авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
-- [ Страница 1 ] --

Институт экономики, управления и права (г. Казань)

Студенческое научное общество ИЭУП

ПЕРЕМЕНЫ В РОССИИ:

ПРОШЛОЕ,

НАСТОЯЩЕЕ,

БУДУЩЕЕ

Всероссийская научно-практическая конференция

студентов и аспирантов

27 апреля 2007 г.

ТОМ II

Казань

Издательство «Таглимат» ИЭУП

2007

УДК 34:8:681.3:316:32:93:1:2 ББК 67+81+32.973+60.5+66+63+67+86 П 27 Печатается по решению Ученого совета и редакционно-издательского совета Института экономики, управления и права (г. Казань) Председатель Ректор Института экономики, управления редакционной коллегии – и права, профессор Тимирясов В.Г.

д.э.н., проф. Демченко С.Г.;

Редакционная коллегия:

д.э.н., проф. Орлов С.Л.;

д.и.н., проф. Скоробогатов А.В.;

к.ю.н., доц. Ахметьянова З.А.;

к.культурол.н., доц. Багаутдинова Е.Л.;

к.э.н., доц. Безвидная М.М.;

к.э.н., доц. Белицкая Г.Н.;

к.ю.н., доц. Бикеев И.И.;

к.филол.н., доц. Дарзаманова Г.З.;

к.филол.н., доц. Кайбияйнен А.А.;

к.ю.н., доц. Опыхтина Е.Г.;

к.э.н., доц. Федулов В.Г.;

к.ф.-м.н., доц. Фукин И.А.;

к.ю.н., доц. Шадрина Е.Г.;

к.э.н., ст. преп. Давыдова Г.Н.;

к.э.н. ст. преп. Манушин Д.В.;

к.и.н., ст. преп. Фролова Е.В.;

к.э.н., ст. преп. Хикматов Р.И;

к.псх.н., ст. преп. Шевцов А.М.;

ст. преп. Зитдинова А.В.;

асс. Барабанова Е.В.

Секретарь редакционной Ответственный секретарь федерального коллегии – научного журнала «Актуальные проблемы экономики и права» Дарчинова Г.Я.

П 27 Перемены в России: прошлое, настоящее, будущее: Мате риалы Всероссийской научно-практической конференции студентов и аспирантов. В двух томах. Том II. – Казань: Изда тельство «Таглимат» Института экономики, управления и права, 2007. – 284 с.

© ИЭУП (г. Казань), ISBN 978-5-8399-0195-7 © Коллектив авторов, СЕКЦИЯ «ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА»

Батыркина И.Е.

Науч. рук.: д.и.н., доц. Скоробогатов А.В.

Бугульминский филиал ИЭУП ОСОБЕННОСТИ ХРИСТИАНСКОГО ПРАВОПОНИМАНИЯ С древности происхождение и сущность права объяснялись волей богов.

Среди различных видов религиозного правопонимания особенно выделяется христианское.

Нормы права в христианском правопонимании имеют религиозный ха рактер, они носят оттенок наставлений. Неотъемлемой частью права в христи анстве является понятие греха. Христианская концепция греха предполагает прямую связь души с Богом. Она объясняет, почему благодетельное божество может причинить людям страдания и почему, несмотря на это, в сотворенном мире не может быть ничего более сокровенного, чем душа. Человеческие грехи породили необходимость права. Грех – причина рабства и власти человека над человеком. Человеческая греховность не только оправдывает существование права, но и позволяет рассуждать о его справедливости. «Там, где нет справед ливости, там нет права, а раз нет права, то нет и народа, ибо народ – не простая совокупность людей, а люди, связанные согласием в вопросах права» – писал Августин Блаженный.



Правовые представления христианство связывало с идеями равенства всех перед Богом, справедливости и милосердия, с представлениями о праве.

Это основные особенности христинства, которое учило любить и ценить в че ловеке не его внешние атрибуты, не его достоинства, а его душу.

Христианское правопонимание отличается неразделенностью нравствен ности и права;

единением легальности и моральности человеческого поступка.

Для верующего не существует отдельной ценности права: христианин стремит ся к нравственному максимуму поступка и ищет правды, единой и неделимой.

Боброва В.В.

Науч. рук.: д.и.н., доц. Скоробогатов А.В.

Бугульминский филиал ИЭУП СТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОГО СЕМЕЙНО-БРАЧНОГО ПРАВА До революции вопросы брака и семьи решались церковью, однако ситуа ция резко меняется после победы Октябрьской революции 1917 г. Советское государство осуществило «подлинную революцию» в области семейно брачного права, существенно изменив дореволюционное законодательство о браке и семье, закреплявшее неравноправное положение женщины, ее зависи мость от мужа. Ни одно буржуазное государство этого периода не представляло женщине тех прав и свобод, которые были установлены советской властью в самое короткое время.

Декретом ВЦИК и СНК «О расторжении брака» от 19 декабря 1917 г., введенного в действие с 1 января 1918 г. предусматривалась полная свобода развода по обоюдному согласию супругов или даже по заявлению одного из них. Дела о разводе рассматривались только местными судами. Супругам пре доставлялось право подать просьбу о расторжении брака, по новым правилам, не дожидаясь решения церковного суда по прежнему делу. Просьба о разводе рассматривалась судьей единолично с обязательным заслушиванием каждого из супругов. И если в суде подтверждалось желание супругов или одного из них расторгнуть брак, судья принимал постановление о расторжении брака.

Одновременно18 декабря 1918 г. был принят декрет «О гражданском бра ке, о детях и о ведении книг актов состояния», который полностью отстранил церковь от участия в регистрации актов гражданского состояния. «Российская республика, – говорилось в Декрете, – впредь признает только гражданские браки». Церковный брак являлся частным делом лиц, вступающих в брак. Были сняты и некоторые другие ограничения, которые устанавливало дореволюци онное законодательство. В частности, для вступления в брак не требовалось со гласия родителей или разрешения начальства. Никакого значения для регистра ции брака не имели вопросы принадлежности к тому или иному сословию, на циональности, религии. Был отменен запрет брака между лицами, состоявшими в отдаленном родстве. По новому законодательству браки не допускались меж ду лицами, не достигшими установленного законом возраста, между родствен никами по прямой линии, а также между братьями и сестрами, между лицами, состоящими в браке, и умалишенными. Брачный возраст для мужчин – 18 лет, женщин – 16 лет. Желающие вступить в брак должны были лично прийти в ор ганы регистрации браков и дать подписку о добровольном вступлении в брак и об отсутствии обстоятельств, препятствующих его заключению. За дачу заве домо ложных показаний виновные лица подлежали привлечению к уголовной ответственности, а брак признавался недействительным. Лицам, вступившим в брак, выдавалось свидетельство о браке. Декрет о браке устанавливал равно правие мужчин и женщин в области семейных отношений, уравнивал внебрач ных детей с детьми, рожденными в браке, и разрешал по заявлению матери ре бенка или его опекуна, или самого ребенка, доказывать по суду отцовство.





Декабрьские декреты 1917 о браке и семье способствовали коренному преобразованию брачно-семейных отношений на социалистических началах, высвобождению их из-под влияния церкви, устранению неравноправия. Эти принципы получили развитие в принятом 16 сентября 1918 г. Кодексе законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве.

Богданов Д.И.

Науч. рук.: д.и.н, доц. Скоробогатов А.В.

Институт экономики, управления и права (г. Казань) СООТНОШЕНИЕ АДАТНОГО ПРАВА, ШАРИАТА И ИСЛАМСКОГО ПРАВА В РОССИИ Мусульманское право оказало очень большое влияние на развитие госу дарства и права целого ряда стран, в том числе и России. Сфера действия его юридического и идеологического факторов остается широкой и в наше время, что во многом предопределяется тесными связями мусульманского права с ис ламом как политической и религиозной системой. Исламское право рассматри вает правовые установления как частицу единого божественного закона и по рядка. Отсюда велениям и запрещениям, составляющим нормы шариата, как части исламского права также приписывается божественное происхождение.

Шариат – свод религиозных и правовых норм, составленный на основе Корана, Сунны, Иджма, а также Кияса и Фетвы. Дополнительным источником ислам ского права является адат.

Адатное право (обычное) сугубо национально и именно поэтому его ре цепция способна обеспечить не только социальную защиту коренных народов, но и их суверенитет в отношении территории и ресурсов. Именно это учитыва лось исламским правом при его распространении на регионы, не населенные арабами. Роль местного адатного (обычного) права, в особенности в России (в частности на Северном Кавказе), обычно увеличивалась в тех случаях, когда отношения между официальной администрацией и местным населением (осо бенно в зонах расселения племен) становились острыми.

В тоже время, адат накладывал строгие ограничения на интерпретацию шариата и утверждал ценности традиционной культуры даже в рамках принци пов ислама, позволив сохранить в первоначальном виде целый ряд обычаев и традиций. Они вошли в исламское право, дополнив шариат. По мнению совре менных антропологов, исламское право Северного Кавказа в значительной сте пени комплекс адатов, а не классический шариат.

Галиева Л.Н.

Науч. рук.: асс. Изотова С.Е.

Институт экономики, управления и права (г. Казань) СОЦИАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Социальное государство развивается и трансформируется в той же мере, в какой развиваются и трансформируются общество и экономика, сохраняя по стоянную взаимосвязь между ними. Сегодня в мире происходят масштабные экономические и общественно-политические изменения, которые бросают вы зов многим фундаментальным представлениям. Речь идет, прежде всего, о про цессе глобализации. Как же этот процесс затронул социальное государство?

Благодаря глобализации осуществляется такое движение информацион ных, финансовых и товарных потоков, которое позволяет почти каждому насе ленному пункту на планете вступить в отношения обмена с любым другим.

Социальное государство вынуждено адаптироваться к изменившимся ус ловиям, что выражается в корректировке большинством европейских стран своих установок в области социальной политики.

Можно констатировать, что перед лицом глобализации необходимость социального государства возрастает, как никогда раньше. Именно оно может предоставить человеку в современном стремительно меняющемся мире ориен тиры, защиту и гарантии от возрастающих социальных рисков.

Галиуллина Р.Э.

Науч. рук.: к.и.н., доц. Валиев Г.Х.

Набережночелнинский филиал ИЭУП ЮРИДИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ Российское природоохранное законодательство, сформированное в 1990-е годы, уже во многом не отвечает сегодняшним требованиям. В настоящее вре мя ведется разработка проекта Экологического кодекса РФ. Экологический ко декс РФ должен заменить 550 действующих нормативных актов, которые в на стоящее время регламентируют сферу охраны окружающей среды и содержат иногда противоречивые, взаимоисключающие положения. Принятие кодекса приведет к более четкому разграничению полномочий региональных и феде ральных властей в области охраны окружающей среды, определив их ответст венность за определенные сферы деятельности.

Ответственность за экологические преступления предусмотрена УК РФ.

Этому посвящены ст. ст. 246-262 УК. Ответственность за экологические пре ступления выполняет ряд основных функций: стимулирующую, компенсацион ную, карательную. Субъектом экологического преступления могут быть физи ческие лица, совершившие преступления на территории России. Администра ция предприятия, организации также должна накладывать дисциплинарное взыскание на виновного работника за невыполнение им его служебных обязан ностей, связанных с охраной окружающей среды.

Среди мер по улучшению экологической среды мы предлагаем увеличить штрафы за экологические правонарушения, усилить наблюдение за экологиче ской средой и определить более жесткие меры наказания.

Давлатов Т.И.

Науч. рук.: к.и.н., доц. Валиев Г.Х.

Набережночелнинский филиал ИЭУП БЕДНОСТЬ КАК ГЛОБАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА ГОСУДАРСТВ СОВРЕМЕННОСТИ Бедные есть как в высокоразвитых, так и в развивающихся странах. Во времена невиданного ранее во многих странах изобилия 3 млрд. человек – поч ти половина населения планеты – живут менее чем на 2 долл. в день. Число бедных каждый год увеличивается.

Глобальная проблема бедности напрямую связана с уровнем экономиче ского развития стран мира. Проблема бедности в различных регионах мира имеет свои особенности. Если в Восточной Азии количество бедных людей с 1987 по 1998 г. сократилось в 1,5 раза, то в странах Африки к югу от Сахары, Южной Азии и Латинской Америки оно продолжает расти. В государствах Восточной Европы (включая Россию) и Средней Азии число лиц, живущих в бедности выросло в 20 раз.

Помимо демографического, человечество ожидает и кризис водных ре сурсов, в результате которого 3 млрд. человек будут испытывать нехватку во ды, и кризис урбанизации, так как в ближайшие 30 лет городское население ут роится. К сожалению, нереально увеличить урожайность в 3 раза в ближайшие 15 лет, что означает приближение продовольственного кризиса.

Но массовая бедность – показатель неправильного взаимодействия эко номики и социальной политики государства. Массовая бедность как социальное явление возникло в обществе, когда обозначилось явное неравенство распреде ления богатств.

Современные государства с рыночной экономикой и социально направ ленной политикой способны бороться и очень эффективно со всеми социаль ными пороками общества в т.ч. и бедностью.

Для решения проблем бедности в России и других государствах СНГ не обходимо создание единой концептуальной основы с содержанием собствен ных стратегий сокращения бедности с учетом местной ситуации.

Илялова А.

Науч. рук.: к.ю.н., доц. Краснов А.В.

Институт экономики, управления и права (г. Казань) КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД КАК ОРГАН СУДЕБНОГО ПРАВОТВОРЧЕСТВА В соответствии со статьей 125 Конституции РФ, одним из высших орга нов судебной власти является Конституционный Суд РФ.

Судебная власть России, главным образом в лице Конституционного Су да, фактически уже осуществляет правотворческие функции.

Нормативный характер постановлений Конституционного Суда, как и любого иного нормативного акта, состоит в том, что они, во-первых, имеют общеобязательный характер, будучи рассчитаны на неопределенный круг лиц;

во-вторых, они с неизбежностью предполагают многократность применения.

В качестве основного доказательства нормативно-правовой природы ре шений Конституционного Суда РФ можно привести ст.6 Федерального консти туционного закона «О Конституционном Суде РФ».

Негативное правотворчество проявляется в решениях о неконституцион ности нормативных актов либо их отдельных положений. Отменяя норму пра ва, Конституционный Суд осуществляет, по сути, правовое регулирование, соз дает новую норму.

Позитивная правотворческая функция связана с выводом правовой пози ции.

Характерными особенностями «правовой позиции КС» как источника российского права являются следующие:

- ее общий и обязательный характер;

- обладание юридической силой, «приравниваемой к юридической силе самой Конституции»;

- наличие у нее «характера конституционно-правовой нормы, хотя она та ковой никогда не становится»;

- схожесть «в судебной и иной правоприменительной практике» с «харак тером прецедента»;

- ее самостоятельность как источника конституционного и иных отраслей права среди других источников права.

Колесникова Е.Ю.

Науч. рук.: к.и.н., ст. преп. Ашрафуллина Л.Ф.

Набережночелнинский филиал ИЭУП ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ИНСТИТУТА УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В ПЕРИОД С 1918 Г. ДО СЕРЕДИНЫ 1920-Х ГГ.

Проблема преступности несовершеннолетних одна из самых актуальных.

Она достаточно специфична. От решения этой проблемы во многом зависит судьба страны в будущем.

Одним из наиболее интересных периодов развития является период с 1918 до середины 1920-х гг., когда в результате социалистической революции сменился государственно-общественный строй. Декретом о комиссиях для не совершеннолетних от 17 января 1918 г. было отменено тюремное заключение и суды для них. Было установлено, что "дела несовершеннолетних обоего пола до 17 лет, замеченных в деяниях общественно опасных, подлежат ведению комис сий о несовершеннолетних". Декрет о суде №2 от 15 февраля 1918 г. подтвер дил это решение и определил состав комиссии.

30 июля 1920 г. была опубликована инструкция о работе комиссий для несовершеннолетних. Она определяла медико-психологическую и педагогиче скую направленность деятельности комиссий. Хотя в состав комиссии входил народный судья, окончательное разрешение даже тяжкого дела принадлежало комиссии для несовершеннолетних.

Однако реалии жизни заставили вспомнить отвергнутые принципы юсти ции. Ведь подростки совершали не только малозначительные проступки, но и вполне серьезные и опасные преступления. 4 марта 1920 года был утвержден Декрет "О суде над несовершеннолетними”. Данный декрет допускал передачу дел несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет в народный суд, если ко миссия для несовершеннолетних устанавливала невозможность применения к ним медико-педагогических мер.

Таким образом, к середине 1920-х гг. в Советской России утвердились основы гуманистической концепции в сфере уголовного производства по делам несовершеннолетних правонарушителей.

Маклакова А.Н.

Институт экономики, управления и права (г. Казань) Науч. рук.: к.ю.н., доц. Краснов А.В., асс. Шкаликов Р.Р.

ПРОБЛЕМА СООТНОШЕНИЯ ИНДИВИДУАЛЬНО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ И САМОРЕГУЛЯЦИИ В юридической литературе тема правового регулирования не является новой. Этой проблеме посвящали свои труды многие ученые. В то же время указанный факт не означает, что данная тема потеряла научную актуальность.

Существует значительное количество проблем, которые до сих вызывают большой теоретический и практический интерес, служат предметом многочис ленных научных дискуссий. Таковой, в частности, является проблема соотно шения правового регулирования с другими смежными понятиями, такими, как правовое воздействие, правореализация и др.

Целью нашего исследования является изучение вопроса соотношения ин дивидуального правового регулирования и саморегуляции в процессах юриди ческого упорядочения общественных отношений.

Соотношение этих двух понятий, на наш взгляд, напрямую зависит от то го, что мы вкладываем в понятие индивидуального правового регулирования, поскольку в юридической науке не сложилось однозначного определения дан ной категории.

При этом следует отметить, что понятие «саморегуляция» не вызывает серьезных противоречий. Под ним понимается только регулирование, реали зуемое непосредственно субъектами общественных отношений, которые сооб разуют свое поведение с определенными нормами, действуют строго в рамках соответствующих предписаний. Юридически значимая саморегуляция, как справедливо указывал профессор Ф.Н. Фаткуллин, связана с правовым регули рованием, поскольку речь идет о сообразовании участниками общественных отношений своего поведения с нормами права, и имеет решающее значение в достижении целей права. Однако саморегуляция в юридической сфере основана не только на нормах права, но и на других социальных регуляторах: нормах морали, нормах обычаев, религиозных нормах и т.д. Кроме того, саморегулиро вание прямопропорционально зависит от уровня правосознания и правовой культуры индивида.

Индивидуальное правовое регулирование можно рассматривать с не скольких точек зрения. Во-первых, его можно понимать как логическое про должение общего правового регулирования, как органическое его дополнение.

Применяется оно тогда, когда общественные отношения нуждаются в регла ментации, когда не достаточно установления, изменения, дополнения или от мены соответствующей нормы права, когда необходима строгая индивидуали зация масштабов поведения участников общественных отношений. В данном случае применение саморегуляции невозможно без принятия соответствующего акта индивидуального правового регулирования. Здесь индивидуальное право вое регулирование будет выступать как основа для саморегулирования, т. е.

тем, на что оно должно ориентироваться.

К аналогичному выводу можно прийти, если рассматривать правовое ре гулирование и саморегуляцию как уровни правореализации.

Так, примером саморегуляции является то, что работник должным обра зом выполняет свои трудовые обязанности. Совсем другое дело, когда человек занимает должность в той или иной организации и в силу служебных полномо чий принимает решение общего или персонального характера, определяющее образцы, рамки поведения других субъектов права. Здесь мы наблюдаем то, что в процессе саморегуляции человек осуществляет индивидуальное правовое ре гулирование, которое в свою очередь, станет основой для саморегулирования для других субъектов права.

Другое определение индивидуально-правового регулирования предлагает профессор М.Н. Марченко. В качестве индивидуального правового регулирова ния он называет те редчайшие ситуации, когда суд или иной государственный орган при пробеле в законодательстве решает дело на основе аналогии права или аналогии закона, т.е. по существу создает правовую норму специально для данного дела. В данном случае индивидуальное правовое регулирование будет выступать основой для сообразования своего поведения только для тех лиц, чье дело рассматривалось судом или иным государственным органом в отсутствии прямого правового регулирования.

Таким образом, индивидуальное правовое регулирование и саморегуля ция тесно взаимосвязаны друг с другом. Практически в любом случае одно из них является основой для возникновения другого. Исключением является толь ко тот случай, когда основой для саморегуляции является общее правовое регу лирование. Но ведущую роль все же играет саморегуляция, т.к. при ее отсутст вии невозможно достичь целей правового регулирования и всего права в целом.

Кроме того основой саморегуляции являются не только нормы права, но и иные социальные нормы, являющиеся важнейшими регуляторами общественных от ношений.

Мингалиев Р.Р.

Науч. рук.: д.и.н, доц. Скоробогатов А.В.

Институт экономики, управления и права (г. Казань) СЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В РУССКОМ ПРАВОСОЗНАНИИ РУБЕЖА XIX-XX ВВ.

Правовая реальность России, основанная на духовности, включает бес сознательный элемент, в котором отражаются традиции, православные ценно сти и взгляды, архетипы, имеющие многовековую историю. В наибольшей сте пени это относится к юридическим пословицам. Анализ юридических пословиц позволяет выявить характерные черты правосознания русского народа: мораль ное понимание права, неотъемлемость нравственности;

социальность, основан ная на общности интересов членов общины, чему способствовал принцип об щинного ведения хозяйства;

нестяжательство, довольствование малым, осно ванное на скромных потребностях.

Группировка пословиц по тематическому принципу показывает нам, ка ково было мнение народа о разнообразных явлениях природы и общества. Как говорил В. И. Даль: «Расстановка пословиц по понятиям дает верный нравст венный очерк народа, она сочинена не разгоряченным воображением одного лица, а целыми поколениями, искусившимися на поприще жизни и закаленны ми в горниле опыта».

Анализ конкретных пословиц позволяет проанализировать отношение к семье в правосознании русского народа.

Целый комплекс пословиц показывает нам, чем для русского человека является семья: «Русский человек без родни не живет»;

«В семье и смерть красна»;

«В семье и каша гуще». Их анализ показывает, что для русского чело века семья – это главное, он не хочет быть одиноким, умереть в одиночестве.

Некоторые пословицы показывают нам брачные нормы: «Хорош брат – сестру продал, хороша и сестра – от брата ушла». В этой пословице говорится о такой брачной норме, как выкуп, который должен был заплатить жених.

Ряд пословиц отражают статус членов семьи: «В своей семье всяк (отец, дядя) сам большой»;

«В стары годы бывало – мужья жен бивали;

а ныне живет, что жена мужа бьет». Члены семьи в этих пословицах не равноправны, в семье существуют отношения подчинения, патриархальный строй.

В пословицах хорошо раскрыто отношение к прекращению брака. Един ственным основанием прекращения брака являлась смерть одного из супругов:

«Не дай Бог, вдоветь да гореть»;

«Дай Бог, погореть, да не дай Бог, овдоветь».

Пословицы отмечают крайнюю сложность развода для венчанного брака: «Ху дой поп обвенчает и хорошему не развенчать».

Таким образом, анализ юридических пословиц показывает, что в народ ном правосознании семейные отношения занимают достаточно большое место.

Пословицы отражают все сферы семейных отношений (как личные, так и иму щественные) и все их этапы (от заключения брака до его прекращения).

Никитин А.Г.

Научный руководитель: ст. преп. Никитин С.Г.

Институт экономики, управления и права (г. Казань) К ВОПРОСУ О ВЗАИМОДЕЙСТВИИ КАТЕГОРИЙ «ОТРАСЛЬ ПРАВА», «УЧЕБНО-ПРАВОВАЯ ДИСЦИПЛИНА» И «ЮРИДИЧЕСКАЯ (ПРАВОВАЯ) НАУКА»

В последнее время в учебной и научной юридической литературе все ча ще встречается точка зрения, согласно которой ту или иную правовую сферу можно рассматривать с трех сторон: а) как отрасль права;

б) как учебно правовую дисциплину;

в) как юридическую (правовую) науку.

Полагаем, что подобная точка зрения небезупречна по следующим осно ваниям. Современная общая теория права под отраслью права понимает сово купность правовых норм, которая образует самостоятельную обособленную часть системы права, регулирующую качественно однородную сферу общест венных отношений своим особым методом 1. Для того чтобы разграничивать отрасли права юридической (правовой) наукой в середине XX века были выра ботаны два основных критерия: предмет и метод правового регулирования. Ос новываясь на этих критериях, некоторые, в том числе и авторитетные ученые, говорят сегодня о необходимости выделения новых, так называемых комплекс ных «отраслей» права. Примером этого могут служить такие «отрасли» как:

страховое, экологическое, финансовое, прокурорско-надзорное, избирательное право, право социального обеспечения и другие.

Убеждены, что идеи подобного рода ведут к усложнению структуры рос сийской правовой системы. Кроме того, следуя такой логике, по справедливому замечанию Л.С. Галесника, «можно дойти и до трамвайно-троллейбусного, банно-прачечного, бакалейно-гастрономического права и т.д.», а те, в свою очередь, будут объединять еще более мелкие 2. Поэтому считаем нужным к уже имеющимся критериям выделения отрасли права (предмет и метод правового регулирования) добавить еще один компонент, а именно, наличие кодифициро ванного (или приравненного к нему по юридической значимости и силе 3 ) ис точника права.

Именно обличение определенных правил поведения в кодифицирован ный источник права свидетельствует о том, что данная сфера общественных отношений является наиболее важной и приоритетной для народа России. Сама Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права: Учебник для вузов. – М.: Издатель ство «Спарк», 1998. – С.220.

Галесник Л.С. О проблемах системы советского права // Советское государство и право. – 1957. – № 2. – С. 112.

Так, в досоветской России ни один из нормативно-правовых актов кодексом не назывался.

Однако это не означает, что не существовало такой отрасли как, например, уголовное право, так как к Уголовному кодексу можно «приравнять» Уложение о наказаниях уголовных и ис правительных. Также и в современное время, утверждаем, что конституционное право как отрасль права имеет место быть, поскольку об этом нам говорит наличие Конституции РФ как акта, который по юридической значимости и силе никак не ниже любого из кодексов.

же конструкция отрасли права является абстрактным теоретическим понятием, содержание которого постигается, благодаря наличию какого-либо материаль ного носителя, в данном случае нормативно-правового акта 4. Можно сделать еще один вывод: восприятие предмета и метода правового регулирования как элементов отрасли права без их внешнего выражения в нормах права невоз можно. Принятие же нормативно-правовых актов в иных формах говорит о том, что они лишь детализируют положения существующих кодексов. Таким обра зом, мы признаем существование в России 21 отрасли права 5 и не исключаем возможности появления новых самостоятельных отраслей права, но только то гда, когда они будут состоять из трех названных компонентов.

Безусловно, некоторые возразят: ведь существуют соответствующие ко дексы субъектов РФ? Означает ли это существование новых отраслей права, но только в рамках отдельного субъекта РФ (земельного и административного права Республики Татарстан и др.)? Ответ на данный вопрос должен быть от рицательным. Например, в ст. 2 Земельного кодекса РФ и ст. 1.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях содержится указание на то, что земельное законодательство (законодательство об административных правонарушениях) «… состоит из настоящего Кодекса, федеральных законов и принимаемых в со ответствии с ними законов субъектов Российской Федерации», стало быть, их принятие обусловлено федеральными законами, а те (кодексы субъектов РФ), в свою очередь, являются частью земельного и административного права России.

Аналогичным образом, ссылаясь на ст. 66 Конституции РФ можно сделать вы вод об отраслевой принадлежности конституций (уставов) субъектов РФ.

Под учебно-правовой дисциплиной мы понимаем любой, преподаваемый в учебном заведении курс, связанный с юриспруденцией и содержащийся в учебном плане соответствующей учебной специальности 6. При этом общее ко личество учебно-правовых дисциплин определяется государственным образо вательным стандартом высшего профессионального образования по специаль ности 021100 – юриспруденция (утв. Министерством образования РФ от 10.03.2000 г.).

Таким образом, с точки зрения логики, каждую отрасль права можно рас сматривать как учебно-правовую дисциплину, но далеко не каждая учебно правовая дисциплина станет из-за этого самостоятельной отраслью права 7.

В данном случае мы исходим из того, что любое существующее явление всегда должно вы ражаться в объективной реальности, отсутствие выражения означает отсутствие явления.

Среди них: конституционное, гражданское, гражданское процессуальное, уголовное, уго ловно-процессуальное, уголовно-исполнительное, трудовое, административное, жилищное, семейное, земельное, лесное, воздушное, водное, арбитражное процессуальное, градострои тельное, налоговое, таможенное, бюджетное право, а также право торгового мореплавания и внутреннего водного транспорта.

Никитин А.Г. К вопросу о разделении российской правовой системы на отрасли права // Материалы XIII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Том III. – М.: Изд-во МГУ, 2006. – С. 417-418.

Более подробно выводы работы изложены в таблице.

Что же касается юридической (правовой) науки, то она призвана вырабо тать способы установления и реализации права, давать систематические, глубо кие знания обо всей юридической действительности 8. Между тем в последнее время некоторые ученые, на наш взгляд, торопятся признавать еще не сформи рованные области знания юридической наукой. Данный факт вызывает опреде ленную путаницу в терминологии, так как данная сфера общественных отно шений регулируется приказом Министерства промышленности, науки и техно логий РФ «Об утверждении номенклатуры специальностей научных работни ков» от 31.01.2001 г., который содержит шифр специальности науки, наимено вание науки и наименование науки, по которой присуждается ученая степень 9.

Мы считаем, что наукой является только та область знания, которая со держится в вышеуказанном приказе. Отсутствие какой-либо области знания в этом перечне не означает, что такой области знания не существует, а обознача ет, что государство в лице своих органов не признает эту область знания в ка честве науки. Для того, чтобы определенная область знания могла именоваться наукой, необходимы некоторые предпосылки: определенная система методов, принципов исследования действительности, учения об этих методах, разрабо танный категориальный аппарат и др. Более того, формирование новой области знания представляет собой сложный и достаточно продолжительный по време ни процесс. Например, генетика как наука сложилась только в XX в., а астроло гия не является наукой до сих пор, поскольку не обладает перечисленными свойствами.

Некоторые возразят: ведь существуют в научной юридической литерату ре публикации, на основании которых можно сделать вывод о том, что сущест вует и определенная юридическая наука. Например, в последнее время в перио дической печати и учебных пособиях достаточно часто встречаются мнения о наличии такой «науки» как жилищное право, при этом своеобразным катализа тором здесь стало принятие Жилищного кодекса РФ.

Безусловно, мы не отрицаем наличие определенных проблем и коллизий, связанных с правовым регулированием жилищных правоотношений. Однако почему наличие этих правовых изъянов должно служить основанием для выде ления науки жилищного права? Поэтому считаем, что данные исследования мо гут являться частью какой-либо из перечисленных юридических наук (напри Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права: Учебник для вузов. – М.: Издатель ство «Спарк», 1998. – С. 189-191.

К юридическим наукам согласно данному приказу отнесены: 12.00.01 Теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве;

12.00.02 Конституционное пра во, муниципальное право;

12.00.03 Гражданское право, предпринимательское право, семей ное право, международное частное право;

12.00.05 Трудовое право, право социального обес печения;

12.00.06 Природоресурсное право, аграрное право, экологическое право;

12.00. Уголовное право и криминология, уголовно – исполнительное право;

12.00.09 Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза, оперативно – розыскная деятельность;

12.00.10 Международное право, Европейское право;

12.00.11 Судебная власть, прокурорский надзор, организация правоохранительной деятельности, адвокатура;

12.00.14 Администра тивное право, финансовое право, информационное право;

12.00.15 Гражданский процесс, ар битражный процесс.

мер, гражданского права), либо возможен второй вариант – такая область зна ния как жилищное право находится в «зачаточном» состоянии, и потому не включена в этот перечень, однако, в любом случае, говорить сегодня об этом образовании как о науке не представляется возможным. Таким образом, воз можна ситуация, когда существует отрасль права и учебно-правовая дисципли на, но наука отсутствует 10.

Между тем приходится констатировать, что государство в вышеуказан ном приказе признает и существование так называемых смежных наук, по ко торым возможно присуждение ученой степени в зависимости от направленно сти диссертационного исследования, не исключением стали и юридические науки 11. Подобное решение мы считаем справедливым, поскольку современные науки, несмотря на свое различие в целом представляют собой определенную систему, то есть «упорядоченное определенным образом множество элементов, взаимосвязанных между собой и образующих некоторое единство» 12.

Оптимальным решением рассматриваемой проблемы нам представляется следующее: необходимо стремиться к тому, чтобы каждая существующая от расль права одновременно являлась юридической (правовой) наукой и препода валась в высших учебных заведениях в качестве учебно-правовой дисциплины.

Только этот вариант решения изложенной проблемы мы считаем оптимальным и наиболее справедливым.

Таблица № отрасль права учебно-правовая юридическая Пример п/п дисциплина (правовая) наука 1 * * * уголовное 2 * * жилищное 3 * * не выявлено 4 * * международное 5 * не выявлено 6 * коммерческое 7 * информационное Более подробно выводы работы изложены в таблице.

Так получить ученую степень кандидата или доктора юридических наук возможно по сле дующим специальностям: 05.13.19 Методы и системы защиты информации, информацион ная безопасность;

05.25.05 Информационные системы и процессы, правовые аспекты ин форматики;

05.26.01 Охрана труда;

05.26.02 Безопасность в чрезвычайных ситуациях;

05.26.03 Пожарная и промышленная безопасность;

19.00.06 Юридическая психология;

23.00.02 Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и по литические, процессы и технологии;

23.00.04 Политические проблемы международных от ношений и глобального развития;

25.00.26 Землеустройство, кадастр и мониторинг земель.

Философский словарь. Т. 5. – М., 1970. – С. 18.

Покидышева И.В.

Науч. рук.: д.и.н., доц. Скоробогатов А.В.

Институт экономики, управления и права (г. Казань) ПРАВОВОЙ СТАТУС НАЦИОНАЛЬНЫХ МЕНЬШИНСТВ В РЕСПУБЛИКЕ ТАТАРСТАН Правовой статус национальных меньшинств характеризуется развитием законодательства, юридически закрепляющего положение субъекта в обществе.

Относительно национальных меньшинств 13 к субъектам правового стату са следует относить не только индивидов, относящих себя к национальным меньшинствам, но и группы лиц.

В правовом статусе различают такие основные элементы как права, обя занности, законные интересы, юридическая ответственность и др. Существуют общий, специальный и индивидуальный статусы.

К национальным меньшинствам можно отнести как общий, закрепленный в Конституции, равный для всех статус лица, так и специальный статус, фикси рующий положения отдельных категорий граждан 14. Индивидуальный статус национальных меньшинств применим к национальным, языковым, образова тельным, культурным персонифицированным правам личности.

Правовое регулирование прав этнических меньшинств обеспечивается Конституциями РФ и РТ, Основами законодательства РФ о культуре, Законом РТ «О культуре», Федеральным Законом «О национально-культурной автоно мии», Законом РФ «Об образовании», Законом РТ «Об образовании», Феде ральным законом «О языках народов Российской Федерации», Законом РТ «О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан» и др.

В России конституционно закреплен принцип, согласно которому запре щаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

Специальный статус обусловлен выделением отдельных категорий. Сле дует ли выделять данные категории внутри прав национальных меньшинств или они (меньшинства) уже есть та категория, правовой статус которой можно рассматривать как специальный? Термин «национальное меньшинство» уже подразумевает под собой деление по расовым, культурным, языковым, религи озным и др. критериям. Однако существует некоторое противоречие с нормами ст. 282 УК РФ, которая предусматривает ответственность за возбуждение нена висти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе. Выделяя как более уз кие признаки (пол, раса, язык), так и более широкое понятие (национальность), Термин «национальные» и «этнические» меньшинства в данной работе используются в равнозначных смыслах.

В данном случае это национальные меньшинства.

законодатель умышленно размывает границы терминологии, благодаря которой мы характеризуем деятельность отдельных национальных меньшинств.

К специальному статусу следует отнести такие права как: а) изучать род ной язык;

б) получать образование на родном языке;

в) признавать существова ние и способствовать сохранению своей самобытности;

г) распространять зна ния о языке, национальной культуре и истории и др.

Существует тонкая грань к соотнесению этих прав к индивидуальному статусу личности той или иной национальности Неразработанность законодательной и доктринальной базы позволяет сделать вывод о том, что определение статуса национальных меньшинств отно сится к дискуссионным вопросам. По нашему мнению, существование всех элементов правового статуса национального меньшинства невозможно без взаимосвязи общего, специального и индивидуального статусов, что способст вует более детальному закреплению правового положения национальных меньшинств.

Ситникова И.Е.

Науч. рук.: д.ю.н., проф. Горбачев И. Г.

Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина КРИТЕРИИ ПОЛИТИЧЕСКОГО ПЛЮРАЛИЗМА В РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОСТЬ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ В настоящее время в политической и юридической литературе отсутству ет единая трактовка понятия “политический плюрализм”, которое рассматрива ется как наличие многопартийности, различных объединений, движений, сою зов, организаций, формирований 15 ;

многообразие мнений, “взглядов, подходов, позиций, концепций”, 16 инициатив и предложений, нередко альтернативного характера 17 ;

“проявление многообразия политических интересов, целей, ценно стей различных социальных групп и классов, сгруппированных в обществен ных формированиях, реализуемых посредством политической системы” 18 ;

“принцип, содействующий существованию многообразия политических сил с См.: Маркин Г. Н. Политический плюрализм и проблемы консолидации современного рос сийского общества: Автореф. дис. … канд. полит. наук. – М., 1993. – С. 13;

Иванов А. А.

Справочник по теории государства и права: основные категории и понятия /Автор составитель А. А. Иванов. – М.: Экзамен, 2006. – С. 223.

Политология для юристов: Курс лекций /Под ред. Н. И. Матузова и А. В. Малько. – М.:

Юристъ, 1999. – С. 289.

См.: Кейзеров Н. М. Дилеммы политического плюрализма в современной России // Вест ник СПбГУ. Сер. 6. Философия, политология, социология, психология, право, международ ные отношения. – 1994. – Вып. 1 (№ 6). – С. 25-26.

Пую А. С. Политический плюрализм: опыт Франции: Автореф. дис. … д-ра социол. наук. – СПб., 1994. – С. 25.

конкуренцией между ними за представительство в органах государственной власти” 19 и др.

В современных политических исследованиях отсутствует определение понятия “критерии политического плюрализма”. Думается, что критерии поли тического плюрализма – это отличительные признаки, позволяющие говорить о существовании политического плюрализма в конкретном государстве, и отгра ничивать его от смежных и мнимых явлений в политике.

Предпосылки становления политического плюрализма и, соответственно, выделения его критериев имели место уже в первые годы российской государ ственности, но развитие политического курса страны не позволило утвердиться данному явлению. Поэтому выделение критериев политического плюрализма, существующего в настоящее время, становится возможным лишь после приня тия Конституции Российской Федерации 1993 г. Именно в этот период созда ются реальные условия для проявления политического плюрализма, и россий ское государство переходит к его признанию.

Основными критериями политического плюрализма в современной рос сийской государственности являются: закрепление всех признаков политиче ского плюрализма в законодательстве;

способность государства, с одной сторо ны, “гарантировать большинству принятие решения большинством, а с другой – право меньшинства высказывать свою позицию с тем, что его мнение будет учтено” 20 ;

политическое и юридическое равенство субъектов политической жизни;

осуществление их деятельности в рамках закона;

соответствие системы прав и свобод граждан мировым стандартам;

разрешение возникающих кон фликтов между субъектами политической жизни путем согласования интере сов. Но следует признать, что существует реальный разрыв между юридиче ским закреплением данных критериев и практическим положением дел.

Поэтому дальнейшее развитие критериев политического плюрализма должно идти по пути устранения существующих недостатков, что будет зави сеть от решения первоочередной задачи – повышения уверенности каждого че ловека “в своем праве свободного выражения, отстаивания и пропаганды любо го мнения” 21.

Хатямова Э.И.

Науч. рук.: к.ю.н., доц. Краснов А.В., асс. Шкаликов Р.Р.

Институт экономики, управления и права (г. Казань) К ВОПРОСУ О СООТНОШЕНИИ ПРАВОВОГО СТИМУЛА И ПРАВОВОГО ОГРАНИЧЕНИЯ Малько А. В. Политическая и правовая жизнь России: актуальные проблемы: Учеб. посо бие. – М.: Юристъ, 2000. – С. 16.

Василик М. А., Клюев А. В. Политический плюрализм: социальные основы, критерии и гарантии. – СПб.: Знание, 1992. – С. 13.

Там же.

В настоящее время теория правовых стимулов и правовых ограничений пользуется большим вниманием со стороны юридической научной мысли. При этом особый интерес вызывает проблема определения роли стимулирующего юридического воздействия в механизме права. Однако чрезмерный интерес к данному аспекту указанной теории необоснованно оттеснил на второй план проблему отграничения и соотношения правовых стимулов и правовых ограни чений.

С одной стороны, создается впечатление, что отграничение правовых стимулов от правовых ограничений не вызывает каких-либо сложностей. Так, ведущий исследователь в данной области профессор А.В. Малько, выделяя правовые стимулы и правовые ограничения в качестве двух отдельных пластов правовых средств, называет их парными юридическими категориями, внутрен не диалектически связанными и взаимообеспечивающими друг друга в процес се правового регулирования. При этом, правовые стимулы побуждают субъекта к правомерному поведению при помощи поощрения, льгот, правонаделения и т.п. В то время как правовые ограничения сдерживают субъекта от противо правного поведения при помощи запрета, обязанности и т.д.

С другой стороны, нельзя не отметить то, что одни и те же правовые средства (запреты, обязанности, льготы и т.п.) несут в себе одновременно и стимулирующие и ограничивающие начала. Так, в частности, если должностное лицо или государственный орган имеет некоторые привилегии, то это, безус ловно, является стимулирующим фактором для полного и качественного осу ществления своих обязанностей, но и содержит в себе ограничивающую роль от превышения своих должностных полномочий. Или рассмотрим, например, уголовно-правовой запрет. Обеспеченный угрозой наказания за преступное деяние, он тем самым побуждает к правомерному поведению, стимулирует по ложительные поступки.

Таким образом, представляется, что правовые средства невозможно раз граничить на правовые стимулы и правовые ограничения. Каждое правовое средство содержит в себе как стимулирующее начало, так ограничительное.

Какое из указанных начал будет превалировать, зависит от того, в рамках како го метода, императивного или диспозитивного, используется конкретное пра вовое средство, для достижения каких правовых целей оно применяется.

Шарипов Т.Б.

Науч. рук.: к.и.н. Ганеева Ф.К.

Зеленодольский филиал ИЭУП РАЗВИТИЕ КОНСТИТУЦИОНАЛИЗМА В РОССИИ XIX-XX ВВ.

Конституция в любом государстве – это правовой акт высшей юридиче ской силы, своеобразный признак государственности, юридический фундамент государственной и общественной жизни, главный источник национальной сис темы права. Однако в России конституционализм в целом прошел долгий путь развития. Можно также утверждать, что он имел в значительной степени заим ствованный характер, «освещая отраженным светом общеевропейские тенден ции развития политической системы». Еще в первой половине XIX века, в мар те 1818 г. был поднят вопрос о конституции. Русская либерально-правовая мысль исходила из того, что конституция – это учредительный закон, устанав ливающий основные начала государственного устройства страны. Принципи альной особенностью всех рассмотренных проектов конституций начала XIX века является то, что они исходили из молчаливого предположения о продол жении существования крепостного права.

Можно говорить о том, что все конституционные проекты XIX – XX века являются противоречивыми и различными по свой сущности. Классифициро вать же официальные проекты российских конституций, по моему мнению, достаточно сложно из-за отсутствия правоприменительной практики. Анализи руя проекты конституции XIX века, необходимо выделить следующие их ха рактеристики: анализируемые проекты относились к числу реальных, так как содержали нормы, реально исполнимые, а не фиктивные, декларированные;

по форме правления их можно охарактеризовать как монархические;

по форме го сударственного устройства, в подавляющем большинстве они были унитарны ми;

по механизму функционирования институтов власти – различные модели дуалистических монархий;

проекты предусматривали установление либераль ного политико-правового режима.

Швец В.В.

Науч. рук.: асс. Туманов Д.Ю.

Филиал Казанского государственного университета им. В.И. Ульянова-Ленина в г. Набережные Челны НАРОДОВЛАСТИЕ НА МЕСТАХ: СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД И СОВРЕМЕННОСТЬ Конституция РФ 1993 г. закрепила за органами местного самоуправления принципиально новый статус, отделив их от системы государственной власти.

В советский период система управления местными делами радикально отличалась от современной. О самоуправлении в то время говорить не прихо дится. Модель сложившейся советской системы управления на местах характе ризует понятие «демократический централизм», основанный на выборности, подотчетности местных Советов вышестоящим органам власти.

Органы советского «местного управления» можно определить как часть советского госаппарата, состоящую из представителей Советов всех уровней, ответственных перед партийными структурами и Центром, наделенных полно мочиями осуществления на своей территории как общегосударственных вопро сов, так и вопросов, имеющих местное значение.

Особенностью современного периода организации народовластия на мес тах является разделение органов государства и местного самоуправления по разным этажам публичной власти. Они структурно и функционально обособле ны, поэтому сейчас модель партийного централизма неприемлема.

При проведении муниципальных реформ надо понимать, что местное са моуправление должно интегрировать население в свою систему, выступать объединяющим центром во взаимодействии общества и государства. Мы пред лагаем новую модель организации местной власти – координирующее сотруд ничество. Суть его в том, что государству следует отказаться от тех задач, ко торые нецелесообразно концентрировать на общегосударственном уровне и оказывать муниципалитетам всевозможную помощь. Целиком отказываться от централизации не следует, но сейчас она должна быть умеренной и сбаланси рованной. Государство и муниципалитеты на современном этапе развития Рос сии должны быть равноправными партнерами.

Шигабутдинова А.Л.

Науч. рук.: к.ю.н., доц. Бакулина Л.Т.

Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина ОСНОВНЫЕ ТИПЫ СОЦИАЛЬНЫХ СВЯЗЕЙ СУБЪЕКТОВ ПРАВА Социальные связи субъектов права представляют собой объективные, существующие вне зависимости от сознания и воли индивидов, обусловленные всем предшествующим общественным развитием прямые и косвенные взаимо связи в социальной структуре общества. Социальные связи не являются чем-то монолитным: они распадаются на целую сеть связей, объединяющих субъекты национального права в единое целостное образование.

Представляется оправданным выделить два типа социальных связей субъектов права: связи взаимодействия и связи управления, являющиеся систе мообразующими в собственном смысле слова, ввиду того, что объединяют под системы элементов в единое целостное образование – систему.

Связи взаимодействия – это фактические взаимоотношения социальных групп и индивидов, обусловленные комплексом общественно значимых, устой чивых и объективно существующих качеств их участников: статусов, целей, функций и т.п., характеризующих позицию лица в социальной структуре.

Тесная связь социальных позиций приводит к тому, что их реализация образует самостоятельную сферу общественных отношений, развитие и функ ционирование которой подчиняется собственным закономерностям (социаль ные институты).

Связи управления образуются взаимосвязью социальных институтов. Как подчеркивалось выше, социальные институты представляют собой самостоя тельные сферы общественных отношений. Однако подобная «независимость»

является весьма относительной, поскольку очевидным является то, что в обще стве не может быть абсолютно изолированных сфер взаимодействий, не свя занных каким-либо образом с параллельно существующими. Наличие таких связей в конечном итоге и позволяет говорить о системности самого общества.

СЕКЦИЯ «ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО (КОНСТИТУЦИОННОЕ, МУНИЦИПАЛЬНОЕ И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО)»

Абрамова Е.

Науч. рук.: ст. преп. Гильметдинова З.М.

Институт экономики, управления и права (г. Казань) РЕШЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ КАК ИСТОЧНИК КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА: ЗА И ПРОТИВ На данный момент в российском законодательстве существует несколько видов источников конституционного права. К ним можно отнести непосредст венно Конституцию РФ, федеральные конституционные законы, федеральные законы, конституции субъектов федерации, уставы краев и областей, указы и распоряжения Президента РФ и некоторые другие.

Все выше перечисленные документы являются бесспорными и общепри знанными источниками конституционного права Российской Федерации. На се годняшний день наиболее дискуссионным вопросом считается отнесение реше ний Конституционного Суда РФ к источникам конституционного права.

Многие исследователи не считают решения Конституционного Суда ис точником Конституционного права. Так, О.Е. Кутафин считает, что связывать нормативное толкование и определение конституционной законности Консти туционным Судом РФ с правотворческой функцией нельзя. Какую же юридическую силу имеют решения Конституционного Суда РФ?

Решение Конституционного Суда окончательно, не подлежит обжалова нию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. В случае если решением Конституционного Суда РФ нормативный акт признан не соответст вующим Конституции РФ полностью или частично, либо из решения Консти туционного Суда вытекает необходимость устранения пробела в правовом ре гулировании, государственный орган либо должностное лицо, принявшие этот нормативный акт, рассматривают вопрос о принятии нового, измененного нор мативного акта.

На основании решения Конституционного Суда положения соответст вующего акта утрачивают силу. Но их официальная отмена осуществляется ор ганом, принявшим данный акт.

Несмотря на это решения Конституционного Суда РФ не остаются «неза меченными». Они влияют на дальнейшую разработку правотворчества, стано вясь субъектом формирования и развития конституционного права.

На вопрос, являются ли постановления Конституционного Суда РФ ис точником конституционного права, нельзя ответить однозначно. Кто-то, как Кутафин Е.О. Предмет конституционного права. – М, 2001. – С. 221-222.

И.А. Конюхова, 23 ставят их в иерархической системе источников на второе ме сто, сразу после Конституции Российской Федерации. В то же время некоторые ученые (О.Е. Кутафин) не признают их в качестве источника конституционного права РФ.

До тех пор, пока официально и однозначно решения Конституционного Суда РФ не будут признаны источником конституционного права РФ, дискус сии по этому вопросу будут продолжаться.

Абрамова Н.П.

Институт экономики, управления и права (г. Казань) КОНСТИТУЦИЯ И МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ Сегодня любое развитое общество невозможно представить без местного самоуправления. Демократические государства давно признали достоинства местного самоуправления и отвели ему особое место в структуре власти. Но ценность местного самоуправления состоит в том, что это не только проявление принципа народовластия. В силу приближенности этого уровня власти к насе лению, граждане имеют возможность непосредственно участвовать в решении важнейших проблем своего общежития: ЖКХ, образование, медицинская по мощь, благоустройство и т.д. Тем самым происходит приближение управляю щего субъекта к управляемому объекту, то есть местное самоуправление вы ступает в качестве формы оптимизации управленческих процессов. В этом смысле местное самоуправление является важнейшей формой самодеятельно сти граждан.

Мировой практикой накоплен многолетний опыт организации и функ ционирования местного самоуправления, сложилось несколько моделей этого института. Местное самоуправление рассматривается как один из элементов конституционного строя.

Сегодня процесс конституционных преобразований в мире имеет общую направленность. Новые конституции отражают лучшие достижения конститу ционного строительства. У авторов текстов конституций, у принимающих кон ституцию органов и, конечно, у общества в целом, его различных слоев возник ло понимание того, что главное для человека состоит не в том, каковы органы государства, сроки рассмотрения законов или порядок отношений главы госу дарства с правительством, а в закреплении в конституции жизненных вопросов, касающихся каждого человека: места человека в обществе, его прав и обязан ностей, экономических и социальных, аспектов повседневной жизни человека, создаваемых людьми объединений, их отношений с государством. И в таком предмете конституционного регулирования не может не найтись места для ме стного самоуправления.

Конюхова И.А. Конституционное право РФ: курс лекций/ под редакцией И.А. Конюховой.

– М.: «Экзамен», 2003. – С. 225.

Нынешний этап конституционного развития России, безусловно, подчи няется общемировым закономерностям. Но в мире нет конституций, которые бы полностью реализовали такой подход в своих текстах.

Известно, что нет ничего практичнее, чем хорошая теория. И сегодня мы наблюдаем, процесс формирования теоретических основ современной консти туции 24. А потому представляется актуальным рассмотрение некоторых теоре тических положений о местном самоуправлении с позиции современного кон ституционного регулирования, отвечающего требованиям прогресса, общече ловеческим ценностям и демократическому правопорядку.

Согласно ст. 2 Европейской хартии местного самоуправления 25, принцип местного самоуправления должен быть признан во внутреннем законодательст ве и, по возможности, в Конституции страны.

Местное самоуправление почти всегда упоминается в новых конституци ях унитарных государств. Иногда есть даже специальные главы (например, «Местное самоуправление и местная администрация» в Конституции Болгарии;

в Основном Законе Монголии содержится глава «Административно территориальные единицы Монголии и их управление», где говорится и о ме стном самоуправлении, и так далее). Почти во всех унитарных государствах действует обширное законодательство, посвященное местному самоуправле нию (Закон о местном самоуправлении 1947 г. в Японии, Коммунальный закон 1977 г. в Швеции). На конституционно-правовом уровне урегулированы систе ма органов местного самоуправления, принципы их формирования и т.п.

Вопросы местного самоуправления в англосаксонских унитарных странах регулируется и другими актами. В Великобритании, например, по конкретному муниципалитету по его инициативе может быть принят «частный» парламент ский акт. Кроме того, принимаются так называемые адаптивные законы, дейст вие которых распространяется на соответствующие муниципалитеты только по их решению.


Местное самоуправление, разумеется, существует и в федеративных го сударствах. Но только в редких случаях в конституциях федераций есть главы о местном самоуправлении. Однако вопрос об отношениях его органов с госу дарством, о конституционном регулировании местного самоуправления в феде ративных государствах решается иначе, чем в унитарных. В тех странах, где применяются принципы англосаксонского права, вопросы местного самоуправ ления, как правило, относят, во-первых, не к конституционному, а к админист ративному праву, во-вторых, считается, что это сфера полномочий субъектов федерации и федеральная конституция не должна такие вопросы регулировать.

В США действует «правило Диллона» (главного судьи штата Айова), согласно которому местные органы самоуправления получают свои полномочия от шта Хабриев Т.Я. Чиркин В.Е. Теория современной конституции. – М.: Норма, 2005.– С.56.

Европейская хартия местного самоуправления ETS N 122 (Страсбург, 15 октября 1985 г.) ратифицирована Российской Федерацией Федеральным законом от 11 апреля 1998 г.

№55-ФЗ // Собрании законодательства Российской Федерации от 7 сентября 1998. – №36. – Ст. 4466.

тов, и федеральное законодательство не имеет к ним отношения. 26 Конституции отдельных штатов (например, Алабама, Миссисипи) содержат небольшое число норм, касающихся местного самоуправления, другие – более подробно регули руют данные вопросы.

Попытка, предпринятая в 1988 году в Австралии с целью придать мест ному самоуправлению конституционный статус на уровне Федерации путем включения соответствующих положений в федеральную Конституцию, не уда лась. Она была отвергнута на референдуме во многом из-за боязни, что это приведет к усилению федерального вмешательства в дела субъектов Федерации (штатов), которые рассматривают правовое регулирование местного само управления как свою исключительную прерогативу. Правда, и в федерациях, воспринимающих подходы англосаксонской правовой системы, пробивают се бе дорогу новые веяния. Несмотря на сопротивление местных элит в Индии в 1992 году, были приняты 73-я и 74-я поправки к Конституции 1949 г., придав шие конституционный статус панчаятам (в селах, административно территориальных единицах) и муниципалитетам (в городах).

В федерациях, где действуют иные правовые системы, о местном само управлении говорится в федеральных конституциях (например, Бразилии г., Мексики 1917 г.), причем в бразильской Конституции говорится даже об особого рода совместных полномочиях: федерации, штатов (субъектов федера ции) и муниципий. Такой подход к совместным полномочиям отражает не стремление к полному разделению полномочий органов государства и местного самоуправления (правда, скорее это имеет место в формулировках некоторых конституций, но не практике), а к констатации их определенного единства при осуществлении власти народа.

В Конституции Российской Федерации 1993 г. имеется особая глава о ме стном самоуправлении, в которой сформулированы основные принципы мест ного самоуправления, закреплены права и обязанности, возможности и формы ответственности органов местного самоуправления. Из Конституции также следует, что Федерация отдельным законом устанавливает общие принципы местного самоуправления. На наш взгляд, такой подход отвечает сложившимся российским условиям и может быть принят современным конституционно правовым регулированием. Однако в российской практике есть свои проблемы.

Местное самоуправление – часть единой публичной власти народа, это самостоятельное и под свою ответственность (в том числе материальную) ре шение вопросов местного значения. При этом органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти, являясь органами пуб личной власти территориального коллектива, хотя государственные органы мо гут оказывать содействие органам местного самоуправления в осуществлении их полномочий.

В ст. 12 Конституции Российской Федерации 27 содержится формулиров ка, относящаяся к основам конституционного строя, согласно которой органы Сравнительное конституционное право. – М., 2002. – С. 241.

Конституция Российской Федерации принята на всенародном голосовании 12 декабря местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти.

Это конституционное положение, верное само по себе, сформулировано так, что оно говорит только о разделенности, но не упоминает о сотрудничестве, общих задачах органов государства и местного самоуправления, о единых це лях и направлениях деятельности органов государства и местного самоуправ ления как разных формах единого целого – власти народа (ст. 3 Конституции Российской Федерации предусматривает, что власть народа осуществляется им как непосредственно, так и через органы: государственной власти и местного самоуправления).

Конституционные принципы самостоятельности местного самоуправле ния, как справедливо замечено, привели на деле не только к отделению местно го самоуправления от государства, но, к сожалению, и к отделению государства от самоуправления. Следует заметить, что на данный период времени законы не безупречны, не все их положения однозначно воспринимаются с точки зрения классических подходов к регулированию местного самоуправления. Но сама проблема в том, что реформа местного самоуправления идет «сверху». Традиции самоуправле ния во многом отсутствуют. Местные органы в течение нескольких десятиле тий рассматриваются населением как органы государства.

Но, все же проанализировав состояние местного самоуправления можно говорить о том, что задачу приближения местного самоуправления к населе нию, усовершенствования территориальных, организационных и финансово экономических основ местного самоуправления они в основном решает и в це лом соответствует концепции современной конституции. Также следует учесть тот факт, что при формировании местного самоуправления в России не должны быть утеряны основополагающие идеи местного самоуправления.

Алборова А.Г.

Науч. рук.: ст. преп. Гильметдинова З.М.

Институт экономики, управления и права (г. Казань) ОСОБЕННОСТИ КОНСТИТУЦИИ РСФСР 1937 ГОДА Принятие Конституции РСФСР 1937 года было следствием введения в действие Конституции СССР 1936 года. Обновление всей конституционной системы Союза объяснялось вступлением страны на новый этап своего разви тия, знаменовавший, как считалось, построение основ социализма.

Конституция РСФСР 1937 года отличается от предыдущих формой вы ражения классовой сущности. Конституция впервые закрепила принцип равно правия граждан, однако, в весьма усеченном виде. В ст. 127 Конституции РСФСР 1937 года предусматривалось равноправие граждан только «независимо 1993 г. // Российская газета. – 1993. –13 декабря.

Васильев В.И. Государственная власть и местное самоуправление: перспективы взаимоот ношений // Конституционное и муниципальное право. – 2004. – №3. – С. 11.

от их национальности и расы». В конституции впервые были введены главы об основных правах и обязанностях граждан, включавшие широкий спектр этих прав и обязанностей. В частности, впервые было закреплено право на труд. Од нако возможность использования политических прав гарантировалась по кон ституции только «в соответствии с интересами трудящихся и в целях укрепле ния социалистического строя». Таким образом, эти демократические установ ления конституции были классово ориентированы. О сохранении классовой сущности в Конституции РСФСР 1937г. свидетельствует закрепление руково дящей роли коммунистической партии, тогда именовавшейся ВКП(б). Эта кон ституционная норма ярко выразила все укреплявшуюся тенденцию превраще ния партии, по сути дела, в государственную структуру. Конституция РСФСР 1937 г. по своей юридической форме приобрела более совершенный вид. В ней четко выделены основные государственно-правовые институты, на объектив ных основах систематизированы конституционные нормы. В Конституции РСФСР 1937 года более развернуто, чем в прежних, закреплены принципы ее вхождения в СССР. Впервые в Конституцию РСФСР была включена норма о сохранении за ней права выхода из СССР, но, как и многое другое в этой кон ституции, она являлась лишь фикцией. В Конституции РСФСР 1937 года поя вились самостоятельные главы о высших органах государственной власти АССР, об органах государственного управления АССР, об органах государст венной власти автономных областей. Впервые была закреплена норма о нацио нальных округах.

Однако эта конституция оказалась почти полностью фиктивной, так как не соответствовала расстановке социальных сил, а все права и свободы граждан были закреплены только на бумаге. Инструмента для обеспечения соблюдения данной конституции не было, и она оказалась декларацией.

Баландин Р.Е.

Науч. рук.: асс. Бородина Е.Н.

Бугульминский филиал ИЭУП ПРОБЛЕМА МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ:

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ РАСПРОСТРАНЕНИЮ ОРУЖИЯ МАССОВОГО УНИЧТОЖЕНИЯ Поддержание мира и укрепление международной безопасности являются одними из важнейших задач в современных международных отношениях. На текущем этапе развития возникает необходимость в более широком сотрудни честве государств в данной сфере, поскольку сегодня мировое сообщество ста новится все более взаимосвязанным и взаимозависимым.

На протяжении всей второй половины XX века стремление государств к обладанию оружием массового уничтожения сочеталось с попытками ограни чить гонку вооружений и предотвратить использование энергии атома в воен ных целях.

России нужно добиваться широкой международной поддержки стратегии активного нераспространения оружия массового уничтожения, в том числе пу тем соблюдения и укрепления Договора о нераспространении ядерного оружия и Конвенций о запрещении химического и биологического оружия. Также не обходимо укреплять и обеспечивать строгое соблюдение экспортного контроля, пресекать незаконные поставки, привлекать к ответственности нарушителей и ужесточить пограничный контроль с целью предотвращения и защиты от рас пространения указанного оружия.

Ведущую роль нужно отдать процессу создания безъядерных зон, рас сматриваемых как часть всеобщего стремления к уменьшению зависимости го сударств от ядерного оружия и устранению угрозы ядерной войны. Все эти преобразования диктуют необходимость изучения проблемы создания и даль нейшего функционирования зон, свободных от ядерного оружия. Это представ ляет собой не только научный, но и практический интерес, поскольку позволяет выявить некоторые тенденции развития современных международных отноше ний. Таким образом, изучение данного вопроса поможет разработать наиболее эффективные правовые механизмы решения одной из основных задач совре менности – разоружения.

Иванишко И.В.

Науч. рук.: д.ю.н.,проф. Кулыгин В.В.

Хабаровская государственная академии экономики и права ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ДЕСТРУКТИВНЫМ КУЛЬТАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Проблема противодействия деятельности деструктивным религиозным организациям в Российской Федерации на сегодняшний день привлекает вни мание многих исследователей и специалистов в области юриспруденции, сек товедения, психологии и политологии. Еще несколько лет назад существование многих религиозных культов на территории Российской Федерации рассматри валось лишь в качестве положительного результата реализации на практике де мократических принципов построения правового государства. Многоконфес сиональность, веротерпимость, свобода совести – долгий период времени были центральными категориями государственно-правовой политики в области регу лирования деятельности религиозных объединений. Однако Россия, столкнув шись с опасными последствиями данной деятельности, повторила путь разви тия государственно-религиозных отношений многих европейских государств.

С проблемой деструктивных культов западный мир столкнулся еще в 60 70-е годы XX в. Вопрос об их деятельности неоднократно был рассмотрен в Европарламенте, а в феврале 1996 года в его постановлении отмечены следую щие противоправные действия деструктивных культов: «жестокость в обраще нии с людьми, сексуальные домогательства, незаконное лишение свободы, под стрекательство к насилию, торговля оружием и наркотиками, незаконная вра чебная деятельность». Основываясь на резолюциях Европарламента, многие европейские государства ужесточили свое законодательство в этой части.

В России в 1991 году был принят новый Закон «О свободе совести и ве роисповедания», который снял все прежние ограничения в области религии, существовавшие в советский период развитие нашего государства. Российское законодательство открыло значительные возможности для широкой религиоз но-просветительской и миссионерской деятельности. В результате многие ре лигиозные организации, в том числе и признанные во многих зарубежных стра нах как тоталитарные и деструктивные, получили возможность распростране ния своих вероучений на территории Российской Федерации.

Обстановка, осложнившаяся многочисленными нарушениями Российско го законодательства со стороны религиозных объединений, вынудило органы государственной власти пересмотреть крайне либеральный Закон «О свободе совести и вероисповедания» и предпринять конкретные действия по защите на селения от религиозных объединений, наносящих своей деятельностью сущест венный вред законным правам и интересам гражданам Российской Федерации.

В 1997 году был принят Закон «О свободе совести и о религиозных объедине ниях». Однако под сильным натиском лобби религиозных организаций и пред ставителей иностранных государств Закон получился почти «беззубым». Поло жения норм нового Закона более охраняют сами религиозные организации от какого-либо вмешательства со стороны государства, чем граждан и государство от деятельности данных организаций.

Первоначальный проект данного закона, предусматривающий жесткие меры по ограничению деятельности деструктивных культов на территории Рос сийской Федерации, претерпел такие изменения, что специалистам сложно най ти принципиальные отличия от положений Закона «О свободе совести и веро исповедания» в вопросе противодействия опасным культам. Цели, которые бы ли поставлены разработчиками данного нормативно-правового акта, не были достигнуты, а, следовательно, необходимо констатировать провал данного за конопроекта. Ситуация в области национальной безопасности принципиально не изменилась, что свидетельствует о необходимости внесения изменений в действующее законодательство.

Проект Федерального Закона «О внесении изменений в некоторые феде ральные законы в целях противодействия незаконной миссионерской деятель ности», разработанный в 2006 году Министерством юстиции РФ, может ока заться в будущем достаточно эффективным нормативно-правовым актом, на правленным на противодействие деятельности многих опасных деструктивных культов в Российской Федерации.

Илалутдинов А.И.

Науч. рук.: ст. преп. Гильметдинова З.М.

Институт экономики, управления и права (г. Казань) ВОПРОС ТЕРМИНОЛОГИИ В СФЕРЕ ПРАВОТВОРЧЕСТВА Четкое разграничение понятий в сфере правотворчества может оказать не маловажное значение в процессе принятия законов и отразиться на их качестве.

На наш взгляд, правотворчество представляет собой понятие более широкое, не жели законотворчество, ибо включает создание правовых норм, их дальнейшее совершенствование, изменение, а также отмену. Посредством правотворчества происходит возведение государственной воли в различные юридические акты, а не только законы, соответственно, и круг субъектов правотворчества представ ляется более широким в отличие от законотворчества. Правотворчество и зако нотворчество непосредственно связаны со сферой интеллектуальной деятельно сти человека, результаты которой выступают важнейшим регулятором общест венной жизни. Однако законотворчество непосредственно связано с выработкой парламентских решений, урегулированием споров между различными социаль ными группами посредством обсуждения и принятия законов;

правотворчество же охватывает и лиц, в данный спор не втянутых. Таким образом, законотворче ский процесс является составной частью правотворческого, включающий зарож дение идеи законопроекта, его подготовку, прохождение в парламенте государ ства, подписания и обнародования главой государства.

В юридической литературе возникают споры и по поводу понятия «зако нодательный процесс», который, на наш взгляд, представляет собой норматив но установленный порядок создания (производства) законов, то есть саму про цедурно оформленную деятельность по созданию законов 29. Если в законо творческом процессе проявляется интеллектуальное созидательное начало ана лизируемой деятельности, то в законодательном процессе на первый план вы ходит технология (процедура) производства законов. К тому же законодатель ный процесс не включает в себя важнейшую стадию законотворчества – разра ботку законопроекта, выражающуюся в творческом аспекте, то есть создании того, чего ранее еще не существовало.

Кириллов Э.В.

Науч. рук.: ст. преп. Гильметдинова З.М.

Институт экономики, управления и права (г. Казань) ОСОБЕННОСТИ КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОГО СТАТУСА ПРЕЗИДЕНТА РФ В настоящее время президентская власть в Российской Федерации нахо дится на стадии бурного развития. Сегодня российская власть столкнулась с проблемами, присущими именно президентской форме правления: 1) объем См.: Кокотов А.Н. Федеральный законодательный процесс: понятие и структура // Извес тия высших учебных заведений сер. Правоведение. – 2001. – №1. – С. 53.

полномочий президента увеличивается, тем самым возникает опасность авто ритаризма;

2) полный контроль над формированием и деятельностью исполни тельной власти приводит к нарушению принципа разделения властей;

3) рас ширение полномочий президента в сфере нормотворчества и усиление институ та полномочных представителей Президента в федеральных округах способст вуют дополнительному укреплению президентской власти в России;

4) мощное воздействие на законодательную деятельность парламента РФ путем примене ния права президентского вето.

В соответствии с Конституцией РФ 1993 года Президент не отнесен ни к одной из ветвей власти, он – глава государства (ст.80 Конституции РФ), при званный обеспечить согласованное функционирование и взаимодействие орга нов государственной власти. Фактически же Президент обладает полным кон тролем над формированием и деятельностью исполнительной власти: формиру ет Правительство, определяет организацию и структуру федеральных органов исполнительной власти, осуществляет руководство многими федеральными министерствами и ведомствами. Одной из особенностей конституционно – пра вового статуса Президента являются его полномочные представители в феде ральных округах. Их деятельность тесно связана с разделением властей в РФ «по вертикали» и направлена на реализацию президентских полномочий на ре гиональном уровне. В связи с усилением президентской власти повышается и фактический статус полномочных представителей Президента в федеральных округах. Единовластие в России способствовало закреплению «особого стату са» Президента в Конституции РФ 1993 года и в настоящее время. Поэтому для преодоления возникающих проблем необходимо законодательно более четко определить статус Президента.

Кужашева Р.Ш.

Науч. рук.: д.ю.н., проф. Мингазов Л.Х.

Институт экономики, управления и права (г. Казань) СОВРЕМЕННЫЕ АСПЕКТЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ МЕЖДУНАРОДНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ Вопросам ответственности международных организаций в российской доктрине международного права не уделено достаточно внимания. Поэтому мы попытаемся в какой-то мере восполнить существующий научный пробел в дан ной области.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.