авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

АОО «Международный союз немецкой культуры»

Алтайская краевая национально-культурная автономия

российских немцев

Алтайский краевой Российско-Немецкий Дом

Центральная городская библиотека им. В.М. Шукшина

г. Бийска

«… И обещала жизнь нам

долгий-долгий день…»

Материалы III международной конференции «Гюнтер

Тюрк. Поэзия и судьба», посвящённой творчеству поэта

1 ноября 2013 год, Бийск

Барнаул 2013 83.3 (2Рос-Нем) 6-5 И-11 Редакционная коллегия:

Классен Г.П., Председатель Межрегионального координа ционного Совета российских немцев Западной Сибири, г. Барнаул, ответственный редактор Домникова Л.С., директор МБУ «ЦБС г. Бийска», заслу женный работник культуры РФ, Почётный гражданин города Бийска Язовская С.В., ведущий библиотекарь Алтайского краевого Российско-Немецкого Дома И-11 «… И обещала жизнь нам долгий-долгий день…»: Ма териалы III международной конференции «Гюнтер Тюрк.

Поэзия и судьба», посвящённой творчеству поэта. – Бийск, ноября 2013 г. / Г.П. Классен (отв. ред.), Л.С. Домникова, С.В. Язовская. – Барнаул: типография «Спектр», 2013. – с.: ил.

Настоящий сборник содержит материалы III международной конференции. Читателю представлены новые материалы о жизни и творчестве поэта Г.Г. Тюрка и документы по исто рии толстовского движения в Сибири. Адресован широкому кругу читателей.

Издание осуществлено при финансовой поддержке АОО «Международный союз немецкой культуры» в рамках Программы Правительства Германии в пользу немецко го меньшинства в Российской Федерации © Алтайский краевой Российско-Немецкий Дом СОДЕРЖАНИЕ Приветствия Классен Г.П. Приветствие участникам конференции Домникова Л.С. Приветствие участникам конференции Калинина Н.А. Приветствие участникам конференции Штерн Клара и Владимир. Приветствие участникам конфе ренции Любовь и Михаил Качан. Приветствие участникам конфе ренции.

Войде Е. «удивительные, лирические и жизненные стихи»

Никифорова В.Т. Источники по истории «толстовства» (по материалам фонда редкой книги ЦГБ имени В.М. Шукшина Гросбейн Б.А. Положительные и отрицательные тенденции в историко-культурном изучении толстовской коммуны «Жизнь и Труд», 1931-1938 гг., Южный Кузбасс Москвичёва Н.П. Я родилась в коммуне «Жизнь и Труд»

Тетенова Т.П. Я родилась в семье коммунаров Шванькова Т.Л. Мариинск. Земляк поневоле Дистанова Л.Я. «И себя поэтом назову…»

Муравинская Л.И. Человек и мир в поэзии Гюнтера Тюрка Глушкова И. Перевод стихотворения Гюнтера Тюрка «Лю бимая! Товарищ! Лучший друг!»

Левушкина Л. Судьба Гюнтера Тюрка и память потомков Лихачёва Ю.В. Гюнтер Тюрк и Вилли Генчке Визер В.Г., Сорокина Т.М. Из опыта работы поисково исследовательской деятельности культурного наследия рос сийских немцев на Алтае Павлова И.В. Новые материалы о жизни и судьбе Гюнтера Тюрка Язовская С.В. Сохранение литературного наследия Гюнтера Тюрка Список авторов и участников конференции Приветствия Классен Г.П. Приветствие участникам конференции Уважаемые коллеги! Дорогие друзья!

С большим удовольствием приветствую всех Вас от имени Международного Союза немецкой культуры и Межре гионального совета немцев Западной Сибири!

Здесь собрались люди, которым близко и дорого творчество большого российского поэта Гюнтера Тюрка, долгое время прожившего в Сибири, оставившего яркий след в поэтической палитре Алтая и города Бийска.

Биография Тюрка, одновременно, и уникальна, и ха рактерна для нашей страны первой половины ХХ века.

Большая часть его короткой жизни – всего 39 лет – прошла в ссыльных этапах, в тюрьмах и лагерях.

Выросший в патриархальной интеллигентной немец кой семье, с детства впитавший духовные воззрения гения русской литературы Льва Николаевича Толстого, он оказался не нужен новой послереволюционной стране и её власти.

Его высокие устремления, поэтический талант не по лучили выхода на волю, оказались невостребованными. По этому особо впечатляет, поражает воображение тот факт, что все его прекрасные строки появились в неволе, написаны подручными средствами на случайных материалах (в том числе на щепках при лесоповале), писались без какой-либо надежды на опубликование и в то же время в большинстве своём наполнены светлым устойчивым оптимизмом.

То, что поэтическое наследие Гюнтера Тюрка всё таки сохранилось, нашло своего читателя, дошло до нас – великое чудо.

И сегодня, прежде всего, хочется сказать слова ог ромной признательности настоящему энтузиасту, подарив шему нам большого поэта – Юлии Виллиевне Лихачёвой.

Очень хочется, чтобы имя Гюнтера Тюрка стало ис тинным достоянием прекрасного города Бийска, где он тво рил последние годы своей нелёгкой жизни и где похоронен.

Лучшие пожелания всем участникам нашей конфе ренции.

Домникова Л.С. Приветствие участникам конференции Уважаемые гости, читатели, коллеги!

Мы рады приветствовать вас в стенах одной из ста рейших библиотек в Сибири – Центральной городской биб лиотеки имени В.М. Шукшина.

Нашей библиотеке в этом году исполняется 113 лет.

Путь, который она проходит, подобен пути многих сибир ских библиотек. Мы живем вместе со своим городом, делим с ним радости и беды, активно участвуем в образовании и вос питании жителей города-наукограда.

Но есть в работе нашей библиотеки одна особенность, что отличает её от других библиотек, заставляет ею гордить ся – она открывает читателю новые имена в литературе, име на, что берут своё творческое начало здесь, на алтайской, бийской земле и вспыхивают вдруг звездами на литератур ном небосклоне страны и мира.

Именно так было в 1960-е годы, когда бийская биб лиотека представила своим читателям творчество талантли вого земляка Василия Макаровича Шукшина, организовала его первые встречи с читателем, стала инициатором проведе ния Шукшинских чтений, которые из стен библиотеки шаг нули на городские и краевые площадки.

Так было и в 2000 году, когда в стенах библиотеки прозвучало новое имя: Гюнтер Тюрк – поэт, которого судьба забросила в наш город, где родились его стихи. В 2000 году в библиотеке прошла I Международная конференция, посвя щенная Тюрку. Библиотекари участвовали в поисковой рабо те, пропагандировали творчество поэта среди читателей го рода.

В будущем, возможно, мы пригласим своих читателей на чтения, посвященные Гюнтеру Тюрку, имя которого уже зазвучало по всей Сибири. Сегодня мы приветствуем участ ников новой, третьей по счету, представительной конферен ции. Уверены, что её работа будет интересной, плодотвор ной, и запомнится новыми знаниями и новыми впечатления ми: и от творчества поэта и от общения друг с другом.

Калинина Н.А. Приветствие участникам конференции Уважаемые коллеги!

Сердечно поздравляем вас со знаменательным собы тием в научной и культурной жизни Сибири, с открытием III научной конференции, посвященной Гюнтеру Тюрку.

Творчество выдающегося поэта Гюнтера Тюрка во шло благодаря вам в золотой фонд отечественной литерату ры и стало настоящим открытием. Вся его жизнь, творчество были освещены огромной любовью к великому Льву Нико лаевичу Толстому. Это помогало ему выжить в самые траги ческие моменты его жизни. И то, что на Алтайской земле уже в третий раз проходит конференция, посвященная Гюнтеру Тюрку, говорит о возрастающем интересе к его творчеству.

От имени коллектива Государственного музея Л.Н. Толстого желаю успеха конференции и её участникам. Очень сожалею, что не могу быть с вами в этот день.

С уважением, директор Государственного музея Л.Н.

Толстого Наталья Алексеевна Калинина.

Штерн Клара и Владимир.

Приветствие участникам конференции Л.С. Домниковой Ю.В. Лихачевой Приветствуем участников конференции, посвященной творчеству Гюнтера Тюрка. Желаем успеха в этом благород ном и важном деле!

Клара и Владимир Штерн Хьюстон, США Любовь и Михаил Качан. Участникам конференции, посвящённой поэту Гюнтеру Тюрку Дорогие друзья! Память о замечательном поэте, про шедшем сталинские тюрьмы, лагеря и ссылки, не сломивших его дух, жизнелюбие и любовь к людям, для нас священна.

Мы рады, что с каждым годом растёт число поклон ников его таланта, и всё большее число людей начинает це нить его пленительные стихи, каждая строка которых выче канена и западает в душу, пронизана любовью, пропитана верой и огранена страданием.

Несгибаемая воля, непреклонность взглядов и нече ловеческая стойкость поэта, мы уверены, послужат образцом человека, достойного подражания. Его стремление жить каж дую минуту, наслаждаться самой жизнью, даже маленьким лучиком солнечного света, проникшего в тюремную камеру, говорит о его духовной мощи, высоком гуманизме и тонких чувствах, так удивительно отражённых в его бессмертных стихах.

Он «…в этом мире не случайно». Он пришел, чтобы показать, как важно и нужно любить этот мир, несмотря на все его несовершенства. Он пришел и остался. Он среди нас, он с нами.

Благодарим всех, кто сопричастен к восстановлению имени поэта и розыску материалов о его жизни и творчестве.

Поздравляем организаторов и участников конферен ции! Желаем успешной работы!

Любовь и Михаил Качан.

Сакраменто, Калифорния, США. 30 октября 2013 г.

Елена Войде «…удивительные, лирические и жизненные стихи»

С творчеством Гюнтера Тюрка я познакомилась несколько месяцев назад, прочитав отрывки стихов в мемуарах Любовь Николаевны Качан в интернете, на сайте Проза.ру: http://www.proza.ru/avtor/lumikat.

Любовь Николаевна рассказала мне о поэте и о первом сборнике его стихов – «Тебе моя звезда», вы шедшем в Новосибирске (1997). И о том, что состави тель сборника Юлия Виллиевна Лихачева сделала это в память о своем отце – Вилли Генчке (1908-1937), рас стрелянном вскоре после ее рождения.

После я нашла в интернете этот сборник... Это удивительные, лирические и жизненные стихи: о при роде, о любви, о тяжёлой судьбе поэта, который прожил очень короткую жизнь, но до конца остался верным своим идеалам, которые навсегда сохранил в глубине своей души. Тяжкие страдания от неволи и от долгой разлуки с родными и близкими выливались в глубокие, пронизывающие строки – в стихи...

Мне очень жаль, что только после смерти поэта, его стихи смогли увидеть свет. Я читаю их днём и вече рами, читаю моим родным, даю почитать друзьям...

А недавно Любовь Николаевна Качан рассказала мне о том, что 1 ноября состоится конференция «Гюн тер Тюрк. Поэзия и судьба. Новые материалы». И мне захотелось написать несколько слов.

Обращаясь к Вам, к организаторам конференции и всем её участникам, я хочу сказать большое спасибо за вашу работу, за то, что знакомите нас, читателей на шего и нового поколения с творчеством поэта.

Рассказывая нам о нём, читая его стихи, вы несё те светлую память о том, чем и как жил поэт, как рож дались его стихи. И ещё я хочу, чтобы потомки и земля ки поэта Гюнтера Тюрка знали, что его стихи читают и любят не только в Сибири, не только в России и в стра нах СНГ, но и в Германии, и в Америке, и благодаря ин тернету во многих других странах мира.

Коротко расскажу о себе. Меня зовут Елена Вой де. Моя семья живёт в Германии с 1990 года. Я роди лась в октябре 1955 года в Казахстане, в Павлодарской области, в целинном совхозе «Пограничник». Туда в конце августа 1941 года, в связи с началом Второй ми ровой войны, были сослана моя мама Екатерина Фляум (Шандер) вместе с семьёй мужа, ранее проживавшей в Саратовской области. Пройдя регистрацию в Павлодаре, мама была отправлена в трудовой лагерь в Сибирь, на лесоповал. Мой отец, Александр Фляум, в то время служил в рядах Красной Армии на Монгольской грани це. Летом 1941 он был отозван и тоже отправлен в тру довой лагерь в Челябинск, в закрытые Копейские шах ты. В 1948 отец смог разыскать свою жену, и тогда маме было разрешено уехать к мужу по вызову.

Прожив до 1954 года под надзором комендатуры в городе Копейске, они переехали (так же по вызову родных) жить в Казахстан к папиной семье. Там я и ро дилась.

Родилась в рубашонке – счастливая!

Так в народе у нас говорят.

На просторах целинных – где сизые Ковыли, да подснежников ряд...

Этот край приласкал меня вьюгою Под покровом звезды я росла Познакомилась с жизнью-подругою, Рубашонка от бед берегла...

Внимательно прочитав биографию поэта Гюнте ра Тюрка и его стихи, я заметила, что судьбы поэта и моих предков в чем-то очень похожи. Только моим ро дителям повезло, им удалось выжить и найти друг дру га. Мой дед Давыд Шандер умер в 1947 году в трудовом лагере под Карагандой. Светлая и добрая память всем...

...Наши любимые живут в наших сердцах, пока мы любим и помним о них, пока мы сами живы...

Душа настоящего Поэта продолжает жить не только в сердцах близких ему людей, но и в его стихах...

Или прибито к небу солнце, что ли?

Дорога бесконечна предо мной.

Сухая пыль. Неотвратимый зной.

Куда ни глянь – лишь выжженное поле.

Одним желаньем я и жив, и болен.

Оно томит мечтою неземной:

Пройти бы Степь, прийти бы в Край Иной, Где солнце жечь уже не будет боле...

Да, видно, надо претерпеть страданье, Дабы потом возликовало знанье Того, что зной тебя не может сжечь.

Хоть жизнь тебя не круто замесила, Но есть, но есть в тебе такая сила – Пройти сквозь ад и душу уберечь.

Гюнтер Тюрк.

С уважением и глубокой признательностью, Еле на Войде 29 октября 2013 год Воргентраих, Германия Никифорова В.Т. Некоторые источники по истории «толстовства» (по материалам фонда редкой книги ЦГБ имени В.М. Шукшина Толстовство – религиозно-нравственное обществен ное течение в России конца XIX - начала XX вв. Возникло в 1880-х годах под влиянием религиозно-философского учения Льва Толстого. Оно основано на идеях смирения, «непротив ления злу насилием», признания высшим долгом человека нравственное самоусовершенствование и жизни «трудами рук своих». Толстовство трактует христианскую веру как знание о том, что такое человек, и в чём смысл его жизни – человек должен осознавать в себе разумное божественное начало через личное самосовершенствование. Как система взглядов, толстовство отвергает любые формы насилия, зовёт к приобщению к нравственному идеалу, природе, народу.

(Определения приводятся по статьям справочных изданий:

Большой энциклопедический словарь, Философская энцик лопедия, Энциклопедия культурологии, Википедия).

Готовясь к конференции, мы задались вопросом: «Что наша библиотека может предложить читателю, проявившему интерес к истории толстовства?» В первую очередь, будут интересны сами произведения, философско-религиозные ста тьи и трактаты гения русской литературы, вокруг которых и возникло общественное течение толстовства. Причём живы ми свидетелями истории всегда являются издания, макси мально приближенные по своему выходу к интересуемой эпохе. Поэтому мы внимательно изучили произведения Льва Николаевича Толстого и литературу о нем, в фонде редкой книги Центральной городской библиотеке имени В.М. Шук шина (это был буквально построчный просмотр изданий) и нашли в нём немало интересного.

Первым опытом толстовства, давшим тон всем после дующим, думается, явилась вся жизнь самого Л.Н. Толстого после 1878 (в числе характерных её черт – опрощение, отри цательное отношение к собственности, вегетарианство, зем ледельческий труд, приоритет духовной общности перед внешними, в т.ч. семейными, обязанностями и т. п.).

Поэтому в источниках по истории толстовства значи тельное место должны занять книги: «Л.Н. Толстой. Дневни ки и записные книжки 1910 года». (М, Гослитиздат, 1935) – это точное воспроизведение 58-го тома ПСС Л.Н.Толстого под общей редакцией В.Г. Черткова, что представляет мысли, которые записывались преимущественно самим Толстым и в редких случаях по его поручению дочерью Александрой и его секретарями: Чертковым и Булгаковым.

Вторая книга – фундаментальное издание в 2-х томах «Летопись жизни и творчества Льва Николаевича Толстого»

Н.Н. Гусева (М.: Гос. изд. худож. лит. 1958-1960). Первый том охватывает 1828-1890, второй – 1891-1910). Это второе дополненное издание (первое было выпущено в 1936 году издательством Academia).

Целый ряд мыслей: об осознании своего Я, о любви и зле, о боге и жизни, проходят в Летописи и Дневниках мно гократно и под разными датами. Это значит, что они занима ли Толстого на протяжении всей его жизни.

В библиотеке сохранились разрозненные тома Полно го собранiя сочиненiй Льва Николаевича Толстого. Подъ редакцiей и съ примечанiями П.И. Бирюкова. Изданiе Това рищества И.Д. Сытина. М, 1913.

В 11-м томе ПСС как раз и опубликованы главные статьи, по мнению исследователей, составляющие основу философии толстовства. В первую очередь это автобиогра фическая статья «Исповедь», которая была написана Тол стым в основном в конце 1879, переработана – к началу июля 1881, завершающий её раздел относится к 1882 году. Загла вие «Исповедь» трактат Толстого получил не сразу. Выде лившийся из одной главы обширного изложения религиозно философских воззрений, к которому Толстой приступил в октябре 1879, трактат был назван «Вступление к ненапеча танному сочинению». В «Исповеди» Лев Николаевич впер вые сформулировал свои религиозные взгляды, выражение его отношения к существующей религии: как он пришел к новой религии, что его не устраивает в существующей.

Христианству, как нравственному учению, его этиче ским идеям были посвящены религиозно-философские трак таты «В чём моя вера?» (1884), «Исследование догматическо го богословия» (1879-80), «Соединение и перевод четырёх Евангелий» (1880-81), знакомство с которыми и предваряла «Исповедь». Все они также вошли в 11-й том ПСС 1913 года.

В 15 томе ПСС опубликован ряд философских статей Л.Н. Толстого, в которых он продолжает излагать свои взгля ды на духовную жизнь и на роль религии в совершенствова нии человека. Это извлечение из статьи «Царство Божие внутри вас» (1893), «Что такое религия и в чём сущность её?»

(1902) и «Религия и нравственность» (1898).

Кроме того, в данном томе помещено письмо, обо значенное как «Князю Д. А. Х.» (в ПСС 1909 оно названо «О самосовершенствовании»). Адресатом его был князь Дмитрий Александрович Хилков, русский офицер, воспитан ник Пажеского корпуса, впоследствии русский политический деятель, революционер. Он странным образом совместил в своей жизни воинские принципы и идеи духоборчества и толстовства. По некоторым данным он был организатором общин (общины, коммуны стали одним из отличительных признаков движения толстовцев), где распространялись идеи толстовства, но которые быстро распались. Об этом он напи сал Толстому. На что Лев Николаевич ответил, что «Всякая форма отделяет от людей, следовательно, и от возможности добрых дел и вызывания в них любви. Таковы и общины, и это их недостаток, если признать их постоянной формой. Ес ли общины распались, то только потому, что люди, жившие в них, выросли из своей оболочки и разорвали её. И этому нужно только радоваться». И далее мысли о самосовершен ствовании: «Вся плотская жизнь организма с ея пищей, рос том, продолжением рода есть по отношению к истинной жизни только разрушительный процесс. …В каких бы то ни было условиях можно много и плодотворно работать над своим совершенствованием…, чем труднее те условия, в ко торых мы находимся, тем плодотворнее и для себя и для дру гих может быть внутренняя работа над собой».

Среди материалов, вошедших в 18 том ПСС, обра щают на себя внимание статьи «Христианство и патриотизм»

(1894) и «Любите друг друга» (1907).

«Христианство и патриотизм» – одно из важнейших философских произведений Толстого, его манифест против войны. Патриотизм, так, как он понимается правящими клас сами и служит для оправдания войны и любого насилия, – есть рабство. Как пишет Толстой: «Страшно сказать, но нет, и не было такого совокупного насилия одних людей над дру гими, которое не производилось бы во имя патриотизма. Во имя патриотизма воевали русские с французами, французы с русскими… во имя патриотизма русские душат поляков и немцы – славян…во имя патриотизма коммунары убивали версальцев и версальцы – коммунаров…. Мир может изме ниться, если люди начнут говорить то, что они думают, то, что говорит им их совесть. Только тогда отпадет раздуваемая правительствами ненависть и вражда государств к государст вам и народностей к народностям».

В статье «Любите друг друга» (1907) Л. Толстой при зывает каждого человека следовать всем требованиям любви:

«…постарайтесь, вместо того, чтобы отплатить злом за зло обидчику, вместо того, чтобы осудить за глаза человека, жи вущего дурно и т.п., – вместо этого постарайтесь отвечать добром на зло, ничего не сказать дурного о человеке, не обойтись грубо даже со скотиной, с собакой, а с добротой и лаской, проживите так день, два или больше и сравните ваше за это время душевное состояние с тем, какое бывало прежде.

Испытайте это и вы увидите, как вместо хмурого, сердитого и тяжелого состояния вы будете светлы, веселы, радостны».

Том 20. «Письмо к К. «К вопросу о непротивлении злу насилием!» (1900), в котором Толстой ещё раз разъясняет ставшую всемирно известной идею «о непротивлению злу»:

«…возражение против него сводятся к тому, что вместо того, чтобы понимать, что сказано: злом или насилием не противь ся злу или насилию, понимается (мне даже кажется – нароч но), что сказано: не противься злу, т.е. потакай злу, будь к нему равнодушен, тогда как противиться злу, бороться с ним, есть единственная внешняя задача христианства… И самое лучшее средство – не отплатой, а добром».

Если анализировать все произведения Л.Н. Толстого, его письма и дневники с точки зрения тех положений, что легли в основу толстовства, практически в каждом можно найти созвучные им мысли, строки, абзацы, потому что они являются отражением той внутренней духовной и душевной борьбы, которую вёл гений русской литературы всю свою жизнь.

Левъ Толстой. Полное собранiе сочиненiй, печатав шихся до сихъ поръ заграницею и сочиненiй, написанныхъ с 1881 и печатавшихся въ Россiи. Томъ пятый. – Санктъ Петербургъ. Электропечатня К. Четверикова, 1909 год «По поводу присоединения Боснии и Герцеговины» – «Учение Христа… с особенной ясностью и точностью указа ло на несовместимость учения любви, с каким бы то ни было применением насилия, возмездием злом за зло, или самоза щитой посредством зла»

«Письмо к индусу» – «Не противьтесь злу, но и сами не участвуйте в зле… и никто в мире не поработит вас»

«Беседы с детьми по нравственным вопросам» – «Мы все знаем, что живём не так, как надо и как могли бы жить. И потому надо всегда помнить, что наша жизнь может и долж на быть лучше. Помнить это надо не затем, чтобы осуждать жизнь других людей и свою, не исправляя её, а затем, чтобы стараться с каждым днем и часом становиться хоть немного лучше, исправлять себя», «Непротивление злу злом есть единственное средство победить зло»

Непротивление злу силой, как идея, имело опреде лённую популярность в обществе. Скорее всего, это была мода, увлечение определённого круга молодых людей. Прав да, были и последовательные толстовцы, которые твёрдо ста новились на этот путь. В частности, толстовцам стали люди, которые многие годы находились рядом со Львом Николае вичем. Так лидером толстовства, как общественного движе ния, был Владимир Григорьевич Чертков, близкий друг Л.Н.

Толстого, редактор и издатель его произведений, обществен ный деятель, имя которого очень часто упоминается в днев никовых записях Льва Николаевича, в его письмах.

Павел Иванович Бирюков – русский публицист и об щественный деятель. Известен как крупнейший биограф, друг и последователь Л.Н. Толстого. Главный его труд – 4 томная биография Толстого – заключает в себе обильный ма териал, касающийся жизни, личности и творчества Л.Н. Тол стого. Здесь впервые были опубликованы многие письма, отрывки дневников, воспоминания детства Толстого. Начатая ещё при жизни писателя и благодаря возможности консуль таций у него написанная чрезвычайно содержательно, она была переведена на многие иностранные языки. У нас сохра нился 1-й том «Лев Николаевич Толстой. Биография. Соста вил П. Бирюков (по неизданным материалам, воспоминания и письма Л.Н. Толстого). Издание книгоиздательства «По средник» (1906)» «С робостью и благоговением, с сознанием своей слабости, - пишет Бирюков, - приступил я к священно му для меня делу, изображению жизни моего учителя, вели кого старца Льва Николаевича Толстого».

Также во введении он отмечает, что «важную под держку оказал мне мой друг В.Г. Чертков, согласившийся открыть мне для работы свой богатый архив частной коррес понденции Льва Николаевича и выписок из его дневников».

Валентин Федорович Булгаков познакомился с Тол стым в 1907 и стал его искренним последователем, включив в свою жизнь такие принципы, как пацифизм, вегетарианство, неучастие в политических акциях при высокой социальной активности на основе христианских принципов. В 1910 стал личным секретарем Льва Николаевича, свидетелем жизни обитателей Ясной Поляны в такой напряжённый год перед смертью писателя. Главный его труд – «Валентин Булгаков Л.Н. Толстой в последний год его жизни. Дневник секретаря Л.Н. Толстого». (М.: Гос. издат. худож. лит., 1957) сохранил ся в фонде редкой книги. Впервые дневник Булгакова под названием «У Толстого, в последний год его жизни» появил ся в печати в 1911, вскоре поле смерти писателя, затем не сколько раз переиздавался. Во всех изданиях, как пишет в предисловии к Дневнику С. Розанова «очень чувствовалось «толстовство» автора… его почтительный пиетет перед Тол стым – учителем и религиозным проповедником».

Источником информации по истории толстовства мо гут служить также библиографические указатели литературы о Толстом, в которых можно найти ряд изданий, где говорит ся о последователях учения Толстого. В фонде редкой книги библиотеки сохранились и эти источники. Так в указателе литературы «Л.Н. Толстой» (М: Гос. библиотечно-библиогр.

изд. НКП РСФСР, 1941) мы нашли книгу Сухотиной-Толстой «Друзья и гости Ясной Поляны», отдельные очерки которой посвящены сподвижнику Станиславского Леопольду Анто новичу Сулержицкому и художнику Николаю Николаевичу Ге, которые, как известно, принадлежали к «толстовцам».

Здесь же упоминается статья Карякина «Московская охранка о Л.Н. Толстом и толстовцах» (Голос минувшего. - 1916 - № 4-6).

В указателе «Библиография литературы о Толстом.

1917-1958» (М: Книжная палата, 1960) в перечне литературы есть статьи: Луначарский А.В. «Индийский Толстой» – об общем в учении Толстого и Ганди (Красная нива. - 1923. №1), Ромен Роллан «Из дневников и писем» – о духовном влиянии Толстого на Роллана, об отношении к толстовству (Иностранная литература. - 1955. - №1) и другие материалы.

Движение «толстовцев» началось еще при жизни пи сателя. Поэтому интересен вопрос, а как сам Лев Николаевич относился к «толстовству»? Парадокс в том, что как раз в то время, когда «толстовство» получает широкую известность в качестве идейной доктрины, сам Толстой испытывает коле бания и сомнения в правоте своего учения.

Так в 18 томе ПСС (1913) напечатаны две небольшие статьи: «О толстовстве» (из дневника – 1898) и «По поводу «Толстовского общества» (по поводу письма английского кружка толстовцев – 1901), в которых Лев Николаевич гово рит: «дорогой друг, вы правы, предполагая, что я должен быть заинтересован «Толстовским обществом». Но я жалею, что во мне ещё сохранилось достаточно тщеславия для того, чтобы быть заинтересованным им. Я всегда был того убеж дения… что быть членом старого общества, учреждённого Богом при начале сознательной жизни человечества, более производительно для себя и для человечества, чем быть чле ном ограниченных обществ, организуемых нами для дости жения тех целей, которые мы в состоянии сознавать», и да лее: «никакого моего учения не было и нет, есть одно вечное, всеобщее, всемирное учение истины для меня, для нас, осо бенно ясно выраженное в Евангелиях».

Гросбейн Б.А. Положительные и отрицательные тенден ции в историко-культурном изучении толстовской ком муны «Жизнь и Труд», 1931-1938 гг., Южный Кузбасс Проект экспозиции музея «Духовная и материальная культура друзей и последователей Л.Н. Толстого в Куз бассе» 30-е - 90-е годы XX века.

Объектом настоящего исследования, его источнико вой базой стала история толстовского движения в Кузбассе в 30-е годы XX века, архив сельскохозяйственной толстовской коммуны «Жизнь и Труд», функционировавшей в Кемеров ской области с 1931 по 1938 год на территории Кузнецкого района, на месте современного поселка Абашево (ныне Орд жоникидзевский район г. Новокузнецка), а также подлинная история переселения коммуны «Жизнь и Труд» на новые земли левобережной поймы реки Томи, простирающиеся в долинах речек Тальжинка, на западе от поселка Тальжино, и Черной – на востоке.

Часть материалов, имеющих отношение к теме, была получена из музея-усадьбы в Ясной Поляне, – это фотоархив Б.В. Мазурина, первого председателя сибирской коммуны «Жизнь и Труд» (1931-1938). Другая часть материалов по ступила из частных собраний бывших коммунаров и их по томков, проживающих в Новокузнецке и других городах Ке меровской области: Междуреченске, Мысках, Осинниках, Белове, поселках Елань, Тальжино, селе Атаманово и других.

Словом, география поисков в основном была сосредоточена на юге Кузбасса.

Новизна и специфический характер источников по теме, факт того, что они впервые вводятся в научный оборот, обусловили достаточно подробное цитирование их в работе.

Последнее чрезвычайно важно не только для передачи чита телю скупой информации, связанной с жизнью и деятельно стью западносибирских последователей философского уче ния Л.Н. Толстого, но и наиболее полно передают атмосферу 20-30-х, 40-50-х, 60-80-х гг. XX столетия. Феномен Л.Н. Тол стого состоит в том, что 90 томов полного (юбилейного) соб рания сочинений великого писателя содержит не только ху дожественные произведения. В большинстве книг мы нахо дим сочинения философского и педагогического характера.

Это, так называемое, этическое учение Л.Н. Толстого, хотя сам автор нередко говорил, что у него нет никакого учения.

«В чём моя вера?», «Исследование догматического богословия», «Путь жизни», «Так что же нам делать?», «Ис поведь», «Царство Божие внутри вас» и другие произведения стали действительно указателями, путеводителями для той части русской интеллигенции и крестьянства, которая сбива лась с ног в поисках правильной жизни.

Все, кто причислял себя к единомышленникам и по следователям Льва Толстого, искали в его философских трактатах ответы на вопрос: что делать, чтобы жить правед но. И находили.

Лев Толстой учил по-новому читать Евангелие, ис кать истину в притчах великого духовного реформатора и революционера древности Иисуса из Назарета. Главное, на что обращает внимание великий русский мыслитель, – не иметь веры в те людские учреждения, которые породили зло:

вражду, блуд, обещания, суды, насилия и войны.

Народ России задыхался в тисках социальной неспра ведливости. В толстовских сочинениях многие находили для себя откровения, руководство к действию. Что же советовал Л.Н. Толстой?:

Жить и работать на земле, никого не эксплуатируя.

Любить друг друга, заботиться о ближнем, помогать слабому.

Не блудить, не судить, не клясться.

Не иметь врагов государственных.

Эти христианские постулаты, произнесенные впервые в древности, и в новое время пропагандируемые Толстым, обрели благодатную почву. В городах и деревнях стали обра зовываться толстовские общества, общины, сельскохозяйст венные толстовские коммуны. Так, под Москвой в 1920-е годы возникла коммуна «Жизнь и Труд», которой суждено было прожить славную историю вплоть до 1939 года у нас в Кузбассе, на берегах Томи, под Новокузнецком, в Абашево, где до сих пор стоят дома коммунаров на улице Пражская, хоть и значительно перестроенные.

1 января 1939 коммунары встретили известием от властей о преобразовании коммуны в артель. Жизнь без «моё» для толстовцев кончилась. Для них, как и для всех крестьян Советского Союза, начался социалистический этап.

Колхоз «Жизнь и Труд» стал управляемым извне ор ганизмом. Протестовать было некому. «Иных уж нет, а те далече».

Тяжелейшие, страшные годы войны вырвали с кро вью ещё многих мужчин из работоспособного коллектива.

Женщины выполняли мужскую работу, и не могли дождаться возвращения уцелевших мужчин. Весенняя страда: пахота и посевная, летом выращивание овощей, прополка хлебов, се нокос, уборка урожая осенью – все для победы. Как выжили и вырастили ребятишек – одному Богу известно Тяжелое послевоенное лихолетье окончилось для на ших крестьян ещё одним нелегким испытанием: новым пере селением. Воспоминания коммунаров об этих годах наиболее полно передают детали их жизни 40-50-х, 60-80-х годов XX столетия.

Фрагменты из дневников Анны Степановны Мало род, писем Б.В. Мазурина к писателю Л.Н. Леонову, секрета рю Л.Н. Толстого В.Ф. Булгакову, воспоминаний других коммунаров, автобиографий толстовцев, даже целых их про изведений или отрывков из них, приобрели ныне значение уникальных источников автобиографического свойства.

В научной литературе названная тема не разрабаты валась никем. В периодической печати Кузбасса отдельные публикации по данной проблематике были.

Литературные альманахи «Провинция», «Голоса Си бири» также предоставляли свои площади для освещения этой исторической темы. Теле- и радиоэфир Кузбасса живо откликался на публикации мемуаров Б.В. Мазурина «Разду мья...» в журнале «Новый мир» (1988 - N9) и выход в свет книги «Воспоминания крестьян-толстовцев 1910-е - 1930-е годы» (Москва: «Книга», 1989).

Пожалуй, наиболее серьезные публикации творчества единомышленников Л.Н. Толстого в Кузбассе были осущест влены в сборниках документальных и публицистических ма териалов «Лев Толстой и Сибирь», выпуск I – г. Кемерово, 2009;

выпуск II – г. Кемерово, 2011 и выпуск III – 2012 г.

1933 г. Коммуна «Жизнь и Труд». Группа крестьян толстовцев. Запсибкрай, Абашево.

Настоящее исследование посвящено описанию жизни и труда тех толстовцев-земледельцев, кто основал и построил поселок Тальжино в 1948-50 годах, поднял колхозное хозяй ство «Жизнь и Труд» до уровня колхоза-миллионера.

Нелегкая доля земледельца, преданность идеалам мо лодости, желание жить и работать на земле, воспитывать своих детей в духе толстовской педагогики, радость от обще ния друг с другом, трезвый образ жизни, передача своего ду ховного наследия новому поколению, – всё это стало предме том изучения автора.

Системное изучение духовной и материальной куль туры друзей и последователей Л.Н. Толстого в Кузбассе на чалось в 1985 году. К этому времени многие коммунары уже умерли. После них остались книги, рукописи, дневники, письма, записные книжки, – немые свидетельства богатой духовной жизни их владельцев. Но стоило прочитать только десять-двадцать страниц этих материалов, и становилось слышно, как кричала, вопила, стонала эпоха, в которой дове лось жить коммунарам-толстовцам. Многочисленные фото графии 1930-х годов запечатлели этих крестьян-земледельцев на полях, огородах, животноводческих фермах. Кроме еже дневного хлебопашества наши герои занимались в философ ском, певческом, драматическом кружках. Проводились ре петиции хора и струнного оркестра.

Жизнь во всех ее проявлениях, что называется, била ключом на берегах Томи, примерно в 20 км от строящегося гиганта металлургии Кузнецкого металлургического комби ната. Легендарный Кузнецкстрой нуждался в свежих овощах.

Коммунары снабжали рабочих комбината сельхоз продукцией, – взамен получали стройматериалы для своих нужд. Поселок последователей Л.Н. Толстого строился быст ро: лесопилка, большие сараи для животных: коровник, ко нюшня, теплица, мельница, маслобойня. Люди жили дружно, без «моё». Питание было общее, вегетарианское, в комму нарской столовой. Духовное единение помогало преодоле вать трудности переселенцам из разных мест СССР. Раздоров не было. Все дела и проблемы решались на общих собраниях, которые проводились еженедельно.

К 1933 году коммуна «Жизнь и Труд» насчитывала в своих рядах полторы тысячи душ. Были организованы ясли, детский сад, школа. Школа была не государственная, без военизации, учителя были свои с высшим, средне специальным и средним образованием.

На школу возлагались особые надежды, как на центр гуманистического, свободного воспитания и образования.

Главными идеями были: воспитание добра, пацифизма, дея тельного коммунизма, любовного единения друг с другом.

1931-1936 годы это «золотой век» коммуны.

Успешно развивалось рентабельное товарное сель ское хозяйство: огородники удивляли своими урожаями сор товых овощей, животноводы славились хорошим приплодом молодняка крупного рогатого скота и лошадей, полеводы добивались отличных результатов по выращиванию зерно вых культур: пшеницы, ржи, гречихи, проса, подсолнечника.

Люди жили с хлебом, растительным маслом, картофелем, крупами для каш. Детям выдавалось сливочное масло и мо локо.

Прием в коммуну был свободным, но с обязательным условием: не употреблять вина и водки, не курить, не сквер нословить, принимать посильное участие в общественно по лезном труде. Коммунары были единомышленниками с вы сокими нравственными побуждениями.

Но уже в 1936 году власти стали вмешиваться в жизнь коммуны: облагать высокими налогами, отбирать ло шадей на лесозаготовки. А в 1937 мирные дети труда в пол ной мере ощутили на себе репрессии со стороны властей.

Люди исчезали бесследно, одних расстреляли тюремные па лачи. Другие погибли в ГУЛАГе.

1 января 1939 властями коммуна была переведена на колхозные рельсы. В 1941 отказались от военной службы человек не по шкурным интересам, а по убеждениям. Все они были расстреляны. Война по-разному отразилась на судьбах толстовцев. Немногие вернулись с фронта, искалеченные, они старались быть полезными и обществу и своим семьям.

В 1948 году в связи с бурным развитием угольных шахт колхоз «Жизнь и Труд» вынужден был переселиться на новые земли в левобережье Томи. Бывшие коммунары, а те перь колхозники, основали новый поселок – Тальжино, по названию маленькой речушки Тальжинки, протекавшей ря дом. К середине 1950-х новое хозяйство стало получать мил лионные доходы.

После смерти Сталина началась реабилитация неза конно осужденных. После 18-летней каторги и ссылки вер нулись семьи Алексеевых и Литвиновых. Бывшие коммуна ры, ставшие пенсионерами, пишут воспоминания о своей мо лодости, убеждениях, жизни в коммуне. Их записки – это кладезь мудрости. В рукописях коммунаров мы нашли со вершенно ещё не исследованный пласт духовной и матери альной культуры русского крестьянства рубежа XIX-XX ве ков. Их идейными вождями были личные друзья великого русского писателя, философа, мыслителя и педагога Л.Н.

Толстого.

В сибирской коммуне проживали близкие к Л. Тол стому и В. Черткову выдающиеся личности: Евгений Ивано вич Попов – друг Л.Н. Толстого. Анна Степановна и Павел Леонтьевич Малород – друзья В.Г. Черткова. Братья Алек сеевы: Сергей Александрович, Александр Александрович, Лев Александрович, сотрудники толстовского издательства «Посредник». Наталья Федоровна Страхова – дочь Ф. Стра хова, друга Л. Толстого. Вера Ипполитовна Лукьянская – пи сатель, сотрудница толстовского издательства «Посредник».

Борис Васильевич Мазурин, друг В.Г. Черткова. Братья Гус тав и Гюнтер Тюрк, сыновья известного московского врача Густава Тюрка, друга В.Г. Черткова. И многие другие люди, чьи имена стали легендарными в истории русского толстов ского движения.

Мы, дети коммунаров, считаем своим долгом изучать, исследовать в культурологическом аспекте историю комму ны «Жизнь и Труд», 1931-1938 гг.

Нами уже сделано немало:

1. Проводятся съезды потомков коммунаров, на кото рых поставлены первоочередные поисковые задачи и наме чены перспективные планы работы по созданию музея ком муны «Жизнь и Труд» и изданию книг произведений комму наров.

2. В 1989 проведена презентация книги, изданной в Москве «Воспоминания крестьян-толстовцев 1910-х - 1930-х годов» в новокузнецкой городской библиотеке им. Гоголя при участии многих живых ещё действительных членов ком муны «Жизнь и Труд» (Мазурин, Гросбейн, Бормотова, Дри бас, Шипилова и другие, всего 50 человек).

3. Собраны толстые литературные журналы с публи кациями о толстовцах и их воспоминаний, стихов, писем для нашего музея: «Новый Мир», «Сельская молодежь», «Ал тай», «Урал». В кемеровском книжном издательстве вышел сборник стихов поэта серебряного века, последователя идей Л.Н. Толстого, Василия Петровича Мазурина «В царстве жизни», поэтический дневник.

4. В США переведена на английский язык книга «Воспоминания крестьян-толстовцев...» известным в Амери ке специалистом по русской литературе Вильямом Эджерто ном, который специально приезжал в Тальжино для знаком ства с Борисом Мазуриным.

5. На протяжении 1988-1993 гг. продолжался сбор ма териалов для музея.

6. В 1994 в Новокузнецке открыта школа с экспери ментальными классами по педагогической концепции Л.Н.

Толстого. При этой школе начал функционировать мемори альный музей Духовной и материальной культуры друзей и последователей Л.Н. Толстого в Кузбассе.

Проект экспозиции музея «Духовная и материаль ная культура друзей и последователей Л.Н. Толстого в Кузбассе» 30-е - 90-е годы XX века.

Суть нашего проекта состоит в следующем: Сегодня нам, детям коммунаров, уже немало лет, возраст, как гово рится, переходный. Мы пенсионеры. И вот перед уходом в вечность мы готовы духовное и материальное наследие на ших отцов и дедов сделать общественным достоянием и со средоточить в будущей экспозиции уникальные материалы:

1. Книжные раритеты – дореволюционные издания толстовских произведений Сытина, «Посредника», москов ских журналов толстовского направления 10-х - 20-х гг.

2. Около десяти тысяч листов рукописей и писем дру зей и последователей Л.Н. Толстого, В.Г. Черткова, И.И.

Горбунова-Посадова, П.И. Бирюкова, мемуары наших роди телей, стихи и проза, имеющих, на наш взгляд, не только по знавательное, но и воспитательное значение.

3. Несколько сотен редких фотографий, запечатлев ших как отдельных людей, так и группы, работающих в по лях, на огородах, производящих высококачественную сель хозпродукцию для себя и для страны: в 20 км от коммуны «Жизнь и Труд» строился гигант кузбасской индустрии – Кузнецкий металлургический комбинат, который прославил В. Маяковский в стихотворении «Рассказ Хренова о Куз нецкстрое и людях Кузнецка». «Мы в сотню солнц мартена ми воспламеним Сибирь»… Но мало кто знает, что Сибирь была воспламенена и духовным влиянием Л.Н. Толстого!

По словам А.М. Горького, «Толстой – это целый мир». Действительно, сегодня весь мир обращается не столь ко к художественному, сколько к этическому наследию Льва Толстого. А это – 9/10 его творчества.

Историей сибирской толстовской коммуны «Жизнь и труд» заинтересовались японцы. В 1998 ректор Токийского университета «Сёва Дзёси» Кусуо Хитоми прислал своих специалистов в Новокузнецк специально для изучения уст ройства и уклада коммунарской жизни последователей Тол стого. Наша экспозиция привлекла японских учёных на столько, что часть наших подлинников и копий выставлялась в Японии, в городе Токио в 2000 году. Выставка проходила на базе университета Сёва Дзёси под девизом «Лев Толстой – 2000. Воскресение!!!», о чём свидетельствует каталог, издан ный на русском и японском языках. Названный университет активно проводил в своих программах и учебных планах тол стовскую педагогику, правда, в японском варианте. Более десяти тысяч японцев оставили в книге отзывов свои востор женные впечатления. Они-то хорошо знают русского писате ля, педагога и мыслителя. Только роман «Воскресение» был переведен в Японии семь раз разными переводчиками. Все семь переводов изданы! И стали достоянием островного го сударства. А как эффективно внедрили у себя японцы совре менный проект профессора В.Б. Ремизова «Школа Л.Н. Тол стого»! Это отдельная педагогическая поэма.

Побывал у нас ведущий славист США, специалист по творчеству Л. Толстого и Н. Лескова, профессор Индианско го университета Вильям Эджертон. Он беседовал с ещё жи выми в начале 1990-х годов стариками-коммунарами, пере вел на английский язык книгу «Воспоминания крестьян толстовцев в 1910-1930-х годов» для американских читате лей. Что интересно, в Америке издание было продано момен тально. Мы несколько лет состояли в корреспондентских связях с Вильямом Эджертоном. Какой интерес к Толстому за рубежом!

А мы? Кроме названий романов «Война и мир», «Ан на Каренина» и двух-трех детских рассказов, пожалуй, ниче го не знаем о нравственных трактатах нашего великого фило софа.

Мы располагаем этими материалами, их влиянием на целый пласт культуры русского народа, пласт ещё не иссле дованный. Для этого и нужна самостоятельная структура в Новокузнецке, в которой будет идти живая просветительская и воспитательная работа, потому что история толстовского движения в нашем крае, как и по всей России, в 30-90-х годах XX века прекрасна в своем величии и трагизме.

Причём не столько в географическом плане, сколько в разрешении сущности того этноконфессионального сплава, который «варился в сибирском котле». Идеи Толстого объе динили здесь и московскую интеллигенцию, и личных друзей Л.Н. Толстого, и толстовцев, и малёванцев, и добролюбовцев, и субботников, и атеистов, и анархистов, и простых право славных тружеников-крестьян, для которых философские взгляды писателя на братскую, правильно устроенную жизнь на земле без насилия и зла, стали путеводителем в сложном житейском мире.

Сотни семей из центральной полосы России, Урала, Украины, Поволжья, Кавказа, снявшись с обжитых мест, спа саясь от голода и, так называемой, коллективизации, а фак тически избегая раскрестьянивания, устремились в Кузбасс, в неизведанные края, воспользовавшись постановлением Пре зидиума ВЦИК СССР от 28 февраля 1930 года (протокол 41, параграф 5, о «переселении толстовских коммун и артелей»).

В апреле 1931 первые добровольные переселенцы стали съезжаться на пустынный, незаселенный дотоле берег реки Томи, на отведенный им властями земельный участок.

Ровно через год коммунары насчитывали в своих рядах пол торы тысячи душ, «дышавших единым дыхом», в едином по рыве пытавшиеся жить по совести, без «моё».

Кто были эти люди? Каждый из них – это целый мир.

Центральные издательства: «Книга» (Москва, 1989), журнал «Новый мир», Центрнаучфильм, телеканал «Культура», ре гиональные журналы и средства массовой информации опуб ликовали большое количество материалов, которые можно отнести к теме «Л.Н. Толстой и Сибирь».

Но это лишь малая часть того духовного и матери ального наследия, которым располагает «Мемориальный му зей друзей и последователей Льва Толстого в Кузбассе», по сути, музей коммуны «Жизнь и Труд». Его на общественных началах организовал потомок коммунаров Борис Гросбейн с группой энтузиастов. А сколько ещё уникальных материалов находится в частных собраниях:

1) переписка с толстоведами США, Канады, Японии, России, Белоруссии: В. Эджертон, Питер Брук, Кусуо Хито ми, Ломунов, Шифман, В.Б. Ремизов, В.Н. Черепица и др.

2) переписка с современными русскими писателями 1930-90-х годов. Это: Евгений Евтушенко, Сергей Поделков, Леонид Леонов, Давид Кугультинов, Николай Атаров, Гри горий Медынский, Ю.Феофанов, Т. Тэсс и многие другие.

3) переписка с известными учеными-востоковедами (Амусин, Свенцицкая) – по проблематике Кумранских нахо док, связанных с рукописями Мёртвого моря, с знаменитым кардиологом Н. Амосовым – по мировоззренческим вопро сам.

4) переписка с редакциями газет «Правда», «Извес тия», журналов «Наука и жизнь», «Наука и религия», журна листами Кемеровских газет и радио.

5) переписка с музеями Л.Н. Толстого («Музей усадьба Ясная Поляна», ГМТ), музей религии и атеизма в Петербурге.

Интересны такие малоизвестные страницы истории коммунаров, как их зарубежные корреспондентские связи с французскими писателями Роменом Ролланом и Анатолем Франсом, духоборами Канады (русские сектанты, с помощью Толстого переселившиеся в Канаду), некоторые из них лично участвовали в жизни коммуны. Русские американцы помога ли сельхозинвентарем, инструментами. Болгарские крестья не-толстовцы снабжали наших лучшими семенами ягодных и овощных культур.

Японцы в 1930-е годы на языке эсперанто интересо вались жизнью русских единомышленников Л.Н. Толстого, они создавали свои коммуны.

Одна такая коммуна, подобная нашей, до сих пор процветает на окраине города Киото под названием «Единст венный огонь» (Любовь).

А наша коммуна пережила страшные репрессии и разгром. За два года с 1937 по 1938 очаг разумно устроенной жизни, крепкий экономически, с современной точки зрения, был уничтожен властями, ушли в небытие братские, друже ственные отношения людей, построивших жизнь без «моё»

сейчас, а, не откладывая на будущее. Достижения толстовцев в овощеводстве, молочно-товарном хозяйстве, коневодстве до сих пор остаются непревзойдёнными.

Что касается их огромного духовного наследия, то оно ещё робкими шагами идёт к своему читателю, слушате лю и зрителю. Материалы собраны в видеофильмы, слайд фильмы, слайды, диафильмы, записаны на аудионосителях.

Считаем целесообразным открыть историко литературную экспозицию при центральной библиотеке го рода Новокузнецка. Нам необходимо помещение под выстав ку – 100 квадратных метров.


Мы думаем, что в условиях большого города такая структура принесет много пользы обучающимся школьни кам, студенческой молодежи, широкой общественности в формировании духовности, любви к родине, земледельче скому труду и экологическому мышлению.

Мы сможем воспитывать высокую нравственность, о чём неоднократно говорят в последнее время руководители России. Мы станем прививать ненависть ко лжи, несправед ливости, неравноправию, будем учить любви к истине, к ми ру, гуманизму.

С уважением, дети бывших коммунаров:

Рыбак Е.В., Каретников Ю.Л., Каретникова Л.П., Шилова Л.А. (Малород), Чубукова Е.Е. (Баранова-Яровая), Ахметшина М.А. (Совина), Никитина Е.И. (Драгуновская), Кожухарь Т.И. (Котляр), Яким В.Ю. (Егудина), Москвичёва Н.П. (Литвинова), Чаткин М.А., Юминова В. Л. (Алексеева), Носкова В.А. (Верле), Тетенова Т.П. (Литвинова), Гросбейн Б.А.

Пояснительная записка к проекту.

В начале декабря 2010 педагогическая обществен ность нашего областного центра и других сибирских городов на региональной научной конференции, посвященной 100 летию со дня смерти Л.Н. Толстого с интересом и вниманием отнеслась к новокузнецким докладчикам, презентовавшим уникальные исследовательские материалы и фотографии об идейных последователях и единомышленниках Л.Н. Толсто го из коммуны «Жизнь и Труд», активно работавшей в 1930-е годы на берегах Томи на территории современного поселка Абашево. Сегодня многим известно, что великий русский писатель, мыслитель, педагог Л.Н. Толстой пусть не прямо, но опосредованно повлиял на духовное, культурное и хозяй ственное развитие Кузнецкого края.

Толстовцы, добровольные переселенцы из разных уголков России, в 1933 году на сельскохозяйственной вы ставке в городе Сталинске по всем разделам и позициям за няли первые места: в семеноводстве и овощеводстве, живот новодстве и полеводстве. До сих пор их достижения остают ся непревзойденными.

Последователи Л.Н. Толстого в Кузбассе оставили потомкам замечательные образцы мемуаристики, художест венного слова, богатое эпистолярное наследие. Из толстов ской среды выделились известные теперь авторы: Василий Мазурин, Борис Мазурин, Иван Горбунов-Посадов, Михаил Горбунов-Посадов, Наталья Страхова, Арон Гросбейн, Гюн тер Тюрк, Елена Шершенева и другие. Их сочинения до сих пор привлекают внимание издателей.

Свои страницы нашим коммунарам предоставили журналы: «Новый мир», «Урал», «Сельская молодежь», «Ал тай», «Провинция», альманах «Голоса Сибири». Вышли от дельными изданиями сборник «Воспоминания крестьян толстовцев, 1910-е - 30-е годы», книга стихов «Тебе, моя звезда». Нам удалось опубликовать два шестисотстраничных сборника «Лев Толстой и Сибирь» в 2009-2011 гг. И третий – в 2012. Ожидают своего издания многие другие материалы о нашей сибирской коммуне.

В 1990-е годы выдающийся славист из США Вильям Эджертон специально приезжал в поселок Тальжино, чтобы познакомиться с толстовцами. Он перевел их произведения на английский язык и издал в Америке. Канадский историк Питер Брук, японский ученый Кусуо Хитоми много сделали для популяризации русского (сибирского) толстовского дви жения в своих странах. Сегодня растет число толстовских общеобразовательных школ в странах Индокитая, Японии, Европы.

Без сомнения, Новокузнецку нужен мемориальный музей толстовской коммуны «Жизнь и Труд», а не только памятник Л. Толстому и В. Булгакову. Ведь не случайно, се годня наши современники тянутся к исповедальным фило софским сочинениям Л.Н. Толстого: «В чем моя вера», «Путь жизни», «Исповедь».

Что же сегодня особенно привлекает внимание людей в толстовцах? Привлекает то, во имя чего жили эти люди:

добро, разум, правда, пацифизм, вера в стремление к жизни достойного человека, чего так не хватает в современном мире и отчего жизнь так тяжела. Главное, что радовало и объеди няло толстовцев, – возможность работать на земле, абсолют но трезвый образ жизни, вегетарианство, радость от общения друг с другом, свободное воспитание своих детей в духе пе дагогических и нравственных идей Л.Н. Толстого: без наси лия над личностью ребенка.

Материалы для музея, который мог бы пропагандиро вать гуманистические идеи, давно собраны. А встреча с ма териальным и духовно-нравственным наследием толстовских коммунаров способна разбудить души к созидательной и творческой жизни, к поистине гуманному отношению друг к другу и окружающему миру.

Толстовцы по своему социальному положению были частью трудовыми крестьянами, небольшую часть составля ла интеллигенция из Москвы и других городов, а также мас теровые, ремесленники, бывшие солдаты, – все они были по следователями мировоззрения Льва Николаевича Толстого.

Эти люди не составляли из себя ни партии, ни секты – в силу самих идей Толстого, отрицавших ложные политиче ские учения и религиозную штамповку и окостеневшие, за стывшие в догматизме церкви и секты.

Религиозность у толстовцев понималась как внутрен нее отношение к жизни: отказ от оружия, вегетарианство, трезвость, честность и доброе отношение к людям и всему живому, свободолюбие и признание равенства всех.

Работа на полях и огородах была в радость. Поэтому результаты труда были превосходными и во многом до сих пор непревзойденными. Поселок, школа, водопровод, мель ница, кузница, маслобойка были построены в кратчайшие сроки. Налаженные обоюдовыгодные коммерческие отноше ния с Кузнецкстроем. Рабочим – свежие овощи, в том числе и зимой, из хранилищ и теплиц. Крестьянам – стройматериалы.

Разумный отдых на природе: река, лес, горы. Разучи вание песен, хоровое пение, слушание музыки – были свои скрипачи и пианисты, играл струнный оркестр.

Изучение философских трудов заканчивалось фило софскими спорами, работали философский, украинский кружки, осуществлялись драматические постановки.

Свободное воспитание детей, толстовская школа, учительские и общие собрания, – всё это способствовало формированию интересного жизнедеятельного коммунарско го общества с жизнью «не по лжи».

Потомками коммунаров создан Музей духовной и ма териальной культуры друзей и последователей Л.Н. Толстого в Кузбассе (ныне закрыт из-за отсутствия помещения).

В Новокузнецке толстовская школа, работавшая лет, закрыта, уникальные материалы, которые могут послу жить как детям, так и взрослым, находятся в сундуках. Ду ховное наследие коммунаров, увидевших свет истины, может помочь увидеть его другим, потому что «зажегши свечу, не ставят её под спудом, но на подсвечнике, и светят всем в до ме».

Золотой век коммуны «Жизнь и Труд» кончился во времена сталинских репрессий. «Жуткий список» Б. Мазури на насчитывает 52 имени, загубленных в ГУЛАГе, а ведь за каждым стоял живой человек со своими жизнью, мыслями, мечтами и убеждениями.

По мысли Михаила Ивановича Горбунова-Посадова, толстовцев ждали суровные испытания. На них, принципи альных противников насилия, XX век обрушил это насилие в небывало жестоких формах – две мировые войны, граждан ская война, сталинский террор. Многие сотни последовате лей толстовского учения погибли. Но те, кто выжил, остава ясь верными своим убеждениям, кто сумел пронести живую истину Толстого, свет добра и любви сквозь ад тюрем и лаге рей, заслужили право на любовь и уважение современников и потомков.

В 1998 мы приняли участие в международном симпо зиуме в Туле «Влияние Л.Н. Толстого на духовное развитие Востока и Запада», где впервые познакомились с большой группой японских ученых.

В 1999 г. японские специалисты из токийского уни верситета «Сёва-Дзёси» приехали к нам в Новокузнецк для изучения толстовской школы 1930-х годов и современной толстовской школы. Из нашего музея они отобрали 23 экспо ната для выставки в г. Токио «Лев Толстой 2000. Воскресе ние». 15 тысяч посетителей выставки в Токио оставили вос торженные отзывы о коммуне «Жизнь и Труд».

Борис Гросбейн (Новокузнецк) и Владимир Толстой (Ясная Поляна) приветствуют ректора токийского универси тета «Сёва-Дзёси» господина Кусуо Хитоми. г. Тула, 1998 г.

В 2001 Телерадиовещательная корпорация NHK (То кио) во главе с писателем Такаси Судзии снимала в Новокуз нецке, Абашево, Тальжино фильм «Мечта XX века» о ком мунарах «Жизни и Труда». 25 октября этого же года фильм был показан по государственному каналу центрального теле видения Японии.

Кемеровские писатели В. Тогулев и М. Кушникова в девяти томах альманаха «Голоса Сибири» опубликовали ма териалы о коммуне «Жизнь и Труд». Они же в 600 страничных сборниках «Лев Толстой и Сибирь», разместили документальные и публицистические статьи о наших комму нарах.

Вся эта работа осуществлялась при участии нефор мального объединения «Потомки коммунаров» и его лидера Б.А. Гросбейна.

C 1999 по 2013 потомки коммунаров выступали на международных конференциях с докладами.

1. Бийск, 2000. Открытие мемориальной доски поэту толстовцу Гюнтеру Тюрку.

2. Кемерово, 2010. В КемГУ конференция «Лев Тол стой: художественная картина мира».

3. Новосибирск, 2011. Международная конференция «Самостояние человека. Поэт-толстовец Гюнтер Тюрк».

4. 2012. Праздник в поселке Тальжино Кемеровской области. Открытие мемориальной доски в честь крестьян толстовцев и открытие экспозиции музея.

5. 1 ноября 2013. III международная конференция «Гюнтер Тюрк. Поэзия и судьба».

Вокруг Новокузнецка идет плодотворная работа по исследованию истории коммуны «Жизнь и Труд» и ее вы дающихся личностей. А в самом Новокузнецке что сделано, кроме умолчания великой и трагической истории толстов ской коммуны, которую сегодня знает весь мир?

Сегодня толстовских авторов читает весь мир, кроме Новокузнецка, где органы культуры умышленно умалчивают легендарную теперь историю общества, где проживали с 1931 по 1938 год личные друзья и идейные последователи классика русской литературы, великого философа и мысли теля Л.Н. Толстого.

Если не умышленное молчание, то, что тогда: неве жество, малограмотность?!

Не горстка толстовцев, а полторы тысячи душ, соз давших экономически крепкое хозяйство с товарным произ водством зерна, овощей, фруктов и ягод, молочной продук ции, растительного масла. А образ жизни коммунаров, дос тойный человека?


По всем вопроса жизни и труда друзей и последова телей Л.Н. Толстого членами неформального объединения «Потомки коммунаров» накоплен громадный объем доку ментов духовного и материального наследия. На этой основе необходимо создать музей, который принесет жителем горо да большую пользу просветительского характера и по воспи танию нравственности.

Город Новокузнецк в культурном отношении скоро может превратиться в выжженную пустыню в преддверии своего знаменитого юбилея. 6 миллиардов рублей выделено городу на что? На фейерверки? Позор – поставили памятник Л. Толстому зачем? Ради курьеза.

А то, что здесь жили и практически претворяли в жизнь его идеи – это не в счет? Поистине современное чи новничество – Иваны, не помнящие родства. Посмотрите кругом, в соседних городах интеллектуальная, культурная жизнь бьет ключом, а у нас – горят синим огнем памятники культуры (клуб Курако, кинотеатр Коммунар...) В забвении коммуна «Жизнь и Труд», известная теперь всему миру. За крыта средняя школа, работавшая по педагогической кон цепции Л.Н. Толстого.

Пригород превращается в лунный ландшафт.

Что мы предлагаем городским властям? Выделить помещение под музей для размещения уникальной экспози ции «Духовная и материальная культура друзей и последова телей Л.Н. Толстого в Кузбассе» и помочь материально его становлению.

Москвичёва Н.П. Я родилась в коммуне « Жизнь и Труд»

Я родилась в коммуне «Жизнь и Труд». Коммуна – это моя любовь и печаль на всю жизнь. Это мне осталось в наследство от родителей и от всех коммунаров.

С отцом я познакомилась в ссылке, когда он был от правлен после 10 лет его пребывания в лагерях. Папа был последним председателем коммуны. После этого коммуну перевели на колхоз.

В 1989 вышла книга «Воспоминания крестьян толстовцев». Вот, что написано в предисловии к этой книге Горбуновым-Посадовым, действительным членом Академии строительства и архитектуры СССР.

«Я всегда считал и считаю, что жизнь и работа друзей и единомышленников Толстого представляет собой значи тельнейшую сторону в духовной истории России (и не только России). С 80-х годов XIX века до 30-х годов XX века, когда толстовство, как организованное движение было уничтоже но».

«Есть одна интереснейшая и могучая ветвь толстов ского движения в первые десятилетия Советской власти – это жизнь толстовцев-земледельцев. Вдохновлённые мыслями Толстого о великом нравственном смысле хлебного труда, тысячи его последователей – интеллигенты и крестьяне, ра бочие и бывшие солдаты – начали осуществлять на деле за ветную мечту писателя о мирной братской жизни на земле, о свободном ненасильственном земледельческом труде, как идеале человеческого общежития.

Большинство толстовцев-земледельцев объединялись в сельскохозяйственные артели и коммуны. Все он считали, что их жизнь и труд содействуют приближению провозгла шенных русской революцией целей: провозглашение на всей земле братского безгосударственного общества, свободного от насилия и эксплуатации.

Их ждали суровые испытания. На них, принципиаль ных противников насилия, ХХ век обрушил это насилие в небывало жестоких формах: две мировые и гражданская вой ны, сталинский террор. Многие сотни последователей тол стовского учения погибли, но сумели пронести живую исти ну Толстого, в свете добра и любви сквозь ад тюрем и лаге рей, заслужили право на любовь и уважение современников и потомков».

О создании коммуны «Жизнь и Труд», о трудностях и горьком счастье людей хорошо сказано в этой книге.

Это были очень мужественные люди, глубоко убеж дённые в возможности построить новую жизнь. Они покида ли свои дома, подворья, ехали по своей воле из многих горо дов и деревень, расставаясь с родными, на пустое место в Сибирь. Из «Воспоминаний» видно, какой огромной силой обладают люди свободного труда.

На пустом месте, в кратчайший срок был построен посёлок: общая столовая, детский сад, школа, скотные дворы, кузница, амбары, баня, мельница, крупорушка, маслобойка.

Посажен сад, проведён водопровод. Вот так пишет первый председатель коммуны Мазурин: «Мы испытали счастье жить в обществе, основанном на свободном, разумном согла сии, без принуждения. Общество без чиновничества – этой могилы всего живого, свободного и самодеятельного. Обще ства без «моё», в котором всё наше, общее. Мы счастливы тем, что узнали радость труда не по найму, не из расчета, а вольного, радостного труда». По решению правительства в течение трёх лет коммуна освобождалась от налогов, но ме стная власть требовала их поставлять.

Воду в посёлок подвозили на лошадях. Воды нужно было много. Как то на горе нашли родник. Решили провести водопровод. Моргачев купил в Сталинске трубы, но, не дое хав до посёлка, его арестовали. Поехал его искать Мазурин.

Посадили и его. Начались аресты. В посёлок приезжали НКВДешники, устраивали облавы. Хватали подряд, кто по падался. Вышел за водой старичок Горяйнов. Схватили, и с концом.

Был выходной. На улице не было народу. На крыльцо вышел Клементий Красковский. Свалили на телегу и повез ли. Это увидела Нина Лопаева. Схватила Клементия за ногу, бежит за подводой и кричит: «Клементия украли!». Исчез навсегда. Хватали и днем и ночью. Как-то пришли к Драгу новским. Иван Яковлевич успел спрятаться на чердак. Его жена Фрося держала на руках маленького сына. Ребенка вы хватили из рук, бросили. Вывих плеча. К Фросе приставили пистолет. «Застрелю! Говорили, где муж!». Молчание. В это время заходит родной брат Фроси. Его повалили, сели на ру ки и на ноги, стали бить. Второго ее брата схватили в Долине Радости. Он отказался идти. Его привязали к хвосту лошади и волокли по снегу в посёлок.

Явились забирать Алексея Чекменова. А он переболел клещевым энцефалитом и был частично парализован. Жена стала его одевать. НКВДшники посмотрели: «Куда такого?».

Спрашивают: «А у тебя нет родственников, братьев?». Есть.

Алексея оставили, а брата забрали навсегда. Так можно пере числять долго. В посёлке мужчин осталось мало. Началась война. Все работы в колхозе легли на женские плечи, налоги и прочее. Но, что мне запомнилось, так это большая добро желательность. Я не помню ни ругани, ни ссор, ни зависти, а большое сочувствие. У меня не было ощущения отрезанно сти, а было такое чувство, что каждый дом – это продолже ние нашего дома. Чувствовалось большое душевное притя жение людей друг к другу, сочувствие, взаимопомощь. Уже взрослой, встречаясь с бывшими коммунарами, я видела, как при воспоминании о коммуне озарялись их глаза, молодели лица, как они с любовью называли «коммунушка голубушка».

Самые ранние мои детские воспоминания о тех, кото рые были призваны в армию в начале войны и которые, за отказ брать оружие по религиозным убеждениям, были рас стреляны – это Шипилов Пётр. Я иду мимо их дома. Он пи лит дрова. Увидел меня: «Наташа, подожди!». Зашёл домой и вынес мне кусочек халвы.

В то время отец уже был арестован и когда мама во зила ему передачу, то оставляла меня у Совиных. Как-то ма ма вечером пришла за мной. В комнате темно, на столе ма ленькая коптилка. С мамой приехал и Совин Андрей. Мама, торопясь, одевает меня. Дядя Андрей развязывает вещевой мешок и протягивает мне белую булочку. Но мама не разре шила ее брать: «Я тоже привезла!» (У Совиных было 6 де тей).

Попов Алексей: Мама ему говорит: Алеша, нельзя так коротко подстригать ногти, может быть панариций».

Помню, как забирали Моргачёва Ивана. Мы, дети, уцепившись за забор, смотрели в окна.

Как забирали Павленко Николая.

Василий Кирин (у него было 5 детей). Когда пошел заявлять об отказе, его жена Мария сказала: «ведь тебя же убьют!»

«Пусть меня убьют, лишь бы я сам не убил никого», спокойно ответил он.

Вот их имена:

Моргачёв Иван Кирин Василий Наливайко Афанасий Кузьмин Филимон Лапшин Василий Шведов Анатолий Шипилов Пётр Сильванович Роман Котляр Ерофей Павленко Николай Совин Андрей Третьяков Семён Юдин Сергей Мазурин в своих воспоминаниях пишет: «Свою ис кренность они подтвердили своею смертью, на которую по шли с открытыми глазами». Остались верными своим убеж дениям.

Этим кристально чистым людям их вера, их убежде ния были дороже жизни. Они мне представляются, как когда то первые христиане, шли на пытки костры и смерть, но не отреклись от веры.

Как-то я с мамой говорила об ужасах бесконечных арестов, о горе родителей, близких, и я представляла только одну сторону этой трагедии, а мама вдруг мне говорит: «А знаешь, когда в Москве пришли забирать одного из сыновей веры Ипполитовны Алексеевой, она сказала солдату, при шедшему за ним: «Я счастлива, что мой сын не на твоём мес те». Меня это потрясло.

«Дивная песня в журчании быта Незримо живет, как под снегом родник Ничто не погибло, ничто не забыло, Хотя я с годами к молчанию привык»

Гюнтер Тюрк.

Тетенова Т.П. Я родилась в семье коммунаров Я родилась в семье коммунаров. Мой отец – Литви нов Пётр Иванович был последним председателем коммуны «Жизнь и Труд».

В 1938 его арестовали. В 1948, после 10-летнего от бывания срока в лагерях и тюрьмах, он был отправлен в бес срочную ссылку в Красноярский край, с. Ношино. Моя мама – Литвинова (Савельева) Евгения Павловна с дочерью Ната шей уехала к мужу в ссылку. Там родился мой брат Алек сандр и я. В 1956 папу реабилитировали и семья вернулась в посёлок Тальжино Новокузнецкого района, куда в 1949 пере селился колхоз «Жизнь и Труд». Я выросла среди этих заме чательных людей и с детства я чувствовала большую любовь и УВАЖЕНИЕ со стороны взрослых и уже довольно пожи лых людей. Мы, потомки коммунаров, все эти годы по кру пицам собираем материал о коммуне и коммунарах.

– в городе Новокузнецке 16 лет работала Толстовская школа, директором которой был Гросбейн Борис Аронович.

– издано много книг: «Воспоминания крестьян толстовцев», стихи Гюнтера Тюрка «Тебе моя звезда», девять книг литературного альманаха «Голоса Сибири», три выпус ка «Лев Толстой и Сибирь», «История моего Тальжино»

– собран большой фото и видеоматериал.

Сегодня я хочу представить вам фильм, состоящий из трёх частей:

Первый фильм был приурочен к 100-летию Л.Н. Тол стого о толстовской коммуне «Жизнь и Труд», снятый 10 ка налом Новокузнецкого телевидения тележурналистом Вик торией Ольховской.

Второй фильм о Толстовской школе N96.

Третий фильм – это небольшой рассказ об очередной встрече потомков коммунаров, проходившей в библиотеке имени Н.В. Гоголя в Новокузнецке.

Мои родители называли Гюнтера Тюрка – Гитя. И я сейчас думаю: «Мог ли когда-то дядя Гитя представить, что через много- много лет в этом городе, где он был в ссылке в нищете и очень больной, соберутся совершенно незнакомые ему люди и будут говорить и вспоминать о нём, читать его стихи»?

Доживу. Умру на душной койке, До конца любить не перестав.

По себе не жажду я нисколько Ни строки оставить, ни креста.

Отсияют радости и муки, Отпылают страсти и грехи, Вспомнят дети и не вспомнят внуки, Что писал какие-то стихи...

Я очень благодарна и низко кланяюсь всем организа торам этой замечательной конференции!

Шванькова Т.Л. Мариинск. Земляки поневоле Хоть в метелях душа разметалась, Все отпето в мертвом снегу, Хоть и мало святынь осталось – Я последние берегу.

Пусть под бременем неудачи И свалюсь я под чей-то смех, Русский ветер меня оплачет, Как оплакивает нас всех.

Может быть, через пять поколений, Через грозный разлив времён Мир отметит эпоху смятений И моим средь других имён.

А. Баркова Мариинск старинный провинциальный городок, дос таточно большой для дореволюционной России. Он является «вторым по возрасту» городом Кузбасса. История города тесно переплелась с историей страны.

Истории было угодно сделать Мариинск одним из наиболее заметных мест сибирской ссылки – особой трагиче ской строкой вписана она в память края.

После революции тюрьму в Мариинске переименова ли в Трудовой Дом (мечтали ликвидировать преступность), но в середине 1930 годов вернулись к тому, что тюрьма есть тюрьма.

В 1928 был принят закон о применении труда заклю ченных, а с 1930 года название «Концентрационные лагеря»

было переименовано в «Исправительно-трудовые».

В 1930 появилось Мариинское отделение Сиб. Улона ОГПУ (Сибирские лагеря особого назначения). В 1942 году проходит реорганизация. Образуется Сибирский исправи тельно-трудовой лагерь, период деятельности 1942-61 годов.

Место расположения лагеря – Мариинский, Ижмор ский, Юргинский, Тисульский, Чебулинский районы. Управ ления лагеря находится в Мариинске. Количество лагерных подразделений – 11: Новоивановское, Антибесское, Арлюк ское, Баимское, Ижморское, Мариинское, Орлово-Розовское, Сусловское, и др. Количество лагерного контингента за годы существования лагеря – примерно 150-200 тыс. человек. Со отношение политических заключенных и уголовных элемен тов 50% на 50% (по другим источникам 70% на 30%), соот ношение мужчин и женщин – 45% и 55%. Виды режимов:

общий, строгий, усиленный. Виды производственной дея тельности: сельскохозяйственная, лесозаготовка, переработка сельскохозяйственной продукции.

В СИБЛАГе отбывали наказание за «преступления»

по 58 статье писатели, поэты, литераторы: Д. Быстролетов Толстой, И.Зыков, А. Баркова, У. Насыр, А. Ларина Бухарина, Г. Горчаков, Г. Тюрк, М. Богун, В. Боков, И. Га баи, Я. Скрыган, С. Звонак, С. Барановых, Г. Маари, Н.

Пфеффер, Н. Бондарин, Х. Волович, Л. Вейман;

артисты и режиссёры: Н. Сац, А. Алексеев, С. Мишулин;

а также архи тектор П. Барановский, философы Н. Фиолетов, А. Лосев, генерал М. Букштынович и многие другие.

На основе материалов кемеровского журналиста Б.

Антонова его коллега А. Ореховский составил и опубликовал карту творческого Сиблага, которая по вполне понятным причинам не полная. Вот несколько имен и судеб.

Гюнтер Густавович Тюрк (1911-1950) – приехал в Кузбасс вместе с членами толстовской коммуны «Жизнь и труд». С1937 по 1940 годы провёл в Кузнецкой следственной тюрьме, а затем был направлен в Мариинск, где просидел лет (Новоивановское, Баимское отделения). Несмотря ни на что, вчерашний учитель и поэт продолжал писать стихи. По сле освобождения был направлен в ссылку в г. Бийск, где и скончался, не дожив до 40 лет.

Спустя десятилетия, его некоторые стихи увидели свет на страницах «Нашего современника», «Алтая», альма наха «Возвращение памяти», а в конце 1990-х вышел полно весный сборник стихов под названием «Тебе, моя звезда», изданный Новосибирским университетом.

Быстролетов-Толстой Дмитрий Александрович (1901-1975). Он тонул в море и горел в огне, был графом и нищим, в него стреляли в упор и с расстояния, был дружен с принцами, лордами, фашистскими боссами и вождем племе ни пигмеев. Закончил университеты в Праге и Цюрихе, брал уроки графики у профессоров Пражской и Берлинской ака демий художников. Имел звания доктор права и доктор ме дицины, член союза художников СССР. Знал двадцать два языка. Тринадцать лет успешной работы во внешней развед ке и шестнадцать лет лагерей – Норильлаг, Краслаг, Озерлаг, Камышлаг, Сиблаг (Сусловское отделение).

Дмитрий Александрович освобожден как неизлечимо больной в 1954 году. В 1956 году его реабилитировали. Бу дучи в лагерях, начал писать. Шестнадцать книг и сценарии составляют литературное наследие Д.А. Быстролетова Толстого. Несмотря на трагизм своей судьбы, он считал себя счастливым человеком: «Я считаю, что прожил жизнь хоро шую, и готов прожить так же ещё раз».

Анна Александровна Баркова (1901-1976), поэтес са. В 1921 году вышла первая книга стихов Барковой «Жен щина». Печаталась в журналах «Красная новь», «Новый мир», «Красная нива», «Печать и революция». С 1924 по 1929 работала в газете «Правда». В 1934 осуждена на пять лет лагерей. Была освобождена в 1939 и отправлена в ссылку.

В 1947 вновь осуждена на 10 лет исправительно-трудовых лагерей.

Освободившись в 1956, приехала в Москву, но устро иться не могла и уехала в Луганскую область. Там стала жертвой клеветы и получила новый срок – 10 лет лишения свободы.

Часть этого срока отбывала в Мариинске (Новоива новское отделение). В 1965 реабилитирована. Стихи Анны Барковой трудно собрать, а многие вообще пропали. Сборник «Возвращение» и книга стихов и прозы «Избранное» вышли уже после смерти автора.

Зыков Илья Васильевич (1899-1985), географ, нату ралист. В молодости, занимаясь научной и преподаватель ской работой. И.В. Зыков написал ряд исследовательских ра бот по изучению климата европейского севера нашей страны и продвижению отраслей земледелия на север. В годы ре прессий был арестован и отбывал наказание в Сиблаге.

О причинах ареста существует легенда, якобы он ра ботал в министерстве финансов у Колчака, но сам Илья Ва силевич ни об аресте, ни о Сиблаге никому и ничего не рас сказывал. После освобождения из Сиблага, натуралист всё своё время посвятил изучению природы Кузбасса и Сибири.

Результаты наблюдений и изучения сибирской природы Зы ков обобщил в ряде научных статей и сборниках.

Усман Насыр (1912-1944), узбекский поэт. Его роди тели отличались высокой образованностью. Благодаря мате ри, Усман изучил персидский язык, познакомился с образца ми узбекской классической поэзии. В 1932 обучался в Са маркандской педагогической академии, и в том же году издал свой первый поэтический сборник «Беседа с Солнцем». Че рез год издаются сборники «Мобилизующие строки», «Трак торобад», следом «Сердце» (1935), «Нежность» (1936), книга «Моя любовь» (1937). В эти же годы он пишет поэмы «На хшон» и «Норбута», используя мотивы древних легенд. Пе реводит на узбекский язык поэмы «Бахчисарайский фонтан»

А. Пушкина и «Демон» М. Лермонтова.

14 июля 1937 Усман Насыров был арестован и приго ворён к 10 годам лишения свободы и высылке в Сибирь: Зла тоуст, Колыма, Магадан, Кемерово, Мариинск (Суслововское отделение). Умер 9 марта 1944 года и похоронен в с. Сусло во. Произведения Усмана Насырова вошли в сокровищницу узбекской литературы.

Сац Наталья Ильинична (1903-1993), создатель первого в мире детского музыкального театра для детей, на родная артистка СССР, Герой Социалистического труда, лау реат Государственной Ленинской премии, премии Ленинско го комсомола, профессор Российской академии театрального искусства, талантливый режиссёр, педагог, литератор, автор пьес и либретто, детских опер и балетов, книг и статей. В 1937 арестована и пять лет провела в тюрьмах и лагерях. В Мариинском отделении Сиблага поставила пьесу А.Н. Ост ровского «Бесприданница». О прожитом написала книгу «Жизнь явление полосатое»: «В этой книге в первый раз пи шу то, что навсегда старалась вытеснить из сердца, мозга, памяти...»

Ларина (Бухарина) Анна Михайловна (1914-1996).

Вдова Н.И. Бухарина, видного теоретика социализма и одно го из ближайших соратников В.И. Ленина. 26 октября была осуждена Особым совещанием при НКВД СССР, как член семьи изменника Родине, на восемь лет в ИТЛ. Побыва ла в тюрьмах Астраханской, Свердловской, Томской, Ново сибирской. Сидя в одиночке, писала стихи. В 1938 с этапом прибыла в Мариинск. В 1945 освобождена из-под стражи по отбывании срока наказания с закреплением для работы в Сиблаге МВД по вольному найму до особого распоряжения.

В 1947 Особым совещанием МГБ СССР сослана в Новосибирскую область на пять лет, как особо опасный эле мент. Жила на спецпоселении в Юрге. В 1952 Ларина А.М.

по постановлению Особого совещания при МГБ СССР полу чила новый срок ссылки 10 лет, как социально опасный эле мент. В 1955 дело Лариной пересмотрено и прекращено. О полных драматизма страницах своей жизни и жизни своего мужа Николая Бухарина она написала книгу «Незабывае мое».



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.