. по печ. изд. – М.: Русская редакция, 2004. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM). – АРТСТС.

Collins Cobuild Advanced Learner’s English Dictionary [Электронный ресурс]: подгот. по 5-ому печ. изд. – London: Collins, 2005. – 1 элек трон. опт. диск (CD-ROM). – Collins Cobuild 2008.

Collins English Dictionary [Электронный ресурс]: подгот. по 8-ому печ.

изд. – London: Collins, 2006. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM). – Collins 2006.

New Oxford American Dictionary [Электронный ресурс]: подгот. по 2 ому печ. изд. – Oxford: Oxford University Press, 2005. – 1 электрон. опт.

диск (CD-ROM). – OAD 2005.

Oxford Dictionaries. April 2010. Oxford Dictionaries. April 2010. Oxford ресурс].

University Press. – 2010. [Электронный URL:

http://www.oxforddictionaries.com/definition/badware .

Oxford Dictionary of English [Электронный ресурс]: подгот. по 2-ому печ. изд. – Oxford: Oxford University Press, 2005. – 1 электрон. опт.

диск (CD-ROM). – OD 2005.

УДК 81’ Голованова Е.И. Golovanova E.I.

Челябинск, Россия Chelyabinsk, Russia ФЕНОМЕН THE PHENOMEN ПЕРЕКАТЕГОРИЗАЦИИ OF RECATEGORIZATION В СФЕРЕ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ IN THE FIELD OF SCIENTIFIC KNOWLEDGE Аннотация. На материале филологиче- Abstract. The examples of recategoriza ских словарей анализируются примеры tion of mental objects in the field of перекатегоризации ментальных объек- scientific knowledge are analyzed in тов в сфере научного знания. philological dictionaries.

Ключевые слова: перекатегоризация Keywords: recategorization of scientific научных объектов, терминология, objects, terminology, vocabulary, regu словарь, регулярная многозначность, lar polysemy, semantic development of семантическое развитие термина. the term.

Сведения об авторе: Голованова About the Author: Golovanova Elena Елена Иосифовна, доктор филологи- Iosifovna, Doctor of Philology, Profes ческих наук, профессор, профессор sor, Professor of the Chair of кафедры теории языка. Theory of Language.

Место работы: Челябинский госу- Place of employment: Chelyabinsk дарственный университет. State University.

Контактная информация: 454003, г. Челябинск, ул. С. Юлаева, 17-В, кв. 18.

e-mail: ligol@csu.ru.

Научная терминология представляет собой благодатный материал для наблюдений над процессами перекатегоризации. В области науки, осо бенно гуманитарной, эти процессы широко распространены, поскольку в них реализуются возможности соприкосновения, взаимоперехода и разви тия ментальных объектов и категорий. При этом создателями терминологи ческих словарей регулярная многозначность наименований, которая возни кает в результате такой перекатегоризации, далеко не всегда осознается.

Явление перекатегоризации обеспечивается возможностями языка.

Наиболее часто в научной терминологии, в частности филологической, оно связано с отглагольными существительными. Двойственность такого рода лексики давно становилась предметом пристального внимания ученых. Как отмечает О.К. Ирисханова, отглагольным именам свойственная широкая референция, благодаря чему они выступают в качестве метаязыка при лек сикографическом описании неотглагольных событийных имен. Но важнее всего является то, что в отглагольных дериватах «остается открытым для языкового выражения двойной путь концептуализации широкой референт © Голованова Е.И., 2012 ной базы события» (принцип двойного доступа, по терминологии исследо вателя) [Ирисханова 2002: 343]. Благодаря свойству широкой референции данные единицы выступают экономным средством усложнения и развития научного знания.

Обратимся к самой продуктивной в терминологии модели «процесс результат процесса», при которой динамический объект мысли перево дится в категорию статических объектов. Возможно выделение целых групп лингвистических терминов, в семантике которых отражен процесс перека тегоризации, в зависимости от их принадлежности к той или иной отрасли языкознания:

1) термины риторики и стилистики: описание, повествование, рас суждение, объяснение;

вступление;

сравнение;

имитация;

воздействие;

умолчание;

суждение;

2) термины синтаксиса: сочетание;

сочинение, подчинение;

примы кание, согласование, управление;

парцелляция;

дополнение, определение, связка;

обращение;

3) термины словообразования и теории номинации: усечение, контаминация, заимствование, мотивация;

4) термины ортологии;

произношение, кодификация, редукция;

5) термины лингводидактики: чтение, письмо, изложение, сочинение.

Как видно из примеров, здесь представлены не только наименования, сохранившие в качестве терминологических значения, соотносимые с пер вичной категоризацией («процесс», «действие»), но и наименования, для которых процесс терминологизации совпал с процессом перекатегоризации (хотя их первичное значение нетрудно восстановить).

Аналогичные примеры широко представлены и в литературоведче ской терминологии, ср.: рассказ, завязка, развязка, загадка, плач, явление, действие, изображение, подражание, послание, посвящение и т.п. В основе перечисленных терминологических наименований, обозначающих различ ные объекты литературоведения (литературные и фольклорные жанры, элементы композиции и структуры произведения и др.), лежит операция перевода ментального объекта из одной категории в другую: из категории процессов в категорию предметов, что отражается в грамматических свой ствах и контекстуальной сочетаемости соответствующих лексем.

В словарях явление перекатегоризации может быть не эксплицирова но через разные значения термина, но о нем можно судить по тексту сло варной статьи. Так, в «Кратком словаре литературоведческих терминов»

под редакцией С.В. Тураева наименование монтаж толкуется как процесс:

«соединение в одно целое… самостоятельных литературных произведений либо отрывков из них. Литературный монтаж – подборка отрывков из ху дожественных текстов, мемуаров, официальных документов, научной лите ратуры…» (здесь и далее курсив наш. – Е. Г.). Однако в конце статьи отме чается: «Таковы монтажи-биографии В.В. Вересаева «Пушкин в жизни», «Гоголь в жизни», в которых автор пытался воссоздать сложный облик ве ликих писателей» [Краткий словарь… 1989: 104-105]. Как видим, в по следнем фрагменте речь идет уже не о процессе, а о результате этого процесса – тексте.

В терминологическом словаре-тезаурусе по литературоведению Н.Ю.

Русовой «От аллегории до ямба» в статье «Речь» вначале также дается про цессуальное толкование: «использование средств языка для общения с дру гими людьми;

конкретное говорение, происходящее в звуковой или пись менной форме». (Заметим, что в этом отрывке оказались объединены два аспекта определяемого явления: возможность его интерпретации как обще го понятия, имеющего абстрактный характер, и в качестве частного случая его проявления.) Далее лексикограф указывает: «Под речью понимают как сам процесс говорения (речевая деятельность), так и результат этого про цесса (речевые произведения)» [Русова 2004: 197]. Таким образом, одним и тем же наименованием здесь обозначены разные по категориальной при надлежности объекты, хотя и связанные отношениями смежности, времен ной последовательности.

В статье «Художественное творчество» мы вновь сталкиваемся с от ражением явления перекатегоризации без оформления его автором в виде самостоятельного значения термина, ср.: «способность, а также сам процесс создания художественных образов на основе творческой переработки соз нанием ощущений, восприятий, представлений, чувств, впечатлений и т.д.»

[Русова 2004: 274]. Аналогичный пример – толкование термина импровиза ция: «сочинение художественного произведения в момент исполнения или произведение, созданное таким образом» [Русова 2004: 92].

В словаре Н.Ю. Русовой содержится немало скрытых, неотрефлеси рованных автором случаев перекатегоризации объектов. Например, термин экранизация определяется как «создание кино- или телефильма на основе литературного произведения», а в иллюстрации к этой дефиниции приво дится следующий текст: «Экранизация «переводит» литературный, то есть словесный, образ на язык образов пластических, динамических и зримых, используя целый арсенал своих специфических изобразительных и вырази тельных средств … Но зримый образ, воссоздаваемый фильмом экранизацией, лишен той «многомерности», которой отличается образ сло весный» [Русова 2004: 284]. Как видим, речь уже ведется об экранизации как материальном результате процесса (что не представлено самостоятель ным значением термина).

Особо следует выделить словарные толкования тропов и фигур.

Сравнение определяется автором как «сопоставление двух предме тов или явлений для более точного, образного описания одного из них».

Здесь же отмечается, что «сравнение может выражаться творительным па дежом …;

формой сравнительной степени прилагательного или наречия …;

оборотами со сравнительными союзами …;

лексически …;

воз можны бессоюзные сравнения …». «Наконец, – отмечает автор, – в лите ратурном творчестве широко распространены развернутые сравнения, вы раженные в целых фрагментах текста» [Русова 2004: 229]. В терминологи ческом рубрикаторе, помещенном в этом же словаре (фрагменты которого содержатся в каждой словарной статье), сравнение отнесено к изобрази тельно-выразительным средствам языка, а именно – к тропам (то есть к объ ективированным текстом сущностям). Таким образом, в данном случае под одним именем оказались совмещены две категории, связанные отношения ми смежности: категории процессов и предметов. Думается, что более пра вильным было бы определить данный термин следующим образом: «троп, основанный на сопоставлении двух предметов или явлений… (далее по тек сту)» либо выделить у него два значения.

Дефиниция к термину инверсия дается следующим образом: «изме нение обычного порядка слов и словосочетаний, составляющих предложе ние, для усиления выразительности речи». Как можно понять, это процессу альное определение, но далее в рубрикаторе и в иллюстративном тексте уже имеется в виду фигура речи (т.е. материальный объект, а не процесс): «ин версия – тонкое средство художественной речи…»;

«инверсия и другие риторические фигуры, построенные на игре порядком и расположение слов…» [Русова 2004: 92].

Нерасчлененное представление семантики термина обнаруживается и в словарной статье повтор: «повторение композиционных элементов, слов, словосочетаний и других фрагментов текста в художественном произведе нии, благодаря чему на них фиксируется внимание читателя, слушателя и тем самым усиливается их роль в тексте» [Русова 2004: 169].



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.