авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

ФГБУЗ «Российский онкологический научный центр им. Н. Н. Блохина» РАМН

Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П.А. Герцена

Минздравсоцразвития

РФ

Ассоциация онкологов России

Томский НИИ онкологии ТНЦ СО РАМН

Министерство здравоохранения Красноярского края

ГБОУ ВПО «Красноярский государственный медицинский университет

им. проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого» Минздрава России КГБУЗ «Красноярский краевой клинический онкологический диспансер им. А.И. Крыжановского»

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОЙ ОНКОЛОГИИ Материалы Всеросийской научно-практической конференции 31 октября 2013 г.

Красноярск 2013 УДК 616-006 ББК 55.6 Н 34 Научно-практические аспекты современной онкологии : материалы Всерос. науч.-практ.

конф. (31 окт. 2013г.). – / отв. ред. д.м.н., проф. Ю.А. Дыхно – Красноярск : тип. «Агурец», 2013. – 161 с.

Редакционная коллегия:

- заведующий кафедрой онкологии и лучевой терапии с курсом ПО ГБОУ ВПО «КрасГМУ им. проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого», д.м.н., проф. Ю.А. Дыхно - главный врач КГБУЗ КККОД им. А.И. Крыжановского, к.м.н. А.А. Модестов - доцент кафедры онкологии и лучевой терапии с курсом ПО ГБОУ ВПО «КрасГМУ им.

проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого», к.м.н. Р.А. Зуков - заведующий организационно-методическим центром КГБУЗ КККОД им. А.И.

Крыжановского И.П. Сафонцев В материалах сборника представлены результаты научно-исслендовательских работ ведущих онкологических центров и лечебно-диагностических учреждений России, порсвященных вопросам профилактики, диагностики и лечению злокачественных новообразований.

Содержание:

Августинович А.М., Еремеева О.Г.

Операции при опухолях печени и желчевыводящих путей. Анестезия, интенсивная терапия............................................................................................................................................. Августинович А.М., Говорушкина Ю.В., Еремеева О.Г., Шихматов О.В.

Эпидуральная анестезия наропином в онкоурологии (по материалам КОД)........................ Аксененко М.Б., Рукша Т.Г.

Особенности TILs статуса у пациентов с меланомой кожи..................................................... Анжиганова Ю.В., Тоначева О.Г.

Клинические особенности больных с диссеминированным раком почки............................. Анжиганова Ю.В., Тоначева О.Г.

Рак почки в красноярском крае. Эпидемиологический анализ за 2002-2009 г...................... Артамонова А.В., Вихлянов И.В., Лазарев А.Ф.

Цитокины и их роль в диагностике предопухолевых заболеваний верхнечелюстных пазух.............................................................................................................................................. Афанасьев С.Г., Августинович А.В., Давыдов И.М., Пак А.В., Усынин Е.А., Костромицкий Д.Н., Авдеев С.В., Савосина С.И.

Эффективность расширенных операций по поводу местнораспространённого рака прямой кишки............................................................................................................................................. Афанасьев С.Г., Старцева Ж.А., Тарасова А.С.

Внутриполостная лучевая терапия при комбинированном лечении рака прямой кишки.... Беленинова И.А., Лазарев А.Ф., Курбатова Н.В.

Факторы риска при раке желудка и толстой кишки................................................................. Белобородов А.А, Здзитовецкий Д.Э., Данилина Е.П.

Современные аспекты диагностики и лечения колоректального рака, осложненного кишечной непроходимостью....................................................................................................... Боброва О.П., Селин С.М., Несытых А.А., Модестов А.А., Ирбеткина В.В., Титова И.Н., Арутюнян Г.А.

Фармако-экономический анализ лекарственных средств в госпитальном секторе оперативной онкологии............................................................................................................... Борисов А.Г., Мошев А.В., Савченко А.А., Тоначева О.Г., Кудрявцев И.В., Кощеев В.Н.

Многоцветный цитометрический анализ популяционного и субпопуляционного состава лимфоцитов крови у больных почечноклеточным раком........................................................ Борисова Е.А., Пашов А.И., Шкапова Е.А., Букреев А.В., Милеева И.В.

Комплексное использование онкомаркеров и ультразвукового исследования с целью ранней диагностики рака яичника.............................................................................................. Боякова Н.В., Шкапова Е.А., Зуков Р.А., Куртасова Л.М.

Иммунный статус у больных раком желудка в период до хирургического лечения............ Вторушин С.В., Степанов И.В., Завьялова М.В.

Особенности течения диффузного типа рака желудка в зависимости от фоновой патологии...................................................................................................................................... Гаврилюк Д.В., Дыхно Ю.А., Перьянова О.В., Хохлова О.Е., Модестов А.А., Поткина Н.К., Еремеева О.Г., Сентюрина В.О., Еремина Е.Н., Алабушева А.И., Приходько Н.Н., Пируева Т.А., Колесова Е.А., Яр И.А.

Особенности микрофолоры дыхательных путей и раневого отделямого брюшной полости у онкологических больных.......................................................................................................... Галкина О.М., Вихлянов И.В., Лазарев А.Ф.

Недостаточность питания у пациентов с опухолями головы и шеи....................................... Галкина О.М., Белининова И.А., Агеев А.Г., Максименко А.А., Дегтярев И.В., Нечунаев В.П., Панасьян А.У., Лазарев А.Ф.

Взаимосвязь изменений белковых фракций и состава тела у пациентов различных возрастных групп с гастрэктомией............................................................................................. Галкина О.М., Вихлянов И.В., Лазарев А.Ф.

Изменение трофологического статуса при проведении специфического лечения у пациентов с опухолями головы и шеи....................................................................................... Галкина О.М., Белининова И.А., Агеев А.Г., Максименко А.А., Дегтярев И.В., Нечунаев В.П., Панасьян А.У. Лазарев А.Ф.

Взаимосвязь изменений белковых фракций и состава тела с распространенностью опухоли и индекса нутритивного риска у пациентов с гастрэктомией.................................................. Гвоздев И.И., А.А. Савченко, А.Г.Борисов, Мошев А.В., Тоначева О.Г., Кощеев В.Н.

Значимость хемилюминесцентного анализа при изготовлении дендритной вакцины......... Герасименко М.Н., Титова Н.М., Зуков Р.А., Дыхно Ю.А.

Состояние глутатионового звена антиоксидантной системы в плазме и эритроцитах больных раком почки................................................................................................................... Говорушкина Ю.В., Еремеева О.Г., Козина Т.Г.

Кесарево-сечение в онкологии (клинический случай)............................................................. Дидук О.В., Воронова Е.А.

Эпидемиология лимфопролиферативных заболеваний в Красноярском крае....................... Еремеева О.Г., Шихматов О.В.

Опыт использования комплексного питания в лечении больных с онкопатологией............ Еремеева О.Г., Августинович А.М., Говорушкина Ю.В., Шихматов О.В., Евсюков С.В., Герилович Л.В., Лаптев А.А., Савенков А.Б., Иванюков В.Е.

Опыт оценки шкал прогнозирования риска кардиальных осложнений у онкологических больных после обширных радикальных операций................................................................... Завьялова М.В., Перельмутер В.М., Вторушин С.В., Телегина Н.С., Христенко К.Ю., Крахмаль Н.В., Слонимская Е.М.

Возможности повышения эффективности прогнозирования гематогенного метастазирования при раке молочной железы.......................................................................... Земко М.В., Назарова Д.В., Сонголов Г.И., Расулов Р.И.

Местнораспространенный рак головки поджелудочной железы: возможности лечения..... Зуков Р.А., Шульмин А.В., Шкапова Е.А., Семенов Э.В.

Показатели заболеваемости раком почки в Красноярском крае............................................. Зуков Р.А., Дыхно Ю.А.

Наш опыт преподавания онкологии с использованием интерактивных обучающих технологий.................................................................................................................................... Зуков Р.А., Козлов В.В., Семенов Э.В.

Прогнозирование заболеваемости почечно-клеточным раком в городе Красноярске и Красноярском крае....................................................................................................................... Зуков Р.А., Тоначева О.Г., Табарин И.В., Мазаев А.В., Скуйбитов М.А., Детцель К.А., Анжиганова Ю.В.

Непосредственные и отдаленные результаты органосохраняющего лечения при опухолях почки.............................................................................................................................................. Каприн А.Д., Сдвижков А.М., Евтягин В.В., Призова Н.С.

Методологические аспекты проведения скрининга рака молочной железы в Москве и пути его усовершенствования.............................................................................................................. Козин В.А., Козина Ю.В., Лоскутов А.А., Шеходанова Т.В.

Непосредственные результаты неоадьювантной химиолучевой терапии больных раком прямой кишки............................................................................................................................... Козина Ю.В., Козина Е.В., Козин В.А.

Лейкоцитарные индексы интоксикации у больных меланомой хориоидеи........................... Кох Л.Н., Микитин И.Л., Казаков В.М., Микитин О.С., Рыбников Ю.А., Боякова Н.В.

Органосохраняющее лечение рака молочной железы.............................................................. Кощеев В.Н., Савченко А.А., Тоначева О.Г., Борисов А.Г.

Особенности люцигенин- и люминол-зависимой хемилюминесценции моноцитов крови у больных раком почки................................................................................................................... Кувшинов А.Г., Сонголов Г.И., Назарова Д.В., Расулов Р.И.

Колоректальный рак с метастатическим поражением печени: лечебный алгоритм............. Кудрявцев А.С., Аникеева О.Ю., Чикинев Ю.В., Курбатов В.П., Шилова А.Н., Гутт А.А., Амелин М.Е., Половников Е.С., Исаева Е.А., Исакова Н.Б., Ярмощук С.В., Дробязгин Е.А.

Результаты трансторакальных диагностических пункций под кт-навигацией в амбулаторных условиях............................................................................................................. Кутумова О.Ю., Костина В.В., Кононова Л.И.

Прогноз риска опасных для жизни заболеваний и оценка его структуры методом скрининга с помощью аппаратно-программного комплекса «ЭСКИЗ».................................................. Лазарев А.Ф., Беленинова И.А., Рожкова А. А.

Роль некоторых опухолевых маркеров в выявлении онкологических заболеваний урогенитального тракта............................................................................................................. Лазарев А.Ф., Глотов С.С., Вихлянов И.В., Кузьмичев В.М., Голубцов В.Т., Гликенфрейд Г.М., Матвиенко К.Н., Самсонова О.А., Зоркина Ю.Н., Артамонова А.В.

Опыт комплексного лечения местнораспространенного рака ротового отдела глотки...... Модестов А.А., Гаас Е.Н., Сафонцев И.П.

Состояние онкологической помощи в Красноярском крае.................................................... Палкин В.В., Модестов А.А., Виноградов К.А., Ворсин О.Г.

Профилактика онкологических заболеваний в Красноярском крае..................................... Палкина Н.В., Рукша Т.Г.

Особенности клеточной пролиферации и опухолевого роста меланомы B-16 при ингибировании матриксных металлопротеиназ -9 и -13 in vivo............................................ Пашов А.И., Сивова Е.Н., Милеева И.В., Букреев А.В.

Инновационный подход в гормонотерапии начального рака эндометрия: пилотное исследование............................................................................................................................... Печорская Е.А., Мальцева Н.В., Торопова Н.Е.

Серологическая диагностика эхинококкоза у онкологических больных............................. Родичев А.А., Крылов В.В., Гусева Т.Н., Гарбузов П.И., Иконников А.И., Тимохина О.В., Шуринов А.Ю., Королева С.В.

Дифференцированный рак щитовидной железы у детей и подростков: анализ современного состояния диагностики и лечения в России............................................................................ Савченко А.А., Дыхно Ю.А., Лапешин П.В., Маркова Е.В., Ушакова Н.В.

Активность НАД(Ф)-зависимых дегидрогеназ клеток опухолевой ткани при разных полиморфных вариантах GSTM1 у больных раком легкого................................................. Садакова А.В., Глотов С.С., Дегтярева Н.В., Молодкин И.В.

Современные технологии лучевой терапии рака предстательной железы в КГБУЗ АКОД........................................................................................................................... Сергеева Е.Ю., Винник Ю.С., Рукша Т.Г., Аксютенко А.Н., Теплякова О.В., Фефелова Ю.А., Шапиро Л.А., Титова Н.М.

Выявление тенденции к канцерогенезу при различных видах оперативных вмешательств на желудке у больных пожилого и старческого возраста...................................................... Слугина М.И., Кулаев М.Т.

Лучевая диагностика предрака и рака молочной железы в Республике Мордовия............ Степанов И.В., Завьялова М.В.. Вторушин С.В.

Особенности течения кишечного типа рака желудка в зависимости от фоновой патологии...................................................................................................................................................... Танделов Р.К., Вилков А.В.

Диагностическая ценность тонкоигольной пункционной биопсии при заболеваниях щитовидной железы................................................................................................................... Титова И.Н., Анжиганова Ю.В., Тоначева О.Г.

Лекарственная терапия рака почки. Собственный опыт применения бевацизумаба у больных раком почки................................................................................................................. Томнюк Н.Д., Шлименко В.Н., Рябков И.А., Ширко Т.Т.

О полипах желудка и их лечении............................................................................................. Томнюк Н.Д., Кембель В.Р., Здзитовецкий Д.Э., Борисов Р.Н., Данилина Е.П., Белобородов А.А.

Воспалительные опухоли брюшной полости.......................................................................... Филимонова Е.С., Тарасенко С.Л., Хлебникова Ф.Б.

Цитологическое исследование мокроты и смывов с бронха в диагностике злокачественных новообразований легких............................................................................................................ Черемисина О.В., Панкова О.В., Былин М.В.

Применение современных эндоскопических методик в диагностике местных рецидивов в культе резецированного бронха................................................................................................ Шевченко С.П., Колесников Н.Н., Карпинская Е.В., Мостович Л.А., Святченко С.В., Гуляева Л.Ф.

Диагностические возможности рака щитовидной железы с современных молекулярно генетических позиций................................................................................................................ Шихматов О.В., Мядзель А.А.

Применение проводниковой анестезии наропином при опухолях головы наружной локализации................................................................................................................................ Шихматов О.В., Еремеева О.Г., Августинович А.М., Мядзель А.А., Абросова Л.В.

Трудная интубация трахеи при опухолях головы и шеи........................................................ Шкляев С.С.

Роль сопроводительной терапии кардиоксаном и капосолом при проведении химио- и лучевого лечения пациентов онкологического профиля....................................................... Штин В.И., Новиков В.А., Чойнзонов Е.Ц., Меньшиков К.Ю., Черемисина О.В.

Современные аспекты лечения опухолей полости носа и придаточных пазух................... Шкапова Е.А., Зуков Р.А., Куртасова Л.М., Боякова Н.В.

Особенности функционально-метаболической активности нейтрофильных гранулоцитов периферической крови у больных раком желудка.................................................................. Яцкая Ю.И., Палкина Н.В., Аксененко М.Б., Рукша Т.Г.

Клинико-патоморфологическая характеристика больных меланомой кожи в зависимости от BRAF-статуса......................................................................................................................... УДК [616.36+616.361]-006-089-089. Августинович А.М., Еремеева О.Г.

Операции при опухолях печени и желчевыводящих путей. Анестезия, интенсивная терапия.

КГБУЗ «Красноярский краевой клинический онкологический диспансер имени А.И. Крыжановского», г. Красноярск Проанализированы результаты анестезиологического обеспечения при выполнении обширной резекции печени и операциях на желчевыводящих путях в 2010 г. – февраль г., у 86 больных.

Введение. До появления в отделении ингаляционного анестетика севофлюрана, тотальная внутривенная анестезия по методу НЛА + кетамин на фоне управляемой аппаратной вентиляции, с дальнейшим переводом пациента на продленную ИВЛ в палату интенсивной терапии, являлась методом выбора при обширной резекции печени. Важным считаем как можно раннюю экстубацию в послеоперационном периоде и активизацию пациента для профилактики послеоперационных пневмоний, уменьшения нахождения пациента в отделении реанимации и уменьшение затрат на лечение.

Материалы и методы исследования. За исследуемый период проведено анестезий по поводу (расширенной правосторонней резекции печени — у 14, левосторонней — у 15, резекции сегментов печени — у 7 (с сохранением 20-40% объема органа), Гастропанкреатодуоденальная резекция 22, холецистэктомия и наложение различных обходных анастомозов на фоне механической желтухи и без неё 28 пациентов. Риск анестезии оценивали как III – IV степени (по шкале АSА).

Проведено и оценено. Многокомпонентная внутривенная анестезия - 52.

Мультимодальная анестезия с применением ингаляционного анестетика севоран - 34.

Для наркоза применяли следующие методики: 1. Многокомпонентная внутривенная анестезия: фентанил 4-5 мкг/(кгч), натрия оксибутират 60-80 мг/(кгч) либо калипсол 1- мг/(кгч) в сочетании с бензодеазепинами и искусственной вентиляцией легких при FiO2 — 50%. 2. Мультимодальная анестезия с применением ингаляционного анестетика севоран об.% на индукцию, 2,5 об.% на базисную анестезию в режиме полуоткрытый контур, (low flow anesthesia), сорбент (натронная известь), фентанил 2 – 3 мкг/(кгч), перидуральная анестезия наропином (7,5%) с установкой катетера для проведения послеоперационного обезболивания наропином (2%), на фоне ИВЛ при FiO2 20 - 30%. Для улучшения внутрипеченочного кровотока обязательно вводили допамин в дозе 2-3 мкг/(кгмин) с использованием инфузомата с момента индукции в наркоз. Все операции у пациентов были сопоставимы по продолжительности, объему кровопотери, показателям инфузионно трансфузионной терапии.

Результаты. При проведении сравнительного анализа между многокомпонентной внутривенной анестезией и мультимодальной анестезией было установлено: у 52 пациентов после многокомпонентной внутривенной анестезии, ИВЛ в послеоперационном периоде продолжалась в среднем 7 – 10 часов, у 34 пациентов после мультимодальной анестезии, ИВЛ в послеоперационном периоде продолжалась в среднем 4 – 6 часов. У больных с продленным перидуральным блоком перистальтика в послеоперационном периоде восстанавливается раньше, что позволяет переходить на энтеральное питание на 2 – 4 суток раньше, чем при обычной методике лечения, это позволило при стабилизации систем организма переводить пациентов в профильное отделение на 2 – 3 дня раньше. Значительно снизилось применение препаратов для парентерального питания. У 52 пациентов после многокомпонентной внутривенной анестезии препараты для парентерального питания применялись 7 – 8 суток и более, у 34 пациентов после мультимодальной анестезии препараты для парентерального питания применялись в среднем 4 - 5 суток. Так же значительно снизилось применение в послеоперационном периоде наркотических анальгетиков.

Выводы. Применение в практике операций на печени и желчевыводящих путях ингаляционного анестетика севофлюрана в совокупности с перидуральным продленным блоком наропином позволяет раньше активизировать пациентов и уменьшает койко-день в отделении реанимации, что в целом не смотря на высокую стоимость севорана, снижает затраты на лечение.

Данная методика проведения анестезии позволяет обеспечить достаточную анальгезию и нейро – вегетативную защиту организма во время проведения обширных резекций печени.

На всех этапах операции важна правильная тактика проведения инфузионно трансфузионной терапии, что позволяет на фоне массивной кровопотери, анестезии, манипуляций на крупных сосудах, обусловливающих снижение венозного возврата к сердцу, ишемии клеток печени поддерживать нормальные показатели системной гемодинамики и адекватную перфузию резецируемой печени.

УДК 616.6-006.6-089.5-032:611. Августинович А.М., Говорушкина Ю.В., Еремеева О.Г., Шихматов О.В.

Эпидуральная анестезия наропином в онкоурологии (по материалам КОД) КГБУЗ «Красноярский краевой клинический онкологический диспансер имени А.И. Крыжановского», г. Красноярск Эпидуральная анестезия применяется в КОД более 25 лет. Развитию этого метода способствуют особенности онкологических больных (пожилой возраст, выраженная сопутствующая патология со стороны органов дыхания и сердечно-сосудистой системы).

Особенно часто мы используем эпидуральную анестезию при операциях на нижнем этаже брюшной полости – в онкоурологии.

В течение многих лет в качестве местного анестетика использовался 2% раствор лидокаина в сочетании с фентанилом, что позволяло выполнять операции длительностью до 1,5 – 2 часов.

Введение отечественного эпидурального катетера часто сопровождалось техническими трудностями, иногда, в условиях недостаточного финансирования, катетеры просто отсутствовали.

С 2002 года в качестве анестетика для эпидуральной анестезии мы стали использовать наропин (международное название : Ропивакаина гидрохлорид, 7,5 мг/мл).

Длительность действия наропина до 5 часов, что позволило нам проводить под ЭА длительные урологические операции (цистэктомии с уростомией по Брикеру, цистэктомии с формированием артифициального мочевого пузыря из сегмента подвздошной кишки) Проведено 42 анестезии. Возраст больных колебался 38 до 74 лет. В 86% случаев больные были с тяжелой сопутствующей патологией. Из них: с ХОБЛ – 93%, с ИБС, СН различной степени тяжести – 91%, Гипертонической болезнью – 88%.

ЭА проводилась на уровне L1 – L2. Использовалось в среднем 150 mg Наропина без использования других медикаментов. Анестезия до сосковой линии наступила у 92% больных. Дополнительное введение анестетиков, в/в наркотических препаратов потребовалось у 8% больных. В качестве седации использовался Relanium в дозе 5 mg/час через инфузомат.

У 2% больных анестезия не наступила, видимо в силу технических погрешностей.

Гипотнезия возникла у 67% больных, в среднем на 20 – 22% от исходного АД, нивелировались микродозами эфедрина внутривенно.

Кроме положительных клинических эффектов ЭА наропином имеет и значительный экономический эффект. В таблицах 1 и 2 приведена сравнительная стоимость ЭА наропином и эндотрахеального комбинированного наркоза.

Таким образом, использование наропина в качестве анестетика для ЭА позволяет проводить длительные оперативные вмешательства, без постановки катетера в эпидуральное пространство и экономить денежные средства.

Табл. 1.

Расход медикаментов на перидуральную анестезию при операции радикальной цистэктомии с пластикой м/пузыря сегментом подвздошной кишки (~ 4 часа).

Система 2 шт. 10- Шприцы 8 шт. 10- Sol. Natrii chloridi 0,9% - 800 ml. 41- Sol. Natrii chloridi 0,9% - 200 ml. 10- Sol. Atropini 0,1% - 1 ml 1- Sol. Dimedroli 1% - 1 ml 0- Бинт 6- Вазелин 50 г 0- Перчатки 2 пары 1- Перекись водорода 6% - 400 мл 5- Фурациллин 400 мл 10- Sol. Glucosae 5% - 400 ml. 15- Sol. Acesoli 400 ml. 18- Подключичный катетер 1 шт. 6- Sol. Heparini 5 ml. 18- Rheopolyglucini 400 ml. 63- Naropini 150 mg 358- Sol. Ephedrini 1% - 1 ml 0- Sol. Relanii 10 mg 14- Итого 593- Табл. 2.

Расход медикаментов на эндотрахеальную анестезию при операции радикальной цистэктомии с пластикой м/пузыря сегментом подвздошной кишки (~ 4 часа).

Система 2 шт. 10- Шприцы 8 шт. 10- Sol. Natrii chloridi 0,9% - 800 ml. 41- Sol. Natrii chloridi 0,9% - 200 ml. 10- Sol. Atropini 0,1% - 1 ml 1- Sol. Dimedroli 1% - 1 ml 0- Интубационная трубка 86- Бинт 6- Вазелин 50 г 0- Перчатки 2 пары 1- Перекись водорода 6% - 400 мл 5- Фурациллин 400 мл 10- Thiopentali Na 1,0 53- Sol. Phentanyli 0,005% - 10 ml. 55- Sol. Dithylini 100 mg. 19- Sol. Arduani 8 mg. 134- Sol. Glucosae 5% - 400 ml. 15- Sol. Acesoli 400 ml. 18- Подключичный катетер 1 шт. 6- Sol. Heparini 5 ml. 18- Rheopolyglucini 400 ml. 63- Sol. Droperidoli 5 ml. 8- Ketamini 2 амп. 15- Phthorothanum 1 фл. 275- Итого 969- УДК 6157. Аксененко М.Б., Рукша Т.Г.

Особенности TILs статуса у пациентов с меланомой кожи ГБОУ ВПО «Красноярский государственный медицинский университет им. проф.

В.Ф. Войно-Ясенецкого», г. Красноярск Большинство злокачественных новообразований в организме человека характеризуются наличием в своём составе различного количества лимфоцитов, которые способны проникать между опухолевыми клетками, именуемые TILs (Tumor-Infiltrating Lymphocytes) [1]. В 1969 Кларк впервые описал лимфоцитарную инфильтрацию в первичной меланоме кожи [2], несколько позднее было описано прогностическое значение выраженности лимфоцитарной инфильтрации при данном заболеваний [3]. По имеющимся литературным данным 5-летняя выживаемость среди пациентов, у которых наблюдался выраженный лимфоцитарный инфильтрат была выше, чем у пациентов, которые не имели лимфоцитарного инфильтрата или имели не выраженный лимфоцитарный инфильтрат [4].

Позднее Элдер и соавторы классифицировали лимфоцитарный инфильтрат как: «brisk», «non-brisk», и «absent» согласно его характеру и интенсивности [5]. В свою очередь имеются данные о том, что своё значение данный прогностический фактор имеет только в вертикальной фазе роста меланомы [6]. Отмечается взаимосвязь характера лимфоцитарного инфильтрата и опухолевой прогрессии, так количество и характер лимфоцитарного инфильтрата в первичной опухоли обратно пропорционально и коррелирует с наличием метастазов в лимфатические узлы [7]. Кроме того была отмечена корреляционная взаимосвязь между характером TILs и другими прогностическими факторами заболевания такими как толщина опухоли по Бреслоу и уровень инвазии по Кларку: наибольшее прогностическое значение TILs имели в опухолях с толщиной более 1,7 мм, но менее 6 мм по Бреслоу [8]. В тоже время последние исследования доказывают, что имеет значение не только количественный, но и качественный состав лимфоцитарного инфильтрата. Показано, что субпопуляция CD4(+) T-лимфоцитов, в частности CD4(+) CD25(+) T-лимфоцитов могут накапливаться в микроокружении опухоли и подавлять опухольспецефические T-клеточные реакции, таким образом, препятствуя противоопухолевым иммунным реакциям [9]. В то время как появляющиеся в составе TILs опухоли CD8(+) Т-лимфоцитов могут быть наоборот эффективными посредниками в противоопухолевом иммунном ответе [9]. Целью данного исследования стала оценка характера TILs статуса у пациентов с меланомой кожи и определение наличия корреляционной взаимосвязи между другими прогностическими факторами заболевания.

Материалы и методы. В данной работе было проведено исследование биоптатов кожи 70 пациентов с меланомой кожи. Все пациенты находились на лечении в КГУЗ «Красноярский краевой онкологический диспансер». Из них 45 женщин и 25 мужчин.

Средний возраст обследуемых колеблется от 18 до 90 лет. Средний возраст составил 57, лет. У 12 человек (17,1%) опухоль составляла 1-2 уровень инвазии по Кларку. У 31 человека (44,2%) 3 уровень инвазии по Кларку. У 16 человек (23%) 4 уровень инвазии по Кларку. У человек (15,7%) 5 уровень инвазии по Кларку. По толщине опухоли были разделены на опухоли с толщиной менее 3,65 мм (39 человек) и более 3,65 мм (31 человек). Данное подразделение использовалось, учитывая тот факт, что отсутствие TILs в опухолях толщиной 3,65 мм и более по Бреслоу является отрицательным прогностическим фактором в отношении выживаемости больных и положительным в отношении вероятности висцеральных и кожных метастазов. Изъязвление опухоли наблюдалось в 40 % случаев (у человек), в 60% случаев (у 42 человек), изъязвления не наблюдалось. В 42,9 % случаев ( больных) у пациентов наблюдалась поверхностно распространяющаяся меланома;

в 34,2% случаев (24 больных) у пациентов наблюдалась узловая меланома;

в 10 % случаев ( больных) акрально-лентигинозная меланома, в 10% случаев (7 больных) лентиго меланома.

В 2,85% (2 случая) отмечалась меланомы слизистых оболочек.

1 группу составили пациенты, с лимфоцитарным инфильтратом по типу «Brisk»

(n=42), 2 группу составили пациенты, с лимфоцитарным инфильтратом по типу «Nonbrisk»

(n=11), 3 группу составили пациенты с лимфоцитарным инфильтратом по типу «Absent»

(n=17). Образцы кожи фиксировали в 10% нейтральном забуференном формалине. Срезы толщиной до 5 мкм окрашивали гематоксилином и эозином. Для оценки характера лимфоцитарного инфильтрата TILs (Tumor-Infiltrating Lymphocytes) статуса определялись следующие параметры: характер, плотность и распределение TILs. Оценка TILS проводилась полуколичественным способом. Характер TILs определялся соответственно следующим критериям: Brisk-лимфоциты диффузно инфильтрируют всю ткань опухоли или находятся в основании опухоли;

Non-brisk-лимфоциты инфильтрируют опухолевую ткань фокально (образующие отдельные очаги);

Absent- лимфоциты отсутствуют, либо присутствуют, но не проникают в опухоль. Интенсивность (плотность) лимфоцитарного инфильтрата расценивалась как: выраженная (плотный), умеренная либо скудная [6]. Далее оценивалась взаимосвязь TILs статуса и следующих прогностических факторов заболевания: 1.

Связанных с организмом больного: возраст, пол, локализация новообразования. 2.

Связанных с опухолью: гистологический подтип опухоли, толщина опухоли по Бреслоу, уровень инвазии по Кларку, выраженность инфильтрации опухоли лимфоцитами, наличие изъязвления опухоли [10]. Статистическая обработка данных проводилась в программе Statistica 6,0. Для всех данных определяли медиану и интерквартальный разброс в виде подсчета 25- и 75-процентилей. Для оценки достоверности различий между группами использовался критерий Манна-Уитни. Для количественных признаков общее межгрупповое различие оценивалось при помощи критерия Крускала – Уоллиса. Для оценки качественных признаков применялся точный односторонний критерий Фишера. Для оценки факта наличия корреляционных связей их силы и направленности был использован коэффициент корреляции Пирсона. Различия считали статистически значимыми при p0,05.

Результаты и обсуждение. В данной работе было обследовано 70 человек с диагнозом меланома кожи. Преимущественной локализацией опухоли были нижние конечности и туловище (по 37,1%), в 18,5 % случаев опухоль локализовалась в области верхних конечностей, в 5,71 % случаев в области головы и шеи, в 1,59 случаев в области вульвы. Не было выявлено статистически значимых различий между клиническими признаками заболевания такими как: пол, возраст и локализация опухоли среди пациентов, имеющих подтипы «Brisk», «Nonbrisk» и «Absent» (p0,05). Как уже было сказано ранее, отрицательный TILs статус имеет своё прогностическое значение именно в вертикальной фазе роста меланомы, так пациенты с TILs статусом по типу «Absent» и толщиной опухоли по Бреслоу более 3,65 мм были представлены в возрастной категории от 34 до 62 лет.

Распределение по локализации, а также по клинико-морфологическим формам заболевания было равномерным. Уровень инвазии по Кларку в данной подгруппе был представлен преимущественно высокоинвазивными опухолями с 4 и 5 уровнями инвазии по Кларку.

Изъязвление опухоли наблюдалось в 85,7 % случаев. Несмотря на то, что по мере прогрессирования опухолевого процесса наблюдается увеличение числа TILs в опухоли, показатели корреляционной взаимосвязи TILs статуса и толщины опухоли по Бреслоу и уровня инвазии по Кларку составили (r=0,42, =0,01 и r=0,64 =0,01) соответственно, что говорит об отсутствии корреляционной связи между признаками.

Таким образом, в проведенном исследовании не было выявлено взаимосвязи между TILs статусом пациентов и изучаемыми прогностическими факторами заболевания.

Выполнено при поддержке гранта Президента РФ (МД-901.2013.7) Литература 1. Oble D.A., Loewe1 R., Yu P., Mihm M.C. Focus on TILs: Prognostic significance of tumor infiltrating lymphocytes in human melanoma. Cancer Immunity. 2009;

9(3): 1-20.

2. Clark W.H., From L., Bernardino E.A., Mihm M.C. The histogenesis and biologic behavior of primary human malignant melanomas of the skin. Cancer Res. 1969;

29: 705-727.

3. Burton A.L., Roach B.A., Mays M.P., Chen A.F. Prognostic significance of tumor infiltrating lymphocytes in melanoma. Am Surg. 2011;

77(2):188-92.

4. Homsi J., Kashani-Sabet M., Messina J. L., Daud A. Cutaneous Melanoma: Prognostic Factors.

Cancer Control 2005;

12(4): 223-229.

5. Elder D.E., Guerry D. 4th, Van Horn M., Hurwitz S. et al. The role of lymph node dissection for clinical stage I malignant melanoma of intermediate thickness (1.51-3.99 mm). Cancer 1985;

56: 413-418.

6. Busam K.J., Antonescu C.R., Marghoob A.A., Nehal K.S. et al. Histologic classification of tumor-infiltrating lymphocytes in primary cutaneous malignant melanoma. Am. J. Clin. Pathol.

2001;

115: 856-860.

7. Clemente C.G., Mihm M.C. Jr., Bufalino R., Zurrida S. et al. Prognostic value of tumor infiltrating lymphocytes in the vertical growth phase of primary cutaneous melanoma. Cancer.

1996;

77: 1303-1310.

8. Tuthill R.J., Unger J.M., Liu P.Y., Flaherty L.E. et al.;

Southwest oncology group. Risk assessment in localized primary cutaneous melanoma: a southwest oncology group study evaluating nine factors and a test of the Clark logistic regression prediction model. Am. J. Clin.

Pathol. 2002;

118: 504-511.

9. Yu P., Fu Y.X. Tumor-infiltrating T lymphocytes: friends or foes? Laboratory Investigation.

2006;

86: 231–245.

10.Пожарский К.М., Кудайбергенова А.Г., Леенман Е.Е. Патоморфологическая характеристика и особенности меланомы кожи. Прогностические факторы. Практ. онкол.

2001;

4(8): 23-29.

УДК 616.61-006.04-036. Анжиганова Ю.В., Тоначева О.Г.

Клинические особенности больных с диссеминированным раком почки.

КГБУЗ «Красноярский краевой клинический онкологический диспансер имени А.И. Крыжановского», г. Красноярск Введение. Рак почки (РП) является распространённым заболеванием среди новообразований мочеполовой системы. В 2007 г в России было выявлено 16770 новых случаев данного заболевания и 8193 больных умерло. В 2011 году этот показатель составил уже 19678 случаев на 100 000 тыс. населения и 8561 человек умер от данного заболевания.

Такой прирост заболевания РП, отчасти можно объяснить не истинным приростом заболевания, а улучшением качества диагностики в связи с появление в практике врача большого количества методов визуализирующей диагностики (УЗИ, КТ, МРТ, МСКТ).

В 2011 г. в России 2011 году, было выявлено: локализованные формы заболевания (I, II стадия) - 54,2 %, доля местно- распространённых форм (IIIстадия) – 21,2 %, на долюIVстадии -21, 6 % больных.

Цель исследования. изучение клинико – морфологических особенностей у больных с диссеминированным раком почки на территории Красноярского края.

Материалы и методы исследования. В наше исследование были включены больные с метастатическим почечно-клеточным раком (n = 184). Пациентам проводилось оперативное вмешательство: циторедуктивная нефрэктомия, эмболизация почечной артерии.

Результаты исследования. В зависимости от стадии по классификации TNM от года больные с IVстадией заболевания были представлены следующим образом (табл. 1).

Таблица 1. Распределение пациентов по системе TNM.

Стадии Характеристика Количество пациентов заболевания. групп по системе Абсолютное Относительное число, n. число, %.

TNM.

IV стадия T1N0M1 30 2,6% T1N1M1 4 0,3% T1N2M0 4 0,3% T1N2M1 4 0,3% T2N0M1 19 1,7% T2N1M1 2 0,2% T2N2M0 6 0,5% T2N2M1 11 1,0% T3N0M1 31 2,7% T3N1M1 7 0,6% T3N2M0 8 0,7% T3N2M1 1 0,1% T4N0M1 4 0,3% T4N0M0 15 1,3% T4N1M0 9 0,8% T4N1M1 10 0,9% T4N2M0 9 0,8% T4N2M1 9 0,8% Всего: В группе больных с метастатическим поражением, были выявлены отдаленные метастазы, на момент поступления в отделение, из них у 1 больного было метастатическое поражение трех органов, 22 больных имелись метастатическое поражение двух разных органов, 109 пациентов имели метастатические очаги в одном органе. Основные метастазы располагались в следующих органах, что представлено на рисунке 2.

Рисунок 2. Локализация метастатических поражений.

Как уже отмечалось, больным в отделении было проведено оперативное лечение в виде циторедуктивной (паллиативной) нефрэктомии и эмболизация почечной артерии вследствие тяжелой сопутствующей патологии или в силу выраженности заболевания (для уменьшения макрогематурии и уменьшение болевого синдрома), а также супер селективная эмболизация проводилась и при подозрении на инвазию опухоли в соседние органы (для уменьшения объема опухоли вследствие отключения кровотока), как этап подготовки у радикальному лечению (табл. 4).

Таблица 4: Виды оперативного лечения.

Классиф Абсолю Виды оперативного Не икация TNM тное вмешательства проводилось Нефр Р Эмбо /относительное количество эктомия езекция лизация больных почки почечной артерии IV стадия 184 133 - 38 (16,0%) Средний размер первичной опухоли, при котором наблюдался метастатический процесс составил 87,8 мм (20 мм -210,0 мм), размер опухоли от 20-70 мм. имели 50 больных с IV стадией РП ( 27,2 %), 70-100 мм. - 60больных ( 32,6%), 74( 40,2%) больных размер опухоли 100-210,0 мм.

После оперативного лечения удаленные препараты подвергались гистологическому исследованию: на долю светлоклеточного варианта приходиться 37,5 %, папиллярный вариант 2,3%, хромофобный вариант 20,0%, саркомоподобный 3,3%, смешанный вариант ( сочетание вариантов) -9,0% (рис: 5).

Таблица 5. Патогистологические варианты.

14,30% светлоклеточный 3,00% папиллярный 46,60% хромофобный 30,00% саркомоподобный смешанный 6,00% Выводы. Рак почки это агрессивное онкологическое заболевания, которое требует внимание онкологов и урологов, онкоурологов. Метастатическое поражение наблюдается при опухолях малых размеров. Основное метастатическое поражение наблюдается в легкие.

Основной гистологический вариант это светлоклеточный.

Литература 1. Чиссов В. И, Старинский В. В. – Заболеваемость злокачественными новообразованиями в России, Москва, 2011.

Аляев Ю.Г. Опухоль почки / Аляев Ю.Г., Григорян В.А., Крапивин А.А., 2.

Султанова Е.А. // М.: Гэотар-Мед, 2002. – 53 с.

3. Матвеев В.Б. Хирургическое лечение осложненного венозной инвазией и метастатического рака почки: Автореф. дис…. д-ра мед. наук / Матвеев В.Б. – М., 2001. – 47 с.

УДК 616.61-006.04-036.22571.51”2002-2009” Анжиганова Ю.В., Тоначева О.Г.

Рак почки в красноярском крае. Эпидемиологический анализ за 2002-2009 г.

КГБУЗ «Красноярский краевой клинический онкологический диспансер имени А.И. Крыжановского», г. Красноярск Введение. Изучение рака почки по-прежнему остается в центре внимания современной онкологии. Рак почки остается одним из распространённых онкологическим заболеванием мочеполовой системы. В российское федерации в структуре онкологической заболеваемости рак почки занимает десятое место и составляет (3,8%). В структуре онкологической заболеваемости среди мужского населения рак почки занимает девятое место (4,5%) после рака органов пищеварительной системы, органов дыхания, предстательной железы. Среди женского населения России рак почки занимает двенадцатое место (3.0%). Прирост заболеваемости рака почки в России с 2001 по 2011 год составило 42,19 %.

Наибольшее количество больных раком почки составляют лица в возрасте от 50- лет, мужчины болеют в 2 раза чаще, чем женщины. Несмотря на улучшение методов диагностики рака почки заболеваемость запущенными формами рака почки в России остается высокой. По данным на 2011 г. рак почки IV стадии, при котором уже не возможно проведение радикального лечения, верифицирован у 21,6 % больных. III стадия рака почки диагностирована у 21,2 % больных, II стадия заболевания – у 22,3 %, I стадия заболевания 31,9 %. Стадия заболевания не была установлена у 2,9% больных. Морфологически подтвержден диагноз у 75,5% больных с раком почки.

Цель исследования. Оценка эпидемиологической картины рака почки в Красноярском крае.

Материалы и методы исследования. В основу настоящей работы положен анализ результатов обследования и лечения больных локализованным, местнораспространенным и метастатическим раком почки, находившихся на обследовании и лечении в отделении онкоурологии Красноярского краевого клинического онкологического диспансера им. А.И. Крыжановского (КГБУЗ КККОД им. А.И. Крыжановского) с января 2002 г. по декабрь 2009 г. и проходящих диспансерное наблюдение в условиях поликлиники КГБУЗ КККОД им. А.И. Крыжановского.

В наше исследование были включены 1146 пациентов, с локализованным (n=839), местнораспространенным (n=125), метастатическим (n=182) почечно-клеточным раком.

Пациентам проводилось оперативное вмешательство: радикальная нефрэктомия, резекция почки, циторедуктивная нефрэктомия, эмболизация почечной артерии.

Все больные проходили комплексное обследование при диспансерном наблюдении, после выписки из отделения онкоурологии, через 3, 6, 12, 24 месяцев, согласно стандартам динамического наблюдения за онкологическими больными. У 715 больных был прослежен исход заболевания (жив с рецидивом заболевания, жив без рецидива, умер от прогрессирования заболевания, умер от другой причины). Медианна наблюдения составила 58,4 месяцев (от 39 месяцев до 125 месяцев). Значительную часть больных составило городское население 820 больных (71,5%), на сельское население приходиться 326 больных (28,5%).

При анализе по трудовым занятиям было отмечено, что количество работающих составило 578 (50,4%), больные, не имеющие трудовых занятий на момент установления диагноза 568 (49,6%).

Распределение больных по годам установления диагноза было следующим: 2002 г. – 105 больных, 2003 г. – 100 больных, 2004 г. – 128 пациентов, 2005 г. – 136 больных, 2006 г. – 148 больных, 2007 г. – 156 больных, 2008 г. – 166 больных, 2009 – 207 больных.

Больных также были рассмотрены в качестве стороны развития опухоли (правая почка, левая почка). На поражение правой почки пришлось 585 больных (51,0 %), на опухоль левой почки 553 (48,3 %), в 8 случаях (0,7%) отмечалось синхронное поражение. При этом мы посмотрели частоту и локализации метастатического поражения при опухолях правой и левой почки, что представлено на рисунке 2.

Из 585 больных с раком правой почки на долю больных с IV стадией заболевания приходится 88 пациентов.

При раке левой почки IV стадией приходиться 85 больных.

Рисунок 2. Распространенность метастатического поражения в зависимости от стороны поражения почек.

Также мы отметили у 18 (1,6%) из 1146 больных полинеоплазии: 4 (0,3%) больных выявлен рак желудка, у 5 (0,4%) рак молочной железы, у 5 (0,4%) больных диагностирован рак тела матки и рак шейки матки, по одному заболевшему имели рак мочевого пузыря, рак полости рта, рак простаты и рак прямой кишки.

Выводы. На основании анализа эпидемиологических данных мы можем определить, что отмечается неуклонный рост заболеваемости раком почки в Красноярском крае. При анализе данных по проживаю больных мы отмечаем, что большую часть больных занимает городское население, что возможно определяется качеством обследования городских пациентов. Частота метастатического поражения при опухолях правой и левой почки статически не различимы.

Литература Чиссов В. И, Старинский В. В. – Заболеваемость злокачественными 1.

новообразованиями в России, Москва, 2011.

Аль-Шукри С.Х. Опухоли мочеполовых органов. / Аль-Шукри С.Х, Ткачук В.Н. // 2.

СПб.: Питер, 2000. – 320 с.

Аляев Ю.Г. Современные технологии в диагностике и лечении рака почки. / Аляев 3.

Ю.Г., Винаров А.З., Крапивин А.А., Гафаров Н.З. // Онкоурология. – 2005. – № 2.

– С. 3-7.

УДК 577.112:616.216.1-006- Артамонова А.В., Вихлянов И.В., Лазарев А.Ф.

Цитокины и их роль в диагностике предопухолевых заболеваний верхнечелюстных пазух Алтайский филиал ФГБУ РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН, КГБУЗ «Алтайский краевой онкологический диспансер», г. Барнаул Цитокины — это эндогенные локальные медиаторы межклеточных коммуникаций.

Они представляют собой регуляторные белки, продуцируемые практически всеми ядросодержащими клетками, действующими аутокринно (на клетку, которая их продуцирует) или паракринно (на клетки, расположенные вблизи). Цитокины являются той организующей системой, которая формирует и регулирует весь комплекс патофизиологических сдвигов при внедрении патогенов (Симбирцев А.С., 2002, 2007;

Демьянов А.В., Котов А.Ю., Симбирцев А.С., 2003;

Кашкин К.П., 2004;

Железникова Г.Ф., 2006).

На современном этапе к системе цитокинов относят около 200 индивидуальных полипептидных веществ.

Оценка уровня фактора некроза опухоли – альфа (ФНО-a) и интерлейкина – 4 (ИЛ-4) у больных хроническим верхнечелюстным синуситом, с учетом изменений со стороны других показателей иммунограммы, может позволить более четко представить механизмы активации и недостаточного функционирования иммунокомпетентных клеток (ИКК) у обследованных больных и разработать тактику восстановления их нарушенных функций.

Определение уровня ФНО-a и ИЛ-4 в сыворотке крови больных хроническим одонтогенным верхнечелюстным синуситом проводилось (ХОВС), электрохемилюминесцентным методом в Институте Клинической Иммунологии г.

Новосибирска. Оценка состояния иммунной системы (ИС) проводилась комплексом методов первичного иммунологического обследования в лаборатории клинической иммунологии Алтайской краевой клинической больницы. Полученные данные обрабатывались на компьютере. Группа обследованных больных составила 20 человек (Таблица 1).

Таблица 1. Содержание цитокинов в сыворотке крови больных хроническим одонтогенным верхнечелюстным синуситом № больного IL – 4, pg / ml TNF – a, pg / ml 1. 24571. 43 143. 2. 32. 353 9. 3. 0 22. 4. 505. 216 40. 5. 870. 550 87. 6. 30. 923 13. 7. 11601. 93 6. 8. 691. 590 6. 9. 72255. 3 1049. 10. 267. 966 9. 11. 247. 387 5. 12. 46. 078 6. 13. 0 9. 14. 3224. 449 3. 15. 514. 590 23. 16. 0. 5 3. 17. 487. 301 11. 18. 147879. 6 505. 19. 2210. 361 5. 20. 820. 342 4. При обследовании здоровых лиц среднее содержание ФНО-a составило 30.2207+4. pg/ml, ИЛ-4 - 32.8009+10.45 pg/ml.

Исходя из полученных данных, все больные ХОГ были разделены на 3 группы (Таблица 2):

• с гиперпродукцией ФНО-a, ИЛ-4 (4 больных);

• с гиперпродукцией ИЛ-4 (10 больных);

• уровень продукции ФНО-a, ИЛ-4 снижен или нормальный (6 человек).

Таблица 2. Распределение больных хроническим одонтогенным верхнечелюстным синуситом по группам в соотношение с уровнем цитокинов в сыворотке крови (n=20) Достоверность Уровень продукции различий от здоровых M + m pg / ml цитокинов доноров, p 1. Гиперпродукция ИЛ-4, ФНО-a:

- ИЛ- - ФНО-a 61394.2 + 32425.2 0. 446.63 + 221.39 0. 2. Гиперпродукция ИЛ-4 2057.11 + 1103.59 0. 3. Продукция ИЛ-4, ФНО-a нормальная или снижена:

- ИЛ-4 18.31 + 8.39 0. - ФНО-a 10.75 + 2.69 0. Проведенный анализ состояния ИС и клинической картины заболевания позволил выявить характерные особенности для каждой из обследуемых групп. Для больных 1 группы характерным признаком является активация фагоцитоза нейтрофильных лейкоцитов (НЛ), иногда трансформирующаяся в недостаточность функции фагоцитов 1 степени, гиперпродукция иммуноглобулина М (IgM). У всех пациентов отмечалось выраженное воспаление не только верхнечелюстных, но и других околоносовых пазух - лобной, клеток решетчатого лабиринта с формированием у 2 больных субпериостального абсцесса щечной и лобной области.

У второй группы больных, с высоким содержанием ИЛ-4, чаще отмечалась гиперпродукция иммуноглобулинов одного из классов (G или M) и умеренная активация фагоцитоза.

Характерной клинической особенностью этой группы больных является слабо выраженность воспалительных проявлений. Можно предположить, что высокое содержание ИЛ-4, не сопровождается гиперреактивностью организма на воспаление.

Наибольший интерес представляет 3 группа больных ХОВС с нормальной или сниженной продукцией ИЛ-4, ФНО-a. По клинико-лабораторным критериям пациенты разделены на 2 подгруппы: с поликлональной активацией В-клеток и гиперпродукцией IgM.


Как видно из наблюдений, несмотря на высокий уровень ИЛ-4, у больного отмечается снижение другого провоспалительного цитокина ФНО-a и формируется недостаточность эффекторных функций НЛ, Т-лимфопения, снижение иммнорегуляторного индекса (ИРИ), уровень IgG достоверно снижен. Эта группа больных нуждается в заместительной цитокинотерапии (в первую очередь провоспалительными цитокинами - интерлейкином-1, ФНО-a).

Таким образом, оценка цитокинового статуса позволяет с новых позиций определить функциональное состояние различных параметров системы иммунитета и клинических критерий у больных ХОВС. Высокий уровень ИЛ-4, ФНО-a позволяет говорить о вовлечении в воспалительный процесс не только верхнечелюстных пазух, но и других околоносовых синусов. Гиперпродукция ИЛ-4 характеризуется отсутствием выраженных клинических проявлений заболевания. Длительное течение ХОВС с нормальным или сниженным уровнем ИЛ-4, ФНО-a, включает поликлональную активацию В-клеток или их активацию, которая осуществляется по тимуснезависимому пути с гиперпродукцией IgM.

УДК: 616.351-006.6- Афанасьев С.Г., Августинович А.В., Давыдов И.М., Пак А.В., Усынин Е.А., Костромицкий Д.Н., Авдеев С.В., Савосина С.И.

Эффективность расширенных операций по поводу местнораспространённого рака прямой кишки ФГБУ «НИИ онкологии» СО РАМН, г. Томск Рак толстой кишки занимает четвертое место в мире в структуре онкологической заболеваемости. Ежегодно в мире регистрируют более 800000 новых случаев рака толстой кишки. Несмотря на внедрение современных методов диагностики, 40-50% больных госпитализируются с местнораспространенными формами опухоли. Значительно сложнее решить вопрос о возможности радикального хирургического лечения больных с опухолью прямой кишки, прорастающей в заднюю стенку мочевого пузыря в области устьев мочеточников и мочеиспускательного канала. В этой ситуации единственно радикальной операцией является удаление практически всех органов таза, когда вместе с прямой кишкой одним блоком удаляют мочевой пузырь, предстательную железу, семенные пузырьки, дистальные отделы мочеточников, лимфатический аппарат. Благодаря достижениям современной анестезиологии и реаниматологии, а также совершенствованию хирургической технике показания к комбинированным операциям при раке прямой кишки значительно расширились.

Цель исследования. Проанализировать непосредственные результаты эвисцераций малого таза по поводу местнораспространённого рака прямой кишки.

В исследование включено 17 пациентов (9 женщин и 8 мужчин), которым проведено оперативное лечение в объёме эвисцерации малого таза по поводу морфологически верифицированного местно-распространённого рака прямой кишки в 2011-2012 гг. Средний возраст больных составил – 45 лет. У большинства пациентов (96,2%) диагностирована аденокарцинома различной степени дифференцировки. На дооперационном этапе проведено комплексное обследование, которое включало в себя магнитно-резонансную томографию органов малого таза, цистоскопию, экскреторную томографию, осмотр гинеколога.

Химиолучевая терапия на дооперационном этапе не проводилась в связи с наличием осложнений и распространённостью опухолевого процесса.

Вовлечение в опухолевый процесс мочевого пузыря наблюдалось у 9 (52,9%) пациентов, матки и задней стенки влагалища – у 8 (47,1%) оперированных женщин.

Тотальная эвисцерация малого таза проведена 6 (35%) больным, 13 (76,4%) пациентам удалось выполнить сфинктерсохраняющую операцию с низким аппаратным или «ручным»

колоанальным анастомозом. В 3 случаях осуществлена экстирпация прямой кишки с наложением противоестественного заднего прохода. Реконструкция мочевыводящей системы одномоментно выполнена 2 пациентам, остальным – в сроки от 3 до 5 мес до первой операции. Послеоперационные осложнения развились у 4 (23,5%) пациентов, что потребовало проведения повторных операций. Послеоперационной летальности не отмечено.

Сроки наблюдения после лечения составили от 3 до 20 мес. Признаков прогрессирования заболевания не выявлено.

Таким образом, эвисцерация малого таза является операцией выбора при местнораспространённых злокачественных новообразованиях органов малого таза.

УДК: 616.3351-006.6-059-089:615.849. Афанасьев С.Г., Старцева Ж.А., Тарасова А.С.

Внутриполостная лучевая терапия при комбинированном лечении рака прямой кишки ФГБУ «НИИ онкологии» СО РАМН, г. Томск Тактика лечения рака прямой кишки (РПК) в последние десятилетия претерпела значительные изменения и перестала быть только хирургической проблемой. Опухоли, поражающие нижнеампулярные отделы прямой кишки, на долю которых приходится до 44,7% всех случаев РПК, при стандартном подходе являются показанием для сфинктеруносящих оперативных вмешательств, что ухудшает качество жизни и социальную адаптацию пациентов, даже при излечении от злокачественного процесса. В настоящее время основной целью лечения больных РПК является не только полное выздоровление, но и сохранение основной функции толстой кишки – управляемой дефекации. Такой подход требует применения высокотехнологичных многокомпонентных программ лечения, органично сочетающих хирургические технологии с современными достижениями лучевой и лекарственной терапии (Сидоров Д.В., Вашакамадзе Л.А., 2010;

Правосудов И.В. и др., 2012;

Heald R.J., 2005).

Большинство крупных многолетних рандомизированных исследований последних лет показывают высокую эффективность сочетания лучевой терапии (ЛТ) и радикального оперативного вмешательства (Glimelius B., 2002;

Eriksen M.T. et al., 2007;

Rdel C. et al., 2012). Проведение ЛТ в предоперационном периоде приводит к достоверному снижению числа местных рецидивов при сравнении с радикальным хирургическим лечением в самостоятельном варианте. Значительная регрессия первичной опухоли в процессе облучения, создает условия для более частого выполнения сфинктерсохраняющих операций, что улучшает показатели качества жизни больных РПК. Во многих клиниках применение предоперационной ЛТ является стандартом лечения больных местнораспространенным РПК (Бутенко А.В., Разбирин В.Н., 2011;

Hansen M.H. et al., 2007;

Pahiman L. et al., 2007).

Для усиления эффекта облучения и улучшения непосредственных результатов 1.

неоадъювантной лучевой терапии используются различные методики. В частности, применение радиомодификаторов, преследующих цель максимально снизить радиорезистентность гипоксических опухолевых клеток, что способствует выполнению большего числа сфинктерсохраняющих операций, а в ряде случаев позволяет добиться полной регрессии первичной опухоли. Внедрение различных методик брахитерапии, в частности, внутриполостной ЛТ, позволяет снизить лучевую нагрузку на смежные «критические» органы. Пролонгированный курс лучевой терапии в комбинации с радиомодифицирующими агентами наряду с радикальным оперативным вмешательством является методом выбора в лечении пациентов с низко расположенными резектабельным и нерезектабельными опухолями прямой кишки. Преимущество метода внутриполостной лучевой терапии заключается в возможности подведения максимальных доз лучевой терапии непосредственно на опухолевый очаг при минимизации воздействия на критические органы и смежные ткани. Впервые контактная внутриполостная ЛТ РПК была предложена J. Papillon (1994), методика является высокоэффективным и хорошо переносимый вариантом радикального лечения РПК, поскольку обеспечивает локальное подведение высоких доз облучения и быстрый спад дозы к соседним здоровым органам и тканям (Roth S.L. et al., 1989;

Roth S.L, Horiot J.C., 1990).

В ФГБУ «НИИ онкологии» СО РАМН разработан метод комбинированного 2.

лечения больных раком прямой кишки с использованием сочетанного курса предоперационной лучевой терапии (дистанционное + внутриполостное облучение) на фоне приема капецитабина в радиосенсибилизирующей дозировке (патент РФ № 2447941 от 20.04.12, приоритет от 25.10.10).

Цель исследования. Оценка непосредственной эффективности комбинированного лечения РПК II-III стадии заболевания с использованием расщепленного курса предоперационной дистанционной с внутриполостной лучевой терапии в условиях радиосенсибилизации капецитабином.

В исследование включено 12 пациентов с морфологически подтвержденным диагнозом рак прямой кишки II–III стадии (T2-3N0-1M0). Среди них 7 мужчин и 5 женщин. Во всех случаях морфологический вариант заболевания – аденокарцинома с различной степенью дифференцировки. Средний возраст больных составил 60 лет. Медиана расстояния нижнего полюса опухоли до Z-линии прямой кишки до начала лечения составила 1,5 см, медиана протяженности процесса – 4 см. Во всех случаях диагностировано поражение нижнеампулярного отдела прямой кишки. Вовлеченность мышечных структур анального сфинктера определялось у 3 пациентов (25%).

При стадировании заболевания до начала лечения по системе TNM для определения показателя T использовались данные магнитно-резонансной томографии и эндоскопической ультрасонографии прямой кишки, при оперативном лечении категория N уточнялась при плановой проводке гистологического материала. В итоге, пациентов со II стадией было (75%), с III стадией – 3 (25%) человек. Во всех случаях pT определен, как T3, pN0 установлен у 9 пациентов, pN1 верифицирован у 3 больных.

На первом этапе комбинированного лечения проводилась дистанционная гамма терапия в стандартном режиме фракционирования дозы: разовая доза (РОД) 2,0 Гр, кратность 5 раз в неделю, на фоне радиосенсибилизации капецитабином в суточной дозе 1650 мг/м2 per os 2 раза в сутки в дни проведения лучевой терапии до суммарной очаговой дозы (СОД) 40,0 Гр. Дозиметрическое планирование осуществлялось с использованием спиральной компьютерной томографии (СКТ) в системе дозиметрического планирования Хio. Лучевую терапию проводили на гамма-терапевтическом аппарате Theratron Equinox методом четырехпольного статического облучения. Клинический объем мишени включал первичную опухоль, а также регионарные лимфатические узлы первого порядка. После планового перерыва (14 дней) осуществлялась оценка эффекта лечения, по результатам которой определялась дальнейшая тактика. При частичной регрессии первичной опухоли, которая зарегистрирована у всех рассматриваемых больных, проводилась внутриполостная лучевая терапия до радикальной дозы.


Внутриполостное облучение осуществлялась на гамма-терапевтическом аппарате MultiSourse HDR в режиме: РОД 3,0 Гр, кратность – 2 раза в неделю до СОД 15,0 Гр.

Дозиметрическое планирование осуществлялось с помощью системы HDR на основании данных СКТ. Источник ионизирующего излучения в установленном per rectum аппликаторе последовательно перемещался по катетеру с шагом 5 или 10 мм. Максимальное число активных позиций в аппликаторе составляло 15, что позволяло широко варьировать размеры облучаемой мишени при проведении дальнейшего дозиметрического планирования с оптимизацией дозного распределения в условиях фракционированного облучения.

Необходимую топометрическую информацию получали с помощью СКТ, что обеспечивало отчетливую визуализацию всего объема опухолевого поражения стенки кишки, распространения опухолевой инфильтрации на соседние органы и особенности топографического расположения соседних органов (мочевой пузырь, матка, яичники, предстательная железа). В дни облучения пациенты получали капецитабин в дозе 825 мг/м два раза в сутки.

Оценка эффективности проводимого лечения проводилась в соответствии с рекомендациями ВОЗ (данные эндоскопического исследования, МРТ и ЭУС прямой кишки).

При регистрации полной морфологически верифицированной регрессии первичной опухоли, больные без проведения хирургического вмешательства находились под динамическим наблюдением. При частичной регрессии операция осуществлялась через 6-8 недель после окончания химиолучевой терапии.

В период проведения химиолучевой терапии все пациенты удовлетворительно переносили назначенный курс, во всех случаях завершена предоперационная лучевая терапия в запланированном объеме. Лучевые реакции оценивались по шкале RTOG/EORTC (1995 г.). В анализируемой группе встречались острые лучевые реакции в виде ректита у (50%) из 12 пациентов. При этом у 4 (33,4%) пациентов развился лучевой ректит легкой степени (по шкале RTOG/EORTC I степень выраженности), у 2 (16,6%) – средней степени выраженности (II степень по шкале RTOG/EORTC), что потребовало назначения анальгетиков, но не требовали специфической медикаментозной коррекции и не служили поводом для отказа от дальнейшего лечения.

В процессе проведения ХЛТ менялись клиническая симптоматика заболевания. До начала лечения наиболее значимыми симптомами поражения прямой кишки были эпизоды ректального кровотечения, болевой синдром (болезненные тенезмы, дискомфорт и боль после дефекации) и совокупность симптомов, вызванных хроническим опухолевым стенозом – частые ложные позывы к дефекации, метеоризм, частый жидкий стул, сменяющийся запорами. Клинический эффект от I этапа лечения, как правило, сопровождался значительным уменьшением (а в ряде случаев полным исчезновением) клинических симптомов опухолевого поражения прямой кишки. В частности, до лечения эпизоды ректального кровотечения имели место у 100% больных. После проведения ДГТ СОД 40 Гр данный симптом сохранялся у 9,38% пациентов. Явления опухолевого стеноза, наблюдаемые до начала ЛТ у 11 (91,6%) пациентов, после завершения I этапа облучения сохранялась в 5 (41,6%) наблюдениях, что объясняется значительной редукцией экзофитного компонента опухоли, наблюдаемого при эндоскопическом контроле на СОД 40 Гр, за счет некроза и изъязвлений опухолевой ткани в результате нарушения её кровоснабжения под действием ионизирующего излучения. Значительная положительная динамика также выявлена и в отношении выраженности болевого синдрома. Эта тенденция сохранялась и после проведения второго этапа ХЛТ.

При окончательной оценке результатов химиолучевой терапии на основе проведения расщепленного сочетанной ЛТ с использованием внутриполостной гамма-терапии, выполненной через 6 недель после завершения облучения, у 7 (58,3%) из 12 пациентов зарегистрирована полная, морфологически подтвержденная регрессия опухоли, этим больным хирургический этап не выполнялся. После завершения лечения, при динамическом наблюдении в течение 6-24 месяцев признаков продолженного роста опухоли во всех случаях не зафиксировано.

У 5 (41,7%) пациентов зафиксирован эффект в виде частичной регрессии первичной опухоли более 50%, что потребовало хирургического этапа лечения, который выполнялся с применением техники тотальной мезоректумэктомии (TME) и принципиальной аорто подвзошной лимфодиссекции, в случае формирования низких брюшно-анальных ручных либо низких аппаратных анастомозов, операция завершалась наложением превентивной колостомы (цеко- либо трансверзостома). В 4 случаях выполнены сфинктерсохраняющие оперативные вмешательства, в том числе низкая передняя резекция осуществлена больному, брюшно-анальная резекция прямой кишки с низведением сигмовидной – больному, в 2 случаях объем оперативного вмешательства ограничен трансанальным иссечением остаточной опухоли. В 1 наблюдении не удалось избежать выполнения брюшно промежностной экстирации прямой кишки. Уровень послеоперационных осложнений и летальности – 0%. При динамическом наблюдении этой подгруппы пациентов в течение 12 18 мес, случаев рецидива или отдаленного метастазирования не наблюдалось.

Таким образом, первые результаты комбинированного лечения больных раком прямой кишки II-III стадий с использованием расщепленного пролонгированного курса лучевой терапии и капецитабина в качестве радиосенсибилизатора, позволяют расценивать разработанную программу как эффективный и безопасный метод лечения. Внутриполостное облучение может проводиться пациентам с поражением нижнеампулярного отдела прямой кишки на втором этапе предоперационной лучевой терапии. Проведение пролонгированного курса предоперационной химиолучевой терапии приводит к значительной регрессии опухолевого процесса, что расширяет показания к выполнению сфинктерсохраняющих операций. Разработанный метод лечения отличается удовлетворительной переносимостью и не ухудшает течение хирургического этапа комбинированного лечения. Для окончательной оценки отдаленной эффективности представленной методики требуется больший набор клинического материала и продолжение исследования.

УДК: 616.33-006.6+616.345-006.6(046) Беленинова И.А., Лазарев А.Ф., Курбатова Н.В.

Факторы риска при раке желудка и толстой кишки Алтайский филиал РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН, КГБУЗ «Алтайский краевой онкологический диспансер», г. Барнаул, Россия В структуре онкологической заболеваемости и смертности злокачественные опухоли желудка и толстой кишки занимают одни из первых мест. У большинства больных заболевание диагностируют лишь в 3-4 стадии, что неминуемо ведет к неудовлетворительным результатам лечения. Диагностика на ранних стадиях этих заболеваний является одной из важнейших задач современной медицины.

Целью данной работы явилось оценка возможности применения различных факторов при формировании групп повышенного онкологического риска по раку желудка и толстой кишки на основе морфологических и биохимических показателей крови при этих злокачественных новообразованиях.

В основу работы положены данные о 686 больных, поступивших на лечение в колопроктологическое и торако-абдоминальное отделение Алтайского краевого онкологического диспансера. Из них 343 больных – раком желудка и 343 – раком толстой кишки, а также о 345 лицах без каких-либо признаков заболеваний (контрольная группа).

У больных и лиц контрольной группы определялись показатели групп крови, периферической крови, гемостаза, биохимические параметры, белковые фракции, холестерин и липидные фракции, степень онкологического риска.

В результате исследования было проанализировано 44 признака, каждый из которых для большей информативности делили на подгруппы (всего 122 подгруппы). Для каждой подгруппы был рассчитан коэффициент корреляции. Статистически значимая прямая связь с раком желудка (коэффициент корреляции r0,3) была подтверждена лишь для 7 значений данных признаков (5,7% из всех обследованных): скорость оседания эритроцитов свыше мм/час, V степень онкологического риска, VI степень онкологического риска, альфа1 Глобулин более 4,9%, РФМК более 5,5 мг%, фибриноген более 4 г/л, тромбиновое время более 17 с. Для больных раком толстой кишки статистически значимая прямая связь подтверждена для 5 признаков (4,09 % от всех признаков): скорость оседания эритроцитов свыше 30 мм/час, VI степень онкологического риска, МСН менее 27 пг, РФМК более 5, мг%, фибриноген более 4 г/л. При этом статистически значимая обратная связь (коэффициент корреляции r-0,3) отмечена по 6 признакам (4,9% от всех обследованных) как у больных раком желудка, так и у больных раком толстой кишки: по раку желудка - скорость оседания эритроцитов менее 20 мм/час, гемоглобин более 120 г/л, III степень онкориска, тромбиновое время в интервале 14-17 с, РФМК в интервале 3,5-5,5 мг%, фибриноген 2-4 г/л,;

по раку толстой кишки - скорость оседания эритроцитов менее 20 мм/час, гемоглобин более 120 г/л, тромбиновое время в интервале 14-17 с, РФМК в интервале 3,5-5,5 мг%, фибриноген 2-4 г/л, МСН в интервале 27-34,1 пг.

Для остальных значений исследуемых факторов коэффициент корреляции статистически значимо не отличался от нуля.

На основе полученных коэффициентов корреляции был рассчитан интегральный показатель. У больных раком желудка он был равен - -1,98+0,145, у лиц контрольной группы - -5,61+0,069. Различия между больными рака желудка и контрольной группой статистически значимы (p0,001). У больных раком толстой кишки интегральный показатель равен - 1,89+0,042, в контрольной группе - -3,92+0,042. Различия между больными рака толстой кишки и контрольной группой также статистически значимы (p0,001).

Таким образом, выявленные различия между больными раком желудка, толстой кишки и лицами контрольной группы статистически значимы, что может служить одним из критериев для формирования групп повышенного риска по раку желудка и толстой кишки.

УДК 616.34-007.272-02:616.341-006. Белобородов А.А, Здзитовецкий Д.Э., Данилина Е.П.

Современные аспекты диагностики и лечения колоректального рака, осложненного кишечной непроходимостью ГБОУ ВПО «Красноярский государственный медицинский университет им. проф.

В.Ф. Войно-Ясенецкого» г. Красноярск Колоректальный рак продолжает оставаться одним из наиболее распространенных видов злокачественных новообразований человека. Согласно результатам последнего эпидемиологического анализа, в мире он занимает третье ранговое место по заболеваемости среди мужчин и второе – среди женщин [1–3], при этом частота колоректального рака у мужчин значительно выше, чем у женщин [1, 3].

В структуре заболеваемости раком мужского населения в России злокачественные опухоли ободочной и прямой кишки занимают пятое и шестое место соответственно, в сумме же колоректальный рак занимает второе место, уступая лишь раку легкого. В структуре заболеваемости раком женского населения в России рак ободочной и прямой кишки занимает четвертое и седьмое место, в сумме колоректальный рак занимает третье место, уступая лишь раку молочной железы и злокачественным новообразованиям кожи.

Несмотря на внедрение современных лечебных и диагностических мероприятий, результаты лечения больных с колоректальным раком, осложненным обтурационной толсто кишечной непроходимостью опухолевого генеза, остаются неутешительными, уровень летальности при данной патологии остается высоким и достигает 15,2-57,3% [1, 3].

Пятилетняя выживаемость при злокачественных опухолях ободочной и прямой кишки варьирует от 28 до 42% [4, 5].

Целью нашей работы являлось обобщение результатов диагностики и лечения больных с колоректальным раком, осложненным кишечной непроходимостью в условиях ургентной хирургии. Для решения поставленной цели нами были ретроспективно проанализированы данные 294 историй болезни больных с колоректальным раком, осложненным обтурационной толстокишечной непроходимостью, находившихся на лечении в МБУЗ ГКБСМП им. Н.С. Карповича г. Красноярска.

Подавляющее большинство больных - 271 (92,2%) были доставлены в стационар бригадами скорой медицинской помощи. 8 (2,7%) пациентов были доставлены попутным транспортом, 15 (5,1%) человек были госпитализированы по направлению поликлиник.

Мужчин и женщин было примерно поровну. Структура распределения больных по полу представлена на рис. 1. Возраст больных колебался от 40 до 98 лет, и составил в среднем 65±1,4 лет. Подавляющее большинство пациентов приходилось на возрастную группу 60 лет и старше – 192 (65,3%) человека.

Рис. 1. Структура распределения больных с колоректальным раком, осложненным кишечной непроходимостью по полу.

При поступлении у большинства больных - 208 (70,7%) отмечалась клиника острой кишечной непроходимости. Структура клинической симптоматики при поступлении в стационар представлена на рис. 2.

Рис. 2. Структура клинической симптоматики при поступлении в стационар у больных с колоректальным раком, осложненным кишечной непроходимостью.

Всем больным после сбора осмотра, аускультации, перкуссии, пальпации живота и пальцевого исследования прямой кишки проводился комплекс лабораторного инструментального обследования, включающий клинические и биохимические анализы, ректороманоскопию, колоноскопию, обзорную рентгенографию органов брюшной полости, ирригоскопию, ультразвуковое исследование брюшной полости и мультиспиральную компьютерную томографию.

Так, при ректороманоскопии уточнить локализацию опухоли удалось у 55 (18,7 %), при колоноскопии у 40 (13,6%), при ирригоскопии у 140 (40,5%) пациентов, при ультразвуковом исследовании и мультиспиральной компьютерной томографии брюшной полости – у 29 (9,9%) больных. 51 (17,3%) больному дополнительные методы обследования не выполнялись из-за тяжести состояния.

В большинстве случаев опухоль локализовалась в сигмовидной и поперечно– ободочной кишках – в 62 (31,7%) и 36 (18,4%) случаев соответственно. Реже локализацией рака являлись прямая кишка – у 34 (17,3%) пациентов и нисходящий отдел ободочной кишки – у 32 (16,3%) пациентов. Опухоль локализовалась в слепой кишке в 19 (9,7%), восходящей – в 13 (6,6%) случаях.

В тех случаях, когда у больных не было клиники перитонита и явлений пареза тонкой кишки, лечение у всех больных начиналось с традиционных консервативных мероприятий, включающих декомпрессию верхних отделов желудочно–кишечного тракта, очистительных клизм, инфузионной терапии, введения спазмолитиков, коррекции гомеостаза. Всем пациентам осуществляли рентгенологический контроль в динамике. Консервативная терапия проводилась нами у 73,4% больных в 46,2% случаях были эффективными. У больных исчезли или уменьшились боли в животе, уменьшилось вздутие живота, отходили газы, улучшилась рентгенологическая картина. В дальнейшем эти больные были дообследованы и оперированы после соответствующей предоперационной подготовки.

В случае неэффективности консервативной терапии в течение 6 часов, ухудшении клинической и рентгенологической картины, нарастании симптомов эндогенной интоксикации и появлении признаков перитонита, прибегали к срочному оперативному лечению. Выбор метода операции определялся состоянием больного, выраженностью органных нарушений, локализацией и стадией опухолевого процесса, имеющимися осложнениями, сопутствующей патологией (гипертоническая болезнь, сахарный диабет, бронхиальная астма, аритмии сердца, мочекаменная болезнь, калькулезный холецистит, острый пиелонефрит, язвенная болезнь желудка).

При неоперабельных опухолях левой и правой половины толстой кишки, канцероматозе брюшной полости, распространенном перитоните и крайне тяжелом состоянии больных выполнялось наложнение обходных анастомозов и разгрузочных колостом: цекостома была наложена в 3,3% случаев, петлевая сигмостома – в 18,3%.

илеотрансверзоанастомоз – в 5,1% случаев.

При операбельных опухолях мы проводили экстренную резекция кишки, при этом в большинстве случаев с формированием первичных анастомозов: резекция сигмы – у 16,3%, левосторонняя гемиколэктомия – у 17,3%, резекция поперечно-ободочной кишки – у 7,1%, правосторонняя гемиколэктомия – у 17,3% больных. Операция Гартмана была выполнена в 15,3% случаев.

При выраженном парезе тонкой кишки, в начале операции производили трансназальную интубацию кишечника, предварительно произведя блокаду корня брыжейки 100–120 мл. 0,25% раствора новокаина. Тонкий кишечник опорожняли при помощи электроотсоса, после чего выполняли основной этап оперативного вмешательства, направленный на устранение непроходимости и ликвидацию основного заболевания. Если непроходимость осложнялась перитонитом, то план оперативного вмешательства и послеоперационное ведение больных осуществлялось по принятой в клинике методике (в зависимости от распространенности и стадии перитонита).

Интенсивная терапия в послеоперационном периоде была направлена на ликвидацию интоксикации, борьбу с парезом кишечника и профилактику полиорганной недостаточности.

В послеоперационном периоде осложнения отмечались у 34,7% больных. Структура осложнений представлена на рис. 3.

Рис. 3. Структура послеоперационных осложнений у больных с колоректальным раком, осложненным кишечной непроходимостью.

Основными причинами осложнений были запущенные формы непроходимости, преклонный возраст пациентов, наличие сопутствующей патологии. Летальность составила 13,3%. Летальность при компенсированной толстокишечной непроходимости была на 7,1% ниже, чем у больных декомпенсированной формой непроходимости.

Таким образом, колоректальный рак, осложненный кишечной непроходимостью, остается одной из наиболее сложных проблем современной ургентной хирургии. Высокая летальность данной категории больных обусловлена геронтологическим аспектом и наличием сопутствующих заболеваний, поздним обращением больных за медицинской помощью, а также высокой частотой диагностических ошибок при левосторонней локализации опухоли. Оперативное вмешательство, выполненное после купирования явлений кишечной непроходимости, позволяет значимо снизить летальность у данной категории больных.

Литература 1. Cancer survival in Africa, Asia, and Central America: a population-based study / R.

Sankaranarayanan, R. Swaminathan, H. Brenner et al. // Lancet Oncol. – 2009. – Vol. 11., №2. – Р.

Р. 110–1.

2. Ferlay J., Shin H.R., Bray F. GLOBOCAN. 2008. Cancer incidence and mortality worldwide:

IARC CancerBase № 10 [Internet]. Lyon (France): IARC;

2010, Available from:

http://globocan.iarc.fr.

3. Global cancer statistics / A. Jemal, F. Bray, M.M. Center et al. // Cancer J. Clin. – 2011. – Vol. 2, №61. – Р. 69-90.

4. Global patterns of cancer incidence and mortality rates and trends / A. Jemal, M.M. Center, C.

DeSantis et al. // Cancer Epidemiol. Biomarkers Prev. – 2010. – Vol. 8, №19. – Р. 1893-907.

5. Young-age onset of colorectal cancer in Israel / N.D. Shpitz, B. Bugaev, N. Grancin // Techn.

coloproctology. – – 2009. – Vol. 3, №13. – Р. 201-204.

УДК 615.03:616-006-089: Боброва О.П., Селин С.М., Несытых А.А., Модестов А.А., Ирбеткина В.В., Титова И.Н., Арутюнян Г.А.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.