авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

Тезисы

международной конференции

«Стратификация национального языка

в современном российском обществе»

(Санкт-Петербург, 30 октября — 2 ноября 2013 года)

Санкт-Петербург

«Златоуст»

2013

УДК 811.161.1

Тезисы международной конференции «Стратификация национального

языка в современном российском обществе» (Санкт-Петербург, 30 октября —

2 ноября 2013 года). — Санкт-Петербург : Златоуст, 2013. — 177 с.

ISBN 978-5-86547-765-5 Гл. редактор: к. ф. н. А.В. Голубева Корректор: О.С. Капполь Оригинал-макет: Л.О. Пащук Подготовка издания:

отдел образовательных проектов УИЦ «Златоуст»

Печатается в авторской редакции © ЗАО «Златоуст» (редакционно-издательское оформление, издание, лицензионные права), Оглавление Афанасьева Н.Д., Захарченко С.С., Могилева И.Б. Конфликт поколений («Век нынешний и век минувший»)……………………………………………...……………….. Аюшеев Б.Б. Армейский жаргон: аспекты исследования социолекта…………………… Бубнова Н.В. «Возрастная» стратификация онимов в составе региональных фоновых знаний смолян…………………………………………………………………… Ваджибов М.Д. Демаргинализация как один из способов риторизации русской речи дагестанской студенческой молодежи…………………………..…………………. Васильев А.Д. Российская (суб)культурно-речевая ситуация и перспективы ее развития……………………………………………………………………………………... Васильева Т.В. Форумы инженерного профиля как новое поле для социолингвистических исследований…………………………………………….……….. Газиева Н. Гендерные аспекты языковых изменений ………………………………….... Герасименко И.Е. Аксиология гендерно маркированных коннотаций (на материале «Русского ассоциативного словаря»)…………...……………………….... Главацкая Е.И. Имена существительные женского рода в гендерной стратификации русского национального языка……………………………….………….. Гурьянова Н.А. Гендерная стратификация языка в межличностном общении:

ситуативный речевой конфликт………………………………………………………….... Дегальцева А.В. Некоторые особенности и причины употребления жаргонной лексики в электронном деловом общении……………………………….…...................... Ефремов В.А. О некоторых новых стратах русского языка в Интернете………….……. Зеленин А.В. Этнонаименования в русском уголовном арго………………………….

…. Кормилицына М.А., Сиротинина О.Б. Стратификация национального языка и роль СМИ в сохранении его единства……………………………………………….….. Коровушкин В.П. Проблемы социолексикографического описания русского военного социолекта XVI–XXI веков………………………………………………………….…..… Красовская О.В. Функционально-стилистическое варьирование судебной речи……... Кропачева М.А. Региональное варьирование молодежного жаргона с точки зрения частотных характеристик лексических единиц (на примере студенческого жаргона г. Глазова и г. Санкт-Петербурга)…………………….………………………… Лаврик Э.П. Гендерные особенности инвективы,…………………………………….…. Литвинникова О.И. Номинации детей средствами производной лексики в системе возрастной стратификации русского национального языка…….……...…. Милехина Т.А. Корпоративная коммуникация в аспекте профессиональной стратификации национального языка…………………………………………………… Михайлов А.В. Интеграционные эффекты доминирующего компонента в разновидностях языка и стратификация языка……………………………………….… Осетрова Е.В. Речевой жанр как индикатор социального сообщества (на материале интернет-отзыва о турпоездке) …………………………………………. Пахомов В.М. «Меня в школе учили по-другому». «Придуманные правила»

у носителей языка разных возрастных групп……………………………………….…... Разумовская В.А. Социальные диалекты в аспекте художественного перевода:

англо-русские параллели……………………………………………………………….… Разумовская В.А., Чистова Е.В. Интернет-эвристика в переводе профессиональной лексики (терминосистема «брендинг»: англо-русско китайские параллели)....…………………………………………….……………………. Симоненко Н.Е. Особенности речи представителей двух гендерных групп……….… Тарасенко Т.В. Национальный язык глазами переводчика (на примере перевода романа М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита» на японский и китайский языки) …………………………………………………………………….… Ускова О.А. Формирование профессиональных социолектов бизнес-сообщества в виртуальной среде……………………………………………………………………..... Химик В.В. Русская разговорная речь: аспекты стратификации…………………….… Хорошева Н.В. Континуальное и дискретное в стратификации языка:

промежуточные идиомы (на материале русского и французского языков)………….... Черняк В.Д. Стратификация языка в зеркале словарей……………………...………..… Н.Д. Афанасьева, С.С. Захарченко, И.Б. Могилева (Московский государственный институт международных отношений (университет) Министерства иностранных дел Российской Федерации, Москва) Конфликт поколений («Век нынешний и век минувший») Ключевые слова: конфликт поколений, теория поколений, молодежный сленг.

Конфликт поколений — проблема вечная, и эта постоянная борьба «отцов» и «детей» основана на различиях буквально во всем: в экономике, политике, культуре, изменяющихся жизненных ценностях и др. Как ни парадоксально, все чаще мы сталкиваемся с ситуацией, когда старшее поколение не понимает того, что говорит молодежь. Кажется, мы говорим на одном языке, но ситуации непонимания наблюдаются все чаще и чаще. Мы не понимаем их, а они — нас. Хотелось бы отметить, что такого непонимания не было в общении молодого и старшего поколений еще 20–30 лет назад, хотя и в то время существовал своеобразный молодежный сленг.

Во многом это объясняется изменениями, произошедшими и происходящими в жизни общества.





По теории поколений, созданной американскими учеными Нейлом Хоувом и Вильямом Штраусом в 1991 году, смена генераций происходит приблизительно через 20 лет, каждые четыре поколения — это цикл, длительность которого примерно 80– лет. После четвертого цикла все повторяется, и пятая генерация очень похожа на первую своими идеалами, ценностями, поведением. Применив эту теорию к России, выделяют поколение победителей (начало ХХ века — 20-е годы), молчаливое поколение (20–40-е годы), поколение беби-бумеров (поколение «весна», или «идеалисты» — 40–60-е), поколение Х (60–80-е), Y («осеннее поколение», или поколение «миллениум» — 1980–2000-е) и Z (2000 — наст. вр.). Таким образом, сейчас в нашем обществе существуют представители всех циклов, и было бы интересно проследить речевое общение между каждой группой, но мы хотели остановиться на примере общения абитуриентов, студентов (поколение Y) и преподавателей (чаще всего поколения беби-бумеров и Х), чтобы доказать выдвинутую нами гипотезу: все мы говорим на русском языке, используя и литературный, и разговорный, и научный, и официально-деловой стили, с уважением относимся друг к другу, с удовольствием передаем знания молодому поколению, учим их не только наукам, но и жизни (так, как мы это себе представляем), но не всегда мы достигаем полного понимания в силу того, что каждое поколение использует свой язык, делает это в разных условиях, преследуя разные цели. Проследим это явление на примере речи людей, имеющих высокий уровень образования или выросших в семьях с достаточно высоким образовательным уровнем, стремящихся к его повышению. Здесь можно говорить о формировании вариантов языка не только по социальному составу, но и по возрасту, уровню образования, общественному положению.

Представители поколения 40–60-х годов радовались, наблюдая восстановление страны после победы в Великой Отечественной войне, хрущевскую «оттепель», гордились тем, что первый космонавт был гражданином СССР, огромной и сильной державы. Наибольшими ценностями того времени было высшее образование, чтение книг, дружба, коллективизм.

Поколение 1980–2000 годов формировалось в иных условиях: с одной стороны, они были свидетелями развала государства СССР, а с другой — почувствовали колоссальные изменения: бурное развитие компьютерных технологий, Интернета, сотовой связи (в связи с общением с мобильным телефоном это поколение имеет прозвище «поколение большого пальца»). Они общаются в Сети с огромным количеством незнакомых и знакомых людей, создают свой виртуальный мир, в котором царят свои законы и правила. Именно поэтому они часто наивны и инфантильны, не знают многих жизненных реальностей. Часто они одиноки, так как виртуальный мир и виртуальные друзья заслоняют настоящие человеческие отношения, подменяют их.

Поколение «отцов» всегда недовольно поколением «детей» — это закон природы. Нам хочется, чтобы наши дети были сильнее, мудрее нас. Иногда мы раздражены от того, что совсем не понимаем, что они говорят, и считаем их любимые слова и выражения издевательством над русским языком. А они, в свою очередь, не понимают нас, посмеиваясь над высокопарным слогом и уже непонятными им словами и выражениями.

Бурное развитие компьютерных технологий, Интернета, сотовой связи определило появление в языке молодежи огромного количества иноязычных слов и выражений, связанных с информационными технологиями, так как многие новые процессы и понятия удобнее выразить краткими иностранными словами. Наиболее ярко это видно на примере лексики, которая является самым подвижным пластом языка. Поэтому мы рассматриваем появление новых слов в языке, так как в грамматике эти изменения происходят медленнее. Используя заимствованные слова, люди подчиняют их словообразовательной системе русского языка, видоизменяют их, добавляя русские морфемы. Поэтому появляются такие слова, как засейфить (англ. to save — сохранить), дедлайнить (англ. to deadline — сделать в срок), загуглить (англ.

google — найти в поисковой системе Google), кликнуть (англ.  to  click — щелкнуть), майлить (англ. to mail — посылать сообщения по е-мэйлу), залогиниться (англ. to login — войти), ребутнуть (англ.  to rebut — перезагрузить), лайкать (англ.  to  like — нравиться), постить (англ.  to  post — вывешивать), фордварнуть (англ.  to  forward — переслать), забэкапить (англ. to back up — давать задний ход), зачекиниться (англ. to  check in — зарегистрироваться), зафолловить (англ. to follow — следовать).

Приведем пример, как новая лексика вписывается в современную жизнь:

«Об этом мы решили поговорить с психологом, руководителем психологического центра “СоДействие” Анной Хныкиной.

“АиФ”: — Почему люди, даже видя, что кто-то уже это “сфоткал” и “запостил”, все равно сами “фоткают” и “постят”? … “АиФ”: — Когда человек фотографирует каждый свой шаг, каждый свой “лук” (внешний вид), о чем это говорит?

А.Х.: — Определенно, такому персонажу не хватает внимания. Причем это относится и к тем, кто “пиарится”, делает это как бы для работы. Сколько бы внимания человек не получал в реальности, если он усердствует в выкладывании себя любимого, значит, внимания по какой-то причине именно ему нужно больше. А количество лайков в таком случае будет отражать степень популярности, признания и будет дарить ощущение собственной востребованности…» (Фоткать, постить, лайкать. Почему мы «подсаживаемся» на визуализацию своей жизни? // Аргументы и факты. 2013. 11 окт.).

Молодое поколение более свободно, чем старшее поколение. Широкий круг общения, возможность бывать в разных странах делает их в большей степени гражданами мира, что, безусловно, сказывается на лексике, используемой молодым поколением. Молодежь сильнее подвергается влиянию иностранных слов. Так появляются стаффы (англ. stuff — вещь, барахло, пожитки;

зд. работники), эйчары (англ. HR (Human Resource) — кадровые работники), лол, лолище (англ. laughing out loud — громко, вслух смеяться), троллить (англ. trolling — ловля рыбы на блесну, русскоязычная деформация слова troll — травля, провокация;

троллить — провоцировать), по хардкору (англ. hardcore — ускоренный и ужесточенный панк;

зд.

очень жестко), треш (англ. trash — мусор, отстой), поюзанный, заюзанный (англ. to use — использовать), бро, броша — (англ. bro — братан, близкий друг), по кайфу (англ.

kaif — безделье, опьянение;

зд. удовольствие), стайлить (англ. style — стиль;

зд.

придавать определенный стиль чему-л.), пикапер (англ. to pick up — разг.

познакомиться;

зд. человек, который знакомится с девушками с целью соблазнения), мониторить (англ. to monitor — контролировать, наблюдать), лук (англ. look — вид, обзор;

зд. фотография самого себя в полный рост на фоне какого-то особенного события, природы или достопримечательности), лифтолук (зд. фото самого себя в зеркале лифта). Обращаем ваше внимание на то, что часто это глаголы, от них могут образовываться существительные (пикапер), причастия (поюзанный).

Как уже отмечалось, молодое поколение, проводя огромное количество времени за компьютером, часто живет в своем виртуальном мире. Порой они испытывают трудности при реальном общении, не умея строить человеческие отношения, отсюда часто неумение использовать язык как средство общения в различных ситуациях. Например, студент, прощаясь с преподавателем и выходя из аудитории, вместо традиционного «До свидания!» говорит ему: «Ну, ладно, давайте!»

— что демонстрирует не столько его невоспитанность, сколько неумение выбрать соответствующую ситуации этикетную форму.

Наряду с прагматизмом молодому поколению присущи инфантильность и наивность, поэтому часто в их языке появляются слова с большим количеством уменьшительных, ласкательных суффиксов. В ряде работ уже отмечались такие слова, как печалька, няшки, вкусняшка, обнимашки. Количество подобных слов увеличивается ежедневно: сладулик, сладуля, люблюшки, спасибки, цулулуленьки.

Нынешнее поколение, как и все предыдущие, имеет свой сленг, использует слова в своем, часто только ему понятном переносном значении: Огонь!, розово или фиолетово, тормоз, Это просто космос!, отрываться по полной, фрик. Спросить о том, как идут у друга дела можно, задав вопрос: «Чо как?» По мере взросления все эти словечки уходят из их лексикона, как в свое время ушли шнурки в стакане, клевый и клево, ништяк, чувак и чувиха.

Настоящий конфликт появляется тогда, когда меняются духовные ценности, уходят в прошлое понятия, связанные с историей и культурой страны, те фоновые знания, которые были так ясны и понятны предыдущим поколениям. Тогда в диктанте вместо словосочетания гегемон революции преподаватель видит написанное учащимися покемон революции, при словах анналы истории они густо краснеют, а при словах субретка и маркитантка в учебной аудитории начинается паника. Рассказ преподавателя о Параше, героине «Медного всадника» А.С. Пушкина, на поиски которой бросился Евгений, вызывает приступ гомерического хохота в аудитории.

Многие явления уйдут из языка, так было и раньше. Студенты старших курсов и магистранты отмечают, что, становясь взрослее, они все реже используют слова, которые кажутся им такими эмоциональными и выразительными в подростковом возрасте. Используя их, они выглядят в своих глазах более значительными. По мере взросления им хочется, чтобы их речь не отличалась стремлением сломать стереотипы и сочинить свой язык, а была бы грамотной, литературной, образной. Меняется окружение, занятия — и многие слова уходят, многие процессы и явления получают новое языковое оформление. Отметим, что изменения в языке — постоянное явление.

Язык — это организм, который живет своей жизнью, постоянно развивается по своим законам.

Б.Б. Аюшеев (Бурятская государственная сельскохозяйственная академия им. В.Р. Филиппова, Улан-Удэ) Армейский жаргон:

аспекты исследования социолекта Ключевые слова: социолект, жаргон, армейский жаргон.

Речь молодежи, проходящей срочную военную службу, представляет собой интереснейший лингвистический феномен. Армейский жаргон можно рассматривать как одну из разновидностей молодежного сленга, это позволяют утверждать возраст военнослужащих (18-–20 лет) и наличие в нем пласта лексики из общемолодежного жаргона. Однако следует оговориться: речь служащей молодежи занимает особое место в системе молодежного сленга в силу своей специфики.

Специфика армейского жаргона видна прежде всего на уровне лексики, которая разнородна по своему происхождению. В ней по данному критерию выделяются следующие группы: молодежные жаргонизмы, военная лексика, слова, заимствованные из арго, и лексика, сформировавшаяся непосредственно в солдатской среде. Если молодежная лексика характеризуется большой подвижностью, изменчивостью, то остальная лексика относительно устойчива.

Условиями солдатской жизни обусловлено и наличие довольно большого числа арготизмов в армейском жаргоне, считает исследователь арго М.А. Грачев [Грачев 1997: 176], и это не без основания. Условия службы и условия отбывания наказания в местах лишения свободы имеют ряд общих внешних атрибутов: мужской состав, вынужденное подчинение, жесткая иерархия и распорядок дня. Поэтому не случайно гауптвахта в жаргоне служащей молодежи называлась кичей (в арго кича — тюрьма), кровать — шконкой. Лексика армейского жаргона настолько специфична, что он может рассматриваться и вне рамок молодежного жаргона, как самостоятельная социальная разновидность речи.

Выявленные в ходе исследования армейские жаргонизмы по семантическому критерию можно разбить на несколько тематических групп.

Обозначения воинских званий, должностей, родов войск, воинских специальностей: младшой, капрал, малан — младший сержант;

старшой, старсерж — старший сержант;

прапор, кусок — прапорщик (или старший прапорщик);

шакал, фриц, ганс, шматок — офицер;

литёха, шматок — лейтенант;

старлей — старший лейтенант;

кэп — капитан;

подпол — подполковник;

полкан — полковник;

летун — военнослужащий ВВС (независимо от того, летчик он или нет);

мореман — моряк;

пиджак — военнослужащий, получивший офицерское звание по окончании военной кафедры какого-либо вуза;

особисты — сотрудники отдела военной контрразведки.

Лексемы, обозначающие вооружение, обмундирование, амуницию, их элементы: комок, камф — камуфлированное обмундирование;

цифра — цифровой камуфляж;

броник — бронежилет;

калаш, ствол, сучок, акашка — автомат;

шубинки — меховые рукавицы;

бабочки — эмблема военных автомобилистов;

капуста — общевойсковая эмблема;

птички — эмблема ВВС;

кишкодав (шутл.) — поясной ремень;

разгрузка — разгрузочный жилет.

Слова, обозначающие сроки службы, а также лексика и устойчивые словосочетания, характеризующие неуставные взаимоотношения в армии: запах — новобранец, еще не принявший присягу;

дух, душок, душара — солдат, прослуживший не более полугода;

слон, слоник, помаз, помазок, котёл — солдат, прослуживший от полугода до года;

черпак, фазан — солдат, прослуживший от одного года до полутора лет;

дед, дедушка, старик — солдат, прослуживший от полутора до двух лет;

дембель — демобилизованный или солдат, ждущий демобилизации в скором времени;

увольнение в запас;

карантин — курс молодого бойца, период службы с момента прибытия призывника в часть до принятия присяги;

духанка — период службы, когда солдат считается духом;

раскумарка, колыбаха — удар ватной подушкой по голове;

взбодрить — избить, наказать за ослушание, оплошность;

умираловка — наказание за оплошность, ослушание;

умирать — подвергаться наказанию, избиению (как правило, о достаточно продолжительном процессе);

вешаться — испытывать трудности в несении службы;

оказаться в очень затруднительном положении;

то же самое, что умирать;

фанеру к бою (к осмотру)! — сигнал к началу одного из «традиционных» наказаний молодых солдат старослужащими (по этому сигналу дух должен стоять по стойке «смирно», ожидая удара в грудь);

пробивать фанеру — бить, наносить удары по груди;

переводить, расстегивать — совершать определенного рода обряд по отношению к молодым солдатам, после которого те формально считаются отслужившими очередные полгода, то есть статус молодого человека в солдатской среде повышается;

палить — 1. наблюдать, следить за командирами (оценка действий солдат);

2. задерживать с поличным, заставать за запрещенным делом, занятием (оценка действий командиров);

Атас! — сигнал тревоги;

Палево! Шиц идет! — сигнал опасности, тревоги при появлении начальства;

запалиться — попасться с поличным, быть замеченным кем-либо из офицеров за запрещенным занятием;

положенец — «молодой» солдат, которого за определенные личные качества или заслуги старослужащие «перевели» или «расстегнули» раньше положенного срока, вследствие чего у него появляются определенные привилегии в отличие от основной массы «молодых»;

золотой дух — единственный в подразделении «молодой», которому, по неписаным солдатским законам, позволяется держаться со старослужащими на равных;

притеснять золотого духа не рекомендуется;

золотые дни — первые дни после прибытия «молодых» в часть, когда, по неписаным законам, старослужащие не должны трогать, притеснять новобранцев (в разных частях бывает разное количество «золотых дней»: один день, три дня, неделя);

приказ — указ президента (верховного главнокомандующего) о демобилизации отслуживших свой срок военнослужащих (как правило, 27 сентября или 27 марта);

стодневка — начало отсчета дедами ста дней до приказа;

полстадневка — 50-й день до приказа, когда по традиции деды позволяют духам поменяться с ними ролями на один день;

летать, шуршать, шамшить — быстро исполнять приказы старослужащих;

забить петуха — сделать сзади на кителе под поясным ремнем складки (духам делать подобное запрещено).

Лексика, характеризующая предметы, явления быта: шконка, шконяра — кровать, койка;

кича, губа — гауптвахта;

сухпай — сухой паек;

порцайка — порция масла;

машка — швабра;

взять машку за ляжку (шутл.) — мыть полы шваброй;

взлетка, цепэ — свободное место для построений в казарме;

центральный проход;

дизель — дисциплинарный батальон;

ПХД (пэхэдэ) — парко-хозяйственный день;

генеральная уборка на территории части, в казарме (обычно в субботу);

сапог — нижняя часть стены, выкрашенная, как правило, в темный цвет (около 30 см от пола);

увал — увольнение;

самоволка, самосвал, самоход — самовольная отлучка из части;

зашариться — 1. увильнуть от работы;

2. получить легкое, необременительное задание, работу;

3. получить что-либо, что приносит радость в жизни солдата;

4. Раздобыть несолдатскую пищу, снедь;

кабанствовать — то же самое, что зашариться (в 1, 2 и 3 м значениях).

Понятия, связанные с несением службы: стоять на тумбочке — исполнять обязанности дневального по роте;

ДПЧ (дэпэчэ) — дежурный по части;

помдеж — помощник дежурного по части;

начкар — начальник караула;

дубак — часовой и др.

Лексемы, выражающие отношение к военной службе: тормоз, ручник — тугодум, медлительный человек;

нехватчик — 1. (шутл.) солдат, который всегда голоден;

2. (презр.) солдат, который из постоянного чувства голода не пренебрегает чужими объедками;

косарь, косильщик, шарящий — стимулянт, мнимый больной;

закосить — притвориться больным, стимулировать что-либо;

шарить — проявлять находчивость, изворотливость;

шуршать — 1. усердно работать, суетиться, хлопотать, быть активным;

2. производить тщательную интенсивную уборку помещений:

подметать, мыть полы и т.п.;

гаситься, шкериться — прятаться, отлынивать от работы, несения службы;

чухнуть — дезертировать;

рубиться — стараться выслужиться;

рубанок (неодобр. или презр.) — солдат, который старается выслуживаться перед начальством;

кабан (одобр.) — тот, кто кабанствует;

кирзуха — солдатская каша.

При всей общности образования социальные диалекты имеют свои региональные особенности. При выявлении лексики армейского жаргона к анкетированию привлекались не только солдаты, несущие службу в Забайкалье, но и гражданские лица, служившие в разное время в разных регионах страны. Кроме того, для сравнения использовались жаргонные словари. В результате выявлены некоторые региональные особенности армейского жаргона. Особенно четко это прослеживается при сравнении речи солдат, служащих в Забайкалье и на Дальнем Востоке. Например, в речи первых отсутствуют такие лексемы, как рубанок, рубиться, кабан, кабанствовать, колыбаха и т.д. Причины подобных расхождений разные. Одна из них — удаленность Забайкальского региона, где несут службу носители описываемого языкового явления, от моря. А на Дальнем Востоке армейские части нередко соседствуют с частями ВМФ, вследствие этого армейский жаргон заимствует слова из флотского жаргона (например, лексемы рубанок, рубиться).

Необходимо отметить, что своеобразие армейского жаргона невозможно представить в полной мере, анализируя жаргон только с позиций системно структурного подхода, когда внимание ориентировано на предмет, вещь, то есть в центре внимания находится лишь слово как таковое, без должного учета причинно следственных связей. Думается, что в новых условиях развития лингвистической науки правомерна постановка вопроса об антропологической парадигме изучения армейского жаргона, когда внимание переключается с объектов познания на субъекта, с языка на его носителей, поскольку, по словам И.А. Бодуэна де Куртенэ, «язык существует только в индивидуальных мозгах, только в умах, только в психике индивидов или особей, составляющих данное языковое общество» [Бодуэн де Куртенэ 1963: 58].

Поэтому целесообразно рассмотрение армейского жаргона и других социальных диалектов с позиции лингвокультурологии. Рассмотрение армейского жаргона под новым углом зрения позволит описать многомерные концепты в национальном сознании молодых носителей русского языка. Так, например, концепт «семья» является универсальным в любой национальной картине мира.

Лексическое значение концепта: группа живущих вместе родственников (муж, жена, родители с детьми). Семантическое поле концепта образуют следующие лексемы, отраженные в анкетах (анкетирование проводилось, как упоминалось выше, в рамках общего исследования молодежного жаргона. Были опрошены школьники, студенты, военнослужащие и др.): предки, шнурки, черепа, старики, родаки, пэрэнты, кони, родичи, мазер-фазер — родители;

пахан, папик, фазер — отец;

сеструха — сестра;

братан, брателло — брат.

Вся представленная лексика, характеризующая родственные отношения, отличается ярко выраженной фамильярностью, показывает в некоторой степени пренебрежительное отношение информанта к данному концепту. Важно отметить, что в армейском жаргоне подобная лексика практически отсутствует. В данном случае может идти речь о проявлении явления лакунарности в армейской жаргонной лексике.

Отсутствие подобных лексем в армейской среде обусловлено социальным и чувственным опытом военнослужащих. В ситуации армейской жизни описываемый концепт оказывается на такой шкале ценностей, которая не позволяет концепту вербализоваться в лексических единицах со сниженной коннотацией.

Таким образом, концепт «семья» в среде служащей молодежи, в отличие от других молодежных групп, занимает одно из ведущих мест в семантическом поле концептов.

Подобное описание изучаемой лексики характеризует образ мыслей, особенности психологии молодого носителя национального языка, в том числе и тех, кто оказывается в специфических условиях жизни (на службе в армии).

Литература 1. Бодуэн де Куртенэ И.А. Избранные труды: В 2 т. — М., 1963. — Т. 2.

2. Веселый А. Реки огненные // Веселый А. Избранное. — М., 1990.

3. Грачев М.А. Русское арго. — Н. Новгород, 1997.

4. Судзиловский Г.А. Сленг, что это такое?: Английская просторечная военная лексика:

Англо-русский словарь военного сленга. — М., 1973.

Н.В. Бубнова (Военная академия войсковой противовоздушной обороны Вооруженных Сил Российской Федерации им. маршала Советского Союза А.М. Василевского, Смоленск) «Возрастная» стратификация онимов в составе региональных фоновых знаний смолян Ключевые слова: возрастная стратификация, онимы, фоновые знания, речевой портрет.

Еще в IV веке известный христианский философ Аврелий Августин писал:

«Редко ведь слова употребляются в их собственном смысле;

в большинстве случаев мы выражаемся неточно, но нас понимают» [Августин 1991: 298]. В начале ХХ века профессор A.M. Пешковский, развивая данную мысль, отметил, что естественная речь «по природе своей эллиптична», что мы всегда не договариваем своих мыслей, опуская из речи все, что дано обстановкой или «предыдущим опытом разговаривающих»

[Пешковский 1959: 58]. То, что ученый назвал «предыдущим опытом» собеседников, в современной лингвистике определяется термином «фоновые знания».

Основополагающим в русской лингвистике является определение фоновых знаний, предложенное в «Словаре лингвистических терминов» под редакцией О.С. Ахмановой:

«…обоюдное знание реалий говорящим и слушающим, являющееся основой общения»

[Ахманова 1966: 498]. При этом, по замечанию Г.Д. Томахина, «фоновые знания в широкой трактовке — это практически все знания, которыми располагают коммуниканты к моменту общения» [Томахин 1988: 54].

По мнению И.Г. Милославского, «русскому языку вообще глубоко свойственна доверчивость к знаниям и интеллекту собеседников. Зачем специально называть то, что и так для всех очевидно и кажется понятно?» [Милославский 2003: 281]. При этом актуальность исследования фоновых знаний обусловлена тем, что «очевидное и понятное для одного человека не всегда столь же очевидно и понятно для другого» [там же: 281]. Классический пример мы можем найти в «Исповеди» Августина: «Если никто меня об этом не спрашивает, я знаю, что такое время: если бы я захотел объяснить спрашивающему — нет, не знаю» [Августин 1991: 292].

Одной из базовых единиц фоновых знаний является имя собственное в силу высокой степени лингвокультурологической ценности. А.Ф. Лосев отмечал: «И нет границ жизни имени, нет меры для его могущества. Именем и словами создан и держится мир. Имя носит на себе каждое живое существо. Именем и словами живут народы… Имя победило мир» [Лосев 1990: 228].

В структуре ономастических фоновых знаний может быть выделено три уровня: общечеловеческий, общенациональный и региональный / краеведческий [Максимчук 2002: 110]. Актуальность исследования фоновых знаний краеведческого уровня обусловлена тем, что региональные онимы по причине своей непосредственной близости к воспринимающему субъекту могут иметь даже большее значение для формирования конкретной языковой личности, чем имена собственные более высоких уровней.

В ходе исследования региональных ономастических фоновых знаний современных смолян нами был проведен ассоциативный эксперимент, в котором приняли участие 1650 респондентов. В начале эксперимента его участникам была предложена анонимная анкета, содержащая следующие характеристики: пол, возраст, место рождения, уровень образования, сферу профессиональной деятельности, время проживания на Смоленщине и место жительства (город Смоленск или один из районов Смоленской области). Собственно эксперимент заключался в том, что его участникам было необходимо в течение одной минуты записать имена собственные, с которыми у них ассоциируется стимул Смоленщина.

Полученный ассоциативный материал был обработан нами посредством создания электронной базы данных, включающей 1212 онимов-реакций (13 употребление). Из полного корпуса полученных данных нами были выделены онимов, имеющих индекс частотности более 100. Ряд исследователей [Сыдынбекова 1978;

Норман 1994;

Кукушкина 1998 и др.] отмечают, что частотность является наиболее важным фактором при поиске слов в ассоциативной деятельности: более «знакомый», вероятный для субъекта вариант «всплывает» в сознании первым, «подавляет» менее частотный. По замечанию Г.М. Мандриковой, «частотность слова, с позиций антропоцентризма языка, является не простым фактом статистики, а свидетельством социального предпочтения той или иной языковой единицы для целей познания и коммуникации» [Мандрикова 2011: 36]. Особенно важен показатель частотности при употреблении собственных имен.

К числу наиболее частотных в составе фоновых знаний смолян относятся онимы: Днепр (953), Успенский собор (725), Крепостная стена (695), Ю.А. Гагарин (596), М.И. Глинка (492), А.Т. Твардовский (466), Смоленск (345), М.В. Исаковский (273), Ф.С. Конь (232), ЦПКиО «Лопатинский сад» (199), М.К. Тенишева (166), Н.И. Рыленков (154), Н.М. Пржевальский (143), пл. Смирнова (ныне пл. Победы) (131), Василий Тёркин (124), М.И. Кутузов (121), музей А.С. Грибоедова «Хмелита» (105). Из перечисленных 17 ономастических единиц 12 (исключая Лопатинский сад, Н.М.

Пржевальский, пл. Победы, М.И. Кутузов, «Хмелита») были отмечены в списках реакций всех групп респондентов, что является показателем их принадлежности ядру региональных фоновых знаний смолян. Наличие ядерных онимов в списке реакций всех групп испытуемых подтверждает правомерность выделения понятия «языковая личность смолянина».

В то же время предварительное проведение анкетирования позволило сделать выводы об особенностях состава выявленных фоновых знаний респондентов в соотношении с указанными параметрами анкеты, в частности с возрастной принадлежностью респондентов. Участники эксперимента были распределены нами на следующие возрастные группы (в скобках указан количественный состав каждой группы): 7–16 лет (209), 16–25 лет (681), 25–35 лет (263), 35–50 лет (285), более 50 лет (212).

В таблице представлено, как распределились ядерные онимы по частотности в процентном отношении для каждой возрастной группы (например: оним Днепр назвали 155 испытуемых из 209 в возрасте от 7 до 16 лет, то есть 74 %).

Распределение ядерных онимов по частотности Оним Возраст, лет 7–16 16–25 25–35 35–50 Более Днепр 74 55 55 61 Успенский собор 43 45 43 46 Крепостная стена 48 46 47 32 Ю.А. Гагарин 27 35 43 41 М.И. Глинка 40 30 30 28 А.Т. Твардовский 20 32 30 30 Смоленск 22 29 27 16 М.В. Исаковский 10 18 20 20 Ф.С. Конь 10 21 17 8 М.К. Тенишева 7 14 10 8 Н.И. Рыленков 9 13 7 10 Василий Тёркин 5 11 8 5 Материалы таблицы показывают, что оним Днепр является самой частотной реакцией не только в общем списке, но и в списках реакций каждой возрастной группы испытуемых. На первый взгляд, это несколько неожиданный результат, поскольку традиционно Днепр (за пределами Смоленщины) ассоциируют прежде всего с Украиной. Так, например, в «Русском ассоциативном словаре», одном из наиболее авторитетных ассоциативных словарей, в числе реакций на стимул Днепр Смоленск и его производные отсутствуют: Днепрогэс, Днепропетровск, Украина и др. [Русский ассоциативный словарь, т. I, 2002: 168]. Однако для Смоленщины Днепр является главной рекой, и его роль на региональном уровне сопоставима с ролью Волги для Волгограда, Дона для Ростова-на-Дону и т. п.

Оним Успенский собор занимает вторую позицию в общем списке и в списке реакций респондентов старшего возраста (от 35 лет), а среди реакций испытуемых младшего возраста (до 35 лет) данный оним уступает вторую позицию ониму Крепостная стена, который, в свою очередь, в общем списке стоит на третьем месте.

Такие результаты могут быть связаны с тем, что различные участки Крепостной стены являются местом проведения досуга смоленской молодежи.

Четвертым по распространенности в общем списке и в списках реакций испытуемых всех возрастных групп, кроме самой младшей (в возрасте от 7 до 16 лет) является имя Ю.А. Гагарина. На наш взгляд, это можно назвать неожиданным, поскольку формирование фоновых знаний о первом космонавте планеты, согласно «Программе регионального курса для младших школьников» [Болотова 2006], предполагается в третьем классе начальной школы в ходе изучения курса «Азбука Смоленского края».

Онимы историко-культурного типа, изучение которых, согласно «Программе для общеобразовательных учебных заведений Смоленской области» [Колпачков, Ластовский 1995], предусмотрено в средних классах, имеют более высокие индексы частотности в списках реакций младших групп респондентов (в сравнении со старшими). Из перечисленных в таблице к таким именам собственным относятся: А.Т.

Твардовский, Василий Тёркин, М.В. Исаковский, Н.И. Рыленков (курс «Литература Смоленщины»), Ф.С. Конь, М.И. Глинка, М.К. Тенишева (курс «История Смоленщины»). Такие результаты могут быть связаны, в частности, с тем, что данные региональные курсы не изучались испытуемыми старшего возраста, краеведческие знания которых формировались преимущественно стихийно.

Частотность топонима Смоленск для всех возрастных групп участников эксперимента можно объяснить самой ролью города как административного, культурного, исторического, экономического центра Смоленского края.

Хотя в эксперименте приняли участие различные группы респондентов, онимы-реакции, имеющие особые экспрессивно-стилистические характеристики, были отмечены только у школьников средних общеобразовательных школ и студентов средних и высших учебных заведений города Смоленска. В.В. Виноградов отмечал:

«Слово переливает экспрессивными красками социальной среды. Отражая личность (индивидуальную или коллективную) субъекта речи, характеризуя его оценку действительности, оно квалифицирует его как представителя той или иной общественной группы» [Виноградов 2001: 25]. Так, студенчеством были названы онимы, имеющие стилистически сниженную окрашенность и составляющие следующие тематические группы:

учебные заведения (9): Артуха (Военная академия войсковой противовоздушной обороны Вооруженных Сил Российской Федерации им. маршала Советского Союза А.М. Василевского), Вагончик (Смоленский филиал Российского государственного открытого технического университета путей сообщения), Колеса (Смоленский автотранспортный колледж им. Е. Г. Трубицина), Кулек (Смоленский государственный институт искусств), Меды (Смоленская государственная медицинская академия), Педы (Смоленский государственный педагогический университет — прежнее название Смоленского государственного университета), Саха / Рога и копыта (Смоленская государственная сельскохозяйственная академия), Физы (Смоленская государственная академия физической культуры, спорта и туризма), Энергет (Смоленский филиал Московского энергетического института).

дома культуры, клубы (3): «Девятка» («Девятый вал»), «Николка»

(«Никольское кольцо»), «Губерния» («Губернский»).

дороги (2): Витебка (Витебское шоссе), Минка (трасса Москва – Минск).

площади (2): Колхозка (Колхозная площадь), Смирнуха (площадь Смирнова — прежнее название площади Победы).

районы города (2): Кисель (Киселевка), Соколка (Соколья гора).

К числу стилистически окрашенных онимов-реакций, не вошедших в названные группы, относится также наименование памятника истории и архитектуры Смоленщины — Крепостнуха (Крепостная стена).

В большинстве случаев сами респонденты в скобках указывали общепринятые названия. Чем же тогда можно назвать данные стилистически сниженные наименования: данью моде или «языковым вкусом эпохи»?

В списке реакций смоленских школьников-участников эксперимента в числе названий магазинов были приведены: «Молочка» (магазин молочных продуктов), «Железка» (по внешнему интерьеру магазина), «У чурок» (к сожалению, данное название является устойчивым для жителей улицы Соболева).

Можно отметить, что в большинстве случаев стилистические и экспрессивные характеристики онимов-реакций, полученных в ходе эксперимента, сочетаются, что, в принципе, естественно для языка. Так, например, сниженную стилистическую и отрицательную экспрессивную окраску имеют онимы: Витебка, Колхозка, Меды, Педы, Физы и др. При этом необходимо особо выделить онимы-реакции, имеющие яркий экспрессивно-оценочный характер, но вне контекста стилистически нейтральные: Кисель, Колеса, Кулек.

Таким образом, индексы частотности ядерных смоленских онимов у испытуемых разных возрастных групп различны. Это является показателем взаимосвязи возрастных параметров и состава региональных ономастических фоновых знаний языковой личности. Подобные исследования дают возможность рассматривать изменения, происходящие в структуре фоновых знаний представителей новых поколений, что позволяет, в частности, регулировать эту сторону образовательного процесса, поддерживая и сохраняя преемственность культурных традиций. В результате обработки данных эксперимента также были сделаны выводы о том, что экспрессивно-стилистические особенности онимов-реакций не только позволяют судить об отношении респондентов к называемым объектам, но и предоставляют дополнительные возможности для описания коллективного речевого портрета испытуемых.

Литература 1. Августин А. Исповедь / Пер. с лат. М.Е. Сергеенко. — М.: Ренессанс, 1991. — 488 с.

2. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. — М.: Советская энциклопедия, 1966. — 607 с.

3. Болотова С.А. Программа регионального курса для младших школьников «Азбука Смоленского края». — Смоленск: Ассоциация XXI век, 2006. — 40 с.

4. Виноградов В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. — М.: Русский язык, 2001.

— 720 с.

5. Колпачков Н.Н., Ластовский Г.А. Программы для общеобразовательных учебных заведений Смоленской области. Региональный компонент. — Смоленск: Траст–Имаком, 1995. — 43 с.

6. Кукушкина О.В. Основные типы речевых неудач в русских письменных текстах. — М.:

Диалог;

МГУ, 1998. —288 с.

7. Лосев А.Ф. Философия имени. — М.: Изд-во МГУ, 1990. — 269 с.

8. Максимчук Н.А. Нормативно-научная картина мира русской языковой личности в комплексном лингвистическом рассмотрении: В 2 ч. — Смоленск: СГПУ, 2002. — Ч. 1. — 184 с.

9. Мандрикова Г.М. Русская лексическая система в теоретическом и прикладном рассмотрении:

категории агнонимии и таронимии: Дис. … д-ра филол. наук. — М., 2011. — 328 с.

10. Милославский И.Г. Активная речевая деятельность — дырчатость языка — языковая картина мира // Русское слово в мировой культуре: Сборник докладов Х Конгресса МАПРЯЛ. — СПб., 2003. — Т. 1. — С. 275–283.

11. Норман Б.Ю. Грамматика говорящего. — СПб.: СПбГУ, 1994. — 229 с.

12. Пешковский А.М. Объективная и нормативная точка зрения на язык // Пешковский А.М.

Избранные труды. — М., 1959. — С. 50–62.

13. Русский ассоциативный словарь. В 2 т. — М.: ООО «Издательство Астрель»;

ООО «Издательство АСТ», 2002. — Т. I: От стимула к реакции. — 784 с.

14. Сыдынбекова Д.Т. Речевые ошибки в их отношении к сфере бессознательного // Бессознательное: природа, функции, методы исследования. — Тбилиси: Мецниереба, 1978. — С. 255– 259.

15. Томахин Г.Д. Реалии-американизмы: Пособие по страноведению. — М.: Высшая школа, 1988. 239 с.

М.Д. Ваджибов (Дагестанский государственный университет, Махачкала) Демаргинализация как один из способов риторизации русской речи дагестанской студенческой молодежи Ключевые слова: демаргинализация, риторизация, языковая стратификация.

Необходимость демаргинализации русского речевого портрета дагестанского студента мы подробно описали в специальной статье, в которой указали, при каких условиях можно было избавиться от речевой маргинальности [Ваджибов 2013: 28–32].

В другой публикации мы отметили, что речь дагестанского студента-билингва, на наш взгляд, в условиях глобализации носит скорее маргинальный характер [Ваджибов 2012:

21]. Такая особенность свойственна и общению молодых людей, получающих высшее образование в многочисленных вузах полилингвальной Страны гор.

В настоящее время стратификация речи дагестанских студентов прослеживается нами в силу того, что сам учебный процесс организации системы высшего образования нуждается в усовершенствовании и претерпевает многочисленные неудачные изменения. При таких регулярных нововведениях реформы обречены на провал, а действия власть имущих оставляют желать лучшего. Дети более обеспеченных семей поступают учиться в престижные средние и высшие учебные заведения. Декларативные высказывания о том, что все граждане имеют одинаковый доступ к получению образования, остаются словами, которые не имеют ничего общего с действительностью. Это привело и приводит к тому, что речь большинства дагестанской студенческой молодежи маргинализована или со временем станет маргинальной при переходе из сельской, мононациональной среды в городскую, поликультурную. Здесь уместны слова, которые произнес Р.Г. Гамзатов: «Культура — это паспорт наших народов. Но мы потеряли немало, поддавшись и конъюнктуре, меркантилизму. Потеряли и теряем на безумных митингах, где безответственные ораторы грызут друг другу горло» [Гамзатов 2002: 392]. Эти слова, естественно, подчеркивают, что у нашего народа есть высочайшая культура, которая подверглась нежелательным изменениям после распада Советского Союза и смены государством политического курса. Маргинализация речи — одно из таких изменений. Для того чтобы культура в действительности стала паспортом народа, следует пользоваться такими рычагами воздействия, которые способствовали бы стиранию особенностей общения различных слоев общества.

На наш взгляд, демаргинализация речи в современных условиях возможна прежде всего при использовании двух неравнозначных, неравноценных способов — эвфемизации речи и запрета применения нелитературных слов в общественных местах.

Что касается запретительных мер, то практика давно доказала, что всякие официальные табу действуют только на определенное время. И эти табу имеют обратную силу, как эффект бумеранга, если будет нарушена последовательность в выполнении того или иного закона. Кроме того, частотная лексическая новизна, которая прогрессирует в связи с мировой глобальной Сетью, способствует устареванию конкретного закона.

Первый способ более продуктивен, так как при речевой демаргинализации акцент следует сделать на научении подрастающего поколения заменять грубое, жаргонное слово эвфемизмом. Так реализуют свою речевую интенцию интеллигентные в прямом смысле слова люди. Они обучают детей и молодых учащихся грамотной речи. Сделать всех такими культурными представителями социума в современных условиях глобализации не представляется возможным в силу того, что большинство юношей и девушек ищут наилегчайшие способы находить необходимые средства существования для себя и своих близких и родных.

Речевая метаморфоза может быть реализована при условии, что государство в состоянии обеспечивать студенческую молодежь и педагогов всевозможными средствами, создавая равные условия для получения образования всеми слоями общества. Если же при этом речь идет о таком регионе, как Республика Дагестан, то в первую очередь следует учитывать поликультурность образовательного пространства.

В мононациональном обществе сравнительно легче организовать обучение студентов речевой демаргинализации, которая иначе, возможно, означает риторизацию образовательного процесса путем устранения из речи часто употребляемых нелитературных форм, в том числе и дискурсивных элементов, в роли которых нередко выступают слова-паразиты. В многонациональном социуме необходима тщательная разработка мероприятий, устанавливающих обязательные правила общения, учитывая ментальность, потому что невозможно очищать речь от тех слов, которые подчеркивают своеобразие религиозно-культурных традиций.

При демаргинализации речи с целью ее риторизации удачными могут быть современные информационные технологии образования, которые были бы приспособлены к дагестанской многонациональной аудитории. По нашему мнению, такие технологии, к сожалению, пока не разработаны, а имеющиеся в наличии, на наш взгляд, не выдерживают никакой критики.

Важно констатировать, что демаргинализация должна пройти и успешно проходит при риторизации обучения студента в гуманитарной сфере, где убедительная сила слова может иметь огромное влияние на дальнейшей развитие речи и играет важнейшую коммуникативную роль, которая, очевидно, обязана тормозить вербальную и невербальную вульгаризацию общения. Что касается речи студентов, изучающих естественные науки, то трудно отучить молодого, начинающего учиться сложнейшей жизни человека от употребления профессиональных жаргонных слов, в связи с тем что применение технических сленговых слов и выражений востребовано жизненной необходимостью. Использование таких специфических терминов, вероятно, «синонимично» употреблению нецензурной лексики, устранение которой из речи также фактически невозможно, так как данная группа слов обычно выступает в роли связующих звеньев в речевой цепи. Попытка не прибегать к указанной лексике приводит к тому, что человек обычно теряет необходимую, основную мысль высказывания. Важна пошаговая, поэтапная, очень кропотливая работа с целью демаргинализации речи и ее последующей риторизации.

Иногда создается впечатление, что речевая раскованность современного молодого человека является риторизированной. Действительно, налицо проявление черной риторики, которая результативна при инвективе: перед нами представлена грубая нелитературная речь, которая способна достичь поставленной цели, но не имеет ничего общего с правилами этикетного построения публичной речи. При этом нельзя сказать, что молодые люди разучились выступать грамотно, студентам нужны примеры, речевые образцы для подражания и соответствующие материалы для вербальной реализации мыслей и действий. Таких образцов подрастающее поколение фактически не находит. В связи с этим налицо деградация речи, объясняющая влиянием окружающей среды и Интернета, информация в котором нередко не является руководством к реальному действию — к речевому поступку.


Востребованными в настоящей публикации являются следующие размышления: «Давайте говорить правильно! Как бы хотелось слышать вокруг речь, лишенную каких бы то ни было ошибок: грамматических, синтаксических, лексических, фонетических — любых! Речь нормативную. А где же научиться так говорить?! И кто знает, как правильно? Эти вопросы, такие простые на первый взгляд, оказываются очень непростыми» [Вербицкая 2001: 7]. Говорить правильно означает строить речь риторически верно. Это возможно в дагестанской полилингвальной среде, где языком межнационального общения исторически стал русский язык, только при условии, что одним из способов риторизации речи станет ее демаргинализация.

Поэтому мы считаем, что риторическая речь — это речь, лишенная маргинальности. На передний план должна выходить городская речь, так как рассматриваемое явление в городском многонациональном урбанизированном пространстве реализуемо при социально-экономическом развитии общества и толерантном отношении к тому или иному мнению, при осознании полилингвальным социумом необходимости отказа от прежних интересов и образа действий и принятия того нового, которое предлагают взамен утратившего.

Важнейшим средством риторизации и демаргинализации русской речи дагестанских студентов является увеличение количества часов, отводимых на преподавание государственного языка, каковым на всей территории РФ, согласно статье Конституции, является русский язык. Однако болонские стандарты не допускают использование указанного языка в качестве учебной дисциплины по своему усмотрению, следует подчиняться европейским образовательным требованиям, которые не учитывают специфики региона, на относительно маленькой территории которого функционируют 13 государственных языков, а русский язык для дагестанцев является средством межнационального общения.

Риторизации и демаргинализации речи, разумеется, очень поможет чтение классической художественной литературы. Для дагестанской же студенческой аудитории в первую очередь продуктивны произведения местных мастеров слова.

Кстати, в Интернете дан перечень 100 книг по истории, культуре и литературе народов Российской Федерации, рекомендуемый школьникам для самостоятельного прочтения [Перечень [б.д.]]. Похвально, что в данный перечень вошла и книга Р.Г. Гамзатова «Мой Дагестан», чтение которой является одним из приемов воспитания современного человека, адаптированного к условиям глобализации. Это также приведет к очищению речи от ненормативной лексики.

При современном расслоении общества, когда явно заметна стратификация языка и речи молодых людей, которая проявляется в зависимости от специфики получаемого образования и финансовой обеспеченности семьи, демаргинализация при риторизации речи не всегда пройдет гладко. Это зависит от степени углубленности приобретенных студентом школьных или других знаний.

Таким образом, демаргинализация, возможно, является одним из способов риторизации русской речи дагестанской студенческой молодежи. При этом следует учитывать, что предлагаемый нами процесс может быть результативен только через несколько лет или через десятилетия, ибо инверсировать живую ненормативную речь в нормативную за короткий промежуток невозможно. Сам процесс надо запускать еще тогда, когда ребенок только начинает говорить и ходить в детский садик. Для этого следует подготовить специалистов, которые согласились бы трудиться ради такого дела, получая за свой труд мизерную заработную плату. К сожалению, альтруисты в новейших реалиях не в моде, поскольку нравственная сторона воспитания человека утратила свою актуальность в новом миропорядке, в новом видении картины современного мироустройства и миропонимания.

Целенаправленная работа по очищению речи от маргинальных слов сделала бы вербальное выступление красивым, а красивая речь синонимична риторической.

Литература 1. Ваджибов М.Д. Дагестанский студент-билингв в условиях глобализации // Тезисы III Международной конференции «Проблемы формирования сбалансированного билингвизма» (Санкт Петербург, 4–7 ноября 2012 г.). — СПб.: Златоуст, 2012.

2. Ваджибов М.Д. О необходимости демаргинализации русского речевого портрета дагестанского студента // Актуальные проблемы современной науки и образования. Материалы международной научно-практической конференции 29–30 января в г. Челябинске. — Челябинск: ООО «Матрица», 2013.

3. Вербицкая Л.А. Давайте говорить правильно: Пособие по русскому языку. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Высшая школа, 2001.

4. Гамзатов Р.Г. Мой Дагестан. Конституция горца / Сост. Г. Расулов. — Махачкала:

Дагестанское книжное издательство, 2002.

5. Перечень «100 книг» по истории, культуре и литературе народов Российской Федерации, рекомендуемый школьникам к самостоятельному прочтению // Вконтакте. URL:

http://vk.com/doc12086328_150378555?hash=d872013c67290c13ff&dl=c3c0f65070078746c9.

А.Д. Васильев (Красноярский государственный педиагогический университет им. В. П. Астафьева, Красноярск) Российская (суб)культурно-речевая ситуация и перспективы ее развития Ключевые слова: субкультура, культурно-речевая ситуация, новейшая аксиология, социолингвистический аспект речекоммуникации.

Еще относительно недавно при рассмотрении литературного языка как культурно-исторического феномена (несомненно, что именно таковым и является литературный язык) было установлено, в частности, что сравнение культуры и языка вообще, в особенности конкретной национальной культуры и конкретного национального языка, обнаруживает некое подобие их структур в функциональном и иерархическом планах. Существовавшие тогда языковые и культурные слои были объединены попарно в параллельные ряды:

литературный язык — элитарная культура;

просторечие — промежуточная культура;

территориальные говоры — народная (крестьянская) культура;

арго — традиционно-профессиональная культура.

При этом литературный язык характеризуется, например, стабильностью и открытостью, арго же — ненормированностью [Толстой 1991: 6–7] и, как можно предположить, исходя из сказанного, «закрытостью», изолированностью от других языковых слоев.

Теперь удельный вес территориально-диалектных элементов в русском речевом потоке весьма незначителен, но употребление просторечия (причем сниженного, пронизанного в том числе и арготизмами), напротив, непомерно расширяется, будучи активно вовлекаемым почти во все сферы употребления, зачастую и в официозный российский дискурс. По-видимому, сформулированное Н.И. Толстым положение об изоморфизме языка и культуры принципиально верно, однако нуждается в определённой корректировке, причем даже не сегодня, а уже в течение нескольких лет.

Ее необходимость, как и во многих случаях, связанных с языковыми процессами и феноменами, вытекает из радикальных трансформаций позднесоветского и особенно послесоветского социума, причем почти буквально во всех областях его жизнедеятельности (разве что нет пока еще официальных однополых браков, но и это достижение можно считать делом относительно недалекого будущего с учетом слепого подобострастного копирования наиболее привлекательных для кого-то, но не лучших западных моделей и эталонов).

Диапазон мнений специалистов о причинах, породивших актуализацию уголовно-арготической лексики в современном русскоязычном дискурсе, довольно широк. Условно можно выделить две наиболее распространенные позиции, хотя на практике их вряд ли возможно противопоставлять, так как, по канонам лексикологии, они, скорее, дополняют друг друга: речь идет, с одной стороны, о внутриязыковых факторах, а с другой — о внеязыковых факторах, стимулирующих использование субстандартных (по крайней мере, ранее) лексико-фразеологических элементов.

К внутриязыковым (или, точнее, может быть, речевым) элементам относится повышенная по сравнению с литературно-нормативной лексикой экспрессивность арготизмов. Так, наличие в составе словаря воровского арго до 70% экспрессивно эмоциональных слов, по мнению В.Д. Бондалетова, позволяет считать, что одной из функций этого социального диалекта, причем не второстепенной, а основной, является экспрессивно-выразительная [Бондалетов 1987: 74]. Поэтому можно было бы рассматривать начавшийся со времен так называемой перестройки «процесс жаргонизации всей страны» [Мокиенко 1994: 156] (или, с точки зрения И.М. Волгина, процесс «быдловизации всей страны» [Пресс-клуб. Останкино. 29.06.94]), символизировавший декларированную «свободу слова» как своеобразную реакцию на еще недавнюю стандартизированность, «приглаженность» и определенную безликость публичных выступлений, их насыщенность официально-пропагандистскими штампами, постепенно стершимися и утратившими какую бы то ни было выразительность;

не последнюю роль в этом сыграло несоответствие многих лозунгов известным реалиям. Впрочем, хорошо известно, что по мере все более широкого распространения степень эмоционально-экспрессивной окрашенности слов может снижаться и, в конечном счете, полностью исчезнуть (ср., например: беспредел, разборка, отморозок и др.).

Несомненно, что проникновению жаргона в русское нормализованное словоупотребление ставили заслоны не только рудименты правил хорошего тона и жесткая редакторская цензура [Мокиенко 1994: 156], но и цензура официально идеологическая, для советского периода их вряд ли можно разделять: уголовный жаргон тогда справедливо рассматривался как выражение ценностей, противостоящих коммунистической идеологии (может быть, поэтому на заре великих реформ столь часты были восторженные высказывания некоторых лингвистов, видимо чрезвычайно пострадавших от советской власти, а потому приветствовавших широкое распространение «антитоталитарных тенденций в русском словоупотреблении», оценивавших блатные песни как «социокультурное противостояние тоталитарным предписаниям». Кроме того, именно советское государство объявлялось ими ответственным за усвоение тюремно-лагерного жаргона населением былинного ГУЛАГа. Однако при таком подходе объяснить сегодняшнее активное использование уголовно-арготической лексики было бы уже затруднительно.


Вероятно, следует учитывать и другие внеязыковые факторы, главные среди которых, на наш взгляд, изменение социально-политических условий, смена аксиологических ориентиров, трансформации социокультурной парадигмы.

Напомним, что еще в начале XX века И.А. Бодуэн де Куртенэ характеризовал уголовное арго как «один из русских “говоров”, конечно, не в обыкновенном смысле этого слова... ее [блатную музыку] спаивает в одно целое то обстоятельство, что ее носителями являются люди, составляющие в известном смысле отдельный класс, объединенные как более или менее одинаковым собственным мировоззрением, так и одинаковым к ним отношением других» [Бодуэн де Куртенэ 1963: 161]. Известны и близкие к этому суждению более поздние мнения специалистов. Например: «Речь деклассированных... отражает мораль деклассированного... его презрение к обществу, к труду, к людям труда, к женщине, к общепринятым нормам поведения» [Бондалетов 1987: 74] и др.

Можно считать, что к так называемым внеязыковым факторам, обусловившим насыщение российского публичного дискурса уголовно-арготической лексикой, относятся закономерно взаимосвязанные и взаимодополняющие изменения социально политических доминант, смена аксиологических ориентиров (пока еще не всегда эксплицируемая официальной пропагандой), ремаркация шкалы общественных и индивидуальных ценностей, в экономике сопутствовавшие и способствовавшие появлению частного предпринимательства в финансово-промышленной сфере (возникновение эффективных собственников и топ-менеджеров), сопровождающегося непрерывной борьбой за передел влияния, причем на практике оказываются допустимыми и почти всегда безнаказанными фактически любые способы личного материального обогащения. В таких обстоятельствах востребованность блатной музыки активными сторонниками, участниками и проводниками этих преобразований (реформ) вполне естественна. Ср.: «Институт делает экспертизу по текстам Коха и Чубайса... Слушали телефонные переговоры этих двух фигурантов современной истории... “Спецы” говорят, что тексты совсем криминальные по лексике, с большим количеством мата, речений из быта качков и бандитов. Будто переговариваются не два вице-премьера, а служащие “Коза ностры”» [Есин 2002: 146].

Кроме того, что не менее важно, тактически было целесообразным и остается таковым стратегически привлечение симпатий или хотя бы достижение лояльности остального населения (электората) к решительной реформаторской ломке социокультурной парадигмы (по данным «Левада-центра», «73% опрошенных не верят, что в России можно честно зарабатывать миллионы» (Российская газета Неделя. 2013.

№ 115. 30 мая. С. 21).

Отсюда теперь налицо не только внушаемое повышение толерантности к уголовно-арготической лексике и воплощенной в ней системе этических представлений, но также их несомненная аристократизация, или элитаризация («…не будет преувеличением утверждать, что социальные нормы бытового поведения “дна” исподволь влияют на представления о престижном у законопослушных обывателей»

[Ставицкая 2000: 179]).

Следует сказать и о том, что вышеприведенная схема Н.И. Толстого сегодня может быть прочитана и интерпретирована несколько иначе, чем это было сделано более двадцати лет назад: необходимо учесть семантические эволюции существительного элита. Ср.: «элита —... 2) лучшие представители общества или какой-либо его части» [МАС 2 IV 1984: 758] и «элита — привилегированная верхушка общества или какой-либо его части...» [ТССРЯ 2001: 869]. Иначе говоря, представление о составе и качестве элиты коренным образом изменилось (подробнее см.: Васильев 2013: 447–499).

Таким образом, элитарная культура по-прежнему существует, но теперь это уже д р у г а я культура и д р у г о й элиты (скажем, шоу-бизнес, криминальный фольклор и пр.). Духовные же установки э т о й элиты наиболее успешно воплощает не традиционный литературный язык, а уголовное арго. Иерархический изоморфизм структурируется почти по-прежнему, но... с иным наполнением страт.

Конечно же, влияние новейшей элитарной аксиологической модели распространилось на российский социум (прежде всего, через СМИ) очень быстро;

увы, в сфере воздействия оказалось и подрастающее поколение. Замечено, что дети (формирующиеся языковые личности) усваивают жаргонные слова и обороты как органичные единицы: в их тезаурусе происходит замещение нейтральных элементов на жаргонные, которые справедливо считают патогенными [Семенюк 2001: 124], ибо они формируют складывающуюся в детском сознании картину мира в соответствии с навязываемыми ценностными установками, основанными на аксиологии криминалитета. Нужно к тому же иметь в виду реформирование (точнее, разрушение) российского образования через введение ЕГЭ и прочие чудеса «болонизации», уничтожающие способность молодежи мыслить самостоятельно и резко снижающие не только ее общекультурный уровень, но и нравственный иммунитет. Понятно, что «на долгие годы [после прихода к власти в какой-либо стране “местного ворья”] эталоном для программирования подрастающего поколения в силу существующей инерции и самообучения станет ориентация на уголовные ценности» [Расторгуев 2003: 374].

Таким образом, субкультура, вытеснившая собственно культуру и получившая к тому же статус элитного феномена, представляет собою и почву, и фон, и инструмент распространения субстандартной лексики в речекоммуникации российского социума, особенно молодежи.

Литература 1. Бодуэн де Куртенэ И. А. «Блатная музыка» В. Ф. Трахтенберга // Бодуэн де Куртенэ И.

А. Избранные труды по общему языкознанию: В 2 т. — М., 1963. — Т. II. — С. 161–162.

2. Бондалетов В.Д. Социальная лингвистика. — М., 1987. — 160 с.

3. Васильев А.Д. Игры в слова. Манипулятивные операции в текстах СМИ. — СПб.:

Златоуст, 2013. — 660 с.

4. Есин С.Н. На рубеже веков. Дневник ректора. — М., 2002. — 638 с.

5. Мокиенко В.М. Субстандартная фразеология русского языка и некоторые проблемы её лингвистического изучения // Динамика русского слова. — СПб., 1994. — С. 154–172.

6. Расторгуев С.П. Философия информационной войны. — М., 2003. — 496 с.

7. Семенюк О.А. Язык эпохи и его отражение в сатирико-юмористическом тексте. — Кировоград, 2001. — 368 с.

8. Словарь русского языка: В 4 т. — 2-е изд. — М., 1981–1984 [МАС 2].

9. Ставицкая Л. Социокультурные аспекты украинской жаргонологии // Динамизм социальных процессов в постсоветском обществе. — Луганск;

Женева, 2000. — С. 174–181.

10. Толковый словарь современного русского языка. Языковые изменения конца XX столетия / Под ред. Г.Н. Скляревской. — М., 2001 [ТССРЯ]. — 944 с.

11. Толстой Н.И. Язык и культура // Русский язык и современность. — М., 1991. — Ч. 1. — С. 5–22.

Т.В. Васильева (Московский государственный технологический университет «СТАНКИН», Москва) Форумы инженерного профиля как новое поле для социолингвистических исследований Ключевые слова: социолингвистика, профессиональный социолект, инженерные форумы.

В последние годы отмечается возрастание интереса социолингвистики к изучению особенностей коммуникации отдельных социальных групп, в том числе профессиональных сообществ. Целью проводимых исследований является описание, анализ и классификация по лингвистическим и экстралингвистическим критериям такого феномена, как социолект (социальный диалект), под которым понимается «совокупность языковых особенностей, присущих какой-либо социальной группе — профессиональной, сословной, возрастной и т.п. — в пределах той или иной подсистемы национального языка» [Беликов, Крысин 2001: 47].

Язык разных социальных слоев, таких как дворянский, купеческий, молодежный сленг, язык маргинальных элементов, криминального мира, а также речь отдельных профессиональных сообществ (например, язык ремесленников, военнослужащих, торговцев) изучается давно, и результаты проведенных исследований представлены в многочисленных публикациях (см., например: Береговская 1996;

.

Бондалетов 1966;

Зайковская 1993;

Земская, Шмелев 1984;

Коровушкин 2000;

. Крысин 1989;

Проблемы… 1995;

Сидоров 1992).

Несмотря на то что существуют исследования особенностей устной коммуникации отдельных профессиональных сообществ, например служащих банков, специалистов, работающих в области маркетинга и рекламы, специалистов по IT технологиям и других ограниченных групп, большинство профессиональных социолектов описано недостаточно полно. Появление виртуальной среды открывает огромные возможности для их изучения, например, в сфере инженерной коммуникации. Обратимся к наиболее показательным в этом смысле интернет форумам.

Для поиска наиболее авторитетных сайтов нами были применены метод опроса/интервью специалистов разных профилей и критерий количественных показателей (популярность тем и постов). Было опрошено 12 специалистов в области программирования в машиностроении, моделирования инженерных конструкций, организации работы промышленных производств, а также в области разработки и создания новых современных конструкционных материалов, станков с числовым программным управлением и др. Их мнение совпало с результатами нашего поиска.

Обзор интернет-пространства позволил констатировать, что одним из самых авторитетных и представительных в данной области является портал «САПР-2000»

(http://fsapr2000.ru). Аббревиатура САПР обозначает систему автоматического проектирования. Эта область инженерной деятельности вбирает в себя большинство инженерных разработок по конструированию, технологии, производству и охватывает все стороны инженерной деятельности. Другие специализированные форумы, например по инженерной графике, сопротивлению материалов, теории конструкционных материалов, электротехнике и другим инженерным наукам, отсутствуют, так как информация по названной тематике априори входит в этот портал.

В подтверждение наших слов приведем динамику роста популярности форума среди специалистов: чуть менее чем за год количество сообщений увеличилось на 49 866, а посетителей — на 2763 человека, что свидетельствует о возрастающей популярности портала, актуальности обсуждаемых тем и высоком профессионализме его участников.

Форум известен не только в России и на просторах постсоветского пространства, но и в странах дальнего зарубежья. Вот какую оценку ему дают иностранные участники:

«Данный сайт, на мой личный взгляд, является отличным инструментом, преследующим те же цели — повышение квалификации производственников — во всех ее аспектах. Он притягивает благодаря поисковым серверам широкие круги русскоязычных людей практически со всего земного шара. Из мне известных, помимо постсоветских стран, вся Европа и Балканы, США, Израиль, Турция, Австралия, Индия, Китай. Везде есть наши люди, читающие форум и работающие так или иначе в отрасли станков с ЧПУ. Теперь реверанс в сторону модераторов: все наши дилеры (последними начали, пожалуй, немцы) с удовольствием раздают на обороте своих визиток следующую инфу: www.sapr2000.ru — форум — поиск — Haas. Вы спросите, почему не ссылку прямо на данную страничку? Опять же, чтобы дать человеку обзор всего рынка. Да и САПР прорекламировать. Грамотное проектирование детали в CAD-CAM является базой ее эффективного изготовления. Но вот ведь загвоздка... Денег за рекламу www.sapr2000.ru вроде не берем. Может, модераторы и против такой рекламы данного сайта будут? С приветами из Румынии, Клюж-Напока»

(http://fsapr2000.ru/lofiversion/index.php/t12952-300.html).

Другие найденные нами сайты касались в основном IT-технологий (cyberforum.ru;

programmesforum.ru и др.) и не имели четкой структуры (http://forum engineering.ru). Так, на сайте Forum-engineering можно найти самые разнородные темы, например: системы отопления, вентиляции, кондиционирования, системы безопасности, компьютерные сети и оборудование, электрика, водоснабжение и канализация. Добавим также, что сайты некоторых компаний бывают замаскированы под форумы, например, на сайте компании «Аларм Телеком»

(http://alarmtelecom.net/vakansii.htm) читаем: «Инженерный форум создан для поддержки наших клиентов, консультации специалистов. Здесь вы сможете получить ответ на интересующие вас вопросы, ознакомиться с технической документацией.

ФОРУМ». Однако слово «форум» не активировано. Вместо реальных вопросов пользователей мы видим вопросы, которые задают разработчики сайта и сами же на них отвечают. Тексты сайта содержат активные ссылки по типу гипертекста. Очевидно, что это сделано для привлечения большего количества посетителей.

Поэтому мы подробнее остановимся на особенностях организации и представления информации на форуме САПР-2000, структура которого позволяет легко найти практически любую запрашиваемую информацию по интересующей теме. На форуме существует два больших тематических раздела «САПР, Информационные технологии в проектировании», «Проектирование и производство» и четыре вспомогательных: «Полезная информация», «Доска объявлений», «Разное», «Сервис», последний оптимизирует работу форума.

Раздел «САПР, Информационные технологии в проектировании» содержит несколько крупных подразделов: «Все вопросы о CAD», «Все вопросы о CAM», «Обсуждение CAD/CAM-систем», «Все вопросы о CAE», «Все вопросы о PDM», «Дизайн, ПО для дизайна», «САПР ТП», «СПР зданий и сооружений, дизайн зданий», «Электротехническая САПР», «Сравнения и выбор 3D-модели»;

«Трансляция, конвертация, просмотр», «Ролики по САПР», «Настройка и выбор ПК под САПР», «Комплектация ПК», «Программное обеспечение», «Tebis (информация о компании)».

Раздел «Проектирование и производство» включает следующие подразделы:

«Проектирование и конструирование», «Материалы и покрытия, прокат и профиль», «Производственные проблемы», «Оборудование, комплектующие, оснастка, инструмент», «Прототипирование», «Вопросы экономики», «Размещение заказов», «Предложение услуг», «Chipmaker.ru — Все о работе с металлом» (форум о технологиях металлообработки и смежных вопросах), «CNCZONE.ru» (форум о станках и системах с ЧПУ и обо всем, что с ними связано). Два последних подраздела — это своего рода форум в форуме.

Самыми востребованным в разделе «САПР, Информационные технологии в проектировании» является подраздел «Все вопросы о CAD». В нем обсуждаются системы автоматизированного проектирования, конструирования и моделирования.

Так, число постов в нем составляет 102 751, а тем — 7259. В разделе «Проектирование и производство» самым популярным оказался подраздел «Оборудование, комплектующие, оснастка, инструмент», где было обсуждено 5006 тем и зарегистрировано 43 198 постов/ответов. Как видно из приведенных статистических данных, наибольший интерес участников форума вызывает раздел «САПР, Информационные технологии в проектировании», и это не случайно, здесь представлены наиболее востребованные в производстве системы автоматизированного SolidWorks SolidEdge проектирования, конструирования и моделирования, такие как (81761 пост), (2514 постов), Inventor 2960 постов), КОМПАС-3D (4431 пост), T-FLEX CAD (2818 постов), AutoCAD (2031 пост).

Данные наблюдения стали отправной точкой для сбора материала и последующего социолингвистического исследования. Всего в подразделах портала «САПР-2000» нами было выделено 6010 позиций. Для анализа из обоих разделов было отобрано веток: 66 тем из раздела «САПР, Информационные технологии в проектировании» и 42 темы из раздела «Проектирование и производство». Критерием отбора в каждой ветке стало количество постов/ответов. Для первого раздела это свыше 100 ответов/постов, для второго — свыше 60 постов/ответов. Таким образом, анализ тематики подразделов позволяет говорить о том, что форум «САПР-2000» охватывает основные сферы инженерной деятельности и проблемы, которые в настоящее время являются актуальными и активно обсуждаются профессиональным сообществом.

На форуме действуют определенные правила (http://fsapr2000.ru/index.php?s=efd0ae15f172b8d5fcf35ce7ef75cf07&act=boardrules), которые позволяют администрации или модератору применить наказание к участнику за их систематическое нарушение. Самое строгое наказание следует за несоблюдение следующего правила: «На форуме запрещено: отправка сообщений не по содержанию форума/темы, оскорбление и угрозы в адрес участников конференции, пропаганда расовой, национальной и религиозной вражды;

ненормативная лексика, сексуальные домогательства и т.д. Нарушители правил будут наказаны модераторами или администратором форума. Вид наказания — от предупреждения до полностью закрытого доступа на форум». Краткий обзор постов подтверждает, что модераторы активно пользуются своими правами. Например: «Треп порезал... Все перепалки — в личку», тот есть личную переписку, или «Все, что не относится напрямую к Катие, вырезано! У кого есть претензии — читаем правила! Здесь впредь будут обсуждаться только достоинства и недостатки Катия! Весь остальной флуд будет резаться и нещадно наказываться! Добрый модератор ART». Поясним, что CATIA или по-русски Катия, Катя, Катька и другие варианты — название системы автоматического проектирования, очень популярной у инженеров. Флуд — сообщения на интернет форумах и в чатах, занимающие большие объемы или не несущие никакой полезной информации.

Приведем ответ модератора на следующую негативную оценку системы проектирования, выраженную, с его точки зрения, излишне эмоционально: «А с какого то перепоя под автогада стали делать? Да еще под 3Д. - Sergei, а без хамства общаться не умеете или просто в понедельник не получается? Пока предупреждаю, в следующий раз накажу. IBV» [выделено модератором IBV]. Автогад — перефразированное название программы автоматического проектирования AutoCAD, 3Д = 3D-моделирование.

Участники форума разделены на группы: администраторы, активные участники, участники. Как и на других форумах, они выступают под англоязычным или русскоязычными никами, которые, как правило, не содержат персональных данных, например yuri-pet, Diletant, Des, cobalt, Yuzer, CADastr, SAS_17, GOLF_strieam, Ruslan и т.п. или Андрей 67, Елена, Странник, Горыныч. Анонимность позволяет авторам менять программу речевого поведения, используя в виртуальной среде устную разговорную речь, иногда быть агрессивными и несдержанными при обсуждении профессиональных вопросов, а именно: при выражении оценки конструкции или используемой технологии, несогласии с другими участниками форума, опровержении их доводов, а также при отстаивании своего мнения и в других ситуациях общения.

Иногда за ником скрывается информация о том, насколько компетентен участник форума (Новичок, Гуру, Старожил и др.), а его регистрация позволяет составить представление о том, насколько ему можно доверять. Однако дополнительную информацию о некоторых пользователях все же можно получить из общей переписки: многие хорошо знакомы друг с другом, часто встречаются на конференциях, выставках, иногда помогают друг другу с выполнением заказов и т.д.

Поэтому при чтении некоторых веток складывается впечатление, что пользователи — одна большая семья, члены которой готовы всегда поддержать друг друга.

Многие участники форума стараются помогать начинающим специалистам, но только если их вопросы касаются проблем производства, изготовления деталей, создания трехмерных моделей, правильного оформления конструкторской документации и др. Так, активно обсуждаются темы: «Помощь новичку» (3924 ответа), «Помогите!» (79 ответов), «Помогите новичку, пожалуйста, посчитать вал» ( ответов), «Помогите чайнику нашинковать деталь» (47 ответов) и др.

Когда на форум заходят студенты и просят построить изображения, ответить на вопросы теста, написать курсовую или дипломную работы, то отношение специалистов к таким просьбам неоднозначное. Если инженерное сообщество решает, что студент — ленивый бездельник, то ответы бывают предельно жесткими. Например:



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.