авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА

ФИЛИАЛ МГУ В ГОРОДЕ СЕВАСТОПОЛЕ

_

ПРИЧЕРНОМОРЬЕ

ИСТОРИЯ,

ПОЛИТИКА, КУЛЬТУРА

ВЫПУСК X (III)

СЕРИЯ В. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

ИЗБРАННЫЕ МАТЕРИАЛЫ

IX МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

«ЛАЗАРЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ»

К 20-ЛЕТИЮ ПОДПИСАНИЯ ДОГОВОРА О Ч Е Р Н О МО Р С К О М Э К О Н О М И ЧЕ С К О М С О Т Р У Д Н И ЧЕ С Т В Е МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА ФИЛИАЛ МГУ В ГОРОДЕ СЕВАСТОПОЛЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ ИСТОРИЯ, ПОЛИТИКА, КУЛЬТУРА ВЫПУСК X (III) СЕРИЯ В. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ИЗБРАННЫЕ МАТЕРИАЛЫ IX МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ «ЛАЗАРЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ»

Севастополь ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск X (III). Серия В. ББК 63. Причерноморье. История, политика, культура. Выпуск X (III). Серия В. Меж дународные отношения. Избранные материалы IX Международной научной конфе ренции «Лазаревские чтения» / Под общей редакцией В.И. Кузищина. – Севастополь:

Филиал МГУ в г. Севастополе, 2012. – 85 с.

Сборник содержит статьи, подготовленные по материалам отобранных оргкомитетом для пуб ликации докладов профессоров, преподавателей и студентов Московского государственного универ ситета имени М.В. Ломоносова и Филиала МГУ в г. Севастополе, сотрудников научных и музейных учреждений России, Украины, Крыма и Севастополя, прочитанных на заседаниях секции «Междуна родные отношения» Международной научной конференции «Лазаревские чтения» в 2011 г.

Представленные статьи будут интересны широкому кругу специалистов в области международных отношений и политологии.

Редакционная коллегия:

доктор физико-математических наук, профессор, академик НАН Украины, зам. ди Иванов В.А., ректора Филиала МГУ в г. Севастополе по научной работе.

доктор исторических наук, профессор, советник декана исторического факультета Кузищин В.И., МГУ, зав. кафедрой истории и международных отношений Филиала МГУ в г. Севастополе (главный редактор).

доктор политических наук, профессор кафедры истории и международных отноше Усов С.А., ний Филиала МГУ в г. Севастополе.

доктор исторических наук, профессор кафедры истории и международных отноше Филимонов С.Б., ний Филиала МГУ в г. Севастополе, зав. кафедрой истории России ТНУ им.

В.И. Вернадского (зам. главного редактора).

доктор политических наук, профессор кафедры истории и международных от Юрченко С.В., ношений Филиала МГУ в г. Севастополе, заведующий кафедрой политологии ТНУ им. В.И. Вернадского, зам. директора по научной работе КРУ «Ливадийский дворец» (зам. главного редактора).

доктор исторических наук, профессор кафедры истории России XIX – начала Цимбаев Н.И., XX веков исторического факультета МГУ.

кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и международных отноше Бойцова Е.Е., ний Филиала МГУ в г. Севастополе, проректор по научной работе Севастопольско го городского гуманитарного университета.

кандидат философских наук, доцент кафедры истории и международных отноше Ставицкий А.В., ний Филиала МГУ в г. Севастополе.

кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и международных отноше Мартынкин А.В., ний Филиала МГУ в г. Севастополе.

кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и международных отноше Ушаков С.В., ний Филиала МГУ в г. Севастополе.

кандидат исторических наук, зам. заведующего кафедрой истории и международ Хапаев В.В., ных отношений Филиала МГУ в г. Севастополе (ответственный секретарь).

Публикуется по решению Оргкомитета Международной научной конференции «Лазаревские чтения»

Точка зрения авторов может не совпадать с точкой зрения редколлегии.

© Филиал МГУ в г. Севастополе ISSN 2308- ~2~ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск X (III). Серия В. СОДЕРЖАНИЕ Предисловие _ Геополитика Малафеев Л.Ф. Геополитика современной Украины Юрченко С.В. Современная система международных отношений: новые тенденции развития Диалог цивилизаций Мартынкин А.В. Исламский фактор в арабских революциях 2011 года История международных отношений Грушецкий П.Б. Значение Крыма для реализации восточной политики Германии в годы I мировой войны Камакин М.В. Политико-юридическое оформление распада СССР и образование СНГ Мартынкин А.В. Армия освобождения Косово – лидер албанских сепаратистов на Балканах (1992-2000 годы) Практическая политика Автушенко М.Н. К вопросу об идеологии и целях политической партии «Хизб-ут-Тахрир» Булгова Д.Д. Особенности использования лозунгов в ходе «Арабской весны» 2011 года Международная экономика Шаповалова Ю.В. Состояние туристической отрасли в Египте и влияние «Арабской весны» на нее Научное творчество студентов Дровникова В.М. Парламентские слушания 1998 года в Государственной Думе Российской Федерации «Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной – путь к новым межгосударственным отношениям» и современность Климук А.А. Социальные сети как инструмент политического и идеологического давления Лащенко А.Ю. Динамика внешнеполитических интересов Китая в Центральной Азии в период с 1990 по 2010 гг.

Стаценко Е.К. Геополитическое положение Украины в XXI веке Сведения об авторах _ ~3~ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск X (III). Серия В. ПРЕДИСЛОВИЕ Международная научная конференция «Лазаревские чтения» проводится в Филиале МГУ в городе Севастополе с 2002 года. С 2005 года, в связи со значи тельным интересом участников конференции к проблематике, связанной с различ ными аспектами международной политики в нашем регионе, в рамках конферен ции в самостоятельное направление была выделена секция «Международные от ношения в Причерноморье».





В предлагаемом выпуске представлены избранные статьи, подготовленные участниками конференции в 2011 году. Статьи представлены в шести разделах, отражающих основные направления состоявшейся научной дискуссии: геополити ка, диалог цивилизаций, история международных отношений, практическая поли тика, международная экономика. Отдельный раздел посвящен научному творчест ву студентов.

В статьях первого раздела рассматриваются процессы, связанные с измене ниями геополитической ситуации в мире в начале XXI века. В глубоком исследова нии профессора С.В. Юрченко "Современная система международных отношений:

новые тенденции развития" анализируются основные причины происходящих гео политических изменений, выявлены основные направления развития геополитиче ской ситуации в мире и роль в этих процессах главных акторов мировой политики.

Анализу роли и места Украины в изменяющейся геополитической ситуации в При черноморье и мире в целом посвящена статья профессора Л.Ф. Малафеева "Гео политика современной Украины".

В разделе "Диалог цивилизаций" представлена статья А.В. Мартынкина "Ислам ский фактор в арабских революциях 2011 года", в которой автор исследует цивилиза ционно-культурные причины и возможные последствия революционных событий, ох вативших арабские страны Северной Африки и Ближнего Востока в 2011 году.

Статьи раздела "История международных отношений" посвящены малоизу ченным, но актуальным и в настоящее время вопросам дипломатии и междуна родной политики. П.Б. Грушецкий представил анализ значения Крымского полу острова для реализации восточной политики Германии в годы I мировой войны.

Особенности и детали политико-юридического оформления распада СССР и обра зования СНГ анализируются в исследовании М.В. Камакина. Интересный материал по деятельности Армии освобождения Косово на Балканах в 1992-2000 годах представлен в статье А.В.Мартынкина.

Актуальным, в том числе для Украины, вопросам идеологии и декларируемым целям деятельности партии "Хизб-ут-Тахрир" посвящена работа М.Н. Автушенко, представленная в разделе "Практическая политика". Исследователь Д.Д. Булгова в статье "Особенности использования лозунгов в ходе "Арабской весны" 2011 года" поместила обширный фактический и иллюстративный материал, сопроводив его интересным анализом.

В разделе "Международная экономика" в статье Ю.В. Шаповаловой рассмат ривается влияние "Арабской весны" на состояние туристической отрасли в Египте.

В раздел «Научное творчество студентов» вошли различные по тематике ис следования. В.М. Дровникова представила анализ парламентских слушаний года в Государственной Думе Российской Федерации о ратификации "Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украи ной". А.А. Климук попытку рассмотреть примеры использования социальных ин ~4~ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск X (III). Серия В. тернет-сетей в качестве инструмента политического и идеологического давления.

А.Ю. Лащенко изучила динамику изменений внешнеполитических интересов КНР в Центрально-азиатском регионе в постсоветский период. В статье Е.К. Стаценко вновь поднимается вопрос о геополитическом положении Украины в XXI веке.

* * * Оргкомитет Международной научной конференции «Лазаревские чтения»

приглашает историков, политологов, культурологов, а также студентов, магист рантов и аспирантов соответствующих специальностей, проживающих в государ ствах Причерноморья, к научному сотрудничеству, аргументированным и толе рантным дискуссиям, как на заседаниях конференции, так и на страницах сбор ника «Причерноморье. История, политика, культура».

Оргкомитет ~5~ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск X (III). Серия В. I ГЕОПОЛИТИКА ГЕОПОЛИТИКА СОВРЕМЕННОЙ УКРАИНЫ МАЛАФЕЕВ Л.Ф.

Крымский агротехнический университет Национального университета биоресурсов и природопользования Украины (г. Симферополь) Прежде чем обрисовать геополитичесую роль современной Украины в мире, необ ходимо кратко напомнить сущность концепции геополитики. Как самостоятельная наука, геополитика появилась в начале ХХ столетия. По своей сущности геополитика раскрывает поведение государства в зависимости от его местоположения и имеет два аспекта: гло бальная карта мира и чисто региональный спектр, касающийся влиятельных стран. На субъекта геополитики оказывают воздействие внешние факторы общего и локального ха рактера;

множество внутренних факторов. Основополагающим законом геополитики яв ляется взаимодействие моря (телассократия) и суши (теллурократия), деятельность насе ления государства, его жизнеспособность, т.е. географические факторы в сочетании с жизнеспособностью населения. Колоссальное воздействие в ХХI веке на геополитику ока зали информатика, мобильная связь, эфирократия и аэрократия. В наше время классиче ская геополитика, не исчезнув совсем, все в большей степени корректируется этими каче ствами, и порой трудно сказать, какие из них становятся главными в определении геопо литики того или иного государства.

Украина – крупное государство. Ее территория составляет 602,5 тыс. км2. Протя женность границ с запада на восток – 1315 км, с севера на юг – 893 км. Украина граничит с 6 государствами. Численность ее населения – 46,4 млн. человек. По ее территории про текает 13 крупных рек, в том числе Днепр (его протяженность в границах Украины со ставляет 1121 км.) Украина включает 24 области и Автономную Республику Крым, районов, 446 городов, 907 поселков городского типа, более 10 тысяч сел. 71 % украин ской территории – земли сельскохозяйственного назначения;

леса и лесопосадки состав ляют 17,5% [1, с. 20, 21, 522]. Территория Украины составляет 5,7 % территории Европы, 0,44 % территории мира. Страна имеет разветвленную сеть авиационных, железных дорог, морского, автомобильного транспорта и представляет собой транзитное государство, удобное для перевозки пассажиров и грузов различных стран. Через территорию Украи ны в Европу поставляется 115 млрд. м3 российского газа и 40 млн. тонн нефти [6]. ВВП Украины составляет 712 945 млн. гривен или 6400 долларов на душу населения.

Протяженность морских границ Украины составляет 1040 км. Спорными остаются границы Украины и Россиеи в акватории Азовского моря. На Черном море Украине при надлежит несколько крупных портов – Одесса, Феодосия, Керчь, Евпатория, Херсон, Ни колаев, частично Севастополь.

~6~ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск X (III). Серия В. Однако в силу ряда объективных и субъективных факторов Украина пока не ста ла влиятельной морской державой. Роль так называемого Номоса1 телассократии не значительна. Украина имеет 30 боевых кораблей (в т.ч. фрегат «Гетман Сагайдачный», 4 корвета 2 десантных корабля), 20 тысяч личного состава военно-морских сил, 4 про тиволодочных самолета, 8 противолодочных вертолетов. В составе национальных ВМС - 40 танков, 178 бронемашин, 66 артиллерийских систем. Как в прошлом, так и в настоящем времени телассократия Украины не оказывала сколько-нибудь заметного влияния на судьбу государства. Таким образом, решающим фактором геополитики для Украины остается теллурократия.

Роль Номоса суши как в экономическом, так и в географическом положении страны более заметна, хотя за последние 20 лет он видоизменился. Богата Украина и полезными ископаемыми: каменный и бурый уголь, 5 % мировых запасов железной руды, 20% миро вых запасов ртутной руды, немало марганцевой руды, нерудных полезных ископаемых.

Всего Украина ведет разработку более 90 видов полезных ископаемых. На долю добы вающей промышленности приходится 11% объема промышленного производства.

Однако Номос суши за последние 20 лет видоизменился.

Во-первых, значительно упали его количественные показатели, сократился объем выпуска промышленной и сельскохозяйственной продукции;

страна не может достигнуть тех показателей, которые она имела 20 лет назад. Народнохозяйственный комплекс ока зался разрушенным, материальные ценности расхищены, квалифицированные кадры ушли в торговлю, мелкий и средний бизнес. Неэффективная приватизация государственной собственности не оживила экономику, а привела к ее упадку.

Во-вторых, структурная перестройка промышленности, оживление некоторых ее от раслей, в целом, не изменили общей безотрадной картины экономики Украины. А сель ское хозяйство страны оказалось в запущенном состоянии, брошенным на произвол судь бы. Единственное что еще спасает страну - это сфера услуг и транзитные возможности.

Номос суши объективно не работает на пользу государства и ее народа.

Важнейшей категорией Номоса суши является население. Согласно законам клас сической геополитики, оно заинтересовано в расширении жизненного пространства для обеспечения своего процветания. Однако к населению Украины это не относится. Оно вполне самодостаточно и никогда не претендовало на захват других территорий, друже ственно относилось к своим соседям, предпочитая решать спорные вопросы путем пере говоров и компромисса. Помимо этого, в современных условиях действуют жесткие ме ждународные правила, не допускающие волевым порядком нарушать существующие гра ницы, перекраивать территории. К тому же национальные интересы того или иного наро да могут быть реализованы и без освоения соседних территорий.

Население Украины исторически сложилось в результате слияния четырех век торов этнических процессов. Южные области в разное время концентрировали у себя смешение племен и народов от древних греков до половцев и татар. Запад Украины подвергался влиянию Польши и Австро-Венгрии. Восток испытывал сильное влияние России. Центральная часть Украины, Киевская Русь тяготела к славянским племенам, Византии, Древней Руси. Этническая многовекторность проявляется в глубинах мента литета современного населения Украины и его геополитических ориентациях. Этиче ские начала давно дополнились многими социально-экономическими факторами, урба низацией, историческими коллизиями и не являются решающими для современной геополитики. Сегодня на первый план выходят проблемы государства, его националь ной безопасности и суверенитета.

По мере развития геополитики, появления новых геополитических школ во Франции и России теоретические основы геополитики расширяются в трактовках государства, его внутреннего состояния, роли этнических и социальных факторов. Американский ученый Н. Спайкмен утверждает, что существует 10 критериев могущества государства, от кото рых зависит степень суверенитета, его возможности и авторитет страны. Среди них он на Номос – базовый признак организации любого пространства, сущность, порядок, уклад.

~7~ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск X (III). Серия В. зывает площадь территории, финансовую мощь, экономическую однородность, уровень социальной институализации, политическую стабильность, национальный дух и другие.

Украина не отвечает многим из этих качеств и поэтому вынуждена поступаться частью своего суверенитета. Если охарактеризовать природные условия Украины, то нетрудно заметить три больших ареала: лесистая часть на Западе, степь на востоке и лесостепь в центральной части. Разнообразие ландшафта Украины лишний раз подчеркивает нацио нальный дух народа. На западе, символизирующем упадок, закат, мы видим стойкий на ционализм, борьбу за национальную независимость, подчинение идеалам католицизма, ксе нофобию. В восточной части, где преобладает степь, отмечается консолидация людей на почве сплоченности, тяготения к российскому коллективизму, взаимоподдержке. Централь ная Украина законсервировала романтически возвышенную мечту о национальном духе.

В ХХ веке огромную роль сыграло экономическое развитие Украины, появление в ней очагов научно-индустриального развития, урбанизации страны. Но фундаментальные основы геополитики не исчезли и сегодня оказывают влияние на внешние ориентации культуры. Неслучайно украинская нация и сегодня не представляет единого целого. Соци альная неоднородность общества всегда будет определять внешнеполитические колебания ее правителей. Характеризуя Украину, директор Института мировой экономики и между народных отношений НАН Украины академик Ю. Пахомов отмечал: «Если государства не было, то его и не может быть» [3;

2].

Нам думается, что приоритетным геополитическим вектором Украины должна быть ориентация на Восток, к единению с восточными славянами, прежде всего, с Россией. Это обусловлено и общностью исторических судеб, и многовековым сотрудничеством, и прочными традициями единого народнохозяйственного комплекса, дружбой украинского и русского народов, единством религии, православия и множеством других факторов. Ни чего подобного нет в Европе, которая всегда была равнодушна к судьбе украинства.

Обобщенно говоря, ценности Запада – рынок, либерализм, индивидуализм, права челове ка. Ценности Востока – коллективизм, верность традициям, соборность, патернализм. Это замечание, сделанное когда-то С. Хантингтоном, дополнилось множеством других факто ров, принципиально разделивших две стороны света.

США, Европа всегда, и особенно сегодня, вынашивали мечту овладеть пространствами Евразии, имеющей огромные природные богатства. Известно, что только Россия имеет 13 % мировых запасов нефти, 23% угля, 45% природного газа. Более половины экспорта нефти и 60 % газа Евросоюз получает из России. Поэтому Украина – это ключ к расколу России и овладению Евразией. Об этом неоднократно говорил и писал З. Бжезинский.

В этой связи следует рассматривать и проблему национального суверенитета Ук раины. Она может иметь различные аспекты. Прежде всего, это легитимность власти по отношению к населению собственной страны. Это формальный фактор, первичное право вое, элементарное начало. Но и оно условно, когда Международный валютный фонд дик тует для внутренней политики Украины условия пенсионной реформы или тарифы на жи лищно-коммунальные услуги. Еще сложнее обстоит дело с национальным суверенитетом Украины с точки зрения международного права, степенью самостоятельности правитель ства во внешнеполитических действиях. Думается, что здесь уместнее было бы говорить об ограниченном суверенитете. Это показала вся практика современных международных отношений с учетом авторитета и силы государства. К сожалению, Украина остается страной периферийного капитализма, занимающей далеко не первые позиции по основ ным показателям жизни.

Геополитическим термином является и национальный интерес. Это понятие вошло в обиход в 1935 году. Его употребляли многие ученые, вкладывая в него различный смысл.

Если обобщенно представить эти высказывания, то национальный интерес отождествля ется с национальной безопасностью государства, общественным интересом его народа как единого целого, совпадением интересов государства и гражданского общества, безопасно стью личности, общества и государства. И концентрируется национальный интерес в про стом человеческом измерении: свобода, творчество, добро, прогресс. Что касается угроз национальному интересу, то они могут быть различными по типу и масштабам. Глобаль ~8~ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск X (III). Серия В. ные, региональные, локальные, экономические, экологические, финансовые и прочие. Ес ли рассматривать Украину, то бросаются в глаза два обстоятельства. Во-первых, отсутст вие целостности нации, ее национальной и социальной консолидации, бесспорного гео графического единства и, во-вторых, постоянная зависимость от тех или иных угроз. В ХХI в. всеохватная глобализация не только поставила под вопрос национальный интерес таких государств как Украина, но и ввела в геополитику новые термины и тенденции типа «информационной революции», «эфирократии» и «аэрократии». В этом отношении Ук раине принадлежит не последняя роль.

Эфирократия – важнейшее орудие современной геополитики. Владение информаци онным пространством со стороны государства, транснациональных компаний становится и средством их конкуренции, и авторитета и могущества. Информационные технологии могут быть средством политического контроля, информационного давления, слежки за поведением граждан, усиления исполнительной власти, формирования общественного мнения. Информационные технологии – это путь к овладению природными ресурсами других стран. К тому же это военное средство, способ морально-психологического давле ния, новое средство войны. Информационно-аналитическая деятельность становится мно госторонней: объяснительная, эвристическая, инновационная, прогностическая, регуля тивная. Неудивительно, что 70% общего числа работающего населения занято сегодня в сфере услуг. Это – новая профессиональная группа, класс технических специалистов. Ук раина включается в эфирократию, чтобы не отстать от Европы и других стран, но по скольку невысок ее жизненный уровень, постольку из страны наблюдается отток квали фицированных кадров. Десятки докторов и сотни кандидатов наук покидают Украину, обогащая интеллект Запада, причем уезжают именно технические специалисты.

Кстати, эфирократия помогает бороться с опаснейшим явлением современности – технотерроризмом, угрожающим всем странам. Это – способ управления социумом по средством превентивного устрашения, использования передовых технологий для воздей ствия на психику. Получил распространение кибертерроризм (ограбление банков) и пси хотерроризм (создание виртуальных ситуаций), на основе которых человек или группы людей принимают решения и начинают действовать. Ключевой областью эфирократии является энергетика. Появились такие термины, как энергетическая дипломатия, энерге тическая политика. Идет жестокая борьба государства и топливно-энергетических компа ний за овладение энергетическими ресурсами, их транспортировкой, надежным снабже нием потребителей энергии, доступ к источникам энергии, овладение маршрутами транс портировки углеводородного сырья и энергии. Украина играет здесь не последнюю роль как крупное транзитное государство. Решающее место занимают в этом отношении взаи моотношения с Россией. Попытки «оранжевых» найти обходные пути транзита через Ук раину углеводородов нероссийского происхождения ни к чему не привели.

Одним из новейших средств геополитики является космонавтика. Она стала всеох ватной. С ее помощью добываются новые знания, оказываются различные услуги, реша ются военные проблемы. Космический сегмент является основой решения важнейших на роднохозяйственных задач. Вводится глобальный мониторинг информации. Космические технологии обеспечивают конкурентоспособность Европы в экономической гонке с США.

Украина доказала, что она является космической державой: страна участвует в междуна родном проекте «Морской старт» и осуществляет космическую программу 2008–2011 гг., ассигнуя на нее до 900 млн. гривен ежегодно. Участие в космической программе позволя ет Украине не только контролировать свое космическое пространство, но и решать стра тегические задачи.

Вмешательство человечества в космос сопровождается его коммерциализацией. В ближайшие 10 лет планируется вывести на орбиту до 1700 искусственных спутников;

больше полвины из них будут коммерческими. Возникает проблема делимитации косми ческого пространства, роли многоразовых космических аппаратов. Готовится междуна родная конвенция по космическому праву. Создана глобальная навигационная спутнико вая система, которая круглосуточно обеспечивает потребителя информацией обо всех объектах управления пространством по всем вопросам жизни Земли. Для поддержания ~9~ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск X (III). Серия В. глобальной телекоммуникационной сети предполагается создать над экваториальной ча стью поверхности Земли круговую геостационарную орбиту, по которой будут вращаться 3 спутника. Нельзя не учитывать засорения космоса. В околоземном пространстве нахо дится 3,5 млрд. техногенных космических тел весом от 1 мг. до 3 тонн, которые представ ляют опасность для любого уголка нашей планеты.

Крупнейшим геополитическим явлением минувшего столетия был развал Советско го Союза. Западные державы, особенно США, давно вынашивали планы сокрушить так называемую «Советскую империю». В 1982 году Совет национальной безопасности США подготовил директиву № 75, предусматривающую организацию работы по уничтожению СССР. Было создано свыше 300 мозговых центров, ведущих подрывную интеллектуаль ную работу, сеющих антикоммунизм и клевету, порочащих коммунистическую партию, марксистскую идеологию, вербующих «пятую колонну». Помогали этому консерватив ные и оппортунистические силы внутри КПСС и ее Политбюро. Заколебалась часть науч ной и художественной интеллигенции. Образовалась псевдодемократическая группа акти вистов. Подлили масло в огонь и диссиденты. Разложение в верхах сыграло на руку на ционалистам. Сговор лидеров России, Украины и Белоруссии, вопреки воле народов, привел к развалу СССР и образованию СНГ. Возникшие государства де юре числятся не зависимыми, а фактически управляются этнократией, занятой расхищением националь ных богатств, потворствующей торжеству олигархов и усиливающемуся обнищанию на рода. Одна только Белоруссия превзошла уровень производства 1990 года.

Распад Советского Союза имел своим следствием резкое изменение геополитиче ских векторов. Это касается, прежде всего, России. По сравнению с Советским Союзом она имеет на 25% меньшую территорию и вдвое меньшее население, т.е. государство от брошено к границам ХVII–ХVIII веков. Российское государство потеряло большую часть портов, оказалось удалено от морских коммуникаций, на его рубежах появилось множест во горячих точек. Протяженность морских границ России на Балтике, сократилась с до 618 км., на Черном море - до 360 км., на Каспии - до 710 км. Новообразованные го сударства Балтии имеют совокупную береговую линию более 1000 км., украинское и ту рецкое побережья Черного моря также превышают 1000 км., каспийское побережье Ка захстана – 1370 км. Но Россия сохранила немало полезных ископаемых, научные кад ры, и пытается сплотить вокруг себя часть бывших союзных республик. За последние годы Россия наращивает международный авторитет и влияние в мире, т.е. ее геополи тический вектор обретает новую силу. Он подкрепляется наличием у нее крупных ис точников углеводородного сырья, оживлением инновационной политики, активизацией модернизации. К сожалению, этого нельзя сказать об Украине и других странах СНГ, за исключением Белоруссии.

В результате распада СССР геополитическая ситуация в Евразии претерпела сле дующие изменения.

Во-первых, исчезла единая стратегическая составляющая советской геополитики, за спиной которой стояло огромное и сильное государство, диктовавшее свою волю.

Во-вторых, появились локальные и малозначительные группы стран СНГ, в значи тельной степени подверженные манипулированию извне.

В-третьих, геополитика стран СНГ утратила национальное звучание и очень редко отражает волю народов этих стран. Она стала инструментом глобального постмодерна, кроящего мир по воле транснациональных компаний, преследующих свои узкоэгоистиче ские цели.

В-четвертых, геополитика в рамках бывшего СССР переплелась с этническими и межэтническими конфликтами, разрывающими связи республик, накаляющими их не обоснованные амбиции и взаимные претензии, ведущие к людским потерям.

Для Украины серьезной проблемой остается геополитическая роль Крыма. Он по своему географическому положению имеет стратегическое значение для судеб Причер номорья, Ближнего Востока, России. Крым тяготеет к России. В нем преобладает русско говорящее население. Он не утратил роли популярной здравницы, оздоровительного цен тра, главной военной базы Российского Черноморского флота. Территория Крыма – 26, ~ 10 ~ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск X (III). Серия В. тыс. км2, что составляет 4,3 территории Украины. Береговая линия около 1000 км., мор ская граница 292 км. В нем проживает свыше 100 национальностей, в том числе несколько коренных народов. По своим природным качествам Крым – настоящая «жемчужина» для отдыха и оздоровления. Поэтому, Крым притягивает к себе интересы многих держав и на ходится в центре внешнеполитических ориентиров украинского государства.

После распада СССР Запад отводит Украине роль дестабилизирующего фактора на евразийском пространстве. Об этом недвусмысленно рассуждает З. Бжезинский. По его словам, владение евразийским суперконтинентом – условие влияния США в Западной Европе, Восточной Азии, на Ближнем Востоке и в Африке. Поэтому нельзя допустить по явления враждебной США коалиции и для этого надо закрепить геополитический плюра лизм, хотя бы на территории бывшего СССР. Кроме того, необходимо найти стратегиче ских партнеров, которые бы обеспечили трансевразийскую систему безопасности Фран ции и Германии, способствовали расширению НАТО на Восток, способствовали разжи ганию этнических конфликтов на юге и в Средней Азии, оказывали поддержку Украине и Узбекистану в их национальной консолидации, не допуская их сближения с Россией. Не обходимо привлекать Россию к европейскому сотрудничеству и отвлекать ее от государств СНГ, расчленить Россию на три части и приобрести у нее Восточную Сибирь и Дальний Восток, усиливать влияние США на Россию с помощью военных, экономических, техниче ских и культурных средств. Без Украины Россия окажется азиатским государством, удален ным от Европы, а Украина органически впишется в обновленную Европу.

Украина сегодня колеблется между Евросоюзом и вступлением в Единое экономи ческое пространство (ЕЭП). Хотя интеграционные связи в последнем еще не отлажены, ЕЭП экономически выгодно для бывших республик СССР, способствует их эффективно му развитию. Евросоюз, объединяющий 27 стран с населением 500 млн. человек имеет более длительный срок существования и проверенные формы сотрудничества. Это, в ос новном, экономическая корпорация, а не политическое единство, и Украину принимать туда пока не собираются по соображениям политической безопасности и экономического расчета.

С точки зрения геополитики Украину можно рассматривать как региональную дер жаву, в которой региональные интересы оцениваются как вторичные, подчиненные и за висимые от глобальных требований геополитики. Об этом весьма убедительно и детально пишет Н.В. Багров [1].

Современная геополитика так называемого постмодерна имеет особенности, кото рые отличают ее от классической. Завершается стадия реализации стратегии глобального управления и создается наднациональное управление обществом в рамках больших ло кальных пространств, при соблюдении прав человека, принципов демократии, потери национального суверенитета. Образуются «мировой беспорядок», «расколотые цивилиза ции», возрастает роль развивающихся стран. Приобретают значение не территории, а фи нансы и финансовые потоки, их динамизм, направленный на благополучие человека. На первый план выдвигается прибыль, экономический аморализм, а не жизнеобеспеченность населения и его выживание;

духовно-моральные начала становятся второстепенными. В этих условиях ноосферное мышление с упором на образование, науку, нравственное вос питание, религию становятся приоритетными ценностями человеческого существования [5].

Встает вопрос: какая геополитическая зона лучше справится с этими задачами? В основу его решения закладывется концепция Фридриха Листа о «третьем пути развития человечества», которая соединяет в себе автаркию больших пространств, приоритет на циональной самобытности, сочетание рыночных принципов и социальной защиты населе ния, его общее благополучие и справедливость. Роль государства при этом становится решающей. Оно контролирует, субсидирует, регулирует и управляет. Этот опыт был ис пользован, с теми или иными издержками, Рузвельтом, Кейнсом, Лениным и (в современ ной Ливии) Каддафи.

Геополитический плюрализм становится фактором реальной и справедливой жиз ни общества. В настоящее время обозначается несколько таких геополитических зон. Это ~ 11 ~ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск X (III). Серия В. Американская с подключением к ней Южной Америки;

Азиатская;

Тихоокеанская;

Ки тайская;

Евросоюз;

Ближний Восток и Ливия;

Африканская с ЮАР;

Евразийская с Росси ей и СНГ. Конечно, это весьма условное деление, требующее уточнений и размышления.

Но бесспорно, что одна из реальных зон это – Россия, Белоруссия, Украина и Казахстан.

Наши рассуждения подкрепляются глобальными стратегическими прогнозами мирового развития до 2030 года, которые сделаны авторитетными учеными, международными орга низациями и учреждениями, мировыми прогностическими центрами [4].

В предстоящие двадцать лет мир будет развиваться эволюционно, без мировых войн и крупных потрясений. Великие державы будут сосредотачивать свои усилия на совмест ной борьбе против международного терроризма, тех или иных его проявлениях, морского пиратства, торговли наркотиками, защите демократических основ развития общества. К власти придут новые поколения, родившиеся в 70–80 гг. ХХ в. Экономика будет более сбалансирована, значительно возрастет сфера услуг, сократится число миллионеров и их противостояние национальным интересам. Усилится модернизация, инновации в эконо мике. Быстрыми темпами будут развиваться Китай, Азия, Латинская Америка. Сократит ся разрыв между богатыми и бедными странами, который к началу ХХI в. составлял 72:1.

Экономика будет более сбалансирована с экологией, возрастет экологическая культура населения.

В идеологии также произойдут существенные изменения: такие идеологические те чения, как коммунизм, анархизм, фашизм, экстремизм, национализм перейдут в разряд так называемых маргинальных течений. Укрепятся рыночно-социальные приоритеты, демо кратические начала, расширятся варианты равенства и социальной справедливости. В идеологии глобализма утвердятся главные ценности: свобода личности, равенство и права человека. Притягательная сила социалистических идей возрастет не в рамках рыночной демократии, а в рамках глобальной социал-демократии и ее новой ветви – устойчивого развития с акцентом на защиту окружающей среды и роста влияния «зеленых».

Полагаю, что Украина, как составная часть определенной геополитической зоны, будет развиваться в рамках общей стратегии на предстоящие двадцать лет.

Источники и литература.

1. Багров Н.В. Региональная геополитика устойчивого развития. К.: Либідь, 2002.

2. Геец В. Конфигурации геополитической карты мира // Экономика Украины. 2011. № 1. С. 4-15.

3. Крымская правда. 2011. 11.02.;

07.06.

4. Международная жизнь. 2011. № 1.

5. Статистичний щорічник України за 2007 р. К.: Консультант, 2008.

6. Экономика Украины. 2010. № 5.

~ 12 ~ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск X (III). Серия В. СОВРЕМЕННАЯ СИСТЕМА МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ:

НОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ЮРЧЕНКО С.В.

Таврический национальный университет им. В.И. Вернадского Характеризуя основные тенденции развития, меняющие картину мира на рубеже ХХ ХХI веков, российский исследователь А.И.Уткин называл одиннадцать мощных сил, под водящих мировое сообщество к новому состоянию: реализацию геополитической мощи США – главного победителя в «холодной войне» – и экстраполяцию ее на глобальное ок ружение, создающую однополярную структуру мира;

бурный рост экономики в индустри альном треугольнике Северная Америка – Западная Европа – Восточная Азия, в результате которого развитое меньшинство подчиняет своей власти большинство населения мира;

разрушительный хаос, наступающий вследствие ослабления национальных государств на фоне укрепления влияния ТНК и НГО, создающих нерегулируемые процессы;

обращение государств к новой идентичности, базирующейся на возвращении к традициям, исконной религии и историческим святыням;

поляризацию бедного и страждущего большинства на селения мира и материально благоденствующего большинства, грозящую глобальным взрывом;

феноменальный демографический рост населения планеты, преимущественно его бедной части;

неожиданный подъем новых гигантов – Китая, Индии, Бразилии и др.;

им миграцию, приводящую к смещению колоссальных масс населения в зоны чуждых им ци вилизационных канонов;

конфессиональное разобщение человечества;

оскудение земной оболочки ресурсами при расширении индустриальной зоны, смертельно нуждающейся в ископаемых;

науку, давшую огромный толчок развитию производительных сил, но одно временно оснастившую людей средствами глобального разрушения [13, с.18-19].

Эти тенденции характеризовали международную систему, отличающуюся переход ным состоянием, в котором переплетались и взаимодействовали многовековые силы и за кономерности и новые факторы, обусловленные растущим влиянием глобальных процес сов, которые стали рассматриваться в качестве объективной доминанты развития между народных отношений. Однако, как справедливо отмечает украинский исследователь Ю.Н.Пахомов, «глобализация во многих своих аспектах – явление объективное, продукт глобальной информатизации и изменения роли финансов», однако она «не только объек тивна, но и «субъективна», поскольку «в глобализации, наряду с объективной заданностью в виде мощнейшей составляющей, наличествует и западный проект. Дело в том, что За пад, особенно в лице доминирующих в мире Соединенных Штатов, способен не только пользоваться дарами глобализации, но и умело оседлать глобализационные волны, что да ет наибольший доход» [9, с.4-5].

В контексте развития этих глобальных процессов проявились тенденции к формиро ванию системы глобального управления под эгидой США. Американская гегемония, под черкивал ее известный протагонист З.Бжезинский, «влечет за собой комплексную струк туру взаимозависимых институтов и процедур, предназначенных для выработки консен суса и незаметной асимметрии в сфере власти и влияния. Американское глобальное пре восходство, таким образом, подкрепляется сложной системой союзов и коалиций, кото рая буквально опутывает весь мир… Ее основные моменты включают: систему коллек тивной безопасности, в том числе объединенное командование и вооруженные силы, на пример, НАТО, Американо-японский договор о безопасности и т.д.;

региональное эконо мическое сотрудничество… и специализированные глобальные организации сотрудниче ства, например Всемирный банк, МВФ, ВТО…;

процедуры, которые уделяют особое вни мание совместному принятию решений, даже при доминировании Соединенных Штатов;

предпочтение демократическому членству в ключевых союзах;

рудиментарную глобаль ную конституционную и юридическую структуру…» [1, с. 39-40, 41].

~ 13 ~ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск X (III). Серия В. Важнейшей задачей этой проявившейся тенденции к формированию системы гло бального управления было включение в формировавшийся «Pax Americana» «открытых» с разрушением СССР пространств и ресурсов, ведь «Россия – лидер крупнейшего из когда либо в истории противостоявших Западу блоков – сделала неимоверные по своей жерт венности шаги… В период между 1988 и 1993 годами Запад не услышал от России «нет»

ни по одному из значимых вопросов международной жизни, готовность новой России к сотрудничеству с Западом стала едва ли не абсолютной… В 90-е годы застоявшийся ма ятник истории сделал огромное колебательное движение к Западу. На своем пути он раз рушил КПСС, СССР, СФРЮ, ЧССР, ОВД, СЭВ (не говоря уже о менее значимой аббре виатуре)» [11, с. 43, 44].

В более широком плане, вероятно можно отметить, что в этот период международная система «питалась» энергией «разделения», выделявшейся при осуществлении тектониче ских трансформаций, связанных, в первую очередь, с распадом советской империи.

Качественное изменение международной ситуации и формирование новых тенденций в международных отношениях рельефно проявились в связи с тремя важными событиями, происшедшими в 2008 г.

Во-первых, одностороннее провозглашение независимости Косово 17 февраля и его признание государствами Запада, несмотря на протесты России, указывавшей, что это бу дет являться нарушением принципов международного права, показали, что «общий диагноз действий США и НАТО в Югославии представляется… однозначным: это попытка реци дива «политики силы» и подрыва всей системы современного международного права, в том числе воплощенного в самой идее международно-правового «Pax Europeana» - то есть «мира по-европейски», которой противопоставляется новая, основанная не на праве, а на силе, модель мира – «Pax NATO»» [10]. В сущности, речь шла, с одной стороны, о «двойных стандартах» в трактовке политико-правового режима современных международ ных отношений, а с другой – об определенном отставании международного права от ре альных процессов в сфере политики и морали, императиве «гораздо более детализирован ного и четкого определения правовых аспектов применения силы в международных отно шениях в условиях глобализации и демократизации, разработке дополнительных критери ев ее применения в соответствии с Уставом ООН, в том числе в чрезвычайных гумани тарных ситуациях», выработке четкого международно-правового толкования гумани тарных кризисов [10]. И в любом случае – о кризисе существующей системы междуна родного права.

Во-вторых, «пятидневная война» на Кавказе – нападение Грузии на территорию Южной Осетии – коренным образом изменила региональную и глобальную геополитиче скую ситуацию. Этот конфликт, подчеркивает российский исследователь Л.И. Шершнёв, «несет в себе глобальное измерение и долгосрочные последствия как для противоборст вующих стран, так и для мирового сообщества. В нем нашли свое отражение все нега тивные моменты в развитии международных отношений, а также геополитические, ци вилизационные противоречия современной эпохи… Война поставила вопрос о пересмотре всей системы международной безопасности. Она породила совершенно новую ситуацию в мире, став началом эпохи перемен не только во внешней политике России, но и всех ве дущих стран мира, мирового сообщества в целом» [14, с. 26].

На глобальном уровне кавказский конфликт продемонстрировал геополитические возможности США, России и ЕС. В этой связи российский ученый В. Кременюк подчер кивал: «Конфликт на Кавказе говорит о том, что сейчас сложилась ситуация остро го соперничества между США и Россией за постсоветское пространство. Россия все еще надеется положить конец расширению американского влияния… И сейчас насту пил такой момент, что либо Россия и США придут к новым правилам…, либо это не получится. Тогда постсоветское пространство, и в особенности Украина и Грузия, станут источником столкновения между США и Россией… В этом случае возможен военно-политический кризис» [7]. Поэтому суммарный итог для России может быть подведен словами арабского автора Р. Баруда о том, что «Россия будет разрывать ~ 14 ~ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск X (III). Серия В. проамериканское кольцо из бывших советских республик, которое грозит подорвать ее влияние в Евразии» [5].

Конфликт сказался и на позициях ЕС, который, в конечном счёте, «добился серьезно го успеха в плане укрепления своего влияния и репутации. Если учесть изначально крайне слабые позиции ЕС в этом регионе, то его роль в разрешении конфликта оказалась дос таточно велика» [15].

Максимально проблемными оказались итоги войны для США. Исследователь П.

Сондерс отметил, что «грузинский лидер позволил Москве довольно четко продемонст рировать границы американских интересов в странах, непосредственно примыкающих к границам России» [19]. В более широком плане «США реально сталкиваются с ситуа цией «сверхрасширения», при которой ресурсов влияния начинает не хватать для управ ления процессами в отдалённых регионах (Грузия – это первый из американских союзни ков, потерпевший военное поражение после окончания Холодной войны)» [8]. В конечном итоге, отмечает итальянский исследователь Т. Грациани, в международной политике все больше восстанавливается принцип силы, а не законности;

грузинская кампания оконча тельно похоронила однополярность, основанную на единоличном лидерстве США, и по казала эффективность новой геополитической системы, строящейся вокруг различных по люсов на отдельных континентах – многополярного мира;

убывающая гегемония США, возможно, еще более опасна для международной стабильности в силу своей шаткости и уязвимости [3].

Было продемонстрировано, что великие державы переходят к защите национальных интересов при помощи военной силы, свидетельством чего ранее стали действия США в Афганистане и Ираке, потом – позиция России на Южном Кавказе в 2008 г., ситуация на Ближнем Востоке в 2011 г.

Третьим фактором, определившим новые измерения международного положения, стал мировой финансово-экономический кризис, который нанес сокрушительный удар по социально-экономической сфере ведущих стран мира, обостряя весь комплекс проблем, имманентно присущих капиталистической экономике. Кризис продемонстрировал огра ниченность возможности регулирования социально-экономических проблем в рамках «неолиберальных» доктрин и экономики «свободного рынка»;

скомпрометировал культ «капитанов индустрии», якобы обеспечивавших национальное богатство и процветание.

В этом контексте в международной практике проявилась ограниченность ряда моде лей демократии и недостаточная гибкость доминирующих политических институтов;

в определенной мере дискредитируется западная либеральная демократия, которая выдава лась за единственный образец демократии как таковой;

наглядно демонстрируется отрыв элитных групп от основной массы населения;

политические сдвиги в целом ряде госу дарств означают не просто рокировку политических партий, а дают возможность исполь зовать новые методы государственного регулирования;

государства со слабой экономикой и отсутствием демократических традиций могут усилить авторитарные меры для смягче ния социальных последствий кризиса, причем - с одобрения широких масс населения;

возможна трансформация антикризисного государственного вмешательства в перманент ное регулирование, предполагающее формализованное и институционализированное уча стие государства в функционировании рыночной экономики с целью предотвращения по добных потрясений в будущем;

изменение парадигмы глобального лидерства, императив формирования новых субъектов, транслирующих основные новации в глобальном про странстве в качестве норм политического, социального, культурного и экономического порядка.

Кризис подвел черту под мироустройством последних 20 лет. Его продолжитель ность и глубина не оставляют сомнений в том, что он носит структурный характер, и вы ход из него может быть только проектным. Этот процесс обусловливает позиционирова ние соответствующих групп стран: США, ЕС, БРИК, поскольку гармонизации мировой политической и экономической системы можно добиться лишь двумя способами, о кото рых американский исследователь и государственный деятель Г.Киссинджер писал:

«…Каждой стране придется задуматься над тем, какой она внесла вклад в возникший ~ 15 ~ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск X (III). Серия В. кризис. Каждый будет теперь изо всех сил стремиться устранить те условия, которые привели к краху. В то же время, каждому придется посмотреть правде в глаза и при знать, что проблемы кризиса можно преодолеть лишь совместными усилиями. Даже са мые богатые страны столкнутся с сокращением имеющихся ресурсов. Каждому госу дарству придется пересмотреть свои национальные приоритеты. Если возникнет сис тема совместимых приоритетов, то появится новый мировой порядок. Но если разные приоритеты согласовать и выверить не удастся, то произойдет катастрофа, и этот миропорядок расколется на части… Альтернативой новому международному порядку является хаос». «В конечном итоге, - полагает Г.Киссинджер, - гармонизации политиче ской и экономической системы можно добиться лишь двумя способами: создав между народную политическую систему регулирования тех же масштабов, что и мировой эко номический порядок;

или сократив охват экономических институтов до таких размеров, когда ими смогут управлять существующие политические структуры, что может при вести к новому меркантилизму на региональном уровне» [2].


Наметилось стремление к переосмыслению феномена глобализации в направлении того, что широко распространенное мнение о том, что глобализация меняет всё и вся ока залось ошибкой при объяснении реальности, и этот дискурс ложно трактует исторический кризис, в центре которого оказался мир. При этом американская «приватизация глобали зации» оказала серьезное воздействие на усиление разделительных линий между Севером и Югом. Актуализировалась проблема дефицита природных ресурсов, определяющая и то, что важнейшей целью глобальной конкуренции выступает контроль за энергоресурсами.

В мире появились новые вызовы и угрозы, против которых прежние институты не рабо тают. Все это актуализирует проблему глобального регулирования и управления. Как от мечает американский политолог Д. Дрезнер, «глобальные институты перестают соот ветствовать своему назначению, когда состав их руководящих структур, принимающих решения, уже не отвечает соотношению сфер влияния в мире, а именно так обстоят де ла на данный момент» [4, с.27]. При этом пока G-8 и G-20 не вполне справляются с мис сией глобального управления.

Наступил кризис монополярного мира – попытка установить американский мировой порядок потерпела крушение. В исследованиях этот процесс отражается в характеристиках «диффузной монополярности», «одно-многополярной» системе, «плюралистической мо нополярности», «асимметричной многополярности». США терпят фиаско в Афганистане и Ираке, хотя они показали свою возможность участия в нескольких международных кри зисах одновременно и, в частности, продемонстрировали модель нового типа высокотех нологичных войн, не требующих от их инициаторов существенного экономического на пряжения. Америке нужно безотлагательно сформировать внешнюю политику, действи тельно соответствующую новой обстановке. Ее лидерские позиции будут сохранятся в принципе, но неизбежно убывать во временной перспективе.

В качестве формирующейся модели мироустройства выступает многополярный мир, в котором ведущие государства будут иметь свои сферы влияния. Впрочем, перспектива многополярного мира еще на заре своего формирования вызвала озабоченность американ ского исследователя Дж. Миршеймера, который прогнозировал общую нестабильность в международных отношениях;

усиление соперничества между силовыми центрами, осо бенно в Европе;

образование разграничительных линий между национальными государст вами;

императив увеличения роли силовых факторов во взаимодействии государств [17, 18]. В этом же духе американский профессор С.Браун дает интересный вариант теорети ческого обобщения: структура международной системы взаимосвязана с вероятностью возникновения войн, и с ростом количества полюсов вероятность возникновения войн увеличивается [16, р.53]. В этих условиях возрастает роль субъктивного фактора, и изби раемые стратегии приобретают важное значение.

Количество пессимистических прогнозов велико. «В основных сценариях на 30- лет вперед, - подчеркивают исследователи, - нет сигналов о «конце света», но они харак терны предсказанием масштабных конфликтов вплоть до мировых войн» [12, c.449]. При этом в качестве основных конфликтогенных факторов называют усиление соперничества ~ 16 ~ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск X (III). Серия В. за пространство и невосполнимые ресурсы;

разрыв в уровнях экономического развития между обществами;

естественный процесс упадка мировых лидеров, ведущий к дезорга низации мирового хозяйства и системы международных отношений;

цивилизационные противоречия;

международный терроризм и распространение ядерного оружия. Е.Е. Ка минский присоединяет к этому перечню «продолжающееся небезопасное загрязнение ок ружающей среды в слаборазвитых странах на что крайне слабо реагируют развитые государства», и «постоянную угрозу коллапса мировой финансовой и расчетной систе мы, который может бать запущен кризисом американской экономики и безудержным падением курса доллара» [6, c.84-85].

На постсоветском пространстве эти проблемы актуализируются рядом дополнитель ных факторов. Пока нет точного ответа на вопрос: за чей счет будет строиться новая сис тема международных отношений. И было бы чрезмерным оптимизмом утверждать, что не за счет дележа «советского наследства». Распад империй, в том числе и советской, порож дает несколько видов напряжений для их наследников: первый из них связан с попытками сильных соседей присоединить осколки великой державы или установить над ними кон троль;

второй – с попытками бывшего имперского центра частично или полностью вос становить свои позиции;

третий – с возможными противоречиями между вновь образо вавшимися государствами. Эти типы «напряжения» являются фактом и современной меж дународной реальности.

В современных условиях система международных отношений по-прежнему находит ся в переходном состоянии, которое, как показывает историческая практика, длится 25- лет. Эта переходность усиливается финансово-экономическим кризисом, который не «от менит» глобализацию, но ее следующий этап, по всей видимости, будет связан с образо ванием крупных политико-экономических блоков - «новых империй», реализующих в це лях своей консолидации не энергию распада, а энергию соединения.

Источники и литература.

1. Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. М., 2003. 256 с.

2. Генри Киссинджер. Шанс для нового миропорядка [Электронный ресурс] // Сайт «inoСМИ.Ru». Режим доступа: http://inosmi.ru/translation/246616.html 3. Грациани Т. Латинская Америка и Евразия: центры нового многополярного мира [Электронный ресурс] // Сайт «Институт стратегических оценок и анализа». Режим доступа: http://www.isoa.ru/art view.php?bc_tovar_id= 4. Дрезнер Д. Новый «новый мировой порядок» // Россия в глобальной политике.2007.Т.5.№ 2.С.21-35.

5. «Запад хочет разорвать Россию на части». Что пишут арабские журналисты о событиях в Южной Осе тии и вокруг них [Электронный ресурс] // Сайт «Столетие. Информационно-аналитическое издание Фонда исторической перспективы». Режим доступа: http://stoletie.ru/print.php?ID= 6. Камінський Є.Є. Світ переможців і переможених. Міжнародні відносини і українська перспектива на початку ХХІ століття. К., 2008. 336 с.

7. Кременюк В. Соперничество США и России за постсоветское пространство [Электронный ресурс] // Сайт «Евразийский дом. Информационно-аналитический портал». Режим доступа:

http://www.eurasianhome.org/xml/t/expert.xml?lang=ru&nic=expert&pid= 8. Макарычев А. США-Россия-Грузия: академический треугольник с политическими углами [Электрон ный ресурс] // Сайт «Евразийский дом. Информационно-аналитический портал». Режим доступа:

http://www.eurasianhome.org/xml/t/expert.xml?lang=ru&nic=expert&pid= 9. Пахомов Ю. Геоэкономические и геополитические истоки глобального терроризма // Інституційне об лаштування глобальної економіки: цивілізаційний вимір: Матер. міжвід. наук.-теорет. конф./Відп. ред.

О.О.Шморгун. К., 2007. С.3-8.

10. Торкунов А.В. Международные отношения после косовского кризиса [Электронный ресурс] // Сайт «Торкунов Анатолий Васильевич. Ректор МГИМО(У) МИД России». Режим доступа:

http://torkunov.mgimo.ru/s_kosov.php 11. Уткин А.И. Американская стратегия для ХХI века. М., 2000. 272 с.

12. Уткин А.И. Мировой порядок ХХI века. М., 2001. 480 с.

13. Уткин А.И. Новый мировой порядок. М., 2006. 640 с.

14. Шершнёв Л.И. Российско-грузинская война: выводы, уроки, последствия // Кавказ и Центральная Азия:

Аналитические материалы, текущие события. М., 2008. № 10. С.26-70.

~ 17 ~ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск X (III). Серия В. 15. Шульце П. От замороженных конфликтов к военным протекторатам [Электронный ресурс] // Сайт «Ин ститут стратегических оценок и анализа». Режим доступа: http://www.isoa.ru/art view.php?bc_tovar_id= 16. Brown S. The Illusion of Control. Force and Foreign Policy in the 21st Century. Washington, D.C., 2003.187 p.

17. Mearsheimer J. Back to the Future: Instability in Europe After the Cold War // International Secu rity.1990.Vol.15. № 1. P.5-56.

18. Mearsheimer J. Why We Will Soon Miss the Cold War // Atlantic Monthly. 1990.Vol. 266. № 2. P.35-50.

19. The Washington Post. 2008, 15 August.

~ 18 ~ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск X (III). Серия В. II ДИАЛОГ ЦИВИЛИЗАЦИЙ ИСЛАМСКИЙ ФАКТОР В АРАБСКИХ РЕВОЛЮЦИЯХ 2011 ГОДА МАРТЫНКИН А.В.

Филиал МГУ в городе Севастополе Если беспристрастно рассмотреть основные вехи истории стран Ближнего и Средне го Востока в течение последних 100 – 150 лет, то мы увидим, что в главных исламских странах этого региона – шиитском Иране и суннитской Османской империи с конца XIX до конца XX - начала XXI веков прошли одинаковые процессы. Эти процессы характери зуются сначала отходом от традиционной цивилизационно-культурной исламской модели строительства государства в пользу модели светской националистической (наиболее яркие примеры – реформы Мустафы Кемаля Ататюрка в Турции в 20-30-х гг. XX в., шаха Мо хаммеда Реза-Пехлеви в Иране в 50-70-х гг. XX в.), а затем возвратом к первой модели (исламская революция 1979 г. в Иране, постепенный приход к власти в Турции ислами стов в 2002 г.). Причем немаловажно при этом учитывать, что этот откат произошел, не смотря на мощную поддержку светских режимов со стороны западных государств, прежде всего, США.

Если мы теперь рассмотрим современную ситуацию в арабских странах с учетом вышесказанного, то увидим, что и здесь, видимо, происходят аналогичные процессы.

Продолжающиеся в настоящее время революции в арабских странах (так называемая "Арабская весна") свидетельствуют, что светские националистические режимы, стремив шиеся построить национальные государства по европейскому образцу, потерпели неуда чу. В результате предпринятых ими усилий не произошло существенного улучшения ни во внутренней жизни (в экономике – кризис, в социальной сфере – коррупция, в полити ческой – диктатура, обеспеченная, как правило, длительными сроками чрезвычайного по ложения в стране), ни во внешнеполитическом положении этих стран: низкий авторитет на международной арене, нерешенность главной проблемы – Ближневосточной.


Более того, вестернизированная элита арабских стран своим личным и клановым по ведением (выставляемым современными СМИ на показ в телесериалах, рекламных роли ках, различных шоу), пронизывающей все стороны жизни коррупцией, приверженностью к западному "либерализму", вызывает едва ли не "естественное" отторжение у большин ства населения – носителей совершенно иных культурных и социальных ценностей. К то му же арабским светским режимам-реформаторам, несмотря на все их усилия, не удалось создать сколь-нибудь статистически значимый "средний класс" – стабильную социальную страту, объективно препятствующую любым проявлениям экстремизма, как социально политического, так и религиозного. Отсутствие значимой доли представителей "среднего класса" в обществе, в свою очередь, обуславливает слабость светских политических пар ~ 19 ~ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск X (III). Серия В. тий, строящих свою деятельность по западным моделям, так как именно "средний класс" составляет основную часть их социальной базы.

Таким образом, в обществе и государстве сложилась ситуация, когда элита благодаря "замораживанию" политической жизни в результате длительного чрезвычайного положе ния и кланово-племенному характеру распределения властных полномочий на всех уров нях государственного управления и бизнеса значительно отдалилась от реальных нужд и, соответственно, интересов большинства населения. При этом надо иметь в виду, что вы шесказанное относится не только к отношениям элиты и неимущих слоев, немаловажное значение имеет то, что большинство предпринимателей и интеллигенции также по ука занным выше причинам оказались полностью отстранены от рычагов государственного и хозяйственного управления. Если искать исторические аналогии, то с некоторым допуще нием можно сравнить ситуацию в арабских странах накануне "Арабской весны" с поло жением в России накануне февральской революции 1917 г. Как мы знаем, февральская ре волюция 1917 г. не смогла решить стоящих перед обществом проблем и привела к ок тябрьской революции 1917 г., последовавшей ломке и переустройству всей социальной, политической и экономической структуры страны. Возможен ли такой сценарий в араб ских странах? Однозначного ответа на этот вопрос пока дать нельзя. Однако, о возможно сти такого продолжения "Арабской весны" свидетельствует то, что в результате арабских революций улучшения жизни большинства населения не произошло, проблем, стоящих перед обществом и государством не стало меньше, более того, именно в результате рево люций обострились старые проблемы (прежде всего – продовольственная и водная) и поя вились новые. Не стоит также забывать экономические потери во время самих революций.

Сможет ли справиться с этими проблемами новое руководство страны, покажет время. К тому же пока неизвестно, каким будет это новое руководство. По какой модели будет осуществляться государственное строительство и на каких принципах будут основаны по литические процессы в странах "Арабской весны".

Прежде чем попытаться ответить на эти вопросы, необходимо отметить, что тради ционно на исламском Востоке элита делилась на два "крыла" – военная элита ("люди ме ча") и религиозная ("люди пера"). Функции военной элиты, как правило, были связаны с обеспечением внешней и внутренней безопасности государства. Религиозная элита (и здесь ее существенное отличие от европейских аналогов) выполняла функции концепту альной разработки принципов государственного строительства и социально политического устройства общества, а также контроля за их исполнением, что выража лось в практически полном контроле всех форм не только идеологической, политической и культурной, но и хозяйственно-экономической жизни страны. Эти два "крыла" элит, не только постепенно сращивались, но и постоянно конкурировали между собой. В период после освободительных, националистических по своему характеру революций (50 – 70-е гг. XX в.) к власти в таких арабских странах как Египет, Сирия, Алжир, Тунис, Ливия, Йемен (то есть как раз страны "Арабской весны") пришли представители военной элиты, признание легитимности власти которых напрямую зависело от результатов их деятельно сти. В отличие от них, легитимность власти религиозной элиты опирается на сакральный характер самой государственности в исламе. Как уже говорилось выше, результаты дея тельности светской военной элиты оказались плачевны. Поэтому легитимность власти этой элиты была поставлена народом под сомнение, а позднее, в ходе "арабских револю ций", представители этой элиты были отстранены от власти (либо, как в Египте, обязались в определенный срок передать власть легитимно избранным политическим деятелям). Со вершенно естественно, что на смену представителям военной элиты в первую очередь стараются прийти их традиционные конкуренты – представители религиозной элиты.

В этой ситуации умеренные исламисты (прежде всего, "Ассоциация Братьев мусульман" и организации и движения, созданные на основе их идеологии) предлагают альтернативный западному путь развития, путь возвращения к традиционной исламской культурно-цивилизационной модели государственного строительства, учитывающей все реалии современного мира – научные, политические, экономические, социальные, куль ~ 20 ~ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск X (III). Серия В. турные. При этом они опираются на опыт Турции, где исламисты Партии справедливости и развития находятся у власти с 2002 г.

Что касается самой Турции, то в складывающихся условиях исламистское руково дство Партии справедливости и развития объективно укрепляет свое положение в стране и авторитет турецкого государства на международной арене, в том числе в НАТО. В связи с этим представляется, что в ближайшее время следует ожидать роста влияния Турции и на арабские государства. У турецкого исламистского руководства есть более чем десятилет ний опыт управления страной, также развивавшейся ранее по модели строительства свет ского националистического государства. А с неизбежным приходом во власть в арабских странах умеренных исламистов в результате выборов после окончания революций этот турецкий опыт будет востребован. Например, в Египте, пока молодежь, уверовавшая в то, что она добилась свободы, митингует на улице, сторонники и противники бывшего прези дента Х.Мубарака ведут, мягко говоря, острые дискуссии (время от времени переходящие в кровавые стычки) о его роли в истории страны, а политические партии приходят в себя от шока осознания почти полного отсутствия их поддержки населением, только "люди меча" и "люди пера" готовятся к длительной борьбе за власть. "Ассоциацией Братьев мусульман" созданы две политические партии (21.02.11 г. – партия "Свобода и справедли вость" ("Аль-Хуррия ва-ль-Адаля"), 27.02.11 г. – "Партия нового центра" ("Хизб аль-Васат аль-гадид") [1]) и одна партия создана даже движением "Исламский джихад", аналогичные ситуации складываются и во всех других, затронутых революционным процессом арабских странах. В Тунисе запрещенным ранее исламистским движением "Нахда" весной также бы ла создана политическая партия, а в конце августа "люди меча" на фоне практически полно го отсутствия влияния действующих в стране политических партий ответили исламистам созданием своей "Национально-насеристской партии" ("Хизб аль-каумия ан-насерия").

Следует также совершенно четко осознавать, что неизбежный приход во властные структуры после "Арабской весны" умеренных исламистов (скорее всего в составе коали ционных правительств) – это не просто смена элит. Прежде всего это – возможность "лю дям пера" адаптировать основанные на западных моделях принципы строительства госу дарства и организации функционирования общества и хозяйственной жизни к исламским культурно-цивилизационным требованиям.

Например, говоря о причинах арабских революций, как правило, называют экономи ческие, социальные, политические, демографические, но забывают культурно цивилизационные. А ведь они носят более фундаментальный характер. И здесь даже не так велика роль выставленной в последние годы напоказ благодаря СМИ и интернету "не праведной" жизни "новых арабов" и их "золотой молодежи" со всеми ее атрибутами – ве черинками, гламуром, алкоголем, наркотиками, "смелыми" отношениями между полами.

Хотя и это сыграло свою роль. Однако представляется, что более серьезными причинами явилось навязывание обществу светскими режимами западных экономических моделей, абсолютно не учитывающих исламские цивилизационные ценности и, по сути, оскорб ляющих верующих Достаточно сказать, что в основе современной западной экономики лежит ссудный процент, запрещенный в исламе (и, кстати, в христианстве тоже).

Деятельность в рамках неисламской финансово-экономической системы в сознании мусульманина грозит ему попаданием в ад. В тоже время умеренными исламистами в на стоящее время уже разработаны основные элементы исламской "халяльной" финансово экономической системы. Не исключено, что после окончания арабских революций ислам ская и западная экономические системы вступят в конкурентную борьбу между собой на Ближнем и Среднем Востоке. Ведь эта борьба уже идет и в Иране, и в Турции. А это, ме жду прочим, вызов всему западному образу жизни, всей западной социально экономической модели устройства общества, причем вызов даже более серьезный, чем социализм, так как последний явился просто дальнейшим развитием капитализма.

С другой стороны, уже появились признаки обострения борьбы внутри исламского общества между умеренными исламистами и радикалами вроде "Аль-Каиды" и салафитов.

Так, в Египте уже с начала апреля мы наблюдаем острую борьбу братьев-мусульман с са лафитами за электорат, жесткое противостояние дочернего движения братьев-мусульман ~ 21 ~ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск X (III). Серия В. – Хамас в Палестине с джихадистами-салафитами, сопровождавшееся захватом и казнью салафитами итальянского журналиста и штурмом спецназовцами Хамас подпольного штаба экстремистов.

Что касается "Аль-Каиды", то представляется, что на данном этапе эта организация теряет свой имидж непримиримого борца за ислам. Ведь в результате произошедших ре волюций никому неизвестная и политически неорганизованная молодежь сумела быстро сбросить те режимы, с которыми джихадисты-салафиты так долго и, в целом, бесперспек тивно вели бескомпромиссную борьбу. Правда, "Аль-Каида" и в этих условиях старается не упускать представляющихся возможностей, связанных с возможностью свободного приобретения оружия в неподконтрольных никакой власти районах восстаний (например, в Ливии) и расширения зоны своего прямого контроля (в Йемене).

Революции, в которых центральную роль сыграла молодежь, оказали влияние и на процессы внутри исламистских организаций и движений. Среди тех же братьев мусульман обостряется конфликт "отцов и детей", что приводит не только к жарким спо рам, но и к кадровым переменам в руководстве.

На внешнеполитической арене арабские революции объективно привели к сближе нию позиций светских (ФАТХ) и исламских (Хамас) сил в Палестинском национально освободительном движении, особенно учитывая возможную потерю тыловой базы Хамас в Сирии, и положительный опыт противостояния Израилю со стороны негосударственных исламских движений (Хизбуллах в Ливане, особенно в 2006 г.).

С другой стороны, революции способствовали обострению противоречий между суннитскими монархическими режимами арабских стран Персидского залива и республи канским шиитским Ираном.

Источники и литература.

1. Аш-Шарк аль-Аусат, 22.02.11;

Аш-Шарк аль-Аусат, 28.02.11.

~ 22 ~ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск X (III). Серия В. III ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ ЗНАЧЕНИЕ КРЫМА ДЛЯ РЕАЛИЗАЦИИ ВОСТОЧНОЙ ПОЛИТИКИ ГЕРМАНИИ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ ГРУШЕЦКИЙ П.Б.

Таврический национальный университет имени В.И. Вернадского Первая мировая война как рубежный этап истории человечества является одновре менно как следствием предыдущего развития международных отношений, так и прологом к новой их системе. Изучение различных ее аспектов, в том числе региональных особен ностей внешней политики основных участников противостояния, позволяет создать более детальную и достоверную картину прошлого, выявить реальные и потенциальные воз можности воюющих блоков.

Целью данной статьи является выявление общих тенденций и направлений внешней политики Германии в Юго-Западной и Южной Азии, а также определение роли такого фактора, как обладание Крымским полуостровом, для осуществления этой политики.

Документы по данной теме были опубликованы в сборниках "Документы внешней политики СССР" [8], "Крах германской оккупации на Украине (по документам оккупан тов)" [13],, "Ereignisse in der Ukraine 1914-1922: Deren Bedeutung und historische Hinter grnde" [26]. Общие вопросы возникновения и хода Первой мировой войны рассматрива ют В.В. Готлиб [3], Д. Джолл [7], Б.М. Туполев [21]. Германская внешняя политика на Востоке проанализирована в работах Д. Макдоно [15], А.С. Силина [20], ее проявления в различных регионах детально изучили С.М. Алиев [1], В.Г. Коргун [12], Е.Ф. Лудшувейт [14], Г.В. Пипия [18], В. Шеремет [23], Е. Юнг [24] и другие авторы. Значения Крымского полуострова для реализации данной политики касаются в своих работах А.Г. и В.Г. Зару бины [9], В.В. Перепадя [16;

17], В. Баумгарт [25]. Комплекс вышеназванных источников и литературы позволяет достаточно полно и объективно рассмотреть заявленную тему.

Первая мировая война как порождение национальных, экономических, колониаль ных, демографических противоречий между ведущими европейскими государствами при няла впервые в истории человечества поистине глобальный масштаб. Интересы домини рующих стран не ограничивались усилением своего влияния по периметру границ, а каса лись даже самых отдаленных точек земного шара. Особенно это было характерно для та ких государств, как Британская и Германская империи, в меньшей степени – Франции, ~ 23 ~ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск X (III). Серия В. Российской империи, США. Однако к 1914 г. в связи с практически полным колониаль ным разделом мира возможности беспрепятственного расширения сфер влияния все более ограничивались. Сохранились лишь отдельные региональные "вакуумы власти", к кото рым, по мнению немецкого историка И. Гайсса, относились Китай, Османская империя с ее формально сохранявшимся сюзеренитетом над Северной Африкой, Персия, Латинская Америка [21, c. 36].

Как мы видим, значительная часть вышеназванных территорий относится к региону Юго-Западной Азии (азиатские страны Ближнего и Среднего Востока). Географически примыкающий к нему регион Южной Азии (Индийский субконтинент) к этому времени уже перестал быть "вакуумом власти" и стал важнейшей частью Британской империи, ак тивно влияя, как указывает английский исследователь Джеймс Джолл, на общий характер британской политики [7, c. 306].

Несмотря на различия в политическом статусе, страны Юго-Западной и Южной Азии стали объектом особого внимания германской внешней политики еще на рубеже ХІХ и ХХ вв., то есть с начала значительного усиления экспансионизма этого государства, воплощенном в известном требовании обеспечить "место под солнцем". Важной особен ностью, необходимой для лучшего понимания стратегии Германии в регионе, является отсутствие прямой сухопутной связи между империей и данными территориями, а также отсутствие контроля над морскими коммуникациями в Индийском океане, Восточном Средиземноморье и Черном море. Таким образом, единственная возможность проникно вения в регион заключалась для Германии в сотрудничестве с Австро-Венгрией, балкан скими государствами и Османской империей, которые преследовали свои собственные интересы. Следовательно, новую конфигурацию связи Германской империи с Юго Западной и Южной Азией можно было установить лишь путем получения контроля над иными путями сообщения.

Традиционный маршрут начал осваиваться Германией после двух визитов императо ра Вильгельма ІІ в Османскую империю (1898, 1899 гг.), политическое значение которых заключалось в сближении двух империй, а экономическое – в предоставлении немецким компаниям концессии на строительство Багдадской железной дороги, соединявшей юг Анатолии и Месопотамию. Практическая реализация проекта, начатая в 1903 г., создала своеобразный коридор Берлин-Багдад, хотя строительство железной дороги не заверши лось ни к началу Первой мировой войны, ни, тем более, в ее ходе.

Именно через Османскую империю, благодаря существующему влиянию последней в регионе, Германия планировала проводить свою восточную политику, хотя каждая из стран отстаивала в первую очередь свои интересы. Во время одного из визитов в Осман скую империю Вильгельм ІІ заявил: "Передайте всем тремстам миллионам мусульман, живущим на земле, что я их друг" [24, c. 123]. Пангерманский союз в 1913 г. через свои печатные издания пропагандировал «мирное экономическое завоевание» Османской им перии. В связи с поражением Турции в Балканских войнах отмечалась необходимость поддержать ее целостность с точки зрения уже сделанных и грядущих выгодных капита ловложений. Акцентировалась задача усиления ее военного потенциала [23, c. 79]. Уже в декабре 1913 г. в Стамбул прибыла германская военная миссия во главе с генералом Ли маном фон Сандерсом, которая фактически взяла на себя управление османской армией [3, c. 34]. По мнению британского автора Джайлза Макдоно, император Вильгельм ІІ по лагал, что при помощи этой миссии турецкая армия превратится в послушного исполни теля воли руководства Германии [15, c. 534].

Тем не менее, несмотря на наличие союзнических отношений, Германия рассматри вала Османскую империю, в том числе, как объект своих претензий. Сформировалась двойственная политика: руководство Германской империи официально заявляло об отсут ствии каких-либо территориальных притязаний на Ближнем Востоке и позиционировало себя гарантом целостности азиатских владений Турции, но при этом составлялись тайные планы немецкого участия в разделе владений султана в случае вмешательства других ев ропейских государств. Вильгельм ІІ в начале мая 1913 г. отмечал: "Приготовиться к раз делу Турции, по-видимому, предстоит ранее, чем думалось... Я беру Месопотамию, Алек ~ 24 ~ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск X (III). Серия В. сандретту, Марсину! Благоразумные турки терпеливо ожидают этой участи!". В мае 1913 – мае 1914 гг. длились переговоры между участниками Тройственного союза о разгра ничении сфер влияния в случае раздела Османской империи. Германия, согласно программе, предложенной послом в Стамбуле Гансом Вангенгеймом, претендовала почти на всю Малую Азию, кроме ее северного побережья и Западной Армении [20, c. 220-221, 226].

Подобные проекты подкреплялись активным экономическим проникновением: к началу Первой мировой войны германский капитал укрепился во многих производст венных сферах Османской империи, в том числе финансовой, транспортной (особенно железнодорожной), энергетической, горнорудной, текстильной и даже земледелии. В целом германские капиталовложения в Турции составляли 45,4% от всего объема ино странных инвестиций [3, c. 31].

В германской интеллектуальной среде создавались планы колонизации Месопота мии и Сирии. Востоковед Шпинглер отмечал: "Если Германия не пропустит благопри ятного случая и воспользуется им, не ожидая, пока протянется в эту сторону рука ка заков, она получит лучшую часть при разделе мира" [24, c. 74]. С конца ХІХ в. в Пале стине уже существовало несколько немецких поселений, в которых проживало более тыс. человек [19, c. 76].



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.