авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

ГОУ ВПО «Саратовский государственный

медицинский университет им. В.И. Разумовского»

Сервис виртуальных конференций Pax Grid

Биологические основы

психических расстройств

I Всероссийская Интернет-Конференция с

международным участием

15 - 16 мая 2012 года

Сборник трудов

Казань

"Казанский университет"

2012

УДК 616.89(082)

ББК 56.14

Б63

БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ: cборник трудов I Всероссийской Интернет - Конференции с международным участием. Казань, 15 - 16 Мая 2012 г. /Отв. редактор Изотова Е.Д. - ГОУ ВПО Б63 «Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского», Сервис виртуальных конференций Pax Grid.- Казань: Изд-во "Казанский университет", 2012. 88с.

Сборник составлен по материалам, представленным участниками I Всероссийской Интернет - Конференции с международным участием "Биологические основы психических расстройств". Конференция прошла с 15 - мая 2012 года. Издание освещает широкий круг воросов в области фундаметальных и практической основ психических расстройств. Книга рассчитана на научных работников, аспирантов, студентов, соответствующих специальностей, а так же на практикующих врачей.

Ответственный редактор: Изотова Е.Д.

Материалы представлены в авторской редакции © ГОУ ВПО «Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского», © Система виртуальных конференций Pax Grid, © Авторы, указанные в содержании, Оргкомитет Председатель Барыльник Юлия Борисовна - д.м.н., заведующая кафедрой q психиатрии и наркологии ГОУ ВПО «Саратовский государственный медицинский университет им. В.И.Разумовского»

Минздравсоцразвития России Координатор конференции Колесниченко Елена Владимировна - к.м.н. доцент кафедры q психиатрии и наркологии ГОУ ВПО «Саратовский ГМУ им.

В.И.Разумовского» Минздравсоцразвития России Исполнительный оргкомитет:

Абросимова Юлия Сергеевна - к.м.н. доцент кафедры психиатрии и q наркологии ГОУ ВПО «Саратовский ГМУ им. В.И.Разумовского»

Минздравсоцразвития России Пахомова Светлана Александровна - к.м.н. ассистент кафедры q психиатрии и наркологии ГОУ ВПО «Саратовский ГМУ им.

В.И.Разумовского» Минздравсоцразвития России ЗНАЧЕНИЕ ГЕНЕТИЧЕСКИХ МУТАЦИЙ В РАЗВИТИИ ДЕМЕНЦИЙ АЛЬЦГЕЙМЕРОВСКОГО ТИПА Абросимова Ю.С., Барыльник Ю.Б., Бородулин В.Б.



ГБОУ ВПО «Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского»

julia-abrosimova@yandex.ru Деменции Альцгеймеровского типа (ДАТ) являются социально значимой проблемой современного здравоохранения. Возможность изучения молекулярно-генетических основ патогенеза – важный шаг на пути персонализированной терапии данного заболевания. Технология с использованием ДНК-биочипов позволяет выявить определенные генетические маркеры у пациентов с ДАТ. Немаловажным отличительным моментом использования этой методики является ее экономичность и высокая информативность. Цель работы. Разработка и выявление оптимального набора молекулярно-генетических маркеров ДАТ. Материалы и методы. Проведено исследование образцов ДНК пациентов ДАТ (34 женщины и 6 мужчин) в возрасте от 52 до 78 лет, проходящих лечение в 20, 21 психиатрических отделениях 2 ГКБ и СОПБ Святой Софии. В настоящее время разработаны и внедрены в клиническую медицину фармакогенетические анализы, позволяющие считывать и обрабатывать большие объемы биологической информации.

В работе использовалась методика, разработанная в Институте молекулярной биологии им. В.А.Энгельгарда РАН, основанная на гибридизации в микроячейках биологического чипа. технология анализа генетического полиморфизма предполагает предварительную мультиплексную амплификацию фрагментов ДНК с использованием флуоресцентно меченых праймеров и добавление меченого продукта на биочип, где происходит его гибридизация с иммобилизированными в геле зондами. Ячейки с иммобилизованными зондами на планшете располагаются рядами, каждая ячейка содержит уникальный зонд.

Возможность изучения полиморфизма генов на чипах в ходе исследования предоставлена ООО «Геночип», г.Саратов. В исследовании использовался биочип, позволяющий изучать полиморфизм генов:

кодирующих аминокислотную последовательность белка аполипопротеина Е (АроЕ), альфа-2-макроглобулина (A2M), активаторов процессов апоптоза (BIN1, CR1, ApoJ). Результаты. Изучены полиморфизмы генов АроЕ, A2M, BIN1, CR1, ApoJ на биочипе.

Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" Мультифакториальная природа ДАТ нередко обусловлена генетическим полиморфизмом генов, продукты которых обеспечивают различные звенья сопряженных патогенетических путей. Среди больных ДАТ по ряду генетических полиморфизмов достоверно чаще встречаются гомозиготы по мутантным аллелям, что может служить причиной признания этих мутаций генетическими маркерами ДАТ. Проведенный анализ распределения частот некоторых исследуемых полиморфизмов генов у больных ДАТ свидетельствует о значимости указанных мутантных аллелей в определении патогенетических механизмов заболевания. Использованная методика исследования является высокоинформативной, удобной в работе. Дальнейший многофакторный молекулярно-генетический анализ ДАТ позволит определить роль каждого из патогенетических факторов ДАТ в формировании болезни и наметить выбор нейропротекторной терапии индивидуально для пациента.

Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" ПСИХИЧЕСКИЙ СТАТУС ЖЕНЩИН В ПЕРИОДЕ ПЕРИМЕНОПАУЗЫ Антонова А.А., Барыльник Ю.Б., Бачило Е.В.





ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздравсоцразвития России asia.antonova64@gmail.com Цель исследования:

Выявить закономерности влияния психического статуса женщин в периоде перименопаузы на степень тяжести климактерического синдрома.

Материалы и методы исследования:

Обследовано 24 пациентки в возрасте от 45 до 59 лет (51,58 ± 4, года). Все пациентки были обследованы гинекологом (осмотр;

инструментальные методы;

лабораторные методы;

менопаузальный индекс Куппермана в модификации Уваровой).

Для исследования психического состояния пациенток использовались:

1) Общеклинический метод: сбор жалоб, анамнеза, общий осмотр.

2) Клинико-психопатологический метод: описание симптомов и синдромов.

3) Диагностические критерии МКБ-10 для постановки диагноза.

4) Психометрический метод:

А. шкала для оценки выраженности депрессии HDRS-21 (Hamilton M., 1960) и тревоги HARS (Hamilton M, 1959) М. Гамильтона.

Б. шкала общего клинического впечатления – тяжесть заболевания CGI-S (Guy W., 1976).

Результаты исследования:

При проведении психометрического обследования были получены следующие средние результаты по шкалам: депрессии HDRS- 23,08±5,82, тревоги HARS 20,79±6,86, менопаузального индекса Куппермана-Уваровой 32,67±14,04 и CGI-S 4,54±0,58.

В результате корреляционного анализа была выявлена зависимость между значениями, характеризующими степень тяжести климактерического синдрома по менопаузальному индексу (МИ) Куппермана-Уваровой, и значениями, оценивающими показатели тревоги по шкале Гамильтона. Разработка математической модели Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" позволит рассчитать и оценить по общему показателю тревоги шкалы Гамильтона, степень тяжести климактерического синдрома у женщин в периоде перименопаузы.

Выводы:

1. Психические расстройства у женщин в периоде перименопаузы отличаются значительным полиморфизмом.

2. Выявлена корреляционная зависимость между значениями степени тяжести климактерического синдрома и тревоги.

3. Полученная корреляционная зависимость необходима для разработки прогностических критериев терапии климактерического синдрома в зависимости от степени тяжести.

Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" АССОЦИАЦИЯ МИКРОСАТЕЛЛИТНЫХ ПОВТОРОВ В 5’-ОБЛАСТИ ГЕНА ХОЛЕЦИСТОКИНИНА (CCK) С РАЗВИТИЕМ ПАНИЧЕСКОГО РАССТРОЙСТВА ЧЕЛОВЕКА Афончикова E.В., Фокина Н.М., Азимова Ю.Э., Климов Е.А.

Кафедра генетики биологического факультета Московского государственного университета им. М.В.Ломонос, Отдел неврологии и клинической нейрофизиологии НИЦ Первого МГМУ им. И.М.Сеченова alenaafonchikova@gmail.com Паническое расстройство (ПР) – это тревожное заболевание, характеризующееся внезапными и рецидивными атаками страха или тревоги (паническая атака), часто сопровождаемое физическими симптомами. Значительная часть людей (от 2 до 5% популяции) страдает хроническими ПР и подвержена частым паническим атакам на протяжении всей жизни.

Ген холецистинкинина (ССК) играет важную роль в ПР. По данным Koszycki et al. (1998) внутривенное введение ССК-4 здоровым людям, изначально не страдающим ПР, вызывало ту же симптоматику, которая возникает во время приступа у людей, подверженных паническим атакам. Hattori et al. (2001) обнаружили микросателлитные повторы (STR, short tandem repeat), (GGAA)n, (GGAG)n, (GGGA)n, и (AGAC)n на расстоянии 1,8-2,2 к.п.н. к 5’-концу от сайта кэпирования в гене ССК.

Исследователями было обнаружено десять возможных аллелей, которые различались по длине от 363 до 399 п.н. Эти аллели условно было поделены на три группы – длинные (L), средние (M), короткие (S).

Аллели средней длины (379 и 383 п.н.) были широко представленные в группе пациентов с ПР по сравнению с контрольной выборкой. Частота встречаемости генотипа М/М в 2,5 раза выше у людей страдавших паническим и тревожным расстройствами по сравнению с контрольными образцами.

Для изучение частоты встречаемости аллелей средней длины среди больных ПР, мы генотипировали пациентов с диагнозом ПР на выборке представленной жителями Москвы и Московской области (n=74) и контрольной выборке необследованных жителей Москвы и Московской области (n=141, образцы с московской станции переливания крови). В ходе исследования нами было выявлено 13 возможных аллелей различающихся по длине от 448-496 п.н. Изучение полиморфизма Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" микросателлитных фрагментов ДНК проводилось с использованием фрагментного анализа. По нашим данным были получены следующие частоты встречаемости генотипов у пациентов с ПР – S/S- 0,0405 ± 0,022927, M/M – 0,4865 ± 0,058103, L/L- 0,0270 ± 0,018851, S/M – 0, ± 0,050782, S/L- 0,0676 ± 0,029178, M/L- 0,1216 ± 0,037995, для образцов контрольной выборки - S/S- 0,0071 ± 0,007067, M/M- 0,1773 ± 0,032164, L/L- 0,0142 ± 0,009958, S/M- 0,1206 ± 0,027422, S/L- 0,0355 ± 0,015575, M/L- 0,1064 ± 0,025966. Наблюдается статистически недостоверная тенденция к увеличению частот аллелей группы S у пациентов с ПР.

Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" НЕЙРОФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ РЕАКЦИЯ НА ОЛЬФАКТОРНЫЕ СТИМУЛЫ, БОЛЕВАЯ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ И ИММУНОЛОГИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ У ЛИЦ С РАССТРОЙСТВАМИ, ВЫЗВАННЫМИ УПОТРЕБЛЕНИЕМ ПСИХОАКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ Батухтина Е.И.(1), Невидимова Т.И.(2) (1) ФГБУ «НИИ психического здоровья» СО РАМН, Томск (2) Кемеровский Областной Клинический наркологический диспансер actro@yandex.ru К биологическим механизмам расстройств, вызванных употреблением психоактивных веществ (ПАВ), относят нарушения нейромедиаторного обмена, формирование патологически усиленного очага возбуждения в головном мозге, изменения нейроиммуномодуляции. При психических расстройствах часто наблюдается параллелизм между сенсорными и иммунологическими нарушениями. Установлено участие обонятельного анализатора в формировании влечения к психоактивным веществам. В связи с этим целью данного исследования было изучить нейрофизиологические особенности реакции на ольфакторные стимулы лиц с аддиктивными расстройствами и их связь с иммунологическими и психофизиологическими показателями.

Было обследовано 12 лиц с расстройствами, вызванными употреблением психоактивных веществ, мужского пола в возрасте 16- лет в состоянии острого абстинентного синдрома. В группу сравнения вошли 10 практически здоровых лиц соответствующего пола и возраста.

Определялся уровень интерлейкина-8 (ИЛ-8) в сыворотке крови иммуноферментным методом с использованием наборов реагентов производства ООО «Протеиновый контур» (Санкт-Петербург) и содержание IgM, IgG, IgA в сыворотке крови. ЭЭГ регистрировали монополярно в 16 отведениях, расположенных по системе 10/20 в симметричных точках правого и левого полушарий на электроэнцефалографе «Galileo NT» (Италия). Для анализа брали безартефактные участки ЭЭГ длительностью 2 сек в частотных диапазонах тета, альфа, бета1, бета2. В качестве ольфакторных стимулов использовались тимол и этанол с продолжительностью воздействия в Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" секунд. Интервал между предъявлениями стимулов составлял 3 минуты.

Применению каждого стимула предшествовала фоновая запись в течение 30 секунд. Субъективная оценка болевой чувствительности проводилась при помощи визуально-аналоговой шкалы в диапазоне от до 10 баллов с определением общей и текущей толерантности к боли.

Статистическая обработка результатов исследования осуществлялась с помощью программы «Statistica 6».

У лиц с расстройствами, вызванными употреблением ПАВ, обнаружено снижение уровня ИЛ-8 в сыворотке крови и возрастание субъективной общей и текущей оценки боли по отношению к группе сравнения (р0.05). Известно участие цитокинов в изменении болевой чувствительности при наркотической зависимости. Цитокины могут изменять болевые пороги через активацию ГГНС и возникновение генератора патологически усиленного возбуждения, одновременно регулируя собственную продукцию. Секреция некоторых цитокинов регулируется глюкокортикоидами по принципу отрицательной обратной связи. В связи с этим, снижение уровня ИЛ-8, наблюдающееся у лиц c с аддиктивными расстройствами, может быть результатом активации нейрогуморальных механизмов приспособительных реакций. При этом сохраняющаяся повышенная чувствительность к боли может результатом имеющегося у лиц с расстройствами, вызванными употреблением ПАВ, очага повышенного возбуждения в головном мозге.

Для оценки нейрофизиологических особенностей реакции на ольфакторные стимулы лиц с аддиктивными расстройствами и их связи с иммунологическими и психофизиологическими показателями был проведен факторный анализ. В результате было получено, что показателем, оказавшим наибольший вклад в вариабельность наблюдаемых признаков для лиц с расстройствами, вызванными употреблением ПАВ, оказалась общая субъективная оценка боли, связанная с нейрофизиологическими изменениями в ответ на ольфакторную стимуляцию. У наркологических пациентов возрастание болевой чувствительности сопровождалось снижением спектра мощности ЭЭГ 2-диапазона в переднелобных и теменных отведениях в ответ на стимуляцию тимолом. У здоровых лиц наблюдалась положительная взаимосвязь текущей субъективной оценки боли и возрастания спектра мощности ЭЭГ - и 1-диапазонов в переднелобных отведениях при стимуляции этанолом. Для группы сравнения установлено, что более высокие значения уровня ИЛ-8 связаны с уменьшением спектральной мощности 1-диапазона в теменных отведениях при стимуляции этанолом.

Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" Таким образом, можно заключить, что для лиц с аддиктивными расстройствами возможным типом нейрофизиологической реакции на ольфакторные стимулы является снижение спектра мощности ЭЭГ в наиболее высокочастотных диапазонах, которая сочетается со сниженной общей толерантностью к боли. Для здоровых лиц характерно снижение спектральной мощности ЭЭГ в условиях ольфакторной стимуляции в более низкочастотных диапазонах, что сопровождается более низкими значениями текущей субъективной оценки боли и более высокими значениями уровня ИЛ-8.

Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" СУИЦИДАЛЬНАЯ АКТИВНОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ И СОЦИАЛЬНО-МЕДИЦИНСКИЕ ФАКТОРЫ Бачило Е.В., Барыльник Ю.Б., Антонова А.А.

Саратовский Государственный Медицинский Университет им. В.И. Разумовского Минздравсоцразвития России bach.87@mail.ru Введение. По данным Всемирной Организации Здравоохранения каждый год завершенные суициды совершают более 1 млн. человек. ВОЗ делит все страны по показателю суицида на 3 группы. Россия относится к группе с высоким и очень высоким уровнем самоубийств (свыше случаев на 100 тыс. человек). В 2011 г. в РФ распространенность суицидов составила 21,4 случая на 100 тыс. населения.

Достоверно, что социальные условия жизни людей – один из основных факторов развития суицидального поведения. По данным Л. Дублин (1963), повышение уровня безработицы на 1% ведет к росту суицидов на 4%. А.Г. Амбрумова полагала, что необходимо учитывать структуру и динамику алкоголизации, место и роль опьянения в структуре суицидального поведения. По ее мнению, принятие алкоголя может быть как причиной, так и следствием микросоциальных конфликтов, которые ведут к суицидальному поведению.

По данным официальной статистики, на территории Саратовской области в 2011 г. зарегистрировано 58,5 случаев суицида (включая суицидальные попытки) на 100 тыс. населения. Показатели распространенности суицидов на территории Саратовской области на протяжении ряда лет остаются стабильно высокими. Недостаточная изученность клинико-социальных аспектов суицидов на территории Саратовской области препятствует развертыванию программ суицидологической помощи в регионе и, тем самым, обуславливает медико-социальную значимость исследований в данной области.

Целью данной работы является оценка влияния значимости уровня безработицы и алкоголизации населения на суицидальное поведение в наиболее неблагополучных районах области.

Методы. Были использованы специально разработанные анкеты, заполняемые районными психиатрами с 2001 по 2010 гг., характеризующие суицидологическую и наркологическую ситуацию в районах Саратовской области. На основании данных анкет были Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" составлены сводные таблицы. Кроме того использовались отчеты Министерства занятости, труда и миграции Саратовской области в виде «Мониторинга рынка труда Саратовской области» за 2001-2010 гг. Для обработки данных было использовано офисное приложение «Microsoft Excel». При этом были использованы методы:

информационно-аналитический, графический.

Результаты. Было выделено 6 ранговых районов, в которых наблюдался самый высокий уровень суицидов за 2001-2010 гг. К данным районам были отнесены: Балаковский, Энгельсский, Аркадакский, Духовницкий, Пугачевский и Перелюбский районы. Надо отметить тот факт, что влияние уровня безработицы и уровня алкоголизации на суицидальную активность населения неоднозначен для каждого конкретного района. Для одного района ведущим из исследуемых факторов был фактор уровень безработицы (Перелюбский район), то для другого района ведущим был уровень алкоголизации (Балаковский район). Для Духовницкого и Энгельсского районов ведущим является фактор алкоголизации населения, однако не менее значимым остается уровень безработицы. Кроме того, следует обратить внимание на так называемый «эффект накопления» в Аркадакском и Пугачевском районах, когда в один год повышался уровень безработицы, следующий год повышался уровень алкоголизма и затем как суммарный результат предыдущих годов – резко возрастал уровень суицидов.

Заключение. Полученные в результате исследования данные позволят выделить некоторые предикторы суицидального поведения для конкретного района. Выделенные предикторы войдут в так называемую «Карту предикторов суицидального риска на территории Саратовской области». Данные критерии позволят разработать направления совершенствования суицидологической помощи на территории области и тем самым снизить уровень суицидов.

Литература 1. Амбрумова А.Г., Тихоненко В.А., Бергельсон Л.Л.

Социально-психологическая дезадаптация личности и профилактика суицида // Вопросы психологии. 1981. № 4. С. 25-27.

2. Brown J. Suicide in Britain // Arch. Gener. Psychiat. 1979. №3 6 (9). P.

1119-1124.

3. Войцех В.Ф. Клиническая суицидология. М., 2008. С. 9-31.

4. Амбрумова А.Г. Индивидуально-психологические аспекты суицидального поведения // Актуальные проблемы суицидологии. М., 1978. С. 44-59;

Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" 5. Амбрумова А.Г., Бородин С.В., Михлин А.С. Предупреждение самоубийств. М., 1980. С. 163-164;

6. Амбрумова А.Г., Тихоненко В.А. Диагностика суицидального поведения. М., 1980. С. 5-19;

7. Дмитриева Т.Б., Положий Б.С. Этнокультуральная психиатрия. М., 2003. 458 с.

8. Platt S. Parasuicide and unemployment // Br. J. Psychiatry. 1986. № 149.

P. 401-405.

9. Дубравин В.И. Суициды в республике Коми (клинико-социальный и этнокультурный аспекты): автореф. дис. … канд. мед. наук

. М., 2001.

31 с.

10. Войцех В.Ф. К проблеме суицидального поведения // Проблемы организационной и социальной психиатрии. М., 2000. С. 312-313.

Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" ВЛИЯНИЕ РОДА ЗАНЯТИЙ И НАЛИЧИЯ АДДИКТИВНЫХ РАССТРОЙСТВ НА ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ Вальздорф Е.В.

Иркутский Областной Психоневрологический Диспансер elenavalzdorf@yandex.ru Введение: Одной из важных сфер в жизни человека является занятость и профессиональная деятельность. В суицидологическом плане эта проблема проявляется в зависимости от степени участия человека в трудовой деятельности. Это определяет известную экономическую независимость человека, широту социальных связей, положение в обществе. Алкоголизация и наркотизация являются провоцирующим фактором, а алкогольное опьянение играет определенную провоцирующую роль в зарождении не только аутоагрессивного акта, но и преступления в сфере уголовного законодательства.

Цель исследования: изучение рода занятий и наличия аддиктивного расстройства у суицидентов, привлекаемых к уголовной ответственности на территории г. Иркутска и Иркутской области и оценка их влияния на возникновение уголовно-наказуемого деяния.

Материал и методы исследования: в качестве материала исследования выступали 70 суицидентов, которые в различные периоды жизни совершали в отношении себя аутоагрессивные действия и были привлечены к уголовной ответственности за преступления различной степени тяжести. Из них было 62 мужчин и 8 женщин в возрасте от до 54 лет (преобладал возраст от 20 до 36 лет). Статистическим методом, методом сравнительного анализа и клинико-психопатологическим методом проведен ряд исследований в отношении анамнестических сведений данной категории лиц в условиях стационарной судебно-психиатрической экспертизы.

Результаты: в ходе настоящего исследования было установлено, что 31 суицидент до привлечения к уголовной ответственности ничем не был занят, к трудоустройству не стремился, хотя получил в течение жизни профессию, при этом отмечались периоды алкоголизации, либо наркотизации лица, склонного к преступному посягательству. Остальные же 39 суицидентов из 70 обследованных в условиях стационарной Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" судебно-психиатрической экспертизы, были трудоустроены до своего ареста. Так 10 суицидентов выступали в качестве разнорабочего у частника, 3- в качестве строителя жилых объектов, 3 суицидента выступали в качестве грузчика, по 2 – в качестве рамщика на пилораме, кольщика дров, стропальщика, водителя легкового, либо грузового автомобиля, сборщика мебели, индивидуального предпринимателя, по суициденту – выступали в качестве уборщика территории, печника, электрослесаря, охранника, альпиниста, фасовщика, токаря, пастуха, маляра, тракториста, станочника. При этом 13 трудоустроенных суицидентов до привлечения к уголовной ответственности никаких аддиктивных расстройств не имели, а остальные подвергались: 35 – алкоголизации, 9 – опиоидной наркотизации, 7 – каннабиоидной наркотизации, 6 – имели смешанную форму химической зависимости (злоупотребляли алкогольными напитками и наркотизировались веществами опийного ряда).

Выводы: настоящее исследование показало наличие четкой взаимосвязи между отсутствием трудоустройства суицидента и возникновением преступления. Необходимо отметить, что наличие аддиктивного расстройства различной структуры оказало положительное влияние на дальнейшее совершение данным лицом уголовно-наказуемого деяния.

Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" ОСОБЕННОСТИ ПАТОГЕНЕТИЧЕСКОЙ ТЕРАПИИ ЗАВИСИМОСТИ ОТ АЛКОГОЛЯ НА ЭТАПЕ ФОРМИРОВАНИЯ РЕМИССИИ Витренко М.Ю., Барыльник Ю.Б., Ледванова Т.Ю., Коломейчук А.В.

ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздравсоцразвития России mvitrenko@gmail.com Терапия алкогольной зависимости в настоящее время является актуальной проблемой. Современные подходы к лечению алкогольной зависимости строятся на принципах комплексности, дифференцированности и патогенетической обоснованности применения тех или иных лекарственных средств. Наиболее значимые нейромедиаторные системы головного мозга участвующие в механизмах формирования и реализации алкогольной зависимости - дофаминовая [1,2], опиоидная [3], серотонинергическая [4,5,6], гамкергическая системы [7,8]. Устоявшейся практикой в российской наркологии для лечения алкогольной зависимости стало назначение антидепрессантов, способных избирательно блокировать обратный захват серотонина (СИОЗС) [9]. Несмотря на их эффективность и отсутствие значимых побочных эффектов, в ряде случаев назначение серотониновых антидепрессантов оказывается недостаточным для подавления патологического влечения к алкоголю (ПВА). В последнее время появились новые данные о возможности терапевтического действия блокаторов опиоидных рецепторов на ПВА посредством регуляции самой опиоидной системы и воздействие через нее на дофаминергическую систему мозга [10]. Патогенетическим обоснованием к применению блокаторов служат данные об их способности разобщать процесс выброса дофамина в восходящем ядре (nucleus accumbens) в ответ на алкогольное опьянение [10,11]. Такой механизм действия способен объяснить не только иной субъективный ответ на алкогольную интоксикацию, но и редукцию синдрома зависимости при курсовом лечении. Было сформулировано предположение о том, что блокаторы ограничивают употребление алкоголя и увеличивают период воздержания от него, уменьшая выраженность патологического влечения к алкоголю. Психотерапевтическое воздействие, так же как и использование психофармакотерапии, является патогенетической терапией, так как влияет на патологическое влечение к алкоголю — Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" стержневое звено зависимости [9,12]. Наиболее эффективными психотерапевтическими методиками, используемыми в сочетании с приемом налтрексона, являются клиент-центрированная и когнитивно-поведенческая психотерапия [13]. Однако наиболее сложной проблемой является поддержание комплайенса больными в лечебных программах наркологического профиля. Анализ терапии пероральной формой налтрексона показал, что большинство пациентов не завершило курс лечения [14]. Несоблюдение режима лечения вызывает повышение риска рецидива заболевания более чем в 4 раза [15].

Целью исследования являлось изучение терапевтической эффективности налтрексона, назначаемого с целью подавления патологического влечения к спиртному в режиме монотерапии, в сочетании с психотерапией, с серотониновым антидепрессантом у больных с алкогольной зависимостью в постабстинентном состоянии и на этапе формирования ремиссии, с учетом факторов, влияющих на комплайенс.

Материал и методы исследования.

Общее число больных, принимавших участие в исследовании, составило 28 человек. Все пациенты – мужчины, возраст больных составил от 25 до 55 лет, средний возраст – 42 года. Длительность заболевания в представленной выборке варьировала от 3 до 20 лет, средняя длительность – 12 лет. Критерии включения: наличие сформированного синдрома зависимости от алкоголя, вторая стадия заболевания. Из исследования исключали больных с зависимостью от других ПАВ;

с периодической формой злоупотребления алкоголем, проявляющейся многомесячными спонтанными перерывами в алкоголизации и редкими обострениями;

больных с высоким суицидальным риском;

больных с острым гепатитом;

непереносимостью лекарств в анамнезе;

получавших лечение психотропными препаратами в течение 30 дней, предшествующих включению в исследование.

Выборка была разделена на 3 группы с использованием метода блоковой рандомизации. По возрасту, социально-демографическим показателям группы не различались. Диагностику осевых синдромов зависимости проводили по МКБ-10. У всех пациентов диагностирована средняя стадия алкогольной зависимости. У большинства пациентов темп прогредиентности заболевания квалифицировали как средний, а форму употребления – как псевдозапойную. Основными методами исследования являлись клинико-психопатологический, статистический. Изучалась выраженность патологического влечения к спиртному, динамика его редукции, побочные явления, нарушение комплайенса. При оценке Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" спектра терапевтической эффективности препаратов использовали шкалу Чередниченко-Альтшулера, используя которую патологическое влечение к алкоголю можно оценивать количественно и ранжировать его выраженность следующим образом: 0 баллов – влечение отсутствует или выражено незначительно;

1-7 баллов – влечение выражено слабо;

8-11 баллов – влечение средней степени выраженности;

11 и более баллов – влечение высокой интенсивности [16]. Статистическую обработку полученных результатов проводили с использованием компьютерной программы Microsoft Excel 2007. В связи с поставленными задачами осуществляли межгрупповое сравнение.

Схема исследования.

Исследование проводили после купирования ААС на 7-10 сутки воздержания от алкоголя. Лечение ААС было комплексным, проводили дезинтоксикационные мероприятия, общеукрепляющую и симптоматическую терапию. Из психотропных назначались транквилизаторы, нормотимики в среднетерапевтических дозировках (карбамазепин 300-600 мг/сут, феназепам в дозе до 4–6 мг/сут или диазепам в дозе до 10–15 мг/сут). С началом исследования нормотимики отменялись, в некоторых случаях при необходимости на несколько дней оставляли транквилизаторы. На первом этапе осуществляли купирование аффективных расстройств в структуре ААС.

На начало исследования у всех больных наблюдалась симптоматика с наличием аффективных, идеаторных, поведенческих расстройств, входящих в структуру патологического влечения к алкоголю. Согласно дизайну исследования патологическое влечение к спиртному и динамика его редукции была исследована в 3 группах больных. 1-я группа получала налтрексон 50 мг/сутки, 2-я-группа - налтрексон мг/сутки в сочетании с когнитивно-поведенческой психотерапией, направленной на мысли, ожидания, установки пациентов в режиме сессия в неделю. 3-я группа - налтрексон 50 мг/сутки + сертралин мг/сутки в сочетании с когнитивно-поведенческой психотерапией, направленной на мысли, ожидания, установки пациентов, в режиме встреч -1 сессия в неделю. Длительность клинического исследования составляла 6 недель. Оценка состояния больных осуществлялась на день от начала исследования, в дальнейшем – на 12, 25, 45-й дни.

Результаты исследования.

Во всех группах больных на начало исследования в клинической картине превалировало патологическое влечение к спиртному неосознанного характера, проявляющееся пассивностью, напряженностью, неразговорчивостью, наличием формальной критики к Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" заболеванию, мыслями, воспоминаниями о спиртном, сновидениями с алкогольной тематикой, эмоциональным оживлением при взаимодействии в ответ на обсуждение эпизодов приема предпочитаемого алкоголя. В длиннике исследования все пациенты в группах разделились на несколько дополнительных подгрупп:

1. Пациенты завершившие исследование без побочных эффектов терапии;

2. Пациенты завершившие исследование с проявившимися побочными эффектами;

3. Пациенты не завершившие исследование по причине побочных эффектов, или по неуточненным причинам;

В 1-й группе из 12-ти человек, получавшим налтрексон по мг/сутки на 3 день исследования патологическое влечение к спиртному по шкале Чередниченко-Альтшулера оценивалась в 12 баллов. 2-е пациентов из этой группы, оборвали лечение на 2 неделе терапии по неуточненным причинам с оценкой по шкале выраженности влечения:

на 3 сутки – 13 баллов, на 12-е сутки – 11 баллов. У 4 пациентов на 8- день терапии проявились побочные эффекты в виде тошноты, разбитости, головной боли. Наличие побочных эффектов не позволило редуцировать влечение к спиртному, и на 3–й неделе терапии больные отказались от исследования. Профиль баллов в этой подгруппе по шкале Чередниченко-Альтшулера: 3-й день-12 баллов, 12-й день-10 баллов, день- 9 баллов. 6 пациентов завершили исследование с профилем оценок:

3-и сутки-11 баллов, 12-е сутки-9 баллов, 25-е-7 баллов, 45-е-6 баллов.

Во 2-й группе из 7 человек, получавшим налтрексон по 50 мг/сутки в сочетании с психотерапией на 3 день терапии ПВА по шкале оценивалась в 10 баллов. 1 пациент выпал из исследования на 2 неделе терапии по причине сохраняющегося активного влечения к спиртному с оценков на 12-й день исследования в 11 баллов. У 3 пациентов из этой группы проявились побочные эффекты в виде разбитости, тошноты, общей слабости. Выраженность побочных эффектов в целом у пациентов этой группы была менее значительной, чем и пациентов 1-й группы. К недели терапии побочные эффекты уменьшились. Все пациенты этой подгруппы завершили исследование. У остальных 3-х пациентов подгруппы нежелательных эффектов не было, ПВА оценивалось на 3-й день в 11 баллов, на 12-й день в 9 баллов, на 25-й день-7 баллов, на 45-й день- 5 баллов.

В 3-й группе из 9 человек, получавшим налтрексон по 50 мг/сутки + сертралин по 150 мг/сутки в сочетании с психотерапией, на 3 день Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" терапии ПВА по шкале составляла 13 баллов. У 1 пациента проявились побочные эффекты в виде нарушений в сексуальной сфере, с незначительной их редукцией к 4 неделе исследования. У 4 пациентов превалировала тошнота, неприятные ощущения в эпигастрии.

Остальных 4-х пациентов нежелательных явлений не наблюдалось.

Профиль редукции ПВА в этой группе: 12-й день-7 баллов, 25-й день- балла, 45-й день -3 балла.

Выводы.

На основании полученных данных патогенетической терапии патологического влечения к спиртному оправданно использование лечебного комплекса в виде назначения блокатора опиоидных рецепторов, селективного ингибитора обратного захвата серотонина и когнитивно-поведенческой психотерапии для воздействия на основные биомеханизмы формирования и поддержания синдрома патологического влечения к алкоголю, лежащего в основе аддиктивного поведения.

Несмотря на частую встречаемость в ходе терапии нежелательных явлений, они не являются решающим фактором в нарушении комплайенса и выпадения больными из терапии, при условии редукции большей части симптоматики ПВА посредством сочетания фармакотерапии и психотерапии.

Литература 1. Анохина И.П. Вопросы наркологии. 1999;

2: 45–51.

2. Анохина И.П. Патогенез, клиника и лечение алкоголизма. СПб. н. тр.

М., 1976;

С. 15–9.

3. Davis VE, Wolesh MJ. Science 1970;

167: 1005–7.

4. Benkert O, Hippius H. Psychiatrische Pharmakotherapie. Berlin.:

Springer. 1996.

5. Gorelick DA, Wilkins JN. Recent developement in alcoholism. New York:

Plenum. 1986;

P. 283–305.

6. Yoshimoto K, McBride WJ, Lumeng LLiTK. Alcohol 1992;

9: 17–22.

7. Bonner AB. Biological mechanisms of alcohol dependence. Cur Opinion Psychiat 1994;

7: 262–8.

8. Rassnick S, D'Amico E, Riley E et al. Ann N Y Acad Sci 1992;

654: 502–5.

9. Иванец Н.Н. Современная концепция терапии наркологических заболеваний. В кн.: Лекции по наркологии. Изд. третье, переработанное и расширенное /Под ред. проф. Иванца Н.Н. - М.:

Медпрактика, 2001. С. 105 — 117.

10. Gessa GL, Muntoni F, Collu M, Vargiu L, Mereu G.Low doses of ethanol activate dopaminergic neurons in the ventral tegmental area.//Brain Res.

Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" — 1985. — V. 348. — P. 201—203.

11. Benjamin D, Grant E, Pohorecky LA. Naltrexone reverses ethanol-induced dopamine release in the nucleus accumbens in awake, freely moving rats.// Brain Res— 1993. — V. 621. — P. 137—140.

12. Анохина И. П., Балашов А. М., Коган Б. М., Панченко Л.Ф. Роль опиатной системы в механизмах формирования алкогольной зависимости // Вопросы наркологии. 1989. No. 3. С. 3 — 13. Soyka M. Klinicshe Erfahrungen mit Naltrexon in der alkoholabhaengigkeit. //Psycho. — 22. — 1996. - No. 6. — s. 429 — 433.

14. Harris KM, DeVries A, Dimidjian K. Trends in naltrexonenuse among members of a large private health plan. Psychiatr Serv. 2004;

55(3):221.

15. Pettinati HM, Volpicelli JR, Pierce JD Jr, et al. Improving naltrexone response: an intervention for medical practitioners to enhance medication compliance in alcohol dependent patients. J Addict Dis. 2000;

19(1): 71-83.

16. Чередниченко Н.В., Альтшулер В.Б. Количественная оценка структуры и динамики патологического влечения к алкоголю у больных алкоголизмом // Вопросы наркологии. — М., 1992. — №3-4. — С. 14-17.

Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЭСТ У БОЛЬНЫХ ПАРАНОИДНОЙ ШИЗОФРЕНИЕЙ С УЧЁТОМ ВЕДУЩЕГО ПСИХОПАТОЛОГИЧЕСКОГО СИНДРОМА Воронцов О.В., Оськина Ю.А., Колесниченко Е.В.

ГОУ ВПО "Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского" Минздравсоцразвития России vorontsovmd@gmail.com Было проведено исследование динамики психического состояния больных шизофренией при проведении курса электросудорожной терапии с учётом ведущего синдрома. В качестве объекта исследования была составлена выборка, состоящая из 26 пациентов, страдающих параноидной шизофренией (F 20.0 по МКБ-10), находящихся на лечении в клинике психиатрии СГМУ и получающие курс ЭСТ. С учетом ведущего психопатологического синдрома все пациенты были разделены на 4 группы: с параноидным (галлюцинаторно-параноидным) синдромом, с парафренным, кататоно-параноидным и депрессивно-бредовым.

Эффективность ЭСТ оценивали по шкале CGI-C.

У пациентов с ведущим параноидным синдромом наблюдалась отчётливая положительная динамика в 40 % случаев, незначительные улучшения у 33,3%. У пациентов с ведущим кататоническим синдромом отчётливая положительная динамика наблюдалась в 100%. У пациентов с депрессивным синдромом отмечалась незначительная динамика психического состояния. У пациентов с парафренным синдромом динамика психического состояния была либо незначительной, либо отсутствовала вовсе.

Таким образом, можно предположить, что проведение электросудорожной терапии у пациентов с параноидной шизофренией наиболее результативно при ведущих параноидных и кататоно-параноидных состояниях.

Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" СОВРЕМЕННЫЕ ГЕНОМНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И ГЕНЕТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ ШИЗОФРЕНИИ: МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПРОЕКТ PSYCHCNVS Голимбет В.Е.

Научный Центр Психического Здоровья РАМН elena7610@yandex.ru Последние годы ознаменовались бурным развитием высокотехнологичных методов исследования генома человека. Новые геномные технологии, в частности, с использованием биочипов, дали новый импульс развитию различных областей медицинской генетики. В настоящем докладе будет продемонстрировано, каким образом, получение новых данных о структуре генома человека оказало влияние на эволюцию представлений о роли генетических факторов в возникновении шизофрении. Будут рассмотрены основные гипотезы, описывающие вклад генетических факторов в развитие этого загадочного с этиопатогенетической точки зрения заболевания, а также описаны типы структурных вариаций генома. Приведены данные литературы и собственных исследований об ассоциации между шизофренией и новыми структурными элементами генома - вариациями числа копий (CNVs).

Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" НАРУШЕНИЕ ПРОДУКЦИИ МРНК FGF2 И TIMP1 В КЛЕТКАХ ГИППОКАМПА ВЗРОСЛЫХ КРЫС ПОСЛЕ ВВЕДЕНИЙ ИНТЕРЛЕЙКИНА-1 БЕТА В РАННЕМ ПОСТНАТАЛЬНОМ ОНТОГЕНЕЗЕ Зубарева О.Е., Трофимов А.Н., Шварц А.П., Клименко В.М.

ФГБУ "НИИ экспериментальной медицины" СЗО РАМН ZubarevaOE@mail.ru В настоящее время активно обсуждается роль белков мозгового внеклеточного матрикса в патогенезе различных психических заболеваний, в частности шизофрении [6]. Среди белков внеклеточного матрикса, участвующих в регуляции когнитивных функций, – фактор роста фибробластов 2 (FGF2) [4] и тканевой ингибитор металлопротеаз (TIMP1) [5].

Настоящее исследование проведено с целью доказательства гипотезы о том, что долговременные нарушения продукции названных белков могут быть следствием повышения в раннем постнатальном онтогенезе в крови и мозге уровня провоспалительного цитокина – интерлейкина- бета (ИЛ-1). Повышение продукции ИЛ-1 клетками нервной и иммунной систем имеет место при многих патологических состояниях, в том числе перинатальных – травмах, ишемии, инфекционных заболеваниях. Действие повышенного уровня ИЛ-1 на клетки ЦНС выражается в развитии продромального синдрома, нарушениях обучения и процессов нейропластичности. В раннем возрасте данный цитокин может влиять на развитие нейронов и глии, вызывая долговременные нарушения поведения [2]. В частности, было показано, что введение ИЛ-1 крысам в раннем постнатальном онтогенезе приводит к отдаленному (выявляемому у взрослых животных) нарушению процессов восприятия [7], изменению динамики ориентировочно исследовательского поведения [1] и условно - рефлекторной деятельности [3].

Было предположено, что одним из механизмов ИЛ-1-индуцированного когнитивного дефицита может быть нарушение экспрессии генов, вовлечённых в регуляцию процессов нейропластичности, в частности Fgf2 и Timp1, в клетках гиппокампа и фронтальной коры. Для обоснования данного предположения продукция мРНК названных генов была исследована в фоне и в условиях Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" когнитивной нагрузки (при выработке условного рефлекса активного избегания) у взрослых (2,5-месячных) крыс-самцов Вистар, которым в течение 3 недели жизни (возрастной аналог перинатального периода у человека) вводили внутрибрюшинно ИЛ-1 в умеренно пирогенной дозе 1 мкг/кг. В качестве контроля использовали крыс с введениями физ. р-ра и интактных животных. Забор структур мозга для анализа осуществляли на 5-й день обучения, через 2 часа после тренировки. Определение мРНК Fgf2 и Timp1 проводили методом ОТ-ПЦР в реальном времени.

Результаты, полученные для мРНК Fgf2 и Timp1, нормировали по данным уровня мРНК гена Gapdh.

Показано, что в фоне (без когнитивной нагрузки) экспериментальные животные, которым вводили ИЛ-1 в раннем возрасте, не отличаются от контрольных и интактных крыс по уровню экспрессии гена Timp1 в гиппокампе и фронтальной коре, а также по уровню экспрессии Fgf2 в гиппокампе. Во фронтальной коре повышенный (по сравнению с интактными крысами) уровень мРНК Fgf2 выявлен у контрольных (введение физ. р-ра), но не экспериментальных (введение ИЛ-1) животных.

В условиях когнитивной нагрузки (на 5-й день обучения в тесте УРАИ) пониженная продукция мРНК Fgf2 и Timp1 обнаружена в гиппокампе, но не фронтальной коре опытных крыс. Выявленные нарушения могут быть одной из причин когнитивного дефицита, вызванного повышением уровня ИЛ-1 в раннем возрасте.

Литература 1. Зубарева О.Е., Клименко В.М. Влияние провоспалительных цитокинов на становление поведения в раннем постнатальном онтогенезе. Рос.

Физиол. журн. им. Сеченова, 2005;

4: 374-384.

2. Зубарева О.Е., Клименко В.М. Повышение уровня провоспалительных цито-кинов в раннем возрасте как фактор риска развития нервной и психической патологии. Рос. Физиол. журн. им. Сеченова, 2011;

(10): 1048-1059.

3. Зубарева О.Е., Щербакова К.П., Калеменев С.В., Симбирцев А.С., Клименко В.М. Нарушение условно-рефлекторной деятельности у взрослых крыс после введений интерлейкина-1 в раннем постнатальном онтогенезе. Журнал высшей нервной деятельности, 2011;

61 (6): 736-741.

4. Graham B.M., Richardson R. Memory of fearful events: the role of fibroblast growth factor-2 in fear acquisition and extinction. Neuroscience, 2011;

189: 156-169.

Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" 5. Jourquin J., Tremblay E., Bernard A., Charton G., Chaillan F.A., Marchetti E., Roman F.S., Soloway P.D., Dive V., Yiotakis A., Khrestchatisky M., Rivera S. Tissue inhibitor of metalloproteinases-1 (TIMP-1) modulates neuronal death, axonal plasticity, and learning and memory. Eur J Neurosci., 2005;

22 (10): 2569-2578.

6. Berretta S. Extracellular matrix abnormalities in schizophrenia.

Neuropharmacology, 2012;

62: 1584-1597.

7. Tohmi M., Tsuda N., Zheng Y., Mizuno M., Sotoyama H., Shibuya M., Kawamura M., Kakita A., Takahashi H., Nawa H. The cellular and behavioral consequences of interleukin-1 alpha penetration through the blood-brain barrier of neonatal rats: a critical period for efficacy.

Neuroscience, 2007;

150 (1): 234-250.

Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПОМОЩИ ДЕТЯМ, ПОПАВШИМ В ТРУДНЫЕ ЖИЗНЕННЫЕ СИТУАЦИИ.

Каримова Р.Б.(1), Абдрахманова Р.Б.(2), Алимжан А.С.(3) (1)д.психол.н., профессор КазНПУ им. Абая, (2)к.психол.н., доцент КазНПУ им. Абая, (3) м.н.с. КазНПУ им. Абая r.karimova@inbox.ru На сегодняшний день в осложненной социальной среде увеличиваются масштабы асоциального поведения среди подростков, большое количество детей проживают в трудных жизненных ситуациях.

Это результат глобального преобразования потребностей, что привело к серьезному обострению социально-экономических проблем, увеличению социального расслоения, изоляции, исключению или ограничению доступа социально незащищенных групп населения к полноправному участию в реальной общественной жизни.

В этой ситуации объективно нарушается жизнедеятельность ребенка (сиротство, инвалидность, физическое и психологическое насилие, безнадзорность, малообеспеченность, конфликты и жестокое обращение в семье, одиночество), которую он не может преодолеть самостоятельно [1].

В настоящее время достаточно остро стоит вопрос о проблемах детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации [2]. Особенностью развития детей, оказавшихся в неблагоприятной жизненной ситуации, являются серьезные проблемы психологического здоровья: эмоциональная неустойчивость, повышенный уровень тревожности и агрессивности, проблемы в коммуникативной сфере и адекватной самооценки [3].

Система комплексной помощи ребенку в трудной жизненной ситуации должна выстраиваться как взаимодополняющая цепочка от экстренной социальной помощи, педагогической поддержки и психологического сопровождения на уровне школ и медицинских учреждений.

В отечественной и зарубежной педагогике и психологии активно исследуются проблемы становления и развития детей, находящихся в трудной жизненной ситуации (Л.Я. Олиференко, Лангмейер, Дж. Боулби, Ю. Н.Н. Шульга, Бронфенбренер, Ф.Е. С.А. Расчетина, Василюк, И.Ф.

Толстых, Т.И. Дементьева, А.В. Запорожец, И. З. Матейчик, А.М.

Прихожан и др.). Ученые, представляющие социальную педагогику, Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" предлагают различные технологии социального воспитания детей и подростков, имеющих разные жизненные проблемы (М.А. Галагузова, А.В. Мудрик, В.Г. Бочарова, Ф.А. Мустаева и др.).

На сегодняшний день, наиболее известной является программа воспитания детей дошкольного возраста, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, разработанная Шахмановой А.Ш, которая охватывает два взаимосвязанных направления работы. Из которых первое направление предназначено для решение задачи компенсации личностных проблем воспитанников, их психологической гармонизации.

Второе направление программы предназначено для компенсации представлений детей о социальном мире, формирование практических навыков взаимодействия с ними [4].

При возникновении в жизни ребенка трудных ситуаций очень важным является правильное поведение людей, находящихся в микросоциальном окружении ребенка. Учителя, имеющие частые контакты со школьниками, могут помочь подростку войти в нормальный ритм повседневной учебной деятельности. Если педагог сможет скорее оказать первичную психологическую помощь после травмирующего события, то она эффективнее в снятии симптомов стрессового расстройства. Педагог-консультант показывает подростку способы решения проблемы, снижает его тревожность и повышает уверенность в себе.

По мнению Александровой А.Л. помощь в преодолении трудной ситуаций может оказать социальный педагог, используя нарративную терапию. Нарративная терапия ("повествовательная" от англ. narrative история) - направление в семейном консультировании и социальной работе, основывающееся на идее о том, что жизни и отношения людей формируются в процессе социального взаимодействия. Нарративные идеи активно внедряются в зарубежной психологической практике: Дж.

Циммерман, П. Шорт, Дж. Фридман, Дж. Нил, Дж. Комбс, В. Диккерсон, С. Мадиган, К. Томм и др, среди отечественных специалистов, использующих нарративную терапию можно отметить Е.С. Калмыкова, Е.С. Жорняк, С.А. Кулаков, Н. Савельева и др.

Главная цель психологического консультирования состоит в том, чтобы способствовать личностному росту ребенка в плане возникновения у него чувства перспективы, развития его способности анализировать и видеть жизненные ситуации в различных ракурсах, уметь разбирать различные стратегии поведения и осознанно им следовать [3]. Это возможно проводить уже с подросткового возраста, так как уже начинает формироваться временная перспектива, Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" развивается абстрактное, гипотетическое мышление, рефлексия своих умственных действий.

Шапиро Б.Ю. указывает, что консультирование детей имеет ряд особенностей, связанных со сложностью взаимоотношений ребенка и родителей, что может представлять серьезные проблемы при оказании социально-психологической помощи.

В результате трудных жизненных ситуации у детей формируется высокий уровень агрессивности, поэтому этим детям присущи враждебность, гневливость, преобладание в играх элементов насилия и злости, аутоагрессия и агрессия, направленная на других, более слабых, асоциальные действия. [5] Практические исследования показали, что любое агрессивное поведение можно предотвратить или уменьшить частоту его проявлений путем научения детей конструктивным способам выражения агрессии, изменением психосоматического состояния в ситуации проявления гнева. Соответственно, в комплексе коррекционных мероприятий необходимо использовать методики, позволяющие скорректировать содержание занятий с учетом индивидуально-личностных особенностей учащихся, отследить динамику развития и эффективность проведенной коррекционной работы.

Практический опыт показывает, что с этой целью можно использовать методику «Рисунок несуществующего животного (РНЖ)», где надо придумать и нарисовать несуществующее животное и назвать его несуществующим именем. У детей с высоким уровнем агрессии рисунки имеют следующие особенности: крупное изображение, сильная, уверенная линия рисунка, наличие орудий нападения (зубы, когти, рога и т. д.), изображение двоих животных – один нападает, другой убегает.

Все эти элементы указывают на присутствие враждебности, повышенной тревожности, спонтанно возникающей агрессии, эмоциональной неустойчивости ребенка.

У детей со средним и низким уровнем агрессии на рисунках практически не встречаются животные с угрожающим выражением лица, хищники или нападающие животные, отсутствуют символы прямой агрессии: зубы, клюв, когти и т. д. Эти рисунки отличаются стыкующимися линиями и более округлыми формами, что означает самоконтроль, дружелюбие, защитный характер агрессии. Таким образом методика РНЖ позволяет увидеть нам внутреннее состояние ребенка, его отношение к семье и к окружающему его миру [ 6] С помощью методики «Цветовой тест Люшера» как неосознанной реакции на цветовые эталоны мы определяли эмоциональную Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" напряженность детей, проявления агрессивных реакций в различных сложных педагогических ситуациях. Было установлено, что дети с высоким уровнем агрессивного поведения отдают предпочтение таким цветам как черный, красный, фиолетовый которые отражают неустойчивое эмоциональное состояние, агрессию, эмоции гнева, высокую тревожность. Менее предпочитаемые цвета у этих детей – серый, синий, желтый. Дети с низким уровнем агрессии предпочитают такие цвета как желтый, синий, зеленый, серый и практически не используют черный, коричневый, фиолетовый.

Анализ психических состояний в момент переживания трудной психотравмирующей ситуации может показать, что эти состояния имеют ярко выраженную негативную эмоциональную окраску, при этом ведущее место занимают страх, печаль, апатия и др. [7]. В то же время, неправильное общение “отравляет” психику ребенка, ставит под удар его психологическое здоровье, эмоциональное благополучие, его дальнейшую жизнь судьбу [8].

“Проблемные”, “трудные”, “непослушные” и “невозможные” дети, также как дети “с комплексами”, “забитые” или “несчастные” - всегда результат неправильно сложившихся отношений в семье. Как показывает мировая практика психологической помощи детям и их родителям, даже очень трудные проблемы с детьми вполне разрешимы, если удается создать благоприятный климат общения в семье. Для этого решения данной коррекционной проблемы мы использовали методики самоанализа семейной ситуации- «Сутки моего ребенка» и тест “Искусство воспитания. С помощью этих методик родители получают объективную информацию о том, чем занят ребенок и сколько времени у него занимает та или иная деятельность. Это позволяет определить уровень благополучия и широту взаимоотношений с детьми. Анализ своих отношений с ребенком помогает родителям серьезнее отнестись к процессу воспитания, по новому взглянуть на систему своих воздействий и понять возможные результаты этого воздействия.

Психолого-педагогический опыт показывает, что дети, занимающихся продуктивным досугом (спортом, рукоделием, рисованием, техническим трудом, прикладным творчеством) вырастают более организованными, уверенными в себе, самостоятельными личности, с развитым творческим мышлением.

Занятие творчеством удовлетворяют многие потребности ребенка, дают им возможность понять и оценить пределы своих способностей, проверить свою силу, выносливость, научиться владеть себя, усваивая групповые нормы поведения, получить умения и навыки в повседневной Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" жизни и коммуникативности.

Общеизвестно, что становление и развитие человека начинается в семье - первом социальном окружении, в котором человек усваивает основные нравственные ценности, навыки деятельности, общения, в том числе и опыт проведения досуга [10]. В этом плане система дополнительного образования детей представляет возможности по развитию творческих способностей обучающихся в различных областях спорта, искусства и техники. [10].

Основными профилактическими задачами при оказании помощи детям в трудных жизненных ситуациях является создание благоприятных условий, способствующих умственному, эмоциональному и физическому развитию личности. При этом, всестороннее изучение личности ребенка необходимо проводить с учетом причин кризисной ситуации.

Наш практический опыт показал высокую эффективность групповой и индивидуальной кризисной терапии. Как отмечает Старшенбаум, кризисная терапия должна проводиться поэтапно, на первом этапе терапевтическими мишенями служат чувства тоски и тревоги, неопреодолимости конфликтной ситуации и ожидания беды, чувства обиды и и беспомощности одновременно [12].

Установление терапевтического контакта требует на данном этапе требует терпения и сочувствия, без сомнений и критики.

Компетентность психотерапевта в целом и в особенностях индивидуального кризиса личности в частности дает восприятие подростком понимания, чуткости и заслуживает доверия, в результате чего ликвидируются чувства эмоциональной изоляции и безнадежности.

Сочувственное выслушивание облегчает реагирование подростком подавляемых негативных эмоций, что уменьшает аффективную напряженность.

На втором этапе кризисное вмешательство имеет своей целью рекнострукцию нарушенной микросоциальной сферы подростка. Здесь главную роль играет привлчение лиц из ближайшего окружения, с которыми подросток может сформировать новые высокозначимые отношения, облегчающие ему микросоциальную адаптацию.

Практический опыт показывает, что групповая кризисная терапия (ГКТ) имеет ряд преимуществ по сравнению с индивидуальной так как дает возможность получить помощь в новой группе, рассматривать и воспринимать мнение участников группы для разрешения кризиса и профилактики его рецидива в будущем.

На этапе кризисной поддержки большое значение придается Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" эмоциональному включению участника в группу, что обеспечивает ему эмпатическую поддержку членов группы, способствует ликвидации у него чувства безнадежности и отчаяния, а также представления об уникальности и непереносимости собственных страданий. [13] Для этого разрабатывается индивидуальная программа по оказанию социально-психологической помощи детям с учетом всех выявленных факторов, возрастных, физических и интеллектуальных возможностей каждого ребенка. Особого внимания требует налаживание системы межличностных отношений в коллективе сверстников, по месту учебы, снятие психотравмирующих ситуаций среди их ближайшего окружения.

Такая работа должна проводиться параллельно с оказанием профилактической педагогической помощи родителям в воспитании детей, преодолении педагогических ошибок и конфликтных ситуаций с детьми, разрешении внутрисемейных проблем и конфликтов [11].

Таким образом, социально-психологическая помощь является важнейшим звеном социального сопровождения детей, попавших в трудную жизненную ситуацию.

Литература 1. Барков А.В., Гражданско-правовое регулирование отношений с участием лиц, находящихся в трудной жизненной ситуации// Журнал Российского права – 2008 - № 4.

2. Александрова А.Л. Особенности использования нарративной терапии в работе с детьми, оказавшимися в трудной жизненной ситуации.// Психологическое и социально-педагогическое сопровождение детей и молодёжи: Материалы международной научной конференции. Ярославль: Изд-во ЯГПУ им. К.Д. Ушинского, 2005 г.

3. Шахманова А.Ш., О программе воспитания детей дошкольного возраста, оказавшихся в трудной жизненной ситуации// Дошкольник - Мл. школьник – 2007- № 2.

4. Прохоров А.О. Саморегуляция психических состояний:

феноменология, механизмы, закономерности/ А.О. Прохоров. М.:PerSe, 2005.

5. Варга А. Я. Системная семейная психотерапия. Курс лекций. – С-Пб, 2005. – 322 с.

6. Мудрик А.В.Социальная педагогика. - М, 2003. – 544 с.


7. Шапиро Б.Ю, Педагог как консультант: социально-психологическая помощь подросткам, попавшим в трудную жизненную ситуацию// Мир психологии – 2001 - № 2.

8. Дубровина И.В., Фадеева З.Г., Губарева Т.Г. Стили родительского Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" поведения // Завуч, 2005. - № 2.

9. Макаренко А. С. Сочинения. В 7 т. т. 1. - М, 2003. – 444 с.

10. Карабанова О.А. Психология семейных отношений и основы семейного консультирования. — М, 2004. – 266 с.

11. Осухова Н.Г. Психологическая помощь в трудных и экстремальных ситуациях /Н.Г. Осухова. – М.: Academia, 2005.

12. Старшенбаум Г.В. Формы и методы кризисной психотерапии:

Методические рекомендации. – М.,1987.

13. Каримова Р.Б., Казахбаева Г.И., Психолого-педагогическая интервенция острых кризисных состояний в подростковом возрасте\ Учебное пособие. – А.: 2012.

Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" ИССЛЕДОВАНИЕ АГРЕССИВНОСТИ В СТРУКТУРЕ ЛИЧНОСТИ С УЧЕТОМ ПОЛИМОРФИЗМА VAL66MET ГЕНА BDNF Кежаев О.С., Колесниченко Е.В.

ГОУ ВПО "Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского" Минздравсоцразвития России elena7610@yandex.ru Связь агрессии и агрессивного поведения с полиморфными маркерами генов нейропептидов, в частности, мозгового нейротрофического фактора (BDNF), изучена недостаточно.

Цель исследования: оценка роли гена BDNF в формировании черт личности сопряженных с агрессивностью.

Было проведено психодиагностическое и молекулярно-генетическое исследование 17 добровольцев из числа психически здоровых лиц ( мужчин, 12 женщин;

средний возраст 32,7+1,8). Методический аппарат для определения психологических характеристик включал следующие методики: 1) Опросник Басса-Перри;

2) Диагностическая методика TCI-125 структуры характера и темперамента C. Клонингера для измерения параметров темперамента «поиск новизны», характеризующего готовность к активизации исследовательского поведения в ответ на новизну стимулов, и «самонаправленность»;

3) Фрайбургский личностный опросник для определения спонтанной и реактивной агрессии. Молекулярно-генетическая часть исследования проводилась в лаборатории генетики НЦПЗ РАМН. Был определён аллельный полиморфизм Val66Met гена мозгового нейротрофического фактора (BDNF). В зависимости от генотипа BDNF были выделены две группы лиц: первая группа - с генотипом ValVal (11 человек, из них женщин, 2 мужчин), вторая группа - с генотипом ValMet (6 человек, из них 3 женщины, 3 мужчин).

Результаты, полученные в ходе использования опросника А. Басса и М. Перри, свидетельствуют о наличии в группе с генотипом ValMet тенденции к более выраженной враждебной атрибуции. Опросник темперамента и характера Р. Клонинджера показывает различия в группах по результатам шкал «Поиск новизны» и «Самонаправленность».

Лица с генотипом ValMet более эмоционально восприимчивы и склонны к быстрому формированию представления об окружающем, что в свою Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" очередь ведет к поверхностности восприятия ситуации в целом и совершению необдуманных действий.

Показатели спонтанной агрессии в группе с генотипом ValMet были несколько выше, чем у лиц с генотипом ValVal. Высокие оценки по шкале «Спонтанная агрессия» свидетельствуют о повышенном уровне психопатизации, создающем предпосылки для импульсивного поведения. Планируется продолжение исследования на большой выборке. Понимание генетических механизмов агрессивности как свойства личности позволит расширить существующие представления об агрессивности личности, что имеет большое значение для профилактики развития личностных расстройств и для психического здоровья населения в целом.

Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" ПОИСК КЛИНИКО-ТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ ШИЗОФРЕНИИ С РАННИМ НАЧАЛОМ С УЧЁТОМ ПОЛИМОРФИЗМА ГЕНОВ BDNF, 5HTR2A, DRD Колесниченко Е.В., Барыльник Ю.Б., Голимбет В.Е.

ГОУ ВПО "Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского" Минздравсоцразвития России, НЦПЗ РАМН elena7610@yandex.ru Исследования шизофрении с ранним началом представляют особый интерес в силу своей немногочисленности.

Цель: Исследовать клинико-терапевтические особенности шизофрении с ранним началом с учётом полиморфизма генов BDNF, 5HTR2A, DRD2.

Материалы и методы: В исследование были включены 142 пациента (средний возраст – 29,7 + 0,8 лет), страдающих параноидной шизофренией (F 20.0 по критериям МКБ-10) с ранней манифестацией заболевания (средний возраст манифестации – 14,9 + 0,25;

длительность болезни – 14,5 + 0,9 лет), проходивших лечение в психиатрических стационарах г. Саратова и Саратовской области. Из них 63 женщины, мужчин. Непрерывно-прогредиентный тип течения диагностирован у 133 пациентов, приступообразно-прогредиентый – у 9. Были исключены пациенты с первым психотическим эпизодом. Все пациенты ранее получали различные варианты купирующей и поддерживающей психофармакотерапии.

Молекулярно-генетическая часть исследования проводилась в лаборатории генетики НЦПЗ РАМН. Были исследованы следующие маркеры: полиморфизм Val66Met (аллели Val и Met) – для гена BDNF;

полиморфизм Т102С (аллели T и C) для гена 5-HTR2A и полиморфизм c939t (аллели С и T) для гена дофаминового рецептора D2 (DRD2).

Анализ анамнестических данных с учётом клинического, терапевтического и социального фактора позволил выделить три группы пациентов с различными вариантами развития болезни: респондеры, патреспондеры и нонреспондеры.

Основным критерием включения в группу респондеров (n=14) было отсутствие на фоне поддерживающей терапии выраженных проявлений прогредиентности процесса с сохранением удовлетворительного уровня социальной адаптации. Сюда были включены пациенты с Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" приступообразно-прогредиентным и непрерывным вариантами течения параноидной шизофрении. В период терапевтических ремиссий у данных пациентов отсутствовали выраженные продуктивные и негативные психопатологические расстройства. Больные сохраняли трудоспособность, были достаточно хорошо интегрированы в социум.

Обобщённой характеристикой группы патреспондеров (n=71) являлось постепенное утяжеление течения процесса наряду со снижением социального функционирования. В эту группу были включены больные, у которых, несмотря на проводимую поддерживающую терапию, отмечались постепенное нарастание негативной психопатологической симптоматики, ухудшение качества ремиссий, снижение результативности лечения, что требовало интенсификации терапии. Течение болезни характеризовалось прогредиентностью и утяжелением психотических проявлений. У больных данной группы происходило постепенное снижение уровня социального функционирования (переход на менее квалифицированную работу, частичная занятость, нетрудоспособность, появление черт асоциального поведения в виде злоупотребления алкоголем, склонность к правонарушениям и т.п.) С самого начала болезни в психическом состоянии пациентов, включенных в группу нонреспондеров (n=57), отмечались выраженные негативные и продуктивные расстройства, вызывающие значительное социальное снижение (нетрудоспособность, потребность в уходе и контроле за их поведением);

проводимая психофармакотерапия как в стационарных, так и в амбулаторных условиях, приводила лишь к частичной редукции и дезактуализации психотической симптоматики.

Среди носителей аллельного варианта Met+ гена BDNF нонреспонедры встречались чаще, а респондеры реже, чем среди носителей аллельного варианта Met-, однако различия не достигали уровня статистической достоверности. Различий частоты встречаемости клинических вариантов развития болезни среди носителей альтернативных аллельных вариантов гена 5-HTR2A и гена DRD выявлено не было. Возможно, наличие в генотипе аллеля Met гена BDNF обуславливает тенденцию к более злокачественному течению шизофрении с ранним началом.

Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" ДИНАМИКА РАСПОСТРАНЕННОСТИ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ В САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ ЗА ПЕРИОД С ПО 2011 ГГ.

Коломейчук А.В., Барыльник Ю.Б., Ледванова Т.Ю., Витренко М.Ю.

ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ Минздравсоцразвития России avkolomey@gmail.com По данным ВОЗ психические расстройства имеют значительный удельный вес в структуре хронических болезней. Согласно этим данным, в большинстве стран около 10% населения страдают различными формами психических заболеваний и еще у 10% обнаруживаются признаки непсихотических психических расстройств. Установлено, что общий уровень распространенности психических расстройств из года в год увеличивается. Эта информация подтверждает необходимость постоянного клинико-статистического анализа психического здоровья населения [6]. Произошедшие в нашей стране, равно как и во всем мире, политические и экономические изменения не могли не сказаться на состоянии психического здоровья людей. Естественно, что большинство современных авторов отмечают увеличение числа больных психическими заболеваниями [1,3,5].

Объект и методы исследования Анализ распространенности психических расстройств проводился на основании данных официальной статистики по Саратовской области за период 1999-2011 гг. с использованием формы 10 «Сведения о заболеваниях психическими расстройствами и расстройствами поведения» (утверждена Госкомстатом России от 29.06.99). При оценке динамики сравнивались интенсивные показатели (на 100 тыс.

населения).

Результаты и обсуждение При ежегодном анализе показателей распространённости психических расстройств в Саратовской области традиционно отмечаются лишь небольшие колебания чисел, как правило, в диапазоне «плюс / минус» 0,5 – 1,5%. В результате график на первый взгляд образует мягкую волнообразную кривую без резких всплесков и падений.

Поскольку в аналитических материалах исследуется относительно небольшой период времени (чаще 3 года, реже 5 лет), сравниваемые цифры, казалось бы, не позволяют убедительно говорить о росте Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" психических заболеваний среди населения территории. Иная картина представляется при сравнении показателей за более длительный период времени – более 10 лет.

Число зарегистрированных больных в 2011 году составило 68,9 тысяч человек или 2736,8 на 100 тысяч населения. Мы видим, что под наблюдением психиатров официально находится 2,7% населения области.

На диспансерном учете состоит 41,3 тыс. больных или 1638 на 100 тыс.

населения. Консультативная группа составляет 17,7 тыс. человек или 703 на 100 т.н. Из всех зарегистрированных больных 28% - это пациенты с тяжелой патологией – психозами и слабоумием.

Оценивая период с 1999 года по 2011 год, мы наблюдаем значительный рост психических расстройств, составляющий 16,9% ( г. – 2341,9 на 100 тыс. населения, 2011г. - 2736,8). Максимальный рост отмечается по распространенности психозов, за этот период их число увеличилось на 23,8%. Зарегистрированных непсихотических расстройств в 2011 году было на 20% больше, чем в 1999. Меньше всего меняется распространенность олигофрении (рост на 4,9% за анализируемых лет).

В эпидемиологических исследованиях показатели распространенности психических заболеваний имеют основополагающее значение. Следует отметить, что, по данным различных авторов, они весьма вариабельны [5]. Это объясняется тем, что данные показатели зависят от многих факторов, в частности, от диагностических подходов и методических приемов исследования, а так же от демографических и культурных особенностей изучаемой части населения. Например, на интенсивный показатель значительно влияют изменения численности населения, ежегодно регистрируемого в Саратовской области.

Следствием увеличения цифр распространенности заболеваний несомненно является улучшение организационной работы психиатров по выявлению больных и совершенствование системы учета психических больных [4].

Выводы Число зарегистрированных больных с психическими расстройствами по области продолжает увеличиваться, как в целом, так и большинству нозологических категорий, а также по всем возрастным группам. За период с 1999 по 2011 годы рост показателей распространённости психических расстройств составил в целом 16,9%. Максимальный рост отмечается по распространенности психозов, за этот период их число увеличилось на 23,8%.

Для объективной оценки истинных тенденций, отражающих Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" динамику распространённости психических расстройств, в масштабах крупного региона необходимо исследование большого периода времени, чем 3 – 5 лет, т.е. от 10 лет и более.

Литература 1. Ю. А. Александровский - Пограничные психические расстройства// Руководство для врачей. – Изд. 2-е. – М.:Феникс, 1997 С. 52-54.

2. И.Я. Гурович. - Психическое здоровье населения и психиатрическая помощь в России // Психиатрия и психофармакотерапия. 2001. № (приложение). С.3-9.

3. Б.Д. Менделевич - Региональные особенности заболеваемости психическими расстройствами детей в РФ //Журнал неврологии и психиатрии – 2010 - №7. С 48- 4. А.С. Тиганов, А.В. Снежневский, Д.Д. Орловская и др. //Руководство по психиатрии/- М.: Медицина, 1999. – С. 313- 5. Б.Д. Петраков, Б.Д. Цыганков - Эпидемиология психических расстройств//Руководство для врачей. – М.,1996. 136с.

6. В.С. Ястребов - Психическое здоровье населения накануне третьего тысячелетия // Психиатрия и психофармакотерапия. 2001. № (приложение). С.12-15.

Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" ВЗАИМОСВЯЗЬ АЛКОГОЛЬНОЙ АДДИКЦИИ СТУДЕНТОВ ПЕРВОГО КУРСА ВУЗА И ПОКАЗАТЕЛЕЙ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ Кушнерова Ю.Ю., Дмитриева Н.В.

Сибирский институт-филиал РАНХиГС при Президенте РФ, ФГБОУ ВПО "Новосибирский государственный педагогический университет" yulia1146@yandex.ru Рассмотрение взаимосвязи алкогольной аддикции студентов первого курса вуза и показателей социально-психологической адаптации данной категории студентов к обучению необходимо начать с рассмотрения самого термина «аддикт». В переводе с латинского языка addicere он обозначает «способствовать», «благоволить». В настоящее время аддикция определяется как пристрастие к веществу, бесконтрольное стремление к его приему, или стремление практиковать определенный вид деятельности для достижения определенного психического эффекта [2, с. 45]. В русском языке синонимами термина «аддикция» являются «зависимость» и «зависимое поведение».

В своих работах В. Н. Бородулин и С. В. Котлярова делают акцент, описывая причинность аддиктивного поведения, на возрастание нагрузки на системы адаптации на психофизиологическом и психологических уровнях, что приводит к нарушению процесса адаптации, возникновению чувства потерянности, слабости, нарушению психического комфорта, появлению отрицательных эмоций. Данное состояние возникает у студентов младших курсов в связи с постоянно растущим потоком информации в процессе обучения в вузе, которую студент не в силах полностью переработать в течение дня, что приводит к чувству беспомощности и загнанности. В качестве способа восстановления психического комфорта люди с низкой степенью переносимости фрустрации, по мнению авторов, выбирают для себя аддиктивное поведение. Данное поведение дает возможность уйти от проблем, получить позитивные эмоции [1, с. 9].

В своих исследованиях по изучению современных особенностей злоупотребления легким и крепким алкоголем подростками и юношами А. Ю. Егоров выявил, что современные подростки предпочитают легкие алкогольные напитки крепким, стерты половые различия в приеме алкогольной продукции между юношами и девушками, среднесуточное Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" употребление легких алкогольных напитков в пересчете на чистый этанол превышает по количеству злоупотребление крепкими напитками, что может способствовать переходу аддиктивного поведения в алкоголизм [3, с. 70].

Для постановки диагноза алкогольной аддикции выделяются следующие критерии: сильное желание (чувство непреодолимой тяги к алкогольной продукции), сниженная способность контролировать начало и окончание приема алкогольной продукции или дозу, состояние отмены при уменьшении дозы или прекращении приема, необходимость увеличения дозы, поглощенность употреблением алкогольной продукции, продолжающееся употребление, вопреки явным признакам вредных последствий [2, с. 46].

Алкогольная аддикция может формироваться под влиянием процесса социально-психологической адаптации Под социально-психологической адаптацией в вузе мы будем понимать непрерывный внутренне обусловленный процесс, характеризующий в конечном итоге принятие или непринятие развивающейся личностью внешних и внутренних условий осуществления учебно-профессиональной деятельности в высшем учебном заведении, а так же активность личности по изменению этих условий в желаемом направлении. Социально-психологическая адаптация студентов вуза имеет определенные функции: повышение уровня социальной активности личности и включение студента в социальную деятельность.

Рассмотрим этапы и результаты исследования. На первом этапе исследования нами поставлена задача, связанная с выявлением среди студентов 1 курса, включенных в выборку исследования, лиц, склонных к алкогольной аддикции, и определением преобладающей мотивации аддиктивного поведения. Всего в исследовании на данном этапе приняло участие 214 человек (студентов первого курса вузов г. Новосибирска).

Все респонденты были обследованы с помощью методики «Шкала склонности к алкоголизму» Мак-Эндрю, позволяющей проводить раннюю диагностику алкоголизма и склонность к злоупотреблению алкоголем. Полученные результаты представлены в таблице 1.

Дальнейшая психодиагностика проводилась с участием респондентов трех указанных групп.

Выявление особенностей аддиктивного поведения и исследование структуры мотивации употребления алкогольной продукции в исследуемых группах проводились с использованием методики В. Ю. Завьялова «Мотивация потребления алкоголя». Анализ Интернет-конференция "Биологические основы психических расстройств" полученных результатов показал, что структура мотивации потребления алкоголя в исследуемых группах различается.

Таблица 1. Количество респондентов в экспериментальных группах Группа Группа Группа респондентов, респондентов с Кол-во условно-здоровых имеющих признаками респондентов респондентов склонность к сформированной аддикции аддикции Кол-во респондентов 80 76 в группе (абс.зн.) Кол-во респондентов 37,4% 35,5% 27,1% в группе (в %) Итого: 214 человек Для условно-здоровых респондентов преобладающими мотивами является гедонистический и социально-обусловленные мотивы (традиционные). При этом их значения свидетельствуют о низкой напряженности аддиктивной мотивации (средние значения – менее баллов по шкале), что подтверждается низким значением интегрального индекса эмоционального напряжения – 22,5 баллов.

В группе респондентов, имеющих склонность к употреблению алкогольной продукции, преобладающими мотивами являются гедонистический, атарактический, субмиссивный и псевдокультурный.

Таким образом, значительное влияние на формирование алкогольной аддикции оказывает социальная группа, на признание которой ориентированы респонденты. Также значительную роль играет эмоциональная мотивация, обусловливающая желание респондентов испытывать положительные эмоции и подавлять тревогу, неуверенность, напряжение и страх с помощью употребления алкогольной продукции.

Важно отметить, что все мотивы первой и второй триады имеют степень выраженности выше среднего. Также начинает формироваться похмельная мотивация. Все это в совокупности определяет высокий уровень напряжения мотивации потребления в группе (56,3 балла).



Pages:   || 2 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.