авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 15 |
-- [ Страница 1 ] --

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ НАУК

ГОСУДАРСТВЕННОЕ НАУЧНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВСЕРОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ

КОРМОВ ИМЕНИ В. Р.

ВИЛЬЯМСА

"Научное обеспечение

кормопроизводства России"

Материалы Международной научно-практической электронной кон-

ференции, посвященной 100-летию ВНИИ кормов имени В. Р. Вильямса

(ГНУ ВИК Россельхозакадемии, 12-13 июня 2012 г.)

МОСКВА2012

1 "НАУЧНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ КОРМОПРОИЗВОДСТВА РОССИИ". Материалы Международной научно-практической электронной конференции, посвященной 100-летию ВНИИ кор мов имени В. Р. Вильямса (ГНУ ВИК Россельхозакадемии, 12-13 июня 2012 г.), 2012. – 623 с.

НАУЧНАЯ РЕДАКЦИЯ: член-корреспонденты Россельхозакадемии – В. М. Косолапов, А. С. Шпаков, З. Ш. Шамсутдинов, доктор географи ческих наук – И. А. Трофимов, доктора сельскохозяйственных наук – А. А. Кутузова, Ю. А. Победнов Компьютерная верстка: Седова Е. Г.

Сборник посвящен перспективам развития кормопроизводства Рос сийской Федерации, Казахстана, Украины, Польши. Основные разделы книги включают общие вопросы, региональное кормопроизводство, селек цию и семеноводство кормовых культур, луговодство, полевое кормопро изводство, заготовку, хранение и использование кормов. Вопросы повы шения адаптивной интенсификации кормопроизводства для обеспечения эффективности развития и устойчивости агропромышленного комплекса приобретают все большую актуальность. Это важная политическая и эко номическая задача, решение которой способствует повышению рентабель ности и снижению дотационности АПК. Даны научные и практические ос новы адаптивной интенсификации кормопроизводства. Приведены резуль таты научных исследований и освоения научных разработок по кормопро изводству, которые рекомендуются для освоения в разных республиках.

Сборник необходим для разработки и освоения регионально дифференцированных систем адаптивной интенсификации кормопроиз водства, а также земледелия и растениеводства, оптимизации агроланд шафтов, рационального природопользования и охраны окружающей сре ды. Он предназначен для руководителей и специалистов сельскохозяйст венного производства, преподавателей и студентов высших учебных заве дений, сотрудников научных учреждений.

© Российская академия сельскохозяйственных наук, © ГНУ Всероссийский научно-исследовательский институт кормов имени В. Р. Вильямса Российской академии сельскохозяйственных наук, ВВЕДЕНИЕ Кормопроизводство играет важнейшую, решающую роль в управле нии сельскохозяйственными землями России, в обеспечении их продуктив ности, устойчивости и рентабельности. В современных условиях социально экономического развития кормопроизводство является самой многофунк циональной и масштабной отраслью сельского хозяйства России. От уровня научно-технического прогресса кормопроизводства зависит многое в даль нейшем развитии сельского хозяйства и продовольственной безопасности страны.

Кормопроизводство объединяет, связывает воедино растениеводство и животноводство, земледелие и экологию. Кормопроизводство является необходимой основой создания прочной кормовой базы для животноводст ва и оказывает большое влияние на состояние растениеводства и земледе лия, воспроизводство и повышение плодородия почвы, предотвращения де градации земель, повышения продуктивности и устойчивости агроэкоси стем и агроландшафтов, улучшение экологического состояния территории, рациональное природопользование и охрану окружающей среды России.

Для производства кормов в разных природно-климатических зонах России используются более 50 % из 121,6 млн га пашни, 92 млн га природ ных кормовых угодий и 325 млн га оленьих пастбищ, всего более сель скохозяйственных угодий или более части территории Российской Фе дерации.

Для целей кормопроизводства используется продукции растение водства, в том числе 70 % валового сбора зерна, 90 % всех посевов кукуру зы и зернобобовых культур.

Кормопроизводство (лугопастбищные экосистемы и многолетние травы на пашне) выполняет 3 важнейшие функции:

производство кормов для сельскохозяйственных животных, экологическую (средообразующую и природоохранную), обеспечи вающую устойчивость сельскохозяйственных земель и агроландшафтов к изменениям климата и воздействию негативных процессов, системообразующую и связующую в единую систему растениевод ство, земледелие и животноводство, экологию, рациональное природо пользование и охрану окружающей среды.

Задачи научного обеспечения развития АПК в условиях климатических и погодных изменений:

создание новых устойчивых сортов сельскохозяйственных культур, оптимизация инфраструктуры агроландшафтов, структуры сельско хозяйственных земель, диверсификация видовой и сортовой структуры посевных площа дей, обусловленной климатическими, погодными и земельными условиями регионов, разработка регионально и ландшафтно дифференцированных техно логий и систем кормопроизводства, ведения сельского хозяйства и управ ления агроландшафтами.

Кормовые агроэкосистемы (природные кормовые угодья, многолет ние травы на пашне): дают корм для животных, обогащают почвы гумусом и азотом, улучшают структуру и снижают кислотность почвы, предотвра щают эрозию почв, нормализуют водный режим агроэкосистем, повышают устойчивость агроэкосистем к засухам, деградации почв и опустыниванию территориии, увеличивают биоразнообразие агроландшафтов, улучшают фитосанитарную обстановку, укрепляют агроландшафты, повышают ус тойчивость и рентабельность сельского хозяйства, улучшают экологиче скую обстановку, оздоравливают окружающую среду, повышают ее эсте тические свойства.





Кормопроизводство имеет важнейшее значение для развития земле делия, растениеводства и животноводства во всех странах. Высокая фито мелиоративная роль многолетних трав на пашне, сенокосах и пастбищах позволяет устранить многие деструктивные процессы, резко снизить эро зию, повысить плодородие почв и урожайность последующих культур. Для реализации биологического и экологического потенциала агроэкосистем и агроландшафтов необходимо достигнуть адаптивного размещения полевых и кормовых севооборотов, сенокосов и пастбищ в каждой области и хозяй стве, соблюдать рациональное соотношение посевных площадей, увели чить в их структуре долю многолетних трав, а также применять специаль ные организационные мероприятия и агротехнические приемы, способст вующие устранению эрозии, повышению плодородия почв и продуктивно сти не только кормового клина, но и урожайности других культур.

ОБЩИЕ ВОПРОСЫ РАЗВИТИЯ АДАПТИВНОГО КОРМОПРОИЗВОДСТВА УДК 631.92:581. ВОЗМОЖНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СТРУКТУР И МЕХАНИЗ МОВ БИОЦЕНОТИЧЕСКОЙ САМОРЕГУЛЯЦИИ ПРИ КОНСТ РУИРОВАНИИ ГЕТЕРОГЕННЫХ АГРОБИОГЕОЦЕНОЗОВ, АГРО ЭКОСИСТЕМ И АГРОЛАНДШАФТОВ А.А. Жученко, академик РАН и РАСХН Статья отражает исторический опыт конструирования гетерогенных агроценозов, агроэкосистем и агроландшафтов, возможность управлять сукцессиями с целью изменения их направления и/или состава доминан тов.

Ключевые слова: агроценоз, агроэкосистема, агроландшафт, эколо гичекая ниша, сукцессии, конструирование фитоценозов.

При мобилизации генетических ресурсов растений особый интерес представляет исторический опыт к о н с т р у и р о в а н и я г е т е р о генных агроценозов, агроэкосистем и агроланд ш а ф т о в. Так, высокую продуктивность смешанных фитоценозов отме чал Ч. Дарвин (1896), называя их « о д н о в р е м е н н ы м п л о д о с м е н о м ». Многие аспекты конструирования агроценозов и агроэкосистем были подробно рассмотрены в работах В.Н. Сукачева (1928, 1934, 1938), В.Л. Комарова (1938), Л.Г. Раменского (1938), А.П. Шенникова (1939), В.Р.

Вильямса (1948), А.А. Ничипоровича (1961) и др. В 1939 г. опубликована статья Н.С. Камышева « П а ш е н н ы е с о ч е т а н и я к а к ф и т о ц е н о з ы », в которой дан критический обзор основных направлений иссле дований по данной проблеме. Каждое сочетание растений, писал он, ха рактеризуется различными условиями увлажнения и температуры призем ного слоя воздуха и почвы, освещения нижних ярусов, т.е. своим ф и т о к л и м а т о м. Преимущество смешанных посевов обусловлено тем, что в них имеются ж и з н е н н ы е ф о р м ы, занимающие различные ярусы и дающие высокое покрытие, развивающиеся (и в частности цвету щие) в разное время и проч.

И.Н. Клинген (1890) в книге « С р е д и п а т р и а р х о в з е м л е д е л и я », приводит примеры, когда человек, используя с м е ш а н н ы е п о с е в ы, умел достигать сравнительно высокой урожайности сельско хозяйственных растений практически без внесения навоза и минеральных удобрений. Так, в условиях Индии, пишет он, иногда на одной ниве встре чается до пяти и более видов растений, убираемых последовательно один за другим. При этом хлопчатник возделывают в смеси с просом и каяном, озимую пшеницу – с ячменем и бараньим горохом, пшеницу – с горчицей, просо – с конскими бобами и т.д. Более ранние культуры комбинируют с более поздними, а устойчивые к засухе – с водолюбами. Все это и обеспе чивает у с т о й ч и в о с т ь у р о ж а е в в разных климатических и погод ных условиях.

Самой важной особенностью смешанных посевов, по мнению И.Н. Клингена (1960), является сочетание зерновых и бобовых культур, т.е.

истощающих почву и, наоборот, обогащающих ее. В этой связи он обра щает внимание на широко используемый в смешанных посевах вид бобо вых растений – каян (Cajanus indicus), который оказывается не только важной пищевой и кормовой культурой в Индии (содержит 20% белка, 60– 64% крахмала и 1–1,5% жира), но и отличается высокой засухоустойчиво стью (однако не выносит морозов и требует плодородной и рыхлой поч вы). И.Н. Клинген (1960) считал, что применение некоторых м е т о д о в в о с т о ч н о г о з е м л е д е л и я позволило бы решить ряд самых насущ ных вопросов степного русского хозяйства.

По мнению Коломбона (1983), для совершенствования традицион ных систем сельскохозяйственного производства значительный интерес представляют системы, издревле позволявшие жителям ряда стран идеаль но приспособиться к суровым почвенно-климатическим условиям. Так, на острове Гаити путем использования определенного сочетания культур (главным образом зерновых и бобовых) и внесения органических удобре ний местное население повышает урожайность до 300 ц/га. Об агроэколо гической сложности местных систем полеводства свидетельствует и тот факт, что в Эфиопии в районе Харрара на участке пашни менее 1 га мест ные жители выращивают до 169 различных видов культурных растений. В Никарагуа за счет чередования посевов кукурузы и бобовых удается уве личить урожайность кукурузы на 150% и бобовых на 60%. Азовский и Ло вягин (1984) приводят данные об « а г р о л е с а х » на острове Ява, где на 1000 м2 благодаря подбору разных по теневыносливости видов растений продуктами питания обеспечивается целая семья. Согласно Миркину (1986), в настоящее время для растениеводства т р о п и ч е с к о г о п о я с а характерна тенденция к сокращению одновидовых посевов и повсеме стной замене их смесями культур, причем с включением в них не только травянистых видов, но также кустарников и деревьев. В ряде стран, на пример в Коста-Рике, плодосмен имитирует в о с с т а н о в и т е л ь н у ю сукцессию тропического леса.

В современном растениеводстве преимущества смешанных посевов широко используют при выращивании кормовых культур, фенотипическая выравненность которых не имеет решающего значения. Так, в ряде стран в смешанных посевах возделывают такие ф и т о ц е н о т и ч е с к и с о в м е с т и м ы е к у л ь т у р ы, как кукуруза и соя (Китай), кукуруза и фа соль (Латинская Америка), сорго и батат или вигна (Африка), овес и яч мень, вика и овес, озимая рожь и вика, горохо-овсяная смесь, многовидо вые бобовые и злаково-бобовые смеси (европейские страны). Весьма мно гочисленны примеры эффективного использования с о р т о в ы х с м е с е й при выращивании риса, пшеницы, капусты, огурцов, льна, хлопчат ника, гибридов кукурузы, гречихи, а также разновременных посевов и по садок сельскохозяйственных культур. Очевидно, что при конструировании агроэкосистем и агроландшафтов необходимо учитывать о с о б е н н о сти адаптивных стратегий важнейших биокомпо н е н т о в на разных уровнях их организации: организменном (жизненная форма), популяционном, видовом, биоценотическом, экосистемном, агро ландшафтном и биосферном.

И все же информация о м е х а н и з м а х и с т р у к т у р а х, обес печивающих б и о ц е н о т и ч е с к у ю с а м о р е г у л я ц и ю а г р о ц е н о з о в, крайне ограничена, что значительно затрудняет ее широкое ис пользование при конструировании гетерогенных агроэкосистем и агро ландшафтов. Исключение, пожалуй, составляют данные о семенной про дуктивности отдельных видов (Работнов, 1950, 1960;

Левина, 1963, 1981).

Например, злаки пойменных лугов существенно различаются по уровню репродуктивной способности (Егорова, 1993). При этом максимальную плодовитость имеют тимофеевка луговая и полевица белая, тогда как ов сяница луговая – наименьшую. Последняя отличается наибольшей про должительностью онтогенеза среди рыхлокустовых злаков. В то же время количественные характеристики всех элементов р е п р о д у к т и в н о й способности злаков, в т.ч. и семенной продукти в н о с т и, зависят от условий окружающей среды. Причем дефицит ресур сов и неблагоприятные условия произрастания часто повышают р е п р о д у ц и р у ю щ у ю р о л ь р а с т е н и й (Hickman, 1975), величина кото рой во многом определяется типом действующих стрессоров (Grime et al., 1986). Так, нехватка воды и элементов минерального питания ведет к бльшим затратам ассимилятов на репродуктивные органы, тогда как зате нение снижает репродуктивный потенциал (Злобин, 1993). Р е п р о д у к т и в н ы е п о к а з а т е л и популяций растений в условиях высокого пло дородия почвы нередко увеличиваются (Schat et al., 1989). Для репродук ции наиболее значима п о п у л я ц и о н н а я п л о т н о с т ь, особенно на начальных фазах роста и развития растений.

Одна из основных форм с и м б и о з а в ы с ш и х р а с т е н и й и м и к р о о р г а н и з м о в – м и к о р и з а, образуемая грибами и корня ми растений, играет важную роль в улучшении пищевого и водного режи ма растений. Участие грибов в корневом питании растений распространено в природе очень широко и встречается даже у мхов и папоротников, не имеющих в строгом смысле корневой системы. Считают, что около 80 % видов высших растений (по мнению некоторых ученых – до 100%) вступа ет или способно вступить в симбиоз с грибами. При этом э н д о м и к о р и з н ы е г р и б ы, улучшая пищевой режим растений, способствуют усвоению фосфора и других элементов из труднодоступных соединений, стимулируя, таким образом, рост растений на ранних стадиях их развития.

На бедных фосфором почвах эндомикоризные грибы стимулируют образо вание клубеньков у бобовых, усиливая а з о т ф и к с а ц и ю и рост расте ний. Показано также, что эндомикориза повышает сопротивляемость рас тений к засухе и потребление ими питательных веществ (Мамаева, 1992).

При конструировании агроэкосистем и агроландшафтов необходимо тщательно учитывать э к о л о г и ю о п ы л е н и я каждого культивируе мого вида и даже сорта растений ( в и д ы – э н т о м о ф и л ь н ы е, анемофильные, гидрофильные, самоопылители и проч.). Например, ассирийцы, даже не понимая функции опыления, знали, как гарантировать получение урожая фиников с помощью искусственного опыления (Roberts, 1928). Если при возделывании самоопыляемых или анемофильных растений обычно не возникает проблем с опылением, то совершенно другая ситуация складывается с з о о ф и л ь н ы м и к у л ь т у р а м и. Так, опыление самонесовместимого красного клевера (Trifo lium pratense), важнейшего кормового растения, зависит от таких длинно хоботных шмелей, как Bombus hortorum. Известен парадокс, отмеченный Ч. Дарвиным, указавшим на зависимость урожая семян клевера от числа кошек у старых дев (кошки ловят мышей, а те разоряют гнезда шмелей!!!).

Заметим, что медоносные пчелы, длина хоботка которых не превышает мм, не способны опылять клевер. Критическая ситуация складывается и в посевах люцерны (Medicago sativa), у которой без опыления пчелами се мена не завязываются. Причем медоносные пчелы обычно не эффективны, а опыление обеспечивают пчелы Melitturga, пчелы-листорезы, а также Me gachilidae и галиктиды Nomia.

Считается, что общее направление с о п р я ж е н н о й э в о л ю ц и и цветков покрытосеменных и опылителей шло в направлении усиления их взаимосвязи (Фегри, ван дер Пэйл, 1982). Поэтому наибольшей возможно стью приспосабливаться к новым условиям среды имеют виды растений с неспециализированной системой скрещивания (Baker, Hurd, 1968), тогда как растения с очень специфичной системой размножения обладают огра ниченными возможностями в заселении новых местообитаний (Фегри, ван дер Пэйл, 1982).

Среди ветроопыляемых (анемофильных) видов растений наиболее широко распространены представители семейств Gramineae, Cyperaceae, Juncaceae и др. По сравнению с энтомофильным опылением ветроопыле ние менее точно, т.е. не имеет строгой направленности. Общее количество пыльцы на 1 га оценивается от 6 до 80 кг, что эквивалентно 15–600 кг меда (Faegri, Iversen, 1975). Однако у анемофильных культур существует проблема летучести пыльцы, т.е. ее аэродинамич е с к и х с в о й с т в. Так, если пыльцевые зерна Pinus spp. распространя ются на сотни километров, то тяжелая пыльца некоторых видов растений способна переноситься ветром всего лишь на несколько метров. Это и объ ясняет целесообразность пыльцевой селекции на повышение аэродинами ческих свойств пыльцы вновь создаваемых сортов и гибридов (Жученко, 1980, 2001, 2004).

На эффективность опыления влияют скорость и направление ветра, высота растений, ритмика опыления того или иного вида и другие показа тели конструируемых агроэкосистем. При этом разные виды растений не редко « к о н к у р и р у ю т » за опылителей. Особенно велика вероятность такой конкуренции между одновременно цветущими культивируемыми видами. По данным Wafa et al. (1973, цит: по Фегри, ван дер Пэйл, 1982), только 7% медоносных пчел посещало люцерну, если рядом цвел Trifolium prаtense, который является основным источником нектара и пыльцы. По этой же причине желательно сеять (или сохранять) одуванчики в плодовых садах, а также использовать специальные приманки для привлечения опы лителей к агроценозам энтомофильных видов. В плодоводстве используют понятие « э ф ф е к т и в н а я п о п у л я ц и я п ч е л », т. е. о т н о ш е н и е ч и с л а п ч е л к ч и с л у ц в е т к о в (Eryxell, 1957) как фактор, определяющий урожайность (многие сорта плодовых культур самонесо вместимы). Очевидно, что опылители и культивируемые виды (сорта) должны быть адаптированы к специфическим условиям конкретной мест ности. И, наконец, следует считаться с тем, что характер засоренности по лей (численность и видовой состав сорной растительности) влияет на эко логию опыления энтомофильных культур.

При конструировании адаптивных агроэкосистем и агроландшафтов необходимо учитывать, что « д о л г о ж и в у щ и е о п ы л и т е л и » в ко роткие периоды массового цветения отдельных видов растений нуждаются в дополнительных источниках пищи, чтобы поддержать численность по пуляции на высоком уровне в течение всего вегетационного периода. В связи с этим важно знать р и т м и к у о т к р ы т и я и з а к р ы т и я ц в е т к а, образования а т т р а к т а н т о в (пыльцы, нектара, аромата и др.), которые зависят от биологических особенностей каждого вида, эко типа и сорта растений, местных условий внешней среды, а также особен ностей агротехники. Следует стремиться к увеличению численности попу ляций опылителей в периоды цветения основных культур и совпадения с ними сроков активной жизни опылителей. Поскольку для жизни специали зированного опылителя нектара и пыльцы лишь одного вида растений, как правило, недостаточно, необходима бльшая видовая и сортовая гетеро генность (во времени) цветущих в агроландшафте растений, а также рас средоточение посевов н е к т а р о н о с о в во времени и в пространстве.

При этом большую роль играет не только с е з о н н а я ( в е г е т а ц и о н н а я ), н о и с у т о ч н а я р и т м и к а ц в е т е н и я. Желательно также располагать рядом симбиотические пары переопыляемых видов рас тений (Macior, 1971). Еще лучше, когда некоторые анемофильные виды растений оказываются и источником пищи для опылителей. Однако нужно принимать во внимание, что нектароносные цветки а п о м и к т о в могут отвлекать опылителей от видов растений, нуждающихся в них.

Уже в работах Фишера (1920) было показано, что каждая сложная система настолько динамична и внутренне связана, что изменение даже одного из ее компонентов становится непосредственной причиной вариа бельности других, иногда очень многих компонентов, и поэтому ни одно му из них нельзя обеспечить приоритета, не вызвав нестабильности систе мы в целом. Это положение применимо и к естественным б и о г е о ц е н о з а м, которые, благодаря многочисленным пищевым связям между компонентами и единству жизненного субстрата, представляют функцио нально интегрированную систему, способную к о б е с п е ч е н и ю д и намичного равновесия за счет саморегуляции.

Экосистемы и растительные сообщества, будучи энергетически и структурно о т к р ы т ы м и с и с т е м а м и, обязаны своим функцио нальным единством именно взаимодействию многочисленных биотиче ских составляющих (Гюнтер и др., 1982), которое согласуется с п р и н ципами максимизации потока энергии и минимиза ц и и э н т р о п и и (Knight, Swaney, 1981). Само же поддержание энерге тического баланса служит основой процесса адаптации живых организмов (Калабухов, 1946). Поскольку преимущество одной популяции над другой проявляется в ее большей способности осваивать источники энергии и пространство (Buzzati-Traverso, 1959), под действием естественного отбора в экосистеме отбираются те группы растений и животных, которые макси мизируют поток энергии (Уатт, 1971). При этом т р о ф и ч е с к и е и энергетические связи в биогеоценозах выступают в к а ч е с т в е п е р в и ч н ы х и н ф о р м а ц и о н н ы х п о т о к о в (сво бодной энергии и вещества), прямо или косвенно объединяющих биологи ческие компоненты в э к о с и с т е м ы. В результате регулируется коли чество и качество пищевых ресурсов, формируются первичные информа ционные звенья, типы взаимодействия ( к о н к у р е н ц и я, м у т у а лизм, паразитизм, хищничество, комменсализм) и т.д. Наличие в информационной сети экосистем большого числа з а м к н у т ы х п е т е л ь создает предпосылки для к о э в о л ю ц и и, а также возможности восстановления (или хотя бы снижения отрицательных по следствий) в условиях действия экологических стрессоров (Patten, Odum, 1981). Заметим, что развиваемые нами представления о роли э в о л ю ц и о н н о й « п а м я т и » высших растений и г е н е т и ч е с к о й д е терминированности структуры естественных био л о г и ч е с к и х с о о б щ е с т в (Жученко, 1980, 1988, 2004) полностью согласуются с основной идеей т е о р и и с и с т е м в о о б щ е и к и бернетической природой экологических систем в частности.

Экосистемы проявляют значительное однообразие в общей реакции на различные стрессоры (Rapport et al., 1985). В то же время обычно суще ствует переход от с п е ц и ф и ч н ы х с и м п т о м о в для определенных стрессоров, как правило, на уровне организмов и популяций к менее спе цифичным ответным реакциям на уровне экосистемы. Хотя естественные экосистемы и обладают множеством г о м е о с т а т и ч е с к и х с т р у к т у р и м е х а н и з м о в, способных на некоторое время смягчить дейст вие стрессоров, в условиях длительного, интенсивного или повторяющего ся их проявления и з м е н е н и я э к о с и с т е м с т а н о в я т с я н е о б ратимыми.

В отличие от естественных экосистем, гетерогенность которых в процессе эволюции в целом непрерывно увеличивается, агроценозы и аг роэкосистемы как п р о и з в о л ь н о ф и к с и р о в а н н ы е во времени и пространстве сообщества культивируемых видов растений становятся ге нотипически все более однородными. Хотя КПД утилизации солнечной радиации растениями естественных фитоценозов не превышает 0,5–1,0%, эффективность ее использования в них благодаря многочисленности т р о ф и ч е с к и х у р о в н е й и п и щ е в ы х ц е п е й оказывается весьма высокой. В условиях же агробиогеоценозов, характеризующихся сравнительно простой структурой трофических связей, резко возрастают суммарные потери энергии. Последнее обусловлено как несовершенством агротехнических приемов (потери удобрений, пестицидов, поливной воды достигают 50–60% и более), так и сравнительно низкой экологической ус тойчивостью продукционного процесса в агроэкосистемах вследствие их генотипической однородности и, следовательно, слабой к о м п е н с и р у ю щ е й к о н к у р е н т н о с т и составляющих видов. По данным Li kens et al. (1978), на вырубленных участках леса, обработанных гербици дом, потери нитратного азота повышаются в 10 раз, калия – в 8 и кальция – в 3 раза, т.е. 25–50% от общих запасов питательных веществ на соответст вующей территории.

Большинство а н т р о п о г е н н ы х с т р е с с о р о в, особенно п о л л ю т а н т ы, снижают первичную продуктивность биогеоценозов (Williams, 1980). При этом биогеоценотические сообщества упрощаются, становятся менее равновесными, исчезают отдельные экологические ниши и теряются накопленные питательные вещества (Woodwell, 1967), смеща ется доминирование в пользу видов с более коротким циклом развития.

Так, повышение концентрации фосфора в озере Лэйк-Эри привело к росту продуктивности водорослей в осенний и весенний периоды в 20 раз (Regier, Hartman, 1973). Размещение же в дубово-сосновом лесу источника радиации (200 R в день) стало причиной того, что через 6 месяцев в его ок ружении сохранились только мох и лишайники, а в более отдаленной зоне – осока и кустарники (Woodwell, 1970).

При конструировании агроэкосистем специального рассмотрения за служивают структуры и механизмы, лежащие в основе регуляции динами ки численности и генотипической структуры популяций вредных и полез ных видов. Хотя обычно главное внимание уделяют изменениям числен ности особей, однако д и н а м и ч е с к и й п р о ц е с с не сводится только к количеству организмов – м е н я ю т с я ф у н к ц и о н а л ь н ы е с в я з и между ними и характер их размещения во времени и пространстве. В любом агробиогеоценозе главенствующая ( э д и ф и к а т о р н а я, д о м и н а н т н а я ) роль в иерархии б и о ц е н о т и ч е с к и х о т н о ш е н и й должна принадлежать культивируемому виду растений, что в боль шинстве случаев может быть обеспечено за счет искусственной защиты соответствующего вида от вредителей, болезней и сорняков. К примеру, сорняки становятся «злом» лишь в тех случаях, когда их число относи тельно растений-доминантов составляет 5–10%, т.е. превышает п о р о г в р е д о н о с н о с т и (Воеводин, Зубков, 1980).

Что касается п о л е з н ы х с в о й с т в с о р н ы х р а с т е н и й, то они обусловлены их способностью поглощать питательные вещества из более глубоких горизонтов почвы, увеличивать разнообразие полезной эн томофауны, сдерживать эрозионные процессы. Известно, что хотя в фито ценозах умеренной зоны основная масса корней расположена на глубине 0–30 см, они у многих видов (Medicago falcata, Rumex confertus) растений способны проникать в почву на несколько метров, а корни р а с т е н и й ф р е а т о ф и т о в в аридных условиях достигают грунтовых вод. Иными словами, к о р н е в ы е с и с т е м ы р а с т е н и й выступают в качестве важнейшей структуры дифференцированного использования почвенных ресурсов, в т.ч. питательных веществ и влаги. Более того, именно благода ря глубокой корневой системе с и д е р а л ь н ы е культуры (Fabaceae, Brassicaceae) и сорные растения способны переносить в пахот ный горизонт питательные вещества из более глубоких горизонтов почвы.

В тех случаях, когда одни растения создают благоприятный режим (микроклимат, лучшая доступность питательных веществ, одно из расте ний используется как опора для вьющегося и т.д.), говорят об э ф ф е к т е р а с т е н и я - « н я н и » (Миркин, Наумова, 1998), который обычно про является на ранних этапах жизни растения. Так, в условиях Мексики росту кактусов благоприятствуют, затеняя их и спасая от перегрева, растения других семейств. К числу положительных взаимовлияний биотических компонентов фитоценоза ( м у т у а л и з м и к о м м е н с а л и з м ) обычно относят взаимоотношения и в бобово-злаковых смесях, комбина ции разных по конкурентоспособности видов, поддержание численности насекомых-опылителей определенной группы растений, распространение их семян и плодов, взаимоотношение между а в т о т р о ф а м и и г е т е р о т р о ф а м и, сохранение видовой структуры и нагрузки о р н и т о ф а у н ы и др. Следует учитывать и особенности э в о л ю ц и о н н о й « п а м я т и » некоторых растительных сообществ. Так, имеются много численные примеры а д а п т и р о в а н н о с т и к п о ж а р а м разных типов австралийской растительности (Keith, Bradstock, 1994), роли выпаса и вытаптывания (при нормальной нагрузке) в поддержании и регуляции плотности популяции растительных сообществ и др.

При анализе функционирующих с т р у к т у р и м е х а н и з м о в б и о ц е н о т и ч е с к о й с а м о р е г у л я ц и и естественных фитоценозов и агроэкосистем предстоит изучить с и с т е м о о б р а з у ю щ и е с в я з и разных типов видового разнообразия и раститель н ы х с о о б щ е с т в. Так, в направлении север – юг происходит нарас тание числа видов деревьев, но уменьшается число видов трав. Показано также, что в средней полосе России видовое разнообразие сосудистых рас тений на каждые 100 м2 следующее: сенокосные луга – 40–60 видов, паст бищные луга – 20–30, сенокосные степи – 70–90, пастбищные степи – 20– 40, сегетальные пойменные сообщества – 10–20 видов (Миркин, Наумова, 1998). Широко известны работы Нечаевой (1976) и Дзыбова (1978) по соз данию соответственно « а г р о п у с т ы н ь » и « а г р о с т е п е й ». В обоих случаях из наиболее адаптированных и распространенных видов ме стной флоры (деревьев, кустарников, трав) конструируют фитоценозы.

При этом адаптивные и адаптирующие свойства агроэкосистем и агро ландшафтов реализуют не только в пространстве, но и во времени (суточ ная, сезонная и годичная цикличность). Так, разновременное цветение плодовых культур оказывается одним из важных условий их надежного плодоношения.

При конструировании агроэкосистем и агроландшафтов особого внимания заслуживает возможность управлять с у к ц е с с и я м и с целью изменения их направления и/или состава доминантов, скорости самого процесса и т.д., т.е. использовать эти естественные процессы ( « с и л ы п р и р о д ы » ) в качестве « п о п у т н о г о т р а н с п о р т а ». К числу особенно значимых э к с п е р и м е н т а л ь н ы х с у к ц е с с и й можно отнести опыты Дж. Кретиса по восстановлению прерий штата Висконсин (для чего высевали смесь семян, собранных в естественных сообществах), а также Дзыбова по созданию « а г р о с т е п е й » (сено-семенных смесей, охватывающих основной флористический состав степного сообщества). И все же наиболее распространенным примером использования с у к ц е с с и и является традиционное т р а в о с е я н и е, применяемое в России еще в XVIII столетии благодаря работам А.Т. Болотова, В.А. Левшина, И.М. Комова, М. Ливанова и др. Российские агрономы интуитивно стре мились приблизить « п л о д о с м е н » с е я н н о г о л у г а к е с т е с т в е н н о м у, совмещая в одном посеве виды с разным строением надзем ной массы и корневой системы, с различной фенологией и длительностью жизненного цикла.

Обычно в с у к ц е с с и и т р а в о с м е с е й в ы д е л я ю т т р и с т а д и и : и н и ц и а л ь н а я (господство сегетальных сорняков 1–2 го да);

д о м и н и р о в а н и я культурных компонентов (от 1–2 до 10 и более лет), включая переход к продуктивному долголетию – более 20 лет;

в н е д р е н и е с п о н т а н н ы х в и д о в – луговых и степных (Миркин, Гор ская, 1989). Очевидно, что в различных почвенно-климатических и соци ально-экономических условиях хозяйствования подходы к к о н с т р у и рованию травосмесей и управления их сукцессиями (в т.ч. за счет подсева, внесения удобрений, орошения, скашивания и стравливания) будут разными. Заметим, что при внесении минеральных удобрений, хотя биологическая продуктивность естественных лугов и по вышается, их биологическое разнообразие снижается. Причем даже после 2-летнего применения удобрений в умеренной зоне (60 кг д.в. азота) видо вое разнообразие уменьшалось в 2 раза (Keddy, 1992, цит. по: Миркин, Наумова, 1998). К числу э к с п е р и м е н т а л ь н ы х с у к ц е с с и й о т н о с я т с я также р е к у л ь т и в а ц и о н н ы е, или в о с с т а н о в и т е л ь н ы е (ликвидация антропогенных нарушений растительности вследствие водной и ветровой эрозии почвы, горные разработки, угольные отвалы и проч.).

Важнейшим фактором роста продуктивности и экологической ус тойчивости агроландшафта оказывается его в и д о в а я с т р у к т у р а, а также соотношение между агроэкосистемами и природными биогеоцено зами. При этом структура агроландшафта должна определяться как клима тическими, грунтовыми и почвенными условиями, так и биологическими особенностями основной возделываемой в данном регионе культуры, т.е.

для агроландшафтов верными остаются принципы « с т р у к т у р а – ф у н к ц и я » (Докучаев, 1883) и « и е р а р х и ч е с к о й у с т о й ч и в о с т и б и о л о г и ч е с к и х с о о б щ е с т в » (Свирежев, Логофет, 1978).

Поскольку генетически более гетерогенное сообщество существенно расширяет спектр селективного взаимодействия между составляющими его компонентами, в с л о ж н ы х ф и т о ц е н о з а х наблюдается харак терный для каждого вида симбиоз растений с грибами, микроорганизмами ( р и з о с ф е р н ы й к о м п л е к с ), специфическое использование мак ро- и микроэлементов субстрата, влияние на микроклимат, выделение вы сокоактивных химических веществ и т.д. В то же время агроценозы, агро экосистемы и агроландшафты как п р о и з в о л ь н о ф и к с и р о в а н н ы е во времени и пространстве с о о б щ е с т в а культивируемых видов растений становятся генетически все более однородными, в результате че го значительно упрощается с т р у к т у р а т р о ф и ч е с к и х с в я з е й и резко увеличиваются с у м м а р н ы е п о т е р и э н е р г и и. Эти и мно гие другие факторы, обусловливающие снижение способности агроэкоси стем к поддержанию экологического равновесия за счет механизмов и структур биоценотической саморегуляции, требуют всевозрастающих вложений невосполнимой энергии, что неизбежно приводит к э к с п о ненциальному росту материальных затрат на каж д у ю д о п о л н и т е л ь н у ю е д и н и ц у п р о д у к ц и и, увеличивая опасность разрушения и загрязнения окружающей среды.

В этой ситуации особую роль играет к о н к у р е н ц и я, т.е. взаи модействие между особями возделываемого и других видов, претендую щими на один и тот же ресурс, количество которого ограничено. Соответ ствующая к о н к у р е н т о с п о с о б н о с т ь компонентов обычно описы вается и оценивается в терминах и показателях а г р е с с и в н о с т и и ч у в с т в и т е л ь н о с т и (Mather, Caligari, 1983). Предлагают различать парциальную (за отдельный ресурс) и интеграль ную (за всю совокупность ресурсов) конкуренцию (Куркин, 1986). М е ж в и д о в а я и в н у т р и в и д о в а я к о н к у р е н ц и я растений может быть а г р е с с и в н о й, н е й т р а л ь н о й и п р и с п о с о б и т е л ь н о й, а бльшая конкурентоспособность отдель ных растений в гетерогенном и даже гомогенном, но сильно загущенном посеве, нередко является причиной снижения урожайности. Разнокачест венность семян и полиморфизм условий среды обитания обусловливают модифицирующее действие конкуренции даже в гомогенной популяции (разная масса семян и глубина их заделки, неравномерность распределения удобрений, влаги и проч.). Растения, отстающие по какой-то из указанных причин в росте и не обладающие конкурентной устойчивостью, обычно снижают индивидуальную, а следовательно, и общую урожайность. Значе ние м о д и ф и к а ц и о н н о й и г е н о т и п и ч е с к о й к о н к у р е н т н о с т и культивируемых видов и сортов растений значительно возрастает в неблагоприятных условиях внешней среды. Однако прибавка урожая, полученная благодаря большей конкурентоспособности одного растения, в большинстве случаев не перекрывает потери урожая с угнетенных им (вследствие конкуренции) других растений.

Так, в опытах Black (1958), где были совместно посеяны мелкие ( мг) и крупные (10 мг) семена Trifolium subterraneum, через 115 дней 92% травостоя составили растения, развившиеся из крупных семян, причем преимущество крупносемянных индивидов проявилось уже на стадии всходов. В то же время конкурентоспособность каждого вида, экотипа и сорта варьирует в зависимости от условий внешней среды (абиотических и биотических) и оказывается специфичной для них в различных почвенно климатических зонах и типах агрофитоценозов. Конкуренция между вида ми и сортами изменяется в течение вегетации, усиливаясь по мере роста растений, а каждой конкретной зоне возделывания соответствует своя оп тимальная густота стояния в посеве каждой культуры.

С учетом того, что конкуренция может быть с и м м е т р и ч н о й (конкуренты взаимоограничивают потребление ресурсов примерно одина ково) и а с и м м е т р и ч н о й (приводящей к конкурентному исключению особи) (Миркин, Наумова, 1998), при создании смешанных на видовом и сортовом уровне агроценозов следует использовать первый тип, сводящий к нулю или минимуму вероятность потери одного или группы видов (сор тов) в результате конкуренции за однотипный и находящийся в дефиците ресурс. Возможен также и к о м м е н с а л и з м, особенно на ранних эта пах роста растений (совместное возделывание злаковых и бобовых, а так же « з а т е н и т е л ь н ы е п о с а д к и » древесных, предложенные И.Н.

Шатиловым еще в XIX в.). Утверждение о том, что одновидовые отноше ния в фитоценозе мало чем отличаются от многовидовых, вряд ли приме нимо к агрофитоценозам, поскольку каждый из видов занимает свою эко логическую нишу, обладая специфичными адаптивными и средообразую щими возможностями. Очевидно, что чем выше уровень м о з а и ч н о с т и (гетерогенности) условий окружающей среды, тем больше должно быть видовое и сортовое разнообразие агроэкосистем и агроландшафтов.

Так, а л л е л о х и м и ч е с к и е э к з а м е т а б о л и т ы могут быть губи тельными для некоторых видов растений (Muller, 1970) и микроорганизмов (Rice, 1974), а общее число « п о б о ч н ы х » т о к с и ч н ы х х и м и ч е с к и х с о е д и н е н и й даже у относительно небольшой группы растений достигает 30 тыс. (Harborne, 1977).

При конструировании смешанных агрофитоценозов следует избегать возделывания видов с четко выраженной а г р е с с и в н о с т ь ю ( в и о л е н т н о с т ь ю ), а при их размещении руководствоваться принципом дифференциации пространства на агроэкологические ниши. Выращивание видов с высоким уровнем агрессивности возможно только в случаях ц е л е н а п р а в л е н н о й с у к ц е с с и и (особенно м и к р о с у к ц е с с и и ), являющейся в естественных фитоценозах результатом именно кон куренции. Например, замена люцерны на крестоцветные растения в хлоп чатниковых севооборотах позволяет разорвать связи в системе « х о з я и н – п а р а з и т », обеспечив, таким образом, подавление вредителей (Грод зинский, 1990). Между растениями, писал В.Н. Сукачев (1954), могут су ществовать не только неблагоприятные, но и полезные воздействия или взаимодействия, т.е. « в з а и м о п о м о щ ь р а с т е н и й ». На снижение конкурентного напряжения в растительных сообществах может влиять ярусность архитектуры многовидового фитоценоза и ф е н о л о г и ч е с к и й п о л и м о р ф и з м составляющих его видов растений. Этому же способствует и разная потребность растений в ресурсах внешней среды в течение онтогенеза, предопределяя возможность сочетания различных ви дов и сортов растений в одном и том же местообитании ( к о н в е р гентная адаптация).

В основу адаптивного подхода к конструированию агроэкосистем и агроландшафтов должны быть положены установленные В.В. Докучаевым (1898) з а к о н о м е р н о с т и в с е о б щ е й в з а и м о с в я з и п р о ц е с с о в в п р и р о д е (в т.ч. абиотических и биотических), а также неравномерного распределения природных ресур с о в в о в р е м е н и и п р о с т р а н с т в е. В этой связи необходим та кой подбор культур и сортов, который бы дал возможность дифференци рованно использовать особенности местных топографических, почвенно климатических, погодных и других условий. Важно учитывать как специ фику взаимосвязей, так и степень а в т о н о м н о с т и основных компо нентов агроландшафтных комплексов. Так, биологические составляющие почвы в общей системе агроценоза характеризуются не только большей устойчивостью, но и относительно меньшей зависимостью от смены куль тур (Гиляров, 1971). В то же время доминирующая роль почвы в поддер жании экологического равновесия в агроэкосистемах может быть обеспе чена лишь при постоянном повышении ее плодородия, правильном подбо ре и ротации культур (соотношения культур пропашных и сплошного сева, доли бобовых культур и т.д.).

Чем хуже почвенно-климатические и погодные условия и чем мень ше доступных ресурсов, тем шире должен быть диапазон приспособитель ных и средоулучшающих возможностей составляющих смешанные посевы видов и сортов, а также типов конструируемых агроэкосистем. Поэтому важнейшая задача ф и т о ц е н о т и ч е с к о й и э д а ф и ч е с к о й с е л е к ц и и – создание сортов, способных р а с ш и р я т ь д и а п а з о н утилизируемых ресурсов по мере уменьшения их д о с т у п н о с т и. Аналогичная задача стоит и при конструировании адаптивных агроэкосистем – повысить роль « м е ж ф е н о т и п и ч е с к и х » и « в н у т р и ф е н о т и п и ч е с к и х » взаимодействий с целью расширения диапазона потребляемых (особенно малодоступных) ресурсов окружающей среды. Иными словами, речь идет об а г р о э к о л о г и ч е ской диверсификации в сложных по видовому и / и л и с о р т о в о м у с о с т а в у а г р о э к о с и с т е м а х. Реальность такого подхода подтверждают данные о том, что естественный отбор в на сыщенной среде (К-отбор), благоприятствуя внутривидовой и межвидовой конкуренции, способствует повышению эффективности использования ре сурсов, имеющихся в дефиците.

Многообразие видов и биотипов, находящихся в функциональных и трофических связях, позволяет природным экосистемам после нарушения равновесия вновь возвращаться к нему или достигать его нового состояния за счет э к о л о г и ч е с к о г о к о м п р о м и с с а (Van Voris еt al., 1980).

Чем больше п и щ е в ы х ц е п е й и т р о ф и ч е с к и х у р о в н е й, тем выше вероятность действия б и о к о м п е н с а т о р н ы х м е х а н и з м о в и с т р у к т у р, вступающих в силу, когда один вид становит ся слишком малочисленным или, наоборот, многочисленным. И хотя кон кретная природа этого процесса пока до конца непонятна, имеющиеся дан ные свидетельствуют о том, что генотипически более гетерогенное сооб щество значительно расширяет спектр с е л е к т и в н о г о в з а и м о д е й с т в и я между составляющими его биотическими компонентами, усиливая одновременно давление естественного отбора и увеличивая чис ло возможных э к о л о г и ч е с к и х н и ш. Показано, например, что да же в условиях пустыни сообщества со сложной структурой накапливают бльшую фитомассу (Васильевская, 1965). В таких сложных биоценозах, как тропические леса, где широко распространены симбиотические отно шения между разными видами растений, насекомых и птиц, достигается сбалансированная саморегуляция взаимоотношений, а также более быст рый и замкнутый г е о х и м и ч е с к и й к р у г о в о р о т в е щ е с т в, высокий уровень первичной продуктивности фитоценозов и большее эко логическое равновесие. Так, за счет выращивания кукурузы и тыквы в од ном посеве в южных регионах России удавалось повысить общую урожай ность на 20–40 % (Елецков, 1941).

Конкуренция между видами в смешанных фитоценозах базируется на механизмах как их о н т о г е н е т и ч е с к о й, т а к и ф и л о г е н е т и ч е с к о й а д а п т а ц и и. Вот почему Ч. Дарвин (1899) оценивал кон куренцию не только как борьбу особей за индивидуальное существование в процессе онтогенетической адаптации, но и за успех в ф и л о г е н е з е, т.е. процветание вида в ряду поколений. Иными словами, конкуренция ви дов может быть обеспечена одновременно за счет затрат первичных асси милятов в процессе онтогенеза (К-отбор) и создание многоэшелонирован ного потомства (r-отбор), совмещая, таким образом, в одном организме r и К - т и п ы ж и з н е н н ы х с т р а т е г и й (Жученко, 1988, 2004, 2010).

Считается, что в смешанных посевах в зависимости от характера влияния одного вида на продуктивность другого возможны следующие типы взаи модействия растений: к о м п е н с а ц и о н н ы й, д е к о м п е н с а ц и о н н ы й, с в е р х к о м п е н с а ц и о н н ы й и н е й т р а л ь н ы й (Ма лецкий, 1982).

При формировании многовидовых агроценозов и агроэкосистем сле дует учитывать особенности э в о л ю ц и о н н о й « п а м я т и » каждого вида (сорта) растений и других биотических компонентов агробиогеоцено за, обусловленной формированием соответствующих к о а д а п т и р о в а н н ы х б л о к о в г е н о в под влиянием факторов внешней среды.

И.К. Пачоский (1914, 1922) называл посевы « н е о п р е д е л е н н ы м и, неустойчивыми, простыми комплексами» и даже « и с к у с с т в е н н ы м и з а р о с л я м и ». Он не видел в них закономер ных связей и уподоблял « т о л п е с л у ч а й н ы х з е в а к ». Такого же мнения придерживался и В.В. Алехин (1928), по мнению которого посевы являются « в р е м е н н ы м к о м п л е к с о м » и л и « г р у п п и р о в к а м и ». В то же время, на наш взгляд, в адаптивном растениеводстве при конструировании многовидовых агроценозов и агроэкосистем важно знать специфику э в о л ю ц и о н н о й и о н т о г е н е т и ч е с к о й « п а м я т и » каждого культивируемого вида и даже сорта растений, т.е.

особенности их адаптации как к абиотическим, так и биотическим факто рам окружающей среды.

Если в природе максимум растительной массы, писал Комаров (1953), получается при максимальном разнообразии растений, входящих в одни и те же группировки, то нельзя не использовать этот принцип в на шей работе с растениями. Связано это с тем, что в гетерогенных на видо вом и сортовом уровнях посевах шире возможности управления д и н а микой численности и видовой структурой популя ц и й п о л е з н о й и в р е д н о й ф а у н ы и ф л о р ы, усилены функции агроэкосистем в защите почв от эрозии и повышении их плодо родия, регуляции водного и теплового режима территории, создании мик рофитоклимата, обеспечении рациональной утилизации химико техногенных ресурсов.

На основании анализа многочисленных данных по возделыванию многолинейных смесей пшеницы, овса, ячменя и риса Simmonds (1962) пришел к выводу, что в смешанных посевах может иметь место с п е ц и ф и ч е с к а я п о п у л я ц и о н н а я (урожайность смеси выше, чем сред няя урожайность исходных линий) и о б щ а я (лучшая приспособленность смеси к широкому ряду сред) а д а п т а ц и я. Показано также, что боль ший м о д и ф и к а ц и о н н ы й п о л и м о р ф и з м по таким показате лям, как масса, число побегов, высота, площадь питания, стадия развития у диких и сорных растений, особенно у густопроизрастающих видов, корре лирует с более высокой продуктивностью естественных сообществ (Юрин, 1969, 1971). Первичная продуктивность лугопастбищных угодий в течение многих лет обычно остается относительно постоянной именно потому, что их видовой состав в значительной степени сохраняет свою генотипиче скую гетерогенность (McNaughton, 1977).

Основные преимущества смешанных (поливидовых) посевов, т.е.

большей ф л о р и с т и ч е с к о й н а с ы щ е н н о с т и а г р о э к о с и с т е м и а г р о л а н д ш а ф т о в, состоят в том, что такие фитоценозы обеспечивают наиболее эффективное использование ресурсов окружаю щей среды, в т.ч. солнечной радиации, влаги и питательных веществ, за счет « э ф ф е к т а я р у с о в » в расположении фотосинтезирующих и корневых систем совмещаемых видов растений;

увеличения продолжи тельности периода формирования биомассы и, следовательно, большей ин тенсивности фотосинтетической и другой метаболической деятельности фитоценоза (поглощение запасов или новых поступлений влаги и проч.);

функциональной дополняемости пищевого и водного режима, а также микроклимата смешанного агрофитоценоза;

лучшей «упаковки» экологи ческих ниш (Уиттекер, 1980), базирующихся как на более дифференциро ванном « р а з д е л е н и и т р у д а » во времени и пространстве, так и ритмике утилизации природных и техногенных ресурсов.

Наряду с широким использованием м н о г о л и н е й н ы х и с и н т е т и ч е с к и х с о р т о в при конструировании многосортовых агроце нозов, заслуживает внимания и создание с о р т о с м е с е й п о п р и н ц и п у с м е ш е н и я с е м я н о д н о г о и т о г о ж е с о р т а, выра щенных в разных экологических условиях. Так, по данным Лазарева (1890), смесь семян ржи (в равных долях), собранных с участков черно земной, песчаной и суглинистой почвы, в крайне засушливых условиях 1890 г. дала урожай на 1,7 ц/га больше, чем на удобренных и рационально возделываемых полях.


В ряде опытов установлена положительная корреляция между и н д и в и д у а л ь н о й г о м е о с т а т и ч н о с т ь ю и числом гетерозигот в популяциях растений (Dobzbansky, Wallace, 1953;

Thoday, 1953;

Lerner, 1954;

Lewontin, 1957;

Allard, Bradshaw, 1964 и др.). В связи с этим Tigers tedt (1974) было высказано предположение о том, что адаптация к регуляр ным экологическим изменениям сопровождается п р о ц е с с о м к о а д а п т а ц и и н а х р о м о с о м н о м у р о в н е, тогда как а д а п т а ц и я к н е п р е д с к а з у е м ы м у с л о в и я м с р е д ы достигается в основном за счет гетерозиготности. Поэтому возможно, что большей эко логической приспособленностью будут обладать смеси гибридов F1, как бы сочетающие и н д и в и д у а л ь н у ю и п о п у л я ц и о н н у ю б у ф е р н о с т ь. Кроме того, такой подход может до некоторой степени об легчить создание фенотипически выровненных гибридных смесей (Жучен ко, 1980, 1988, 2004).

Известно, что э к о л о г и ч е с к и й и ф и з и о л о г и ч е с к и й о п т и м у м того или иного вида или сорта растений нередко не совпада ют. Так, сосна растет на сухих песчаных или бедных торфяных почвах не потому, что эти условия для нее наиболее благоприятны, а потому, что бы стро растущие лиственные виды деревьев вытесняют ее с более плодород ных почв (Зажыцки, 1965). Аналогично сильно развитая корневая система и способность поглощать труднорастворимые соединения фосфора дают возможность Molinia caerulea господствовать в травостое лугов на бедных почвах (Chwastek, 1963). Показано н е р а в н о м е р н о е п р о с т р а н ственное (в т.ч. по вертикали) распределение кор н е в ы х с и с т е м р а з н ы х в и д о в р а с т е н и й даже при сомкну той вегетативной массе (Anderson, 1927;

Whittaker, Woodwell, 1969), что позволяет в процессе конструирования многовидовых агрофитоценозов использовать запасы воды и питательных веществ с разных горизонтов субстрата.

В настоящее время все бльшее значение играет не только борьба с сорными растениями и контроль за численностью их популяций, но и со хранение таковых с целью поддержания полезной энтомофауны, лучшей утилизации труднодоступных элементов минерального питания, повыше ния уровня замкнутости б и о х и м и ч е с к и х ц и к л о в и др. Особенно важное значение в формировании системы полезных с и м б и о т и ч е с к и х с в я з е й имеют с о р н ы е р а с т е н и я - н е к т а р о н о с ы, чем и объясняется положительное влияние определенной плотности (ниже по рога вредоносности) сорных растений (прежде всего семейств сложно цветных, губоцветных, крестоцветных и гречишных) в составе агроцено зов, а также по обочинам дорог и полей (Миркин и др., 1999). Можно предположить, что для частичной замены исчерпаемых минеральных удобрений и мелиорантов, наряду с «созданием соответствующего м и к р о б н о г о р е ж и м а п о ч в » (Костычев, 1886), следует шире исполь зовать средоулучшающие и почвовосстанавливающие возможности не только культурных, но и сорных видов растений. Последние, как известно, благодаря более глубокой корневой системе способны лучше утилизировать труднодоступные питательные элементы из нижних горизонтов почвы.

Для луговых фитоценозов, по мнению Работнова (1984) обычно включающих 30–40 видов растений и 48–146 видов водорослей, характер на высокая « ф л о р и с т и ч е с к а я е м к о с т ь ф и т о ц е н о з о в », а также « э к о т и п и ч е с к и й о т б о р ». При этом можно выделить, например, различные « б и о э к о л о г и ч е с к и е » или « б и о м о р ф о л о г и ч е с к и е » г р у п п ы компонентов фитоценоза. Среди них встречаются в и д ы « д о м и н а н т н ы е », и л и « э д и ф и к а т о р ы » (с сильно выра женной с р е д о о б р а з у ю щ е й способностью), а всем луговым фито ценозам свойственны э к о т о п и ч е с к и е ф л у к т у а ц и и.

Главное преимущество видовой и сортовой гетерогенности агроэко систем и агроландшафтов заключается в том, что приспособительные воз можности одного или ограниченного числа культур всегда значительно же амплитуды вариабельности почвенно-климатических и погодных ус ловий внешней среды. Между тем в соответствии с п р и н ц и п о м н е о б х о д и м о г о р а з н о о б р а з и я, предложенным Эшби, генотипический по лиморфизм и потенциал онтогенетической адаптации составляющих агро экосистемы и агроландшафты видов и сортов должен быть, по крайней ме ре, адекватен диапазону изменчивости и разнообразию действия нерегули руемых факторов внешней среды. В этом, собственно, и состоит преиму щество многовидовой структуры лугов и пастбищ (до 40–50 видов), обес печивающих высокую фотосинтетическую производительность в течение всего вегетационного периода, в т.ч. на начальных его этапах.

Такие свойства агроэкосистем особенно ценны в условиях Севера, где продолжительность вегетации не превышает 90–120 дней. Только при адаптивном подборе и размещении культивируемых видов и сортов расте ний, по существу, и возможно реализовать потенциал как природных, так и техногенных ресурсов. За счет биологического разнообразия удается не только достичь эффективной утилизации благоприятных местных условий внешней среды, но и одновременно существенно снизить отрицательные последствия действия экологических стрессоров в « к р и т и ч е с к и е »

п е р и о д ы о н т о г е н е з а р а с т е н и й. Бльшая видовая и сортовая гете рогенность агроэкосистем повышает их способность к постоянному и своевременному а д а п т и в н о м у р е а г и р о в а н и ю на действие фак торов внешней среды (абиотических и биотических, природных и антропо генных). В целом же мобилизация видового и сортового разнообразия рас тений рассматривается в качестве главного средства б и о л о г и з а ц и и и экологизации процессов интенсивного наращивания пр о изводства продуктов питания и сырья для промышленн о сти, а само биоразнообразие – как неиссякаемый в силу своей способности к воспроизводству пищевой, энерг е тический и средоулучшающий ресурс.

POSSIBILITIES OF USE OF STRUCTURES AND SELF CONTROL BIOCOENOTIC MECHANISMS WHEN DESIGNING HE TEROGENEOUS AGROBIOGEOCENOSES, AGROECOSYSTEMS AND AGROLANDSCAPES A. A. Zhuchenko Article reflects historical experience of designing heterogeneous agrocoe noses, agroecosystems and agrolandscapes, possibility to operate of plant suc cessions for the purpose of change of their direction and/or structure of domi nant.

Keywords: agrocoenos, agroecosystem, agrolandscape, ecological niche, plant succession, designing phytocoenoses.

УДК 633.2:574. 100 ЛЕТ НА СЛУЖБЕ РОССИЙСКОЙ НАУКЕ ВСЕРОССИЙСКИЙ ИНСТИТУТ КОРМОВ ИМЕНИ В. Р. ВИЛЬЯМСА В. М. Косолапов член-корреспондент Россельхозакадемии, директор, И. А. Трофимов доктор географических наук, заместитель директора по научной работе ГНУ Всероссийский научно-исследовательский институт кормов имени В. Р. Вильямса Россельхозакадемии. 141055, Россия, г. Лобня, Московской обл., Научный городок, E-mail: vniikormov@nm.ru Кормопроизводство – наиболее масштабная и многофункциональная отрасль сельского хозяйства, объединяет и связывает в единую систему растениеводство, земледелие и животноводство, дат огромные преимуще ства их развитию. Оно основано на использовании природных сил, вос производимых ресурсов, обеспечивает эффективное управление сельско хозяйственными землями, агроландшафтами, рациональное природополь зование и охрану окружающей среды, поддерживает в сельском хозяйстве необходимый баланс отраслей.

Ключевые слова: кормопроизводство, животноводство, растение водство, земледелие, продуктивность и устойчивость агроландшафтов, ра циональное природопользование.

Государственное научное учреждение Всероссийский научно исследовательский институт кормов имени В. Р. Вильямса Российской академии сельскохозяйственных наук отмечает свой 100-летний юбилей.

Институт является крупнейшим научно-методическим, исследова тельским и интеллектуальным центром по кормопроизводству России, ко торый координирует работу более 100 научно-исследовательских институ тов и Вузов страны.

Научные и практические достижения института 7 раз были отмечены Государственными премиями СССР и Российской Федерации в области науки и техники, а также Премиями Правительства РФ, Минсельхоза РФ, дипломами ВДНХ, ВВЦ и другими наградами.

На протяжении всей своей истории институт осуществляет научно методическое руководство и координацию работ по геоботаническому изучению и оценке природных кормовых угодий страны, луговому и поле вому кормопроизводству, селекции и семеноводству кормовых культур, технологии заготовки, хранения и использования кормов, которые являют ся важнейшими государственными задачами обеспечения продовольствен ной безопасности страны.

Научные исследования по кормопроизводству России, координируе мые ВНИИ кормов имени В.Р. Вильямса, ведутся в следующих основных направлениях: 1) луговое кормопроизводство;

2) полевое кормопроизвод ство;

3) селекция и семеноводство кормовых культур;

4) технологии заго товки, хранения и использования кормов. На каждом из этих направлений сформировались и активно работают научные школы отечественного кор мопроизводства. Для них характерны наличие научных лидеров и высоко квалифицированных научных кадров, надежных методологий и методик исследований, целостные системы научных знаний и организованные сис темы подготовки научных кадров.

Именно во ВНИИ кормов был заложен фундамент отечественной науки по кормопроизводству, положено начало теоретическим, технологи ческим и методическим разработкам по всем разделам кормопроизводства в различных зонах страны.


Кормопроизводство (лугопастбищные экосистемы и многолетние травы на пашне) выполняет 3 важнейшие функции: производство кормов для сельскохозяйственных животных;

экологическую (средообразующую и природоохранную), обеспечивающую устойчивость сельскохозяйствен ных земель и агроландшафтов к изменениям климата и воздействию нега тивных процессов;

системообразующую и связующую в единую систему растениеводство, земледелие и животноводство, экологию, рациональное природопользование и охрану окружающей среды [118].

Развитие научной и производственной сфер кормопроизводства Рос сии тесно связано с деятельностью научных школ, сформированных и раз вивающихся на базе Всероссийского научно-исследовательского института кормов имени В. Р. Вильямса, созданного по инициативе В. Р. Вильямса как первый в России институт многолетних трав и травяных экосистем (лугов, кормовых угодий) Государственный луговой институт.

Событием огромной важности для устойчивого развития и стабиль ности отечественного сельского хозяйства, сельскохозяйственных земель и агроландшафтов, повышения плодородия почв, получения высоких и ус тойчивых урожаев сельскохозяйственных культур явилось создание В. Р.

Вильямсом новой науки луговедения, научной школы единомышленников луговедов и луговодов, а также Государственного лугового института (ны не Государственное научное учреждение Всероссийский научно исследовательский институт кормов имени В. Р. Вильямса Российской академии сельскохозяйственных наук).

Принципиальными особенностями школы кормопроизводства ин ститута является изучение и управление экосистемами многолетних трав с учетом их продукционной и средообразующей функций.

Изучение многолетних трав и травяных экосистем является важной проблемой государственного значения. Многолетним травам и лугам В. Р. Вильямс придавал огромное значение в создании продуктивного и устойчивого сельскохозяйственного производства. Им установлена важ нейшая роль многолетних луговых трав в накоплении гумуса, формирова нии агрономически ценной структуры и в целом плодородия почв [19, 20, 21].

В 1912 г. по предложению профессора В. Р. Вильямса Департамент Земледелия России принял решение об организации показательного луго вого хозяйства для прохождения практики курсантами высших курсов по луговодству Московского сельскохозяйственного института.

В 1917 г. показательное хозяйство было преобразовано в Станцию по изучению кормовых растений и кормовой площади при Петровской сель скохозяйственной академии (ныне Российский государственный аграрный университет Московская сельскохозяйственная академия имени К. А.

Тимирязева) с более сложными задачами и общей постановкой дела. Стан ция стала самостоятельным высшим научно-техническим учреждением с широкими заданиями и программами, включающими научно исследовательскую, учебную, практическую, информационную виды дея тельности. В задачи Станции входили изучение растений естественных лу гов и пастбищ, введение в культуру новых кормовых растений и выведе ние новых сортов, создание искусственных кормовых площадей. На Стан ции проходили подготовку специалисты по кормовым культурам, луговод ству, семеноводству, проводились съезды для специалистов-практиков страны.

В 1922 г. Станция была преобразована в Государственный Луговой институт, где стал работать над своими трудами В. Р. Вильямс. Первым директором института был А. М. Дмитриев первый профессор первой кафедры луговодства в России, автор первого в стране учебника по луго водству, созданного на основе отечественной практики, организатор под готовки научных кадров на высших курсах по луговодству.

В 30-е и 40-е годы в институте выполнен ряд работ большого госу дарственного значения. Впервые в стране проведена инвентаризация при родных кормовых угодий и земель потенциального фонда страны. На ос нове инвентаризации составлена карта природных кормовых площадей для планирования мероприятий по их улучшению. Обоснована методика ком плексного почвенно-геоботанического исследования земель. Разрабатыва ются экологические шкалы для оценки главнейших экологических факто ров кормовых угодий всех природных зон страны по растительному по крову. Проведена классификация типов природной кормовой площади страны. Обобщены сведения о кормовых растениях естественных сеноко сов и пастбищ СССР.

На основе проведенного обобщения издана монография "Кормовые растения сенокосов и пастбищ СССР", удостоенная Государственной пре мии. В монографии в кормовом отношении охарактеризованы 4730 видов растений.

В первые же месяцы Великой Отечественной Войны институт полу чил срочное задание - разработать эффективные мероприятия по созданию прочного дернового покрова для военных аэродромов страны. В кратчай ший срок сотрудники института выполнили это задание. Работы по уско ренному залужению военных аэродромов нашли применение и в других сферах жизни военного времени: быстрорастущую дернину из многолет них трав использовали для маскировки особо важных военных объектов, для укрепления пострадавших от бомбежек железнодорожных насыпей. В 1943 г. приказом начальника Управления аэродромного строительства ВВС сорока шести сотрудникам института была объявлена благодарность за добросовестный труд по агрообслуживанию военных аэродромов стра ны.

В военные годы в институте была разработана технология создания лечебно-пищевого препарата из зеленых растений, который получил ши рокое применение в пищевой промышленности страны как источник вита минов. Согласно постановлению Совнаркома СССР, в институте был от крыт цех по производству этого препарата. Вся продукция шла на фронт и в госпитали.

В 1950-1960 гг. впервые осуществлено районирование многолетних трав для сеяных сенокосов и пастбищ по областям, краям и республикам СССР;

начаты работы по использованию в луговодстве биологического азота бобовых многолетних трав. Разработаны основы агротехники много летних трав в кормовых севооборотах и вопросы возделывания кукурузы, кормовых бобов и сахарной свеклы на кормовые цели, подобраны высоко продуктивные сорта, отработаны приемы получения высоких урожаев этих культур в Нечерноземной зоне. Разработаны и начали серийно выпускать ся травяные и зернотравяные сеялки, приспособления к зерновым комбай нам для уборки семенных посевов трав, фрезы для обработки лугов;

нача ты исследования по механизации определения качества семян кормовых трав;

проведено изучение вопросов производства кормов на промышлен ной основе.

В 60-е и 70-е годы большой интерес в стране и за рубежом вызвали исследования института, проведенные совместно с зарубежными учеными ряда стран, по использованию биологического и минерального азота на культурных пастбищах.

Высокую оценку у нас в стране и за рубежом получили комплексные исследования в системе "почва - растение - животное - животноводческая продукция". Эти уникальные по своим методико-организационным подхо дам и результатам исследования явились важнейшим этапом систематиче ских научных работ, начатых в 1924 г. Долголетняя многоплановая и ре зультативная работа ученых-луговодов института послужила весомым аргументом для проведения в 1974 г. в Москве Международного конгресса по луговодству с показом института кормов и его опытных станций. Рабо ты института получили высокую оценку участников конгресса - 1100 уче ных из 40 стран.

На основании комплексных исследований в уникальных длительных (45–60 лет) стационарных экспериментах во ВНИИ кормов получило дальнейшее развитие учение В. Р. Вильямса о лугах. Дана оценка накопле ния и разложения органической массы подземных органов, темпов образо вания гумуса на разных агрофонах, состава почвенного воздуха, сохране ния корневищной и рыхлокустовой фазы фитоценоза для обоснования продуктивного долголетия травостоев. Разработана методика определения роли луговых угроэкосистем в современных биосферных процессах.

Особое внимание уделяется вопросам полевого травосеяния, научно обоснованному размещению многолетних трав, зернофуражных, пропаш ных, масличных и других кормовых культур в полевых, кормовых, почво защитных севооборотах по зонам страны. Значительное место в исследо ваниях отводится изучению биологии основных и нетрадиционных кормо вых культур, интродукции бобовых трав в новые районы, разработке ин тенсивных и ресурсосберегающих технологий возделывания многолетних и однолетних бобовых и злаковых трав в одновидовых и смешанных посе вах, механизированных технологий выращивания силосных культур и кормовых корнеплодов, по созданию бесперебойного зеленого и сырьевого конвейеров на базе разнопоспевающих видов и сортов многолетних бобо вых и злаковых трав, использованию кормовых культур на сидерат с це лью повышения плодородия почвы и воспроизводства в ней гумуса.

Разрабатывается агроландшафтно-экологическое районирование и управление агроландшафтами для разных регионов России. Управление агроландшафтами, их продукционной, средообразующей и природоохран ной функциями, является важнейшей государственной задачей в целях со хранения, воспроизводства и обеспечения продуктивного долголетия сель скохозяйственных земель, самой основы, производственного базиса сель ского хозяйства.

В настоящее время особенно остро стоит проблема разработки спе циальных мер по адаптации сельского хозяйства к местным природным условиям. Эти меры должны быть направлены на повышение устойчиво сти агроландшафтов к возможным климатическим изменениям и к перио дически повторяющимся стрессовым факторам засухи.

Многообразие и специфичность функциональных связей кормопро изводства с другими отраслями АПК, включающие в себя комплекс про блем, связанных с устойчивым обеспечением животноводства биологиче ски полноценными кормами, улучшением физико-химических свойств почвы и обогащения ее органическим веществом, биологическим азотом, поддержания равновесия между хозяйственной деятельностью и стабили зацией экосистем требует комплексного подхода к проблемам развития и научного обеспечения отрасли. Также как основатель Института В. Р. Вильямс, последующие поколения ученых уделяли и уделяют особое внимание комплексному решению научно-технических проблем луговод ства, полевого травосеяния, заготовке, хранению и использованию кормов, селекции и семеноводству кормовых культур и других важнейших состав ляющих сельского хозяйства.

В институте создана современная стратегия селекции кормовых культур на основе эффективной реализации взаимодействия генотип – ге нотип и генотип – среда. Генеральная цель современной селекционной стратегии кормовых культур создание системы сортов климатически и экологически дифференцированных, адаптированных к разным условиям, хозяйственно специализированных, высокопродуктивных, устойчивых к патогенам, экологическим стрессам, с повышенной симбиотической ак тивностью на основе широкого использования генофонда культурной и природной флоры, биотехнологии, иммунитета и биогеоценологии.

Учными института создано более 150 сортов кормовых растений.

Из них наиболее широкое распространение получили 85 сортов нового по коления, которые в настоящее время определяют лицо кормового клина России. Сорта кормовых растений отечественной селекции не уступают лучшим зарубежным сортам по продуктивности, а по таким важнейшим характеристикам как зимостойкость, эдафическая устойчивость (к кислот ности и засоленности почвы) и фитоценотическая совместимость (в тра восмесях) превосходят зарубежные сорта.

Разработаны и усовершенствованы технологии заготовки объеми стых кормов (сена, сенажа, силоса), повышение их качества для обеспече ния полноценного кормления скота.

Технологии хранения объемистых кормов усовершенствованы за счет применения целой системы консервирующих препаратов, разработан ных учными ВНИИ кормов, включающей биологические (ферментные, полиферментные, бактериальные), химические (органические и минераль ные кислоты) и комплексные (биологические и химические). Эта система консервантов обеспечивает приготовление и хранение кормов, равноцен ных исходной массе по энергетической и протеиновой питательности.

Стратегическим направлением научной деятельности Института яв ляется научное обеспечение развития кормопроизводства России на основе фундаментальных и приоритетных прикладных исследований по следую щим проблемам:

научное обоснование и разработка высокоэффективных, ресурсосбе регающих, экологически безопасных, регионально и ландшафтно дифференцированных систем и технологий кормопроизводства, основан ных на эффективном использовании воспроизводимых природных и ан тропогенных ресурсов (энергии солнца, плодородия почв, фотосинтеза трав, атмосферной фиксации клубеньковыми бактериями бобовых биоло гического азота и др.);

научное обоснование и разработка эколого-биогеоценотических ме тодов селекции на основе достижений фундаментальной биологии, созда ние климатически и экологически дифференцированных, хозяйственно специализированных сортов основных видов многолетних трав и других кормовых культур;

научное обоснование, разработка и широкая производственная апро бация перспективных систем и технологий семеноводства многолетних трав, рапса и других кормовых культур;

теоретическое обоснование и разработка адаптированных к рыноч ным механизмам хозяйствования систем и технологий полевого кормопро изводства, обеспечивающих устойчивые урожаи кормовых культур и со хранение почвенного плодородия;

научное обоснование и разработка агроэкологических приемов управления восстановительными процессами на сенокосах и пастбищах и выведенной из сельскохозяйственного оборота пашне, технологии произ водства различных видов кормов, обеспечивающих повышение продук тивности в 1,5-2 раза и более с минимальными затратами энергии;

теоретическое обоснование и разработка экономически оправданных технологий заготовки, хранения и использования растительных кормов с высокой протеиновой и энергетической питательностью и их эффективной биоконверсии в животноводческую продукцию, отвечающую требованиям здорового питания населения;

разработка координационных планов исследований по кормопроиз водству в стране, их программно-методическое и организационное обеспе чение.

Литература 1. Косолапов В. М., Трофимов И. А., Трофимова Л. С., Яковлева Е. П. Управле ние агроландшафтами для повышения продуктивности и устойчивости сельскохозяйст венных земель России // Доклады Российской академии сельскохозяйственных наук.

2010. – № 2. – С. 3235.

2. Трофимов И. А., Трофимова Л. С., Яковлева Е. П., Лебедева Т. М. Управление агроландшафтами // Кормопроизводство, 2008. – № 9. – С. 45.

3. Трофимов И. А., Трофимова Л. С., Яковлева Е. П., Лебедева Т. М. Управление агроландшафтами и повышение продуктивности и устойчивости сельскохозяйственных земель // Земледелие. 2009. № 6. С. 13-15.

4. Трофимов И. А., Трофимова Л. С. Оптимизация степных сельскохозяйствен ных ландшафтов и агроэкосистем // Поволжский экологический журнал. 2002. № 1. С.

46–52.

5. Трофимов И. А. Стратегия и тактика степного природопользования ХХI века // Проблемы региональной экологии. 2000. № 4. С. 56-64.

6. Трофимов И. А., Трофимова Л. С., Яковлева Е. П. Травяные экосистемы в сельском хозяйстве России // Использование и охрана природных ресурсов в России.

2010. № 4. С. 37.

7. Косолапов В. М., Трофимов И. А., Трофимова Л. С., Яковлева Е. П. Лугопаст бищные экосистемы в биосфере и сельском хозяйстве России // Кормопроизводство.

2011. № 3. С. 5-8.

8. Косолапов В. М., Трофимов И. А. Мелиорация важный фактор развития кор мопроизводства // Достижения науки и техники АПК. 2011. № 1. С. 43-45.

9. Трофимова Л. С., Трофимов И. А., Яковлева Е. П. Агроландшафтно экологическое районирование кормовых угодий Северо-Западного природно экономического района Российской Федерации // Кормопроизводство. 2010. № 8.

С. 10 -13.

10. Трофимов И. А., Косолапов В. М., Савченко И. В., Трофимова Л. С., Яковлева Е. П., Лебедева Т. М. Агроландшафтно-экологическое районирование кормовых угодий и стратегия управления агроландшафтами Волго-Вятского экономического района // Кормопроизводство. 2009. № 1. С. 2-10.

11. Трофимов И. А., Трофимова Л. С., Лебедева Т. М., Яковлева Е. П. Агроланд шафтно-экологическое районирование и оптимизация агроландшафтов Поволжского экономического района // Поволжский экологический журнал. 2005. № 3. С. 292-304.

12. Трофимов И. А., Трофимова Л. С., Яковлева Е. П., Лебедева Т. М. Стратегия управления агроландшафтами Поволжья // Поволжский экологический журнал.

2008. № 4. С. 351-360.

13. Агроландшафты Поволжья. Районирование и управление / В. М. Косолапов, И.

А. Трофимов, Л. С. Трофимова, Е. П. Яковлева – МоскваКиров: "Дом печати – ВЯТ КА", 2010. 335 с.

14. Трофимов И. А. Методологические основы аэрокосмического картографирования и мониторинга природных кормовых угодий. – М.: Россельхозакадемия, 2001. – 74 с.

15. Кормопроизводство – стратегическое направление в обеспечении продовольст венной безопасности России. Теория и практика /В. М. Косолапов, Трофимов И. А., Трофимова Л. С. М. : ФГНУ "Росинформагротех", 2009. 200 с.

16. Справочник по кормопроизводству. 4-е изд. перераб. и дополн. / Под ред. В. М.

Косолапова, И. А. Трофимова. – М.: Россельхозакадемия, 2011. – 700 с.

17. Словарь терминов по кормопроизводству /В. М. Косолапов, Трофимов И. А., Трофимова Л. С. – М.: Угрешская типография, 2010. – 530 с.

18. История науки. Василий Робертович Вильямс. М.: Угрешская типография, 2011. – 76 с.

19. Вильямс В. Р. Естественно-научные основы луговодства или луговедение (Приложение основ почвоведения к культуре многолетних травянистых растений и ес тественной кормовой площади) М.: Изд-во Наркомзема "Новая деревня", 1922.

298 с.

20. Вильямс В. Р. Основы земледелия. – М.: ОГИЗ – Сельхозгиз, 1948. – 224 с.

21. Вильямс В. Р. План организации курсов департамента земледелия при Москов ском сельскохозяйственном институте для подготовки специалистов по луговодству и культуре кормовых растений, показательного хозяйства при них и объяснительная к нему записка. М.: Типо-лит. В. Рихтеръ, Тверская, Мамоновскiй пер., соб. домъ., 1915. 62 с.

100 YEARS IN THE SERVICE OF THE RUSSIAN SCIENCE ALL-RUSSIAN WILLIAMS FODDER RESEARCH INSTITUTE V. M. Kosolapov, I. A. Trofimov Forage production - the largest and most versatile agricultural industry, unites and binds to a single system of crop production, livestock farming and provides tremendous benefits to their development. It is based on the use of natural forces, reproducible resources, ensures the effective management of agricultural lands, agricultural landscapes, environmental management and pro tection of the environment, maintains the necessary balance of agriculture indus tries.

Keywords: forage production, forage, livestock, crops, agriculture, prod uctivity and sustainability of agricultural landscapes, environmental manage ment.

УДК 631/633.15 : 63 : 061. КООРДИНАЦИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ ПО КОРМОПРОИЗВОДСТВУ В. М. Косолапов член-корреспондент Россельхозакадемии, директор, И. А. Трофимов доктор географических наук, заместитель директора по научной работе, Н. А. Ларетин, кандидат экономических наук, заведующий отделом координации ГНУ Всероссийский научно-исследовательский институт кормов имени В. Р. Вильямса Россельхозакадемии. 141055, Россия, г. Лобня, Московской обл., Научный городок, E-mail: vniikormov@nm.ru Анализируются роль и значение координации в решении проблемы научного обеспечения кормопроизводства России.

Ключевые слова: кормопроизводство, координация, инновации, эф фективность.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 15 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.