авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 14 |

«Предисловие Риторические исследования в нашей стране не имеют особого статуса или поддержки в виде грантов или финансовой помощи, тем не менее, их влиятельность с каждым годом не ...»

-- [ Страница 4 ] --

прохождение дискуссии в рамках определённой науч ной школы или исследовательского института (СПбГУ, Горный Университет, Санкт-Петербургский институт машиностроения (ЛМЗ-ВТУЗ), Мемориальный музей Ф.М. Достоевского и пр.);

а также, как было указано выше, стремление передать научную ин формацию в подготовленной и заинтересованной аудитории.

Статус преподавателя-модератора в учебном научном дискур се превосходит статус студентов-слушателей, что влияет на его речь, выбор аргументов и тактик убеждения. Речь преподавателя обычно адаптирована для восприятия студентов, однако, не пере ходит на разговорный уровень или жаргон, строится в соответст вии с требованиями научного стиля общения. В учебном дискурсе способы регулирования темпа полемики, прерывания собеседни ка во многом совпадают с собственно научным дискурсом: «Спа сибо большое, Полина!», «Всё ли вам понятно?», «У кого-нибудь есть вопросы?», «Паша, сократите, пожалуйста, у нас уже пара заканчивается». Но в учебном дискурсе речь модератора носит «дружественный» характер, менее официальна, чем в собственно научном или научно-деловом дискурсах, иногда имеет покрови тельственный оттенок, похожа на речь родителей.

Особое внимание хочется обратить на стирание границ иерар хии в учебном дискурсе в современных отраслях (например, ин тернет-технологии, программирование). В данных областях опыт часто становится важнее статуса и возраста спорящих, младшие по возрасту могут указывать на ошибки и недочеты старших.

Одной из важных функций модератора является также пред ставление участников дискуссии друг другу и аудитории, что по зволяет определить их статус, подчеркнуть наиболее важные за слуги в глазах присутствующих. Продуманное создание имиджа выступающего модератором при помощи тактик представления, выбор обращения и приветствия определяют отношение к орато ру, особенно в незнакомой аудитории. Коммуникативная установ ка обращения (по мнению исследователей Максимова и Голубе вой) – «приведение форм и средств взаимодействия в соответст вие с ролями собеседников» [Русский язык... 2010, с. 162].

Важным социально-психологическим моментом является и то, как воспринимают самого выступающего зрители и слушающие, какой образ формируется в их представлении. От этой оценки во многом зависит, будет принята или отвергнута предлагаемая ин формация, как будут поняты передаваемые сообщения.



Между восприятием образа выступающего и воздействием его сообщения обнаружена следующая связь: если у аудитории складывается положительный образ коммуникатора, то это, как правило, содействует положительному восприятию его сообще ния, и наоборот (см.: [Леонтьев 1997]).

Этикетно-речевые формулы обращения связаны с националь ными традициями, устоявшимися правилами официальных встреч и переговоров. В России обращение на «вы» традиционно выражает большую степень уважения к собеседнику, особенно незнакомому или малознакомому. Оно предпочтительно в любых ситуациях делового и публичного общения, также в научном дис курсе.

В официальном общении всё чаще используются обращения господин, госпожа, дамы и господа, уважаемые господа и др. (к аудитории) наряду с обязательным у нас обращением по имени и отчеству к хорошо, но не близко знакомым людям. Отличитель ной чертой учебного и научного дискурсов является обращение коллега и традиционное для многих стран обращение к сотрудни кам-сверстникам по имени, но на «вы». Телевизионный дискурс сохраняет дистанцию между модератором-шоуменом, которую могут сократить сами участники программы, обратившись к нему по имени (ср., например, «Володя!») и на «ты». Таким же спосо бом (обращение по имени и на «ты») может быть сокращена дис танция и между самими участниками. Данная тактика нацелена на создание дружественной, «домашней» атмосферы, часто опас ной для оппонента, так как «дружественность» дискуссии исклю чает использование многих тактик, свойственных официальному общению. Например, в общении на «ты» оратор уже не сможет обращаться к общим принципам и авторитетам, признанным об ществом, но отвергаемым оппонентом, игнорировать позицию оппонента;

в меньшей степени в аргументации используют стати стику, расчёты, сухие цифры.

«Защищаться» в подобной «дружественной» атмосфере на много сложнее, особенно учитывая тот факт, что отказ от перехо да на «ты» в русской аудитории может быть воспринят отрица тельно. Настойчивое обращение на «вы» уместно в научном или научно-деловом дискурсах. Но на телевидении или в учебной ау дитории «спасти» проппонента (тот, кто выдвигает и отстаивает некоторый тезис) от перехода на дружелюбное, менее конфликт ное, но не менее опасное общение, может именно модератор. Ср., например: – Саша, вы в университете. Обращайтесь к коллегам на «вы»! Хотя бы на паре.

Редкий спор заканчивается безусловной победой одной из сторон, но это не умаляет ценности данного коммуникативного акта и роли модератора в нём. В споре часто соревнуются идеи, благодаря чему его участники обогащаются идейно. Кроме того, в результате спора, стороны приходят к углублённому пониманию как своей собственной позиции, так и позиции своего оппонента.

Роль модератора в полемическом дискурсе (в науке, деловом об щении, на телевидении) не всегда является самой яркой, но имен но ему принадлежит право порой «незаметно» организовывать полемику, подводить коммуникантов к принятию той или иной позиции, влиять на впечатление и оценку дискуссии аудиторией.

Литература Леонтьев А.А. Психология общения. – М., 1997.





Основы русской деловой речи: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений / Под ред. В.В. Химика. – СПб., 2012.

Русский язык и культура речи: Учебник / Под ред. В.И. Максимова, А.В. Голубевой. – СПб., 2010.

Головинова Виктория Вадимовна (Россия, Воронеж;

преподаватель Воронежского государственного университета) [golovinovavv@gmail.com] Функции физико-математических терминов в публичных выступлениях В статье представлены результаты практического исследования речей политиков и общественных деятелей. Выявлено разнообразное употребле ние физико-математических терминов, выполняющее риторические и воз действующие функции.

Физико-математические термины активно употребляются в политических выступлениях. Они используются как представите лями «высших эшелонов власти», так и гражданами, оказавши мися в соответствующей публичной ситуации (например, врача ми, учителями, пенсионерами на встречах с губернатором, прези дентом и т.д.), что и обусловило выбор предмета исследования. В работе используется типология семем З.Д. Поповой и М.М. Ко пыленко для точного определения типа значения, реализуемого в данном словоупотреблении.

Термины полностью соответствуют требованиям официально го политического выступления, выполняют ряд следующих функ ций:

1. Обогащают речь фактическими данными, хотя иногда соз даётся только иллюзия точности (если термин употребляется в более широком, ненаучном контексте).

Но в конце 2008 года мы фонд оплаты труда в бюджетной сфере увеличили сразу на 30 процентов (Путин 15.06.11). Они (молодёжь, школьники. – В.Г.) настроены не на абстрактные победы, теоремы, а на изделия, то есть это или робот, или ри сунок, и так далее (Садовничий 27.02.12).

2. Вносят оттенок престижного книжного стиля (так как боль шинство терминов – это заимствования).

Это обязательная накопительная компонента и страховка от бедности в случае нетрудоспособности для всех, вне зависи мости от того, когда эта трудоспособность наступит (Наза ров 06.02.12).

3. Служат эквивалентами общеязыковых слов и ряда неумест ных разговорных вариантов. Так лексема объём реализуется при обсуждении финансовых вопросов, используется в качестве си нонима слов размер, финансы, вложения.

Их общий объём превышает 150 миллиардов рублей (Басаргин 19.03.2010). Я поручаю Правительству подготовить решения, обеспечивающие оптимизацию объёма и эффективность уча стия государства в деятельности коммерческих организаций (Медведев 12.11.2009).

4. Демонстрируют компетентность оратора как высокообразо ванного человека в узкоспециальном вопросе.

За прошедший год все аналоговые каналы связи заменены цифровыми (Трутнев 27.06.11).

5. Позволяют сообщить оценку явления, оставаясь в рамках официально-делового стиля.

Страшные цифры, страшная статистика, особенно в усло виях сокращения численности населения России (Кононов 04.03.11). 80, ну, больше 90% работающих пенсионеров имеют доход выше медианного (Гурвич 06.02.12).

6. В качестве метафор и в составе фразеосочетаний делают высказывание образным и запоминающимся.

Рассматриваемый сегодня вопрос лежит в основе... выра ботки вектора симметричного построения политических сил (Виноградов 22.01.10).

Сама группа отобранных физико-математических терминов имеет чёткую полевую структуру. В центре группы находятся термины в строгом понимании, реализуемые только с терминоло гической семемой Д1. Основную массу составляют термины не производные, развившие семемы Д2 и К1 для наименования иных денотатов и производные от общенаучной лексики. Они сохраня ют чёткую ассоциацию непосредственно с терминологическим значением.

Периферию составляют термины, производные от общена родной лексики, их терминологические ассоциации слабее, а функциональное использование разнообразнее.

С точки зрения интенсивности употребления стоит выделить следующие группы.

1. Лексемы, описывающие числовые данные (единица, число, доля, часть и т.д.). Именно они и направлены на реализацию правила эффективного речевого воздействия, говорящего об ис пользовании числовых данных.

Но тем не менее, я хотела бы отметить, что на 313 единиц увеличилось число врачебных бригад в выездных формах работы (Голикова 15.02.12). Вместе с тем, у нас сегодня резко, в 3 раза, снизилось число крупного и мелкого рогатого скота на террито рии Белгородской области (Савченко 17.06.11). Доля индивиду ального домостроения достигла наивысшего показателя за весь период отслеживания и составила 47,8% (Басаргин 19.03.10).

И какую-то часть от этих проектов, от полученных денег, при мерно 20–30 процентов, инвестировать в такого рода уже соз данные ранее экологические проблемы, то есть общественные нужды (Греф 27.06.11).

2. Термины движения (динамика, движение, импульс, инерция и т.п.) позволяют оценить события и явления во временном раз витии. В ряде случаев демонстрируется пристальное долговре менное внимание к обсуждаемому вопросу.

То есть за последние 2–3 года идёт очень сильная динамика как раз по поиску новых форм, их внедрение на территории раз личных регионов (Лисицын 16.02.10). Мы находимся в движении и надеемся, что это движение будет только ускоряться (Шус тер 24.05.11). И сейчас Дмитрий Анатольевич Медведев дал но вый импульс развитию политической системы (Грызлов 22.01.10). Хотя мировой кризис и снизил глобальные дисбалансы, тем не менее, многие страны по инерции возвращаются к неко торым докризисным моделям (Кудрин 09.02.11).

3. Узкоспециальные термины (дисперсия, резонанс, радиус и т.п.) менее употребительны, но они представляют собой благо приятную основу для метафоры.

У нас абсолютно дисперсное распространение старой ин формации в точках, где нет интернета, и государство является там огромным неконтролирующим игроком (Кудрявцев 29.04.11).

Ну, был самый-самый минимальный резонанс, наверное (теперь уже есть с чем сравнить) – это когда был закрыт ресурс «Ингу шетия.ру» (Воробьев 16.03.10). Вот я вырос в Рязанской и в Ли пецкой деревне, у нас там были в деревнях отличные книжные магазины, а сейчас там нет и в радиусе 100 километров (Приле пин 28.09.11).

4. Общенародная лексика с высокой степенью абстрактности семемы Д1 (точка, сила, линия и т.п.), имеющая в своей семанти ке терминологическую семему Д2, даёт возможность установить разнообразные параллели с действительностью, служит основой для большого количества фразеосочетаний.

Если реформа политической системы России не начнётся се годня, то Россия может пропустить ту точку невозврата, ко торую пропустил в своё время Советский Союз, не начав вовремя реформирование страны (Митрохин 22.01.10)....Тигр буквально через 10–12 лет может исчезнуть с лица земли, и мы надеемся, что форум станет поворотной точкой (Трутнев 11.11.10). Мне кажется, это повод для того, чтобы как раз предложить, по сути, некие новые точки отсчётов (Медведев 29.04.11)....Не только по интернету, но и непосредственно в опорных точках ведём дискуссии и создаём экспертные площадки (Мау 16.02.11).

В целом, свободное, эффективное в плане речевого воздейст вия употребление терминов требует основательных знаний, по этому обычно термины употребляются в подготовленных выступ лениях, нередко при считывании текста с листа.

Всё это позволяет сделать вывод, что физико-математические термины эффективны с точки зрения речевого воздействия и яв ляются важным компонентом политического выступления.

Горбунова Мария Владимировна (Россия, к.п.н., ст. преподаватель МПГУ) [mashagorbunova@mail.ru] Работа с тезаурусом речеведческих дисциплин на занятиях по риторике Статья посвящена описанию содержания отдельного аспекта методики преподавания речеведческих дисциплин – изучению студентами понятийно го аппарата риторики и речеведения. Автор указывает на значение данного вида работы с учётом требований современных стандартов образования и практики преподавания педагогической риторики в вузе.

Речеведческие дисциплины как цикл учебных предметов, формирующих коммуникативную компетенцию специалистов, играют важную роль в общей системе профессиональной подго товки учителя. В круг таких предметов входят как дисциплины, содержащие описание общих основ и принципов использования системы русского языка и речи в социальной практике, так и спе циальные дисциплины, целью которых является характеристика отдельных аспектов дискурсивной практики и речевого поведения педагога в сфере профессионального общения.

В качестве базового элемента в стандартах подготовки учите лей речеведческие дисциплины представлены предметом «Педа гогическая риторика», который обеспечивает использование рече ведческих знаний и умений в педагогической деятельности. Учёт индивидуальных образовательных потребностей будущих учите лей реализуется за счёт вариативного компонента стандартов, в который входят дисциплины, углубляющие содержание курса ри торики и расширяющие общекультурную компетенцию студен тов. К ним относятся курсы по выбору, связанные с овладением практикой публичного выступления, с изучением специфики сис темы педагогических речевых жанров, с овладением умениями преодолевать коммуникативные барьеры и деструктивные рече вые явления в педагогическом дискурсе и др.

Поскольку такие учебные предметы являются сквозным эле ментом в системе подготовки педагогов, методика преподавания речеведческих дисциплин требует чёткого внутрисистемного со ответствия на макро- и микроуровнях. В первую очередь, речь идёт о соответствии на более высоком уровне общих целей и за дач обучения, тематического содержания курсов, системности применения оценочных средств, то есть о структурно-содержа тельной целостности речеведческих дисциплин, обеспечивающей внутри- и междисциплинарное единство логических связей пред метной области. Во-вторых, на уровне практики важнейшим эле ментом для методики преподавания риторики является наличие единой учебно-методической базы, сформированной путём экс пертизы учебно-научной литературы, справочных, периодических и в особенности электронных изданий и интернет-ресурсов, кото рые пользуются особой популярностью у студентов. Кроме того, немаловажную роль в процессе практической реализации концеп туальных идей речевой подготовки педагогов играет дидактиче ская база, включающая как сборники заданий, так и образова тельные медиаресурсы (видеозаписи речей и речевых ситуаций, учебные презентации, медиапроекты и др.).

Остановимся на одном аспекте практики преподавания педа гогической риторики – освоении студентами терминологической системы речеведения. Как вид самостоятельной работы студентов данный вид учебной деятельности решает задачи закрепления и систематизации теоретических знаний, полученных в процессе изучения курса. Он реализуется в виде заданий по составлению тематического глоссария, или в более широком смысле тезауруса дисциплины. Такой тип заданий может выступать одним из эле ментов промежуточной аттестации студентов, особой формой контроля, которая позволяет определить уровень сформированно сти компетенции по дисциплине в целом. Задания по составле нию тезауруса, выполненные в форме таблицы, могут входить в портфорлио студента как вид заданий, необходимый для успеш ного участия в коллоквиуме или зачёте.

Если перейти от общих замечаний, подтверждающих актуаль ность использования такого типа заданий на занятиях по ритори ке, к практике реализации, то в первую очередь важно отметить, что процесс освоения терминосистемы речеведения студентами сопряжен с рядом трудностей. Причины таких трудностей могут быть разнообразными, однако, на наш взгляд, все они сводятся к трем видам:

1) культурно-историческим причинам, связанным с особенно стями становления учения о речи как научной области знания;

2) содержательно-информационным причинам, обусловлен ным современным состоянием гуманитарной терминологии, за креплённой в словарях и справочниках;

3) коммуникативно-деятельностным причинам, вызванным огромным влиянием информационных технологий на процесс обучения и, самое главное – на характер осуществления лично стью обучаемого всех видов речевой деятельности.

Коротко охарактеризуем, в чём проявляется действие назван ных причин при организации работы с терминами на занятиях по риторике.

Первая область затруднений возникает в результате действия следующих обстоятельств. В историческом ракурсе термино система риторики достаточно разнообразна с точки зрения языко вой формы и источников происхождения. Как системное явление в истории лингвистической терминологии понятийный аппарат риторики формировался в несколько этапов с изменением фор мальной и содержательной структуры терминов. Достаточно об стоятельно, на наш взгляд, названная проблема освещена в моно графии К.М. Ушаковой «Терминология русской риторики как учения о речи (вторая половина XVIII – первая половина XIX вв.)» [М., 2010]. В названном исследовании автор интерпре тирует терминологию риторики как единый содержательно стилистический комплекс, составляющий основу речеведческих дисциплин. При таком подходе исторический экскурс при работе с современным тезаурусом речеведения обретает особое значе ние.

Многие термины в процессе обучения требуют прояснения этимологии и уточнения содержания с точки зрения современных интерпретаций. К ним относятся термины «красноречие», «рито рика», «речь», «оратория», «оратор», «стиль», «хрия», а также большинство терминов из учения о тропах и фигурах («апостро фа», «анафора», «плеоназм» и др.). Однако в базовом курсе педа гогической риторики, на наш взгляд, важно опираться именно на современное толкование подобных терминов, поскольку углубле ние в этимологию и семантику может создать дополнительные трудности в освоении терминологии, в особенности у студентов негуманитарных профилей. Кроме того, нельзя забывать о куль турно-исторических причинах, действующих в ситуации, когда студенты работают со словарями и сталкиваются с явлением си нонимии, омонимии, калькирования терминов, знакомятся с хре стоматийными трудами М.В. Ломоносова, М.М. Сперанского, Н.Ф. Кошанского или осуществляют иные виды текстологической практики.

Вторая область затруднений возникает как результат общего состояния современного гуманитарного лексикона, закреплённого в словарях и справочниках. О терминах, как известно, не спорят, но о них договариваются. С позиций различных лингвориториче ских школ различно трактуются термины языковая / речевая лич ность, текст / дискурс, речевой акт / речевое действие, речевая / языковая норма и ряд других терминов, которые в некоторых научных контекстах могут составлять синонимические ряды. Раз личные варианты толкований закреплены в словарях и справоч никах, что естественным образом вызывает сложности в воспри ятии студентами значений и в грамотном использования поня тийного аппарата при практическом анализе. Тенденция «терминологической эквилибристики», существующая в гумани тарных научных исследованиях, стремительными темпами пере ходит в учебную литературу, в особенности в литературу для высшей школы. Такие явления мешают ясности учебно-научного стиля и доступности учебной информации.

Одновременно следует отметить, что не все справочно информационные издания могут быть оценены как достоверные.

В качестве обязательного требования, на наш взгляд, следует предлагать выполнение заданий в соответствии со списком изда ний, проходивших этап научного рецензирования. Продуктивной представляется текстологическая практика со следующими сло варями-справочниками: Болотнова Н.С. Коммуникативная стили стика текста. М., 2009;

Культура русской речи / Отв. ред.

Л.Ю. Иванов и др. М., 2007;

Педагогическое речеведение / Под ред. Т.А. Ладыженской. М., 1998;

Матвеева Т.В. Русский язык.

Культура речи. Стилистика. Риторика. М., 2003;

Стилистический энциклопедический словарь русского языка / Под ред М.Н. Ко жиной. М., 2003;

Эффективная коммуникация: история, теория, практика / Отв. ред. М.И. Панов. М., 2005;

и др. Кроме того, в список словарей могут входить справочные издания по психоло гии, социологии, социолингвистике и литературоведению, в осо бенности в ситуациях, требующих прояснения значения междис циплинарных терминов («гипертекст», «интертекстуальность», «модель коммуникации» и др.).

И последняя группа причин, которая влияет на характер вы полнения заданий с тезаурусом, обусловлена высокой долей ин форматизации современной речевой среды. Большинство из на званных справочно-информационных изданий находится в ситуа ции «информационного неравенства», то есть доступны лишь в печатном виде в фондах библиотек. Поскольку для студентов путь, опосредованный интернет-ресурсами, является наиболее простым и удобным с точки зрения получения необходимой ин формации, то при выполнении заданий в зачётных работах появ ляются ссылки на Яндекс-словари, энциклопедии «Кругосвет» и «Википедия», электронные словари лингвистики, социологии, философии, психолингвистики и другие источники, не отвечаю щие критериям научной достоверности. Более того, студенты в большинстве случаев выполняют словарную работу в печатном виде путём дублирования текстовых фрагментов, что меняет ха рактер выполнения учебных речементальных действий, посколь ку исключает этап внутренней речи. Совокупность названных факторов требует совершенствования методических способов и средств контроля усвоения понятийного аппарата речеведения и риторики.

В качестве итога отметим, что при всех существующих труд ностях реализации изучение тезауруса речеведения является не обходимым компонентом в методике преподавания педагогиче ской риторики, поскольку позволяет решать целый комплекс за дач и проблем практики речевой подготовки педагогов.

Григорьева Татьяна Михайловна (Россия, Красноярск;

д.ф.н., проф.

Сибирского федерального университета) [annysten@yandex.ru] Русское иноязычие как коммуникативная нецелесообразность В статье изложены материалы, свидетельствующие о трудно преодоли мой тенденции к неоправданному и чрезмерном употреблению иноязычных слов в русском языке. Это явление рассматривается как коммуникативная нецелесообразность, которая лишает язык самобытности и создаёт комму никативные помехи.

Заимствование – удел любого языка, и если говорить о рус ском, то следует сказать, что одной из первых значительных эпох в его истории стала Петровская эпоха, когда Россия «открылась»

Западу и громадный поток нового содержания, новых понятий принёс с собой целый словарь из французского, голландского, немецкого, итальянского, польского и других языков. Они пред ставляли пеструю картину русского лексикона того времени, что было связано с изменениями в экономической, административ ной, культурной, нравственной и других сферах жизни. Как сви детельствует Н.А. Смирнова в работе «Западное влияние на рус ский язык в Петровскую эпоху» (СПб., 1910) 3000 единиц соста вили словарь иноязычных слов того времени.

В Петровскую эпоху, как и в последующие времена, ино странные слова в русской речи употреблялись без меры, без смысла и без нужды. Сам Пётр указывал на коммуникативные помехи, создаваемые обилием иноязычия в тексте, и своё отрица тельное отношение к этому выразил в письме послу Рудаковско му: «В реляциях твоих употребляешь ты зело многие польские и другие иностранные слова и термины, за которыми самого дела выразуметь невозможно: того ради тебе впредь реляции свои к нам писать всё российским языком, не употребляя иностранных слов и терминов» (цит. по: [Якубинский 1986, c. 161]). Языковое «чужесловие» в культурном сознании того времени вызывало са мые негативные оценки. «На что же нам претерпевать скудость и тесноту французскую, имеющим всякородное богатство славено российское?» – недоумевал В.К. Тредиаковский (из предисловия к «Телемахиде»). А.П. Сумаровов в стихотворении «Порча языка»

настойчиво рекомендовал не гнушаться отеческим языком и не вводить в него ничего чужого, но «украшаться собственной кра сой».

Устремлённость носителей русского языка не к родному, а к иноплеменному отмечали многие деятели русской культуры XVIII в. Протест против «языкового чужебесия» высказывались М.В. Ломоносов, Н.И. Новиков. За коренное русское слово вы ступали И.А. Крылов и А.С. Грибоедов. А. Пушкин видел необ ходимость иноплеменного слова в случае, если оно заполняет, выражаясь языком современной лингвистики, денотативные ла куны.

Процесс заимствования всегда сопровождался высказывания ми «за» и «против», однако к началу ХХ в., как указывает «Пол ный словарь иностранных слов» В. Смирнова (М., 1908. – 780 с.), русский язык вобрал в себя многочисленные заимствования из разных языков: 1) финские;

2) норманские (с IX в.);

3) греческие – от Византии (IX в.);

4) еврейские – через Библию и взаимоотно шения с российскими евреями;

5) тюркские (половецкие) – XI– XII вв.;

6) татарские, арабские и персидские (в период монольско го ига);

7) польские (с XVI в.);

8) латинские и немецкие (с XVII в.);

9) голландские и французские (с XVIII в.);

10) англий ские и итальянские (с XIX в.);

11) шведские, испанские, венгер ские, турецкие, армянские, грузинские, монгольские.

Крушение тоталитарной системы, смена политических и идеологических ориентиров российского общества, новый поли тический, экономический и культурный контекст русского языка снова создали благоприятные условия для экспансии иноязычно го слова. Иноязычный лексический поток в средствах массовой информации постсоветской России производил впечатление по топа [Костомаров 1993]. Словари иностранных слов начала ХХ века включают 20–25 тысяч единиц. Их избыточность и коммуни кативная нецелесообразность в речи снижают эффективность общения, не способствуют адекватному речевому поведению и, как и в предшествующие времена, вызывают общественное не одобрение.

За право русского слова в русском языке против иноязычного порабощения выступил А. Солженицын. Он не против таких слов, как компьютер, лазер, ксерокс и других названий техниче ских устройств, но если, считает он, «беспрепятственно допус кать в русский язык такие невыносимые слова, как “уик-энд”, “брифинг”, “истеблишмент”... “имидж”, – то надо вообще с родным языком распрощаться» [Солженицын 1990]. И это очень созвучно суждению М.И. Черемисиной, высказанному в почтовой дискуссии 1990 г.: «...Как ойкумена, обитаемая, охраняемая, жи лая теплая земля, сжимается, подобно губке или шагреневой коже, и наступает на её место непрорубаемая тайга..., вот так же, в моем ощущении, сжимается и УПОТРЕБЛЯЕМЫЙ, ФУНКЦИО НИРУЮЩИЙ в русской РЕЧИ русский язык» [Караулов 1991, с. 62].

Ревнители чистоты русского языка по-прежнему выступают в защиту исконно русского слова, и это находит отражение в разно го рода пародийных текстах, которые недалеки от действительно сти:

Будем считать, что у нас состоялся своего рода БРИФИНГ, а в качестве СПОНСОРА выступает МЕНЕДЖЕР. Надеюсь, что КОНСЕНСУС по этому вопросу не вызывает сомнений, а ИМПИЧМЕНТ и РОТАЦИЯ нам не пона добятся. Тем более что рэкет в нашем МАРКЕТИНГЕ... не обнаружился.

Другое дело – МЕНЕДЖМЕНТ и МОНИТОРИНГ. Без них, как и без КОН ВЕРСИИ, не обойтись. Остаётся определить РЕЙТИНГ нашей встречи. Не смотря на очевидный ПЛЮРАЛИЗМ мнений,...разговор не пойдёт на поль зу всему ИСТЕБЛИШМЕНТУ... [Черейский 1989].

Выразительным примером в защиту русского слова может служить «Словарь заменителей иностранных слов на русские», который составлен недипломированным лингвистом С. Маховым [Басинский 1998]. В предисловии к словарю автор напоминает писателям, переводчикам, редакторам и всем друзьям русского языка, сколь он разнообразен и гибок. Он предлагает «покопаться в недрах языковой памяти» и осознать, что в русской речи можно вполне обойтись без киллеров, дефолтов, секьюрити, которые, как ни назови, остаются теми же толстомордыми, бритоголовыми охранниками.

За самобытность русского языка выступает В. Распутин – против «чужесловия», как говорили в XVIII веке, или, как назы вал это хорватский энциклопедист Ю. Крижанич в XVII веке, «чужебесия». Об этом выразительно сказано в очерках В. Распу тина:

Меня упрекали за сибирский диалект, которым я пользуюсь якобы без меры. Но что такое диалект? Это местные прибавки к языку, заим ствования от местных народов, подвернутые под нашу речь, обозначение областной предметности....Но ведь за диалект зачастую принимают сам досельный русский язык, его заглублённую позднейшими наростами корне вую породу. И её предлагают зарыть ещё глубже: своё зарыть, а чужое, ва лом повалившее из «красивых» стран, принять с великими почестями («От куда есть пошли мои книги»);

Как только народ теряет свои предания, а ещё хуже – язык свой, он пре вращается в “запас” другого, более сильного народа. В чьи руки попал лесо промышленный комплекс, понять невозможно: все эти холдинги, молдин ги, болдинги (выделено автором. – Т.Г.) с мудрёными названиями для того и существуют, чтобы скрывать истину («Моя и твоя Сибирь»).

Вступительное слово В.Г. Распутина к «Словарю говоров рус ских старожилов Байкальской Сибири» Г.В. Афанасьевой-Медве девой 2007 г. (по его словам – «величественному труду» нашего времени, который «по мере трудничества, по объёмам и размаху старательства на “золотоносных” сибирских землях» ни с чем не сравним») становится торжественной похвалой народному слову, могучему источнику русского языка:

основное его русло полнится, оживляется и украшается многочислен ными притоками местных говоров, «истечением» его огромных словообра зующих площадей и устных поэтических оазисов;

как для экологии природы вредны грязные производства, так и эколо гию языка загрязняют “фабрики” чужесловия, дурно- и тупословия, против которых с охранительными законами нужна постоянная расчистка родных истоков;

в XIX в. русский язык достиг чудного, поистине волшебного звучания...

благодаря «открывшимся вместе с фольклором народным речевым кладо вым» (В.Г. Распутин).

Говоря о коммуникативной нецелесообразности иноязычия в русском языке, следует отметить случаи его немотивированного употребления, «лингвистический провинциализм», как оценивает это «Толковый словарь обществоведческих терминов» Н.Е. Яцен ко (1999). Выразительным примером лингвистического провин циализма может стать глагол будировать и его употребление в современной русской речи.

Будировать (от фр. bouder) – 1) возбуждать к.-н. против дру гого, волновать для протеста, выражать своё неудовольствие (По пов М. Полный словарь иностранных слов, вошедших в употреб ление в русском языке. СПб., 1907);

2) выражать недовольство или пренебрежение к чему-либо, не доходящее до резкого протес та или борьбы, а ограничивающееся мелочными выходками (дуться) (Павленков Ф. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. СПб., 1907);

3) выказывать дурное распо ложение духа;

дуться;

выражать недовольство (Словарь ино странных слов, вошедших в состав русского языка / Под ред.

А.Н. Чудинова. СПб., 1910).

Для XIX в. характерно именно такое употребление:

Приехал Макалинский и с другими офицерами. Они все как будто меня будируют, чему я очень рад (Л. Толстой. Дневник. 1852);

Очень приятно видеть, когда хорошенькая женщина будирует, но с нею я не ужился бы четыре часа, не то что четыре года (Н.Г. Чернышевский. Что делать? 1862–1863);

Скитальцам же это дело, по всем признакам, очень скоро наскучило, и они опять стали брезгливо будировать (Ф.М. Достоевский. Дневник писа теля. 1880 г. Год III. Единственный выпуск на 1880 г.);

Тем-то и красна человеческая жизнь, что всё в ней в своё время и на своём месте делается: сегодня нам предстоит опасность – мы чувствуем и соединяемся;

завтра нет опасности – мы перестаем чувствовать и начинаем будировать;

послезавтра опять опасность – мы и опять восчувствуем, и опять соединимся (М.Е. Салтыков-Щедрин. Наша общественная жизнь.

1863–1864).

В XX в. склонность носителей русского языка к иностранно му слову, кажущемуся более престижным, чем родное, привела к немотивированному употреблению этого глагола в значении бу доражить, раздражать, пробуждать. Об этом в 60-е гг. с недо умением писал К.И. Чуковский в своей работе «Живой как жизнь (разговор о русском языке)», но в немотивированном значении этот глагол выступает непременной принадлежностью и нашего времени. Вот диалог премьер-министра и министра финансов в прессе начала 2000-х гг., который не вызывает у авторов публика ций никаких возражений:

По признанию коллег, нечасто можно видеть Г. Грефа столь гневным на людях. Это заметил и премьер Михаил Фрадков.

– Что сдерживает соответствующее нормотворчество? – спросил он примирительно. – Тут ведь не нужно идти в штыковую на бандитов, «а на рисовать, написать, принять». И кто должен этот вопрос будировать?

– Будирую я, вот с этой трибуны, – ответил Г. Греф. – А вносить пред ложения должны соответствующие структуры.

– Давайте будировать вместе, – предложил премьер.

(А. Платошкин. Остановить разгул коррупции. – Российская Федерация сегодня. 2006. № 11.) Или:

– Кто, по вашему мнению, должен будировать эту проблему? – недо уменно спросил министра Михаил Фрадков.

– Будирую я сейчас с трибуны, а вносить соответствующие поправки в законодательство должны соответствующие органы, – тут же ответил Греф.

– Будировать нужно жестче, – дал совет Фрадков, поручив ему подго товить соответствующий законопроект. (Е. Лашкина. Не надо делиться на закрытые и открытые АО, считает Греф. Бизнесмены с ним не согласны – Рос. газета. 19 мая 2006 г. Федеральный вып. № 4071) Редакция портала «ГРАМОТА.РУ» провела исследование, как сегодня употребляют глагол будировать? (http://tools.litopt.ru/ lenta/news/8_1456), и пришла к заключению, что подлинное зна чение слова совершенно вытеснено его немотивированным «спутником», хотя современные словари иноязычных слов до сих пор до сих пор отмечают это значение как ненормативное.

Именно это обстоятельство побуждает фракцию СПС пока не будиро вать этот вопрос, – отметила Хакамада;

Палаточный лагерь постоянно будируют заезжие экстрасенсы;

Созданная им сценография настолько сильно будирует и дразнит фан тазию режиссёра;

Конечно, управление соцзащиты не может увеличить пенсию, но буди ровать этот вопрос в правительстве – просто обязано;

Но всегда материалы, из которых купальники изготовлялись, будирова ли эволюцию и прогресс;

Одновременно будируя национальное сознание идеей – пусть и иллю зорной – контроля и доминирования в космосе, президентские политтехно логи стремятся..;

...в 1991 году, где, чередуя перформансные практики и живописные по казы, каждый четверг будировали художественную общественность новыми проектами...;

Вот что меня больше всего будирует в этих девочках-цветиках;

Считаете ли Вы, что ивриитоязычная пресса намеренно будирует «дело о русской мафии»;

Фонд «Общественное мнение» продолжает будировать наше вообра жение то гипотетическими президентскими, то не менее гипотетическими думскими выборами.

Хорошо известны слова И.А. Бодуэна де Куртенэ о том, что «пурификаторские затеи, стремящиеся к очищению собственного языка от чужих слов и оборотов, сопряжены обычно с напрасной тратой времени» [Бодуэн де Куртенэ 1914, с. 159], но когда в роли «пуристов» начинают выступать иностранцы, то это свидетельст вует о том, что русский язык серьёзно нездоров. Например, интернет-ролик «Война слов» (http://yandex.ru/yandsearch?text) представляет мнение молодого американца Тима Керби, который от лица своих соотечественников заявляет, что изобилующая аме риканизмами русская речь раздражает. Предложенный им аналог русской речи в американских обстоятельствах комичен и практи чески недопустим:

Boje moj! I bought American shtany and they were tоtal poddelka. Why is everything in SCHA so expensive? I wish I could live and to go to a real derz hava like Roosseeya. Amerika is full of assholes but in Russia everyone in so kulturno. If we would learn to like Russians everything would be zashibis.

Кроме того, большое недовольство вызывают такие америка низмы, как коттедж, кофе-брейк, тьюнинг, уик-энд, стринг и многочисленные другие, которые без меры внедрены в русскую речь. Этот «лексический захват» (Л.П. Якубинский) вызывает его решительное обращение к россиянам: «Перестаньте употреблять английские слова, потому что есть много хороших русских слов.

Неуместным употреблением американизмов вы не становитесь умнее». И это вызывает в памяти слова В.Н. Татищева из письма В.К. Тредиаковскому от 18 февраля 1736 г.: «Чужестранных слов наиболее самохвальные и никакого языка не знающие секретари и подъячие мешают, которые глупость крайнюю за великий себе разум почитают, и чем стыдиться надобно, тем хвастают». И можно добавить: этим лишают русский язык возможности твор ческого обновления на основе собственных корней.

Литература Басинский П. Не киллер, а убивец // Литературная газета. – 1998. – 2 дек.

Бодуэн де Куртенэ И.А. Заимствования // Русская энциклопедия / Под ред. С.А. Адрианова и др. – СПб., 1914.

Караулов Ю.Н. О состоянии русского языка современности. – М., 1991.

Костомаров В.Г. Русский язык в иноязычном потопе // Русский язык за рубежом. – 1993. – № 2. – С. 18–24.

Солженицын А.И. Русский словарь языкового расширения. – М., 1990.

Черейский И. Разговор по существу // Литературная газета. – 1989. – 11 окт. – № 41.

Якубинский Л.П. Реформа литературного языка при Петре I // Избран ные работы. Язык и его функционирование. – М., 1986. – С. 159–162.

Дружинина Варвара Валентиновна (Россия, Сочи;

к.ф.н., доц. Сочинского института РУДН) [varvara-druzhinina@rambler.ru] Риторика в индивидуальном стиле учёного:

к проблеме изучения В статье охарактеризованы некоторые понятия идиостилистики науки, продемонстрирована онтологическая взаимосвязь риторики и стилистики в сфере научного знания;

изложены теоретико-методологические основания риторического анализа эмпирического материала философского дискурса.

Смысловая структура текста научного произведения, детер минированная структурой отраженной в нём эпистемической си туации (М.П. Котюрова, Е.А. Баженова), включающей онтологи ческий, аксиологический, методологический, рефлексивный и коммуникативно-прагматический аспекты, выступает показате лем взаимообусловленности категорий индивидуального стиля научного мышления и индивидуального стиля речи учёного.

Параметры научного мышления (тотальная логичность, сис темная взаимосвязанность, абстрактная условность) находят от ражение в образе мыслей, менталитете учёного, представляющем собой синтез социокультурных и индивидуально-генетических факторов. Формирование индивидуальной манеры письма учёно го обусловлено экстралингвистически (общекультурным, обще научным и предметно-научным контекстом), психологически (типом и стилем мышления личности – преимущественно дис кретно-логическим и континуально-психологическим;

общим по знавательным стилем эпохи) и лингвистически – функционально стилистически и категориально-стилистически (М.П. Котюрова).

Индивидуальный стиль изложения научного содержания – это «система языковых единиц, сложившихся в результате их объеди нения в пределах научного функционального стиля речи на осно ве когнитивных стилей автора данного текста» [Котюрова, Тихо мирова, Соловьева 2011, с. 59]. Поскольку индивидуальный стиль речи учёного (идиостиль) формируется в рамках соответствую щего функционального стиля, то, «как бы значительно ни прояв лялась языковая индивидуальность учёного... его научное сочи нение всегда будет оставаться образцом научного стиля, в про тивном случае оно перестанет выполнять своё назначение» [Наер 1985, с. 11]. При написании научного труда неразрывно связаны два вида деятельности субъекта: собственно научно-исследова тельская и речевая. В речевой деятельности проявляется «фено мен функциональной фиксированности» [Терешкина 1981, с. 111], заключающийся в использовании исследователем ранее выработанной системы употребления языковых средств (таким образом, на наш взгляд, реализуется опыт учёного именно как профессиональной языковой личности). Однако речевой деятель ности также «свойственны избытки потенциальных возможно стей, и когда автору необходимо убедить в правоте своей теории, ярко проявляется его активность» [Там же], выражающаяся в творческом использовании лексических, грамматических и сти листических средств языка.

М.П. Котюрова справедливо указывает на то, что «индивиду альный стиль письменной речи учёного характеризуется: а) обу словленностью экстралингвистической основой научной речи;

б) системностью (га этапе «зрелости» стиля);

в) относительной устойчивостью;

г) стереотипностью;

д) эластичностью (измене ние одного компонента влечет за собой изменение других компо нентов);

е) открытостью (незаконченностью)» [Котюрова, Тихо мирова, Соловьева 2011, с. 69]. Предложенный М.Ю. Мухиным термин «концептуальный профиль автора», содержательно пони маемый как «оригинальное количественное соотношение денота тивных сфер и групп в различных текстах одного писателя» [Му хин 2011, с. 68], вполне применим, на наш взгляд, для характери стики идиостиля учёного.

Любая философская доктрина есть прежде всего текст, скон струированный с помощью языковых средств по объективным риторическим законам речемыслительной деятельности. Конеч ная цель философского дискурса – адекватное понимание и ин терпретация действительности с целью познания человеком ми роздания и своего места в нём.

Конкретное наполнение риторических параметров научного дискурса столь яркой индивидуальности, как И.А. Ильин, не может не репрезентировать особый идиостиль, который, в свою очередь, выступает внешней формой выражения менталитета как внутренней сущностной характеристики данной языковой личности. «Комплекс религиозно-философских произведений И.А. Ильина представляет собой дискурс языковой личности как совокупность текстов, имеющих определённую целенаправлен ность и обладающих заданными языковыми характеристиками»

([Стародубец 2011, с. 71];

курсив автора. – В.Д.).

За концепцией «диалогичности риторических высказываний стоит понимание риторики как носителя мотивов, целей, воли, интересов, эмоционального потенциала и многого другого, что входит в рефлексивную парадигму человека» [Карманова 1997, с. 60];

отметим, что без употребления термина в данном высказы вании охарактеризованы компоненты мотивационного уровня в структуре языковой личности.

В теоретическом аспекте «риторические умозаключения – это умозаключения о вещах, которые либо уже были, либо только ещё будут. Риторика не занимается тем, что есть – это задача филосо фии. Предмет философии – истина, то есть то, что есть, что су ществует. Предмет риторики не дан, а задан, он конструируется либо ретроспективно, либо гипотетически... Поэтому реальность риторики – это не действительный мир, а возможный, который ещё только предстоит создать словесно (риторическими) средст вами» ([Бочаров 2000, с. 47];

курсив автора. – В.Д.). В риторике речь манифестирует знание и одновременно представляет его как истинное.

Идиостиль учёного предстает как стиль его мировидения, стиль мышления, стиль языкового выражения. В риторических терминах, фиксирующих динамический аспект универсального идеоречевого цикла «от мысли к слову», это стиль научной ин венции (изобретения), стиль диспозиции (расположения), стиль элокуции (языкового выражения). В конечном счёте идиостиль учёного – индивидуальный стиль речемыслительной деятельно сти в дискурсивно-текстообразующем процессе в сфере произ водства и транслирования научного знания.

Литература Баженова Е.А. Научный текст как система субтекстов: Дис.... докт. фи лол. наук. – Екатеринбург, 2001.

Бочаров А.Б. Риторические аспекты русской философии языка (М.М. Бахтин, А.Ф. Лосев): Дис.... канд. филос. наук – СПб., 2000.

Карманова З.Я. К проблеме научного изучения текстовой индивидуаль ности // Стилистика и прагматика: Тез. докл. науч. конф. – Пермь, 1997. – С. 59–60.

Котюрова М.П. Об экстралингвистических основаниях смысловой структуры научного текста: (функционально-стилистический аспект). Крас ноярск, 1988.

Котюрова М.П., Тихомирова Л.С., Соловьева Н.В. Идиостилистика на учной речи: Наши представления о речевой индивидуальности ученого:

Монография. – Пермь, 2011.

Мухин М.Ю. Лексическая статистика и идиостиль автора: корпусное идеографическое исследование: на материале произведений М. Булгакова, В. Набокова, А. Платонова и М. Шолохова: Дис.... докт. филол. наук. – Ека теринбург, 2011.

Наер В.Л. Уровни языковой вариативности и место функциональных стилей // Научная литература: Язык, стиль, жанры / Отв. ред. М.Я Цвил линг. – М., 1985. – С. 3–15.

Стародубец С.Н. Специфика организации языковых символических средств в дискурсе И.А. Ильина: Дис.... докт. филол. наук. – Брянск, 2009.

Терешкина Р.К. К вопросу об авторской речевой индивидуальности в научных текстах // Лингвостилистические особенности научного текста статей / Отв. ред. М.Я. Цвиллинг. – М., 1981. – С. 103–113.

Терешкина Р.К. К проблеме индивидуальности речи автора в научных текстах // Основные понятия и категории лингвостилистики: Межвузовский сборник научных трудов. – Пермь, 1982. –С. 155–159.

Дьякова Лариса Николаевна (Россия, Воронеж;

к.ф.н.

Воронежского государственного университета) [lada-tr@yandex.ru] Просветительский проект «Территория слова» в Воронеже:

10 лет работы в прямом эфире В статье обсуждается опыт просветительской работы в области русского языка и культуры речи в Воронеже.

Воронеж – крупный город в центре России. Родина Ивана Бу нина и Андрея Платонова, Алексея Кольцова и Ивана Никитина.

Литературный, театральный город. Его история связана с имена ми О. Мандельштама, С. Маршака, А. Твардовского, А. Жигули на. Университетский город. Столица Черноземья, наконец...

Удивительно, что на таком культурном фоне огромная часть населения (а об этом свидетельствуют опросы, наблюдения) вполне серьёзно считает, что жители Воронежской области – это «жлобы». Якобы так трактуется смысл слова «жлоб» в знамени том Словаре В.И. Даля, и этот миф довольно живуч. Воронежские филологи, журналисты вынуждены регулярно объяснять, что в словаре Даля такого слова вообще никогда не было, что словом «жлоб» часто называют грубых, невежественных, малограмотных людей, и что в общем-то гордиться тут нечем. Тем не менее, тема жлобов, жлобства, жлобизма на протяжении десятилетий остаёт ся для воронежцев актуальной. Более того, многие жители столи цы Черноземья с гордостью идентифицируют себя в пространст ве: «Мы такие, мы жлобы, мы из Воронежа!» И вопрос, связан ный с этой темой, чаще других задают слушатели передачи о русском языке «Территория слова» (ГТРК «Воронеж»).

По нашему мнению, одного этого примера было бы достаточ но для понимания важности просветительской, филологической передачи в регионе. Тем более, что жизнь не ограничивается только проблемой понимания слова «жлоб», здесь и местный го вор, на который влияет близость с Украиной, и общее падение грамотности, низкая речевая культура.

Такая передача появилась в местном радиофире более 10 лет назад. В её организации приняли участие учёные Воронежского госуниверситета с кафедры общего языкознания и стилистики, педагоги и журналисты. Цель авторов – в простой, доступной форме объяснять радиослушателям правила произношения, напи сания слов, смысл слов и выражений, их историю.

Больше 10 лет передача еженедельно выходила в прямом эфи ре и почти целиком состояла из вопросов и ответов, а также обзо ра писем. Прямой эфир давал возможность прямого общения с радиослушателями. Многие вопросы, рассуждения, пожелания выводились в прямой эфир, что делало передачу по-хорошему непредсказуемой, весёлой, а главное – интерактивной, живой. Ав торы заслуженно гордились тем, что в России до недавних пор все передачи о русском языке шли в записи (Астрахань, Нижний Новгород, Санкт-Петербург, Москва, Кемерово, Ижевск и др.) А Воронеж был новатором и мог себе позволить работать в прямом эфире. (С января 2013 года, к сожалению, изменилась сетка веща ния, передача стала короче и будет выходить в уже записи). Зато на радио «Шансон» появилась прекрасная передача «Многослов», которая не просто выходит в прямом эфире по понедельникам, но и является по-настоящему интерактивной. Тема для обсуждения рождается прямо в студии. Ведущие до последнего не знают, ка кое слово они будут обсуждать. Тему предлагают слушатели, доз вонившиеся в эфир.

Воронежская же «Территория слова» вышла в прямой эфир более 500 раз. За 10 с небольшим лет авторы и ведущие ответили примерно на 15000 вопросов. Какие это вопросы? Приведём при меры. Как правильно: прогул или прогул, дуршлаг или друшлаг, брелков или брелоков, запасной или запасный, включит или включит, осужденный или осуждённый и т.д.? Слушатели просят объяснить значение выражений: конь не валялся, пока жареный петух не клюнет, от ворот поворот, остаться с носом и т.д. Что такое жировка, опции, пленэр, франшиза, креатив? Очень часто в рубрике «Слова моей мамы» радиослушатели делятся областны ми, местными словечками типа «вихотка», «ощеульничать», «ландрыга» и т.п. Уточняют смысл фраз, встреченных в художе ственной литературе, а также в документах, справках и инструк циях.

Вопросы радиослушателей, а следовательно, и темы для об суждения, можно условно разделить на следующие группы: пра вописание, произношение, значение, история слов и выражений.

Особо выделим иностранные слова. Они входят в обиход из сфе ры бизнеса, из Интернета, из речи политиков, звучат по ТВ, но не все знают их значения (инаугурация, джихад, консалтинг, мерчен дайзер).

Отдельно остановимся на ошибках, которые замечают радио слушателя на улицах города, в объявлениях, вывесках, речи пуб личных деятелей. Адреса ошибок слушатели сообщают в эфире.

Сообща удаётся порой заставить бизнесменов сменить вывеску или исправить в ней ошибку. Приведём примеры таких адресов безграмотности в Воронеже. На ул. Димитрова медицинский центр приглашает сделать рентген «гинеталий», на остановке Ильича много лет висит огромный щит «Оплата за газ», по всему городу открыты кредитные пункты с вывеской «Займ», и пока эту проблему решить не удаётся. Даже критика в СМИ не помогает.

Впрочем, есть и положительные примеры того, как авторы пе редачи помогли городу очиститься от безграмотной рекламы и объявлений. После вмешательства «Территории слова» были ис правлены ошибки в городских вывесках «Агенство», «Искуст венные цветы», «Замароженные продукты», «Курение в постеле опасно для жизни» и др.

Надо заметить, что радиопередача является одним из звеньев большого просветительского проекта «Русский язык в Вороне же». Помимо передачи в городе ежедневно работает телефонная «Служба русского языка», проходят городские праздники русско го языка, лекторий «Русский язык сегодня» в областной библио теке им. Никитина, региональный фестиваль риторики, конкурс «Самый грамотный», выездные уроки и массовые диктанты, вы ходят рубрики в газетах, создан Музей казусов, ошибок и речевых нелепостей «Воронежский грамотей». Некоторые материалы лег ли в основу сборника «Территория слова», изданного в честь юбилея одноимённой передачи (сюда вошли фрагменты писем радиослушателей, интересные вопросы, лингвистические исто рии, фото, даже анекдоты).

Безусловно, и «Служба русского языка», и передача «Терри тория слова» не могли бы существовать, если бы в обществе не было интереса к русскому языку и культуре речи. Ведь именно от звонков, писем, вопросов и предложенных тем зависит, каким по лучится эфир, а в конечном итоге, как будут говорить воронежцы.

Опыт показывает, что интерес к языку в реальности очень велик, и передача однозначно способствует его повышению. Любозна тельные воронежцы уже наизусть знают телефоны радиопро граммы и «Службы». Почта приносит большое количество писем и открыток. Авторы передачи замечают, что воронежцы переста ли спрашивать про торты – торты, звонишь – звонишь. Есть надежда, что эти слова уже не вызывают трудностей.

Но по-прежнему, как и 10 лет назад, радиослушатели интере суются, как можно одним словом назвать жительницу Воронеж ской области: воронежка, воронежанка? И нет-нет, да и позвонит в радиостудию очередной слушатель, чтобы спросить: «А правда, что жлоб – это житель Воронежской области? Говорят, в словаре Даля так написано...»

Но это, как правило, новичок. Постоянные слушатели таких вопросов давно не задают.

Егоренкова Наталья Андреевна (Россия, Санкт-Петербург;

к.ф.н., доц. Национального минерально-сырьевого университета «Горный») [donkip@yandex.ru] Учебный реферат на занятиях по культуре русской речи Статья посвящена проблемам обучения студентов технических вузов реферированию. Рассмотрены методы организации учебной работы, затро нут вопрос о классификации рефератов. Проанализированы типичные ошибки студентов при написании рефератов, даны рекомендации по преду преждению этих ошибок.

Любая научная работа связана с необходимостью изучения научной литературы по исследуемому вопросу, изложением ос новного содержания и новой проблемной информации, содержа щейся в научных текстах по изучаемой проблеме. Обзор литера туры является обязательной частью в курсовых, дипломных, дис сертационных работах. Написание обзора научной литературы по теме исследования требует владения навыками реферирования, которые формируются у студентов технических вузов на занятиях по русскому языку и культуре речи.

Написание обзора литературы по теме проводимого исследо вания имеет свои особенности: в речевой практике, во-первых, выработаны определённые информативные компоненты рефера тивного текста, во-вторых, за ними закреплены специфические языковые средства выражения. Так, изложение результатов изу чения литературы связано с необходимостью указать следующее:

1) в чём заключается сущность проблемы в изучаемой теме;

2) какие вопросы затрагиваются в научной литературе в связи с указанной проблемой;

3) какова степень изученности проблемы и основных её вопросов;

4) какие факты (цифры, данные, приме ры), иллюстрирующие научные положения, приводятся в работах разных авторов;

5) к каким выводам приходят различные авторы.

Следует также дать анализ извлечённой из первоисточников ин формации и выразить собственную позицию [Пособие по науч ному стилю... 2002, с. 214–216].

В учебной и методической литературе нет единства взглядов на классификацию рефератов. Преимущественно выделяются информативный, индикативный, монографический и обзорный виды рефератов [Основы научной речи... 2003;

Пособие по науч ному стилю... 2002]. Представляется, что в учебных целях эффек тивнее использовать более прозрачную классификацию: 1) рефе рат-резюме, 2) реферат-конспект, 3) реферат-обзор, 4) реферат доклад [Федосюк и др. 1999, с. 227].

На первом этапе работы студенты знакомятся с особенностя ми каждого из видов реферата. В реферате-резюме кратко харак теризуются результаты исследования, излагаются выводы. Рефе рат-резюме сходен с аннотацией лаконичностью изложения и служит для того, чтобы определить целесообразность обращения к тексту-источнику. В отличие от аннотации, реферат-резюме в обобщённом виде раскрывает все основные положения исходного текста, излагает проблемную информацию текста-первоисточника и даёт представление о фактах, результатах и выводах, изложен ных в нём. Рефераты-резюме новых статей или монографий публикуются для предварительного знакомства с ними в специ альных журналах. Так, например, в библиотеку Горного универ ситета регулярно поступают 15 реферативных журналов, среди которых «Геология. Месторождения горючих полезных ископае мых», «Горное дело», «Металлургия цветных металлов» и другие.

Знакомство с текстами рефератов-резюме из указанных журналов даст полное представление об этом жанре научного стиля речи и о репертуаре тем, актуальных для профиля обучаемых.

Реферат-конспект пишется по одному источнику и предпола гает развёрнутое изложение основного содержания первоисточ ника, приведение иллюстративного материала, аргументации, из ложения сведений о методике исследования. Реферат-конспект составляется таким образом, чтобы не было необходимости воз вращаться к исходному тексту. Типичная ошибка при написании таких работ – однотипность конструкций, монотонность изложе ния. Чтобы избежать таких ошибок, следует предварительно вы полнять со студентами упражнения, в которых закрепляется ис пользование необходимых конструкций (Статья посвящена ис следованию экологической катастрофы...;

Статья носит про блемно-информационный характер;

Авторы утверждают, что снижение уровня моря...;

Авторы приводят цифровые данные...

и многие другие) [Пособие по научному стилю... 2002, с. 217].

Такой вид реферата позволяет сформировать навык составления реферативного текста и подготовить студента к более сложной работе – составлению реферата-обзора и реферата- доклада.

Реферат-обзор охватывает несколько первичных текстов, даёт сопоставление разных точек зрения по конкретному вопросу.

Чтобы избежать одной из типичных ошибок при реферировании нескольких источников, следует обратить внимание студентов на то, что при составлении обзорного реферата-конспекта не реко мендуется последовательно излагать содержание одного источни ка за другим;

следует использовать приёмы обобщения, сопостав ления и сравнения. Так, при изложении содержания работ приня то выявлять сходства и отличия одного источника от других, определять особенности средств и методов, которые используют авторы работ на близкие темы. Безусловно, этот вид реферата предполагает не только сформированный навык составления ре ферата-конспекта, но и высокий уровень аналитического мышле ния у обучаемых, а также большую заинтересованность в изуче ние выбранной темы или проблемы;

последнее появляется у сту дентов старших курсов при овладении материалом предметов, непосредственно связанных с выбранной специальностью.


На занятиях с первокурсниками по дисциплине «Русский язык и культура речи» в Горном университете основным видом рефе рата, над которым работают студенты, является реферат-доклад.

Реферат-доклад по выбранной теме пишется как промежуточное речевое произведение для подготовки устного сообщения. В этой работе студентам рекомендуется дать анализ информации, приве дённой в первоисточниках, и попытаться оценить состояние про блемы. Чтобы повысить интерес к подготовке публичной речи по теме реферата, студентам предлагаются не только традиционные для курса «Русский язык и культура речи» темы (например, Типы ораторов и взаимоотношения оратора с аудиторией;

История формирования научного стиля речи), но и темы, отражающие специфику технического вуза (например, выдающиеся учёные Горного университета: А.П. Карпинский, Н.И. Кокшаров, Г.А. Иос са, К.Ф. Бутенев, В.Е. Грум-Гржимайло и др.;

М.В. Ломоносов – родоначальник минералогии и геологии в России).

Для подготовки реферата-доклада рекомендуется использо вать традиционную композицию письменного речевого произве дения (введение, основная часть, заключение). Во избежание со держательных ошибок следует разъяснить студентам предпочти тельное содержательное наполнение каждой из частей. Так, например, можно указать, что во введении следует сформулиро вать сущность проблемы (вопроса) в изучаемой теме;

рассказать о степени изученности в научной литературе этой проблемы и ос новных её вопросов;

перечислить специалистов, занимающихся изучением этой проблемы, указать их работы;

назвать две-три работы, которые вызвали у автора реферата наибольший интерес.

В основной части через вопросы (параграфы) рассматривается изучаемая тема (вопросов должно быть не менее двух). В заклю чении обобщается сказанное, делаются выводы, намечаются пути дальнейшего изучения данной проблемы или вопроса. Наиболь шую трудность у студентов вызывает написание введения. Про блема заключается в том, что студенты утратили навык работы с бумажным текстом и всю информацию пытаются черпать из Ин тернета, очень часто обращаясь к источникам, не указывающим авторов. В результате список литературы в таких рефератах со стоит из 3–5 обезличенных ссылок на Интернет, а текст реферата теряет свой основной признак – указание на авторство той или иной точки зрения на рассматриваемую проблему.

Поскольку реферат относится к одному из письменных жан ров научного стиля речи, в нём используются конструкции, ти пичные для языка науки: 1) отглагольные существительные (су ществование, обобщение, описание и др.);

2) пассивные и без личные конструкции (доказано, что;

следует отметить, что) и многое другое. С этими и другими особенностями студенты должны познакомиться перед тем, как приступят к составлению собственных рефератов. Реферирование представляет собой ин теллектуальный творческий процесс, включающий осмысление текста, аналитико-синтетическое преобразование информации и создание нового текста, для оформления которого требуются спе цифические языковые средства. Например, 1) чтобы обозначить сущность рассматриваемой проблемы, используется конструкция Сущность проблемы сводится (к чему?) / заключается (в чём?) / состоит (в чём?);

2) для описания степени изученности пробле мы – В настоящее время мало изученными остаются вопросы...;

3) для указания на источник информации – По словам N.N.... и многое другое.

Давая студентам задание по написанию реферата, необходимо обсудить с ними вопрос об объёме выполняемой работы. Объём реферата может зависеть от того, как он будет использоваться в дальнейшем: 1) для сбора информации по изучаемой теме и ци тирования в своей работе, (2) для выработки новой концепции исследования данной проблемы, 3) для подготовки устного сооб щения по выбранной теме. Устное сообщение на основе реферата по выбранной теме – распространённый вид контроля изученного материала на занятиях по гуманитарным дисциплинам (филосо фия, культурология и т.д.). На занятиях по русскому языку и куль туре речи с помощью этого вида работы решается ещё несколько важных учебных задач: научить студентов 1) трансформировать письменную научную речь в устную, 2) доносить до слушателей собранный по теме материал, руководствуясь традиционными риторическими правилами, 3) соблюдать оговоренный регламент выступления [Егоренкова 2012, с. 63–68]. В связи с этим, на наш взгляд, следует установить жёсткий регламент объёма текста учебного реферата-доклада, например, семь страниц.

Реферат – жанр письменной научной речи, поэтому немало важной составной частью работы на занятиях должна стать рабо та по формированию культуры письменной речи. Студентам сле дует предложить перечень требований к оформлению реферата (например, объём текста – 7 страниц (титульная страница, ог лавление и список литературы в этот объём не входят), стиль Times New Roman, 14 кегль, через 1 интервал, все поля 2 единицы, выравнивание по ширине, абзацный отступ – 1,25;

номера стра ниц проставляются внизу страницы (в центре), счёт страниц ведётся с титульной страницы, но на ней номер не проставля ется) и добиваться строгого их выполнения. Большую трудность вызывает у первокурсников и оформление списка изученной ли тературы. Во избежание ошибок при выполнении этой работы достаточно познакомить студентов с базовыми образцами биб лиографических описаний, а также обсудить вопрос об оформле ние ссылки на интернет-источник.

Теоретический и методический материал, предъявляемый преподавателем на занятии и изложенный в методических разра ботках, подготовит студентов технического вуза к написанию ре ферата и позволит избежать многих ошибок при его оформлении.

Литература Егоренкова Н.А. Российская деловая культура: исторический аспект:

Учебное пособие для студентов технических вузов. – СПб., 2012.

Основы научной речи: Учебное пособие для студентов-нефилологов высших учебных заведений / Под ред. В.В. Химика, Л.Б. Волковой. – СПб.;

М., 2003.

Пособие по научному стилю речи для вузов негуманитарного профиля / Под ред. проф. И.Г. Проскуряковой. – СПб., 2002.

Федосюк М.Ю. и др. Русский язык для студентов-нефилологов: Учебное пособие. – М., 1999.

Ерохина Елена Ленвладовна (Россия, Москва;

к.п.н., доц. МПГУ) [lenusha@rambler.ru] Выражение когнитивной эмоции удивление в тексте научного доклада учащегося В статье обосновывается необходимость объективации в тексте доклада ученика-исследователя концепта удивление как одного из важнейших средств создания замысла текста и реализации его воздействующей функ ции.

Умение проводить самостоятельное исследование и представ лять его результаты в жанре письменного и устного доклада ста новится всё более актуальным в связи с требованиями ФГОС и перспективой организации итоговой аттестации выпускников в форме публичной защиты исследовательской работы.

Несмотря на многолетний опыт организации научно-иссле довательской деятельности учащихся (НИДУ), её коммуникатив ное пространство остаётся недостаточно изученным и содержит ряд нерешённых проблем.

Организаторы НИДУ традиционно относятся к тексту учени ческого доклада как точному подобию научного текста, что при водит к формализму: текст по существу не создаётся, а «конст руируется». Внешне в работах учащихся проявлены все необхо димые признаки научного текста, созданного в соответствии с эпистемической ситуацией, но в действительности это профан ный текст, лишённый подлинного замысла. Доклад, как правило, создаётся на последнем этапе исследовательской работы. Часто роль ученика-исследователя в написании доклада минимальна:

«Специфический «птичий» язык, которым пользуются учёные, чтобы быть однозначно понятыми своими коллегами, настолько легко используется в работе пяти-шестиклассника, что нет ника ких сомнений, что это «липовая» работа... Сложившаяся ситуация принципиально вредна для личностного развития школьников, не говоря уже о том, что творческая деятельность, к которой они в большинстве случаев могли быть пригодны, никогда всерьёз не будет ими восприниматься» [Юркевич 2006, с. 18].

У руководителей НИДУ, к сожалению, отсутствует понимание того, что по всем жанровым признакам доклад ученика – это спе циальный учебный текст, не копирующий слепо научный текст, а реализующий специальные учебно-педагогические задачи. Работа над докладом не завершает, а сопровождает исследовательскую деятельность;

в ходе НИДУ создаётся черновик, модель, проект будущего текста.

Одна из важнейших задач НИДУ – приобщение учащихся к основам академической и риторической культур. Академическая культура формирует ценности, нормы, правила и традиции само стоятельного получения знания и поиска истины, а риторическая культура (в условиях школьной конференции имеющая агональ ную основу) – основы эффективного публичного взаимодействия.

Текст доклада, являющийся отражением уровня инкультура ции ученика, следовательно, должен походить на научный не формально, а сущностно, ментально, ценностно, объективируя «вербализованные представления о внутреннем мире человека как носителя определённой культуры» [Дорофеева 2002], т.е. ак туальные концепты. Не рассматривая в рамках статьи многообра зие дефиниций понятия «концепт», будем опираться на определе ние Ю.С. Степанова: «Концепт – основная ячейка культуры в ментальном мире человека» [Степанов 2004, с. 43].

Академическая и риторическая культура осваиваются учащи мися в педагогическом коммуникативном пространстве. Смысло вым центром пересечения академического, риторического и педа гогического коммуникативного пространства является, на наш взгляд, эмоциональный концепт удивление: «в психологической литературе удивление интерпретируется как амбивалентное эмо циональное состояние, стимулирующее познание, а также спо собное стать средством воздействия на другого человека» [Доро феева 2002]. Значимыми для учебно-научного общения являются следующие характеристики концепта удивление: «парадоксаль ность, субъективность, интеллектуальность, когнитивная продук тивность» [Сергеев 2004].

Соглашаясь с идеей о многообразии способов объективизации концепта, полагаем, что в условиях НИДУ концепт удивление должен быть обязательно вербализован (удивительно, парадок сально, интересно, невероятно и др.). Учащийся обозначает сло весно когнитивную эмоцию удивления, объясняет причины её появления, показывает алгоритм своих действий, мотивирован ных данной эмоцией. Приведём примеры из работ участников научно-практической конференции школьников:

Было удивительно, когда из всех работ Елена Петровна выделила имен но мою, хотя я рисую не так хорошо, как другие дети, принимавшие участие в мастер-классе. Оказалось, что больше всего в анимации ценится умение придумывать персонаж, а я как раз изобразил летающую рыбку... В ходе изучения истории мультипликации стало ясно, что персонаж мультика дол жен быть уникальным, иметь свой характер, а не просто быть похожим на то или иное животное или насекомое (из работы ученика 3 класса «Ожившие картинки»);

Обратимся к единственному проигрышу Бонапарта. Несмотря на то, что англо-прусская армия одержала победу, в ней было огромнейшее количество изъянов. Первым, что нас действительно поразило, было отношение Вел лингтона, руководившего войсками у Ватерлоо, к своим же подчиненным.

Если Бонапарт считал нужным заботиться о своих солдатах и укреплять их дух, их веру в себя и своего императора, то Веллингтон считал своих под чиненных чуть ли не мусором. На балу, ведя свою даму под руку, фельд маршал произносит такие слова: «Английские солдаты – негодяи. В основ ном – одни нищие и пройдохи. Бутылка – вот, где кроется дух их патрио тизма»... После таких слов в адрес защитников своей Родины для нас является удивительной вещью, каким образом Веллингтон вообще смог по вести их против такого противника, как Наполеон Бонапарт. И уж тем более непонятно, как армия под командованием такого человека, человека, не ве рящего в истинность чувств своего войска, смогла победить основные силы великого полководца. В поисках ответа нужно обратиться к фактам. Армия Англии действительно состояла в основном из наемников... (из работы уче ницы 9 класса «Наполеон: искусство быть звездой и звезда искусства»).

Именно вербализация эмоции удивления позволяет создать замысел доклада («Первой реакцией на познавательное противо речие является эмоциональная... Эмоции являются одним из ос новных механизмов порождения вербализованных замыслов и целей» [Васильев 2009]), является средством воздействия на слу шателей при его представлении на публичном обсуждении («Удивление концентрирует внимание на объекте и, следователь но, может вызвать такую позитивную реакцию, как интерес»

[Анохин 1976, с. 71]).

Однако в большинстве проанализированных нами докладов эмоция удивления не выражена;

часто используется лексема «не удивительно», подчёркивающая личностную отстраненность, не заинтересованность автора текста в предмете речи:

Поэтому нет ничего удивительного в том, что когда-то регулярные, вполне закономерные для предыдущих эпох развития языка грамматические формы, вытесненные затем другими, не исчезают всё же полностью и бес следно и используются только Пушкиным;

В том, что до сегодняшнего дня американское общество весьма болезненно реагирует на вопросы неравен ства между полами или расами, нет ничего удивительного.

Учебно-научные тексты, предъявляемые школьникам в рамках педагогического общения (тексты учебников, речь учителя и др.), должны являться образцами объективации концепта удивление. В таком случае они не сообщают ученику готового знания, нуж дающегося лишь в заучивании и воспроизведении, а демонстри руют процесс поиска истины, мотивом для которого является эмоциональный отклик на разрушение сложившихся в сознании субъекта причинно-следственных связей:

– Почему же ты, Розанов, думаешь, что понял в Египте больше всех египтологов?

– Потому что я УДИВЛЁН. А они ведь ничему не удивляются»

(В.В. Розанов).

Это высказывание должно стать эпиграфом к каждому тексту научного доклада ученика-исследователя.

Литература Анохин П.К. Проблема принятия решения в психологии и физиологии // Проблемы принятия решения / Под ред. П.К. Анохина, В.Ф. Рубахина. – М., 1976.

Васильев И.А. Энциклопедия эпистемологии и философии науки. – М., 2009.

Дорофеева Н.В. Удивление как эмоциональный концепт (на материале русского и английского языков): Автореф. дис.... канд. филол. наук. – Крас нодар, 2002.

Сергеев А.И. Контрастивно-семантический анализ концепта «удивле ние» в русском и немецком языках (На материале произведений Н.В. Гоголя и Э.Т.А. Гофмана): Автореф. дис.... канд. филол. наук. – М., 2004.

Степанов Ю.С. Константы: Словарь русской культуры. 3-е изд., испр. и доп. – М., 2004.

Юркевич В.С. Исследовательская работа школьников: противоречия, ог раничения, перспективы // Исследовательская деятельность учащихся в со временном образовательном пространстве. – М., 2006.

Ерусланов Роман Яковлевич (Россия, Москва;

вед. редактор Информационно-учебного центра Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина) [er-roman@rambler.ru] Аббревиация в «Реториках» Н.Ф. Кошанского и их современной публикации На основе анализа двух основных работ Н.Ф. Кошанского «Общая ре торика» и «Частная реторика» (1830–1840-е гг.) рассматриваются некоторые особенности современной интерпретации и принципов публикации текстов первой половины XIX века, в том числе текстовой аббревиации того време ни. Полученные в результате материалы и выводы были использованы при подготовке современного издания «Реторик» Н.Ф. Кошанского1.

В последние годы в связи с улучшением общественно политической ситуации в России, всё большее внимание уделяет ся духовной составляющей общества, развитию образования, культуры, спорта. Одним из аспектов такого развития является издательское дело: выходят в свет как качественно новые изда ния, например, многотомная прекрасно выполненная и в содержа тельном и полиграфическом отношениях «Православная энцик лопедия», так и переиздания опубликованных в XVII–XIX вв.

трудов русских писателей, учёных, общественных деятелей.

При издании классических книг XVIII–XIX вв. возникают серьёзные проблемы с правилами публикации текстов в их со временной интерпретации. Перевод в современную орфографию и пунктуацию ставит перед публикаторами множество творче ских вопросов, решение которых позволяет наиболее оптимально выявить для читателя смысл текста.

                                                             Н.Ф. Кошанский. Риторика. М.: Издательский дом «Русская панорама»;

Издательство «Кафедра», 2013. 320 с. Автор настоящей статьи принимал непосредственное участие в создании данной книги (компьютерная обра ботка текста, корректура и создание оригинал-макета издания).

Проблема «старинных» букв решается достаточно просто:

привычная для тех лет i в современных публикациях заменяется на и (вступленiе – вступление, поэзiя – поэзия), h – на е (изобрhтенiе – изобретение, цhль – цель), ъ в конце слов, окан чивающихся на согласный упраздняется (даръ – дар, периодъ – период) и т.д. (см. подробнее [Кошанский 2013, с. 16–17). Однако множество вопросов возникает уже с переводом в современную орфографию множества устаревших написаний и их замену при ходится оговаривать в предисловии.

Вот любопытные примеры орфографии пушкинского времени в сопоставлении с современной:

аргонауты – аргонавты, безграматный – безграмотный, вовся – вовсе, готоский – готский, грамата – грамота, гризя – грызя, искуство – искус ство, козак – казак, користолюбие – корыстолюбие,, обработывать – об рабатывать, одинакие – одинаковые, олтарь – алтарь, онh – они, оспори вать – оспаривать, отривистый – отрывистый, полач – палач, приближи лись – приблизились, присвоивает – присваивает, противуположности – противоположности, раждающийся – рождающийся, с седьми холмов – с семи холмов, скрыжаль – скрижаль, солнушком – солнышком, устрояет – устраивает, феатр – театр, фиялка – фиалка, чрез – через, щастие – сча стие ([Там же, с. 16];

здесь и далее полужирный курсив наш. – Р. Е.).

Интересны также случаи слитного / раздельного написания:

а) слитного: еслибы – если бы, напути – на пути, неболее – не более, неможет – не может, нехочет – не хочет, нетребует – не требует, несчитались – не считались, определитеж – определите ж, толи – то ли;

б) раздельного: в низу – внизу, в след – вслед, за чем – зачем, и так – итак, на оборот – наоборот, не достойное – недостойное, не ужели – не ужели, ни кто – никто, ни что – ничто, по сему – посему, сего дня – сего дня, так же – также [Там же, с. 17].

Отличны от современных и правила использования пропис ных букв, правила пунктуации как в простом, так и в сложном предложениях;

текст Н.Ф. Кошанского перенасыщен курсивными начертаниями, но особой невыдержанностью отличается система текстовых сокращений.

Текстовые сокращения в обеих «Реториках» наглядно демон стрируют отсутствие в то время единых правил сокращения слов и словосочетаний. Свидетельством этого являются сокращения с большой вариативностью. К ним относятся и места усечения сло ва, и слитная / неслитная орфографии и ряд других аспектов. На пример: Ипр. / и пр. / и проч. – и прочее. Интересно, что в обоих учебниках аббревиация представлена только графическими со кращениями при полном отсутствии аббревиатур – имён сущест вительных. Действительно, в первой половине XIX века аббре виация существовала лишь в виде графических сокращений, что только подтверждает выводы Д.И. Алексеева, писавшего: «...в европейских языках лексикализация графических сокращений до XX века была не меньшей редкостью, чем в русском языке»



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 14 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.