авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
-- [ Страница 1 ] --

Пензенский государственный университет

Педагогический институт им. В. Г. Белинского

Управление государственной службы и кадров

Правительства Пензенской области

Главный федеральный инспектор по Пензенской области

Управление Федеральной миграционной службы

по Пензенской области

Кокшетауский государственный университет

им. Ш. Уалиханова (Казахстан)

Материалы

Международной научно-практической конференции

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ МАССОВОГО СОЗНАНИЯ 14-15 марта 2013 года Пенза - 2013 1 УДК 155.5 ББК 88.2 Актуальные проблемы исследования массового сознания: Мате риалы Международной научно-практической конференции / Ответствен ный редактор В. В. Константинов – Пенза: ПИ ПГУ, 2013. – 252 с.

ISBN 978-5-94321-269- В сборнике представлены доклады и сообщения, ставшие предметом обсуждения на Международной научно-практической конференции «Ак туальные проблемы исследования массового сознания», прошедшей в г.

Пензе 14-15 марта 2013 года. Издание адресовано специалистам в области психологии, педагогики и социальной политики.

УДК 155. ББК 88. ISBN 978-5-94321-269- © ПИ ПГУ, © Авторы сборника, СОДЕРЖАНИЕ Анисимова О. В. (п. Тоцкое-2, Россия) Процесс инкультурации ребенка в учреждении дополнительного образования................................................................................. Белоус А. В. (г. Киев, Украина) Психологические закономерности художественного восприятия:

от эстетики к психологии художественного творчества....................................... Биляковская О. В. (г. Люблин, Польша) Роль образовательных мигрантов в развитии социального капитала.............. Бунтова А. В. (г. Пенза, Россия) Психологические и социальные механизмы влияния рекламы как основного фактора формирования массового сознания.............................. Ватутин В. А. (г. Красноярск, Россия) Карнавализация общества и его мифологизация в медиапространстве (на примере «Mr. Freeman»)................................................................................... Вялушкина Ю. В. (г. Балашов, Россия) Роль иностранного языка в формировании коммуникативной культуры личности выпускника вуза.................................................................... Гаюрова Ю. А. (г. Самара, Россия) Психологическая модель культурной трансмиссии в постиндустриальном обществе.......................................................................... Гончарова Н. А. (г. Санкт-Петербург, Россия) Аксиопсихологические механизмы культурной трансмиссии.......................... Грязева-Добшинская В. Г. (г. Челябинск, Россия) Специфика воздействия современного символического киноискусства на самопознание субъектов и векторы эволюции культуры.............................. Гурьянова И. В. (г. Магнитогорск, Россия) «Конец света 21.12.2012» как разновидность психовируса............................... Джерелиевская М. А. (г. Москва, Россия) Тренинг конфликтной компетентности как процесс трансляции мировоззренческих установок на сотрудничество............................................. Дидух H. Л. (г. Киев, Украина) Психологические механизмы этнической индивидуации................................. Долгов Ю. Н. (г. Балашов. Россия) Внешние факторы формирования ценностных ориентаций учащейся молодежи Германии в начале 21 века................................................. Дроздов А. Ю. (г. Чернигов, Украина) Массовое геополитическое сознание: сущность, структура, тенденции......... Елисеева Ж. М. (г. Пенза, Россия) Управленческое решение и стили реагирования сотрудников на имиджевые изменения в организации............................................................. Жуина Д. В. (г. Саранск, Россия) Карьерная направленность личности как условие эффективного принятия управленческих решений...................................................................... Журавлева Н. А. (г.



Москва, Россия) Ценностные ориентации руководителя в контексте проблемы детерминации эффективности управленческой деятельности.......................... Каширский Д. В. (г. Барнаул, Россия) Ценности в структуре сознания подростков с делинквентным поведением...... Ковалева Н. А. (г. Саранск, Россия) Метологические проблемы меметики как эволюционной теории передачи и хранения культурной информации...................................... Константинов В. В. (г. Пенза, Россия) Социально-психологические характеристики и специфика интеграционного процесса у мигрантов в Среднем Поволжье......................... Коповой А. С., Коповая О. В. (г. Балашов, Россия) Актуализация проблемы отклоняющегося поведения в аспекте современных социальных процессов................................................ Корнюх А. О. (г. Киев, Украина) Особенности формирования этнической идентичности в межнациональном браке................................................................................... Кыштымова И. М. (г. Иркутск, Россия) Особенности восприятия субкультур молодежью............................................ Ларина Г. Н. (г. Курск, Россия) Социально-психологические механизмы представлений о свободе личности молодежи и их актуализации в молодежных группах.................... Логвинов И. Н. (г. Курск, Россия) Терминальные ценности молодежных лидеров юношеского возраста как аспект культурной трансмиссии............................. Маликова Н. Р. (г. Москва, Россия) Социально-психологические ресурсы «социального капитала»

студенчества (по материалам международного кросс-культурного исследования)....................................................................... Мендова Н. С., Цыкалюк Е. С. (г. Пенза, Россия) Флешмоб как средство распространения мемов............................................... Михайлов А. С. (г. Курск, Россия) Особенности установки на поведение в конфликте членов производственных коллективов с различной степенью благоприятности социально-психологического климата................................. Молдахметова М. А., Молдабекова С. К. (г. Кокшетау, Казахстан) Сущность компетентностного подхода в рамках онтологической парадигмы................................................................. Морозова И. П. (г. Балашов, Россия) Полилингвальное образование как средство продвижения мировоззренческих установок............................................................................. Мулляр Л. А. (г. Пятигорск, Россия) Сказка как ментальный мемокомплекс.............................................................. Мурзина С. А., Жантемирова М. Б. (г. Кокшетау, Казахстан) Особенности формирования я-сознания ребенка под влиянием материнской гиперопеки............................................................. Мясников А. Г. (г. Пенза, Россия) Социально-этический анализ традиционного сознания в российском обществе: проблема реконструкции «властной вертикали»............................ Никитина Т. В. (г. Красноярск, Россия) Медийная мифологизация сознания (на примере аварии на Чернобыльской АЭС)................................................... Отрохова Л. В. (г. Курск, Россия) К вопросу о роли культурной преемственности в динамике группового сознания........................................................................ Романова М. В. (г. Пенза, Россия) Профессиональная рефлексия в контексте массового сознания..................... Сарычев С. В., Мирошниченко О. А. (г. Курск, Россия) О динамическом подходе к исследованию многоуровневого группового субъекта............................................................... Смотрова Т. Н. (г. Балашов, Россия), Гриценко В. В. (г. Смоленск. Россия) Копинг-стратегии и их взаимосвязь с психологическими характеристиками культуры на примере русских и немцев........................... Сохранов-Преображенский В. В. (г. Пенза, Россия) Культурная саморегуляция как фактор взаимосвязи мировоззренческой установки личности и ее идентификации....................... Стоюхина Н. Ю. (г. Нижний Новгород, Россия) Психологические механизмы формирования установки безаварийной работы в работах советских психотехников............................. Суворова И. Ю. (г. Москва, Россия) Роль идентичности в восприятии социального мира....................................... Сулейменова З. Е. (г. Кокшетау, Казахстан) Роль этнопедагогики в процессе социализации личности............................... Татарко А. Н. (г. Москва, Россия) Социально-психологический капитал в изменяющемся поликультурном обществе: результаты эмпирического исследования.......... Тимченко А. С. (г. Барнаул, Россия) Специфика культурной трансмиссии в китайском культурном измерении.................................................................... Третьякова А. Н. (г. Москва, Россия) Перспективы и ограничения краудсорсинга...................................................... Троянская А. И. (г. Москва, Россия) Этнический и профессиональный миры личности:





рефлексивный поиск точек соприкосновения................................................... Чуйко Е. В. (г. Киев, Украина) Деятельностное овладение способами принятия профессиональных решений в социальной работе.......................................... Шамионов Р. М. (г. Саратов, Россия) Социально-психологические характеристики личности в изменяющемся мире.......................................................................................... Suchomlinov A., Tutkuvien J. (Vilnius, Lithuania) Non in solo pane vivit homo: growth of children born in in Vilnius city and region (the results of Lithuanian longitudinal growth study, 1990-2008)....................................................................................... Сведения об авторах........................................................................................... ПРОЦЕСС ИНКУЛЬТУРАЦИИ РЕБЕНКА В УЧРЕЖДЕНИИ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Анисимова О. В. (п. Тоцкое-2, Россия) Социализация современного ребенка тесно взаимосвязана с такими педагогическими задачами, как: формирование расовой толерантности, обеспечение принятия воспитанником факта существования иных систем норм и ценностей, отличных от его собственных, развитие у него уважи тельного отношения к культурам других народов и стран. В связи с этим, все чаще, в контексте процесса социализации, рассматриваются понятия культурной трансмиссии и инкультурации.

Культурная трансмиссия предполагает передачу ценностей, норм по ведения, социальных ролей, присущих данной культуре, от предшествую щих поколений к последующим, через обучение. Данное явление позволя ет обеспечить преемственность культуры.

Кавалли-Сфорца и Фелдман разделяют культурную трансмиссию на два основных вида, - культурная (освоение собственной культуры) и ак культурационная (касается культуры контрастирующей). Каждый из ви дов может быть представлен в трех формах:

вертикальная трансмиссия, - культурные ценности, умения, верова ния и т.п. передаются от родителей к детям;

горизонтальная трансмиссия, - в большей степени, ребенок осваива ет социальный опыт и традиции культуры в общении со сверстниками;

«непрямая» трансмиссия, - индивид обучается в специализирован ных институтах социализации (школах, вузах), а также на практике – у окружающих его помимо родителей взрослых (родственников, старших членов общины, соседей и т.п.) [4].

Процесс принятия человеком элементов родной культуры, принято называть инкультурацией. Значительная роль в исследовании инкульту рации личности принадлежит американскому антропологу М. Херско вицу, который ввел данный термин в научный оборот, подразумевая под ним механизм, с помощью которого этническая группа «передает себя по наследству». Исследователем выделяется несколько этапов инкуль турации:

1 этап - детство, когда происходит освоение языка, норм и ценностей культуры. Ребенок, хотя и не пассивный элемент процесса инкультурации, но скорее объект для воздействия, нежели чем активный преобразователь.

Взрослые, применяя систему наказаний и поощрений, ограничивают его права выбора и оценки.

2 этап – зрелость, характеризуется возможностью выбора интересу ющих культурных элементов и творчества в процессе их освоения [3].

В отличие от инкультурации, аккультурация означает частичное усво ение традиций и ценностей чужой культуры. Полное погружение в чужую культуру, означающее, что индивид забыл традиции и ценности родной культуры, называется ассимиляцией.

Таким образом, понятие инкультурации очень близко с понятием со циализации – специфика лишь в ограниченности рамками конкретной культурной системы. При этом, как и социализация, инкультурация осу ществляется через ряд социальных институтов, среди них, – семья, учеб ные заведения, библиотеки и т.п.

Остановимся более подробно на инкультурации в процессе обучения, где основным посредником между культурным слоем, несущим в себе опыт поколений, и ребенком, только начинающим свой путь познания, выступает педагог.

Система дополнительного образования, в сравнении с общим образо ванием, имеет ряд преимуществ, способствующих более эффективной и быстрой инкультурации ребенка, среди них, - отсутствие строгих критери ев для отбора содержания дополнительной образовательной программы;

использование педагогом индивидуального подхода при выборе форм и средств обучения;

предоставление воспитаннику максимальной свободы для инициативы и творчества и т.д.

Изучению творчески развивающей среды дополнительного образова ния посвящены работы Л.П. Буйловой, Е.Б. Евладовой, А.В. Золотаревой, Н.Е. Щурковой.

В отечественной психологии, роль среды в психическом развитии ре бенка изучалась в рамках культурно-исторической теории Л. Выготского, деятельностного подхода А. Леонтьева и С. Рубинштейна, социально-пси хологической теории А. Петровского.

Как правило, выделяют четыре психологических механизма инкуль турации: имитация, идентификация, чувства стыда и вины.

Имитация предполагает осознанное стремление ребенка подражать определенной модели поведения. В данном случае большое значение иг рает личность педагога, его деятельность и поступки, служащие приме ром для воспитанников.

Идентификация — это способ усвоения детьми поведения авторитет ного взрослого, восприятие его установок и ценностей как своих собс твенных.

Чувство вины и стыда связаны с переживанием ребенком унижения и подавленности, поэтому данные механизмы замедляют процесс освоения культурного опыта.

В нашем учреждении осуществляется дополнительное образование по нескольким направлениям, каждое, в силу своей специфики, распола гает своим набором социально-психологических условий для инкультура ции ребенка.

Так, художественно-эстетическое направление способствует развитию духовно-творческой компоненты личности, ее способностей к созиданию культурной среды, адекватному пониманию мира через опыт художест венно-эстетических практик.

Учебно-исследовательское направление стимулирует активность ребенка в процессе познания окружающей действительности путем пос тановки проблем и задач, требующих решения. Поисковая деятельность воспитанников основана на социальном взаимодействии как с организа циями (другие образовательные учреждения, библиотеки и т.п.), так и с отдельными людьми. В конечном итоге ребенок в кратчайшие сроки осва ивает нормы поведения и общения, ценности и социальные роли данной культуры.

Военно-патриотическое направление сопряжено с пропагандой таких социально значимых ценностей, как любовь к родине, готовность прийти на помощь, способность к сопереживанию и т.д.

Тем не менее, вне зависимости от направления, основной «движущей силой» процесса инкультурации в системе дополнительного образования является педагог, - как активный инноватор, субъект своей деятельности, развивающаяся личность, творческая единица и пример для подражания.

Какими же социально-психологическими характеристиками он дол жен обладать, чтобы обеспечить эффективное освоение ребенком систе мы культурных ценностей, принципов, норм и правил поведения?

Во-первых, - наличие уже усвоенных норм, правил поведения, соци альных ролей и других элементов культуры, которую осваивает ребенок.

Во-вторых, - безусловное принятие ребенка как личности и субъекта инкультурации, признание его права на свободу выбора и самовыраже ния.

В-третьих, - приверженность диалоговым формам общения с детьми, толерантность.

В-четвертых, - уважение и доверие, понимание интересов и потреб ностей ребенка.

В-пятых - постоянный самоанализ и самоконтроль.

Мы все объективно понимаем, что идеальных людей не бывает и по пытки сделать из педагога «суперчеловека» бессмысленны. Тем не менее, выбирая эту профессию, необходимо четко осознавать ответственность за гармоничное развитие личности воспитанника, своевременное освоение им системы норм и правил, ценностей и принципов данной культуры.

Библиографический список:

1. Мацумото Д. Психология и культура - 3-е изд., междунар. - СПб.: прайм ЕВРОЗНАК;

М.: Олма-Пресс, 2. Мудрик А.В. Учитель: мастерство и вдохновение. М.: Просвещение, 3. Herskovits M. Cultural Anthropology. - N.Y., 4. Cavalli-Sforza & Feldman, ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ВОСПРИЯТИЯ: ОТ ЭСТЕТИКИ К ПСИХОЛОГИИ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТВОРЧЕСТВА Белоус А. В. (г. Киев, Украина) В изучении искусства значительное внимание традиционно уделя лось и уделяется исследованию феноменов художественного творчества.

В конце XIX - начале XX века группа немецких психологов (Т. Липпс, К.

Гросс, И. Фолькельт, В. Вундт) заложила основы психологической эсте тики. Их внимание привлек сложный психологический механизм ощуще ния, который затем был использован ими как эффективный инструмент для изучения психологических основ искусства и других эстетических яв лений. Тем не менее, за более чем 100 лет, прошедших со времен Теодора Липпса и Вильгельма Вундта, в исследованиях образовался относитель ный пробел. Остаются невыясненными, или фрагментарно исследованны ми, детерминанты возникновения и развития, как искусства, так и самих способностей человека к эстетическому и художественному восприятию.

Не вполне выяснена природа эстетического восприятия вне искусства, а также то, как сложные механизмы художественного восприятия соотно сятся с элементарными механизмами психики.

Современная эстетика постмодернизма является в первую очередь теоретическим отображением практики нового этапа развития искусст ва;

последнее, усложняясь в своем психологической основе, отходит все дальше от своих генетических основ. При этом вышеупомянутый пробел увеличивается. Развитие искусства слишком сильно опережает его тео ретическое изучение;

захватывая исследователей за собой, оно оставляет позади много нерешенных теоретических вопросов.

И сегодня эстетическая и художественная потребности человека пред ставляются нередко как некие «безусловные», изначально присущие чело веческому существу. Несмотря на бурное развитие в XX веке эстетики и психологии искусства, остается разрыв между эстетическим и утилитар ным. Генетическая связь эстетического и практического все еще остается малоизученной. Кант, как известно, считал, удовольствие, которое опре деляет эстетическое переживание вкуса, свободно от всякого интереса, то есть лишено представлений о любой практической пользе. Позиция Канта исторически оправдана и обоснована. Видимая «беспричинность» эстети ческой эмоции, фактически является следствием невозможности опреде лить то пространство, в котором эта причина скрыта – бессознательное.

В конце XIX - начале XX века произошел качественный рост уровня ис следований в области психологии. Здесь в первую очередь следует вы делить психоанализ, направленный на исследование бессознательного.

Категоричность кантовского определения эстетического преодолевается в течение всего XX века. На сегодняшний день объяснения эстетического удовольствия как удовольствия;

вызванного причинами, «которые опре делить невозможно» уже не является удовлетворительным. Со временем становилось все более и более ясным, что реальным критерием в данном случае является не действительная бесполезность привлекательного объ екта, а, скорее, неосознанность причин, вызывающих интерес к объекту.

Значительное влияние на заинтересованность научного сообщества этой проблематикой оказал Зигмунд Фрейд, который применил психоаналити ческий метод к художественному творчеству, чем вызвал большой обще ственный резонанс, в том числе (и в первую очередь) носивший критичес кий характер. Так или иначе, но именно художественное творчество стала популярным объектом исследований в области эстетического. Вместе с тем, как верно отметил М.М.Фортунатов, «искусство только в восприятии способно выполнить свои эстетические функции». Только в зрительном (слушательском, читательском) восприятии художественное произведе ние находит социальную (и в этом смысле объективированную) ценность.

Мы попробуем продемонстрировать эволюционную необходимость воз никновения эстетического восприятия и эстетической (художественной) деятельности в их психологическом аспекте.

Художественное восприятие является специфицированным воспри ятием, проявляющим эмоциональное отношение субъекта к объекту, вне какой бы то ни было конкретно осознанной практической цели использо вания объекта.

Эстетическое восприятие синтезирует множество неосознаваемых це лей разного порядка, возникающих в бессознательном через ассоциации с объектом восприятия в единое эстетическое отношение, выражающееся в эстетической эмоции. Эстетическая эмоция является эмоцией детерми нированной совокупностью осознанных и неосознанных ассоциативных связей объекта с осознанными и бессознательными ценностными уста новками субъекта. Эстетическая эмоция связывается с объектом воспри ятия, но причины ее возникновения не осознаются субъектом в достаточ ной для логического обоснования степени.

В акте эстетического восприятия сознание сосредоточивается на эстетической эмоции. Проведем краткое рассмотрение этого феномена.

Прежде всего мы рассмотрим общую структуру человеческого воспри ятия и общие принципы его развития. Затем проанализируем ассоциа тивно-ценностный механизм восприятия как наиболее общий принцип формирования эстетического отношения в акте эстетического воспри ятия. Мы показали, что эстетическое восприятие и искусство имеют глу бокие корни в эволюционном развитии человека. Исходные психические способности (многие из которых присущи также и некоторым высшим животным) у человека развились в качественно новую систему способ ностей, обусловили стремительное, ускоренное развитие культуры и ци вилизации.

Исследование психологического и историко-генетического аспектов художественного восприятия и искусства позволили: выявить эволюцион ную необходимость их возникновения и развития, показать неразрывную системную взаимосвязь этих явлений со всеми сторонами жизни челове ка и общества, выявить не только социальные, но и такие, лежащие под ними биологические и общеэволюционные основы самых разнообразных форм человеческого сознания и культуры. Наряду с восприятием прекрас ного, существуют и более сложные формы художественного восприятия - формирование комического, трагического, возвышенного и низменного переживаний, феномен одушевление неживой природы. Поскольку такое восприятие в определенных формах проявляется и вне искусства, мы по пытались проанализировать и эти феномены. Исследование этих форм позволяет существенно расширить понимание их психологических меха низмов в искусстве.

Ощущение комического возникает вследствие сублимации агрессив ных побуждений, с целью самовосхваления или самоутверждения вы смеивающего субъекта, над объектом, над которым смеются. Объектом может быть не-только отдельная личность, или какая-то общность;

но и что угодно, что только косвенно указывает на определенную личность или сообщество. Причем, возвышаются все те, кто высмеивают, коллективно.

Этот психологический механизм комизма реализуется как в искусстве, так и вне его.

Трагическое ощущение мы находим в трех формах.

1) Прежде всего, как реальные переживания субъектом безысходнос ти своих страданий, в форме «личной трагедии».

2) Как соболезнования такому субъекту. Последний может быть как реальным человеком, так и 3) героем художественного произведения.

Приподнятым в эстетическом восприятии становится объект, выра жающий непреодолимое превосходство над субъектом. (Субъект имеет бессознательную склонность, к «обожествление» такого объекта, которое, однако, ограничивает рационализация).

Низменным в эстетическом восприятии становится объект, безусловно «недостойный» субъекта, который выражает свою абсолютную социаль ную несостоятельность. Однако, эстетическая оценка «это-низменное» по отношению ко многим объектам часто бывает «выученной», - в подобных случаях она не содержит под собой действительной эстетической эмоции такого рода. Искусство мы характеризуем как исторически сложившийся вид коммуникации, что позволяет в акте реализации игрового инстинк та социализировать как осознанные, так и бессознательные стремления.

Разворачивается игра, в которой художник и зритель находят общность или различие в своих, в целом неосознаваемых, ценностных ассоциациях.

Через произведение искусства тот, кто воспринимает способен расширять и обогащать свой жизненный опыт. В результате проведенного анализа, представляется возможным обосновать систему уровней эстетического восприятия, основанные на специфических комплексах психологических механизмов.

Мы выделяем четыре взаимосвязанных комплекса психологических механизмов: рефлекторный, ассоциативный, социальный и эмпатический (проективный) комплексы. Соответственно, создаются новые возможнос ти для построения целостного, системного знания об эстетическом и худо жественном восприятии на основе принципа детерминизма.

Библиографический список:

1. Адаскина А. А. Особенности проявления эстетического отношения при восприятии действительности / / Вопросы психологии. - М., 1999. - № 2. Арнхейм Р. Искусство и визуальное восприятие. М.: Прогресс, 1974.

3. Свиблова А. На путях исследования бессознательного в искусстве / / Художественное творчество. Вопросы комплексного изучения. Л.: Наука, 1982.

4. Шульц Л. Б. Специфика отражения действительности в эстетическом вкусе: Диссертация на соиск. уч. степени к. филос. н. МГУ, 1966. - С. 117.

5. Фортунатов H. М. Проблемы художественного восприятия. Поиски и перспективы комплексного подхода. / / Художественное творчество. Вопросы комплексного изучения. Л.: Наука 1982. С. 158.

РОЛЬ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ МИГРАНТОВ В РАЗВИТИИ СОЦИАЛЬНОГО КАПИТАЛА Биляковская О. В. (г. Люблин, Польша) Глобализация и затирание границ между государствами создает новые возможности и вызовы для всей системы высшего образования. С одной стороны новейшие технологии, мировая культура, высший уровень обра зования становятся легкодоступными, появляются новые возможности на рынке труда. С другой стороны образовательные учреждения и правитель ства стараются сделать образование более международным. Изменяется миграционная политика государств, а образовательные учреждения все чаще проводят в разных частях мира международные выставки образова ния. Создается мировой рынок образовательных услуг [12]. Правительс тва и отдельные лица стремятся к такому высшему образованию, которое бы расширило горизонты студентов и помогло им лучше понять мировую культуру, языки и методы ведения бизнеса [11]. Один из способов повы сить свои знания о других обществах и языках это учеба в университетах других стран [11]. Какова роль образовательных мигрантов в обогащении и развитии социального капитала? Опираясь на психологических кон цепциях миграции и исследованиях, можем предположить, что студенты, обучающиеся за границей, обладают не только более высоким уровнем межкультурных знаний, они являются представителями транскультурной личности и обладают психологическими качествами способствующими развитию общества.

Перемещение студентов из родной страны в чужую является одним из важных элементов трансграничного образования. Мобильность, которая ранее была в большей степени связана с экономическими факторами, в эпоху глобализации включает также социальные факторы. Учебная мо бильность стала инструментом для удовлетворения срочной потребности в квалифицированных профессионалах и безопасного рынка [6].

В прошлом, только небольшое число студентов пересекало границу, чтобы получить высшее образование [17]. Новые статистические данные, показывают увеличение числа иностранных студентов с 2,1 миллиона в 2000 году до 4,1 млн. в 2010 году (увеличение на 99% в течение 10 лет) [11]. Изменяется не только количество, но и модель образовательной миг рации. Старая, линейная модель была основана главным образом на обме не студентами и стипендиями между двумя странами, новая – основана на нелинейных движениях в ряде стран в связи с образовательными и про фессиональными возможностями [15].

Иностранные студенты представляют собой особую группу краткос рочных иммигрантов. Это в основном молодые люди, студенты, получаю щие за границей полное высшее образование, аспиранты и т. п. [14]. Обра зовательные мигранты являются одной из групп мигрантов, которые пре бывают за границей на законных основаниях, это легальные мигранты [5].

Как правило, образовательная миграция имеет конкретные часовые рамки и является добровольной [18]. Поэтому с психологической точки зрения этот вид миграции можем зачислить к так называемым трансгрессиям.

Трансгрессия это действия и акты мышления, умышленные и сознатель ные, которые пересекают границы предыдущих материальных, символи ческих и социальных достижений и опыта, которые становятся источни ком новых и важных позитивных и негативных ценностей.

Потребность пересечения границ собственных достижений является натуральной пот ребностью человека [9]. Козелецкий называет ее «хубристической» моти вацией, целью которой является постоянное подтверждение и повышение своей ценности. Хубристическая мотивация играет решающую роль в развитии личности, трансгресийных действиях и здоровье индивидуума [8]. Выбирая учебу за границей, студент пересекает не только физические границы государств, но также границы своего общества (так как только небольшая часть всех студентов страны выбирает учебу за ее пределами) и свои личные границы. Получая образование в другой стране, обогаща ет свои знания о новой культуре, ценностях, возвращаясь в свою среду, студент переносит свой межкультурный опыт, тем самым развивая соци альный капитал своего общества. Но стоит обратить внимание, что сам выбор заграничного образования может бить свидетельством обладания высоким психологическим потенциалом.

Ситуация иностранных студентов является ситуацией чужого-нович ка, который остается в контакте с новой средой, другой культурой и дру гим обществом достаточно долгое, но ограниченное время. Это требует адаптации к уже существующим условиям [14], поэтому образовательный мигрант должен обладать конкретными личностными характеристиками, способствующими психологической адаптации в принимающей стране (когнитивные (открытость на новое), эмоциональные (эмоциональная стабильность, самоконтроль), мотивационные (конкретные цели), комму никативные (экстраверсия, социальная поддержка)) [1].

Молодые люди, в возрасте 20-30 лет, которые сами выезжают за гра ницу, как правило, находятся в более выгодном положении, чем другие мигранты. С одной стороны, имеют относительно сформированную иден тичность, с другой уже имеют минимум жизненного опыта. Они физичес ки сильны и умственно являются более гибкими, чем например их роди тели. Они всегда могут вернуться на родину, если пребывание за границей заканчивается неудачей [10].

Венгерский психоаналитик Майкл Балинт анализируя предиспозиции к миграции, выделил два типа личностных ориентаций, которые играют важную роль в этом процессе. Первая: окнофилическая (ocnophilic) вторая филобатическая (philobatic) [10]. Оба термина являются неологизмами.

Особы с окнофилическими свойствами не любят перемен и характе ризуются сильной привязанностью к людям, местам и объектам. Это одо машненные личности, которые любят мир и стабильность. Они радо ок ружают себя друзьями и не сносят одиночества. Поведение «окнофилика»

характеризируют предусмотрительность, избегание риска и относительно низкий уровень уверенности в себе. Особы с филобатическими характе ристиками стремятся к приключениям, новым впечатлениям, с удовольс твием путешествуют и любят сюрпризы. «Филобатики» не привязаны к людям и местам, и даже избегают тесных отношений. Их девиз: «Живеш – рискуеш». На первом месте у них независимость и смелость. Эти два свойства, как правило, проявляются у всех людей, но в разных пропорци ях [10]. Иностранный студент в принимающем обществе исполняет ряд конкретных ролей: роль молодого человека, роль студента, роль иност ранца, роль посла своей страны, а также выступает в качестве посредника между культурами [14]. Поэтому можем предположить, что он обладает филобатическими качествами. Исследования среди мигрантов или лю дей планирующих миграцию показали, что характеристическими для них являются высокая мотивация достижений и мотивация силы, это люди, сконцентрированные на роботе [2, 3, 4]. Их характеризирует высокая об щительность, активность [7], открытость опыту, экстраверсия и высокая эмоциональная стабильность [13]. Это те качества, которые способствуют развитию личности, ее взаимоотношений с другими людьми и культура ми, помогают достичь поставленных целей.

Социальный капитал это потенциал накоплений в обществе и отде льных людях, в виде норм, ценностей и моделей поведения которые со ставляют основу для построения доверительных социальных отношений, укреплению сотрудничества, творчества и обмена знаниями, способству ют достижению целей, которые человек не был бы в состоянии выполнить самостоятельно [19].

Образовательная миграция способствует развитию и обогащению со циального капитала в сфере межкультурных отношений. Следует обратить особое внимание на создание условий для того чтобы привлечь в страну иностранных студентов. Как свидетельствует мировой опыт, иностранные студенты являются одним из самых желанных контингентов иммигран тов, поскольку хорошо знакомы с законодательством страны обучения и обычаями принимающего общества. В то же время значительная часть лучших студентов, обладающих высоким психологическим и социальным капиталом, получивших разнообразные гранты на обучение за границей не обязательно вернутся на родину, что создает угрозу невозможности воспроизведения национального интеллектуального ресурса [16]. Поэто му важным заданием становится также создание благоприятных условий для возвращения в свою страну для студентов, получающих образование за границей.

Библиографический список:

1. Блинова О. Трудова міграція населення України: соціально-психологіч ні механізми. – Київ, 2011. – 30 с.

2. Boneva B., Frieze I. Toward a Concept of a migrant Personality. Journal of Social Issues, 57, 3. – 2001. – сс. 477-491.

3 Frieze I., Boneva B. Psychological Differences in Stayers and Leavers:

Emigration Desiares in Central and Eastern European University Students. European Psychologist 9, 1. – 2004. – сс. 15-23.

4. Frieze I., Hansen S., Boneva B. The migrant personality and college students’ plans for geographic mobility. Journal of Enviromental Psychology, 26. – 2006.

– сс. 170-177.

5. Grny A., Kaczmarczyk P. Uwarunkowania i mechanizmy migracji zarobkowych w wietle wybranych koncepcji teoretycznych. – Warszawa: Instytut Studiw Spoecznych UW, 2003. – c. 92.

6. Isserstedt W., Schnitzer K. Internationalization of Higher Education – Foreign Students in Germany – German Students Abroad. Results of the 17 th Social Survey of the Deutsches Studentenwerk (DSW) conducted by HIS Hochschul-Informations System. Federal Ministry of Education and Research (BMBF). – Bonn, Berlin, 2005. – c. 100.

7. Jokela M.;

Elovainio M. (2008). Temperament and Migration Patterns in Finland. Psychological Science, 19, 9. – 2008. – cc. 831-837.

8. Kozielecki J. Koncepcja transgresyjna czowieka. Analiza psychologiczna.

– Warszawa: Pastwowe Wydawnictwo Naukowe, 1987. – c. 440.

9. Kozielecki J. Psychotransgresjonizm nowy kierunek psychologii. – Warszawa: Wydawnictwo Akademickie „ak”, 2007. – c. 295.

10. Kubitsky J. Psychologia migracji. – Warszawa: Din, 2012. – c. 142.

11. OECD. Education at a Glance 2012: OECD Indicators, OECD Publishing.

– http://dx.doi.org/10.1787/eag-2012-en.

12. Padlee S.F., Kamaruddin A. R., Baharun R. International Students’ Choice Behavior for Higher Education at Malaysian Private Universities. International Journal of Marketing Studies, 2, 2. – 2010. – cc. 202-211.

13. Paulaskaite E. i in. Big Five Personality Traits Linked With Migratory Intentions In Lithuanian Student Sample. International Journal of Psychology: A Biopsychosocial Approach, 7. – 2010. – cc. 41-58.

14. Raporty i Analizy Instytutu Polityki Spoecznej. Krajobraz dyskryminacji II. Raporty migracyjne, nr 4/2003. – Warszawa, 2003. – c. 60.

15. Roberts D.M. Global Tendencies in Student Mobility: Research Results from IIE’s Open Doors and Project Atlas. – Budapest, 2009. – c. 45.

16. Семів А., Семів Р., Половинко О. Освітня міграція в Україні:оцінка, особливості, рівні реалізації. В Бойко Є. Соціально-економічні проблеми сучасного періоду України. Міграційні процеси в умовах полі етнічного се редовища регіону. Випуск 6(80). – Львів:Національна академія наук України Інститут регіональних досліджень, 2009. – cc. 383-390.

17. Varghese N. V.GATS and Transnational Mobility in Higher Education.W:

R. Bhandari, S. Laughlin. Higher Education on the Move: New Developments in Global Mobility. – 2009. – cc. 17-27.

18. odowski C. Studenci zagraniczni w Polsce. Motywy przyjazdu, ocena pobytu, plany na przyszo. – Warszawa: Wydawnictwa Uniwersytetu Warszawskiego, 2010. – c. 226.

19. http://zds.kprm.gov.pl/sites/default/les/pliki/08_kapital_spoleczny.pdf.

– 31.01.2013.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ВЛИЯНИЯ РЕКЛАМЫ КАК ОСНОВНОГО ФАКТОРА ФОРМИРОВАНИЯ МАССОВОГО СОЗНАНИЯ Бунтова А. В. (г. Пенза, Россия) Реклама, рекламные ролики, баннеры, вывески стали, неотъемлемой частью повседневной жизни каждого человека. Информацию о событиях, происшествиях, планируемых событиях мы также каждый день узнаем из источников СМИ и рекламы. Быстрое развитию инновационных техно логий, появление новых информационных носителей приводит к посто янному усовершенствованию и развитию рекламы. Именно, рекламные ролики, можно назвать, основным фактором формирования массового со знания.

Так, например, яркие постоянно меняющиеся кадры рекламных роли ков, молниеносно привлекает внимание потребителей, вызывает интерес и любопытство. Так как же влияет реклама на формирования массового сознания? Для того чтобы дать ответ на данный вопрос необходимо вы явить и рассмотреть психологические и социальные механизмы влияния рекламы на потребителя.

В современной научной литературе многообразие психологических средств воздействия можно условно разделить на два вида: прямое и косвенное. Прямое воздействие используется в основном рациональные аргументы;

оно эффективно для заинтересованной аудитории или потре бителя, который склонен потреблять время и силы на анализ представлен ных ему соображений, и для достаточно важной информации. Так исполь зование прямых средств будет уместным для воздействия на того, кто уже решил совершить дорогостоящую покупку и рассматривает преимущест ва и недостатки различных моделей.

Косвенное воздействие используется для незаинтересованной аудито рии или потребителя, не склонного обращать внимание на представленную ему информацию и аргументы. Их решение (например, какую шоколадку купить) часто определяется случайным фактором, полка расположена не далеко от кассы, сосед совершил покупку этой шоколадки и т.д. Техно логии косвенного воздействия, разнообразны и богаты. Большинство из них сводятся к различным приемам манипулирования и эмоционального воздействия.

Отмечается, что приемы манипулирования особенно эффективны при личном контакте с потенциальными покупателями. Так очень часто можно заметить, что продавцы-консультанты чаще будут обращаться к покупателям, которые еще не сделали четкий выбор, «колеблются», срав нивают и оцениваю предмет желаемой покупки.

В современной литературе можно выделить несколько основных при емов манипуляции:

- манипуляция социальным примером основана на нашей склонности поступать так, как другие люди. Так, например, рекламные акции, как пра вило, проводятся в большой аудитории, где то и дело раздается звуковой сигнал, свидетельствующий, что кто-то уже совершил покупку, следова тельно спешите и станьте таким же счастливчиком.

- манипуляция благорасположенности основана на тенденции согла шаться с теми, кто нам нравится. Опытный агент, «обрабатывающий»

потенциальных покупателей, будет всеми средствами создавать положи тельное впечатление. Он расскажет о себе, о своей семье, будет искать что-то общее с покупателем.

- манипуляция упущенной возможности связана с тем, что ценность предполагаемого увеличивается, если оно оказывается или может оказать ся недоступным. Организаторы рекламной акции обязательно скажут, что только сегодня вы смежите приобрести данный товар со 100% скидкой и такого шанса может больше не быть. Так, что торопитесь, а то опоздаете!

Основным принципом эмоционального воздействия рекламы заклю чается в том, чтобы создать ассоциативную связь между рекламируемым товаром и положительными эмоциями;

связь оказывается действенной, даже если на уровне логики и рассуждений она абсурдна- для «логики эмоций» это несущественно.

Процесс воздействия рекламы массовое сознание может происходить по следующей схеме:

- Во-первых, рекламодателю необходимо создать ассоциации между рекламируемым товаром и значимыми ценностями.

Например, успех у противоположного пола, появление сексуально при влекательного человека. Часто привлекательная особа является «наградой»

за использование рекламируемого средства (средств личной гигиены).

Основные лозунги рекламных роликов часто гласят «Купи -это средс тво и все проблемы решатся».

Рекламный менеджмент для того, чтобы создать связь между рекла мируемым товаром и чем-то, используют знаменитостей, поп-звезд, тем самым, приобщая себя к ее миру.

- Во-вторых, создание ассоциаций между рекламируемым товаром и возможностью избавления от боли, отрицательных эмоций, неприятностей.

Такой прием, используется в рекламе лекарств и косметических средств.

- В-третьих, создание положительных эмоций самим сюжетом реклам ного ролика. Основным методом является позитивное отношение и полу чение удовольствия от просмотра самого ролика. Именно по этому нам улыбаются молодые, веселые и жизнерадостные лица. Редко встречаются ролики созданные по сюжетам художественных фильмов и сказок, но от просмотра таких сюжетов можно получить эстетическое удовольство.

Манипуляция на уровне психологических процессов, таких как вос приятие, неразрывно связано с воображением, которое новым образом комбинирует то, что когда-то познали на опыте и зафиксировали это в па мяти, благодаря ярким и быстроменяющимся кадрам.

Нельзя не отметить, что важнейшими мишенями, на которые необхо димо оказать воздействие при манипуляции сознания являются память и внимание. Манипуляторы стремятся убедить потребителя выбрать имен но этот товар, а не другой. На первом этапе необходимо привлечь внима ние потребителя, а затем заставить его запомнить это сообщение, следова тельно, убедительно то, что остается в памяти.

Необходимо отметить, что для успешной манипуляции вниманием важно верно оценить такие характеристики аудитории, как устойчивость и интенсивность внимания. Они зависят от уровня образования, возраста, профессии, тренировки людей. Не менее важна и технологическая база манипулятора. Телевидение, которое оперирует одновременно текстом, музыкой и зрительно воспринимаемыми движущимися образами, облада ет исключительно высокой, магической способностью сосредотачивать и переключать внимание зрителя. Эффективность телевидения и СМИ свя зана с тем, что они мобилизуют периферические системы внимания, что обеспечивает большую избыточность информации в центральной интег рирующей системе. Чем больше избыточность, тем меньше усилий требу ет восприятие сообщения.

Основными способами первичного восприятия информации являются каналы восприятия. Канал восприятия начинается рецептором- чувстви тельной клеткой, которая может воспринять тот или иной раздражитель.

Так глазные рецепторы воспринимают световые волны, слуховые рецеп торы - звуковые колебания, и так далее.

Манипуляторы активно используют цвет, который оказывает большое влияние на выбор потребителя. Например, красный и все его оттенки по дойдут для продвижения молодежного бренда. Они символизируют агрес сивность и активность. Желтый цвет многим напоминает о солнце, весне, следовательно, усиливает энергию, поднимает настроение. Зеленый- цвет здоровья и природы, его можно смело использовать для рекламы натураль ных продуктов и медицинских приоратов, тем самым завуалировано влияя на формирование массового сознания. Серый цвет лучше всего использо вать для рекламы дорогих изысканных изделий, создавая чувство стиля, но при этом отмечается, что отмечается, что серый цвет удручающее влияет на психику «наводит тоску», следовательно, не стоит его использовать для рекламы детских товаров и косметики. Здесь лучше всего подойдут оттенки синего, которые напоминают спокойствие, умиротворение.

Умелое использование основных правил рекламного менеджмента и знание психологических и социальных особенностей развития личности позволяет не только влиять на формирование массового сознания обще ства, но и менять его исходя из экономическо-политического развития го сударства.

Библиографический список:

1. Айзенштейн К.А. «Как рекламировать с успехом».-СПб.: Фортуна для всех, 2007 г.

2. Белинская Е.П.. Тихомандрицкая О.А. «Социальная психология. Хрес томатия.- М., 2003 г.

3. Ванчеко Т.П. «Технология моделирования культурных программ на те левидении: состояние и перспективы» - М., 2008 г.

4. Викентьев И.Л. «Приемы рекламы». Новосибирск: ЦЭРИС. 2007 г.

5. Елисеев О.П. «Практикум по психологии личности». М.: Питер, 2001 г.

6. Кириллов Н.П. «Массовое сознание. Структура. Генезис. Сущностные характеристики. – Томск, 2008 г.

7. Семечкин Н.П. «Психология социального влияния».- М., 2004 г.

КАРНАВАЛИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВА И ЕГО МИФОЛОГИЗАЦИЯ В МЕДИАПРОСТРАНСТВЕ (НА ПРИМЕРЕ «MR. FREEMAN») Ватутин В. А. (г. Красноярск, Россия) Общество развивается посредством подражания и имитации. Идеи, как единица культурной информации, распространяется между индивида ми при помощи имитаций, как сообщает журнал «Journal of Memetics» [2].

В XXI в. это явление находит свой «пик». Связанно это с популяризацией Интернета как медиапространства. Глобальная сеть сама по себе является имитацией на современное общество. Но общество и события в нём не просто имитируются, а становятся тем, что Бодрийяр назвал симулякром.

Кроукер и Кук в своей работе «ТВ и торжество культуры», говоря о пос тмодернистских технологиях телевидения, заметили, что есть телевизи онная самоличность, которая получает всё, что только можно, от симуля кра медий: рыночную тождественность потребителя в обществе зрелищ;

галактику сверхволокнистых настроений. «Телевидение функционирует, имплантируя поддельную, электронно направляемую и технократически контролируемую тождественность в плоть» [6]. Здесь имеется в виду, что телевидение создаёт связь между симулякром и биологическим началом.

Зрительный образ создаёт психологическое состояние аудитории. Ауди тория Интернета является самым всеобъемлющим типом социальной общности. Или, если быть точнее, то является типом социальной анти общности. Более того, Интернет заменяет исторический контекст симуля кром детерриторизированной и деисторизированной образной системой.

Так, информация отрывается от территории и времени, становится копией, интерпретируемой каким-либо пользователем, обретает новую форму и уже новый контекст. Происходит искажение реального понимания данной информации. В такой ситуации всё зависит только от автора «сообщения».

Данная позиция является наглядным изображением постмодернистских технологий Интернета.

Стоит также отметить тенденции влияния симулякров на реальную жизнь. Мир медиа «опутывает» реальность, влияя на социальную жизнь и имидж человека. К примеру, деятельность А. Навального в такой вир туальной среде, как «Живой журнал» начала переходить в реальный мир.

Также есть достаточно прецедентов, когда какого-либо блоггера за ак тивность в виртуальной среде сажают в тюрьму в реальном мире, а не «банят» (бан - один из принятых в Интернете способов контроля за дейс твиями пользователей. Как правило, бан заключается в лишении или ог раничении каких-либо прав пользователя на создание или отправление новых сообщений или создание новых тем на веб-форуме, на отправле ние сообщений в чате, на комментирование в блогах и др.) в медиапро странстве.

Из книги А. Митчелла «Девять стилей американской жизни» можно сделать вывод, что массовое общество поглотило общество классовое, а массовое общество, в свою очередь, растворилось в Интернете. Реальным же продуктом является аудитория. Что также показывает, что Интернет является порождением постмодернизма (концепции размывания классов).

Из работы «ТВ и торжество культуры» А. Кроукера и Д. Кука, можно за ключить, что с точки зрения жаждущей образов аудитории, продуктом Интернета является зрелище как симулякр стиля жизни. А реальным про дуктом Интернета является аудитория.

Такое явление, как Интернет окутывает современного индивида, вби рает его в себя и воспроизводит уже в медиапространстве, то есть в симу ляцированном мире. МакКриндл говорит о новом поколение «Z», которое является цифровым поколением и изучает культуру при помощи его под ражания в цифровом обществе [1]. Так общество карнавилизируется (по термину Бахтина [4]). Интернет и реальность меняются местами. В связи с этой тенденцией появляется такой продукт, как «Mr. Freeman», представ ляющий собой намеренную пародию на жизнь общества и реального ин дивида.

«Mr. Freeman» – анимированный интернет-сериал, появившийся на «YouTube» 21 сентября 2009 года. Анимация содержит только два цвета:

чёрный и белый. Основное содержание выпусков – резкая и грубая кри тика повседневного образа жизни современного человека. На начало года вышло восемнадцать эпизодов сериала, один ролик «Выступление на трансперсональном конгрессе», который эпизодом не считается, и десять короткометражных роликов. Суммарное количество просмотров — более двадцати двух миллионов. Сам «Mr. Freeman» (главный персонаж) пред стаёт Безликим Богом Каонаси (японское божество, которое не имеет своего лица, постоянно в поисках нового лица). «Mr. Freeman» является самим собой и кем-то ещё. То он подражает Наполеону, то Маленькому Принцу и т.д. «Mr. Freeman» становится мемом на само общество. Он не может иметь своё лицо, так как у пародии лица быть не может. Он лишь подражает ему.

Философская концепция главного персонажа «Mr. Freeman» состоит в том, что человек является потребителем, что он уже не существует в реальном мире, репрезентуя себя в мире электронном, и он должен осво бодить себя, должен помнить, что он «не материальная скотина, а высо кий гражданин высокого небесного гражданства», должен «держать свой мозг в чистоте» [5]. Однако, говоря о философской концепции персонажа «Mr. Freeman», мы интерпретируем самого персонажа как существующую субстанцию в реальном мире. Мы делаем это, так как данный персонаж не просто является наблюдаемым объектом, но и выступает как обще ственно-социальный морализатор и публицист, ведущий диалог с реаль но существующей аудиторией. Также, сам создатель персонажа тракту ет его как самостоятельное существо, которое имеет свою форму и свой собственный интеллект. Эту позицию озвучивает нам сам персонаж «Mr.

Freeman». Стоит заметить, что и в интервью автор персонажа говорит не от своего имени, а от имени Mr. Freeman, что формирует восприятие пер сонажа аудиторией как отдельный от автора мыслящий субъект. То есть как субъект реальный.

Как уже было замечено, «Mr. Freeman» содержит мотив карнавали зации. Говоря, что его аудитория стала слишком зависимой от сотовой связи, телевидения, Интернета, он утверждает: «Вас нет, а я есть» («Mr.

Freeman», part 0»). Таким образом, происходит карнавализация реально существующей аудитории и продукта медиапространства. Они меняются местами, «стороной монитора».

Персонаж «Mr. Freeman» имеет полностью графическое воплощение, тем самым подчёркивается нереальность его существования. Таким обра зом создаётся уникальный образ «Mr. Freeman» как сущность интернет пространства. Интернет – репрезентация реальности;

«Mr. Freeman» – не кий гротеск медиапространства.

Происходит смена двух полюсов. Но она обретает гротескный смысл, так как «Mr. Freeman» заявляет, что он реально существующая субстан ция, а настоящие люди – нет. Для наглядности возьмём видеоблог Алек сандра Архангельского «Против течения». В таком формате ведущий не может заявить, что он есть, так как это воспримется очевидностью и не бу дет создаваться гротеск и карнавализация. Но «Mr. Freeman» же, не имея реального своего первичного образа в «настоящем» мире, позиционируя себя как существо первичного мира, а население первичного мира, как мира вторичного, создаёт сатирический характер и крайнее воплощение культуры карнавализации М. Бахтина.

Говоря о контенте продукта «Mr. Freeman» нужно ясно понимать ха рактер его аудитории. Индивида (в абстрактном понимании этого слова) всегда мучила проблема его собственной свободы. Но только в современ ной эпохе индивид начинает репрезентовать себя в медиапространстве.

Он обретает зависимость от этой сферы, теряя из вида мир реальный, то есть – первичный. Также он теряет не только понимание этого мира, но и начинает терять и себя в этом мире, уходя в более «удачное» измерение, где у него больше шансов и возможностей реализовать себя. В этом из мерении «Mr. Freeman» не имеет какой-либо один конкретный образ. Его движение в своей вселенной каждый раз новое. Он проникает то в один интертекст, то в другой. При этом, каждый интертекст является частью од ной парадигмы, которую создаёт «Mr. Freeman». Такие скачки возможны в только в том пространстве, в котором мир является условным и персонаж не имеет конкретики. «Mr. Freeman» предстаёт Безликим Богом Каонаси, не имеющим конкретное лицо. Соотнося данную концепцию с теорией постмодернизма, можно заключить, что порождённый персонаж в данную эпоху в медиапространстве, при этом совершающий подобные прыжки от одной аллегории к другой, не может найти своё воплощение в одном кон кретном лице. Так же культура карнавала порождает новую идею – «Mr.

Freeman», своей безликостью обретает лицо, воплощаясь в абстрактном образе. С этой точки зрения, он становится персонажем конкретным, хоть и безликим.

В контексте меметики, стоит заметить и метод распространения про дукта. Его распространение происходит от индивида к индивиду в соци альной сети. «Mr. Freeman» изначально создавался как вирус.

Исходя из всего этого, давая характеристику обществу (по толкова нию «Mr. Freeman»), воспользуемся термином «миф» в его интерпрета ции Р. Бартом [3]. Но в данном случае происходит переосмысление не какого-либо события, а самого общества. С одной стороны «Mr. Freeman»

сам является фигурой мифической. Он носитель этого переосмысления и его знак. Но персонаж является и источником переосмысления, и вы ражением. Общество теряется в медиапространстве и идентифицируется как «нереальное». Для примера возьмём метод распознавания поколени ем «Z» себе подобных. Как показывает практика интернет-жизни, они идентифицируют личность по изображениям на сайтах социальных сетей (по, так называемым, «аватарам»). Но идентификация происходит не по изображениям самих людей, а по каким-то отвлечённым на них субъектам или объектам. То есть медиа-человек теряет своё лицо, подобно Безлико му Богу Каонаси. Так, «Mr. Freeman» становится ещё большей имитацией общества.

Резюмируя выше сказанное, «Mr. Freeman» имитирует общество, воз водит его до уровня мифа и карнавализирует его с виртуальным миром.

Библиографический список:

1. McCrindle, M. The ABC of XYZ: Understanding the Global Generations / Mark McCrindle – UNSW Press, 2009. URL: http://books.google.ru/books?id=dD 157cVnAPgC&printsec=frontcover&hl=ru#v=onepage&q&f=false 2. «Journal of Memetics» - Evolutions Models of information Transmission.

3. URL: http://jom-emit.cfpm.org/ 4. Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика / Р. Барт, – М.: Изда тельская группа «Прогресс», «Универс», 1994. – С. 72-130. URL: http://lib.ru/ CULTURE/BART/barthes.txt 5. Бахтин М. М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средне вековья и ренессанса.

6. URL: http://www.philosophy.ru/library/bahtin/rable.html 7. Кваша, С. Я не проповедник, я голос // Газета «F5».

8. URL: http://f5.ru/freshf5/post/ 9. Кроукер А., Кук Д. Телевидение и торжество культуры.

10. URL: http://www.commentmag.ru/archive/11/12.htm.

РОЛЬ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА В ФОРМИРОВАНИИ КОММУНИКАТИВНОЙ КУЛЬТУРЫ ЛИЧНОСТИ ВЫПУСКНИКА ВУЗА Вялушкина Ю. В. (г. Балашов, Россия) Прежде чем понять каким образом иностранный язык может помочь сформировать коммуникативную культуру личности выпускника, необхо димо разобраться, что же такое личность и какие ее составляющие. Сло во «личность» происходит от английского слова «персона». Изначально оно обозначало маски, которые надевали актеры во время театрального представления в древнегреческой драме. Таким образом, понятие «лич ность» можно рассматривать как некий поверхностный социальный об раз, который принимает человек, когда играет определенные жизненные роли. Отсюда следует, что понятие «личность», в первую очередь, связа но с социальной сущностью человека. В свою очередь Гегель дает такое определение. Личность – это осознание себя, внешнего мира и места в нем. В современной педагогике наиболее удачным считается следующее определение: личность – это автономная, дистанцированная от общества, самоорганизованная система, социальная сущность человека. В отечест венной психологии К.К. Платонов выделяет четыре составляющие лич ности: первое – биопсихические свойства ( темперамент, половые, возрас тные особенности);

второе – психические процессы ( внимание, память, воля, мышление);

третье составляющее – опыт (приобретенные умения, навыки, знания, привычки);

и четвертое – жизненная направленность ( мировоззрение, стремления, интересы и пр.). [4] В личности существенна не только ее позиция, но и способность к реализации своих отношений. Это зависит от уровня развития творческих возможностей человека, его способностей, знаний и умений, его эмоцио нально-волевых и интеллектуальных качеств.

Человек не рождается с готовыми способностями, интересами, харак тером и т.п. Эти свойства формируются при жизни человека, но на опре деленной природной основе.


Но становление человека как личности происходит только в конкрет ных общественных условиях. Требования общества определяют и модели поведения людей, и критерии оценки их поведения.

То, что на первый взгляд представляется естественными качествами человека (например, черты его характера), в действительности являются закреплением в личности общественных требований к ее поведению. [2] Движущей силой развития личности являются внутренние противоре чия между постоянно растущими общественно обусловленными потреб ностями и возможностями их удовлетворения. Развитие личности — это постоянное расширение ее возможностей и формирование новых потреб ностей. [3] Для того, чтобы стать конкурентноспособным на рынке труда и обеспечить себе достойное будущее в современном, динамично разви вающемся обществе, необходим высокий уровень развития личности. Ос новной задачей преподавателей является заложить основу, фундамент для успешного, личностного развития каждого будущего специалиста.

По мнению И.Л. Бим коммуникативная компетенция является одной из ключевых компетенций при формировании и развитии коммуникатив ной культуры личности и ее формирование должно обеспечиваться всеми предметными областями образования, в том числе и средствами предмета “иностранный язык”. Формирование иноязычной коммуникативной ком петенции является интегративной целью на всех этапах обучения иност ранным языкам. [1] В настоящее время Россия стремиться вступить на один уровень с западными странами, вследствие чего наше правительство проводит раз личные реформы по всем сферам жизнедеятельности. С развитием меж культурного сотрудничества возросло значение практического владения иностранным языком, увеличилась ориентация на международные требо вания к уровню владения различными иностранными языками. Специа лист должен сочетать в себе способности, знания, умения, навыки, а так же высокий уровень владения как минимум одним иностранным языком.

Неоспоримым является тот факт, что иностранный язык как учебный предмет играет важную роль во всем процессе становления коммуника тивной культуры личности студента. Владение иностранными языками открывает широкие перспективы в плане получения дополнительной ин формации, возможности совершенствоваться в области своей профессио нальной деятельности, работать в международных компаниях.

Коммуникативная культура личности включает в себя языковую, ре чевую, логическую, информационную, эмоциональную культуру. В связи с проводимым реформированием систем в России многие специалисты выезжают за рубеж с целью получения работы, обмена опытом или пере мены места жительства, поэтому основной задачей преподавателей инос транных языков является подготовить будущих специалистов к воспри ятию иного социокультурного общества.

Формирование коммуникативной культуры выпускников вуза средс твами иностранного языка осуществляется через реализацию двусторон ней, субъект-субъектной системы отношений между преподавателем и студентом, а так же посредством овладения коммуникационными техно логиями.

Чтобы сформировать у учащихся коммуникативную компетенцию вне языкового окружения, недостаточно насытить занятия по иностранному языку условно-коммуникативными или коммуникативными упражнения ми, позволяющими решать коммуникативные задачи. Важно предоставить им возможность мыслить, решать какие-то проблемы, которые порожда ют мысли, рассуждать на иностранном языке над возможными путями ре шения этих проблем с тем, чтобы учащиеся акцентировали внимание на содержании своего высказывания, чтобы в центре внимания была мысль, а иностранный язык выступал в своей прямой функции - формирования и формулирования этих мыслей. Знание иностранных языков открывает перед выпускниками массу возможностей.

Роль иностранного языка очень важна при формировании коммуника тивной культуры личности, потому что высокоразвитый, коммуникабель ный человек всегда будет выгодно отличаться от своих коллег, имея до ступ к более обширным знаниям. Владение одним английским языком уже способно развязать руки во многих, ранее недоступных направлениях.

Библиографический список:

1. Бим И. Л. Обязательный минимум содержания основных образователь ных программ / Л. М. Бим. М., 1999. – 176 с.

2. Бодалев А. А. Личность и общение. — М., 1983. – 272 с.

3. Бодалев А. А. Специфика социально-психологического подхода к пони манию личности // Психология личности в трудах отечественных психологов.

— СПб.: Питер, 2000. — С. 336-344.

4. Платонов К.К. Структура и развитие личности. — М.: Наука, 1986.

– 254 с.

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ КУЛЬТУРНОЙ ТРАНСМИССИИ В ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОМ ОБЩЕСТВЕ Гаюрова Ю. А. (г. Самара, Россия) В современной ситуации «информационного шока», переживаемой представителем постиндустриального общества, когда причины деструк тивности человеческого поведения в сравнении с прошлым гораздо чаще имеют моральный фактор, возникает вопрос: почему сейчас в ценност ном отношении «хуже», чем в прежние времена? Это, с одной стороны, напоминает миф «о золотом веке истории», который живет и по-своему наполняется конкретным моральным содержанием в каждом поколении.

Однако есть основания считать обоснованным с социально-психологи ческой точки зрения феномен «чувства моральной утраты» в обществе.

Особым познавательным потенциалом в этой связи обладает информаци онный подход к проблеме существования и развития общности, содержа щий возможность для выявления тех возникающих в процессе обмена ин формацией искажений, ошибок, пробелов, которыми может объясняться формирование негативного социально-перцептивного образа каких-либо явлений, событий и их причин.

Согласно информационной концепции этноса как типа общности, ос нованной на информационных связях, в системах повышенной плотности информационных потоков, к которым относится этнос, информация носит двойной характер – вертикальный (диахронный) и горизонтальный (синх ронный). Основой для существования этноса, его преемственности и ста бильности во времени, по мнению авторов концепции, является диахрон ная информация, отражающая межпоколенную связь. В ней содержится «вся культурная традиция народа, его творческое наследство, передавае мое из поколения в поколение в словесной (устной или письменно-лите ратурной), а также в материально-изобразительной форме» [13: 19].

Диахронной информацией любая этническая общность обеспечивает стабильность своего существования в пространстве и времени через от носительную стабильность поведения своих индивидов, понимаемую как развитую систему смыслов и отношений. Согласно Г. Олпорту, ценность является выражением некоего смысла, имеющегося у субъекта социаль ного взаимодействия, она выступает не столько как категория значимости, сколько категория знания.

Механизмами межпоколенной (диахронной) трансмиссии культуры являются традиции и обычаи. Традиции формируют морально-нравствен ный облик человека, обычаи – в большей мере социальный. Результатами диахронной трансмиссии культуры являются усвоенные модели поведе ния и социальные значения (символы, ценности и установки). Согласно И.В. Суханову, «традиции... прямо обращены к духовному миру человека, они выполняют свою роль средств стабилизации и воспроизводства обще ственных отношений не непосредственно, а через формирование духов ных качеств, требуемых этими отношениями» [11: 10-11]. Дети о ценном узнают по реакциям родителей на те или иные явления.

О трансляции смыслов в культуре через образы поступков (модели поведения) говорит в своей работе «Психология смысла» Д.А. Леонтьев:

«Поступки представляют собой проникнутый смыслом текст..., который должен быть прочитан. Только при условии «смысловой расшифровки»

этого «текста» совершенный когда-либо поступок исторического лица по лучит действительный резонанс в форме поступков его потомков» [7: 41].

Трансмиссия смысла происходит не только на основе рефлексии пос тупков транслятора, но и через активно-преобразовательную деятельность субъекта в процессе воспроизводства культуры. «Смысл требует бытий ного, жизненного соучастия в нем, сопричастности, натурализации, тогда он выступает во всей полноте своего содержания и функций как носитель уникальных секретов культурного процесса, действий, поступков, образа мыслей и чувств того или иного самобытного сообщества людей» [5: 34 35]. Человек включается в социальную действительность как активный субъект, отождествляя свое поведение с моделью поведения транслято ров, тем самым обеспечивается интериоризация смыслов в пространство самосознания личности. Согласно В.В. Столину, именно «идентификация делает ребенка способным перенимать точку зрения родителей и других людей, делает его податливым к их внушающим воздействиям, способ ным внутренне подчиниться их контролю и переносить его внутрь, спо собным оценивать себя по меркам взрослых, применять их стандарты к своей деятельности, развивать самоидентичность и чувство «мы», диффе ренцировать себя от других» [10: 61].

Эволюция представляет собой наиболее адаптивный способ развития общества, при которой требования к новым моделям жизнедеятельности состоят в возможности произвести проверку этих моделей временем – на созидательность, полезность, надежность. Современная эпоха, как замечает Э.С. Маркарян, «не позволяет надлежащим образом срабатывать механизму обратных связей в процессах социальной самоорганизации, ибо результаты тех или иных социальных действий просто не успевают проявиться еще в должной мере. Из-за этого не поступает и адекватная информация о соот ветствующих процессах, необходимая для принятия надлежащих решений и проведения требуемых поведенческих коррекций» [8: 89]. Как результат, между ближайшими взаимодействующими поколениями рефлексия ин формации носит характер неупорядоченности, стихийности, снижающий ее адаптивное значение для этноса как социального организма. В связи с чем «вероятность значительного усиления обратного дезорганизующего воздействия среды на общество в результате кумуляции деструктивных эф фектов в очень сильной степени возрастает» [1: 88].

Имея ввиду тот факт, что «образование этнических культур, как и ви дообразование, есть процесс адаптации к специфическим нишам, вначале только природным, но позднее все более и более также и социальным»

[2: 42], мы предполагаем, что в ситуации революционного развития об щества, обусловленной резкими изменениями базовых параметров его существования, в ситуации, требующей существенных социально-куль турных изменений, в процесс развития этноса как социальной системы включаются механизмы социального мифотворчества. Они выступают как альтернатива механизмам межпоколенной трансмиссии, в частности – культурной традиции.

Социальное мифотворчество – процесс создания таких элементов со циокультурной реальности, которые принимаются на веру, без объяснения или доказательства, и служат средством преодоления конфликта, рассо гласования, дисгармонии в отношениях между социальным организмом и средой. По мнению К. Леви-Строса, «сущность мифа составляют не стиль, не форма повествования, не синтаксис, а рассказанная в нем ис тория», в которой, если разделить ее на структурные единицы, «каждая большая структурная единица по природе своей есть некое отношение»

[6: 219]. Миф, как единица социально значимой информации духовного содержания, выполняет по отношению к субъекту жизнедеятельности адаптационную функцию – функцию образа социальной реальности как системы, элементы которой находятся в условиях взаимной согласован ности, баланса.

Феномен социального творчества в ценностно-смысловой сфере оп ределяется в социальной психологии, исходя из понимания творчества как отказа от существующих норм, как некий «прорыв» в пространство принципиально новых ценностей, норм и стандартов, тот «аспект социа лизации, который отражает процесс создания человеком новых областей социальной практики, построения не существовавших ранее социальных общностей» [3: 30]. Социальное творчество – это творчество в сфере со циальных явлений, прежде всего – явлений «высшего» порядка, на ос новании которых осуществляется регуляция социального поведения – в сфере ценностных ориентаций. Социальное творчество может понимать ся как конструирование субъектом социального мира, или создание образа социального мира, необходимое для приведения в систему информации о мире, организации этой информации «в связные структуры с целью до стижения ее смысла» [1: 6]. Последний необходим человеку как изначаль но сознательному существу, имеющему в качестве врожденной мотиваци онной тенденции стремление к поиску и реализации смысла [12].

Наиболее актуальным социальное мифотворчество выступает в пери оды революционного развития общества, когда требуется новая система координат, включающая как необходимые те новые параметры бытия, ко торые общество ощутило.

Революция – это такое изменение целостной функциональной системы, которое не предполагает возможности возврата к прежнему способу функ ционирования в случае негативного и (или) деструктивного эффекта изме нений. Революция есть перестройка структуры, жизнь по новым законам, не проверенным, требующим адаптации к новым параметрам бытия.

Таким образом, в мифе, создаваемом с адаптационными целями, должно отражаться некое новое качество или свойство, как точка отсчета во вновь рас сказанной «истории». В мифе адаптационное достижение как бы закрепляет ся на знаково-символическом уровне, который в большей мере предназначен для восприятия и усвоения его на бессознательном уровне, уровне интуиции, предчувствия, прозрения, чем для сознательного восприятия, поскольку сама сущность мифа состоит в стимуляции поиска и открытия новых смыслов, в заведомой, постулированной бесконечности этого поиска.

Эпоха научно-технической революции повлияла на нивелирование ценностей, связанных с физическими усилиями, структурировавшими жизнедеятельность народа, направляя эти усилия в созидательное для данной эко-культурной системы русло. Традиция как механизм социаль ного развития утратила свою функциональность для субъектов социаль ного бытия, ей на смену приходит социальное творчество. В ценностно смысловой сфере это творчество по формулировке ценностей. Меняется «структура» мира – это отражается на структуре мифа. Реструктурирова ние мифа ведет к реструктурированию поведения в направлении приспо собления к изменениям, какой бы они характер не носили.

По отношению к Пространству и ко Времени современный человек вы ступает как потребитель, для которого проблема потери «связи времен» не только не актуальна, но и обременительна: её заменяет ценность ускорения времени на фоне расширения пространства. Повышение роли политичес кой жизни обусловило факт усиления значимости пространственного ком понента трансмиссии в сопоставлении с компонентом временным в форми ровании семантического поля морального сознания российского человека.

Век научно-технической революции привнёс существенные изменения в реальность, а, следовательно, и ее картину, в расстановку акцентов смыс ловых и ценностных. Утрачивает свою первостепенную описательную и объяснительную значимость структура классического троичного мирово го порядка «Небо – Человек – Земля», что отражено на примере искусства модерна и постмодерна, где части целого методично распределены в кон цептуально обоснованном беспорядке, акцент проставлен на абсурдности, хаосу придается значение точки отсчета и источника смысла. Это обуслов лено всего лишь тем единственным, но беспрецедентном по значимости фактом, что в жизнь общества входит Машина. Окружающее человека про странство становится в первую очередь сферой предметного освоения, в осуществлении чего основополагающее значение имеет Машина. Техника как установка, или, по Хайдеггеру, Gestell, подчиняет себе не только вне шнюю среду, предметную сферу, на которую воздействует по призванию, но и внутренний мир человека, поставив его в позицию заведомой нужды в ней, зависимости от ее несоизмеримых с естественными возможностей.

Рассматриваемые изменения в картине мира направлены на утрату струк турных звеньев социального мифа, связывающих человека с природой, включающих его в целостную экологическую систему, ориентирующих на поиск гармонии и порядка в среде обитания. Примером машиноподобного устройства общества выступают тоталитарные режимы XX века.

У машины, даже мифологической, есть свой срок жизни, она не бес конечна как Космос. Машина распадается на детали ввиду своего изна шивания. В российском обществе это представлено распадом Советского Союза и переходом от социализма к рыночной экономике. Миф о Машине сменился мифом о Рынке как форме взаимодействия Продукта с Потре бителем.

Снятие нравственных ограничений влечет за собой поведение, норми рованное лишь ценностями успеха, материального благополучия, достат ка. Попытка достижения баланса со средой путем отхода от нравственных идеалов, духовности, возникла, на наш взгляд, в ситуации управления сознанием масс мифом о Рынке потому, что ключевым является вопрос о преимуществе: оно требует не активизации сил организма, а напротив, отказа от усилий в тех или иных сферах, например от усилий выработать свою личностную позицию, развить свои способности, подвергнуть кри тике свое поведение и т. д.

Как размышляет на эту тему М.С. Каган, «превращение индивиду ализма в господствующий принцип общественного сознания привело к тому, что исчезли все общезначимые нормы вкуса, - каждый человек по лучил право считать собственные суждения равноправными любым дру гим, и это не могло не иметь катастрофических последствий для общего уровня эстетической культуры буржуазного общества – особенно ярко это проявилось, по понятным причинам, в так называемой массовой культуре, ставшей носительницей китча» [4: 369].

Общей характеристикой одного из структурных звеньев нового рос сийского мифа о Рынке – Продукта – является его стремление к завер шенности как детерминанте спроса, или «герметичности», в понимании Ортеги-и-Гассета [9].

Прочитываемое в текстах современных продуктов массовой культуры отсутствие необходимости чувствовать и различать физические характе ристики объекта может существенно препятствовать развитию способнос ти сочувствовать, сострадать. Это приводит человека в мир виртуальной реальности, в которой невозможна реализация специфически человечес кого способа бытия – рефлексивного, основанного на постижении себя через другого.

Библиографический список:

1. Андреева Г. М. Психология социального познания. М., 2000. 288 с.

2. Арутюнов С. А. Адаптивное значение культурного полиморфизма // Эт нограф. обозр. 1993. № 4. С. 41-56.

3. Белинская Е. П., Тихомандрицкая О. А. Социальная психология лич ности: Учеб. пособие для вузов. М.: Аспект Пресс, 2001. 301 с.

4. Каган М. С. Философия культуры. СПб.: ТОО ТК «Петрополис», 1996.

416 с.

5. Козловский В. П. Культурный смысл: генезис и функции. Киев: Наук.

думка, 1990.

6. Леви-Строс К. Структурная антропология / Пер. с фр. Вяч. Вс. Иванова.

– М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001. 512 с.

7. Леонтьев Д. А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. 3-е изд., доп. М.: Смысл, 2007. 511 с.

8. Маркарян Э. С. Узловые проблемы теории культурной традиции // Сов.

этнография. 1981. № 2. С. 78-97.

9. Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс. – М., 2001. – 509 с.

10. Столин В. В. Самосознание личности. М., 1983. С. 61.

11. Суханов И. В. Обычаи, традиции и преемственность поколений. М., 1976.

12. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: прогресс, 1990. 367 с.

13. Чебоксаров Н. Н., Арутюнов С. А. Передача информации как меха низм существования этносоциальных и биологических групп человечества // Расы и народы. М., ИЭ РАН, 1972. Вып. 2.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.