авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |
-- [ Страница 1 ] --

Предисловие

Риторические исследования в нашей стране не имеют особого

статуса или поддержки в виде грантов или финансовой помощи,

тем не менее, их влиятельность с каждым годом не

ослабевает.

Одно из свидетельств – ежегодные международные конференции,

собираемые вот уже в семнадцатый раз Российской ассоциацией

исследователей, преподавателей и учителей риторики. Этих кон-

ференции ждут, и хотя «состав играющей команды» постоянно

меняется, интерес к риторическим форумам стабилен.

Восстановление риторики в нашей стране началось в 60–70-е годы прошлого века усилиями наших учителей Ю.В. Рождествен ского, С.Ф. Ивановой, Т.А. Ладыженской и других энтузиастов, увлечённо и бескорыстно распахивавших загрубевшую ниву ри торического образования. И всё-таки оптимистическая метафора всходов и плодов была бы явным преувеличением на фоне ны нешнего массового риторического невежества (особенно в СМИ) или проблем, связанных с реальным вхождением риторических курсов в наше вузовское и школьное образование.

Да, написаны школьные комплексы и курсы риторики, но идёт ли преподавание риторики дальше факультативов, а на фоне за груженности наших школьников подготовкой к ЕГЭ – есть ли возможность переключаться на увлекательные занятия «наукой риторикой» и практическое развитие риторических способно стей? Да, созданы неплохие вузовские учебники, но всё чаще слышишь от коллег, что руководство вузов, прессованное полити кой министерства, отказывается не только от курсов риторики, но и от курсов русского языка и культуры речи. Подготовлены рито рические исследования политической речи и СМИ, разработаны программы и накоплен опыт риторических тренингов – но эффек тивно ли распространяется этот книжный и практический опыт?

А можно ли подготовить молодого специалиста-педагога без вла дения им хорошей и правильной речью, чему и призвана научить педагогическая риторика, специалистов и книг по которой так не хватает в нашей стране? И таких вопросов много.

Конечно, наука и педагогика – не предмет «раскрутки» ме неджеров массовой культуры, но если мы, учёные и педагоги, учим искусству пропаганды, связей с общественностью своих подопечных, то почему бы и нам не потребовать от себя и своих коллег большей активности, инициативности, энергичности? В истории нашей науки было замечательное сочинения её славяно российского первоучителя Софрония Лихуда «О риторичестей силе». Написанное в 1698 году для Славяно-Греко-Латинской академии, оно решительно формулировало цель деятельности ритора: «препрети слышателя ко своей мысли...» Эта таинствен ная сила воздействия языковой личности ритора вдруг высвети лась в воспоминаниях ритора-классика Сергея Сергеевича Аве ринцева о выдающемся (или всё-таки великом?) нашем совре меннике философе Алексее Фёдоровиче Лосеве:



«Сила – очень таинственная вещь. Сила не сводима ни к силе ума, ни к силе воли, ни тем более к телесной силе. Это скорее что-то вроде сана, который кто-то от природы имеет, а кто-то не имеет. Сила, которая проявляется в человеке, подобна силам при роды... Переживание встречи с силой – всегда довольно трудное переживание. Настоящая сила – не невинная вещь. Но вот саму эту силу даёт Бог, даёт природа. Она либо у человека есть, либо её нет. Её можно не всегда употребить на благо. Но чего нельзя, чего никому не дано – это подделать, имитировать силу...»

Особенностью творческого процесса Лосева Аверинцев назы вает «феномен интеллектуальной включённости, своего рода дей ственную силу инерции постоянно погруженной в свой предмет мысли, её разбег, который трудно остановить...» Отсюда – «ко лоссальная опытность в делах отвлеченной мысли, да и в жиз ненных делах. И наряду с этим в нём проявлялась резвость и жизненная сила;

реакции, которые присущи нам обычно в отро честве. Взрослый человек их обычно теряет. У Алексея Федоро вича всё это было именно так, в целостном единстве».

Сильна ли Риторическая ассоциация? В том ли сила, что Ри торическая ассоциация формально насчитывает к 17-й конферен ции 17 региональных отделений и более 400 членов? И что пред ставляет собой «сила» нашего творчества, в частности, каждой написанной в этом сборнике статьи?

Пожелать ли участникам конференции такой «силы»? Или лучше попросту – отроческой «резвости» и «разбега погруженной в свой предмет мысли»: будьте как дети – и тогда внидете в «цар ствие риторическое».

В.И. Аннушкин Аблин Максим Владимирович (Россия, Уфа;

аспирант Башкирского государственного университета) [ablmaxim@yandex.ru] Яковлева Евгения Андреевна (Россия, Уфа;

д.ф.н, проф.

Башкирского государственного университета) [e_yakov@mail.ru] «Общие места» как инструмент исследования в юрислингвистике В статье рассмотрена категория «общее место» с позиций юридической лингвистики, предложен приём поиска «общих мест» при производстве су дебной лингвистической экспертизы.

Категория «общее место» известна в риторике давно, ещё со времен Аристотеля. «Топосы» (наряду с концептами) изучались в рамках литературоведения, в последнее время предпринята по пытка рассмотрения «общих мест» применительно к юриспру денции. Так, А.К. Соболева считает, что использование категории «общее место» может быть достаточно эффективным при аргу ментации в ходе судебного процесса (в настоящее время здесь в основном используется формальная логика). Отметим, что при менение «общих мест» в сфере недавно возникшей юрислингви стики, как нам представляется, также будет весьма востребован ной процедурой для проведения различных лингвистических экс пертиз.





Ю.В. Рождественский в ставшей классической работе «Теория риторики» отмечал: «общие места» различаются в истории ста новления видов словесности как естественные непререкаемые суждения, общепризнанные постулаты, которые кажутся естест венными и потому истинными. Истинность общих мест состоит в общепризнанности, носящей эвристический характер для созда теля и получателя речи [Рождественский 2006, с. 383]. Учёный различал «частные общие места» и «повсеместно принятые об щие места». Частные общие места складываются в малых сооб ществах и коллективах, имеющих общие интересы и традиции преследования этих интересов. В свою очередь, повсеместно принятые общие места выработаны широкой практикой и под держаны авторитетными текстами. В плане юрислингвистиче ских экспертиз важно замечание о том, что повсеместно приня тые общие места всегда имеют авторитетные тексты, в которых «общие места фиксированы текстуально как аксиомы и которые используются как источник изобретения и доказатель ства в других текстах» [Рождественский 2006, с. 309–310].

Под «общим местом», или «топом», А.К. Соболева понимает разделяемое всеми, большинством или определённым сообщест вом мнение или воззрение, которое не требует доказательства и в силу этого может быть положено в основу аргументации [Бринев 2009, с. 46]. Общим местом как «отправным пунктом аргумента ции» может быть:

1. То, о чём уже договорились участники спора и что может служить, в силу этой договорённости, исходной точкой для дос тижения согласия.

2. Общий термин или общераспространённое понятие (на пример, «справедливость»).

3. Общепризнанная данным обществом ценность (религия, собственность, долг, обязанность, свобода и т.д.) [Там же, с. 48].

Некоторые учёные противопоставляют понятия «общее ме сто» и «концепт». Так, Г.Г. Хазагеров предположил, что топос и концепт объединяет способность описывать культурное про странство. А вот различие между ними заключается в том, что концепт – категория когнитивная, а топос – коммуникативная.

Концептосфера существует латентно, топосфера же эксплицитна по определению, она бытует не в сознании, а в общении, т.е. из начально объективирована и эксплицирована. Топосы обслужи вают коммуникацию, они представляют собой банк речемысли тельных технологий [Хазагеров].

В современной лингвистике иногда противопоставляют поня тия «топа» и «топоса», а иногда используют как взаимозаменяе мые, без разделения значений. Причиной смешения понятий может быть то, что в некоторых областях знания их дифферен циация не имеет большого значения и не искажает смысл иссле дования. Кроме того, эти термины имеют одно и то же происхож дение – «место», «общее место» (из греческого), и некоторое раз личие в их понимании сложилось в процессе развития знания.

О.В. Боровкова делает вывод, что поиск топов для аргументации и доказательства – это поиск штампов, клише, распространённых убеждений (среди них могут быть аксиомы, общепризнанные ре зультаты опыта, догматические положения, правила морали и др.) [Боровкова 2011, с. 38–39].

Поскольку с точки зрения культуры система общих мест со держит три смысловые области: гносеологическую, моральную и позитивно-познавательную, под «общим местом» понимают ак сиомы, общепризнанные данным обществом ценности (например, нравственные нормы поведения, имеющие источником религию, моральные нормы), непререкаемые суждения, постулаты, которые возникают (проявляются) в процессе коммуникации и пр.

Возникает вопрос: в каких случаях мы можем использовать данную категорию при проведении судебной лингвистической экспертизы?

Отметим, что судебная лингвистическая экспертиза – это осо бый вид языковедческого исследования, проводимого экспертом в области лингвистики по постановлению суда или органов дозна ния и включающего различные лингвистические и экстралин гвистические параметры. В гражданском процессе заказчиками лингвистического исследования выступают заинтересованные стороны или их представители (адвокаты). Например, в граждан ских делах о защите чести и достоинства (физического или юри дического лица) часто требуется установить, содержатся ли в тек сте негативные (отрицательные) характеристики указанных лиц.

Для этого спорное произведение направляется на судебную лин гвистическую экспертизу (с формулировкой соответствующих вопросов). Приведём определение негативной информации, су ществующее в юрислингвистике:

Информация отрицательная (негативная) – информация (сведения), которая содержит отрицательные характеристики ли ца – юридического или физического, поступков физического лица с точки зрения здравого смысла, морали («неписаного закона») или с правовой точки зрения (по отношению к эксперту лингвисту – в той мере, в которой это может понимать любой дееспособный гражданин, не имея специальных познаний в об ласти юриспруденции). Если негативная информация (сведения) не соответствует действительности, то такая распространяемая информация порочит субъект информации, лицо, к которому она относится. Если информация соответствует действительности, то такая информация позорит субъекта информации, лицо, к которо му она относится [Памятка по вопросам... 2004, с. 26].

При проведении исследования эксперт-лингвист для опреде ления лексического значения слов обращается к нормативным толковым словарям (обращает внимание на наличие помет не одобр., бран., презрит. и т.п.). Но как быть, если в тексте содер жится негативная информация о лице с точки зрения морали? Яв ляется ли лингвист-эксперт специалистом в области этики и не выйдет ли он за пределы компетенции, отвечая на соответствую щие вопросы?

К.И. Бринев отмечает, что вопрос о том, содержат ли пред ставленные на исследование высказывания информацию о не этичном, неправильном поведении лица, не входит в компетен цию лингвиста. Лингвист не является специалистом в области этики, а потому не может решать поставленную задачу. Решения лингвиста в данном случае, считает учёный, содержательно и юридически эквивалентны решениям любого человека (с юриди ческой точки зрения – это мнение частного лица), и нет никакого обоснования, что решения лингвистом этого вопроса будут обла дать относительно решений, например, врача или рабочего, каки ми-то преимуществами [Бринев 2009, с. 175–176]. Мы согласны с К.И. Бриневым, что перед экспертом-лингвистом недопустимо ставить вопросы, требующие квалификации информации о лице как этичной или неэтичной (нарушающей нормы морали). Тем не менее, считаем допустимым использовать категорию «общее ме сто» как факультативную при построении аргументации в ходе экспертного исследования. Поясним на примере. Эксперту лингвисту следует проанализировать текст публикации в печат ном издании и ответить на вопрос: «Содержится ли в газетной публикации негативная информация (отрицательные характери стики) об Иванове И.И.?». Согласно приведённому выше опреде лению негативной информации, необходимо осуществлять поиск сведений, содержащих отрицательные характеристики И.И. Ива нова с точки зрения здравого смысла, морали («неписаного зако на») или с правовой точки зрения (в той мере, в которой это мо жет понимать любой дееспособный гражданин, не имея специ альных познаний в области юриспруденции). Считаем, что нега тивная информация о гражданине с точки зрения морали может быть выявлена и экспертом-лингвистом при помощи фиксации «общих мест»: общепризнанным является в российском общест ве, например, что красть нельзя, следует почитать старших, обма нывать близких нехорошо. Это постулаты, не требующие доказа тельств. Сюда же можно отнести другие моральные нормы, имеющие источником религию. Ю.В. Рождественский отмечает:

«...любая религия запрещает из действий убийство, воровство, прелюбодеяние, а из речи – ложь, клятвопреступление, обман.

Эти запрещенные действия являются повсеместно признанным злом...» [Рождественский 2006, с. 311]. Для квалификации данных высказываний не требуется быть специалистом в области этики.

Соответственно, если при анализе будут выявлены данные харак теристики Иванова И.И., они могут быть охарактеризованы с по зиции общепринятой морали как отрицательные, негативные. Та ким образом, приём поиска общих мест может быть применен при проведении исследования лингвистом-экспертом, но не дол жен быть единственным и достаточным: необходимо использо вать комплекс методов и приёмов (в том числе, установление лек сических значений слов по нормативным толковым словарям, оп ределение коннотативных оттенков отдельных высказываний, жанроведческий анализ и т.п.).

Литература Боровкова О.В. Методологическое оправдание топики посредством «выявления топоса» // Вестник Томского государственного университета. – 2011, август. – № 349: Философия, социология, политология // Электронный ресурс: http://rus.neicon.ru:8080/xmlui/bitstream/handle/123456789/3990/107_ 349-038.pdf?sequence=1. – Дата обращения: 05.12.2012.

Бринев К.И. Теоретическая лингвистика и судебная лингвистическая экспертиза: монография / Под ред. Н.Д. Голева. – Барнаул, 2009.

Памятка по вопросам назначения судебной лингвистической эксперти зы: Для судей, следователей, дознавателей, прокуроров, экспертов, адвока тов и юрисконсультов / Под ред. М.В. Горбаневского. – М., 2004 // Элек тронный ресурс: http://www.rusexpert.ru/books/pamyatka/Pamyatka.pdf. – Дата обращения: 05.12.2012.

Рождественский Ю.В. Теория риторики : Учебное пособие / Под. ред.

В.И. Аннушкина. – 4-е изд., испр. – М., 2006.

Соболева А.К. Топическая юриспруденция. – М., 2001.

Хазагеров Г.Г. Топос vs концепт // Электронный ресурс: http:// www.khazagerov.com/pragmatica/82-topos-vs-concept.pdf. – Дата обращения:

05.12.2012.

Абрашина Екатерина Николаевна (Россия, Москва;

к.п.н., доц.

Московского городского педагогического университета) [abrashinae@mail.ru] Обучение написанию речи-рассуждения с опорой на хрию Составление речей по хрии – эффективный в классической и современ ной риторике способ обучения. Хрия рассматривается как актуальная мо дель доказательства мысли, способствующая убедительности речи и разви тию систематического мышления.

Начиная с античных времён, в риторике существует прове ренный способ обучения составлению речей по так называемой хрии. Хрия (от греч. chreia – меткое выражение, изречение) – это краткое рассуждение, модель доказательства тезиса, в которой развитие мысли происходит в определённом порядке. По опреде лению В.И. Аннушкина, «хрия является... классическим методом рассуждения и построения ораторского монолога, призванным дисциплинировать ум через упорядочение речи» [Аннушкин 2007, с. 119]. Темой хрии обычно избирается какой-либо афоризм, изречение или пословица. Любое положение можно доказать с помощью хрии. «Хрия есть слово, которое изъясняет и доказыва ет краткую нравоучительную речь, или действие какого великого человека» – так определяет хрию М.В. Ломоносов [1810, с. 238].

Развитие содержания речи опирается на общие места или то посы (топы). Система топосов впервые была представлена в со чинениях Аристотеля и Цицерона, развита М.В. Ломоносовым и др. Современные исследователи определяют топосы как источ ники изобретения [Аннушкин 2008, с. 141] или смысловые моде ли [Михальская 1996, с. 131] как основу познавательного аппара та [Рождественский 1997, с. 70].

Традиционно хрия (так называемая простая или строгая хрия) состоит из восьми последовательных частей – топосов:

1. Приступ (вступление) – начало речи с целью привлечения внимания (похвала или описание). Во вступлении нередко указы вается автор, которому принадлежит данное изречение.

2. Определение, разъяснение темы – ясное и точное толкова ние тезиса (положения).

3. Причина – доказательство тезиса («доказательство от при чины»: Это верно, потому что...).

4. Опровержение, т.е. «доказательство от противного» (если это не так (тезис неверен), то...).

5. Сравнение (пояснение мысли сравнением или уподоблени ем).

6. Пример (подтверждение мысли примером, фактом).

7. Свидетельство (ссылка на авторитет).

8. Заключение (вывод).

Если хрия используется в каком-либо произведении, то в со ответствии с жанром (письмо, поздравление и т.д.) может быть изменён порядок составляющих её частей или пропущены неко торые из них – это искусственная (свободная) хрия, или обратная (индуктивного образца) – в противоположность традиционной, прямой (дедуктивного образца).

Античные педагоги придавали хрии очень большое значение, и излагать свои мысли в форме хрии молодые ораторы учились годами. В классической русской школе (до революции 1917 г.) также учились писать по хриям – так оттачивали своё мастерство и М.В. Ломоносов, и А.С. Пушкин, и М.Ю. Лермонтов, и В.Г. Бе линский. Это было своеобразным упражнением для ученика, вы страивающего рассуждение проверенным способом. Но когда в XIX в. В.Г. Белинский и К.П. Зеленецкий критиковали техноло гию изобретения содержания речи по общим местам (топосам), их выпады были адресованы схоластическому и бездумному ис пользованию топосов, формальному следованию композицион ному порядку хрии: «Всё ложное, пошлое, всякую форму без со держания, всё это называют реторикой!» [Михальская 1996, с. 25]. В.Г. Белинский сетовал на то, что вместо живого слова в России процветает «бездушное резонерство, расплывающееся холодной и пресной водой общих мест или высокопарных рито рических украшений» [Белинский 1955, с. 508]. Однако защитни ки системы топосов (Н.Ф. Кошанский и др.) никогда не отрицали «размышления» и «вдохновения», сопровождающего творческий процесс. Результатом критики хрии и риторики в целом явилось то, что способы создания речи оказались забытыми для после дующей словесной традиции. В этом – одна из причин падения отечественной риторики с середины XIX в., когда в словесности утвердились новые тенденции, пропагандирующие благоговейное отношение к поэтическому слову, преклонение перед вдохнове нием, не доступным технологическому анализу. Такое отношение к слову, к творчеству сохраняется и в современном русском язы ковом мышлении.

Вопрос о том, что первично: технология или вдохновение – не решается однозначно. Необходимо и знание технологии создания речи, и вдохновенное творчество. «При изобретении действует воображение, которое сочетается с рассуждением», – пишет Ю.В. Рождественский [1997, с. 70].

И хотя формальное следование композиционному порядку хрии критиковалось и до сих пор критикуется (действительно, речь может начинаться и со сравнения, и с примера, и со «свиде тельства» – афоризма и т.д.), но педагогическая сила хрии состоит в том, что она учит систематическому мышлению и позволяет полностью раскрыть предмет речи. Составление хрий позволяет развивать навыки самостоятельного изложения, учит смотреть на один и тот же предмет с разных точек зрения и приучает обосно ванно излагать и отстаивать свою позицию. Хрия необходима и полезна как представление возможного пути рассуждения, но её использование должно быть не формальным, а творческим.

Хрия – не догма, предписывающая правила развития темы речи, а ориентир для творческого развития мысли.

Построение традиционной (строгой) хрии – попытка воспро извести в XXI в. то, чему раньше долго учились будущие орато ры. С позиции сегодняшнего времени хрия не является доказа тельством в строгом смысле этого слова, но, используя её, можно изложить любой материал так, что он приобретает убеждающую силу. Форма хрии сама по себе, то есть последовательность со ставляющих её частей, не может сделать доказательным сказан ное оратором, но может обеспечить связность и последователь ность рассуждения. Убедительность и доказательность зависят от способностей и умений говорящего, от его компетенции в данном вопросе, но порядок расположения частей хрии демонстрирует стремление к полноте и объективности в изложении темы. Хрия не содержит доказательства, но использует форму аргументации прямого дедуктивного доказательства – результативный метод убеждения и обоснования какого-либо положения.

Как всегда это было в истории образования, и сегодня умение рассуждать не потеряло своего значения. В методике развития письменной речи учащихся и в непосредственной подготовке к третьей части задания ЕГЭ по русскому языку – написанию сочи нения-рассуждения – «особое место может занять хрия – ритори ческое упражнение на порождение текста» [Карпова 2009, с. 155].

Это сочинение в жанре, близком к эссе, отзыву или рецензии, пишется на основе предложенных для анализа текстов известных авторов. Подобное задание проверяет речевое развитие учащихся:

умения и навыки воспринимать чужую речь, создавать на основе анализируемого текста собственное высказывание, ясно, логично выражать свои мысли, пользоваться выразительными средствами языка. Задание этого типа позволяет проверить и общее развитие, общую культуру ученика. В структурной части Приступ содер жится краткая характеристика авторитетного лица и его деятель ности (учащемуся следует узнать автора текста и воздать ему должное), а Пример и Свидетельство предполагают иллюстра цию мыслей пишущего и подкрепление его мнения ссылкой на авторитет. Знание истории, литературы, фольклора, цитирование афоризмов, пословиц, поговорок и т.п. – показатель общей куль туры, эрудированности любого человека.

В 3–7 позициях речи-рассуждения в соответствии со структу рой строгой хрии реализуется умение учащегося выражать и ар гументировать собственное мнение по проблеме исходного тек ста, опираясь на знания, жизненный или читательский опыт. Так, топос «причина и следствие», на котором базируется 3-я часть традиционной хрии Причина, даёт направление обоснования: ар гументировать можно, не только называя причины, но и указывая на следствия утверждаемого положения вещей. Это даёт допол нительные возможности изобретения содержания, хотя в реаль ной речевой практике указание на следствия используется школь никами не часто. Обосновать правильность утверждаемого поло жения можно в сопоставлении с другим, противоположным или аналогичным. Важно научить учащихся использовать части речи Опровержение (Противное) и Сравнение (Подобие), так как это эффективно и в целях убеждения аудитории, и в целях украшения речи.

В античности хрия использовалась очень часто для написания как больших, так и малых произведений. Так, в настоящее время будущие юристы, обучаясь ораторскому искусству, учатся писать как строгие, так и искусственные хрии. Например, выступая в арбитражном суде и заранее зная о кратковременности своего вы ступления, оратор может использовать хрию, чтобы лаконично и убедительно изложить свою позицию.

Риторическое образование будущих педагогов, по нашему убеждению, также в качестве обязательного компонента должно включать теоретическое и практическое изучение хрии. Точность, логичность, убедительность и выразительность как важнейшие качества речи педагога могут быть сформированы именно при составлении речей по хрии.

Хрия оставляет много возможностей для творческого изложе ния темы. Чтобы реализовать эти возможности, нужно, во первых, анализировать риторические образцы – хрии, написан ные подлинными мастерами ораторского искусства (например, знаменитые судебные речи древнегреческого логографа Лисия;

хрии М.В. Ломоносова и др.), во-вторых, создавать самостоятель ные риторические произведения на основе хрии.

Всякое эффективное образование предполагает последова тельность в обучении и систематизацию знания, длительную тре нировку в формировании навыков. Как известно, ораторами ста новятся только в реальной практике. «...Тот, кто не упражнялся в составлении учебных сочинений, всегда будет не твёрд в слоге и не сможет написать десять строк связно», – отмечал Н.Ф. Ко шанский [1834, с. 3]. То же можно сказать об обучении составле нию хрий. «Главное... требование состоит в том, что преподава тель риторики должен сам уметь делать то, чему учит других»

[Волков 1996, с. 117].

Литература Аннушкин В.И. Риторика. Экспресс-курс. – М., 2007.

Аннушкин В.И. Риторика. Вводный курс. – 3-е изд. – М., 2008.

Белинский В.Г. Статьи и рецензии 1843–1845 гг. // Полное собрание со чинений: В 13 т. – М., 1955. – Т. 8.

Волков А.А. Риторика в филологическом образовании // Вестник Мос ковского университета. – 1996. – Серия 9: Филология. – № 4. – С. 112–124.

Карпова Е.В. Об использовании хрии при подготовке к ЕГЭ // Пробле мы современного коммуникативного образования в вузе и школе: материалы II Всероссийской научно-практической конференции с международным участием: В 2 ч. / Под ред. Т.Ю. Зотовой, Т.А. Федосеевой, М.С. Хлебнико вой. – Новокузнецк, 2009. – С. 154–156.

Кошанский Н.Ф. Общая риторика. – СПб., 1834.

Ломоносов М.В. Краткое руководство к красноречию. – 9-е изд. – СПб., 1810.

Михальская А.К. Основы риторики: Мысль и слово. – М., 1996.

Рождественский Ю.В. Теория риторики. – М., 1997.

Акованцева Надежда Валерьевна (Россия, Воронеж;

к.ф.н., доц., Воронежского государственного университета) [nadin@phil.vsu.ru] Тестирование в процессе обучения студентов-нефилологов русскому языку и культуре речи В статье рассматривается проблема использования тестирования в учебном процессе в рамках системы дистанционного обучения Moodle При всех ограничениях и недостатках тестовая технология яв ляется быстрым и надёжным способом проверки уровня и степе ни подготовки учащихся путём решения несложных заданий, вы бора варианта ответа или добавления слов, формул, терминов и пр. Главное – тестовая технология позволяет собирать стати стический материал, который может накапливаться и храниться в памяти компьютера [Тестирование как форма...].

Тест как форма контроля знаний обучающихся является наи более популярным инструментом системы Moodle (Moodle – сво бодно распространяемая, популярная, международная платформа поддержки дистанционного обучения). В среде Moodle блок кон троля знаний имеет широкие функциональные возможности. На пример, есть возможность быстрого создания отчётов по резуль татам прохождения тестов студентами с различными наборами контролируемых данных (статистика результатов тестирования определённой группы обучающихся, статистика процента пра вильных ответов на определённый вопрос для контроля его кор ректности).

При разработке теста можно задать следующие параметры:

1. Ограничение по времени. Можно установить дату и время начала и окончания тестирования, время (в минутах), за которое студент должен выполнить этот тест, обозначить время, спустя которое учащийся сможет повторить попытку прохождения теста.

2. Отображение. Этот параметр даёт возможность задавать количество вопросов, одновременно отображаемых на странице (один или несколько);

менять порядок вопросов для разных сту дентов или для одного при новой попытке, что способствует уменьшению возможности списывания.

3. Попытки. Предполагает число попыток, которое разрешено учащимся для выполнения теста (неограниченное число попыток или от 1 попытки до 6 попыток).

4. Оценки. Если студентам разрешено несколько попыток, то существует несколько вариантов расчёта итоговой оценки: выс шая оценка, средняя оценка, первая попытка, последняя попытка.

Можно начислять штрафы за неправильный ответ студента на один и тот же вопрос при повторном прохождении теста.

5. Опции просмотра. Набор опций, которые задают информа цию, показываемую студенту на разных этапах работы с тестом (ответы, комментарии, баллы и др.).

6. Защита. Есть возможность защитить тест паролем от не санкционированного прохождения студентом. Например, перед выполнением теста учащиеся должны ввести пароль. Можно ог раничить число компьютеров, на которых можно проходить тест, указав IP-адреса определённых компьютеров.

7. Комментарии в зависимости от оценки. Можно задать ито говый комментарий преподавателя к работе учащегося в зависи мость от оценки (100%, 80%, 50% и т.д.).

Тест в системе Moodle всегда состоит из группы вопросов, подобранных преподавателем. Вопросы сами по себе не могут быть использованы непосредственно в контексте курса, только в составе теста. Таким образом, сначала разработчик дистанцион ного курса должен составить множество (банк) вопросов, а затем конструировать из них тесты.

Подробнее рассмотрим вопросы (см. табл.), которые являются наиболее используемыми в составлении тестов для студентов нефилологов по курсу «Русский язык и культура речи»:

Таблица Тип вопроса Пример вопроса Верно / Неверно Создателями славянской азбуки были братья Ки Вопрос, на который рилл и Мефодий.

можно ответить толь ко да или нет.

Одинарный выбор Время распространения письменности на Руси – Вопрос с одним правиль-...

ным ответом. а) 863 год;

б) 988 год;

в) 1703 год.

Тип вопроса Пример вопроса Множественный выбор Вклад М.В. Ломоносова в развитие русского язы Вопрос, который имеет ка заключается в том, что он...

несколько вариантов провел реформу русской азбуки, ответов. ограничил сферу употребления старославянского языка, боролся со злоупотреблением иностранными словами, написал «Российскую грамматику», создал теорию о «трех стилях», вырабатывал научную терминологию.

Короткий ответ Для того чтобы узнать, как правильно произно Ответом на такой во- сится слово, нужно обратиться _ словарю.

прос является одно сло во или короткая фраза. (правильные варианты ответа вводятся при со ставлении вопроса, например, орфоэпическому или орфоэпический) На соответствие Восточнославянские языки: болгарский, македон Одновременно отобра- ский, словенский, сербскохорватский жается список вопросов и список ответов. Уча- Западнославянские языки: русский, украинский, щийся должен к каждо- белорусский му вопросу поставить соответствующий Южнославянские языки: польский, чешский, ответ. языки лужицкий, словацкий Эссе Творческое задание.

Вопрос, отвечая на ко- Согласны ли вы с утверждением, что русский торый учащийся дол- язык сейчас переживает кризис? Обоснуйте свою жен написать неболь- точку зрения.

шой рассказ (эссе) Вопрос «Эссе» можно использовать в тех случаях, когда есть необходимость получить развёрнутый ответ учащегося на вопрос или небольшой рассказ (сочинение), а также в тех случаях, когда нет возможности применить какой-либо вопрос специального ти па. В отличие от других типов вопросов, вопрос «Эссе» невоз можно автоматически оценить. Преподаватель выставляет оценки за вопросы этого типа «вручную».

Вопрос на соответствие считается правильно решённым, если верно установлены все пары соответствия. Если часть соответст вий установлена правильно, а часть – нет, то вопрос считается решённым «частично правильно» и за него выставляется оценка, пропорциональная количеству правильных соответствий.

При создании вопроса «Короткий ответ» важно указывать все возможные случаи правильных ответов. Так, если ученик даст правильный по смыслу ответ, но эта формулировка не была пре дусмотрена создателем теста, то оценка будет нулевой. Препода ватель имеет возможность также ввести типично неправильные варианты ответов, чтобы запрограммировать свой комментарий, указать на причины ошибок.

Создавая тест, преподаватель использует заранее составлен ную базу (банк) вопросов. База вопросов дистанционного курса обычно содержит сотни вопросов. Для удобной работы с вопро сами желательно иметь иерархическую структуру, которая в сис теме Moodle обозначена как категории вопросов. То есть катего рия вопросов – это группа вопросов, объединенных по какому либо признаку, например, по тематике. Любая категория вопросов может также содержать подкатегории. Так, можно создавать ие рархические структуры с любым уровнем вложенности. Ещё одно полезное применение категорий вопросов заключается в следую щем: при подготовке теста преподаватель имеет возможность предоставить каждому студенту собственный, уникальный вари ант задания. Для этого он может создать категорию, в которую входят вопросы подобного содержания. После создания такой ка тегории в тест нужно будет вставить вопрос (или несколько во просов), случайно выбранный из этой категории. Кроме того, в процессе разработки дистанционного курса можно добавлять ка тегории и переносить вопросы из одной категории в другую.

Одним из этапов работы с тестом в среде Moodle является оценивание. За каждый вопрос может назначаться собственное количество баллов (от –100% до 100%). Если задаётся вопрос с одним правильным ответом, то правильный ответ нужно оценить в 100%. Остальные, неправильные ответы, оценить в 0% (пусто).

Если имеется типичный неправильный ответ, то при оценке его преподаватель может задать отрицательный процент, например, –10%. Тем самым студент, совершивший такую ошибку, будет наказан тем, что его оценка будет уменьшена на 10%. Если задан вопрос, на который нужно отметить 4 правильных ответа, то каж дый правильный ответ нужно оценить в 25%. Тогда студент, от метивший все правильные ответы, получит 100%. А студент, от метивший 3 правильных ответа получит 75% и т.д. Преподаватель имеет возможность вручную изменить некоторые оценки вопро сов, добавить комментарий. Кроме того, оценивание вручную ис пользуется в некоторых типах вопросов (например, «Эссе»).

Этап проведения тестирования. Преподаватель имеет возмож ность записывать определённых студентов на тестирование, соз давать группы тестируемых, открывать доступ к тесту в опреде лённое время и на конкретных компьютерах (см. параметры тес та). Учащиеся отвечают на вопросы теста, и система Moodle оценивает выполненную работу согласно заданным преподавате лем параметрам. При тестировании учитывается время, затрачен ное студентом на обдумывание каждого вопроса, количество от вечавших на данный вопрос и процент правильных ответов на него. На основании этих параметров реализуется объективная оценка сложности вопроса. Такая оценка позволяет динамически создавать равнозначные по сложности тесты с помощью случай ной выборки вопросов из базы данных. При наличии достаточно большого числа вопросов в базе данных по изучаемому материа лу появляется возможность многократного тестирования каждого обучаемого с предоставлением ему только тех вопросов, на кото рые он либо ещё не отвечал, либо ответил неправильно.

По мере прохождения учащимися теста преподаватель имеет возможность просматривать таблицу с итоговыми результатами по каждому учащемуся: Фамилия / Имя, Тест начат, Завершено, Затраченное время, Оценка, Комментарий. Потом можно скачать результаты теста в виде файла (текстового или Excel), чтобы сде лать анализ в другой программе, например, построить график или диаграмму. Таким образом, большое количество настроек в среде Moodle позволяет провести детальный контроль знаний, предос тавить каждому учащемуся индивидуальный вариант теста, со ставить тренировочные задания, позволяет создавать тесты, соот ветствующие различным целевым потребностям преподавателя и т.д. Если проводить сравнение с письменными контрольными работами в вузе, то инструмент тест гораздо эффективнее и су щественно экономит время преподавателя.

Литература Баранов Р.Д., Кошелева Т.М. Осуществление контроля знаний студентов методом тестирования с использованием технических средств // Электрон ный ресурс: http://www.eduhmao.ru/info/1/3853/24667/.

Козельская Н.А., Рудакова А.В. Контрольно-измерительные материалы по русскому языку и культуре речи: Учебно-методическое пособие для ву зов. – Воронеж, 2008.

Кузичкина Г.А. Тестирование как форма контроля знаний студентов:

плюсы и минусы // Электронный ресурс: http://smrgaki.ru/8/1/1_4/kuzichkina.

htm.

Самарина А.Е. Тесты в Moodle. Создание и настройки теста // Элек тронный ресурс: http://samarina-it.blogspot.ru/2011/12/moodle.html.

Тестирование как форма контроля знаний // Электронный ресурс: http:// wikikurgan.orbitel.ru/index.php.

Тимаева В.С. Тестирование как метод контроля качества усвоения учеб ного материала учащимися // Электронный ресурс: http://festival.1september.

ru/articles/500954/.

Аксенова Анастасия Владимировна (Россия, Волгоград;

аспирант Волгоградского государственного университета) [aksenova.av@mail.ru] Имиджевая реклама как риторический жанр В статье предпринята попытка описания имиджевой рекламы по основ ным параметрам, применяющимся для определения специфики риториче ского жанра. Основная цель работы состоит в доказательстве самостоятель ности указанного жанра и отделении его, во-первых, от торговой рекламы, а во-вторых, от других жанров, применяемых в PR-дискурсе.

Понятие имиджевая реклама в настоящее время оказывается достаточно расплывчатым: в разных науках этим термином обо значают разные феномены. Однако несогласованность понятий ного аппарата препятствует эффективному развитию рекламове дения как синтетической формы гуманитарного знания.

Прежде всего необходимо отделить имиджевую рекламу как PR-жанр от товарной рекламы, имеющей в своём составе имид жевую проекционную стратегию. Если общая задача высказыва ния – это продвижение объекта на рынке, то мы имеем дело с имиджевой стратегией, использованной в коммерческой рекламе;

если задачей является целенаправленное формирование опреде лённого (положительного) мнения у адресата о субъекте (идея о приобретении товара полностью отсутствует), то перед нами имиджевая реклама. Таким образом, в отличие от товарной рек ламы, пропагандирующей товар (услуги и пр.), имиджевая рекла ма рассказывает о самом предприятии и не может включать прямого призыва потреблять его продукцию. А.Д. Кривоносов, определяя эту форму, пишет о необходимости представления ак туальной социально значимой проблемы, где факты, лежащие в основе материала о базисном субъекте PR (фирме, организации или персоне), а также точка зрения на данную проблему способ ствуют формированию или приращению паблицитного капитала данного субъекта PR [Кривоносов 2002, с. 241].

Далее необходимо разделить понимание термина «имиджевая реклама» в рамках PR на широкое и узкое: имиджевая реклама в узком смысле – это жанр, в котором стратегия самопрезентации является доминирующей. Все прочие жанры, имеющие эту стра тегию в качестве сопутствующей, относятся к имиджевой рекла ме в широком смысле. Тогда этим термином обозначается весь комплекс жанровых форм, направленных на формирование поло жительного отношения к PR-субъекту, то есть имеющих целью сформировать мнение об организации как надёжной, успешной, работающей на благо общественности.

В своём дальнейшем исследовании мы ограничимся описани ем специфики имиджевой рекламы в узком смысле: как публика ции в прессе специально написанных статей, направленных на внедрение в сознание читателей представлений, выгодных субъ екту PR. Для описания особенностей этого жанра нами было изу чено около 100 статей, опубликованных в 2010–2012 годах в прессе Волгоградской области, которые могут быть квалифици рованы как имиджевая реклама. Следует отметить, что указанный жанр крайне редко привлекает внимание лингвистов, риториче ские же описания отсутствуют полностью. В связи с этим счита ем весьма своевременным и полезным рассмотрение имиджевой рекламы именно с точки зрения теории риторических жанров.

1. Предмет. Очевидно, что основным предметом имиджевой рекламы (как и всей PR-деятельности) является образ адресанта.

Для того чтобы у аудитории сложилось соответствующее мнение, ей следует сообщить специальную имиджевую информацию.

Имидж, сознательно формируемый компанией, должен соответ ствовать стратегии развития компании, которая, в свою очередь, обязательно позиционируется как стремление субъекта удовле творять насущные потребности целевой аудитории.

Информационным поводом для высказывания может быть важное (имиджформирующее) событие из жизни самого субъекта или целевой аудитории. Примером первого может служить юби лей предприятия, в связи с которым в прессе появляются всевоз можные материалы о его работе. Примером второго – общена циональные и профессиональные праздники, по поводу которых предприятие обращается к целевой аудитории с поздравительны ми публикациями.

2. Задача. Целью имиджевой рекламы может быть удостове рение определённого статуса субъекта, а также приращение его паблицитного потенциала. «Основными задачами имиджевой рекламы являются: создание у широкого круга потребителей бла гоприятного мнения о компании;

убеждение в том, что деятель ность компании приносит пользу обществу;

формирование у по требителей ассоциации имени компании и её товарного знака с высоким качеством товаров и услуг;

повышение осведомлённо сти потребителей о компании, создание мнения о компании как о крупной, преуспевающей фирме» [Справочно-аналитический ре сурс...].

3. Имиджевая реклама обязательно адресуется своей целевой аудитории. Элементами такой адресации является обращение к ценностям именно той группы общественности, на которую хочет оказать влияние компания. Ср., пример, где модернизация обору дования телефонной компании в послании её руководителя пози ционируется как забота исключительно о нуждах пользователей Интернета:

Решение о необходимости модернизации было принято из-за значи тельного прироста абонентской базы и возрастающего спроса на услуги широкополосного доступа в Интернет. Сегодня пропускная способность канала расширена в три раза. Это обеспечит пользователям гарантирован ные высокие скорости доступа в Интернет, возможности использования дополнительных сервисов, таких как видеосвязь, организация конференций.

Это новый этап развития нашей сети. А ведь качественная и быстрая связь уже сейчас очень важна для города с миллионным населением.

4. Содержанием имиджевой рекламы может быть описание любого события, если оно имеет статус новости. При этом но вость – это оперативная информация о людях и окружающем их мире, которая фиксируется чувственно и логически, влияет на адресата, представляет для него интерес.

Что же может привлечь внимание адресата и, следовательно, считаться новостью? Чтобы событие стало новостью, необходи мо, чтобы оно представляло очевидный интерес для потенциаль ной аудитории: касалось её непосредственных интересов (напри мер, сообщение об открытии нового супермаркета наверняка за интересует жителей того микрорайона, где он расположен), содержало в себе нечто неординарное, необычное (например, со общение о том, что в день своего юбилея предприятие устраивает массовое гуляние в прилегающем парке, наверняка привлечет гу ляющую публику), апеллировало к общечеловеческим ценностям (например, сообщение о том, что фирма приступила к реализации новой экологической программы, способной оздоровить воздух в регионе, наверняка будет воспринято с удовлетворением всеми жителями этого региона) и т.п. Важно находить новый аспект в уже известном или обыденном событии, включать их в новый контекст. Подобные выступления обычно анализируются и ком ментируются в деловых и журналистских кругах, что, несомнен но, формирует и поддерживает положительный имидж фирмы и её руководства.

Для иллюстрации рассмотрим два примера. В первом субъект послания позиционирует внедрение новой технологии в своё производство как заботу о здоровье покупателя и, следовательно, такая новость будет интересна читателям:

Торговая марка «Царь-продукт» представила на форуме «Экология пи тания» свою инновационную линейку колбасных изделий «Без аллергенов».

Как удалось компании сохранить превосходный вкус продукции, исключив из него основные виды аллергенов, таких как арахис, кунжут, сельдерей, которые обычно используются в производстве даже самых качественных и дорогих продуктов для улучшения и подчёркивания вкуса? Рецепт оказался простым: вся продукция выпускается из 100% натурального экологически чистого сырья, без добавления субпродуктов, заменителей мяса и химиче ских добавок.

Во втором примере рассказывается о визите в Волгоград од ного из руководителей Сбербанка. Здесь новость подана таким образом, что касается только внутренней жизни банка и вряд ли заинтересует читателей:

В рамках рабочей поездки по регионам 28 сентября состоялся визит за местителя Председателя Правления ОАО «Сбербанк России» И.Г. Артамо нова в Волгоградский ГОСБ. Одним из важных элементов рабочей поездки стало посещение переформатированных ВСП, в том числе дополнительного офиса № 8621/300 – Центра развития бизнеса, и офиса № 7247 Красно армейского отделения.

5. Наличие УТП (уникального торгового предложения).

Этот признак не является универсальным для риторического ана лиза, а используется только при характеристике рекламных и PR-текстов. Вместе с тем, если рекламщики давно осознали необ ходимость предъявления специфических, уникальных качеств своего товара, то в PR такое понимание демонстрируется далеко не всегда. Однако имидж, формируемый PR-деятельностью, дол жен быть уникален в своих чертах и способах реализации, узна ваем. К сожалению, в нашей практике адресант, решивший улуч шить мнение общественности о себе и своей фирме, сообщает вполне типовой набор информации:

Энергетики «Волгоградэнерго» озеленили территорию Волгоградского энергетического колледжа, высадив саженцы деревьев...

что должно характеризовать ОАО «МРСК Юга», как социально ответственную компанию, заботящуюся об охране окружающей среды;

Сотрудники филиала ОАО «МРСК Юга» приняли участие в межрегио нальном форуме, посвящённом вопросам качественной подготовки квали фицированных кадров для энергетической отрасли и эффективного взаимо действия учреждений среднего профессионального образования и работода телей...

что должно являться показателем повышения профессионального уровня сотрудников, а также укрепления компанией высокого статуса профессии инженера-энергетика и т.п.

Однако известно, что по большей части имидж компании формируется у людей не под влиянием рациональных доводов (изучение результатов деятельности компании), а под влиянием комплекса впечатлений (то есть интуитивно). В связи с этим ос новное назначение имиджевого послания состоит в том, чтобы выделить субъект из массы, сделать его узнаваемым, связав с ка кими-либо запоминающимися и важными для адресата события ми. Ср., например:

Всё новое и потенциально полезное нации не должно остаться только в проекте. Волгоградская область может похвастаться множеством уникаль ных разработок и в сфере техники, и в сфере животноводства, а вот теперь и в сфере фармацевтики. В нашем регионе научились в промышленных мас штабах вырабатывать инулин. Аналогов этому веществу в России, да и за рубежом, просто нет.

Итак, правильно сформированные имиджевые послания могут оказать существенное воздействие на целевые аудитории, что, в конечном счёте, должно привести к формированию положительно го отношения к субъекту. Имидж позволяет судить об экономиче ском положении предприятия, качестве и конкурентоспособности его продукции и т.п. Коммуникативной задачей имиджевой рекла мы как одного из основных инструментов формирования имиджа является поддержание контакта с целевой аудиторией, создание стабильно позитивного образа компании в её глазах посредством информирования о важных событиях в жизни компании.

Литература Кривоносов А.Д. PR-текст в системе публичных коммуникаций: моно графия. – СПб., 2002.

Справочно-аналитический ресурс обеспечения офиса // Электронный ресурс: http://www.officemart.ru/pr_brending/articles/articles590.htm.

Акулова Наталья Николаевна (Россия, Красноярск;

аспирант Сибирского федерального университета) [hippoo@mail.ru] Противоречивые высказывания в позиции газетного заголовка Статья посвящена описанию особенностей функционирования проти воречивых высказываний в качестве газетных заголовков: отмечаются не которые типы и функции таких высказываний, их способность подвергаться переосмыслению, а также узуализации.

Противоречивые высказывания представляют собой прагма тически мотивированные отклонения от закона непротиворечия, гласящего, что не могут быть одновременно истинными некото рое суждение и его отрицание в одно и то же время, в одном и том же отношении и по отношению к одному и тому же объекту.

Они нередко встречаются в современных газетных заголовках.

Доказано, что «в среднем заголовок читают в пять раз чаще, чем сам текст» [Огилви 1997, с. 27], поэтому общая функция исполь зования таких высказываний – привлечение внимания читателя.

Однако важно не только привлечь внимание, но и удержать его.

Людям, которые бегло просматривают прессу, должен быть поня тен смысл всего сообщения, передаваемый заголовком. Г.В. Боб ровская пишет: «Логичность речи как её непротиворечивость и аргументированность является принципиально важной содержа тельной характеристикой публицистического текста, особенно в его газетной разновидности, отличающейся чрезвычайно широ кой сферой распространения, оперативностью создания и наце ленной на «однократность» восприятия массовым адресатом»

[Бобровская 2009, с. 27]. Нарушение логики, наоборот, должно усложнить читательское восприятие. Почему же противоречивые высказывания при всей своей нелогичности и непонятности столь распространены в позиции газетного заголовка? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо детальное описание типов и частных функций противоречивых высказываний.

Противоречивые высказывания, включающие оксюморон как сочетания слов, значения которых противоречат друг другу, обма нывают читательское ожидание, производя при первоначальном восприятии эффект парадокса. Например: нарочитое нарушение закона непротиворечия обнаруживаем в статье под названием Молодая 70-летняя мама («АиФ», 16–22 июня 2010 г.), где рас сказывается об уникальном случае, когда женщина из Индии ро дила девочку в 70 лет. По такой же модели строится заголовок:

Молодая мама в возрасте: шансы на успех («Шанс», 9 ноября 2012 г.). В статье говорится о плюсах и минусах возрастной бере менности и вариантах решения репродуктивных проблем.

Если противоречивые высказывания с оксюморонными соче таниями используются для привлечения внимания к редкому, не обычному явлению, то следующий тип высказываний, построен ный на основе противопоставления в однородном ряду контрар ных понятий, выполняет в большей степени характеризующую функцию (функцию характеристики героя и/или ситуации): Ла риса Вербицкая: я трусиха, но очень смелая («Телесемь», 30 но ября – 6 декабря 2009 г.);

Ушёл, но остался (Журнал «Планета женщины»«, май 2010 г.);

Свободен, но обременен. Как продать квартиру с ипотекой? («Шанс», 13–19 июля 2012 г.). Контрарные понятия могут быть связаны подчинительными союзами: Плохо, если хорошо («Cosmopolitan Психология», октябрь 2011 г.) – в статье рассказывается о специалистах Калифорнийского универ ситета в Беркли, которые изучили факторы, влияющие на челове ка в офисном здании, и пришли к выводу: самыми важными для нас являются базовые бытовые потребности, тем самым контек стуально противоречие снимается.

В отдельную группу можно выделить высказывания катахре стического типа, т.е. высказывания, представляющие собой соче тание двух или нескольких несовместимых слов, но не контраст ных (без выраженного противопоставления), например: Зима среди весны («Шанс», 11–17 мая 2012 г.);

Будущее уже наступи ло («Шанс», 18 сентября 2011 г.). Эти высказывания могут быть оценочны: с их помощью даётся интеллектуальная оценка описы ваемого события, подчёркивается его важность. Так в статье под заголовком Будущее в настоящем читаем: СФУ, Научно-образо вательный центр ЮНЕСКО на базе СФУ совместно с Краснояр ским краевым фондом поддержки научной и научно-технической деятельности (ККФПННТД) 9–10 декабря 2010 года проводит конференцию молодых инноваторов «Будущее в настоящем» для учащихся 9–11 классов школ, лицеев, гимназий Сибирского Феде рального округа («Новая университетская жизнь», 2 декабря 2010 г.). Или другой пример: Вперёд – в прошлое («Шанс», августа 2010 г.) – заголовок к статье, повествующей о том, что четверть века прошло с тех пор, как Стивен Спилберг и Роберт Земекис выпустили «совместное детище» – комедию «Назад в будущее» на большие экраны. Этот юбилей сподвиг владельцев картины «сделать шаг в прошлое и вернуть ленту в кинотеатры».

Очевидно, заголовки на тему «прошлое – настоящее – будущее»

возникли по аналогии со сложной временной формой, которая существует в английском языке и называется «Future in the Past»

(будущее в прошлом).

Удачные противоречивые высказывания в СМИ могут «тира жироваться», превращаясь в устойчивые выражения, что также является причиной их высокой частотности, например: 1) Невоз можное возможно: учим мужчин понимать нас («Телесемь», 19–25 марта 2012 г.);

2) Новое старое изобретение («Вестник мед», сентябрь 2005 г.);

Спорт: новое и хорошо забытое старое («Catalog», май 2011 г.);

Новый – старый финский рок («Красно ярск. Собака.ру», сентябрь 2011 г.);

3) Свой среди чужих («Теле семь», 19–25 марта 2012 г.);

Чужая среди своих («Новые извес тия», 18 ноября 2010 г.);

Гастарбайтеры: чужие среди своих («Телесемь», 3–9 октября 2011 г.). По их модели нередко создают ся новые высказывания: Неравное равенство («АиФ», 16–22 ию ня 2010 г.);

Счастливый несчастный случай («Телесемь», 8– марта 2010 г.).

Прототипом для создания противоречивого высказывания может служить сочетание слов из рекламного текста, например:

Два в одном («Телесемь», 26 марта – 1 апреля 2012 г.) – статья о полезных и красивых коктейлях;

Алексей Макаров: Человек два в одном («Шанс», 6–12 июля 2012 г.) – об актере, который «считает, что в нём неведомым образом уживаются два совершенно разных человека: один – прекрасный и душевный, в которого можно влю биться, а второй – отвратительный тип, которого не хочется ни видеть, ни слышать».

Противоречивые высказывания в газетных заголовках по про чтении статьи подвергаются переосмыслению. Так в статье Думай «назад из будущего» («Cosmopolitan Психология», октябрь 2011 г.) говорится о бизнес-консультанте, тренере и просто мил лионере Брайане Трейси, который рекомендует практиковаться в мышлении «назад из будущего»: он предлагает представить, что на календаре 2016 год, вы на пять лет старше и уже достигли за думанного, после чего описать свою жизнь, идеальную во всех отношениях. Таким образом, будущее оказывается мыслительной (гипотетической) категорией, в результате чего закон непротиво речия оказывается неприменимым к заголовку. Или другой при мер: Миллионеры из бытовок («Московский комсомолец», ноября 2010 г.) – заголовок статьи, в которой утверждается, что гастарбайтеры зарабатывают в Москве больше коренных жите лей.

Переосмыслению, или нейтрализации, противоречивых вы сказываний способствуют метафорическое и метонимические употребления слов, например: Дмитрий Дюжев забеременел («Шанс», 5 декабря 2010 г.) – в статье говорится о новом фильме (рабочее название картины «Беременный»), в котором Дмитрий Дюжев сыграет роль беременного мужчины.

Интригуют заголовки, в которых содержится невербальная информация, противоречащая нашему обыденному представле нию о тех или иных положениях существующих в действитель ности. В них вербальная информация переведена в другие знако вые системы, например, в цифровую: 5+3=13. Или формула стройности («Шанс», 16–22 ноября 2012). Под этим заголовком идёт текст рекламной статьи о студии коррекции фигуры «FatAway» и о салоне «ИРиЯ»: «...Вы получаете 5 сеансов ультра звуковой липосакции живота и бедер, 5 сеансов ультразвуковой чистки лица и 3 сеанса лимфодренажного массажа. И всё это со скидкой 30%, то есть за 2100 рублей». Заголовок в данном случае имеет манипулятивный характер.

Манипулятивную функцию также выполняет заголовок: Зем фира усыновляет брата («Шанс», 10 октября 2010 г.). Слово усыновить предполагает, что кто-либо берет ребёнка и становит ся его родителем: мамой или папой, однако в статье читаем:

«...Возможно, в ближайшее время известная певица усыновит ре бёнка. Причём не для себя. Певица задумывается об усыновлении малыша, чтобы скрасить старость матери, которая за последний год пережила тяжёлую трагедию – потеряла мужа и сына». Про исходит подмена тезиса.

По предварительным наблюдениям, наиболее часто в заголов ках используются оксюмороны. Приведём примеры: Большой малыш (Еженедельный автосправочник «Шанс авто», 30 августа 2011 г.);

Доступная роскошь («Домашний очаг», июнь 2012 г.);

Самая блондинистая брюнетка («Шанс», 8–14 июня 2012 г.);

Мебель для экономных богачей («Снабжение», 22–28 сентября 2008 г.);

Занятые бездельники («Шанс», 22 мая 2011 г.);

Золотое железо («Правое дело», 29 августа 2011 г.);

Закономерная слу чайность («Время новостей», 25 ноября 2010 г.).

Таким образом, противоречивые высказывания являются од ним из способов актуализации сильных позиций журналистского текста. Они широко используются в заголовках, выполняя раз личные функции (функцию характеристики героя и/или ситуации, оценочную, манипулятивную и другие функции), направленные на привлечение внимания читателя и побуждение его к прочте нию публикации. Специфика использования противоречивых вы сказываний в газетных заголовках заключается в том, что по про чтении статьи противоречие часто оказывается мнимым – оно нейтрализуется путём переосмысления информации. Намечается тенденция к узуализации отдельных противоречивых высказыва ний.

Литература Бобровская Г.В. Алогизмы в газетных публицистических текстах // Из вестия Волгоградского государственного педагогического университета. – 2009. – № 7. – С. 27–31.

Огилви Д. Тайны рекламного двора: советы старого рекламиста. Дэвид Огилви и другие о рекламе / Сост. А.В. Гавриловец. – М., 1997.

Александрова Галина Владимировна (Россия, Москва;

доц. МПГУ) [galka-home@mail.ru] Учит ли школа говорить?

Статья посвящена проблемам развития речи учащихся в условиях вве дения ФГОС и возможностям проектного метода в решении современных образовательных проблем.


Именно такой вопрос время от времени мы задаем выпускни кам школ и студентам-первокурсникам. В 2007 году мы спросили у 342 учащихся выпускных классов Москвы и Чебоксар о том, удалось ли им развить речевые умения за годы обучения в школе.

Пять лет назад 44% одиннадцатиклассников ответили, что в дос таточной степени овладели русской речью, только 19% выпускни ков говорили о недостаточной сформированности речевых уме ний. В 2012 году мы попросили ответить на тот же вопрос студентов первого курса психологического и математического факультетов МПГУ. Результаты оказались следующими. 32% пер вокурсников считают, что научились в школе говорить, 22% за труднились с ответом, а 46% указали на недостаточность владе ния речевыми умениями. Конечно, мы принимаем в расчёт, что в институт поступают не все выпускники школы. Возможно, у сту дентов уже лучше сформированы рефлексивные умения. И всё равно, количество респондентов, указавших на затруднения в го ворении, не может не заставить задуматься.

Среди причин недостаточной сформированности речевых умений студенты называют следующие:

1. Новая форма сдачи выпускного экзамена («Мне кажется, что сейчас все наши мысли и слова в строгих «рамках», шаг вле во, шаг вправо – расстрел. Сочинение-рассуждение мы пишем строго по плану и «обязательно» должны согласиться с автором».

Катя В. «Как можно научиться грамотной речи, ставя галочки в бланке заданий на экзамене?» Ирина А.).

2. Психолого-педагогические проблемы («Школа совсем заби вала. Многим по жизни очень сложно от того, что очень стесни тельные или затравленные люди, которых вечно доставали препо даватели». Лиля Ш.).

3. Организация учебного процесса («Я вспоминаю свои школьные годы и невольно улыбаюсь: учитель что-то самозаб венно бубнит у доски, мы с одноклассниками ведём неспешную беседу о чём-нибудь интересном нам». Лена Г.).

4. Отсутствие времени («Учителю важно успеть всё до экза менов, а не выслушать каждого». Сергей Н.).

5. Негативная речевая среда («Точно научит говорить ребёнка его окружение. Его сверстники научат его таким речевым оборо там, которые не расскажет ни один учитель». Дмитрий С.).

Все эти ответы очевидны, проблемы школы понятны даже семнадцатилетним, и педагогическая общественность давно го ворит о необходимости перемен. Школа пережила ряд реформ и преобразований. Для решения проблемы овладения речевыми умениями в учебные планы некоторых школ вводился специаль ный предмет «Риторика». Создавались учебники и методические пособия. Разрабатывались различные элективные курсы. О важ ности специальных уроков обучению речи говорили в этом году 9% опрошенных студентов.

Решением проблем должен был стать образовательный Стан дарт, который на сегодняшний день утверждён для всех подразде лений средней школы. Системно-деятельностный подход в обу чении должен, по мнению разработчиков, обеспечить достижение метапредметных результатов, включающих освоение обучающи мися межпредметных понятий и универсальных учебных дейст вий, среди которых есть и коммуникативные [Введение Феде рального государственного образовательного стандарта... 2012].

С сентября 2011 года все школы Москвы работают по ФГОС НОО. Нам приходилось много беседовать с учителями ЗАО и ЮЗАО г. Москвы, которые работают по новым программам. Мы посетили более десяти уроков в первых и вторых классах. Сего дня уже можно говорить о некоторых типичных трудностях.

Первая проблема, о которой говорят все учителя, это овладе ние ИКТ-технологиями. Безусловно, в современном мире невоз можно говорить об успешном обучении без компьютера, имею щего доступ в Интернет. Конечно, выпускник школы должен ра ботать с любыми видами текста, уметь находить информацию с помощью различных поисковых систем. Но нужно ли тратить столько времени на овладение набором текста «слепым» десяти пальцевым методом, если уже сегодня есть программы, записы вающие текст с голоса? Кто сегодня может определить, какие программы будут наиболее необходимы через пять лет?

Вторая проблема – обязательное ведение проектной работы, начиная с первого класса. Не вызывает сомнения, что проектный метод позволяет формировать множество умений, индивидуали зирует процесс обучения, становится одним из мощных инстру ментов в руках умелого учителя. Одна из студенток, ответивших, что школа научила её говорить, написала: «Фактор, помогающий школе формировать у детей культуру речи, – это упор на проект ную деятельность. В современном мире стало важно не только уметь работать в незнакомой ситуации, но и представить резуль таты своей работы так, чтобы заинтересовать ею окружающих.

Во время проектной деятельности в школе (в дискуссионных клубах, на научно-проектных конференциях, во время дня само управления) именно этот аспект становится наиболее важным, а, как следствие, формируется умение говорить» (Даша Ш.).

Но на уроках в начальной школе мы видели, как происходит уничтожение самой идеи проектной работы. Например, за один урок 23 второклассника выполнили 23 проекта по теме «Осень» и даже выложили в интернет-пространство. Получились прекрас ные альбомы, которые можно было листать и рассматривать кар тинки. Но не было никакой защиты проектов, всё делалось быст ро и молча, только учитель давал указания и делал замечания, да тьютор помогал отстающим. Выполнение обычного задания учи тель почему-то назвал проектом, несмотря на грубейшие наруше ния всей технологии. Такую подмену невозможно определить, проверяя работу преподавателя только по интернет-отчётам. Ка ково количество таких «псевдопроектов»?

О своей работе много пишут и сами учителя младшей школы.

Не может не вызывать уважения рассчитанный на четыре года проект «Что за прелесть эти сказки», предложенный О.В. Литви ненко [Введение... 2012, с. 188]. В первом классе дети слушают, читают, пересказывают, инсценируют сказки, во втором – иссле дуют оформление детских книжек, говорят о персонажах русских народных сказок, дают им характеристику, выбирают персонажей для своей будущей сказки. В третьем классе ученики сочиняют собственную сказку и выступают на пресс-конференции. В чет вертом – оформляют конечный продукт в программе PowerPoint и представляют свою работу на научно-практической конференции.

Интересный проект, интересные формы работы. Подводя итог, О.В. Литвиненко пишет: «В результате работы над проектом дети познакомились с разнообразием народных сказок, с особенностя ми эпического жанра народного творчества, приобрели опыт са мостоятельного создания своей сказки, научились рассказывать о своей работе окружающим» [Введение... 2012, с. 191]. Получит ли опыт широкое распространение? Вряд ли. При таком подходе только в четвертом классе итог работы может появиться в Интер нете, а поощрительные баллы за освоение электронного про странства учителю нужны уже сегодня, потому что от этого зави сит его заработная плата.

Как же обеспечить полноценный учебный процесс, не жерт вуя собственным материальным благополучием? Отметим наибо лее значимые положения. Проектная деятельность предполагает организованную учителем самостоятельную работу учащихся по решению значимой для школьников проблемы. Презентация про екта требует от ученика кропотливой работы на этапе внутренне го планирования текста. У участников групповой работы есть возможность перевести часть внутренней работы во внешнюю, обсуждая друг с другом структуру будущего выступления и его фрагменты в развёрнутой или сжатой форме. Проектная деятель ность позволяет значительно расширить активный словарь уча щихся за счёт изучения и использования при подготовке к презен тации и в ходе неё тематических групп слов. На каждом этапе проектной деятельности учитель имеет возможность формиро вать различные общеучебные умения, но наиболее востребован ными, а значит, наиболее активно совершенствуемыми оказыва ются именно коммуникативные умения. Покажем это в таблице.

Таблица Совершенствуемые Этапы проекта коммуникативные умения Постановка проблемы. Спорить, слушать, вести этикетный диалог.

Выдвижение гипотез реше- Овладевать этикетными средствами в ситуа ния проблемы и планирова- ции спора, отказа.

ние деятельности по реализа ции проекта.

Сбор и структурирование Определять замысел текста, анализировать информации. Оформление исходный текст, создавать текст пересказа.

проектной папки (портфо- Определять вид чтения, уровень владения лио). читательскими действиями. Составлять те зисы, конспекты текстов.

Изготовление и оформление По условным обозначениям исправлять тек сты, находить и обозначать в «чужом» тексте продукта.

коммуникативные недочеты.

Выбор формы презентации и Ориентироваться в ситуации общения, учи подготовка презентации. тывать аудиторию. Исправлять ошибки в собственной речи.

Совершенствуемые Этапы проекта коммуникативные умения Презентация. Распределять дыхание, регулировать гром кость голоса и темп речи, выделять главные по смыслу слова.

Рефлексия. Оценивать соответствие выбранного вида общения речевой ситуации. Характеризовать и оценивать голос товарища. Находить от клонения от норм в речи. Определять богат ство и точность речи.

Конечно, за один урок можно выполнить только мини-про екты, но сокращение может быть произведено исключительно за счёт лёгкости решения проблемы, а не за счёт отказа от прохож дения тех или иных этапов проектной деятельности. Возможно, в некоторых проектах тот или иной этап будут проходить в течение одной-двух минут (например, ученик младшей школы в качестве рефлексии может указать свой сегодняшний уровень выполнения задания в виде солнышка на специальной шкале), но любые ис ключения этапов работы превращают проект в бесполезную трату учебного времени. Полноценная проектная деятельность, на наш взгляд, должна увеличить количество детей, научившихся в школе говорить.

Литература Введение Федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования в Москве. – М., 2012.

Федеральный государственный образовательный стандарт // Электрон ный ресурс: http://standart.edu.ru/.

Аннушкин Владимир Иванович (Россия, Москва;

д.ф.н., проф. Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина) [vladannushkin@mail.ru] Общественнно-речевая практика в свете проблем риторики (на материале политического красноречия в 2012 году) В статье анализируется состояние современной общественно-речевой практики с точки зрения культуры речи и эффективности риторического взаимодействия. Культура речи понимается как качество речевых коммуни каций, для анализа которых приводятся примеры последних президентских выборов, показавших как специфические культурные особенности нацио нальной политической риторики, так и её недостатки – не только с точки зрения организации «внешних правил» общения, но и с точки зрения самого искусства ведения речи.

Современная общественно-речевая практика мало кого может удовлетворить – и прежде всего вследствие настроения, царящего в обществе. Таков общий стиль жизни, по преимуществу пасмур ный и критичный, напрямую связанный с тем стилем речи, кото рым мы выражаем наши мысли и чувства, говорим и пишем. Мы перешли от прежнего оптимистического восхваления с тайной критикой существующего устройства общества к ёрничающему бичеванию с безусловно имеющимися, но слабо слышимыми призывами к личности каждого жить в вере, добре и оптимизме.

Настрой большей части либеральной интеллигенции, задающей вектор критики существующей действительности, ценностей культуры, нравственных основ русской жизни, предлагается, в основном, средствами массовой информации, которая предлагает уныло-критичный стиль мысли и стиль речи. Правда, ситуация выправляется по сравнению с «лихими» девяностыми, Россия «сосредоточивается», но этому многое мешает в существующей информационной (словесно-риторической) политике страны.

В нынешнем положении дел есть вина филологической науки, не умеющей доказать обществу необходимость и зависимость его благополучия от устройства речевых коммуникаций. Русский язык, значимость изучения которого авторитетные русисты так ревностно отстаивают то одним, то другим выразительным тек стом, по-прежнему рассматривается как некий скучный предмет, в котором самое необходимое – борьба за культуру употребления того или иного слова.

Современная культура речи не может касаться только про блем употребления того или иного слова, истории слов и выраже ний, нормированности слов и выражений, а общественное обсу ждение проблем языка касается как правило только этих сугубо лингвистических вопросов. Между тем, культура речи должна включить все составляющие компоненты общественно-речевого акта коммуникации, куда входят:

1. Культура организации общественной речи – того, что у Ю.В. Рождественского названо «внешними правилами словесно сти» (кто, кому, в каком месте, сколько времени, по каким кана лам коммуникации, о какой теме и т.д. будет говорить или пи сать). Этот вопрос связан с «правом на речь», которым при всей утверждаемой в наших СМИ и руководством страны «свободе мнений» обладают далеко не все граждане. Между тем, это «пра во на речь» и есть признак обладания властью.

2. Культура общественной мысли, или состава идей, кото рые выражаются в речевой практике и утверждаются в сознании общества. В сегодняшнем российском информационном про странстве по-прежнему преобладает нравственный релятивизм, т.е. относительность нравственных норм, отчего и проистекает отсутствие общественного «единомыслия». Единомыслие нацио нального единства входит в противоречие с идеей демократии как свободного волеизъявления и слововыражения. И эта ситуация по-прежнему выправляется с великим трудом, несмотря на более чем убедительные слова наиболее авторитетных лиц в государст ве о «непреложности нравственного закона»:

«Вообще, нет ничего более важного в обществе, чем мораль но-нравственные принципы, на которых оно основано. Ничего.

Всё остальное вторично» (выступление В.В. Путина на оз. Сели гере [http://russkiy-malchik.livejournal.com...]). В комментариях сайта «Русский мальчик» справедливо говорится, что если бы эти слова были донесены до сознания большей части общества, то они «перевернули бы страну».

О том же неоднократно говорит Патриарх Кирилл: «...Нрав ственность – это единственный фундамент, который сегодня способен объединить наше общество, более того, род человече ский» (выступление Святейшего Патриарха Кирилла на круглом столе «Духовность. Нравственность. Закон» [http:// Patriarchia.ru]).

«Мы не сможем добиться никаких позитивных перемен, если в обществе не будет... общего согласия по поводу того, что для нашего народа ценно, свято, непререкаемо, неотторжимо от национальной жизни, того, что действительно является фунда ментом национального бытия. Эти ценности в первую очередь лежат в нравственной плоскости, потому что нравственность неизменна... Выход в том, чтобы восстановить нравственные основы общества» [Что такое хорошо... 2012, с. 1].

И здесь на повестку дня выходят чрезвычайно острые и от ветственные вопросы: нравственна ли наука? Разве сама мысль – не есть явление не только интеллекта и аргументации, но и нрав ственности? Мысль не просто истинна или ложна – она может быть доброй или злой, прекрасной или отталкивающей, ответст венной или безответственной.

Применительно к проблемам русистики и состояния русского языка остаётся актуальным суждение Ю.В. Рождественского о том, что «главная слабость русского языка состоит в отсутствии риторической этики» [Рождественский 1996, с. 12].

3. Культура слова, ибо мысль воплощается в слове (пони маемом как речь, словесная способность человека), а слово есть мысль воплощённая. Будет ли это слово окрылять, просвещать, умиротворять, организовывать общественное бытие – зависит от словесного (речевого, языкового – здесь это синонимы!) воспита ния. Подлинные богатство и выразительность, красота и ориги нальность словесного выражения остаются мерилом не только стиля речи, но и стиля жизни (странно, что о «красоте как стиле жизни» у нас говорят теперь только глянцевые журналы, словно нет было слова «красноречие», для которого не устарело эстети ко-этическое толкование древних: «прекрасное есть благое» – см.

об этом статью Е.В. Шмидт в настоящем сборнике).

4. Культура синтаксического развёртывания речи, предпо лагающая искусство сопряжения и распространения слов в пред ложении, фразе, периоде, целом тексте. В ней всегда сталкива лись две тенденции: простоты (краткости, «суровости», прозрач ности) и усложнённости (распространённости, услаждающей широты, изящной затемнённости стиля, когда требуется интел лектуальное усилие и подготовка читателя для того, чтобы вос принять текст). В деятельности любых риторов (не только писа телей и поэтов, но и влиятельных политиков, бизнесменов, юристов, педагогов, священников) эта категория высвечивается как идиостилевая, т.е. характеризующая индивидуальный стиль речедеятеля.

5. Культура произношения, о значимости которой сказал в своё время Демосфен: «в риторике главное – произношение, про изношение и ещё раз произношение», правда произношение (pro nuntiatio) включало в себя не только «глас», но и «действо», т.е.

телодвижение. В культуре (или бескультурье) сегодняшнего про изношения в СМИ (особенно на популярных эфэмовских радио станциях) создан новый стиль пулемётно-обыденного произно шения, причём, сами мальчики и девочки, ставшие ведущими на этих радиостанциях, признаются по секрету, что руководство за прещает им «говорить по-человечески, культурно (с паузами, чёт ко и ясно), от них, не воспринявших радиокультуру предыдущих поколений, требуют соответствия низкому массовому вкусу – иначе, якобы, «вас слушать не будут».

Итак, качество общественно-речевых коммуникаций (именно оно есть предмет филологии как искусства) есть отраже ние: 1) идей, характеризующих современное бытие (изобретение мыслей-идей – главный предмет риторической практики);

2) эмо ций, либо осветляющих, либо помрачающих жизнь – и эмоцио нальная атмосфера в обществе есть следствие речевых эмоций, управление которыми есть особый предмет риторики как науки и практики общения);

3) воли (очевидно, что общественная воля как совокупный настрой на будущие преобразования рождается из атмосферы, в которой осуществляется наша речевая деятель ность);

4) культуры как совокупности нравственных, социаль ных, коммуникативно-речевых и материальных ценностей, кото рые общество призвано сохранять и творчески развивать в усло виях изменившегося информационного пространства.

Роль слова – языка – речи в государственной жизни до сих пор слабо понимается как нашими «государственниками», так и обществом в целом. Между тем, «государство есть общение»

(Платон) «политика есть служение... искусство объединять людей»

[Ильин 1993, с. 155], а объединить можно только через слово, по этому благоустроенным и эффективным может быть только такое государство, где отлажены речевые отношения между людьми.

Однако в обществе велико недоверие к «государевым людям»

(политикам и предпринимателям) – достаточно взглянуть на наши сериалы, художественные фильмы, послушать основные либе рально-эфэмовские радиостанции, чтобы убедиться в том, что авторитет политика и предпринимателя в обществе невысок.

Здесь не требуется никаких рейтингов и псевдонаучных опросов общественного мнения, процентами которых убаюкивается мне ние массовой аудитории и украшаются научные диссертации – не только авторитет политика, но и авторитет страны (а вместе с ним и образ России в целом) пропагандируются в нашем Отечестве неумело и бессистемно. Между тем, искусство пропаганды есть искусство убедительной и эффективной речи, которое и есть ри торика, благополучно забытая и с таким трудом восстанавливае мая в три последних десятилетия.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.