авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФГУ «МОСКОВСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ГЛАЗНЫХ

БОЛЕЗНЕЙ им. ГЕЛЬМГОЛЬЦА»

МИНЗДРАВСОЦРАЗВИТИЯ РОССИИ

ГОУ ВПО «МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

МЕДИКО–СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»,

КАФЕДРА ГЛАЗНЫХ БОЛЕЗНЕЙ ФАКУЛЬТЕТА ПОСЛЕДИПЛОМНОГО

ОБРАЗОВАНИЯ

III РОССИЙСКИЙ ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНЫЙ

ОФТАЛЬМОЛОГИЧЕСКИЙ ФОРУМ

СБОРНИК ТРУДОВ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ С МЕЖДУНАРОДНЫМ УЧАСТИЕМ, ПОСВЯЩЕННОЙ 110-ЛЕТНЕМУ ЮБИЛЕЮ МНИИ ГБ им. ГЕЛЬМГОЛЬЦА Москва, 7-8 октября 2010 года под редакцией В.В. Нероева Том 2 МОСКВА 2010 УДК 617.7 ББК 56.7 Р 76 Ответственный редактор Заслуженный деятель наук

и РФ, Заслуженный врач РФ профессор, доктор медицинских наук В.В. Нероев Редакционная коллегия:

Л.А.Катаргина (зам. отв. редактора), Е.П.Тарутта (зам. отв. редактора), Р.А.Гундорова, Ю.Ф.Майчук, О.А.Киселева, Е.Н.Иомдина, С.М.Садомова, А.А.Галчин, Т.Х.Петрова III Российский общенациональный офтальмологический Р76 форум: Сборник трудов научно-практической конференции с международным участием. Москва, 7-8 октября 2010 г. – М.: ФГУ «Московский научно-исследовательский институт глазных болезней им.

Гельмгольца» Минздравсоцразвития, 2010. В 2 томах. Т.2, 488 с. + цв.

вклейка 12 с.

ISBN 978-5-904644-04-8 (т. 2) ISBN 978-5-904644-05- Сборник содержит научные труды российских и зарубежных офтальмологов, посвященные актуальным проблемам офтальмотравматологии, диагностике и лечению глаукомы, воспалительных заболеваний глаз, патологии сетчатки и другим клинически и социально значимым вопросам. Сборник адресован широкому кругу врачей-офтальмологов, ученых, представителей смежных специальностей.

All-Russian Ophthalmological Forum: Proceedings of the International Conference. Moscow, October 7-8, 2010. – M.: Moscow Helmholtz Research Institute of Eye Diseases, 2010. 2 Volumes. Volume 2, 488 p.

Two volumes contain papers by Russian and foreign ophthalmologists on current issues and recent technologies of diagnosing and treatment of ocular trauma, glaucoma, infectious eye diseases, retinal pathology, as well as other clinically and socially important issues. The edition is intended for eye doctors, vision researchers, and specialists in adjacent areas of science.



УДК 617. ББК 56. Подписано в печать 20.09.10. Формат 60х90/16. Усл. печ. л. 30.5. Тираж 500 экз. Заказ 068.

ЗАО «Компания «Ассистент». 107996, Москва, ул. Гиляровского, 39.

ISBN 978-5- 904644-04-8 (т. 2) © ФГУ «Московский научно-исследовательский институт ISBN 978-5-904644-05- глазных болезней им. Гельмгольца» Минздравсоцразвития, Раздел 3. Воспалительные заболевания глаз – диагностика, лечение ИННОВАЦИОННЫЕ МЕДИЦИНСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ В ДИАГНОСТИКЕ И ЛЕЧЕНИИ БОЛЕЗНЕЙ ГЛАЗНОЙ ПОВЕРХНОСТИ Майчук Ю.Ф.

г. Москва Воспалительные заболевания составляют основную группу поражений глазной поверхности. Под названием «глазная поверхность» принято подразумевать пять компонентов: роговицу, конъюнктиву, лимб, слёзную плёнку, края век и ресницы. На протяжении ряда лет мы приводили сведения о высокой распространённости воспалительных заболеваний глаз (Ю.Ф.

Майчук, 2009), начиная с расчётных данных 1995 года.

Опубликованные последние показатели глазной заболеваемости и обращаемости в глазные кабинеты (В.В. Нероев, 2010) позволяют предположить, что заболеваемость глазной поверхности за последние годы не снижается и достигает, по нашим расчётным данным, 18 млн. больных в год.

В последние 2-3 года в офтальмологическую практику активно входят инновационные технологии диагностики и лечения болезней глазной поверхности.

Экспресс диагностика аденовирусного конъюнктивита.

Известно, что своевременно не распознанные первые случаи аденовирусных конъюнктивитов (АК) могут перерасти во вспышку аденовирусной инфекции в больнице, детском коллективе, нарушая ритм работы учреждения. С другой стороны, по этой же причине несвоевременно начатое специфическое лечение может быть причиной тяжелого гиперэргического течения заболевания с грубыми рубцами конъюнктивы и пожизненным помутнением роговицы с понижением зрения. Вот почему ранняя диагностика АК улучшает исход заболевания и снижает эпидемиологическую опасность.

Признанные в мире эталонные методы диагностики АК – МФА и ПЦР имеют некоторые ограничения: отсроченность получения результата, необходимость сложного оборудования и квалифицированного персонала, условия специализированной лаборатории.

Новый прибор RPS Аденодетектор для экспресс-диагностики АК открывает возможность диагностики в кабинете окулиста в течение 10 минут. Аденодетектор работает на основе качественного выявления аденовирусных антигенов в слёзной жидкости на принципе латеральной проточной иммунохроматографии. Прибор выявляет любой из известных серотипов аденовирусов.

Диагностическая проба осуществляется в кабинете врача офтальмолога, забор слёзной жидкости производится 3- скользящими движениями мягкого наконечника кассеты по поверхности конъюнктивы нижнего века. По истечении 10 минут на тест-полоске кассеты появляется результат исследования – отрицательный (одна линия) или положительный (две линии). У больных, обследованных в 1-2 сутки заболевания, мы наблюдали положительный ответ уже в течение 3-х минут.

По зарубежным данным многоцентровых рандомизированных исследований чувствительность аденодетектора по сравнению с методом МФА составила 88%, а специфичность – 91%, а при использовании ПЦР чувствительность аденодетектора составила 88%, а специфичность – 91% (Ю.Ф. Майчук, О.В. Зайцева, 2009).





По последним данным, вслед за аденодетектором разрабатываются и другие препараты для экспресс-диагностики – Герпесдетектор и Хламидиадетектор.

Диагностика заболеваний роговицы. Основные трудности в диагностике и оптимизации лечения возникают при инфекционных поражениях роговицы.

Метод передней оптической когерентной томографии (ОКТ) – высокоинформативный метод, открывающий принципиально новые возможности в диагностике и мониторинге лечения поражений роговицы. С помощью прибора «Visante OCT» стала возможной оценка размеров и глубины язвенного дефекта роговицы, тяжести поражения роговицы по увеличению толщины и интенсивности инфильтрации в зоне патологического процесса, определяется состояние угрозы перфорации или уже наступившая перфорация, выявляется сложный ход скрытой перфорации, перфорация, заблокированная радужкой с восстановленной передней камерой. Обнаруживаются дистрофические процессы с образованием полостей в строме роговицы, отслойкой десцеметовой оболочки. ОКТ позволяет оценить размеры и тяжесть поражений при стромальном герпетическом кератите и динамику улучшения состояния в мониторинге лечения. С помощью ОКТ можно определить тяжесть воспалительного процесса в передней камере при тотальном снижении прозрачности роговицы.

Обследование больного можно производить в процессе консультативного приема больного, длительно сохранять и документировать визуализированные результаты исследования (Ю.Ф. Майчук, 2010;

Ю.Ф. Майчук, Е.А. Миронкова, Е.Р.

Стирманова, 2010). Наши исследования с ОКТ у 75 больных будут представлены отдельным сообщением.

Диагностика и мониторинг лечения сухого глаза. Сухой глаз поражает, по расчётным данным, до 10% населения. На амбулаторном приёме окулиста выявляется среди больных в возрасте до 40 лет – у 12%, старше 50 лет – у 67% (В.В. Бржеский, Е.Е. Сомов, 2002). Сухой глаз является частым последствием после глазных инфекций: аденовирусной – 80%, герпесивирусной – 78%, хламидийной – 52%, после бактериальных блефароконъюнктивитов – 87% (Д.Ю. Майчук, 2005).

Трудности диагностики сухого глаза потребовали использования в нашей практике комплекса различных тестов:

проба Ширмера, время разрыва слёзной плёнки (проба Норна), выявление микроэрозий роговицы (окраска флюоресцеином), обнаружение ксероза (окраска бенгальским розовым или лиссаминовым зелёным), определение высоты слёзного мениска, измерение слёзного ручья методом ОКТ, выявление окладок конъюнктивы и др. Важное диагностическое значение имеют жалобы больного на чувство «песочка» под веками, ощущение сухости.

Особый интерес представляет новый метод в диагностике и мониторинге лечения сухого глаза – определение осмолярности слезы с помощью прибора TearLab (Tradomed). Метод прост и выполним в условиях консультативного приёма врача офтальмолога. Щупом специальной кассеты берётся одна капля слезы у края века. Кассета помещается на прибор, который в секунды выдаёт на шкале уровень осмолярности слезы (mOsms/L).

Принято следующее соотношение показателей осмолярности и оценки клинической: 275-316 – норма, 317-325 – начальная стадия сухого глаза, 326-335 – выраженный сухой глаз, выше 335 – тяжёлая форма сухого глаза. Используя прибор более года (Е.В.

Яни), мы убедились в чётком соотношении уровня осмолярности и клинической оценки выраженности сухого глаза.

Терапия бактериальных заболеваний глазной поверхности.

По мере того, как в практике всё меньше используются препараты, применяющиеся уже в течение 40-50 лет (сульфацил натрия – капли, левомицетин – капли, гентамицин – капли, тетрациклин – глазная мазь), в практику входят новые антибактериальные средства, отличающиеся рядом преимуществ: более высокой активностью, лучшей переносимостью (меньше аллергических и токсических реакций), меньшим числом резистентных штаммов возбудителей.

Основное место занимают анминогликозиды и хинолоновые антибиотики.

Новым среди аминогликозидов являются глазные капли Тобрекс 2Х, отличающиеся пролонгированным действием за счёт вязкой основы. Повышение переносимости достигнуто благодаря использованию мягкого консерванта капель и меньшего числа инстилляций. Тобрекс 2Х достаточно применять 2 раза в день и только в более тяжёлых клинических случаях – 3-4 раза.

Представляют интерес исследования по созданию глазных капель амикацина, также обладающего бактерицидным действием.

Фторхинолоновые антибиотики широко и прочно вошли в офтальмологическую практику, эффективны против большинства возбудителей глазных инфекций, включая хламидии. Первым из хинолонов стали применять Ципрофлоксацин в виде капель и мази, он и сегодня признан в мире самым эффективным в лечении синегнойной инфекции. Ципромед, 0,3% глазные капли ципрофлоксацина, находит широкое применение в лечении бактериальных конъюнктивитов и кератитов, в том числе и синегнойной язвы роговицы. Используется в офтальмологической практике и офлоксацин (начат выпуск отечественного производства глазной мази Офлоксацин-АКОС). В лечении тяжёлых бактериальных поражений глазной поверхности мы сочетаем Ципромед (или Лофокс) 3-5 раз в день и Тобрекс 3-5 раз в день. В самые последние годы появился ряд сообщений о применении в лечении бактериальных конъюнктивитов и в послеоперационной профилактике глазных капель левофлоксацина (Офтаквикс, Сигницеф), на подходе моксифлоксацин (Вигамокс). Последние хинолоны имеют хорошую переносимость, выпускаются в виде 0,5% глазных капель, по спектру антибактериального действия более активны против грамположительной и менее – против грамотрицательной микрофлоры, их эффективность при синегнойной язве роговицы ещё требует доказательных исследований.

Получает всё большее внимание использование глазных капель антисептиков. Сначала это был Витабакт, широко применяемый во Франции, а теперь новый препарат – Окоместин.

Витабакт, глазные капли 0,05% пиклоксидина, представляют практический интерес как препарат антисептик с широким противоинфекционным спектром действия (против многих видов грамположительных и грамотрицательных бактерий, хламидий, некоторых вирусов и грибов). Препарат отличает очень хорошая переносимость. Особенно широко применяется в лечении хронических конъюнктивитов и блефароконъюнктивитов, где антибиотики нередко вызывают сильное раздражение. Витабакт можно применять также при бактериальной инфекции у больных, страдающих аллергией.

Окоместин (миромистин 0,01%) отечественного производства обладает главными преимуществами глазных капель-антисептиков:

более широкий спектр антибактериального действия, чем антибиотики, хорошая переносимость, отсутствие консерванта.

Окомистин эффективен при глазных инфекциях, которые вызывают бактерии грамположительные, бактерии грамотрицательные, хламидии, вирусы, грибки, паразиты – особенно эффективен в лечении хронических конъюнктивитов. Окомистин применяется также при бактериальной инфекции у больных, страдающих аллергическими заболеваниями глаз.

Расширяется арсенал комплексных глазных средств, содержащих антибиотик дексаметазон, оказывающих + одновременно антибактериальное и мощное противовоспалительное действие. Если ранее использовались комбинации: дексаметазон + аминогликозид, то сейчас появился первый комбинированный препарат, включающий дексаметазон + ципрофлоксацин (Комбинил-Дуо), соответственно расширился и спектр антибактериального действия.

Терапия вирусных поражений глазной поверхности.

Офтальмоферон, первые в мире стабильные глазные капли интерферона, находит всё более широкое применение в лечении аденовирусных и герпесвирусных поражений глаз. Вместе с тем, Офтальмоферон получил разрешение и на применение в лечении болезни сухого глаза, для предупреждения вирусной инфекции и других осложнений при рефракционной хирургии и кератопластике. Офтальмоферон начал широко использоваться в комплексной терапии хламидийной инфекции (Э.В. Бойко, 2008).

Расширяется область применения Офтальмоферона и в связи с определённой противоаллергической активностью препарата.

Гиперэргический аденовирусный конъюнктивит (АК) требует определённой тактики терапии. Под этим термином мы подразумеваем тяжёлое течение кератоконъюнктивита с выраженным отёком и гиперемией век, хемозом конъюнктивы, плёнчатыми образованиями на конъюнктиве с легко возникающей кровоточивостью при попытке разрыва спаек, тяжёлыми роговичными поражениями и нередко – увеитами. Можно выделить следующие три фактора риска развития таких форм:

вирулентность штаммов вируса, циркулирующего в период вспышки (в последние годы обратили внимание на тяжёлые вспышки в Москве, Рязани, Курске);

токсическое и аллергическое воздействие лекарственных средств, длительно и необоснованно применяемых в лечении АК (антибиотики, противогерпетические препараты, мощные противоаллергические средства, анестетики и др.);

позднее начало использования лекарственных средств, эффективных при аденовирусной инфекции.

По опыту нашего отдела (Е.В. Яни) эффективным в лечении гиперэргического АК является алгоритм терапии, включающий в качестве базового лечения Офтальмоферон, 10-12, затем 6-8 раз в день в сочетании с инстилляцией дексаметазона (Декса-Пос, Максидекс) 3 раза в день. В особо тяжёлых случаях необходимы парабульбарные инъекции дексаметазона 0,3 мл раз в сутки в течение 5-10 дней. Плёнки конъюнктивы век механически удаляются и закладывается глазная мазь антибиотика (Флоксал, Офлоксацин). В менее тяжёлых случаях вместо дексаметазона применяют диклофенак – Дикло-Ф, или поступившую недавно пролонгированную форму препарата - Диклофенаклонг. При появлении роговичных поражений к стероидной терапии необходимо добавить мазь ВитА-Пос или капли Хилозар-Комод.

По мере улучшения состояния увеличивается применение слёзозаместителей: Офтолик или Искусственная слеза, Хило Комод, Хилабак.

В эпидемиологическом плане особый интерес представляют данные о том, что герпетические конъюнктивиты возникают примерно в 5 раз чаще, чем герпетические кератиты. Но характерные пузырьковые высыпания на конъюнктиве исчезают через несколько часов, и герпетический характер конъюнктивита не распознаётся, а, следовательно, преобладающее число этих больных вообще не получают противогерпетического лечения.

В противогерпетической терапии основными остаются глазная мазь Ацикловира (уже есть отечественного производства), Офтальмоферон и индукторы интерферона. Среди последних с каждым годом усовершенствуется методика применения Полуадана (С.Э. Аветисов и соавт., 2010), Актипола (С.И. Акберова, 2010).

Ускоряет заживление герпетической язвы роговицы сочетанное применение Офтальмоферона и переменного магнитного поля – магнитофорез (Д.Е. Токарев, Л.А. Ларина, 2010).

Арсенал противовоспалительных средств, применяемых при герпетических кератитах, в том числе с изъязвлением роговицы, пополнился отечественным препаратом диклофенака – Диклофенаклонг.

Терапия аллергических поражений глазной поверхности.

Обычно противоаллергические глазные капли применяются при аллергических конъюнктивитах и кератитах (сезонный поллинозный, хронический круглогодичный, лекарственный конъюнктивит, весенний катар, крупнопапиллярный конъюнктивит, атопический кератоконъюнктивит).

Вместе с тем, опыт показывает, что есть и другие области применения противоаллергических средств:

аллергические реакции при инфекционных конъюнктивитах, как проявление инфекционного процесса;

аллергические, псевдоаллергические, токсические реакции на лекарственные препараты (лекарственное средство или консервант глазных капель), применяемые в лечении глазных заболеваний;

инфекционное поражение больных, страдающих аллергией.

Из числа глазных противоаллергических средств самым мощным остаётся препарат Полинадим, глазные капли, применяемые 2 раза в день в течение 5-10 дней.

В последние годы в практику вошёл препарат Опатанол, глазные капли – 0,1% раствор олопатадина. Принципиально важным оказался механизм действия. Опатанол обладает выраженным двойным противоаллергическим эффектом:

антигистаминным и тормозящим дегрануляцию тучных клеток. В нашей практике Опатанол успешно применялся в лечении различных по тяжести и течению клинических форм. Препарат можно применять у детей. Разрешённая длительность применения – до 3-х месяцев, что перекрывает весь период, опасный для больных сезонным поллинозным конъюнктивитом.

Позднее в офтальмологической практике стал применяться препарат Задитен, глазные капли, обладающие также антигистаминным эффектом и стабилизирующем тучные клетки.

Дополнительная терапия. Средства дополнительной терапии играют важную роль в лечении заболеваний глазной поверхности. Рассмотрим некоторые препараты, исследованные в последние 1-2 года.

Расширяется арсенал антиоксидантной терапии.

Экспериментальные исследования глазных капель Дерината – иммуномодулятора с репаративной активностью - показали хорошую переносимость глазных капель, отсутствие побочного действия, эффективность в лечении экспериментального офтальмогерпеса. Клинические исследования продемонстрировали эффективность в комплексной терапии тяжёлых форм бактериальных кератитов, включая синегнойную язву, и герпетических кератитов.

Препарат Мексидол, известный как мощный антиоксидант, при системном введении нашёл широкое применение при нарушениях мозгового кровообращения, сердечно-сосудистых заболеваниях, для повышения резистентности организма при гипоксии, стрессе, интоксикациях.

Клинические наблюдения показали, что Мексидол, применявшийся внутримышечно, оказывает выраженный эффект в комплексном лечении тяжёлых бактериальных язв роговицы, герпетическом кератите, дистрофии роговицы и других заболеваниях глазной поверхности. Это находит своё обоснование в экспериментальных исследованиях, показавших, что глазные капли Мексидола повышают антиоксидантную активность слезы и ускоряют эпителизацию роговицы (Ю.Ф. Майчук и соавт., 2009).

Экспериментальные исследования позволили рекомендовать для клинических испытаний новую разработку – Визоксим глазной гель, как препарат репаративного действия.

Важное место в репаративной терапии при метаболических поражениях глазной поверхности занял препарат ВитА-ПОС, мягкая глазная мазь, содержащая витамин А, который стимулирует репаративные процессы в роговице, является стимулятором иммунитета, обеспечивая продукцию интерлейкинов.

Препараты слёзозаместительной терапии занимают важное место в лечении воспалительных и метаболических заболеваний глаз и являются основой базисной терапии сухого глаза – одного из самых распространённых заболеваний глазной поверхности. В настоящее время число разрешённых для применения в России препаратов искусственной слезы достигает 30. В самое последнее время в практику вошли: Офталик без консерванта, Искусственная слеза, Хилабак (гиалуронат натрия). Уже зарегистрированы в России препараты, широко применяемые в зарубежной практике – Визин, чистая слеза и Визин, чистая слеза без консерванта. Такое огромное число слёзозаместителей делает нелёгким для врача выбор препарата. Вот почему внимание учёных направлено на оптимизацию лечения сухого глаза.

Наши наблюдения показали необходимость учитывать при выборе препарата искусственной слезы следующие параметры:

клиническую картину, тяжесть течения, наличие поражения роговицы;

базисную составляющую препарата: полимеры, гиалуроновая кислота, декстраны, полисахариды;

консервант глазных капель: обычный, «мягкий», без консерванта;

характер ёмкости для капель: удобный для дома, дороги, на работе: стандартная ёмкость с капельницей, сложные поршневые системы, монодозы.

КЛИНИКО – ЛАБОРАТОРНАЯ ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРЕПАРАТА ШАЙЛОК ПРИ ВОСПАЛИТЕЛЬНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ ГЛАЗ Бахритдинова Ф.А., Билалов Э.Н., Джамалова Ш.А., Миррахимова С.Ш.

г. Ташкент, Узбекистан Воспаление представляет собой сложную комплексную местную реакцию организма на повреждение ткани. Это многофазный процесс, включающий альтерацию (повреждения тканей), сосудисто-экссудативные процессы и пролиферацию.

Купирование воспалительной реакции обеспечивается применением различных групп препаратов. Группа нестероидных противовоспалительных средств (НПВС) воздействует на все этапы воспалительного процесса. НПВС уменьшают проницаемость капилляров и, тем самым, снижают интенсивность экссудативных проявлений воспаления;

стабилизируют лизосомные мембраны, ограничивая альтерацию тканей в очаге воспаления;

подавляют синтез и активность медиаторов воспаления;

оказывают цитостатическое действие. НПВС приводят к торможению пролиферативных процессов и агрегации тромбоцитов. Кроме противовоспалительного эффекта, который отличается неспецифичностью действия, эта группа препаратов оказывает болеутоляющее и жаропонижающее действие [1,4].

На фармацевтическом рынке нашей республики уже известны глазные лекарственные формы, действующим веществом которых являются диклофенак 0,1% (Clodifen, Voltaren Ophthalmic, препараты Наклоф и Дикло-Ф), индометацин (препарат Индоколлир) [2,3]. Впервые нами был изучен препарат кеторолак трометамин производства 0,5% (Shaylok) «SHAYANA HEALTCARE PVT. LTD.» (Индия), клиническое испытание которого, по решению Фармакологического Комитета (протокол №19 от 6 ноября 2009 г.), проводилось на базе 2 клиники (Ташкентской медицинской академии). По результатам наших исследований препарат разрешен Фармакологическим Комитетом для использования в практической офтальмологии (протокол № 541/12 от 23 июня 2010 г.). Кеторолак блокирует работу фермента циклооксигеназа, который необходим для биосинтеза простагландинов, тем самым уменьшая уровень простагландинов в глазной жидкости, не влияет на работу глаза и не оказывает влияния на внутриглазное давление.

Цель исследования: провести сравнительную оценку эффективности офтальмологических препаратов «Шайлок – 0,5%»

и «Клодифен» (диклофенак – 0,1%) на основании клинико инструментальных и биохимических параметров при воспалительных поражениях глаз неинфекционной этиологии.

Материал и методы. Обследовано 40 человек: 22 мужчины и 18 женщин, средний возраст больных составил 53 года. В группу исследования были включены больные с воспалительными заболеваниями глаз неинфекционной этиологии, что подтверждалось результатами бактериологического посева.

Клинико-лабораторные исследования проводились на базе клиники ТМА. Биохимическое исследование слезной жидкости производилось в центральной научно-исследовательской лаборатории ТМА.

Все больные в зависимости от проводимого лечения, были разделены на контрольную и основную группы по 20 человек.

Количество глаз соответствовало количеству пациентов, так как у всех обследованных патологический процесс протекал на одном глазу. Для создания репрезентативных групп распределение больных по полу, возрасту и поставленному диагнозу было однородным (таблица 1).

У всех пациентов в анамнезе отсутствовала аллергическая реакция на прием НПВС. Пациентам основной группы назначался раствор «Шайлока - 0,5%» в виде инстилляций 3-4 раза в день, длительность лечения составляла от одной недели до одного месяца, в зависимости от динамики патологического процесса.

Пациентам контрольной группы назначался раствор «Клодифена 0,1%» по аналогичной схеме. Лечение проходило на фоне стандартного курса лечения данных нозологий.

Таблица 1. Виды офтальмологических патологий Основная группа Контрольная группа 20 человек 20 человек Нозология муж жен муж жен Состояние после операции 4 2 5 экстракции катаракты Состояние после 3 4 3 антиглаукоматозной операции Состояние после удаления 2 1 1 птеригиума Кератиты 2 - 1 Передние увеиты - 1 - Состояние после коррекции 1 - - косоглазия Всем больным применяли стандартные офтальмологические методы диагностики. При объективном обследовании учитывались следующие показатели: инъекция, инфильтрация и отек конъюнктивы, блефароспазм, отек роговицы, эпителизация, роговичный синдром. Оценка субъективных жалоб больного производилась по следующим параметрам: раздражение конъюнктивы, чувство боли в глазу, слезотечение, светобоязнь.

Степень выраженности признаков, определяемых при объективном обследовании и опросе больного, оценивалась в баллах по следующей шкале: 0 - отсутствие признака;

1 - незначительная выраженность признака;

2 – умеренная и 3 - значительная выраженность.

Результаты и обсуждение. Начало исследования совпадало с первым днем после хирургического вмешательства и с 1 - сутками заболевания в случае поражения переднего отрезка, что в значительной степени отражалось на степени выраженности жалоб больного и клинических проявлений заболевания.

До начала исследования ведущей жалобой больных обеих групп было чувство боли в глазах и значительное раздражение конъюнктивы, слезотечение и светобоязнь были менее выражены.

Повторный осмотр производился на 5-й или 7-й день лечения, при этом отмечена положительная динамика по всем параметрам субъективных жалоб больных в обеих группах, однако несколько более выраженная в группе получавшей Шайлок.

До начала исследования клинические проявления - инъекция, инфильтрация и отечность слизистой оболочки глаза, блефароспазм, отек роговицы и роговичный синдром были умеренно выражены в обеих группах, при этом у всех наблюдаемых больных отсутствовали признаки эпителизации.

После лечения у всех наблюдаемых пациентов отмечалась значительная положительная динамика, более выраженная у больных, которым проводились инстилляции Шайлока.

Проведенные биохимические исследования показали, что в слезной жидкости больных имеется тенденция к нарушению баланса показателей не только антиоксидантной защиты (АОЗ) и перекисного окисления липидов (ПОЛ), но и белка. Так изменения содержания общего белка в слезной жидкости, видимо, обусловлено наличием повышения содержания острофазных белков, характерных для воспаления.

Как показали наши исследования, отмечены положительные результаты у больных, получавших лечение с включением клодифена в коррекции свободнорадикальных процессов в тканях глаза. Так, активность СОД и, особенно каталазы, в слезной жидкости больных контрольной группы статистически значимо возросли на 33,2% и 41,5% относительно исходных значений.

Следует сказать, что если активность каталазы достигала нормативных значений, то активность СОД все еще сохранялась низкой (ниже значений практически здоровых людей в 1,51 раза, Р0,001), что, видимо, и способствовало слабому обезвреживанию образующихся свободных радикалов кислорода. Несмотря на такую активизацию ферментных систем тканей глаза, уровень малонового диальдегида (МДА) имел лишь тенденцию к снижению (в 1,2 раза, Р0,05).

Включение в комплекс лечебных мероприятий основной группы Шайлока способствовало повышению активности СОД и каталазы на 43,7% и 32%, соответственно, относительно исходных значений (Р0,001). Причем в данной группе активность СОД возрастала более выражено, чем каталазы, по сравнению с показателями контрольной группы больных, что приводило к более существенному снижению уровня МДА в слезной жидкости, чем в контрольной. Так, уровень МДА у данной группы больных снизился в 1,26 раза (Р0,05) относительно значений до лечения.

Следует отметить, что если активность каталазы приближалась к нормативным значениям, то активность СОД все еще сохранялась низкой (достоверное снижение в 1,4 раза, (Р0,001). Сохранялись и высокие значения МДА (превышение нормативных значений на 95,7%, (Р0,001).

Таким образом, применение препарата Шайлок значительно уменьшает болевой синдром, облегчает течение воспалительного процесса, сокращает сроки исчезновения роговичного синдрома, способствует ранней эпителизации и исчезновению отека роговицы. Необходимо отметить, что, несмотря на выраженные противовоспалительные свойства Клодифена, препарат Шайлок не только не уступает, но и превосходит его. Кроме того, изучаемый препарат лучше переносится больными, а побочные эффекты (жжение, неприятные ощущения вплоть до болезненных) у Шайлока менее выражены, чем у Клодифена.

В связи с этим, можно сделать вывод, что препарат «Шайлок 0,5%» глазные капли является эффективным и удобным в применении средством, что позволяет рекомендовать его для применения в практической офтальмологии в качестве анестезирующего и противовоспалительного препарата местного действия.

Список литературы 1. Егоров Е.А., Ставицкая Т.В. Противовоспалительная и антибактериальная терапия синдрома «красного глаза» // Клиническая офтальмология. – 2004. – Т.5. - №3. – С.132-134.

2. Еричев В.П., Бессмертный А.М., Филиппова О.М. Использование препарата Наклоф при комбинированных вмешательствах по поводу катаракты и глаукомы // Вестник офтальмологии. – 1997. – Т.113. - №6. – С.3-4.

3. Майчук Ю.Ф., Вахова Е.С. Глазные капли Наклоф: лечение воспалительных заболеваний глаз и профилактика воспаления при глазных хирургических вмешательствах // Новое в офтальмологии.

– Млсква, 1996. - №4. – С.42-43.

4. Guidera A.C., Luchs J.I., Udell I.J. Keratitis, ulceration, and perforation associated with topical nonsteroidal anti-inflammatory drugs // Ophthalmology. - 2001. - № 108 - V 5. - p. 936-944.

ВТОРИЧНАЯ ЭНДОТЕЛИАЛЬНО-ЭПИТЕЛИАЛЬНАЯ ДИСТРОФИЯ РОГОВИЦЫ: ВОПРОСЫ ЭТИОПАТОГЕНЕЗА И ЛЕЧЕНИЯ Бирич Т.А., Аксёнова Н.И.

г. Минск, Белоруссия Актуальность. Эндотелиально-эпителиальная дистрофия (ЭЭД) роговицы – хроническое, трудно поддающееся лечению заболевание, связанное с нарушением барьерной функции эндотелия роговицы.

ЭЭД роговицы подразделяется на первичную (наиболее часто встречающаяся форма - дистрофия Фукса) и вторичную (буллезная кератопатия). Среди вторичных форм выделяют после операционную, посттравматическую, послевоспалительную, после ожоговую и ЭЭД вследствие глазных заболеваний. Вторичная ЭЭД, по данным разных авторов, встречается в 0,2-2,4% случаях после экстракции катаракты всеми известными способами (Cohen et al., 1983;

Taylor et al., 1988;

Каспаров А.А., 1987-2004). Вторичная ЭЭД роговицы имеет прогрессирующее течение. Помимо стойкого снижения зрения, при этой патологии развивается роговичный синдром, что в совокупности приводит к полной инвалидизации пациента.

Основным моментом патогенеза ЭЭД является несостоятельность барьерной функции однорядного слоя клеток эндотелия роговицы, что ведёт к пропитыванию внутриглазной жидкостью стромы с постепенным распространением отека на всю толщу роговицы и к расслоению ткани (буллез), следствием чего является нарушение прозрачности роговицы и значительное снижение остроты зрения, затем вовлекается передний эпителий с возникновением шероховатости и пузырьков, которые затем лопаются и обнажают нервные окончания, что в итоге приводит к появлению выраженного роговичного синдрома с характерными составляющими: болью, ощущением инородного тела, светобоязнью, слезотечением и блефароспазмом.

Представляет интерес патогенетическая схема развития ЭЭД и её осложнений Кобцевой В.Ю. При этом ЭЭД представляется не как изолированный процесс, затрагивающий только роговицу, а как процесс, вовлекающий в итоге все структуры глаза. По данным автора, ЭЭД и её исходы сопровождаются ультраструктурными изменениями роговицы, трабекулярного аппарата, радужной оболочки и сетчатки воспалительно-дегенеративного характера. С увеличением длительности ЭЭД возрастает риск развития глаукомы в результате нарушения анатомо-топографических соотношений – измельчения передней камеры на 27,4% и увеличения хрусталика на 11,8%, что ведёт к уменьшению угла передней камеры в 2 раза.

Существуют различные классификации ЭЭД роговицы.

Общепризнанной является классификация Волкова В.В. и Дронова М.М. Авторы выделяют 5 стадий течения заболевания:

эндотелиальная, стромальная, эпителиальная (буллёзная), сосудистая, терминальная (сухая).

В настоящее время лечение ЭЭД является весьма актуальной проблемой офтальмологии в связи с возрастающим количеством оперативных вмешательств на органе зрения (в первую очередь, хирургия катаракты) и травматических повреждений глазного яблока. Существующие методы консервативного лечения, к сожалению, эффективны лишь при начальных проявлениях заболевания, а при развитых стадиях заболевания наиболее эффективными являются хирургические методы лечения. Все хирургические методы Магден Ю. подразделяет на трансплантационные и нетрансплантационные. Транспланта ционные методы включают в себя различные виды кератопластики (КП), среди которых принципиально можно выделить два вида:

сквозную и ламеллярную. Прогрессу научной мысли и появлению новых методик несквозной КП способствовали такие недостатки сквозной КП, как: 1) посткератопластический астигматизм высоких степеней (по данным Richard et al, 1978;

Ehlers, Olson, 1983 его величина составляет от 3,5 до 6,0 Д);

2) характер операции – «открытое небо»;

3) вероятность развития инфекционных осложнений, вызванных наличием швов;

4) неадекватный расчёт оптической силы ИОЛ при «тройной процедуре»;

5) «травмоопасность» сквозного вертикального роговичного рубца;

6) возможное развитие реакции отторжения после снятия швов;

7) патогенетически не обоснованная радикальность при ЭЭД;

8) проблемы эпителизации сквозного кератотрансплантата при функционально-органических нарушениях лимбальной зоны и слезопродукции.

Учитывая патогенез ЭЭД, для замены пораженных слоев роговицы наиболее рационально использовать послойную КП с заменой только задних слоев. В результате постепенного совершенствования различных методик были разработаны неавтоматизированная эндокератопластика с выполнением десцеметорексиса в двух модификациях (G.R. Melles, 2004) и автоматизированная эндокератопластика с использованием микрокератома (M.S. Gorovoy).

Цель исследования - анализ причин заболевания и оценка эффективности консервативного и оперативного лечения пациентов с вторичной ЭЭД роговицы.

Материал и методы. Нами проводился анализ причин заболевания и результатов лечения вторичной ЭЭД роговицы у пациентов (21 глаз), находившихся на стационарном лечении на базе кафедры глазных болезней БГМУ – глазных отделениях 3-й клинической больницы им. Е.В.Клумова г. Минска в 2007-2009 гг.

Средний возраст пациентов составил 70,8±10,0 лет (минимальный возраст – 41 год, максимальный – 87 лет), мужчин было 6 человек (30%), женщин – 14 (70%). Всем пациентам проводилось комплексное офтальмологическое обследование, включающее: визометрию, биомикроскопию переднего отрезка глаза, авторефрактометрию, пневмотонометрию, офтальмоскопию.

Оперативное лечение (сквозная субтотальная кератопластика) была выполнена у 10 пациентов (на 11 глазах), остальным пациентам проведено комплексное медикаментозное лечение.

Результаты и обсуждение. Проведен анализ анамнеза пациентов с целью определения причин возникновения вторичной ЭЭД. В результате было определено, что в подавляющем большинстве случаев (в 90,5%) ранее выполнялись оперативные вмешательства с целью удаления катаракты и имплантации интраокулярной линзы (ИОЛ). При этом факоэмульсификация катаракты с имплантацией ИОЛ выполнялась на 8 глазах (38,1%), экстракапсулярная экстракция катаракты (ЭЭК) с имплантацией ИОЛ – на 7 глазах (33,3%). У двух пациентов (9,5%) в анамнезе были оперированные катаракта и отслойка сетчатки, у одного (4,8%) – оперативные вмешательства по поводу катаракты и глаукомы. Также у одного пациента (4,8%) в анамнезе была травма глаза с последующим развитием травматической катаракты и выполнением ЭЭК с имплантацией ИОЛ. Лишь в двух случаях (9,5%) выполнялись только оперативные вмешательства по поводу глаукомы. В 45% случаев (у 9 пациентов) диагностирована глаукома, при этом у 6 из них (66,7%) заболевание является вторичным.

Консервативная терапия проводилась 10 пациентам (10 глаз) в связи с наличием противопоказаний к оперативному лечению (наличие сопутствующей соматической патологии в стадии суб- и декомпенсации), достаточно высокой исходной остротой зрения или отказом самого пациента. Медикаментозная терапия была комплексной и включала инстилляции препаратов, улучшающих трофические процессы и эпителизацию, уменьшающих отек и воспалительные проявления (солкосерил, актовегин, масляный раствор витамина А, эмоксипин, тауфон, баларпан, раствор глюкозы, дексаметазон, диклофенак), парентеральное введение эмоксипина и актовегина. Результаты консервативной терапии следующие: при поступлении острота зрения составляла: от pr. l.

Incertae до 0,1 н/к, и также у всех пациентов наблюдался роговичный синдром различной степени выраженности;

после проведенного лечения при выписке острота зрения осталась прежней (только у двух пациентов визус повысился до 0,01 н/к (исходно - правильная светопроекция), но у всех значительно уменьшился роговичный синдром.

Хирургическое лечение выполнено у 10 пациентов (на глазах) – сквозная субтотальная кератопластика с использованием трепанов диаметром 7,5-8,0 мм. Результаты оперативного лечения следующие. До кератопластики острота зрения составляла от pr. l.

certae до 0,01 н/к, при выписке (в среднем через две недели после операции) – 0,057±0,05 (счет пальцев у лица – 0,2). При этом следует отметить, что у всех пациентов полностью устранены субъективные ощущения, связанные с роговичным синдромом.

Отдаленные результаты (через 1-3 года после кератопластики) прослежены у 4 пациентов. К сожалению, у 2 пациентов развилось васкуляризованное помутнение роговицы, и острота зрения равнялась счету пальцев у лица. Следует отметить, что у пациентов отсутствовали какие-либо проявления роговичного синдрома, поэтому они остались удовлетворенными результатом кератоплас тики. У остальных двух пациентов трансплантат остался прозрачным и острота зрения была высокой: у 1-го: vis=0,3 с/к sph 0,5 cyl -3,0 ax 25=0,6;

у 2-го: vis=0,4 с/к sph-0,75 cyl-1,25 ax 0= 0,8.

Выводы.

1. Основной причиной вторичной ЭЭД роговицы можно считать хирургию катаракты (у 90,5% пациентов в анамнезе была ЭЭК и факоэмульсификация катаракты практически в равных долях).

2. Комплексная консервативная терапия пациентов с буллёзной кератопатией позволяет лишь уменьшить субъективные ощущения пациентов (роговичный синдром), не оказывая существенного влияния на остроту зрения и не предотвращая возможную декомпенсацию роговицы в дальнейшем.

3. Наиболее эффективным методом лечения буллёзной кератопатии является хирургический метод – сквозная субтотальная кератопластика, которая проводится не только с оптической, но и с лечебной целью, что позволяет в итоге существенно повысить качество жизни пациентов (повышение остроты зрения и полная ликвидация роговичного синдрома).

НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ В ИММУНОДИАГНОСТИКЕ И ЛЕЧЕНИИ ГЛАЗНЫХ ФОРМ ГЕРПЕС ЗОСТЕР Вахова Е.С., Кричевская Г.И., Майчук Ю.Ф.

г. Москва Вирус варицелла зостер (ВВЗ) относится к группе герпесвирусов, которыми инфицировано около 95% населения.

Поражения глаз, вызываемые ВВЗ, протекают в двух несходных клинических формах: конъюнктивит или кератит у детей в период острой инфекции ветряной оспы или кератит герпес зостер у взрослых, перенесших в детстве ветряную оспу. Реактивация латентной вирусной инфекции происходит под влиянием различных неспецифических воздействий: лихорадочные заболевания, пневмония, малярия, травма, лучевая терапия, влияние некоторых лекарственных средств. Заболеваемость кожным зостером колеблется от 3 до 5 случаев на 1000 населения и зависит от возраста: около 75% заболевших – лица старше 45 лет.

Считается, что каждый второй, достигший 85-летнего возраста, может заболеть герпес зостер. У пожилых пациентов герпес зостер протекает более тяжело и чаше оставляет постгерпетическую невралгию.

Поражение органа зрения выявляется примерно у 7% больных с герпесом зостером. Многообразные клинические проявления поражения органа зрения при герпесе зостере были систематизированы Ю.Ф. Майчуком еще в 1981 году, и классификация не претерпела значительных изменений за прошедшее время.

Мы проанализировали особенности течения и лечения больных с глазным зостером. Наиболее часто встречается стромальный кератит с изъязвлением и кератоувеит (до 59,7%).

Стромальный кератит, как правило, не сопровождается глубокой васкуляризацией и может закончиться без серьезных последствий, но чаще сопровождается значительным снижением чувствительности роговицы, изъявлением поверхности, а в дальнейшем нарушением трофики роговицы с последующим грубым рубцеванием.

Тяжелый ирит и иридоциклит с исходом в атрофию радужки является частой формой глазного зостера и нередко сочетается с кератитом и офтальмогипертензией. Выявляется поражение пигментного слоя радужки и появление темных преципитатов (1,5%).

Вопрос о причинах столь различных клинических проявлений поражения глаз вирусом герпеса зостера остается недостаточно ясным. Появление новых современных методов исследования позволяет более тщательно обследовать группу больных с глазным зостером.

Цель работы – оценить влияние активации вирусов простого герпеса (ВПГ I и II) и цитомегаловируса (ЦМВ) на клиническое течение глазных поражений у больных с глазным зостером.

Материал и методы. Обследовано 19 больных (19 глаз) с поражением глаз после герпес зостер в возрасте от 22 до 77 лет (в среднем – 50 лет). Мы наблюдали 11 женщин и 8 мужчин, у всех больных поражение глаз было односторонним.

До госпитализации больные наблюдались инфекционистом, терапевтом, невропатологом, 7 пациентов лечились в стационаре инфекционного отделения до обращения в Институт. У всех пациентов отмечались характерные кожные высыпания, преимущественно в стадии корочек и регрессии.

Признаком активации ВПГ I и II типов и ЦМВ-инфекции служило выявление методом иммуноферментного анализа (ИФА) ранних и предранних антител к неструктурным антигенам герпесвирусов (серопозитивные больные), при их отсутствии больные считались серонегативными. Оценивали тяжесть и длительность воспалительного процесса. Индекс воспалительного процесса (в баллах) рассчитывался суммарно и оценивался по традиционной 3-х бальной шкале для переднего отрезка глаза, принятой в Отделе инфекционных и аллергических заболеваний глаз МНИИ ГБ им Гельмгольца.

Результаты и обсуждение. По клиническим формам преобладали больные с поражением роговицы: 78,9% (15 из больных) с кератоувеитами, из них 5 больных (33.3%) с изъязвлением поверхности роговицы. Удельный вес передних увеитов был значительно ниже и составил лишь 21% (4 глаза из 19), случаев задних увеитов не было.

При выявлении маркеров активности герпетической инфекции (группа серопозитивных больных) повышалась тенденция к поражению роговицы: у 10 человек из 11 (90,9%) заболевание протекало как кератоувеит, причем у половины больных оно сопровождалось изъязвлением роговицы. При отсутствии маркеров активной герпетической инфекции (в серонегативной группе) число пациентов с кератоувеитами было ниже (5 из 8 человек, 62,5%), причем у всех больные без изъязвления поверхности роговицы (р=0,090).

Сравнение характера течения воспалительного процесса по тяжести и длительности у серонегативных и серопозитивных больных выявил тенденцию к более тяжелому и длительному воспалительному процессу при сочетании герпес зостер с серологическими признаками активации других герпес вирусов. В группе серопозитивных больных во всех случаях тяжесть воспаления превышала 11 баллов, а у троих составила 24, 29 и баллов. У 6 из 11 человек длительность воспаления превысила дней. Легкого и/или короткого течения воспалительного процесса не было зафиксировано ни у одного больного в этой группе.

Отягощающее влияние не было связано с выявлением серологических маркеров активности какого-либо конкретного вируса из группы герпеса. В обследуемой группе больных преобладала активность ВПГ-1 типа и ЦМВ, а также их сочетания.

Группа серонегативных больных характеризовалась более легким воспалительным процессом: у половины больных средний балл воспаления колебался от 11 до 16 баллов, у другой половины группы составил менее 10 баллов. Не было зафиксировано ни одного пациента с тяжестью воспаления более 20 баллов. Также в целом по группе отмечалось более короткое течение заболевания (у 5 пациентов от 12 до 17 дней, у двоих – менее 10 дней).

Терапия стромальных кератитов, кератоувеитов и увеитов при герпесе зостере включала системную селективную противовирусную терапию: зовиракс (ацикловир) до 3-4 гр в сутки в течение 7-10 дней, а в случаях средней тяжести и тяжелых – внутривенное введение Зовиракса по 500 мг 2-3 раза в день – дней. Валтрекс (валацикловир), имеет такую же избирательную противогерпетическую активность как и ацикловир, но благодаря многократно увеличенной биодоступности, позволяет использовать меньшую дозу – 2-3 г в сутки, соответственно, в 2-3 приема, в течение 7 дней. По нашим наблюдениям наилучший клинический эффект наступал при раннем назначении зовиракса или валтрекса – в период кожных высыпаний. Сокращаются сроки высыпаний, происходит более быстрое образование корочек, уменьшается интоксикация.

Часть больных, наблюдавшихся у инфекциониста, получала фамцикловир (фамвир) по 250 мг 3 раза в день – курсом на 7 дней.

Дополнительно назначали в/м Мильгамму и целебрекс по 100 мг в таблетках – 7 дней.

Местная терапия была комплексной и включала:

противовирусные препараты (офтальмоферон, мазь ацикловир), репаративные и трофические препараты (баларпан, корнерегель). В качестве противовоспалительной терапии применяли капли диклофенак-лонг, а при выраженной аллергической реакции – капли опатанол или задитен.

При стромальном кератите, кератоувеите, увеите без изъязвления с противовоспалительной, противоотечной и рассасывающей целью применяли дексаметазон в инстилляциях и парабульбарных инъекциях. При выявленном или предполагаемом повышении внутриглазного давления в качестве гипотензивного средства мы отдаем предпочтение ингибиторам карбоангидразы.

Объективно прослеживать динамику воспалительного процесса нам позволило использование оптической когерентной томографии (ОКТ) для переднего отрезка («Visante OCT»). Метод позволил не только оценивать и наблюдать в динамике изъязвление поверхности роговицы, отслеживать резорбцию инфильтрации и отека стромы, но и визуализировать размеры и характер преципитатов у больных с непрозрачной роговицей.

Заключение. Проведенные исследования позволяют выделить следующие особенности у больных с тяжелыми глазными поражениями при герпес зостер:

Наиболее характерно вовлечение в воспалительный процесс роговицы, в том числе с изъязвлением ее поверхности (кератоувеиты - 78,9%, из них 33,3% с изъязвлением);

изолированные передние увеиты встречаются значительно реже (22,1%).

При наличии признаков сопутствующей активности других вирусов группы герпеса у серопозитивных больных доля кератоувеитов возросла до 90,2%, было отмечено более тяжелое и длительное течение воспалительного процесса и тенденция к изъязвлению роговицы, по сравнению с группой серонегативных больных (кератоувеиты – 62,5%, у всех без изъязвления роговицы).

Больным с характерными клиническими признаками герпес зостер и поражением глаз необходимо проводить дообследование на наличие маркеров активности других вирусов группы герпеса. Сопутствующая герпетическая инфекция является прогностически неблагоприятным признаком, что необходимо учитывать при выборе терапии.

Терапия таких больных должна быть комплексной, включать системные противогерпетические препараты в повышенных дозах и разноплановые местные препараты (противовирусные, противовоспалительные, репаративные, трофические, гипотензивные и рассасывающие).

Использование оптической когерентной томографии создает дополнительные возможности в диагностике и оценке эффективности проводимой терапии в динамике.

ИММУНОКОРРЕГИРУЮЩАЯ ТЕРАПИЯ ВИРУСНЫХ КЕРАТИТОВ У ДЕТЕЙ Гусева М.Р., Джамбинова Н.С., Ганковская Л.В.

г. Москва Одной из основных причин широкого распространения заболеваний, вызываемых различными микроорганизмами (вирусами, бактериями, грибами), являются ограниченные возможности иммунной системы человека к своевременному распознаванию и уничтожению этиологического агента инфекции, приспособившегося в процессе эволюции успешно избегать действия факторов иммунной защиты [1].

Иммунная защита организма против различных патогенов осуществляется в результате скоординированной работы врожденной и адаптивной систем иммунитета.

Механизмы врожденного иммунитета представляют собой первую филогенетически более древнюю линию защиты организма от различных патогенов. Врожденный иммунитет обеспечивает элиминацию патогенов и предотвращение инфекции на ранних этапах, когда механизмы адаптивного иммунитета еще отсутствуют.

Распознающими рецепторами врожденной иммунной системы являются эволюционно консервированные Toll-подобные (like) рецепторы (TLR). Рецепторы этого семейства экспрессируются моноцитами, макрофагами, NK клетками, незрелыми дендритными клетками, клетками эпителия, эндотелия млекопитающих [7, 8].

Toll-подобные рецепторы распознают связанные с патогеннами образы молекул (паттерны), которые присутствуют на инфекционных агентах, но, как правило, отсутствуют у хозяина.

Факторы врожденного иммунитета не изменяются в процессе жизни организма, контролируются генами зародышевой линии и передаются по наследству [3, 4, 5, 6].

Особую значимость при герпесвирусной инфекции представляет Toll-подобный рецептор 9 (TLR9), который участвует в распознавании ДНК вируса простого герпеса 1 типа и способствует экспрессии провоспалительных цитокинов с одной стороны, а с другой стороны - интерферонов 1 типа и противомикробных пептидов, играющих важную роль в противовирусной защите тканей глаза.

Таким образом, избыточная экспрессия провоспалительного TLR9 может усугубить воспалительный процесс и привести к развитию осложнений с одной стороны, с другой стороны, в результате сложных иммунологических каскадных реакций происходит усиление выработки противомикробных пептидов и интерферонов.

В связи с этим в нашей работе был применен иммунотропный препарат Суперлимф, активирующий механизмы врожденного иммунитета и представляющий собой комплекс иммунопептидов, который состоит из противомикробных белков и цитокинов.

При этом мы учитывали, что основной механизм действия препарата связан с активацией клеток фагоцитарного ряда, фибробластов, выработкой ими активных форм кислорода и азота, продукции цитокинов, синтез коллагена и гликозаминогликанов, что способствует более быстрой резорбции продуктов распада и усиления репаративных процессов с полным восстановлением дефекта роговицы без образования грубых рубцов [2].

Для пролонгированного действия Суперлимфа мы впервые использовали кератопротектор Аппликолл из коллагена соединительной ткани свиньи, который обеспечивает защиту роговицы от внешних воздействий, постепенно растворяется с выделением коллагена, препятствует быстрому вымыванию инстиллированных лекарственных средств, активирует репаративные процессы, ускоряя таким образом восстановление оптических свойств роговицы.

Цель работы: повысить эффективность комплексного лечения кератитов вирусной этиологии на основании исследования показателя врожденного иммунитета.

Материал и методы. Под нашим наблюдением находились пациента (72 глаза) с древовидным герпетическим кератитом, возраст - от 2 до 14 лет, мальчиков – 30, девочек – 42.

Методы исследования наряду с офтальмологическими и лабораторными включали определение уровня экспрессии генов сигнального рецептора TLR-9 в конъюнктиве и роговице у здоровых детей и с герпетическим кератитом методом ПЦР в режиме реального времени.

По методам лечения кератитов больные были разделены на группы, где в состав комплексной терапии в первой группе у пациентов с герпетическим кератитом включили Суперлимф в форсированных инстилляциях с Аппликоллом, во второй группе – Суперлимф в форсированных инстилляциях, в третьей групппе – комплексную традиционную терапию (офтальмоферон, полудан, зовиракс, корнерегель).

Результаты. Нами впервые установленно, что уровень экспрессии генов TLR9 в эпителиальных клетках конъюнктивы и роговицы детей с герпетическим кератитом достоверно увеличивался в 20 раз и более (p0,05) по сравнению со здоровыми детьми.

На основании ранее полученных данных гиперэкспрессия гена TLR9 приводит к увеличению провоспалительных цитокинов (ИЛ 1, ИЛ-6, ИЛ-8, и ФНО-), которые могут вызывать глубокие повреждения роговицы.

Необходимость коррекции гиперэкспрессии гена TLR9 в конъюнктиве и роговице детей с вирусным кератитом послужила основанием для применения в комплексном лечении препарата Суперлимф. Механизм действия Суперлимфа связан с регуляцией клеток врожденного иммунитета, снижением воспалительной реакции, усиление процессов репарации роговицы.

В результате лечения Суперлимфом происходила нормализация экспрессии генов TLR9, в то время как при традиционном лечении больных с герпетическим кератитом происходило угнетение экспрессии гена TLR9 по сравнению со здоровыми детьми в 15 раз (2,31±0,6 lg кДНК относительно 3,67±1,2 lg кДНК). Этот факт указывает на снижение местного иммунитета, т.к. нарушается распознавание и снижается реакция на ДНК вируса простого герпеса, что может вызывать рецидивы герпетических кератитов.

Применение цитокинотерапии Суперлимфом в комплексном лечении герпетических кератитов вызвало сокращение койко-дня в 1,5 раза, а в сочетании с Аппликоллом в - 2 раза по сравнению с группой контроля.

Восстановление прозрачности роговицы при герпетических кератитах обеспечило остроту зрения 0.8 -1.0 в 1-й группе в 77% случаев, во 2-й - в 64% случаев, по сравнению с контрольной, где острота зрения 0.8-1.0 отмечена в 50% случаев.

Выводы.

1. В конъюнктиве и роговице здоровых детей выявлена экспрессия сигнального рецептора TLR9, регулирующего противовирусную защиту тканей глаза.

2. При воспалительной реакции наблюдалась гиперэкспрессия генов TLR9 в клетках эпителия конъюнктивы и роговицы в 20 раз, вызванная вирусной инфекцией.

3. Применение в комплексном лечении детей с герпетическим кератитом иммуномодулятора Суперлимф вызывает нормализацию уровня экспрессии гена TLR9 в конъюнктиве и роговице глаза. При традиционном лечении больных с герпетическим кератитом происходит угнетение экспрессии гена TLR9 по сравнению со здоровыми детьми в 15 раз (2,31±0,6 lg кДНК относительно 3,67±1,2 lg кДНК).

4. Использование препарата цитокинов Суперлимфа и его совместное применение с кератопротектором Аппликолл при герпетическом кератите у детей способствует более быстрому купированию воспалительного процесса, снижению осложнений и достижению высоких функциональных исходов.

Список литературы 1. Обухова О.О., Трунов А.Н., Трунова Л. А., Шваюк А.П., Горбенко О.М. Баланс цитокинов у пациентов с обострением хронической герпетической инфекции в динамике иммунокорригирующей терапии // Иммунология. – 2007. № 6. С.

335 – 338.

2. Ковальчук Л.В., Мартиросова Н.И., Соколова Е.В., Левченко В.А. Основные направления иммунотерапии в офтальмологии.

Обзор // Рефракционная хирургия и офтальмология. 2008. Том 8, N2. С. 45 - 50.

3. Akira S., Sato S. // Scand J. Infect. Dis. 2003. V.35. №9. P.555-562.

4. Bellou A., Schaub&NBSP;

В., Ting L., Finn P.W. // Curr. Opin.

Allergy Clin. Immunol. 2003. - V.3. - №6. - P.487-499.

5. Heine H., Lien E. // Int. Arch. Allergy Immunol. 2003. V.130. №3. P.

180-191.

6. Pierre К.В., Guarner F., Braesco С. // Amer. J. Clin. Nutrition. 2003.

V.78. №4. P.675-692.

7. Song P., Abraham A., Park Y., et. al. The Expression of Functional LPS Receptor Proteins CD14 and Toll-Like Receptor 4 in Human Corneal Cells // IOVS, - 2001. - Vol. 42. - N. 12.

8. W Xin-yi, Gao Jian-lu and Ren Mei-yu. Expression profiles and function of Toll-like receptors in human corneal epithelia // Chinese Medical Journal. – 2007. – Vol. 120(10). – P. 893-897.

ТЕРАПИЯ БЛЕФАРОКОНЪЮНКТИВАЛЬНОЙ ФОРМЫ СИНДРОМА «СУХОГО ГЛАЗА» В УСЛОВИЯХ ДЕМОДЕКОЗА Ерёменко А.И., Янченко С.В.

г. Краснодар Лечение блефароконъюнктивальной формы синдрома «сухого глаза» (по Полунину Г.С. и соавт., 2006) в условиях демодекоза является трудной задачей, поскольку традиционные терапевтические подходы, способствуя эррадикации возбудителя, не всегда вызывают полное устранение субъективных проявлений и объективных признаков роговично-конъюнктивального ксероза (Бржеский В.В. и соавт., 2003;

Полунина Е.Г. и соавт., 2006).

Цель работы - повышение эффективности лечебных мероприятий у больных блефароконъюнктивальной формой синдрома «сухого глаза» демодекозной этиологии.

Пациенты и методы. Обследованы больных блефароконъюнктивальной формой синдрома «сухого глаза» (ССГ) демодекозной этиологии (16 мужчин, 27 женщин). Средний возраст (М±s) составил 53,6±6,5 лет. Всем пациентам выполняли традиционное офтальмологическое обследование;

микробио логические исследования в соответствии с общепринятыми стандартами и методиками (посев мазков с конъюнктивы на питательные среды для выявления патогенной флоры, исследование соскобов с конъюнктивы на наличие хламидий (ПЦР, «Джин», Россия), микроскопию эпиллированных ресниц на Demodex folliculorum и Demodex brevis);

расчёт интегральных показателей субъективного дискомфорта и объективных признаков хронического воспаления век (в баллах 3-балльной шкалы;

по Бржескому В.В., Сомову Е.Е., 2003 в авторской модификации);

тест на липидинтерференцию слёзной плёнки (по Norn M.C., 1979, в модификации Lopez Garсia J.S., 2003);


тест Ширмера-1;

тест Норна;

компрессионный тест для оценки функционального состояния мейбомиевых желез (по Norn M.C., 1994 в модификации Korb D.R., 2002);

определение показателя ксероза конъюнктивы и роговицы (по Bijsterveld O.P., 1969 в баллах 9-балльной шкалы;

окрашивание лиссаминовым зелёным) при помощи традиционного визуального анализа и компьютерной морфометрии фотоизображений переднего отрезка глаза (программа для ЭВМ «Оценка состояния глазной поверхности при синдроме «сухого глаза»;

Янченко С.В. и соавт., 2009).

В основной группе (21 человек;

42 глаза) проводили терапевтическую гигиену век с использованием препаратов, разработанных в ГУ НИИ глазных болезней РАМН:

Блефаролосьона поливинилпирролидон) и (содержащего Блефарогеля-2 (содержащего гиалуроновую кислоту, экстракт алоэ и препараты серы) («Гельтек-Медика»). Лечебные мероприятия выполнялись 2 раза в день, длительно, и включали: 1) очищение краёв и кожи век от загрязнений с помощью Блефаролосьона;

2) тепловые компрессы на веки с Блефаролосьоном (для открытия устьев протоков мейбомиевых желез и улучшения обменных процессов в тканях век);

3) круговой самомассаж век (для эвакуации вязкого секрета мейбомиевых желез);

4) увлажнение и обезжиривание кожи век при помощи Блефарогеля-2. У больных контрольной группы лечение демодекоза включало: 1) очищение краёв и кожи век от загрязнений при помощи антисептического мыла и самомассаж век, 8 недель;

2) обработка краёв век одним из обезжиривающих растворов (спиртовый раствор календулы или корвалол или спирт-эфирная смесь 1:1) 8 недель;

3) аппликация на кожу век акарицидной мази Демалон, 6 недель. Также в обеих группах проводились: 1) инстилляции офтальмологического раствора антибиотика фторхинолонового ряда (Офтаквикс, «Santen OY») 4 раза в день, 7-10 дней;

2) слёзозаместительная терапия ( инстилляции в сутки, длительно) офтальмологическим гипотоничным раствором гиалуроновой кислоты (Оксиал, «Santen OY») с консервантом, подверженным биологическому распаду и не оказывающим токсического воздействия на ткани глазной поверхности (Aragona P. et al., 2002). Все полученные результаты подвергали обработке методами вариационной статистики с вычислением среднего арифметического значения (М) и среднеквадратичного отклонения (s). Для оценки достоверности различий применяли тест Стьюдента и критерий 2. Различия считали достоверными при р0,05 и 24. Для статистической обработки был использован прикладной пакет программы SPSS.

Результаты и обсуждение. Противодемодекозное лечебное воздействие оказалось эффективным, как при использовании традиционных терапевтических подходов (контроль), так и при проведении терапевтической гигиены век (основная группа). Так, после 6 недели терапии клещ демодекс выявлялся у 10% пациентов основной группы и у 14% больных группы контроля. Указанное различие между группами было недостоверным.

Вместе с тем, у больных основной группы было отмечено достоверно более выраженное улучшение функционального состояния мейбомиевых желез. К концу 8 недели терапии в основной группе были зафиксированы следующие показатели:

нормальное состояние секреции мейбомиевых желез – у 15% пациентов;

лёгкая ДМЖ – у 33%;

умеренная ДМЖ – у 38%;

тяжёлая ДМЖ – у 14% (против 0%, 9%, 59% и 32% в группе контроля;

24). Биомикроскопически у большинства пациентов группы контроля, также, как и до начала терапии, отмечалось наличие обтурирования устьев выводных протоков мейбомиевых желез «эпителиальными пробками» или густым секретом. По нашему мнению, отсутствие значительного улучшения функционального состояния мейбомиевых желез на фоне традиционной терапии демодекоза было связано с использованием антисептического мыла для очистки краёв и поверхности век, а также спиртсодержащих растворов для обработки краёв век, поскольку данные средства обладают способностью вызывать «дубление» кожи, и могут способствовать уплотнению «эпителиальных» пробок в устьях мейбомиевых желез и дальнейшей обтурации их выводных протоков. Липидный слой слёзной плёнки у пациентов группы контроля оставался дискретным, а интерференционная картина отсутствовала (даже при прикрывании глазной щели до 1/3 обычной экспонируемой ширины), что по данным Korb D.R. (2002) свидетельствовало об истончении липидного слоя до 20-30 нм. Напротив, у пациентов основной группы было зафиксировано уменьшение количества стенозированных и обтурированных протоков мейбомиевых желез, улучшение состава секрета (уменьшение вязкости, повышение его прозрачности и гомогенности). В свою очередь, восстановление функциональной активности мейбомиевых желез приводило к восстановлению липидного слоя прероговичной слёзной плёнки.

Так, у большинства наблюдавшихся было отмечено появление интерференционной картины полосы (красно-коричневые интерференции при прикрывании глазной щели на половину её обычной ширины), что свидетельствовало об утолщении липидного слоя прероговичной слёзной плёнки (примерно до 50-60 нм).

На фоне лечения у пациентов обеих групп зафиксировано статистически достоверное увеличение времени разрыва прероговичной слёзной плёнки (в основной группе - с 4,9±0,1 с при поступлении, до 8,6±0,2 с к концу 8 недели терапии;

в контроле – с 4,95±0,1 с до 6,22±0,1 с, соответственно). Однако у больных основной группы увеличение стабильности слёзной плёнки было достоверно более выраженным, чем у пациентов группы контроля.

По нашему мнению, указанное различие было обусловлено улучшением функциональной активности мейбомиевых желез и восстановлением липидного слоя слёзной плёнки.

У пациентов основной группы на фоне лечения отмечено достоверное увеличение суммарной слёзопродукции (с 5,8±0,1 мм при поступлении до 6,8±0,1 мм к концу 4 недели терапии и до 7,7±0,1 к концу 8 недели терапии). У больных контрольной группы динамика теста Ширмера-1 оставалась недостоверной на протяжении всего срока наблюдения. По всей видимости, увеличение суммарной слёзопродукции у пациентов основной группы было связано с более выраженной, чем у пациентов группы контроля, редукцией объективных проявлений хронического воспаления век. Так, интегральный показатель объективных признаков хронического воспаления век к концу 8 недели терапии у пациентов основной группы снизился с 2,34±0,07 баллов (при поступлении) до 0,49±0,01 баллов (в контроле – с 2,35±0,08 баллов до 1,42±0,04 баллов, соответственно). Представляется возможным, что указанные изменения у пациентов основной группы являются следствием более выраженного улучшения функциональной активности добавочных слёзных желез, продуцирующих водный компонент прероговичной слёзной плёнки.

Более выраженное купирование объективных признаков хронического воспаления век, достоверное улучшение функционального состояния мейбомиевых желез, восстановление свойств липидного слоя прероговичной слёзной плёнки, более выраженное увеличение стабильности слёзной плёнки и достоверное увеличение суммарной слёзопродукции у больных основной группы позволили достигнуть у них более выраженного снижения субъективного дискомфорта (с 2,8±0,08 баллов до 0,53±0,01 балла), чем у пациентов контрольной группы (с 2,77±0, баллов до 1,63±0,03 балла), а также достоверно более выраженной редукции показателя ксероза конъюнктивы и роговицы. Так, у больных основной группы к концу 8 недели терапии показатель ксероза конъюнктивы и роговицы снизился с 5,9±0,2 баллов (при поступлении) до 2,57±0,05 баллов. В группе контроля указанный показатель снизился с 5,91±0,1 баллов до 3,8±0,1 баллов.

Таким образом, результаты настоящего исследования свидетельствуют о том, что оптимизация терапии блефароконъюнктивальной формы ССГ демодекозной этиологии (за счёт более выраженного устранения субъективных проявлений и объективных признаков заболевания) может быть достигнута путём проведения терапевтической гигиены век (с использованием Блефаролосьона и Блефарогеля-2).

Заключение. Проведение терапевтической гигиены век (с использованием Блефаролосьона и Блефарогеля 2) дополнительно к слёзозамещению препаратом гиалуроновой кислоты, лишённым токсичного консерванта (Оксиал), оптимизирует лечебные мероприятия у больных блефароконъюнктивальной формой ССГ демодекозной этиологии, поскольку позволяет не только добиться успешной эррадикации возбудителя, но и приводит к восстановлению функциональной активности мейбомиевых желез и устранению проявлений хронического воспаления век.

Восстановление функциональной активности мейбомиевых желез, и купирование хронического воспаления век (с помощью Блефаролосьона и Блефарогеля-2) у данной категории пациентов позволят достигнуть более выраженного восстановления липидного слоя слёзной плёнки, повышения её стабильности, увеличения суммарной слёзопродукции, а также более значимого устранения субъективного дискомфорта и объективных признаков ССГ (показателя ксероза), чем при использовании традиционных лечебных подходов.

СИСТЕМНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ СВОБОДНО РАДИКАЛЬНОГО СТАТУСА ПРИ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ГНОЙНОЙ ЯЗВЕ РОГОВИЦЫ Колесников А.В., Баренина О.И., Щулькин А.В.

г. Рязань Широкая распространенность воспалительных заболеваний глазной поверхности, опасность развития тяжелых последствий, инвалидизация больных определяет целесообразность и актуальность дальнейших исследований патогенеза и поиска патогенетически обоснованных методов лечения. Особой тяжестью течения и высокой частотой роговичной слепоты отличается гнойная язва роговицы, которая представляет собой серьезную проблему даже при современном спектре антибиотиков.

В последнее время значительную роль в патогенезе гнойной язвы роговицы отводят развитию оксидативного стресса в тканях глаза, что запускает процесс перекисного окисления липидов.

Поэтому актуальной задачей офтальмологии является разработка новых подходов к лечению гнойной язвы, что предполагает воздействие на патогенетические звенья данной патологии, в частности, на процессы перекисного окисления липидов.

Цель работы: изучить системные изменения свободно радикального статуса при экспериментальной гнойной язве роговицы.

Материал и методы. Гнойную язву роговицы моделировали по методике Н.А. Адамовой (1999) на 27 половозрелых кроликах самцах - породы шиншилла, средней массой 2 кг. После инстиляционной анестезии 0,5% раствором тримекаина в центральных отделах роговицы трепаном диаметром 5 мм наносилась насечка на глубину 150 мкм, в пределах которой роговица расслаивалась, и отсепарованные слои удалялись. В полученный дефект втиралась одна стандартная петля (107- КОЕ) чистой культуры золотистого стафилококка. Через сутки после нанесения микробов на всех глазах развивались типичные гнойные язвы роговицы. Патология воспроизводилась на обоих глазах животных (54 глаза). Все животные были разделены на серий: контроль, представленный интактными животными, стафилококковая гнойная язва роговицы на 1, 2, 3, 5, 7, 14, 21 и сутки после поражения. В каждой серии было по 3 кролика (6 глаз).

Для биохимических исследований у животных забирали кровь из ушной вены. Из полученной крови выделяли плазму и готовили гемолизат эритроцитов, в которых определяли концентрацию малонового диальдегида (МДА) по Стальной И.Д., Горишвили Т.Г.

(1977) – для характеристики активности перекисного окисления липидов (ПОЛ), уровень безбелковых тиоловых групп (SH-группы) по Habeeb (1972), активность супероксиддисмутазы (СОД) по Костюк В.А и др. (1990), Бурмистрову С.О. и др. (1997), глутатионпероксидазы (ГП) по Paglia D.E., Valentine W.N. (1967) в модификации Ланкина В.З., глутатионредуктазы (ГР) по Carbery J., Maunervik B. (1975), глутатион-SH-трансферазы (ГТ) по Keen J.N., Iakoby W.B. (1978) – для оценки состояния антиоксидантной системы. Полученные данные обрабатывались статистически в программе Statistica 6.1 с использованием t критерия Стьюдента.

Результаты. Развитие экспериментальной гнойной язвы роговицы сопровождалось изменениями активности ПОЛ и показателей антиоксидантной защиты в гемолизате эритроцитов и плазме крови на протяжении всего срока наблюдения. В гемолизате эритроцитов на 1-е и 2-е сутки после формирования гнойной язвы отмечалось значительное достоверное повышение концентрации ТБК-реактивных продуктов относительно интактных животных (на 44% и 25% соответственно), что свидетельствует о возникновении системных изменений свободно - радикального статуса уже в ранние сроки поражения роговицы. Затем на 3-е и 5-е сутки содержание МДА снижалось относительно предыдущих сроков и достигало показателей контрольных животных. На 7-е сутки активность ПОЛ снова повышалась и превышала контрольные цифры на 33% (p0,005). К 14-м и 21-м суткам уровень МДА снижался несколько ниже значений интактной ткани, а на 28-е сутки был вдвое ниже значений контроля.

В плазме крови максимальная активность ПОЛ была отмечена на 2-е сутки, когда концентрация ТБК - активных продуктов превышала контроль в 2,3 раза (p0,001). На 3-и и 5-е сутки наблюдалось снижение активности МДА до уровня интактной ткани. К 7-м и 14-м суткам происходило повторное увеличение концентрации МДА, которая превышала на 7% и 22% соответственно уровень интактных животных. На 21-е и 28-е сутки активность МДА вдвое снижалась в сравнении с контролем.

Уровень небелковых SH-групп, как в гемолизате эритроцитов, так и в плазме крови, значительно снижался относительно контрольных животных уже в начальные сроки наблюдения, когда отмечалась наиболее выраженная активность процесса в роговице.

На 1-е сутки концентрация небелковых SH-групп была в 2 раза (p0,001) ниже уровня интактных животных в гемолизате эритроцитов и в 2,5 раза (p0,001) в плазме крови. В гемолизате концентрация SH-групп на 2-е и 3-и сутки повысилась до уровня контрольных цифр, а с 5-х суток снова отмечалось снижение относительно контроля на 50% и во все последующие сроки уровень SH-групп не достигал нормы. В плазме крови отмечалось снижение значений SH-групп на 3-е и 5-е сутки (38% и 41% соответственно). В последующие сроки происходило плавное повышение концентрации SH-групп, и к 28 дню она превышала норму на 60 %.

Изменения показателей активности антиоксидантных ферментов (АОФ) по срокам наблюдения носили различный характер и в гемолизате эритроцитов и в плазме крови.

В плазме крови активность антиоксидантных ферментов, кроме ГТ, снижалась уже на 1 –е сутки опыта. Так, активность ГП к 1-м суткам наблюдения была ниже нормы на 47%, ГР- на 51% (p0,01), СОД – на 19% (p0,01). Ко 2-му дню данные показатели сохранялись. Затем происходило некоторое увеличение активности АОФ, но для большинства из них она оставалась ниже контрольных цифр во все сроки наблюдения и даже к 28 суткам активность всех АОФ, кроме ГТ, не достигала уровня контрольных животных и была на 20- 40% ниже нормы. В гемолизате эритроцитов изменения активности АОФ были аналогичными.

Выводы.

1. В процессе развития экспериментальной стафилококковой гнойной язвы роговицы наблюдается системная ответная реакция организма, проявляющаяся в повышении активности ПОЛ в гемолизате эритроцитов и плазме крови и наиболее выраженная на 1-2-е и 7-14 сутки эксперимента, что соответствует активной стадии и началу процессов рубцевания в роговице.

2. Показатели активности АОФ в гемолизате эритроцитов и плазме крови соответствуют профилю изменений процессов ПОЛ:

наиболее низкая активность ключевых АОФ регистрируется в периоды наибольшей активности ПОЛ 3. Выявленные системные изменения антиоксидантного статуса при экспериментальной гнойной язве роговицы указывают на целесообразность включения в комплекс лечения данной патологии антиоксидантных препаратов общего действия с учетом уровня ПОЛ и активности АОФ в различные периоды роговичного процесса.

4. Результаты проведенных исследований указывают на практическую значимость исследования показателей уровня ПОЛ и активности АОФ крови для контроля эффективности и коррекции лечения гнойной язвы роговицы.

БЫСТРЫЕ ИММУНОХРОМАТОГРАФИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ В ДИАГНОСТИКЕ АДЕНОВИРУСНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ ГЛАЗ Кричевская Г.И., Яни Е.В., Вахова Е.С.

г. Москва Актуальность. Аденовирусы - большая группа ДНК содержащих вирусов человека и животных. Известны 41 серотип аденовирусов человека, некоторые из них патогенны для глаз и вызывают как спорадические случаи аденовирусного конъюнктивита, так и большие вспышки острого эпидемического кератоконъюнктивита. Наличие у аденовирусов общего группового антигена позволяет использовать его для диагностики аденовирусных конъюнктивитов, независимо от того, какой серотип явился причиной заболевания.

Аденовирусная инфекция - высоко контагиозная, легко передается воздушно-капельным и контактным путем (руки, капли, пипетки и т.д.). Часто распространению инфекции в лечебных учреждениях способствуют медицинские работники, недостаточно тщательно выполняющие санитарные требования. Особую эпидемиологическую опасность представляют собой пациенты с аденовирусной инфекцией глаз в инкубационном периоде.

Группу высокого риска составляют постоперационные пациенты и пациенты, которым проводились контактные методы исследования ультразвуковое исследование).

(тонометрия, Аденовирусные заболеваний глаза необходимо дифференцировать с другими инфекционными конъюнктивитами, в частности хламидийными, реже герпетическими, а также аллергическими.

Это особенно важно при обследовании больного с так называемым «красным глазом», когда причина гиперемии не ясна, а пациент нуждается в операции, либо в контактных методах исследования. В таких случаях опасно как пропустить аденовирусную инфекцию, так и ее «гипердиагностировать», в результате чего больному откажут в необходимой помощи.

В настоящее время для экспресс - диагностики аденовирусных заболеваний глаз применяют метод иммунофлуоресценции (ИФ) (выявление антигена вируса) и метод полимеразной цепной реакции (ПЦР) (выявление ДНК вируса). В обоих случаях материалом для исследования служит соскоб с конъюнктивы век, а в ПЦР еще и слезная жидкость. Оба эти метода требуют наличия специального дорогого оборудования и высококвалифицированных специалистов. Особенностью ИФ является субъективность оценки результатов.

Этих недостатков во многом лишены иммунохроматографические методы экспресс-диагностики инфекций, отличающиеся быстротой получения ответа (10- минут от момента взятия анализа), простою выполнения и учета результатов: исследование не требует специальной аппаратуры, результаты определяются визуально. Эти исследования в буквальном смысле слова можно проводить у постели больного («прикроватная диагностика»), где бы он ни находился.

Материал и методы. Мы апробировали иммунохроматографические тест-системы для быстрого выявления аденовируса в слезе и мазке с нижнего свода конъюнктивы и провели сравнительный анализ чувствительности этих систем с традиционно используемым нами иммунофлуоресцентным методом. Применяли RPS Adeno Detector (США) и QuickStripe AdenovirusTM (Savуon, Израиль).

Было обследовано 40 пациентов: 20 человек с клинической картиной АВК или ЭКК, 10 человек с клинической картиной аллергического конъюнктивита, 5 человек с подтвержденным герпетическим кератоконъюнктивитом, 5 практически здоровых добровольцев. Длительность заболевания перед взятием анализа варьировала от 3 дней до 1,5 месяцев.

Техника взятия материала от больного и схема проведения анализа чрезвычайно просты. RPS Adeno Detector состоит из частей: коллектора для взятия материала (пластиковой пластинки с адсорбирующим материалом на одном конце) и пластиковой кассеты, в которой проводится анализ методом латеральной иммунодиффузии. После взятия материала из нижнего свода (слеза и клетки конъюнктивы) коллектор помещается в специальное окно в пластиковой кассете, предназначенное для внесения материала.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.