авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
-- [ Страница 1 ] --

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

УНИВЕРСИТЕТ

Факультет социологии

Кафедра социологии культуры и коммуникации

Лаборатория социальных

коммуникаций

ПОТРЕБЛЕНИЕ

КАК КОММУНИКАЦИЯ — 2009

Материалы 5 международной конференции

«Потребление как коммуникация — 2009»

26–27 июня 2009 г.

Санкт-Петербург

2009

ББК 76

П64

Потребление как коммуникация — 2009: Материалы 5 междуна родной конференции, 26–27 июня 2009 г. / Под ред. В.И. Ильина, В.В. Козловского.СПб.: Интерсоцис, 2009. – 254 с.

В сборнике представлен широкий спектр размышлений о современном об ществе потребления в контексте социокоммуникативных процессов. Анализи руются дискурсы о культуре потребления и потребительского поведения на в белорусском, казахском, российском и украинском обществах. Авторские поис ки направлены на обнаружение новых коммуникативных аспектов в профессио нальной сфере потребления и повседневных практиках. Социокоммуникатив ный ракурс потребления дает новое видение общества потребления в условиях кризиса 2008–2009 гг.

Книга адресована всем интересующимся социокоммуникативной динамикой современного общества потребления на пространстве стран СНГ.

Работа подготовлена в рамках инициативного проекта Лаборатории социальных коммуникаций факультета социологии Санкт-Петербургского госуниверситета © Интерсоцис, СОДЕРЖАНИЕ Абдрехимова А.В. (СПбГУ) Визуальные методы исследования в социологии досуга (на примере концертных и клубных мероприятий в Санкт-Петербурге)..................................................... Абрамов Р.Н. (ГУ-ВШЭ) Коммуникации в пространстве фитнес-клубов: консюмеристская модель заботы о себе................ Андреева Е.В. (ГУ, г. Екатеринбург) Просьюмеры — новый вид потребителей информационной цивилизации................................. Андреева К.Л. (СПбГУ) Потребление обуви женщинами как способ конструирования гендерной идентичности...................................... Арзамасцева А.А. (СПбГУ) Основные подходы к изучению потребительского поведения молодых российских мигрантов в Санкт-Петербурге............................................................................ Афанасьев В.В., Туркина В.Г. (Саратовский ГУ) Общество перепотребления............................................................... Афанасьев И.А. (ГСЭУ, г. Саратов) Потребление рисков:

социально-философский аспект........................................................ Бабкина И.В. (ОмГУ) Вынужденная религиозность организационной культуры............................................................... Бадалян В.Д. (СПбГУ) Роль эмоций в работе обслуживающего персонала............................................................................................. Баишева С.М. (ИГИПМНС, г. Якутск) Интернет-источники как средство социокультурной адаптации учащейся молодежи............................................................................ Балюк С.В. (Харьковский НУ) Проблема бренда страны как элемента коммуникативного процесса...................................... Баннов К.Ю. (Челябинский ГАКИ) Игровая культура общества потребления........................................................................................ Баранова А.В. (УрГУ) Советское потребительство................................ Белова Т.П. (Ивановский ГУ) Отношение христианских конфессий к обществу потребления.



................................................ Березин С.А. (Сибирская АГС) Потребность как гипертекст................ Блинова М.Ю. (Харьковский ГТУ) Коммуникация и потребление в архитектуре...................................................................................... Быков К.В. (ИС РАН) Коммуникативные технологии и престижное потребление историко-культурного наследия......... Вейц М.Е. (СПбГУ) «Советское» как объект потребления в современном российском кино (на примере фильма «Стиляги»)....................................................... Гаврилова М.К. (Саратовский ГТУ) Потребление визуальных продуктов (реклама)........................................................................... Гвоздецкая О.А. (Одесский НУ) Потребление продукта СМИ: обмен информации, кодирование или погружение в пространство вне смысла?......................................................................................... Голуб О.Ю. (Саратовский ГСЭУ) Реклама, статусное потребление и стиль жизни...................................................................................... Григорьева А.В. (РУДН) Феномен потребления визуального:

транслирование и моделирование социокультурных ценностей и установок общества посредством рекламной фотографии.......... Громашева О.А. (ЕУ в СПб) Интерпретация матерями рисков питания детей...................................................................................... Гуляева И.Ю. (СПбГУ) Разноязычие как фактор российско-голландской межкультурной коммуникации в корпорации (на примере компании «Boskalis bv»

в С.-Петербурге)................................................................................. Гурова О.Ю. (ГУ-ВШЭ, СПб филиал) Быть одетым «по-советски»: мода и визуализация социальных характеристик в современном городе............................................... Давыдова М.А. (Южный ФУ) Влияние медиа потребительского общества на деструктивный индивидуализм в молодежной среде............................................................................ Дагаева Е.А. (ТаганрогскийИУтЭ) Реклама и имидж образовательных услуг в системе открытого образования................................................ Ечевская О.Г. (Новосибирский ГУ) Потребление в культуре бедности: практики, тактики, моральные оценки............................ Запольских Г.А. (СПбГУ) Дауншифтинг как социокультурный феномен современного общества...................................................... Зверева Е.А. (Тамбовский ГУ) Грани и углы журналистики общества потребления........................................................................ Змий Л.Н. (Харьковский НУ) Роль масс-медиа региона в процессе потребления политической информации......................................... Иванченко А.С. (СПбГУСЭ) Символический аспект потребления туристских услуг................................................................................ Игнатьева Н.В. (Челябинск НОУ ИЭП) Культурная идентичность в обществе потребления..................................................................... Ильин В.И. (СПбГУ) Драматургическая метафора: деятельностно конструктивистский подход в исследовании повседневности....... Калита А.О. (Саратовский ГТУ) Досуговые практики подростков как ресурс социальной адаптации..................................................... Керс С.А. (РГПУ) Конструирование образа молодого человека в современной печатной журнальной периодике............................ Ким Н.В. (Нижегородский ГУ) Роль бренда в формировании потребительского поведения женщин (на примере брендов Milavitsa, Incanto, Intimissimi, Palmetta)............................................ Ключников Л.А., Туруева Ю.В. (ПГУ, Кольский филиал) «Культурная дистанция» в описании практик потребления........... Кононенко Р.В. (СарГТУ) Автомобили как предмет потребления и инструмент коммуникации............................................................. Костылева Н.В., Пискунова Л.П. (УрГУ) Идентификационные аспекты выбора брендов в современных потребительских практиках горожан........................................................................... Кравченко Е.М. (РГГУ) Социально-психологические особенности личности в аспекте отношения к торговым маркам...................... Кузнецова А.Е. (СПбГУ) Опыт изучения и конструирования социальных брендов......................................................................... Кузнецова Л.В. (Амурский ГПГУ) Идентичность в потреблении:





генезис и структура.......................................................................... Кучеренко И.В. (Восточноукраинский НУ) «Любовь и собственность» Рэндалла Коллинза в контексте смыслов общества потребления................................. Ланкинен Ю.А. (СПбГУ) Изменение культурного потребления в современном городе (на примере Санкт-Петербурга)................ Ледяева И.Ю. (Самарский ГУ) Потребление и игра: возможные направления эмпирического анализа.............................................. Лола Г.Н. (СПбГУКИ) «Нарративный кокон» как дискриптивная структура и горизонт описания продукта потребления................ Лукьянова Н.А. (ТомПУ) Семиотические стратегии конструирования идентичности в обществе потребления............ Лысикова О.В. (СарГТУ) Потребление как способ конструирования идентичности современных российских туристов............................................................................................. Лычковская О.Р. (Одесский НУ) Массовые коммуникативные практики в современном социуме:

активность vs. потребление............................................................. Мастинец М.В. (Харьковский НУ) Общество потребления в Украине до и после финансового кризиса: социологический анализ и экспертный прогноз.......................................................... Меркурьева Ю.В. (СПбГУ) Коммуникативные стратегии во взаимодействии продавца и покупателя на рынке корпоративного бизнес-образования.............................................. Меркурьева Ю.В., Павленкова И.М. (СПбГУ) Парадоксы развития рынка бизнес-образования: коммуникативные аспекты............... Миляева Е.Г. (Челябинская ГАКИ) Коммуникативная функция бренда в обществе потребления: философское осмысление проблемы........................................................................................... Мингазова Д.Р. (Казанский ГТУ) Эффективность инструментов мерчандайзинга и программ лояльности в управлении поведением потребителей в условиях экономического кризиса.................................................................. Михайлова Н.Е. (Харьковский НУ) Особенности социализации аудитории реалити-шоу................................................................... Немец Г.Н. (Кубанский ГУ) Роль метода кейс-стади в преподавании курса «имиджелогия»........................................... Нестерова Н.В. (Челябинская ГАКИ) Цена успеха в обществе потребления, или об актуальных ценностно-мотивационных моделях.............................................................................................. Николаева Е.В. (Московский ГУДТ) Потребление истории:

типология рекламных коммуникаций............................................ Ним Е.Г. (Алтайский ГУ) Телевизионные новости как товар:

значение видеоряда.......................................................................... Новикова И.В. (Саратовский ГТУ) Практики потребления детского спорта в условиях современного российского города................................................................................................. Овруцкий А.В. (Южно-Российский ГУ) Феноменология потребительского поведения........................................................... Орлов Д.В. (Саратовский ГТУ) Потребление артефактов:

аутентичная культура потребления ролевой субкультуры........... Орлова Е.В. (Филиал «СевмашВТУЗ» СПбГМТУ) Своеобразие потребления политической информации молодежной аудиторией (опыт регионального исследования).......................... Отнюкова М.С. (Поволжская АГС) Туристические достопримечательности: особенности визуального потребления...................................................................................... Отрищенко Н.В. (Львовский НУ) Демократия как брэнд в политическом дискурсе украинских средств массовой коммуникации................................................................................... Павлова А. П. (СыктГУ) Поведение потребителей в контексте выбора торгового розничного предприятия................................... Палагнюк Д.А. (СПбГУ) Беременность как объект потребительского дискурса............................................................. Панкова Ю.В. (Самарский ГУ) Организация потребительского пространства жителями Самары..................................................... Паутов И. С. (СПбГУ) Здоровье как объект потребления.

Трансформация факторов риска в отношении здоровья человека............................................................................................. Петров В.Е. (НовГУ) «Потребление опыта» как способ социальной идентичности в «клубной» среде.................................................... Полухина Е.В. (ИС РАН) Визуальное в рекламных сообщениях:

к вопросу об этнографическом понимании.................................... Понукалина О.В. (Саратовский ГСЭУ) Гибридизация игр, развлечений и коммуникаций: гаджеты......................................... Пыняев С.В. (Саратовский ГТУ) Агротуризм как аспект коммуникации города и села........................................................... Пырьянова О.А. (УрГУ) Феномен гомосексуальности:

трансформация парадигмы потребления........................................ Руденко А.А. (СПбГУ) Общество потребления в условиях глобального финансового кризиса.................................................. Рыбаков А.А. (Пермский ГУ) Закон возрастания потребностей и развитие общества......................................................................... Рыйгас Е В. (СИ РАН) Агональный принцип в религиозном потреблении...................................................................................... Сабунин А.Е. (РУДН) Метафора в визуальных сообщениях СМИ................................................................................................... Саевец О.М. (Белорусский ГУКИ) Жизненное и профессиональное самоопределение подростков в обществе потребления................ Самонов В.Е., Бондарь Н.Г. (Северо-Кавказский ГТУ) Математическое моделирование психологических процессов в потребительском обществе........................................................... Свешникова Т.А. (УрГУ) Визуальные образы в региональных версиях журнала «Esquire».............................................................. Семихат Е.И. (Харьковский НУ) Потребление кинообразов как фактор конструирования национальной идентичности......... Сергеева О.В. (Волгоградский ГУ) «Добавить в друзья», или потребность ВКонтакте............................................................ Симановская М.А. (Ульяновский ГУ) «Потребительство»

как один из способов существования............................................. Скрипка А.О. (Харьковский НУ) Связь шоу-технологией с драматургией потребления в современном обществе................ Соболева К.В. (СПбГЭТУ) Фотообразы современного Петербурга как коммерческий продукт.............................................................. Соколова Н.Л. (Самарский ГУ) Фан-арт: креативность и/или коммуникация?....................................................................... Султанбаева Г.С. (Казахский НУ) Современный Казахстан:

развитие политической коммуникации в СМИ............................. Таранова Ю. В. (СПбГУ) Потребители новых медиа........................... Твердохлеб О.А. (Харьковский НУ) Молодежная студенческая субкультура в рамках социологии потребления............................ Тихонова С.В., Медведева Е.Н. (Саратовский ГУ) Средства потребления в реальности и в киберпространстве........................ Ульянина О.А. (Волгоградская академия МВД РФ) Факторы оценки эффективности рекламной деятельности.......................... Храмцова Ю.С. (УрГУ) Кинематограф как пример межкультурной коммуникации................................................................................... Царева А.В. (СПбГУ) Конфликтная коммуникация в блогосфере..... Цымбал Л.Г. (Томский ГУ) Влияние социальных сетей на конструирование социальной идентичности............................ Чепурных М.А. (УрГУ) Потребление как способ конструирования идентичности...................................................... Чепурова К.И. (Саратовский ГСЭУ) Музыкальное потребление в современной церкви: визуальные проекции............................... Чернов А.Ю., Ковалевич Д.В. (Восточноукраинский НУ) Культурсоциологические экспликации потребительского общества в теоретизировании Джеффри Александера................. Шахова Е.В. (СыкГУ) Праздник в жизни студентов............................ Шилова В.А. (ИС РАН) Конструирование стереотипов потребления в современной отечественной рекламе.................... Шманкевич Т.Ю. (СПбГУ) Школьный гламур. Консьюмиристские практики в казенном пространстве................................................. Яковлева А.А. (Ярославский ГУ) Локализация визуальных рекламных материалов с учетом культурных ценностей потребителей.................................................................. Яковлева А.А. (Дальневосточный ГУ) Потребление как форма коммуникации в массовом обществе.............................................. А.В. Абдрехимова Санкт-Петербургский государственный университет Визуальные методы исследования в социологии досуга (на примере концертных и клубных мероприятий в Санкт-Петербурге) Изучение статичных образов, фотографий является одним из домини рующих направлений визуальной социологии. Фотография представляет интерес для исследователя как культурный текст, как репрезентация соци ального контекста, а образы на фотографии являются прекрасным источни ком информации об интересующей исследователя социальной общности.

Исследование фотографии как документа предполагает в первую оче редь два действия: во-первых, необходима «расшифровка» систем тексто образующих значений в знаках и символах, во-вторых, в процессе декоди рования снимков важно принимать во внимание ситуацию фотографирова ния, поскольку она нередко порождает драматургический эффект.

Основной вид фотографии, дающей представление о современном клуб ном досуге, — это так называемая репортажная «светская» съемка, примеры которой можно найти во многих специализированных Интернет-изданиях.

Алгоритм использования материалов клубной и концертной съемки для исследования клубной жизни, «считывания» с фотографий значимой для исследования социокультурной информации заключается в постановке сле дующих исследовательских вопросов:

1. Каковы способы представления объекта фотосъемки себя перед каме рой? Здесь важна поза, мимика, улыбка, расслабленность / напряженность, желание фотографироваться или стремление ускользнуть от объектива и.т.д. Если объект пытается соответствовать какому-то образу, то исследо ватель должен попытаться понять, какой образ имеется в виду.

2. Как объект конструирует свою идентичность, фотографируясь на ме роприятии? В том числе интересно конструирование гендерной идентично сти. Необходимо обратить внимание на одежду, стиль, внешний вид, откро венность / скромность наряда, на позу (сексуально-раскрепощенную, при влекающую, или, наоборот, зажатую) и т. д.

3. Какие маркеры на фотографии позволяют судить о социальном стату се объекта? Украшения, одежда, возможно выраженное желание объекта подчеркнуть какие-то атрибуты в процессе фотосъемки.

4. Является фотография постановочной или «выхваченной» фотогра фом?

5. Что можно сказать об окружающей объект обстановке?

Изучая серию фотографий, снятых в одном месте (в клубе, баре, на кон церте), важно выделить наиболее характерные для события (места) типажи на основании общих признаков. Используя дедуктивный метод анализа, можно перейти к обобщениям относительно публики, социально одобряе мых норм, принятых видов развлечения в конкретном месте, на конкретном событии.

Один из аспектов использования фотографии как источника информа ции для исследования — это необходимость предварительно понимать кон текст клубной съемки: как фотограф выстраивает сценарий, как он выбира ет объект, какой объект привлекает его внимание, то есть насколько вы бранный фотографом объект репрезентирует реальность. Также важно по нимать зачем, для кого, для чего ведется клубная фотосъемка. Ответы на эти вопросы может дать интервью с фотографом.

Интересно, что клубная фотография является не только визуальным ар тефактом общества, отражением современной культурной ситуации, но и инструментом формирования общественного сознания. С одной стороны, фотография — это портретный образ гостя модной вечеринки, а с другой стороны, это предмет почитания, ведь попасть в хронику — почетно. Моло дые люди стремятся оказаться объектом фотосъемки, а потом, найдя себя в хронике, демонстрируют своим peers, насколько важно и престижно быть в кадре (сохраняют фотографии в личных блогах, отмечают себя на фотогра фиях, используют их в качестве аватар).

Частично стремление попасть в кадр можно объяснить достаточно вы соким профессиональным уровнем фотографов, т. е. объект съемки имеет возможность получить профессиональный портрет. С другой стороны, по пасть в хронику наиболее популярных и «гламурных» сайтов означает не кую статусность, повышает как самооценку объекта съемки, так и его пози цию в социальных сетях, к которым он принадлежит. То есть, оперируя терминологией Бурдье, фотография обладает принудительной силой отно сительно индивида.

Одним из предметов анализа визуальных источников для изучения клубной жизни является частная фотография. Доступность технических средств и повсеместность их использования обеспечивает для социологии потребления богатый материал, фиксирующий повседневность. Исследуя социальное поле конкретного клуба (мероприятия), важно учесть и профес сиональные фоторепортажи, и частные фотографии. Этот довольно специ фический источник поможет сконструировать цельную картину, дополнив материал, полученный благодаря анализу «фотожурналистики» на сайтах.

Интересно, как клубная фотография очерчивает границы между «мы» и «они», т.е. между различными социальными группами. «Опознание» на фотографии людей близких, похожих, разделяющих те же стили проведения досуга строится индивидом как на основании внешнего вида, образа объек та съемки, так на основании стиля, в котором сделана фотография.

Р.Н. Абрамов Государственной университет – Высшая школа экономики Коммуникации в пространстве фитнес-клубов:

консюмеристская модель заботы о себе К концу 1980-х годов советская система физкультуры приходит в упадок и целый ряд спортивных комплексов и стадионов перестают использоваться по назначению, попросту превращаются в рынки. Но в тот период появля ются так называемые «качалки», удовлетворявшие интерес определенной части населения к регулярным физическим упражнениям. «Качалки» пред ставляли собой своего рода тренажерные залы, которые располагались в подвальных и полуподвальных помещениях. На смену таким тренажерным залам-»качалкам» и пришли фитнес-клубы.

Фитнес (от англ. Fit — соответствовать, быть в хорошей форме) — ком плекс практик, направленных на улучшение и поддержание таких парамет ров тела, как сила, гибкость, выносливость, координация, реакция, быстро та, а также соотношение мышечной и жировой ткани, обусловливающее внешний вид тела. Он особо интересен, во-первых, потому что в практики фитнеса вовлечены в основном люди, активно и сознательно работающие над своей «формой», телом;

во-вторых, фитнес объединяет оба аспекта мо тивации заботы человека о теле — здоровье и красоту.

Фитнес-клубы рассматриваются как объекты, продуцирующие «ста бильность порядка отношений» как внутри себя (оборудование, помещение, персонал, рекламная упаковка, расположение), так и относительно других объектов (клиенты, в первую очередь). Фитнес-клубы являются гомеомор ными объектами, поскольку находятся в пространстве сетевых отношений с людьми, другими институтами, смыслами и социальными практиками. Дея тельность фитнес-клубов как организаций невозможна без социальной включенности их посетителей, рассматривающих клубы в качестве одной из ключевых точек базирования в социальном и физическом и временном про странстве. При этом сразу следует оговориться, что объяснение популярно сти фитнеса как результата интенсивной коммерческой рекламы является неполным, одномерным и недостаточным, так как реклама не только произ водит новые смыслы, но и вынуждена учитывать эманации групп потреби телей.

В течение февраля-июня 2008 г. проводилось антропологическое иссле дование, посвященное инновационным практикам коммуникации, появ ляющимся в фитнес-клубах. В ходе исследования использовались методы включенного наблюдения, visual studies и интервью с акторами, действую щими в фитнес-клубах. По итогам включенного наблюдения проведена ти пологическая дифференциация участников групповых занятий фитнесом:

«ядро» — нескольких человек, регулярно посещающих занятия цигун, тай чи, йогой, пилатесом;

«периферия» — это новички, а также «случайные»

посетители, занимающиеся нерегулярно.

В процессе занятий фитнесом межличностная коммуникация развита относительно слабо и преимущественно поддерживается по линии взаимо действия «тренер — посетитель» или между посетителями за рамками заня тий. Одним из важнейших средств поддержания лояльности у посетителей является создание особой клубной атмосферы, способствующей комфорт ному времяпрепровождению. Выбор фитнес-клуба является своеобразным актом самопрезентации, способом продемонстрировать свой статус, при близиться к референтной группе.

Незначимым фактором при выборе клуба является его пространственная локализация в контексте повседневных перемещений индивида. Поэтому посетители предпочитают выбирать фитнес-клуб близко к дому или месту работы.

По мере погружения в практики фитнеса для многих информантов из рационально осознаваемой практики заботы о теле и здоровье со временем он превращался в неотъемлемый элемент жизненного мира.

Исследование показало, что тренер является ключевой фигурой, важным медиатором фитнес-культуры. Именно он связывает воедино вещи, смыслы и людей, посещающих клуб, служа генератором рутинных социальных практик фитнеса. В понятие профессионализма тренера по фитнесу входят следующие составляющие: наличие опыта и экспертных знаний в области фитнеса, возраст, внешность (тренер как образец для подражания).

Для большинства участников исследования быть современным означает осуществлять непрерывный рефлексивный мониторинг (в понимании Э. Гидденса) окружающего мира с целью максимально эффективно задей ствовать все имеющиеся ресурсы для решения профессиональных задач и самореализации. Быть современным означает находиться в ситуации на пряженного внимания, быстро и адекватно реагируя на изменения во внеш нем окружении.

Участники исследования предполагали, что ритм жизни современного человека изначально носит напряженный характер, связанный с борьбой, реагированием на изменения, действиями в остро конкурентной среде. Для успешной реализации себя как современного человека, по мнению опро шенных, крайне важной «быть в тонусе».

Значимыми характеристиками современного человека, согласно резуль татам исследования, являются мобильность как способность быстро менять не только работу, место жительства, но и идентичность для адаптации к изменчивому окружающему миру;

актуальность как соответствие моде (со временный человек должен отслеживать и принимать модные тенденции во всех сферах жизни);

информированность — наличие знания, касающегося различных сфер универсума и способность извлекать из этих знаний мате риальную или репутационную выгоду;

жесткость в организации коммуни кации и взаимодействии с внешней средой.

Е.В. Андреева Гуманитарный Университет, г. Екатеринбург Просьюмеры — новый вид потребителей информационной цивилизации В современном быстро меняющемся мире, когда мы не знаем даже имен конкурентов, которые появятся в ближайшие месяцы, не говоря уже о структуре их цен, никто не застрахован от проблем. На обозримое будущее придется полюбить перемены и извлекать преимущество из постоянной неразберихи с тем же упорством, с которым прежде мы сопротивлялись переменам.

В последней четверти XX в. человечество в лице индустриально разви тых стран осуществило переход к постиндустриальной цивилизации. В ос нове ее определенный принцип жизни — демассификация, который активно воплощается благодаря значимой роли информации. Демассификация при обретает различные формы и заявляет о себе во всех областях человеческой деятельности. Благодаря ей формируется новый вид потребителей — просьюмеров (prosumer — термин Тоффлера).

Подробнее попытаемся рассмотреть демассификацию в сфере РR и рек ламы, процесс и значение появления новых потребителей.

Так демассификация в СМИ проявляется через рост числа теле- и ра диопрограмм, в падении тиражей, а нередко и закрытии массовых газет и журналов, в увеличении числа радиоголосов, телеканалов, небольших (по объему и тиражу) газет и журналов, в получении права гражданства элек тронными книгами и журналами. Тем самым растет многообразие, расши ряется спектр предлагаемой СМИ продукции, она становится все более ад ресной, рассчитанной на потребности и интересы конкретных потребите лей.

Самым ярким примером демассификации следует считать появление просьюмера (человека, который совмещает в себе сразу две функции: про изводителя (producer) и потребителя (consumer). В индустриальном общест ве потребление и производство четко разграничены и разделены, человек одномерен, монофункционален.

Стандартизированное массовое производство создавало изобилие одно типных товаров, для которых требовалось стимулирование потребителя по их выбору. Отсюда вытекали главные качества потребителя эпохи массово го потребления: неподлинность «Я», потребитель формировался игрой мо делей, возникала эмоциональная и интеллектуальная зависимость от обще ства, имитационное отношение потребителя к реальному миру.

В результате периодических экономических кризисов, т.е. спадов дело вой активности и их последствий, показное потребление, характерное для 1980-х годов, сменилось бережливостью. На настоящий день резко снижено потребление продуктов, в которых не сочетаются цена, качество и внешний вид. Старые способы завоевания желанной доли рынка, особенно с помо щью массовой рекламы, перестали быть действенными.

Современное общество предполагает особое место, роль и характер по требления и потребителя. Формирующееся информационное общество вос производит новые виды «человека потребляющего», среди которых выде ляются «символические манипуляторы», сознательно оперирующие веща ми-знаками, и новый вид «компетентного потребителя», использующий потребление для самореализации и творческого самовыражения.

Просьюмер — это активный потребитель, человек, который имеет дос туп к технологии и информации и умеет их использовать, который вовлечен в то, что происходит в розничной торговле, политике, поп-культуре. Это довольно разрозненная группа людей с общими характеристиками: они ин тересуются инновациями, они самодостаточны, гордятся своим умением думать самостоятельно и экспериментировать. Это коммуникаторы: расска зывают другим людям о своем впечатлении от новых продуктов, брендов и услуг и расспрашивают других об их опыте. Они авторитетны: другие люди интересуются их мнением и спрашивают совета. При этом просьюмеры — скептики, но не циники: они не доверяют слепо тому, о чем говорится в СМИ или рекламе, но ценят информацию и развлечение, которые могут извлечь из этих источников. Они живут настоящим и вовлечены в популяр ную культуру.

Euro RSCG изучало особенности покупательского поведения не только просьюмеров, но и потребителей вообще. В России сеть провела исследова ние в декабре 2005 г. В нем общей сложности приняло участие 2099 чел., из них просьюмеров оказалось 382 (18 % в выборке). RSCG доказало, что просьюмер влияет на потребителя в 4–5 раз сильнее, чем обычный человек.

Кроме того, «просьюмеры в полтора раза чаще встречаются с родственни ками, приятелями и друзьями в течение месяца» [2, с.15].

В редакционной статье специального выпуска журнала «Fortune» 1993 г.

о «трудном» новом потребителе было следующее высказывание: «Встре чайте нового потребителя. Улыбайтесь ему — ведь это ваш босс. Наверное, вы думаете, что знаете его, но он не так прост. Новый потребитель не станет выбирать из предложенного вами, а сам скажет, чего он хочет. А уж ваша задача — дать ему это» [3, с.46].

Суверенитет потребителя стал движущей силой современной экономи ки. Проблема поведения потребителя на рынке станет основной. Успех или поражение в решении этой новой задачи определят несколько ключевых факторов:

– близость к потребителю;

– индивидуализированный маркетинг;

– удовлетворение и удержание постоянного покупателя;

– акцент на соотношение понятий качества и торговой марки [3, с.59].

Потребитель нового типа сознательно манипулирует символическими значениями, которыми наделены товары, и выбирает услуги исходя из же лания участвовать в творчестве, в действиях самовыражения и саморазви тия. На смену покупателю-консьюмеру, по-детски верящему рекламе, тор говцам и теряющему голову от громких названий мировых брендов, прихо дит просьюмер.

Разница в три буквы говорит о совершенно ином покупательском пове дении: просьюмер неохотно «ведется» на рекламу, разбирается в товаре лучше многих продавцов и все чаще совершает покупки через Интернет.

Эту особенность как характерное явление постиндустриальной цивилиза ции, осложненное мировым финансовым кризисом, необходимо не просто учитывать, но и активно использовать в любой деятельности.

Литература:

1. Гречко П.К. Введение в обществознание. М.: Поматур, 2001.

2. Обыкновенный просьюмер // Индустрия рекламы. 2006. № 14.

3. Энджел Д.Ф., Блэеуэлл Р.Д., Миниард П.У. Поведение потребителей.

СПб.: Питер Ком, 1999.

К.Л. Андреева Санкт-Петербургский государственный университет Потребление обуви женщинами как способ конструирования гендерной идентичности Женщина выбирает обувь, даже не задумываясь о своих мотивах, о том, что действительно ею движет. Задаемся вопросами: это ее личный интерес и вкус? Или это «диспозиция вкусов той группы», к которой она принадле жит? Это только ее выбор? Или этот выбор предопределен культурой и об ществом, в котором она воспитывалась и живет. Там, где не представляется возможным анализировать потребление с точки зрения функциональности, его приходится анализировать с точки зрения культуры и представлений о красоте.

Целью доклада является анализ потребления обуви как инструмента конструирования гендерной идентичности.

Задачами являются: 1) выявление типов обуви, в соответствии с крите риями «красота» и «функциональность», 2) количественная оценка распро страненности этих типов в студенческой среде С.-Петербурга.

Существуют типы женственности, которые будут считаться чистыми, т.е. полностью соответствовать параметрам красоты данного общества, так и пограничные типы. А также формы борьбы против неравенства между полами, за социальное равенство, проявляющиеся в потреблении знаков и символов, конструирующих гендер, обычно принадлежащих противопо ложному полу.

Методологической основой исследования являются следующие теоре тические категории «Миф о прекрасном поле» Наоми Вольф, габитус Пьера Бурдье и зеркальное «Я» Кули.

Физический пол, отражаясь в зеркале культуры, превращается в пол со циальный или гендер. Эти представления о женщине и о мужчине в обще стве материализуются в форме производства гендерных маркеров и различ ных потребительских практик. Эти представления по большей части носят надындивидуальный характер. В обществе пол обозначается символами и знаками. Во многих обществах наблюдается «конструирование прекрасного женского пола» (Наоми Вольф) посредством СМИ, массовой культуры.

Каждому полу различные общества предоставляют различные сферы для их реализации. Для женщин это чаще всего красота, понимаемая в соответст вии с господствующим в даннм обществе вкусом. Женщина, обладающая таким ресурсом как красота, может использовать его для вертикальной вос ходящей мобильности, что заставляет женщину стремиться к самосовер шенствованию в красоте, в том числе, посредством потребления товаров и услуг. Обувь в этом случае может быть очень ярким примером.

Мы ощущаем свободу выбора каждый день, потребляя что-либо, в том числе и обувь, но на самом деле, мы следуем схемам своего габитуса — тех социальных отношений, которые были интериоризированы. По Бурдье, со циальные отношения производят «систему предрасположенностей», кото рую он и называет габитусом. Применительно к обуви это можно предста вить следующим образом, в процесс социализации мы усваиваем социаль ные нормы, правила, установки. Хотя ребенок и может им сопротивляться, но со временем человек, уже самостоятельно делая свой выбор, сам начина ет производить многие схемы заданные как бы изнутри, не задумываясь над их смыслом. Правда, человеку часто свойственно рационализировать свои иррациональные мотивы каким-либо способом. Потребление, подчиненное действию габитуса воспроизводится, минуя сознание. Уже то, что казалось малоудобным, кажется приемлемым, и даже удобным. Габитус воспроизво дит социальные отношения. Мода наполнена социальными представления ми, которые в застывшей форме в ней присутствуют. «Будучи внутренним опытом, через который непрерывно осуществляется закон внешней необхо димости, несводимой к непосредственному конъюнктурному принуждению, габитус обеспечивает активное присутствие прошлого опыта, который, су ществуя в виде схем восприятия, мышления и действия» [1, c. 91].

Кроме того, человек в своем потреблении так же ориентируется и на мнение о нем окружающих (механищм «зеркального Я»).

Эмпирическое исследование опирается на следующие методы:

1) включенное качественное наблюдение с использованием фотокамеры, основной целью которого являлось выделение категорий;

2) структурированное наблюдение на основе выделенных категорий.

Использовалась гнездовая выборка, отобранные элементы подвергались сплошному обследованию.

Объем выборки: 280 человек.

Значимыми являлись два параметра — «функциональность» и «красота»

обуви. В реальной практике они часто переплетаются.

Были выделены типы на основе выше приведенных критериев: обувь на каблуке, которую, в свою очередь, можно разделить на обувь с высоким и обувь со среднем каблуком. К «обуви с высоким каблуком» относили всю обувь на высоком каблуке, будь то каблук, платформа или танкетка;

в «обувь на среднем каблуке» входили соответственно все те же виды обуви только со средним каблуком, примерно от 6 до 3см. Форма каблука подвер жена влиянию модных тенденций, хотя и сами каблуки также подвержены моде, но только в гораздо более слабой форме. Обувь на низком каблуке в период нашего наблюдения практически отсутствовала, и если все-таки встречалась при наблюдении была отнесена к одной из ближайших смеж ных категорий. Обувь без каблука включала в себя туфли без каблука, сапо ги без каблука, туфли-«балетки» и т.д.), Также в отдельные типы были вы делены кеды и кроссовки. Итого 5 типов: «высокий каблук», «средний каб лук», «без каблука», «кеды», «кроссовки».

Обувь на каблуке функциональной признать весьма затруднительно.

Размер каблука отражает степень следования предписаниям модели «пре красного пола». Эти предписания подвижны, они регулярно меняются.

Кроме того, женщины в той илии иной мере пытаются бороться против дав ления этого мифа. Борьба может иметь разные формы. В умеренной форме, она соответствует тексту «Я женщина и не пытаюсь это скрыть, но я не со бираюсь бороться за мужское внимание, жертвуя комфортом» В нашем ис следовании этот подход можно соотнести с типом обуви без каблука. В этой категории происходит наложение критериев, функциональности и красоты.

Эта обувь зачастую функциональна также, как и мужская. Но в этой катего рии можно выделить несколько разновидностей — большее и меньшее влияние параметра красоты. В более радикальных формах это потреблении товаров «унисекс», когда женщины практически не различимы по символи ческому коду с мужчинами, что можно соотнести с категорией «кеды». От части ее можно интерпретировать с точки зрения субкультур, но это уже выходит за рамки нашего исследования. Правда, и в кедах, и в кроссовках часто можно заметить мельчайшие символы, по которым мы все же заметим гендерную границу.

Результаты эмпирического исследования.

Около половины, обследованных студенток (49%), предпочитают обувь на каблуке, которая, не отвечает функциональности, а отвечает критерию представлений о красоте и представлениям об идеальной женщине, сущест вующим в нашем обществе. Это поведение практически не осознается, оно совершается на основе усвоенных социальных отношений (габитуса), кото рый, как известно, имеет двойственную природу — с одной стороны, это результат социального принуждения, с другой — свободный выбор. И прак тики совершаемые на его основе уже вновь поддерживают существующие социальные отношения с минимальными изменениями. Обувь формирует гендерную идентичность, и идентичность женщины в потреблении симво лических знаках сильно расходится с мужской. Вторая половина девушек предпочитает в обуви функциональность, при этом 36 % из них не жертву ют и красотой (элегантная обувь без каблука). И только 14 % девушек вы бирают обувь, по символическому коду не отличимую от мужской (кеды и кроссовки).

Литература:

1. Бурдье П. Практический смысл: Пер. с фр. / П. Бурдье;

Общ. ред. пер. и послесл. Н.А. Шматко. СПб.: Алетейя;

М.: Ин-т эксперим. социологии, 2001.

А.А. Арзамасцева Санкт-Петербургский государственный университет Основные подходы к изучению потребительского поведения молодых российских мигрантов в Санкт-Петербурге Анализ подходов и методов, которые используются в практике социоло гического исследования, составляют часть методологии. Методология явля ется способом самосознания социологии как наук

и, представляет собой особый вид рефлексии по поводу сущности, назначения, возможности и границ научного социологического познания [1, 8]. Таким образом, тради ционные и современные подходы к анализу потребительского поведения молодых российских мигрантов в Санкт-Петербурге раскрывают сущность этого феномена в различных социологических плоскостях. Под потреби тельским поведением мы будем понимать, каким образом ведут себя моло дые мигранты, когда приобретают товары или пользуются услугами в своих личных целях [5, 489].

Существуют традиционные подходы к изучению поведения потребите лей и современные. В рамках традиционного анализа выделяются исследо вания покупательского поведения и поведение потребителей. С этих пози ций молодой мигрант сравнивается с животным и компьютером. Относи тельно современных подходов, таких как, исследование потребителей и изучение потребления, проводится аналогия с туристом и «глазом смотря щего», т. е. мигранта [2, 14] Далее мы подробнее остановимся на каждой из четырех позиций-метафор.

Мигрант как животное. Человек сводится к характеристикам, которые обычно ассоциируются с животными. В основе методологии лежит концеп ция условных рефлексов (И. Павлов), в которых потребительское поведение рассматривается как реакция на раздражители внешней среды, т.е. город ского пространства. Так, потребительское поведение молодых российских мигрантов в Санкт-Петербурге объясняется, как естественное стремление удовлетворить физиологические потребности тела. «Раньше во всех челове ческих племенах люди наполняли свои желудки одним или двумя способа ми: мужчины охотились в поисках мяса, а женщины собирали съедобную растительность. Фактически любой взрослый член племени являлся добыт чиком пищи…просто люди выходили из своих пещер и искали то, что им нужно» [3, 15].

Мигрант как компьютер. Теоретическая основа — когнитивная психоло гия. В центре рассматриваемого процесса взаимодействия лежит усвоение людьми установок, процесс обучения. Мигрант рассматривается как маши на по переработке информации, получаемой в новом социальном простран стве. С одной стороны, это собственные установки и представления о по требительском поведении, с другой — реальная жизнь в социальном про странстве Санкт-Петербурга. В стремлении привести эту систему в равно весие мигрант выстраивает свое потребительское поведение [2, 15]. Ми грант — турист. Он не ищет пути удовлетворения своих базовых потребно стей, он ищет впечатлений. Молодой мигрант использует товары и услуги для конструирования осмысленной жизни в городе. При выборе того или иного товара он руководствуется не желудком или мозгом, а сердцем.

Большое влияние на исследование потребления такого типа оказали работы И. Гофмана, который связывал свою методологию с традициями символи ческого интеракционизма.

И, наконец, четвертый подход, изучение потребления, переносит фокус внимания с мигранта как потребителя на потребительскую культуру в це лом. Молодой российский мигрант выступает как член группы потребите лей Санкт-Петербурга, в которой на первый план выходит взаимодействие между участниками. Продукт — символ, понятный всем членам группы, узнаваемый ими. Здесь решающую роль играет «глаз смотрящего», т.е. по требителя, который, смотрит, чтобы понять нормы потребительского пове дения других. Так, изучение самого процесса потребления становится ча стью исследования культуры [2, 14].

Решающим фактором в многообразии научных направлений является многообразие социального мира. Именно здесь первопричина разного виде ния и несхожести концептуализации единого для социальных исследовате лей объекта [4, 10]. Все представленные метафоры, животное, компьютер, турист и глаз смотрящего, позволяют с различных концептуальных точек рассмотреть и объяснить потребительское поведение молодых российских мигрантов в Санкт-Петербурге. В каждом отдельном контексте тот или иной подход будет продуктивен настолько, насколько будет учитываться специфика исследования, соотносимая в первую очередь с его целями.

Первый подход хорошо показывает природу потребительского поведе ния молодых мигрантов, однако не учитывает особенности современного российского общества потребления. Второй подход продуктивен для изуче ния противоречий потребительского поведения молодых мигрантов. Однако в сравнении с новыми подходами к изучению потребительского поведения, он не учитывает иррациональную составляющую молодого российского мигранта. Так, третий подход объясняет эмоциональную составляющую потребления в ракурсе повседневного. Качественное расширение в изуче нии потребительского поведения молодых мигрантов может дать последний нетрадиционный подход, в котором культура потребления становится ве дущей в описании и объяснении потребительского поведения молодых рос сийских мигрантов в Санкт-Петербурге.

Литература:

1. Иванов. О.И. Методология социологии: учебно-методич. пособие. — 2-е изд. — СПб.: Социологическое общество им. М.М.Ковалевского, 2003. — 64 с.

2. Ильин В.И. Потребление как дискурс: Учебное пособие. СПб.: Интерсо цис, 2008. — 446 с.

3. Моррис Д. Людской зверинец / Десмонд Моррис;

[пер. с англ. Т. Пашке вич, Р. Цатуряна]. — СПб.: Амфора, 2004. — 287 с.

4. Ядов В.А. Современная теоретическая социология как концептуальная база исследования российских трансформаций: Курс лекций. — СПб.: Интерсо цис, 2006. — 112 с.

5. Consumer behavior (2006). Ray Wright. Published by Cengage Learning EMEA, 512 p.

В.В. Афанасьева, В.Г. Туркина Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского Общество перепотребления Современное общество, справедливо и точно характеризуемое как тех ногенное, постиндустриальное, информационное, рискогенное [1], вступило в очередную фазу развития — общество перепотребления. Мы рассматри ваем перепотребление как чрезмерное, превышающее нормальные потреб ности, потребление продуктов человеческой деятельности, вредное для че ловека и приводящее к резкому уменьшению ценности потребляемого. Оно касается всего производимого человечеством: сегодня перепотребляются пища, предметы быта, технические устройства, информация, коммуника ции, PR-феномены, развлечения, удовольствия и многое другое.

Перепотребление — феномен, известный с древности, но если прежде перепотреблять удавалось лишь узкому кругу лиц, то сегодня потреблять более того, что необходимо человеческой природе, и того, что возможно усвоить, стало нормой для широких масс, практически для всех. В Древнем Риме перепотребляли избранные, сегодня перепотребляют целые мегаполисы и даже страны. Москва становится Третьим Римом, но не в смысле преемственности власти и основополагающих имперских идей, а в смысле массового гедонизма и потребительских идеалов. Жители всех развитых стран в большинстве своем, так или иначе, перепотребляют хоть что-нибудь, так, например, от перепотребления коммуникаций и информации в Европейском Союзе и США сегодня несвободен практически ни один человек.

Перепотребление сущностно связано со своей противоположностью, недопотреблением, парадоксальным образом оно лишает самого необходимого не только других, но и самого перепотребляющего.

Человечество перепотребляет, не усваивая и лишаясь. Информационные потоки заставляют население целых стран огромными порциями поглощать информационный мусор, не давая получать необходимые и ценные знания.

Многочисленные агрессивные коммуникации не позволяют общаться с близкими. Горы продуктов, в том числе и продуктов питания, лишают возможность выбрать здоровое и полезное и навязывают подделки и суррогаты. В социуме, как и в физическом мире, действуют законы сохранения: если что-то излишне прибывает, то с неизбежностью становится недостаточным нечто другое. Перепотребляя ненужное, человек не получает важного сам и лишает жизненно необходимого других, заставляет их недопотреблять. Монополии развитых стран на технологии и средства производства не позволяют прочим странам обеспечить собственное население даже необходимым. Обжорство развитых стран оборачивается голодом в Африке и Латинской Америке.

Перепотребление всегда обесценивает потребляемый продукт: пища надкусывается и выбрасывается, техника используется лишь частично, отправляясь на свалку, как только появляется более сложная, информация не усваивается и чаще всего несет не истину, а ложь, коммуникации оказываются поверхностными. Производство работает не на потребности людей, а на мусорные контейнеры, где недопотребленного, недоеденного, недоиспользованного почти столько же, сколько произведенного.

Утилизируется гораздо больше, чем потребляется.

Все это напрямую вредит человеческой телесности, человеческой ментальности, человеческой личности, человеку в целом. Перепотребление пищи и бытовых продуктов приводит к болезням тела, перепотребление информации и коммуникаций — к болезням души. Человек прекращает полноценно двигаться и теряет здоровье, слишком зависит от технических устройств;

прекращает свободно думать, потому что обременен навязанной и ненужной информацией;

прекращает получать радость от человеческого общения, потому что общается чрезмерно;

прекращает наслаждаться произведениями искусства, потому что окружен псевдокультурными подделками. Человечество болеет, скучает и умирает потому, что перепотребляет.

Законы и механизмы перепотребления определяются, даже навязываются законами производства и рынка. Огромные промышленные мощности обеспечивают колоссальный, значительно превышающий нужды человечества валовый продукт. Стремясь сбыть производимое, промышленность и рынок изобретают все новые модификации уже известных товаров, чтобы хоть как-то заинтересовать пресыщенного потребителя. В результате производство переходит в режим странного аттрактора — непредсказуемого, сложного состояния, возникающего на поздних стадиях развития системы и характеризующегося наличием множества внутренних неустойчивостей. Неустойчивости, связанные с появление новых, все более и более продуктивных технологий, означают неумеренный рост множества потребительских паттернов, ничем не оправданное увеличение количества видов производимых товаров.

Слишком сложным и неустойчивым становится переполненный товарами рынок, вынужденный наращивать производство и перепроизводство рекламы для того, чтобы сбыть перепроизведенное. Перепотребление рождает сложную систему социальных и экономических обратных связей, появление новых продуктов или перепотребление традиционных провоцирует рост, иногда неограниченный, новых процессов перепотребления, вторичных волн перепотребления. Производя новые продукты, экономика включает их в круг перепотребления и одновременно изобретает антипродукты, нивелирующие чрезмерное потребление первых и очерчивающие новые перепотребительские круги. Так, перепотребление пищи рождает спрос на продукты, лекарства и медицинские методики, способствующие похуданию, перепотребление коммуникаций — на покой и тишину, которые становятся очень дорогим товаром, перепотребление синтетического, искусственного — на натуральное и т.д.

Сообщество перепотребителей складывается в общество перепотребления. Это общество, где юридические, политические, нравственные законы постепенно трансформируются под нужды перепотребления, а власть имеет возможность перепотреблять более, чем все остальные. Жизненное пространство перепотребления перенасыщено товарами, услугами, платными коммуникациями, в этом пространстве товаром становится, в том числе, свобода, совесть, телесность и жизнь человека. В результате человек начинает зависеть от вещей и товаров, лишается идеалов и попадает в новое рабство, рабство телесное и духовное.

Общество перепотребления — неустойчивая социальная конструкция, она не оправдана ни экономически, ни этически, ни психологически.

Процессы, которые в нем происходят, бессмысленны, поскольку бессмысленно производить, чтобы выбрасывать, потреблять, чтобы оставаться неудотвлетворенным, общаться, чтобы быть одиноким. А это означает, что в глобальном мире найдутся силы, которые разрушат его, переведут социум в новое, возможно еще более неустойчивое состояние.

Литература:

1. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. — М.: Академия, 1999.

2. Бжезинский З. Мировое господство или глобальное лидерство. — М.:

Международные отношения, 2007.

3. Тоффлер Э. Шок будущего. — М.: АСТ, 2002.

И.А. Афанасьев Саратовский государственный социально-экономический университет Потребление рисков: социально-философский аспект Современное общество социологи и философы часто называют «обще ством риска». Существует также одноименная социальная концепция, заро дившаяся в конце 90-х годов XX в. Основная идея данной концепции состо ит в том, что общество рассматривается как система, главной проблемой в которой является вопрос о производстве и потреблении рисков. В эпоху Второго Модерна вопрос о рисках позволяет по-новому взглянуть на про блемы распределения общественных ресурсов в целом. В этой связи анализ специфики производственно-потребительской модели риска является одной из важнейших задач.

На уровне социума риск является результатом деятельности экономиче ских, социальных, политических и иных систем, масштабы деятельности и влияния которых охватывают либо большую часть национального общест ва, либо его целиком, а если речь идет о глобальных рисках, то они риски затрагивают интересы планетарного социума. Таким образом, риски явля ются продуктом деятельности различных общественных систем, то есть источником социальных, политических и экономических рисков является их производство.

Специфика данного производства может быть охарактеризована двоя ким образом. С одной стороны, риск как один из конечных продуктов про изводства может трактоваться как побочный или случайный продукт этого производства (риск загрязнения окружающей среды при работе АЭС, риск выброса в атмосферу СДЯВ и т.д.). В этом смысле, с экономической точки зрения, риск является одним из многих издержек производства, которые, собственно говоря, как и все остальные издержки, подлежит минимизации с целью снижения себестоимости продукции.

С другой стороны, риск может пониматься как основной, конечный про дукт производства, предназначенный для определенных потребителей. В этом смысле риск приобретает статус обыкновенного товара или услуги, имеющего свою конечную цену.

В связи с этим можно отметить некоторую специфику потребления рис ков. Во-первых, потребление рисков представляет собой процесс коммуни кации. Риск имеет коммуникационную сущность, он возникает в том слу чае, когда субъект и объект риска вступают между собой во взаимодействие относительно вариантов наступления будущих событий. Если рассматри вать риск как издержки производства, погашение которых откладывается на будущее, то непогашение издержек на месте непосредственного производ ства конечной продукции приводит к их снижению и соответственно повы шению эффективности производства, его конкурентоспособности.

Напротив, стремление снизить производство рисков, например, устано вить очистные сооружения или увеличить затраты на охрану труда, ведет за собой повышение расходов и приводит к росту издержек производства. Та ким образом, возникает ситуация, разделяющая производителя и потреби теля рисков. Потребление может быть отложено «на потом», хотя риски уже произведены и представляют угрозу той или иной сфере общественных от ношений.

Во-вторых, как следствие, риск как товар, «сбрасываемый» в окружаю щую среду, не нуждается в поиске своих потребителей, напротив, он сам их находит: оплачивать эти издержки приходится другим субъектам, часто не имеющими никакого отношения к его производителю. То есть потребление рисков может быть недобровольным. Например, в глобальной экономике технически развитый «Север» размещает вредные производства на «Юге».

В этом случае инициаторами производства рисков выступают корпорации развитых стран, а его недобровольными потребителями — граждане стран третьего мира.

В-третьих, если выше мы говорили, что риск выступает как нежелатель ный побочный продукт производства, то помимо этого возможно его рас смотрение как конечного продукта, имеющего своего потребителя. Здесь мы имеем в виду прежде всего то, что риски в современной социальной среде выступают как знаки коммуникации, задающие нормы и модели со циального поведения. Эти риски выступают в качестве образов массовой культуры, являются продуктом индустрии развлечений. Например, образ героя, постоянно рискующего человека, апокалипсические сценарии буду щего, сенсационные предсказания, культивирование экстрима как образа жизни и т.п. Такие риски идентифицируются массовым обществом как ин дивидуальный или социальный капитал, обладатель которого имеет опреде ленного рода привилегии. Риски становятся объектом социальной мифоло гии, определяют социальные цели и задачи индивида, воспринимаются (по требляются) некритически.

В таком случае не лишено оснований предположение о том, что такие «псевдориски» не только осуществляют аксиологическую и контрольную функцию, но и выступают в качестве симулирующей силы, призванной от влечь внимание социума от реальных проблем, связанных с реальным по треблением рисков. «В парках аттракционов имитируется множество ситуа ций, создающих острые ощущения, но вполне контролируемым способом, исключающим два ключевых момента: активную роль индивида и обстоя тельства неопределенности, требующие активного действия и позволяющие его проявить» [2, с. 126]. При этом происходит процесс присвоения полно стью контролируемому произведенному псевдориску атрибутов, присущих реальной рисковой ситуации. «Привычка» жить в обществе риска есть сни жение психологического порога ощущения индивидуальной опасности, механизм отвлечения от реальных проблем.


Таким образом, имеем, с одной стороны, миф об отважном герое, пре данном гражданине, а также социальный стандарт интересной, насыщенной «экстремальной», наполненной «событиями» жизни, а с другой — пробле мы загрязнения окружающей среды, социального здоровья населения и не равного перераспределения общественного богатства. Общество потребле ния, существующее в мире иллюзий и гламура, созданного СМИ и рекла мой, оказывается практически неспособно осуществить риск-рефлексию на рациональной основе с целью его минимизации.

Литература:

1. Афанасьев И.А. Философские основания социальных рисков. Саратов, Изд-во СГСЭУ, 2006.

2. Гидденс Э. Судьба, риск и безопасность // TESIS: Теория и история эконо мических и социальных институтов и систем. Вып. 5: Риск, неопределенность, случайность, 1994.

3. Бек У. Общество риска. На пути к новому модерну. М.: Прогресс Традиция, 2000.

4. Зубков В. И. Риск как предмет социологического анализа // Социологиче ские исследования. 1999. № 4.

И.В. Бабкина Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского Вынужденная религиозность организационной культуры Как Вы воспримете происходящее, если до некоторого времени не явля ясь человеком религиозным, внезапно окажетесь в среде верующих? Скорее всего, если сфера для Вас незначима, отношение будет снисходительно разрешительное: ну верят в Бога — их дело, а я не при чем. Однако если среда является личностно значимой, то по прошествии времени Вы, вероят но, поменяете свою точку зрения на религию и собственную религиозность.

А если среда не только значима, но и идеально спроектирована? В таком случае адаптация к внешним условиям проходит быстрее, и мировосприя тие личности принимает религиозную траекторию.

Потребление культуры и конструирование религиозной идентично сти. Формирование религиозной идентичности в пределах организационной сферы является в бизнесе идеей, безусловно, не новой. Однако в настоящее время исследовательский интерес вызывает возможность интеграции до вольно поляризованных понятий: традиционное православие, современное общество и высокие технологии. Эмпирическим объектом исследования стала крупная компания, занимающаяся разработкой энергосберегающих систем и технологий. Визитной карточкой данного предприятия, помимо эффективной работы на уровне СНГ, является ее концептуальная организа ционная культура.

Возможно, когда многие компании искали приемлемую для себя органи зационную культуру (ОК), руководство нашего объекта решило найти куль туру в религии. В итоге само православие стало той оптимальной ОК, кото рая позволяет максимизировать успешность предприятия.

Выделим два принципиально значимых момента в православной ОК.

Во-первых, так как религия воспитывает признание вышестоящей силы и преклонение перед ней, следовательно, православная ОК будет довольно жесткой в своих требованиях. Кроме того, понятие «высшей силы» подсоз нательно сращивается с руководством компании, поэтому в основе всех отношений лежат патерналистские. Во-вторых, использование церковного символизма в ОК позволяет достигнуть общего ощущения принадлежности к Церкви со следующими из этого чувствами доброжелательности и опре деленной близости, граничащей с семейственностью. Отмечу, что название предприятия заключает в себе смысл определения «соседская община».

Включение в православие посредством организационной культуры очень похоже на обыкновенную адаптацию к рабочим условиям. Если обра тить внимание на некоторые элементы ОК, то можно обнаружить, каким образом происходит конструирование религиозности индивидов.

«Физические символы» (интерьер, логотипы, цвета). В православии большое значение придается кругу как символу вечности Церкви Христовой.

О здании заводоуправления: «Здание круглое, купол стеклянный, синий та кой купол». На вопрос о том, почему здание такой формы, информант гово рит: «В православии, например, где вы видели церковь квадратную?». О ра бочем месте: «Допускаются две вещи, … у кого-то сувенирчик там какой то, у кого-то иконки могут стоять».

«Традиции, обряды и ритуалы». Православная ОК акцентирует внима ние на православных датах: «8 Марта у нас не слишком отмечается. февраля у нас вообще почти не отличают. Есть у нас праздники…. Неделя Жен Мироносиц — …это фишка нашего предприятия. Каждый день руко водство — генеральный директор, исполнительный директор, начальники управлений — встречают женщин с цветами. Пороги устланы лепестками роз. Мужчины устраивают такой праздник для женщин. Все (в организа ции порядка 700 чел.) собираются возле фонтана. Именно мужчины по здравляют, стихи какие-нибудь читают. Есть у нас День Георгия Победо носца. Тоже собираются на чаепитие».

«Стиль лидерства». В православной Церкви влияние духовного настав ника является очень значимым, так как он олицетворяет собой образ Господа на Земле, соответственно наставником организации является ее руководитель:

«Он и строгий в свое время, но в то же время… добродушный». «В любом предприятии есть свои причуды, зависящие от настроения генерального директора…, не то чтобы настроения… от его характера, какие-то его личные выдумки, которые он внедряет в своем предприятии. Но я считаю, как бы он создал это предприятие, он генеральный директор, он имеет право и, если тебе не нравится, то ты можешь уйти из этого предпри ятия. Никто никого не держит».

«Санкции». Работает механизм круговой поруки: «Каждый чувствует свой вклад. … Если ты не сдал во время проект, то подведешь всех».

Результаты. Таким образом, адаптация к работе и формирование рели гиозности индивида проходят параллельно, что позволяет работникам изна чально принимать существующую ОК как долженствующую и не замечать ее вынуждающего характера. Предположительно причина кроется как в желании иметь достойную работу, так и в стремлении индивидов к прича стности к некоей сильной структуре, способной дать смысл их действиям.

«Я так считаю, что большинство сотрудников все устраивает. Организа ционная культура, безусловно, работает. Без этого вообще предприятие не достигло бы тех результатов, которые имеет сейчас. Мне нравится там работать, и я хожу с удовольствием».

Итак, во-первых, настрой работников указывает на принятие религии через культуру, во-вторых, заметен процесс превращения самой организа ционной культуры в религию.

Литература:

1. Дафт Р. Организация. СПб.: Изд-во «Прайм-ЕВРОЗНАК», 2002.

2. Питерс Т., Уотермен Р. В поисках эффективного управления (опыт луч ших компаний) / Пер. с англ. под ред. Л.И. Евенко. М.: Прогресс, 1986.

3. Шейн Э. Организационная культура и лидерство / Пер. с англ. под ред.

Т.Ю. Ковалевой. СПб.: Питер, 2008.

В.Д. Бадалян Санкт-Петербургский государственный университет Роль эмоций в работе обслуживающего персонала Концерт в филармонии рассматривается в данном исследовании как праздник. Он возникает в результате действия многих факторов, в числе которых ключевое место занимает работа персонала. В его организации участвует много лиц, особенно если говорить о таком заведении, как Боль шой зал Санкт-Петербургской филармонии имени Д.Д. Шостаковича. Часть их работы проходит незаметно, а часть — на виду. Несомненно, основную роль играют артисты. Это то главное, ради чего посещают «Храм Музыки».

Но, как говорил Станиславский, «театр начинается с вешалки». И прежде чем увидеть артиста, обращаются с гардеробщицей.

Каждая статусная позиция включает эмоциональный компонент. В на стоящее время немалое внимание уделяется подготовке обслуживающего персонала, разрабатываются программы по усовершенствованию эмоцио нальной составляющей их работы. Все это делается с разными целями, но итог должен быть один, а именно — удовольствие клиентов (зрителей) от посещения выбранного заведения и от невольного общения с людьми, кото рые занимаются обустройством события.

Цель данного сообщения — анализ эмоционального компонента статуса гардеробщицы. В качестве методов сбора информации использованы вклю ченное наблюдение и глубинное интервью.

Предметом исследования стало эмоциональное общение в период непо средственной работы гардеробщиц с публикой, пришедшей на концерт. Оно проявляется посредством мимики и вокалики, взглядов и кинесики, проксе мики и хаптики, в ритуалах приветствия и прощания, которые выражаются определенными словами, обозначающими роли в процессе двусторонней коммуникации.

В период исследования непосредственными объектами стали четырна дцать гардеробщиц в возрасте от шестидесяти до восьмидесяти лет. Все они заключили договор с фирмой «Трудпром» (а не с Большим залом филармо нии, как практиковалось еще пять лет назад). Обратившись в поисках рабо ты после выхода на пенсию в «Трудпром», женщины сами выбрали эту (од ну из многих в городе) культурных площадок.

Важным фактором эмоционального общения гардеробщиц является их отношение к своей работе и к Филармонии.

Формального обучения персонала не происходит. По словам старшей гардеробщицы, на эту работу приходят «понимающие люди», т.е. «верно»

социализированные. Им не нужно объяснять, как принимать одежду и вы давать ее, что говорить при этом следует, а что нет. Они знают это из собст венного опыта посещения подобных мест. И интервью, и наблюдения под тверждают это. Описывая публику, гардеробщицы определяют ее как «са мую разную», но схожую в стремлении «прикоснуться к красивой музыке», «подарить себе праздник». Кто-то специально по такому случаю старается принарядиться. На детских концертах это обычная практика. Люди, прихо дящие в филармонию как в храм, априори ведут себя адекватно. Исходя из этого гардеробщицы выстраивают свое поведение.

Занимаясь в первую очередь переносом одежды, женщины успевают общаться с посетителями. По нашим наблюдениям, именно публика прово цирует контакт с гардеробщицей. Она наделяет ее статус дополнительными ролями, такими как «представителя организации», «бабушки» или даже «соучастника праздника». Когда до начала концерта публика не оконча тельно приняла сообразную празднику форму поведения, темами высказы ваний являются будни. Если в программе праздника произошли изменения, то гардеробщица будет выслушивать жалобы, коротко отвечать на них. Но никогда ее не попросят решить эти административные неурядицы. Благода ря полуофициальности своего положения гардеробщица и вызывает распо ложение публики. Она выступает как психотерапевт при переходе из одного состояния в другое — из будней в праздник.

По окончании концерта люди вновь оказываются лицом к лицу с гарде робщицами, многие делятся с ними своими эмоциями. Работницы говорят, что «чувствуют это», и возможность испытать ощущение «сопричастно сти» — плюс в их малоприбыльном труде.

Во время праздника — другой эмоциональной работы — публика полу чает новые впечатления, которые требуют своего выражения. Слушатели аплодируют, кричат «браво», дарят цветы, но личного контакта с музыкан тами не удостаиваются. Вероятно, приобретенные и нерастраченные эмо ции они и передают гардеробщицам, с которыми у них уже был повод для соприкосновения. То, что это пожилые женщины, усиливает мотивацию.

Выходит, перед нами круговорот эмоционального сотрудничества в пе риод праздника. Он поддерживается в зависимости от желания публики и в ходе непосредственной работы гардеробщицы.

С.М. Баишева Институт гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН Интернет-источники как средство социокультурной адаптации учащейся молодежи Социальная реальность предоставляет молодежи широкий спектр воз можных жизненных целей (ценностей). Как показывают социологические исследования, проводимые нами с 2005 г., молодежь в Республике Саха одним из приоритетных ценностей в условиях рынка считает качественное образование (наряду со здоровым образом жизни). На формирование ценно стных ориентаций учащейся молодежи в большей степени оказывает влия ние пример собственных родителей, в том числе их общественный статус, образовательный и интеллектуальный уровень. Значительная роль в опре делении жизненных приоритетов самими респондентами отводится учеб ным заведениям (школы, ссузы и вузы), близкому окружению (ровесники, одноклассники, дворовые друзья, родственники), а также средствам массо вой информации, Интернету.

В условиях интегративной образовательной среды происходит форми рование социальной зрелости молодого поколения. В результате учащаяся молодежь, выполняя личностно и социально значимые роли, приобретает опыт решения задач по адаптации и интеграции в окружающем социуме, с использованием накопленных знаний, жизненного опыта, интересов, спо собностей и возможностей.

Интернет, высокие технологии появились в Якутии почти 14 лет назад и стали для части молодежи новым инструментом успешного освоения учеб ного процесса (65 % от общего числа респондентов), интересным досугом (32 %), основным источником дохода (3 %).

При всей масштабности российского информационного пространства его влияние на удовлетворение запросов молодежи, формирование ценно стных ориентаций находится в прямой зависимости от наличия технических средств, умения обращаться с ними и доступности коммуникаций. Комму никации являются незаменимым средством в духовном общении учащихся, в процессе обучения и воспитания. По результатам опроса 400 респонден тов, доступ к Интернету имеют у себя дома 10 % старшеклассников, 20 % студентов ссузов, 35 % студентов вузов, преимущественно городских. Ос тальные по мере возможности пользуются Интернет-ресурсами в учебных кабинетах школы (70 %), ссуза, вуза (40 % и 50 %), у знакомых (родствен ников, друзей) — 10 %, 30 %, 5 %;

в специализированных платных Интер нет-кафе соответственно все группы по 10 %. На рынке телекоммуникаций в нашей республике учащиеся и студенты пользуются услугами местной компании «СахаИнтернет» (99 %), другими российскими Интернет порталами.

Интернет в настоящее время доступен обеспеченным и образованным слоям населения, и в основном его аудитория сосредоточена в городах и поселках городского типа, районных центрах. По оценкам экспертов, сего дня число пользователей Интернета в Якутии — около 60–70 тыс. чел., из них 40–50 тыс. живут в Якутске. Аудитория растет ежегодно на 15–20 %.

Рост числа Интернет-пользователей среди молодежи сдерживается из-за материального положения родителей (23 %), высоких тарифов на интернет трафик (45 %), отсутствия домашнего компьютера (15 %), незнания компь ютера или неумения пользоваться Интернет-ресурсами (7 % и 10 %).

Среди школьников наиболее популярны такие интересные проекты, как онлайн-дневники (преимущественно девушки), игры и видеоролики (пре имущественно юноши). Среди студентов большинство девушек предпочи тают рассматривать картины и фотографии, интересуется Интернет рекламой, юноши-студенты проводят свободное время в посещении авто сайтов и фотосайтов, интересуются графикой, анимацией, скачивают филь мы, спортивные игры.

Все группы молодежи объединяет интерес к музыкальным источникам, поиск в сети электронных образовательных ресурсов, услуг дистанционного образования.

Молодые люди, преимущественно юноши, обучающиеся по техниче ским специальностям, совершенствуют навыки владения ресурсами Интер нета, т.к. дают себе отчет в том, что в современном мире важно суметь най ти свою нишу на рынке интеллектуальной продукции. Они уверены в бу дущей востребованности в специалистах по производству интеллектуаль ной продукции в сфере высоких технологий — от креатива до программи рования, от менеджмента до системного администрирования.

Значительная часть юношей (72 %) и девушек считают, что, будучи уве ренными пользователями Интернета, имея навыки программного обеспече ния, компьютерной графики и анимации, они смогут легче трудоустроиться в сфере высоких технологий.

Для совершенствования интеллектуального рынка труда и расширения сферы потребления интеллектуальной продукции в сфере высоких техноло гий, необходимо предпринять ряд мер:

– создать эффективную и современную систему непрерывного образо вания для специалистов в сфере hi-tech и международного маркетинга;

– создать в Якутске и районных центрах зону экономического и финан сового благоприятствования. Поддержка со стороны государственных структур может заключаться в предоставлении производственных помеще ний со скоростным Интернетом на льготных условиях;

в низкой, фиксиро ванной стоимости арендуемого помещения;

частичной оплате обучения сотрудников новым технологиям и выделении госзаказов на программное обеспечение. Основным генератором идей среди госструктур в этих вопро сах должно выступить профильное Министерство предпринимательства, туризма и занятости республики, отвечающее и за сферу инновационного предпринимательства.

На вопрос о том, «Можно ли использовать Интернет-ресурсы в целях улучшения имиджа республики?», абсолютное большинство респондентов ответило утвердительно. Они же считают, что для совершенствования сис темы подготовки программистов, менеджеров, специалистов, получения навыков практической работы и обмена опытом, внедрения преемственно сти знаний их следует посылать на стажировки в лучшие учебные заведе ния, в ведущие фирмы (Microsoft, Oracle, 1С).

С успешным внедрением Интернета и широким применением высоких технологий молодежь связывает не только свое будущее, но и перспективы социально-экономического развития республики.

Реализация инновационной образовательной программы должна способ ствовать повышению качества образования, она позволит увеличить вне бюджетные доходы учебных заведений, повысить благосостояние его со трудников и студентов, создать условия для дальнейшего динамичного раз вития.

Реформа школьного и вузовского обучения с целью перехода на совре менную инновационную модель проводится в рамках национального проек та «Образование». Среди мероприятий по реализации проекта на массовую компьютеризацию и внедрение Интернета в школах, проведение конкурсов на инновационные образовательные проекты вузов выделяются значитель ные бюджетные средства. В конечном результате будут подготовлены спе циалисты нового типа — генераторы инноваций, квалифицированные и творчески мыслящие, инициативные молодые люди, имеющие необходи мый уровень компетенции и способные принимать решения в нестандарт ных ситуациях, адаптироваться к условиям среды.

С.В. Балюк Харьковский национальный университет имени В.Н. Каразина Проблема бренда страны как элемента коммуникативного процесса Социальные отношения всегда подвергались существенным изменением с течением времени. Мы можем смело заявлять о том, что рубеж ХХ и ХХІ веков отмечается бурным ростом трансформационных процессов во всех сферах жизнедеятельности общества. Образовываются новые социаль ные феномены, коммуникативные практики, одним из которых является бренд.

Возникновение бренда как элемента коммуникативного пространства продиктовано прежде всего экономическими факторами. В условиях бурно го роста производства на рынке появляется большое количество типичных товаров и услуг. При этом для осуществления выбора покупателями и по требителями производители вынуждены выделять свои товары или услуги в выгодном свете. Средства массовой коммуникаций и коммуникативных технологий, стратегий манипулирования общественным сознанием стали теми инструментами, которые способствуют достижению подобных целей.

В результате такой практики большинство определений, которые ис пользуются в современной науке, в том числе социологической, неразрывно связывают понятие «бренд» с экономической сферой: бренд (от англ.

Brand — «клеймо») — «это совокупность характеристик и образов, с кото рыми ассоциируется данная компания или продукт с точки зрения потреби телей» [1, с. 5].



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.