авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
-- [ Страница 1 ] --

Государственное образовательное учреждение высшего

профессионального образования «Сибирский государственный

медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и

социальному развитию»

Государственное образовательное учреждение высшего

профессионального образования «Томский государственный университет»

НИИ физиологии СО РАМН

Томское отделение физиологического общества им. И. П. Павлова

Проблемная комиссия РАМН и Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию Российской Федерации «Физиология висцеральных систем»

Материалы научной конференции с международным участием, посвященной 120-летию кафедры нормальной физиологии СибГМУ (ТМИ) и кафедры физиологии ТГУ НЕЙРОГУМОРАЛЬНЫЕ МЕХАНИЗМЫ РЕГУЛЯЦИИ ВИСЦЕРАЛЬНЫХ ОРГАНОВ И СИСТЕМ В НОРМЕ И ПРИ ПАТОЛОГИИ 22-23 октября 2009 г.

г. Томск УДК 612.3:612.825. ББК Е863.9+Е864. Н Нейрогуморальные механизмы регуляции висцеральных органов и систем в Н норме и при патологии: Материалы научной конференции, посвященной 120 летию кафедры нормальной физиологии СибГМУ (ТМИ) и кафедры физиологии ТГУ. – Томск: СибГМУ, 2009. – 228 с.

В материалах конференции представлены научные труды ученых России, стран ближнего и дальнего зарубежья.

Публикуемые работы отражают современные научные данные, касающиеся морфологии и механизмов регуляции органов пищеварительной системы в норме и патологии.

Материалы сборника рассчитаны на специалистов – физиологов, биофизиков, биохимиков, фармакологов, биологов, клиницистов и представляют интерес для специалистов смежных дисциплин, занимающихся научным поиском механизмов регуляции функций системы в частности органов пищеварительной и гладких мышц в целом.

ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ КОМИТЕТ КОНФЕРЕНЦИИ Председатели:

Академик РАМН, профессор М.А. Медведев Сопредседатели:

профессор М.Б. Баскаков, профессор Ю.В. Бушов Ответственные секретари:

профессор Л.В. Капилевич Члены организационного комитета:

профессор А.Н. Байков профессор. В.Н. Васильев профессор И.Р. Рудин профессор В.И. Гриднева профессор Г.А. Суханова профессор И.В. Ковалев профессор И.В. Суходоло профессор Н.Я. Костеша доцент Н.М. Кротенко профессор С.



В. Низкодубова доцент Я.С. Пеккер профессор А.В. Носарев доцент И.В. Полякова профессор И.В. Петрова доцент В.А. Студницкий Тексты статей представлены в авторской редакции © Сибирский государственный медицинский университет, СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ............................................................................................................. ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ И МЕХАНИЗМЫ РЕГУЛЯЦИИ ВИСЦЕРАЛЬНЫХ ОРГАНОВ И СИСТЕМ......................... ПЕРИОДИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПИЩЕВАРИТЕЛЬНОГО ТРАКТА (СИМПОЗИУМ, ПОСВЯЩЕННЫЙ 90-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ПРОФЕССОРА В.Д. СУХОДОЛО)........................................ КЛЕТОЧНЫЕ, СУБКЛЕТОЧНЫЕ И МОЛЕКУЛЯРНЫЕ МЕХАНИЗМЫ РЕГУЛЯЦИИ ВИСЦЕРАЛЬНЫХ ОРГАНОВ И СИСТЕМ....................... КЛИНИЧЕСКАЯ ФИЗИОЛОГИЯ И ПАТОЛОГИЯ ВИСЦЕРАЛЬНЫХ ОРГАНОВ И СИСТЕМ................................................................................... ЗДОРОВОЕ ПИТАНИЕ В СОХРАНЕНИИ ЗДОРОВЬЯ И ПРОФИЛАКТИКЕ ЗАБОЛЕВАНИЙ........................................................... ВЛИЯНИЕ ЗАНЯТИЙ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРОЙ И СПОРТОМ НА ФУНКЦИИ ВИСЦЕРАЛЬНЫХ ОРГАНОВ И СИСТЕМ......................... КОМПЬЮТЕРНОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ ФУНКЦИЙ ВИСЦЕРАЛЬНЫХ ОРГАНОВ И СИСТЕМ И ПРОБЛЕМЫ БИОИНФОРМАТИКИ......... ВВЕДЕНИЕ ОСНОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ ТОМСКОЙ ШКОЛЫ ФИЗИОЛОГОВ (К 120-ЛЕТИЮ ОТКРЫТИЯ КАФЕДРЫ ФИЗИОЛОГИИ) М.А.Медведев, В.Б.Студницкий, В.Ю.Бармин.

Сибирский государственный медицинский университет, г. Томск.

В 2009 г. исполняется 120 лет со дня открытия в Императорском Томском университете кафедры физиологии. Эта кафедра является одной из старейших в Томском университете.

Она была организована в 1889 г. в составе медицинского факультета и называлась кафедрой физиологии.

Основателем кафедры и ее первым заведующим был профессор Владимир Николаевич Великий (1851—1915). После защиты в 1889 г. диссертации и присуждения ученой степени доктора зоологии В.Н. Великий был назначен профессором кафедры нормальной физиологии Императорского Томского университета, которой он заведовал до 1903 г. С осени 1889 г. по январь 1893 г.

В.Н. Великий был ректором Томского университета. Его научные интересы лежали в области изучения анатомии и физиологии лимфатических сердец и лимфообращения.

В 1902 г. должность профессора кафедры физиологии Томского университета была объявлена вакантной, и на нее был избран ученик И.М. Сеченова и Ф.В. Овсянникова Алексей Александрович Кулябко (1866—1930), ученый, известный всему миру своими работами по оживлению сердца животных и человека. В 1903 г. он стал заведующим кафедрой физиологии Томского университета.

После отъезда А.А. Кулябко в Москву с 1925 по 1928 г. кафедрой заведовал Николай Александрович Попов, а в 1930 г. ее возглавил Борис Иванович Баяндуров (1899—1948).

В 1930 г. медицинский факультет Томского государственного университета был преобразован в самостоятельное учебное учреждение — Томский медицинский институт (ТМИ).

В научно-исследовательской работе Борис Иванович ориентировался на успехи Павловской лаборатории. Для изучения секреторной деятельности пищеварительных желез применялся метод хронических наблюдений на фистульных животных. В итоге была выяснена зависимость секреторной деятельности желудка от времени приема пищи.





Большой интерес вызывали работы, связанные с изучением половых различий ВНД у кур.

Было показано, что какой-либо разницы в характере ВНД у самок и самцов не наблюдается.

Результаты многолетнего труда были обобщены в его докторской диссертации «Условные рефлексы у птиц», которую Борис Иванович защитил 27 ноября 1939 г.

Не менее плодотворными оказались исследования, касающиеся трофической функции головного мозга. Борис Иванович развил идею И.П. Павлова «о трофическом влиянии центральной нервной системы на органы и ткани». В ходе опытов он широко практиковал экстирпацию отдельных зон мозга и децеребрацию животных. В последующих исследованиях Борис Иванович показал, что функциональное значение симпатической и парасимпатической нервной системы не одинаково у человека и животных в разные периоды онтогенеза. Все эти исследования были обобщены в монографии «Трофическая функция головного мозга», за которую автор был удостоен Сталинской премии II степени.

С 1948 по 1975 г. кафедрой нормальной физиологии заведовал Евгений Федорович Ларин, ученик профессора Б.И. Баяндурова.

Основным направлением научных исследований стало изучение функциональной взаимосвязи печени с органами пищеварительного тракта и другими системами организма.

Предложенный Е.Ф. Лариным метод фракционного анализа желчи позволил одновременно изучать желчеобразование и деятельность желчевыделительного аппарата печени, по-новому интерпретировать конфигурацию кривых желчевыделения на разные пищевые раздражители.

В работах М.П. Ганина, А.В. Елькиной, М.А. Медведева, А.А. Потапова, В.А. Нестерова изучены механизмы взаимосвязи органов пищеварения с железами внутренней секреции.

Было установлено, что регуляция холереза и холекинеза осуществляется при участии гормонов щитовидной железы, инкреторного аппарата поджелудочной железы, гормонов надпочечников гипофиза.

В.Д. Суходоло было открыто периодическое слюноотделение у собак (1956) и изучены механизмы его регуляции. Итоги этой работы были обобщены в докторской диссертации «Периодическая секреция слюны и механизмы ее регуляции» (1971).

Было изучено влияние индуктермии и некоторых экстремальных факторов (ноцицепции, действие лучей бетатрона и общей вертикальной вибрации) на моторную деятельность желчевыделительного аппарата печени (В.В. Шаловай, 1966;

В.А. Нестеров, 1969;

Р.Н.

Келус, 1974;

Э.О. Бернацкий, 1974).

Детально исследованы механизмы рефлекторных реакций с рецепторов плевры и мочевого пузыря на моторную деятельность желчевыделительного аппарата и желчевыделения у собак (Е.П. Селицкий, В.В. Пегель).

Проведена большая работа по изучению влияния минеральной воды курортов «Озеро Карачи», «Озеро Шира» на секреторную и моторную деятельность органов желудочно кишечного тракта (Е.Ф. Ларин, В.С. Лаврова, Л.Ф. Ларина, Ф.Г. Попов, В.Д. Суходоло, В.И.

Инчина, С.Г. Чердынцев, С.В. Низкодубова, Г.М. Нечай).

Заключительным этапом исследований Е.Ф. Ларина было изучение роли двенадцатиперстной кишки и ее гормонов в регуляции функции желчевыводящей системы и гомеостаза (С.А. Большанина, М.Ф. Бахарев, В.Д. Суходоло, А.Д. Грацианова, Н.А.

Борисова, А.А. Потапов).

С 1975 г. и по настоящее время кафедру нормальной физиологии ТМИ—СибГМУ возглавляет заслуженный деятель науки РФ, академик РАМН, профессор Михаил Андреевич Медведев.

В 1971 г. Михаил Андреевич защитил докторскую диссертацию на тему «Механизмы действия некоторых гормонов на моторную функцию желудка по данным электрофизиологического анализа». После утверждения в звании профессора назначен ректором ТМИ (1974).

Под руководством профессора М.А. Медведева были продолжены исследования, касающиеся роли двенадцатиперстной кишки в поддержании гомеостаза организма (В.Д.

Суходоло, А.Д. Грацианова, С.А. Большанина, М.Ф. Бахарев, А.А. Потапов, Н.А. Борисова и др.). Подробно были изучены экстремальные воздействия мышечной нагрузки на механизмы нарушения желчевыделительной функции печени (А.А. Потапов, Э.О. Бернацкий, В.А.

Манвейлер).

Также были продолжены исследования по изучению периодической деятельности органов желудочно-кишечного тракта (В.Д. Суходоло, И.В. Суходоло), показана роль слюнных желез в регуляции функции желудка (В.Н. Васильев), желчеотделительной функции печени (Н.С.

Мелева) и развитии организма в онтогенезе (М.Л. Седакова). Исследована роль калликреин кининовой системы в регуляции органов желудочно-кишечного тракта в норме и патологии (В.Д. Суходоло, В.Н. Васильев, С.П. Шумилов, Е.А. Грабовская и др.), показана роль опиатных рецепторов в механизмах регуляции желчеобразовательной функции печени (М.А.

Медведев, А.А. Потапов, И.В. Рудин).

Развивая исследования в области физиологии органов пищеварения на современном уровне, М.А. Медведев создал школу физиологии и биофизики гладких мышц желудочно кишечного тракта. Исследованиями электрических и сократительных свойств гладких мышц заложены основы современных знаний о роли мембранного потенциала и обмена ионов в механизмах контроля двигательной деятельности гладких мышц пищевода, нижнего пищеводного сфинктера (И.Ю. Земляков, А.О. Стальбовский), двенадцатиперстной кишки (А.Г. Патюков), пилорического сфинктера (В.В. Бояринцев), внепеченочной мускулатуры желчевыделительной системы и аноректальной области (В.Б. Студницкий, В.Ю. Бармин, К.В. Кулагин). Проводятся исследования по изучению электрических и сократительных свойств гладкомышечных клеток тонкого и толстого кишечника (Ю.А. Погудин, А.В.

Кольцов). Приоритетные фундаментальные исследования механизмов клеточной регуляции гладкомышечных клеток различных висцеральных органов: изучена роль кальциевой системы, кальмодулиновой регуляции различных ион-транспортирующих систем, сигнального каскада, связанного с метаболизмом фосфоинозитидов;

выяснены механизмы межклеточной и внутриклеточной интеграции сигнальных систем гладкомышечных клеток, осуществлен поиск способа модификации внутриклеточных сигнальных систем, обеспечивающих передачу информации внешнего стимула внутрь клеток (М.Б. Баскаков, И.В. Ковалев, Л.В. Капилевич, И.В. Петрова, А.В. Ситожевский, Я.Д. Анфиногенова, В.Б.

Студницкий, А.А. Панов и др.). Изучается цитоскелет-зависимая регуляция функции гладких мышц и роль активных форм кислорода в этом процессе (М.Б. Баскаков, И.В. Ковалев, О.И.

Антонов и др.).

На качественно новом, современный уровне продолжаются на кафедре исследования в разделе изучения механизмов регуляции секреторной функции печени. Установлено, что центральные и переферические опиоидные рецепторы обладают разнонаправленным влиянием на желчеотделительную функцию печени. Кроме этого, показано, что проявление этих эффектов возможно только при сохранении иннервации печени. Выявлено также, что стимуляция мю, дельта и каппа опиоидных рецепторов подавляет активацию желчеотделения гастроинтестинальными гормонами: холецистокинином-панкреозимином и секретином (И.В.Рудин).

Продолжаются исследования функции слюнных желез и участия их в регуляции пищеварительного и общего гомеостаза. В частности, изучено влияние различной функциональной активности слюнных желез на периферическое звено эритрона (Ю.А.

Коноваленко).

Кроме фундаментальных исследований системы «Пищеварения» на кафедре нормальной физиологии в последнее десятилетие интенсивно развивается прикладное, психофизиологическое направление, посвященное изучению адаптационных механизмов снижения избыточной массы тела с использованием методов психокоррекции личности и учетом его индивидуально-типологических особенностей (А.В. Ротов, Н.В. Бобровский, М.И. Гаврилов, А.В. Гордиенко).

Новым, актуальным направлением последних лет стали исследования посвященные оценке здоровья и его коррекции с использованием современных методов аудиовизуальной стимуляции и нейробиоуправления при опиоидно-зависимых состояниях (С.В. Макаров), проведенные совместно с кафедрой психиатрии.

Сотрудниками кафедры совместно с НИИ трансплантологии и искусственных органов РАМН (г. Москва) на базе ЦНИЛ СибГМУ разработаны и изучены новые методы вспомогательного и искусственного кровообращения (А.Н. Байков, В.М. Плотников, В.И.

Максимов, И.П. Полякова). За исследования в этой области группа сотрудников под руководством профессора М.А. Медведева была удостоена премии Томской области в сфере науки и образования (2000).

Совместно с НИИ Кардиологии ведутся исследования по ряду направлений фундаментального и прикладного характера. Была создана оригинальная математическая модель сокращения мышечного препарата сердца в изометрическом режиме. Установлена связь между наиболее употребительными сократительными индексами (В.Ю. Тимофеев).

С использованием электрофизиологических методов исследования установлено влияние антиаритмических препаратов III-го класса на функцию саркоплазматического ретикулума кардиомиоцитов, что проявляется в увеличении его кальций-аккумулирующей способности (И.А. Лукавская).

Ведутся исследования роли эндогенных фосфолипаз и свободных жирных кислот в адаптивных изменениях энергетического метаболизма в митохондриях сердца (М.В.

Егорова).

Особое место в разделе изучения особенностей функции сердечно сосудистой системы, проводимых на кафедре нормальной физиологии, занимает феномен перераспределения эритроцитов на уровне дуги аорты, который обусловливает поступление функционально полноценных клеток с оптимальными физико-химическими и морфоструктурными характеристиками мембраны преимущественно в общую сонную артерию, что улучшает снабжение кислородом головной мозг (Коваль Г.С., Нестерова Т.С.).

Развитие и внедрение в последние десятилетия на кафедре нормальной физиологии новых, современных методов обучения в учебный процесс (электронные учебники, виртуальные лабораторные практикумы, моделирование различных физиологических процессов, компьютерное тестирование и др. самообучающие методики), послужило основанием к возникновению нового направления в разделе психофизиологических и адаптационных исследований кафедр, посвященного этим вопросам.

Функциональное и психофизиологическое обследование студентов, использующих электронные средства обучения (Н.А. Кочурина, Д.В. Загулова), позволили выявить и оценить степень влияния последних - на их здоровье. Установлены внутригрупповые закономерности и особенности влияния электронных средств обучения на психофизиологические функции студентов, связанные с их вегитосоматической спецификой.

М.А. Медведев является куратором программы «Вахта» СО РАМН. По этой теме выполнены комплексные медико-биологические, социально-гигиенические и социально психологические исследования (А.М. Уразаев, А.В. Ротов, З.И. Вендров, В.А. Гынгазов, Д.В.

Радченко и др.), разработаны мероприятия по организации и охране труда, внедрены средства физической культуры в систему «базовый город — вахтовый участок». По данной тематике защищено 2 докторские и 6 кандидатских диссертаций, издана монография.

Среди новых техногенных факторов окружающей среды, ионизирующей и неионизирующей природы, все большую роль и значение приобретают импульсные и импульсно-периодические излучения. В связи с этим, в последние годы важное значение уделяется изучению механизмов влияния импульсно-периодического микроволнового и рентгеновского излучений наносекундной длительности на свободно-радикальные процессы в гепатоцитах (И.Р. Князева).

М.А. Медведевым создана крупная физиологическая школа, подготовлено 32 доктора и кандидатов наук. Опубликовано более 400 печатных работ, издано 14 монографий. Он является автором учебника для медицинских вузов «Основы физиологии» в двух томах.

В настоящее время на кафедре под руководством академика РАМН М.А. Медведева работают 5 профессоров, 5 доцентов, 4 старших преподавателя, ассистент, 4 заведующих лабораториями, 3 лаборанта. Проходят обучение 1 докторант и 1 аспирант, 4 соискателя.

Кафедра располагает всеми материально-техническими средствами и возможностями для обеспечения учебного процесса на семи факультетах СибГМУ.

ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ И МЕХАНИЗМЫ РЕГУЛЯЦИИ ВИСЦЕРАЛЬНЫХ ОРГАНОВ И СИСТЕМ L-АРГИНИН УГНЕТАЕТ СЕКРЕЦИЮ ЖЕЛЧИ У КРЫС Е.В.Бондзик, Е.Н.Решетник, С.П.Весельский, П.И.Янчук НИИ физиологии имени академика Петра Богача, кафедра физиологии человека и животных Киевского национального университета имени Тараса Шевченко, Украина В острых опытах на крысах-самцах под тиопенталовым наркозом (40 мг/кг) проводили забор желчи каждые 10 минут на протяжении часа через проканюлированный желчный проток после болюсного внутрипортального введения исследуемых препаратов.

Внутрипортально вводили крысам 1-й группы раствор L-аргинина (5 мг/кг);

2-й конкурентный ингибитор NO-синтазы L-NAME (L-нитро-N-аргининметиловый эфир) ( мг\кг), 3-й - L-NAME с последующим (через 10 минут) L-аргинина в вышеупомянутых дозах;

4-й (контрольной) - физраствор (1 мл/кг). Методом тонкослойной хроматографии определяли содержание желчных кислот в желчи.

Суммарный объем секретируемой желчи под влиянием L-аргинина снижался на 23,5%, L NAME - на 20,9%, а при совместном их введении - на 29,3% в сранении с контролем. L аргинин уменьшал дебит холевой кислоты (ХК) на 35,3% во второй получасовой пробе опыта. L-NAME уменьшал дебит таурохолевой кислоты (ТХК) в первой и второй получасовых пробах на 36,9% и 33,1% соответственно, дебит ХК в первой получасовой пробе на 47,6% и во второй - на 40,8%, а также дебит всех исследуемых фракций дигидрокси-холановых желчных кислот на протяжении всего опыта. Совместное введение L NAME и L-аргинина еще больше уменьшало эти показатели. Так, дебит ТХК уменьшался на 48,7% в первой получасовой пробе и на 51,84% во второй. дебит ХК на 62,4% в первой и на 60,8% во второй.

Следовательно, L-аргинин вызывает у крыс гипохолеретический эффект, который не только не исчезает при блокаде NO-синтаз, но еще и усиливается.

ГЕНДЕРНЫЕ АСПЕКТЫ ИЗМЕНЕНИЙ МЕТАБОЛИЗМА ОКСИДА АЗОТА ПРИ ЭКЗАМЕНАЦИОННОМ СТРЕССЕ Н.А. Барбараш, Д.Ю. Кувшинов Государственная медицинская академия, г. Кемерово, Россия Писхоэмоциональный стресс, переживаемый учащимися в день экзамена, представляет собой одно их звеньев адаптации к повышению требований жизни. Значительные стрессы могут становиться причиной депрессии, которая развивается у каждого четвертого студента медика первых двух лет обучения [5]. В свою очередь, депрессия студента может быть лишь «верхушкой айсберга» [2], в становлении которого – активация симпатической нервной системы, повышение артериального давления, развитие дислипидемии, дисфункция эндотелия и многие другие явления, обозначенные термином «токсичность стресса» [4] и способствующие развитию сердечно-сосудистых заболеваний.

Среди стресс-лимитирующих факторов организма большое внимание в последнее десятилетие привлекает оксид азота (NO) – высоколабильный, короткоживущий, реактивный свободный радикал нашего организма.

В экспериментах [3] показано, что у животных более высокая продукция NO сочетается с меньшей активацией при стрессе симпатической нервной системы и повышением устойчивости сердца к изменению снабжения кислородом. Анализ литературы привел к выводу [2], что при кратковременном или умеренном воздействии, когда появляется адекватная стресс-реакция, продукция NO возрастает. При длительном же и/или хроническом стрессе развивается истощение – синтез NO ограничивается.

Материал и методы исследования. В нашей лаборатории в утренние часы в условиях покоя и в день экзамена перед получением билета у 123 студентов (60 юношей и 63 девушек) II курса медицинской академии [1] были проведены забор и конденсация альвеолярного воздуха (АВ). В этом конденсате (КАВ) затем определяли концентрацию нитратов и нитритов с помощью реактива Грисса на анализаторе SpectraCount (Packard, США).

Исследование проводили на базе НИИ кардиологии ТНЦ СО РАМН, г. Томск.

Результаты и обсуждение. Выяснилось, что в покое концентрация метаболитов NO у юношей меньше, чем у девушек, а перед экзаменами она снижалась у юношей в значительно большей степени, чем у девушек (рис.). Эти различия, очевидно, обусловлены активизирующим влиянием эстрогенов на синтез NO.

Полученные данные соответствуют вышеприведенному [2] заключению о влиянии на синтез NO интенсивного стресса и могут способствовать пониманию механизмов неблагоприятного влияния таких стрессов на нейро-гуморальную регуляцию функций и развитие патологии.

Заключение. В работе показан один из механизмов снижения метаболизма оксида азота.

Ограничение при стрессе синтеза оксида азота может быть одним из путей развития патологии. Гендерные особенности стресс-реакциий должны быть использованы при проведении профилактической работы среди студенческой молодежи.

Список литературы 1. Барбараш Н.А., Кувшинов Д.Ю. Оксид азота, гомеостаз и адаптивные реакции организма.

// Барбараш О.Л., Барбараш Н.А., Барбараш Л.С. Оксид азота и артериальное давление.

Кемерово: Весть, 2006. Гл. 1. С.6-56.

2. Манухина Е.Б., Малышев И.Ю. Стресс-лимитирующая система оксида азота. // Рос.

физиол. журн. 2000. № 10. С. 1283–1292.

3. Belkina L.W. Genetic differences in hemodynamic parameters variability and resistance to stress damages. // VIII World Congress International Society For Adaptive Medicine (ISAM).

Moscow, Russia, 24-24.06.2006. P.169–170.

4. Keefe J.H., Carter M.D., Lavie C.J. Primary and secondary prevention of cardiovascular disease: a practical evidence – based approach. // Mayo Clin. Proc. 2009. V.84. №8. Р.741-757.

5. Khoo T.-K., Tan T.S. Burnout depression and quality of life in medical students. // Mayo Clin.

Proc. 2007. V.82. №2. Р.251-252.

ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ МОРФОЛОГИЯ ПРЕВЕГЕТАТИВНЫХ НЕЙРОНОВ ПАРАВЕНТРИКУЛЯРНЫХ ЯДЕР ГИПОТАЛАМУСА И СЛЮННЫХ ЖЕЛЁЗ У КРЫС ПРИ АДАПТАЦИИ К КРУГЛОСУТОЧНОМУ ОСВЕЩЕНИЮ А.В. Герасимов, С.В. Логвинов, В.П. Костюченко Сибирский государственный медицинский университет, Томск, Россия Введение. Гипоталамус как высший вегетативный центр и циркадианный пейсмекер контролирует периодическую деятельность многих органов и систем организма, в том числе и слюнных желёз. У крыс гормонпродуцирующие эпителиоциты гранулярных протоков поднижнечелюстных желёз проявляют суточный ритм активности, не связанный с приёмом пищи, преимущественно в тёмное время суток, тогда как секреция сероцитов ацинусов стимулируется пищевым раздражителем. Освещение крыс в течение 48 ч приводит к увеличению массы слюнных желёз [4]. Ранее были получены данные о влиянии света на нейроны крупноклеточных ядер гипоталамуса и слюнные железы [1, 5]. Цель настоящей работы – оценить морфофункциональное состояние нейронов медиальных мелкоклеточных субъядер паравентрикулярных ядер гипоталамуса (ПВЯММС) и эпителиоцитов гранулярных и концевых отделов поднижнечелюстных желёз после круглосуточного освещения ярким светом.

Материал и методы. Эксперимент выполнен на 25 самцах беспородных белых крыс массой 180-200 г, которых 48 ч освещали ярким светом (3500 лк). Контролем служили интактных животных. Материал забирали в 11 ч дня в 1-е минуты, через 1, 10, 30 и 180 сут после воздействия. Для исключения влияния пищевого раздражителя перед выведением животных из эксперимента путём декапитации под эфирным наркозом применяли 24 часовое голодание. Кусочки гипоталамуса и слюнных желёз фиксировали в жидкости Карнуа, заливали в парафин, окрашивали гематоксилином и эозином, толуидиновым синим.

Фиксированный в 2,5% глутаральдегиде на 0,2 М какодилатном буфере (рН 7,2) материал дофиксировали в 1% растворе ОsO4 и заливали в эпон. Срезы, изготовленные на ультратоме LKB-III, контрастировали уранилацетатом и цитратом свинца, исследовали в электронном микроскопе JEM-100 CX II. Для морфометрии использовали окулярную рамку (S=2000 мкм2, ув. 900) и метод точечного счёта. Данные обрабатывались с помощью пакета программ «Statistica 6.0 for Windows». Значимость различий оценивали по критерию Манна-Уитни.

Результаты и обсуждение. В ПВЯММС гипоталамуса морфологические признаки повышенной функциональной активности (увеличение количества светлых нейронов с минимальным содержанием хроматофильного вещества) сохраняются и в 1-е мин, и через сут после окончания круглосуточного освещения. В гранулярных отделах исчерченных выводных протоков поднижнечелюстных желёз признаки функциональной активности проявляются в 1-е мин после воздействия, в ацинусах – через 10 сут (см. рис. 1 и табл. 1).

Рисунок. Участок дольки поднижнечелюстной железы крысы после окончания круглосуточного освещения: А – ацинус, В – вакуоли, ВП – вставочный проток, ГО – просвет гранулярного отдела, К – капилляр. Окр. толуидиновым синим. Ув. 900.

По-видимому, нейроны ПВЯММС на стадии тревоги развития общего адаптационного синдрома, получая через сетчатку и супрахиазматические ядра гипоталамуса информацию, связанную со стрессом, стимулируют деятельность симпатико-адреналовой системы и гормонпродуцирующих клеток поднижнечелюстных желёз. В период восстановления и перенастройки регуляции гипоталамусом вегетативных центров проявляется эффект парасимпатической стимуляции саливации [2, 3].

Таблица Морфометрические показатели функциональной активности нейронов гипоталамуса и эпителиоцитов поднижнечелюстных желёз крыс после круглосуточного освещения ярким светом (М±m) Показатели 1-е мин 10 сут 30 сут Нейроны ПВЯММС гипоталамуса:

светлые с минимальным содержанием хроматофильного вещества 1,66±0,10* 1,18±0,08* 1,16±0, контроль 1,04±0,06 1,00±0,03 1,02±0, светлые гипохромные 9,42±0,58 10,02±0,60 10,40±0, контроль 10,65±0,62 10,64±0,60 10,70±0, тёмные гиперхромные 0,54±0,03 0,55±0,03 0,54±0, контроль 0,50±0,03 0,53±0,03 0,55±0, Удельный объём секреторных гранул в цитоплазме клеток желёз (%):

гранулярные отделы 10,3±7,1* 29,3±4,4 35,3±5, контроль 32,7±3,1 30,6±4,3 32,0±3, концевые отделы 35,87±1,52 26,53±1,24* 31,03±1, контроль 31,58±1,37 31,73±1,58 32,24±1, Примечание. * - значимые отличия с величиной показателя в контроле (р0,05).

Заключение. У крыс стресс, вызванный 48-часовым освещением ярким светом, оказывает заметное влияние на морфофункциональное состояние высшего вегетативного и эндокринного центра – гипоталамуса и поднижнечелюстных слюнных желёз, изменяя ритм их суточной периодической активности.

Литература 1. Логвинов С. В., Герасимов А. В., Костюченко В. П. Структурные изменения эпителиоцитов гранулярных выводных протоков и концевых отделов поднижнечелюстных желёз крыс при воздействии света и радиации // Морфология. 2003.- Т. 124, № 4.- С. 80-83.

2. Aloe L., Alleva E., de Simone R. Changes of NGF level in mouse hypothalamus following intermale aggressive behavior: biological and immunohistochemical evidence // Behav. Brain Res.- 1990.- Vol. 39, № 1.- Р. 53-61.

3. Buijs R., Hermes М., Kalsbeek А. The suprachiasmatic nucleus – paraventricular nucleus interactions: a bridge to the neuroendocrine and autonomic nervous system // Prog. Brain Res. 1998.- Vol. 119.- P. 365-382.

4. Gallara R., Bellavia S. Effect of chronic constant light on sensitivity of rat submandibular gland // Acta Odontol. Latinoam.- 1994-1995.- Vol. 8, № 2.- Р. 27-35.

5. Logvinov S. V., Gerasimov A.V., Kostyuchenko V. P. Plasticity of secretory neurons in the supraoptic and paraventricular nuclei of the hypothalamus on exposure to light // Neurosci.

Behav. Physiol.- 2006.- Vol. 36, № 5.- Р. 463-466.

ОЦЕНКА ФИЗИОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ СТУДЕНТОВ И КУРСАНТОВ К УСЛОВИЯМ УЧЕБНОЙ СРЕДЫ Н.Л.Денисов, А.Н.Байков Томский военно-медицинский институт;

Сибирский государственный медицинский университет, г.Томск Работы по изучению здоровья студенческой молодежи и факторов адаптации к условиям обучения в основном посвящены характеристике здоровья и факторам его детерминирующим, в частности среды обитания [1,2,3]. В свою очередь большая часть молодежи страны практических мер к сохранению своего здоровья принимает недостаточно.

В военных учебных заведениях имеется опыт решения данной проблемы, однако распространение его ан вузы гражданского профиля требует дополнительных исследований [4,5].

Оценка факторов физиологической адаптации и здоровья студентов поэтапно в период с 2001 по 2007 годы. Было проведено изучение здоровья, физического развития, функционального состояния, напряжения адапатции, профессионально важных качеств, профилактической активности студентов двух ВУЗов: гражданского - Томского сельскохозяйственного института (ТСХИ) и военного - Томского военно-медицинского института (ТВМедИ) – всего 5495 человек.

Для расчета адаптационного потенциала производилось измерение ряда антропометрических и функциональных показателей и оценка параметров легочной вентиляции (по соотношению ФЖЕЛ/ДЖЕЛ). Данный индекс снижался в группе студентов, что свидетельствует о снижении адаптации дыхательной системы. У курсантов, напротив, наблюдался прирост данного показателя. Аналогичная динамика была выявлена в пробе Штанге - время задержки дыхания снижалось у студентов гражданского вуза и увеличивалось у военнослужащих. Таким образом, функциональное состояние системы дыхания у студентов гражданского вуза ухудшается за период обучения, тогда как у курсантов, напротив, наблюдается его улучшение.

При вычислении индекса кистевой силы (ИКС рассчитывается как полусумма результатов левой и правой кистевой динамометрии, отнесенной к массе тела) у студентов гражданского вуза наблюдалось снижение даного показателя, тогда как у курсантов-прирост.

Функциональное состояние организма человека в значительной степени определяется основными параметрами: уровнем функционирования, физиологическим резервом и степенью напряжения регуляторных механизмов на основании сопоставления показателей гемодинамики и вегетативного гомеостаза. Анализ основных показателей гемодинамики в обследованных группах показал, что у курсантов они не изменяются за период обучения, тогда как у студентов гражданского вуза наблюдается увеличение ЧСС и АД. Выявленную у студентов динамику можно однозначно оценить как негативную, свидетельствующую о развитии напряжения адаптации за период обучения в вузе.

На 1 курсе у военнослужащих адаптационный потенциал составил 2,55±0,12, он находится на верхней границе диапазона, в котором адаптация оценивается как удовлетворительная (см. главу 2). К 4-му курсу обучения величина АП снижалась до 3,29±0,18 (p0,05), что свидетельствует о повышении уровня адаптации. На 1 курсе студентов гражданского вуза адаптационный потенциал был достоверно выше и составил 2,89±0,13 (p0,05), что соответствует напряжению адаптации. К 4-му курсу у студентов наблюдалось значительное увеличение адаптационного потенциала, который составлял 3,29±0,18 (p0,05). Данный уровень АП соответствует неудовлетворительной адаптации.

Таким образом, у студентов гражданского вуза за период обучения развивается нарушение адаптации, проявляющееся в возрастании адаптационного потенциала до уровня неудовлетворительной адаптации. У курсантов военного вуза, напротив, величина АП снижается, свидетельствуя о полноценной адаптации.

Показатели физической работоспособности, определенные с помощью теста PWC-170, достоверно различались во всех обследованных группах. На 1 курсе у курсантов уровень физической работоспособности оценивался как высокий (13,4±0,4 кГм/ мин/ кг) и к 4-му году обучения наблюдался его прирост. У студентов гражданского вуза на 1 курсе уровень физической работоспособности был достоверно ниже и составлял 10,2±0,2 кГм/ мин/ кг (р0,05). Однако после к 4-му курсу он достоверно снижался до 8,8±0,4 кГм/ мин/ кг (р0,05).

Одним из наиболее чувствительных показателей, отражающих функциональное состояние сердечно-сосудистой системы и всего организма, является периодическая структура сердечного ритма. Для его оценки выполнялось кардиоинтревалографическое исследование.

Первоначально выполнялось «фоновое» исследование структуры сердечного ритма в положении обследуемого «лежа».

Как у студентов гражданского вуза, так и у курсантов выявлено достоверное снижение моды. Мода (Мо) – это диапазон значений наиболее часто встречающихся кардиоинтервалов.

Физиологическим смыслом моды является отражение активности функционирования гуморального канала регуляции. Снижение Мо, таким образом, свидетельствует об активации симпатического звена регуляции.

Амплитуда моды (АМо) отражает число кардиоинтервалов, соответствующих значению моды (в % от общего количества кардиоинтервалов). У студентов гражданского вуза мы наблюдали прирост АМо, а у курсантов, напротив, снижение (таблица 20).

Данный показатель отражает стабилизирующий эффект централизации управления ритмом сердца. В основном он связан с влиянием симпатического отдела вегетативной нервной системы и характеризует нервный канал регуляции.

Степень централизации управления синусовым ритмом оценивается по интегральному показателю «индекс напряжения» (ИН). Индекс напряжения характеризует степень централизации управления ритмом сердца и отражает активность адренэргических механизмов, которая тесно связана с выраженностью стрессорной реакции организма.

У студентов гражданского вуза мы наблюдали прирост ИН, а у курсантов, напротив, снижение. Вычисление индекса напряжения регуляторных систем позволило более рельефно отразить усиление тонуса симпатической нервной системы на фоне относительного снижения активности парасимпатического отдела. В ортостазе характер изменений был следующим: у всех обследованных отмечалось снижение вариационного размаха и увеличение амплитуды моды.

Вегетативная реактивность (ИНо/ ИНф) в обеих группах была оценена как «нормотоническая». На 1 курсе у курсантов она составила 1,71±0,09, вна 1 курсе у студентов была достоверно выше (1,94±0,12;

р0,05). Существенное увеличение ВР отмечено у студентов к 4 курсу - прирост составил 38%, величина ВР - 3,09±0,18 и была оценена как гиперсимпатикотоническая. У военнослужащих величина ВР, напротив, снижалась.

Вегетативное обеспечение деятельности (по отношению ИН1/ ИНф) также было оценено как «избыточное» по симпатикотоническому типу в обеих обследованных группах. Однако величина ВОД у студентов была достоверно выше по сравнению с I курсом военнослужащих. После 4 лет обучения отношение ИН1/ ИНф у студентов возрастало и достигало 2,99±0,01 (р0,05). У курсантов, напротив, наблюдалось его снижение до 1,02±0,02 (р0,05).

Период восстановления после клино-ортостатической пробы (по ИНк/ ИНф) был удлинен (симпатикотоническая реакция) у всех обследуемых. При этом на 1 курсе у студентов он был достоверно больше (1,28±0,03), чем на 1 курсе у курсантов (1,15±0,02;

р0,05). Значительный прирост периода восстановления был зарегистрирован в группе студентов за 4 года обучения (до 1,42±0,02;

р0,05), тогда как у военнослужащих, напротив, наблюдалось его снижение (до 1,02±0,02;

р0,05).

На основании проведенного обследования, с использованием автоматизированных медико-технических комплексов, можно сделать вывод, что у всех обследованных отмечается преобладание тонуса симпатического отдела нервной системы. При этом у студентов гражданского вуза это преобладание по большинству признаков выражено в большей степени. За период обучения в вузе у студентов тонус симпатического отдела еще более возрастает, тогда как у военнослужащих происходит усиление тонуса парасимпатического отдела. Поскольку повышение адаптивных возможностей зависит от степени увеличения парасимпатической регуляции, уменьшение влияния парасимпатической регуляции и повышение симпатической приводит к снижению адаптивных возможностей организма, что проявляется в напряжении механизмов регуляции сердечного ритма.

Литература 1. Василевский Н.Н. Информационное разнообразие физиологических процессов и его роль в механизмах адаптации и текущего функционального состояния // Физиологический журнал, 1994, т. 80, N 6, с.7- 2. Дмитриева Н.В., Агафонова В.В., Лонская Л.Ф. Сравнительное исследование функционального состояния студентов полипараметрическим и клинико физиологическими методами / Физиологические основы здоровья студентов. – М, 2001. – С. 318-319.

3. Ротов А.В. Оценка и прогнозирование адаптационных характеристик организма человека / Дисс.... докт. биол. наук. Томск, 1997 - 216 с.

4. Севрюкова Г.А. Адаптивные изменения функционального состояния и работоспособность студентов в процессе обучения // Гигиена и санитария. – 2006. - №1. – С. 72-73.

5. Чаплыгина Е.В. – К оценке конституциональных особенностей юношей призывного возраста – жителей Южного региона России, военно-медицинский журнал, 2007 год, № стр. РОЛЬ ЗДОРОВЬЯ СТУДЕНТОВ В ФОРМИРОВАНИИ ПРОФЕССИОНАЛЬНО ВАЖНЫХ КАЧЕСТВ СПЕЦИАЛИСТА Н.Л.Денисов, И.В.Зайцев, И.А.Шперлинг, Е.В.Романова, А.Н.Байков Томский военно-медицинский институт, Сибирский государственный медицинский университет, г.Томск Актуальность. Расширение знаний в области организации здравоохранения и решения задач по сохранению и укреплению здоровья населения страны обусловило введение в научно-медицинскую терминологию понятия «профессиональное здоровье», объединяющего в себе оценку состояния здоровья человека в рамках обеспечения профессиональной деятельности. Профессиональное здоровье формируется на всех этапах подготовки специалиста и является одним из факторов успешности его деятельности [1, 3, 4].

Цель. Целью нашего исследования являлась оценка профессионального здоровья студентов высшего учебного заведения.

Материал и методы исследования. Исследование проводилось с участием 117 студентов 5 курса ГОУ ВПО «Томский сельскохозяйственный институт». Методом тестирования оценивали профессионально важные качества студентов, в соответствии с которыми студенты были распределены на 3 категории профессиональной пригодности: высокую (1-я группа), среднюю (2-я группа) и низкую (3-я группа) [2]. В каждой группе оценивались показатели заболеваемости: уровень общей заболеваемости, средняя продолжительность случая нетрудоспособности;

показатели конфликтности и успеваемости в ходе обучения.

Результаты исследования. В ходе исследования была выявлена тесная связь между уровнем профессиональной пригодности и показателями заболеваемости студентов. Так, среди студентов с низкой категорией профессиональной пригодности (3-я группа) уровень заболеваемости был в 2 раза, а средняя продолжительность случая нетрудоспособности – в раза выше, по сравнению с соответствующими значениями среди лиц с высокой категорией (1-я группа), что составило в среднем 717,1‰ и 344,7‰;

10,3 дня и 3,7 дня соответственно, при этом среди студентов, у которых число дней нетрудоспособности составляло более 8, лица с 1-й категорией профессиональной пригодности составили 9,4%, с 3-й категорией – 54,9%.

Результаты исследования позволили выявить прямую связь между уровнем профессионально важных качеств студентов и их средним баллом итогового контроля по всем дисциплинам за весь период обучения в вузе. Так, основу студентов с 1-й категорией профессиональной пригодности составляли «отличники» (68,1%), «троечники» составляли 11,8%;

среди студентов с 3-й категорией профессиональной пригодности «отличники»

составляли 19,8%, «троечники» – 40,5%.

Большое значение в подготовке специалиста имеет характер отношений студента со своим преподавателем [1, 3]. В свою очередь, повышение конфликтности в любом коллективе влияет на состояние здоровья его представителей. Результаты исследования показали, что уровень заболеваемости среди студентов, имевших конфликты с преподавателями, в 1,4 раза, средняя продолжительность случая нетрудоспособности – в 1,6 раза выше, чем среди «неконфликтных» студентов: 766,9‰ и 531,4‰, 8,9 дня и 5,7 дня соответственно.

Таким образом, в формировании высоко квалифицированных специалистов большое значение имеет состояние их здоровья. Учитывая, что эти категории имеют взаимообусловливающее влияние, в условиях повышения требований к современному специалисту разработка эффективных мероприятий по сохранению и укреплению здоровья учащейся молодежи является важнейшей задачей высшей школы и государства в целом. Ее решение – залог социально-экономического и политического благополучия страны.

Список литературы:

1. Денисов, Н.Л. Вопросы управления профессиональным здоровьем / Н.Л. Денисов, В.И.Козлов. – Издательство ООО «UFO-плюс», 2006. – 131 с.

2. Маклаков, А.Г. Методические рекомендации по организации и проведению профессионального отбора в военно-учебных заведениях // Маклаков А.Г., Левин Ю.М., Камышев А.А. и др. / под ред. Ю.В. Лобзина. – М., 2002. – С. 28-38.

3. Нефедовская, Л.В. Состояние и проблемы здоровья студенческой молодежи / Л.В.

Нефедовская. / под ред. В.Ю. Альбицкого. – М.: Литтерра, 2007. – 192 с.

4. Щедрина, А.Г. Здоровый образ жизни: методологические, социальные, биологические, медицинские, психологические, педагогические, экологические аспекты / А.Г. Щедрина.

– Новосибирск: ООО «Альфа-Виста», 2007. – 144 с.

ИЗМЕНЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО СТАТУСА В СТУДЕНЧЕСКОМ КОЛЛЕКТИВЕ В ПРОЦЕССЕ ОБУЧЕНИЯ В ВЫСШЕМ УЧЕБНОМ ЗАВЕДЕНИИ Н.Л.Денисов, И.В.Зайцев, И.А.Шперлинг, Е.В.Романова, А.Н.Байков Томский военно-медицинский институт, Сибирский государственный медицинский университет, г.Томск Актуальность. Важнейшим резервом трудового и интеллектуального потенциала страны являются студенты. Обучение в вузе сопровождается повышенной умственно эмоциональной нагрузкой, что влияет на функциональное состояние организма [2]. В связи с этим всесторонняя оценка социально-психологических условий обучения с точки зрения профилактики заболеваний и повышения качества обучения является высоко актуальной [1, 2, 3].

Цель. Целью нашего исследования явилось изучение социальных и психологических факторов, влияющих на состояние здоровья студентов высшего учебного заведения.

Материал и методы исследования. В исследовании участвовали студенты 5 курса ГОУ ВПО «Томский сельскохозяйственный институт». Методом тестирования оценивали удовлетворенность обучаемых условиями проживания и досуга, рассчитывали процент студентов, имевших конфликты с преподавателями. Кроме того, изучали показатели заболеваемости в студенческих коллективах.

Результаты исследования. Результаты исследования позволили выявить обратную зависимость между состоянием здоровья студентов и их удовлетворенностью условиями проживания, отдыха и досуга. Так, среди лиц, относящихся к 1-й группе здоровья (практически здоровые), полностью удовлетворены условиями проживания 55,2%, в то время как о полной неудовлетворенности заявили 44,8% студентов 3-й группы здоровья (имеющие хронические заболевания с частыми обострениями). Для студентов полностью удовлетворенных условиями своего быта и досуга показатель заболеваемости составлял 475,2‰, средняя продолжительность случая нетрудоспособности – 4,7 дня;

для частично удовлетворенных – 586,9‰ и 6,3 дня;

а для студентов с полной неудовлетворенностью – 886,1‰ и 9,8 дня соответственно.

Социально-психологический климат в студенческих коллективах также оказывал влияние на показатели здоровья обучаемых. Так, уровень заболеваемости среди студентов, имевших конфликты с преподавателями, в 1,4 раза, средняя продолжительность случая нетрудоспособности – в 1,6 раза выше, чем среди «неконфликтных» студентов: 766,9‰ и 531,4‰, 8,9 дня и 5,7 дня соответственно.

Таким образом, социально-психологические факторы влияют на здоровье студентов высшего учебного заведения в ходе их обучения. Целенаправленная деятельность по улучшению быта и досуга, нормализации психо-эмоциональной атмосферы в среде «преподаватель-студент» является залогом успешности мероприятий по сохранению здоровья учащейся молодежи и подготовки высоко квалифицированных специалистов.

Список литературы:

1. Денисов, Н.Л. Вопросы управления профессиональным здоровьем / Н.Л. Денисов, В.И.Козлов. – Издательство ООО «UFO-плюс», 2006. – 131 с.

2. Нефедовская, Л.В. Состояние и проблемы здоровья студенческой молодежи / Л.В.

Нефедовская. / под ред. В.Ю. Альбицкого. – М.: Литтерра, 2007. – 192 с.

3. Щедрина, А.Г. Здоровый образ жизни: методологические, социальные, биологические, медицинские, психологические, педагогические, экологические аспекты / А.Г. Щедрина.

– Новосибирск: ООО «Альфа-Виста», 2007. – 144 с.

ЭЛЕКТРИЧЕСКОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ ТЕЛА БЕЛЫХ КРЫС ПРИ ХРОНИЧЕСКОМ СТРЕССЕ Д.А. Жуков 1, Е.П. Виноградова ИФ РАН, 2 Биологический ф-т СПбГУ;

СПб, Россия Электрическое сопротивление тела (ЭСТ) является показателем функционального состояния организма. Динамика ЭСТ экспериментальных животных имеет, кроме того, практическое значение, поскольку электро-болевая стимуляция широко применяется в физиологических экспериментах, в частности, при выработке условных рефлексов. Изучали изменение ЭСТ при ежедневном определении порогов вздрагивания и переступания при раздражении электрическим током. Ежедневное измерение болевых порогов оказало стрессирующее воздействие, что отразилось на состоянии животного.

Исследование проводили на самках белых крыс (n=24). Электрический ток (50 Гц, 40- мкА) подавали через решётчатый пол в клетке, в которой находилось животное. За 5 минут до измерения порогов вздрагивания и переступания лапами у крыс определяли ЭСТ. Для этого ипсилатеральные переднюю и заднюю лапы помещали в стеклянные чашки, заполненные раствором 0,9% NaCl, в которые были опущены серебряные электроды, соединенные с омметром.

Регулярное измерение болевых порогов вызывало плавное возрастание ЭСТ в два раза при сравнении данных по первому и седьмому дню. После чего наблюдалось резкое падение на восьмой день. Зависимости ЭСТ от стадии эстрального цикла не выявлено.

Динамика электрического сопротивления тела при ежедневном измерении порогов болевой чувствительности. По оси абсцисс – дни регистрации, по оси ординат – величина сопротивления тела (кОм).

* - p0, Другие закономерности наблюдались при измерении порогов вздрагивания и переступания. На 3-ий день регистрации у крыс, находящихся в стадиях диэструса и эструса, наблюдается резкое возрастание порогов по сравнению с первым днем. В стадиях проэструса и метэструса, характеризующихся высоким содержанием прогестерона, величина порогов в этот период не изменяется по сравнению с первым днем регистрации. Начиная седьмого дня, у всех животных независимо от стадии цикла регистрируется прогрессивное снижение электроболевых порогов, что свидетельствует об изменении функционального состояния животного в результате хронической электроболевой стимуляции пороговой силы.

Остается неясным, является ли снижение порогов неспецифической, т.е. стрессорной реакцией, или же реакция обусловлена модальностью стимула. Резкий подъем порогов на 3 ий день тестирования с последующим постепенным снижением может отражать переход от тенденции к затаиванию к стратегии бегства от аверсивного стимула. То, что пороги повышаются только у животных, находящихся в стадиях диэструса и метэструса, связано с гормональным фоном, возможно изменением секреции прогестерона, обладающего многочисленными нейротропными эффектами.

Согласно клиническим данным, увеличение ЭСТ наблюдается при снижении содержания внеклеточной жидкости и зависит от содержания жировой ткани. Поскольку в наших исследованиях не наблюдалось колебаний веса тела животных, то можно предположить, что изменение ЭСТ тела связано с изменением соотношения вне- и внутриклеточной жидкости вследствие колебания уровня гормонов, участвующих в поддержании водно-солевого баланса в организме.

Таким образом, ЭСТ крыс растёт до 5-го дня и падает после 7-го дня измерения болевых порогов. Динамика ЭСТ не соответствует динамике значений порогов вздрагивания и переступания. Кроме того, в отличие от динамики порогов, динамика ЭСТ не зависит от стадии эстрального цикла.

СТРУКТУРНЫЕ ПЕРЕСТРОЙКИ ПОДКОЛЕННОГО ЛИМФОУЗЛА КРЫС ПОСЛЕ ДЕАФФЕРЕНТАЦИИ Е.М. Жукова, лаборатория функциональной нейроморфологии НИИ физиологии СО РАМН, Новосибирск Исследование нервных влияний на процессы в лимфатической системе ведутся давно, однако корреляция афферентное звено ЦНС – подколенный лимфатический узел (ПЛУ) не выяснена. Периферические отростки афферентных нейронов поступают в ПЛУ без переключения [1]. Использование капсаицина, который селективно действует на сенсорные нейропептиды, изменяя их содержание в периферических тканях и органах [5], позволяет исследовать эффекторные функции первичных сенсорных нейронов.

Опытным крысам Вистар (180-200 г.) подкожно вводили капсаицин (Sigma, США, мг/кг, в растворителе: 10% спирт, 10% Твин-80, 80% физраствор), контрольным – растворитель. ПЛУ фиксировали после декапитации крыс под эфирным наркозом в 10% нейтральном формалине, обезвоживали в спиртах, ксилоле, заливали в парафин. Срезы окрашивали гематоксилин-эозином, азур В-эозином Y по Нохт-Максимову и по Kramer’y.

Подсчет клеток осуществлялся морфометрическим методом. Статистическую значимость оценивали с помощью t-критерия Стьюдента.

ПЛУ – орган иммунитета, регулятор тканевого гомеостаза и микроциркуляции в регионе нижних конечностей. На 7 и 14 сутки действия препарата общая площадь микрососудов на срезах ПЛУувеличивалась на 54 и 47% к контролю (P0,05). Через 14 дней действия препарата расширенные сосуды на срезах ПЛУ встречались реже, зато заметно выросло мелких капилляров на фоне интенсивного притока тканевых базофилов (ТБ).

Известно, что в культуре, при отсутствии нервного контроля, ТБ нарабатывают нейропептиды [3], которые стимулируют ангиогенез [4]. После восстановления функций КЧН (на 21 сутки) сосудистого русла не превышала уровня контроля.

Анализ цитологического состава выявил активную реакцию лимфоидной паренхимы ПЛУ: в герминативных центрах увеличилось число бластов (в 2,6 раза) и средних лимфоцитов (в 3 раза), количество зрелых форм сократилось на 27% (табл. 1). Число средних лимфоцитов выросло в тимусзависимой паркортикальной зоне (в 2,5 раза) и мозговых тяжах (в 2 раза). Во всех зонах ПЛУ у опытных крыс выросло число макрофагов, что связано, вероятно, с выбросом нейропептидов, активирующих лимфоциты и макрофаги [2]. В целом структурные перестройки напоминали изменения при развитии аутоиммунной реакции, что позволяет использовать капсаициновцую деафферентацию как модель для исследования механизмов ревматоидных патологий. Данные литературы подтверждают актуальность исследования включения сенсорных нейропептидов в этиопатогенез этих заболеваний:

улучшающие состояние у больных ревматоидным артритом (хлоронин, левомизол, горчичное масло), ослабляют эффекты антидромной стимуляции сенсорных нейронов, глюкокортикоиды, открывающие кальциевые каналы для свободного выхода нейропептидов из КЧН. Сходные эффекты сопровождают термическое и механическое раздражение сенсорных окончаний (гипертермия, массаж, мануальная и лазерная акупунктура) [1].

Таблица 1.

Цитологический состав структурно-функциональных зон ПЛУ у контрольных крыс и через две недели после введения капсаицина (150 мг/кг, %, число крыс в группе n=10) Клеточные Лимфо- Средние Малые Макро элементы бласты лимфоциты лимфоциты фаги Герминативный центр 0,5 ± 0,03 10,1 ± 0,28 88,4 ± 0,7 0,9 ± 0, Контроль ± 1,3 ± 0,08** 31 ± 1,52** 64,6 ± 1,59* Опыт 3,1±1,69* Паракортикальная зона 0,8 ± 0,11 9,9 ± 0, Контроль 88±1,02 1,2±0, ± 0,9 ± 0,03* 2,5 ± 0,41** Опыт 90,2±2,48 6,3±2,37* Мозговые тяжи Клеточны е Плазмо- Незрелые Зрелые Средние Малые элементы бласты плазмоциты плазмоциты Макрофаги лимфоциты лимфоциты 1,5 ± 0,15 14,4 ± 1,16 74,8 ± 1,61 2,9 ± 0,66 2,1 ± 0,21 4,2 ± 0, Контроль ± ± 10 40,9±3,22* 4,1 ± 0, ± ± 4 ± 0,8* Опыт 1,1** 34,7±3,13** * 6,1±0,36* Мозговые синусы 1,3 ± 0,05 10,9 ± 0,51 51,8 ± 2,46 10,6 ± 0,65 5,8 ± 0,52 19,5 ± 0, Контроль ± ± 11,5±0,59* 18,4±1,41* 37,1±0,53* 9,4 ± 0,54 * 14,3 ± 0,66* 9,1 ± 0,53* Опыт * * Примечание: Приведены средние величины с ошибкой средней:

* -P0,05;

**P0,01 к уровню контроля по t-критерию Стьюдента.

Литература 1. Donnerer J., Liebmann.I, Schicho R. Differential Regulation of 3-Beta-Hydroxysteroid Dehydrogenase and Vanilloid Receptor TRPV1 mRNA in Sensory Neurons by Capsaicin and NGF // Pharmacology. –2004. –Vol.18. –N 73(2). –P.97–101.

2. Kitamura Y, Ito A. Mast cell-committed progenitors // Proc Natl. Acad. Sci. USA. –2005.

Vol. 9. –N 32. –P.1129- 3. Nagy I., Santha, Jancso G., Urban L. The role of vanilloid (capsaicin) receptor (TRPV1) in phisiology and pathology // Europ. J. Pharmacol. –2004. –Vol. 500. –N 1–3. –P. 351–369.

4. Seegers H.C., Hood V.C., Kidd B.L. et al. Enhancement of angiogenesis by endogenous substance P release and neurokinin-1 receptors during neurogenic inflammation // J.

Pharmacol. Exp. Ther. –2003. –Vol.26. –P 1–2.

5. Stander S., Moormann C., Schumacher M. et al. Expression of vanilloid receptor subtype 1 in cutaneous sensory nerve fibers, mast cells, and epithelial cells of appendage structures // Exp. Dermatol. –2004. –Vol. 13. –N 3. –P.129–139.

ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ПАРАМЕТРЫ, СТРЕССРЕАКТИВНОСТЬ И ПАРАМЕТРЫ МЕТАБОЛИЗМА NO У ЮНОШЕЙ С РАЗНЫМ ИНДЕКСОМ МАССЫ ТЕЛА Д.Ю. Кувшинов Государственная медицинская академия, г. Кемерово, Россия Исследование и коррекция факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний (CCЗ) являются важной задачей современной науки и практической кардиологии. Одним из таких факторов риска является избыточная масса тела. Так, Фрамингемское исследование показало, что систолическое и диастолическое артериальное давление (САД и ДАД) возрастают с повышением индекса массы тела (ИМТ= вес [кг]/ рост [м]2). На каждые лишние 4,5 кг САД повышается на 4,4 мм рт. ст. у мужчин и на 4,2 мм рт. ст. у женщин. Значение ИМТ в диапазоне 25,0–29,9 кг/м2 было предложено экспертами ВОЗ [3] рассматривать как «избыточную массу тела», а более высокие параметры – как ожирение.

В докладе ВОЗ 2000 года ожирение сравнивается с эпидемией. В ряде исследований, проведенных в России, показано, что около 30% трудоспособного населения нашей страны имеет избыточную массу тела [1]. При этом вероятность развития артериальной гипертензии у лиц среднего возраста с избыточной массой тела на 50% выше, чем у лиц с нормальной массой тела. Ожирение – это не только избыточный объем жировой ткани, но и сложный комплекс метаболических нарушений, способствующих повышению АД [1, 4]. Важную роль в возникновении ожирения играют и характерологические психологические факторы.

Методы исследования. Обследовано 144 практически здоровых юноши – студентов первого и второго курсов лечебного и педиатрического факультетов медицинской академии 17-21-летнего возраста. Обследование проводилось в различные сезоны (осень, зима, весна, лето), что позволило нивелировать влияние сезонов и периодов индивидуального года на результаты исследования. Все исследования выполнялись в условиях лаборатории с 8.00 до 12.00 часов при информированном письменном согласии студентов.

Для оценки стрессреактивности (СР) использовали пять различных методов: 1) опрос по Дж.Тейлору для выявления уровня тревожности;

2) оценку «индивидуальной минуты»;

3) иридоскопическое определение числа нервных колец радужки;

4) функциональную пробу «Математический счет»;

5) автоматический анализ ритма сердца для определения индекса напряжения регуляторных систем (ИН). Все параметры оценивали с ранжированием на высокие, средние и низкие, выраженные 3, 2 и 1 баллами соответственно.

Модифицированной анкетой Дженкинса на основе самооценки выявляли тип коронарного поведения (ТКП). Лиц, набравших 30 и менее баллов, относили к поведенческому типу А, лиц с 31-40 баллами – к типу АБ, набравших более 40 баллов – к типу Б.

Автоматически определялось артериальное давление (АД) и частоту пульса (ЧП) прибором «Omron MХ-3», длительность задержки дыхания на вдохе, статической балансировки. Определялся фактический биологический возраст (ФБВ) и проводилось сравнение его с должным (ДБВ) по методу, разработанному В.П.Войтенко с коллегами в Киевском НИИ геронтологии.

Для определения уровня метаболитов оксида азота (NO) проведен забор альвеолярного воздуха и его конденсация до образования 1,5-2 мл жидкости. Концентрацию нитрит анионов определяли с помощью реактива Грисса, который приготовлялся ex tempore.

Исследование проводилось на анализаторе SpectraCount (Packard, США) на базе НИИ кардиологии ТНЦ СО РАМН, г. Томск.

Результаты и их обсуждение. На основании полученных данных было выделено подгруппы юношей, имеющих индекс массы тела соответственно выше и ниже условной «границы риска» – 25,0 кг/м2. Параметры юношей с разным индексом массы тела приведены в таблице.

Таблица.

Физиологические параметры, стрессреактивность, ТКП и концентрация метаболитов NO у юношей с разным ИМТ Юноши с ИМТ менее Юноши с ИМТ более 25,0 кг/м2 25,0 кг/м Показатели р n=107 n= Рост (см) 179,46+0,52 178,36+0, Вес (кг) 68,13+0,53 89,31+1, ИМТ - индекс Кетле (кг/м2) 21,00+0,01 28,00+0, САД (мм рт. ст.) 128,17+0,76 135,22+1,68 * ДАД (мм рт. ст.) 73,17+0,56 77,39+1,96 * ЧСС (уд/мин.) 75,21+0,81 73,58+1, ФБВ/ДБВс 1,39+0,02 1,51+0,04 * ЗДВ (сек) 73,2+1,81 69,05+4, СБ (лучшая сек) 38,37+1,47 30,24+3,21 * ТКП (баллы) 33,64+0,34 31,56+0, Суммарный уровень стрессреактивности (баллы) 9,16+0,12 8,55+0, n=43 n= КНН (мкмоль/л) 6,89+0,76 5,63+1, Примечания: САД – систолическое артериальное давление, ДАД – диастолическое артериальное давление, ЧСС – частота сердечных сокращений, ФБВс – фактический биологический возраст, ДБВС – должный биологический возраст, ЗДВ и СБ – длительность – соответственно – задержки дыхания на вдохе и статической балансировки, ТКП – среднее количество баллов по опроснику Дженкинса;

КНН – концентрация метаболитов (нитратов и нитритов) NO в альвеолярном конденсате;

знаком * отмечены данные, достоверно (р0,05) различающиеся у юношей с разным ИМТ Выяснилось, что юноши, имеющие показатели ИМТ выше условной «границы риска»


(25,0 кг/м2) по сравнению со студентами с нормальным ИМТ, имели достоверно более высокие показатели артериального давления, меньшее время статической балансировки, тенденцию к меньшей длительности задержки дыхания на вдохе. Уровень стрессреактивности в двух подгруппах существенно не различался, имел тенденцию к более низким параметрам у лиц с повышенной массой тела. Эти юноши чаще относились к поведенческому коронарному типу А. По данным других авторов [5], полученных в старших возрастных группах, масса тела у мужчин типа А больше, чем у лиц другого типа.

Концентрация метаболитов (нитратов и нитритов) NO в альвеолярном конденсате имела тенденцию к более низким величинам у лиц с высоким ИМТ. По данным ряда исследователей, свободные жирные кислоты могут угнетать активность NO-синтазы [4, 3].

NO-синтаза присутствует в тех образованиях центральной нервной системы, которые контролируют проявления пищевой мотивации [2], предполагается участие оксида азота в регуляции процессов потребления и всасывания питательных веществ. Не исключено, что нарушение синтеза NO может способствовать повышению массы тела и наоборот.

Список литературы 1. Гинзбург М.М., Козупица Г.С., Крюков Н.Н. Ожирение и метаболический синдром.

Влияние на состояние здоровья, профилактика и лечение. Самара: Парус, 2000. 159 с.

2. Салей А.П., Рецкий М.И. Роль оксида азота в формировании мотивационного поведения и обучения. // Вестн. ВГУ. Серия «Химия, биология, фармация». 2003. № 1. С. 75-80.

3. Caballero A.E. Endothelial dysfunction in obesity and insulin resistance: a road to diabetes and heart disease. // Obes. Res. 2003. №11. Р.1278–1289.

4. Calle E., Thun M., Petrelli J. et al. Bodymass index and mortality in a prospective cohort of U.S. adults. // N. Engl. J. Med. 1999. V.341. №15. Р.1097-1105.

5. Ravaja N., Keltikangas-Jarvinen L., Viikari J. Type A behavioral and metabolic syndrome precursors in young adult. // J. Clin. Epid. 1996. V.49. № 3. Р.335-343.

ВЫЗВАННАЯ АКТИВНОСТЬ ПЕРЕДНЕЙ ЛИМБИЧЕСКОЙ КОРЫ В УСЛОВИЯХ СТИМУЛЯЦИИ БЛУЖДАЮЩЕГО НЕРВА О.А.Любашина Институт физиологии им. И.П.Павлова РАН, Санкт-Петербург, Россия Введение. Известно, что висцеросенсорная информация, поступающая в центральную нервную систему по волокнам блуждающего нерва, оказывает влияние на активность клеток передней лимбической коры. Однако значение интероцептивной сигнализации для регуляции функций этой кортикальной области и, в частности, её взаимодействий с другими образованиями мозга остается неясным. Одним из важных источников субкортикальной иннервации передней лимбической коры является мелкоклеточная часть базального ядра миндалины [1]. Активирующие влияния этого ядра на кортикальные нейроны хорошо продемонстрированы [2,3] и могут являться одной из мишеней для модуляции системой блуждающего нерва. Однако экспериментальных данных, подтверждающих это предположение, в доступной литературе нет.

Между тем, в настоящее время электрическая стимуляция блуждающего нерва в шейном отделе успешно применяется в клинике для купирования эпилептических приступов [4], в патогенез и распространение которых, как показано, вовлечены ядра миндалины и их проекции на лимбическую область коры [5]. Несмотря на широкое использование, механизмы терапевтического действия такой стимуляции не ясны. В связи с этим задачей проведенных нами нейрофизиологических экспериментов являлось изучение эффектов стимуляции блуждающего нерва на реакции нейронов передней лимбической коры в ответ на раздражение базального ядра миндалины.

Материалы и методы. Эксперименты выполнены на 28 анестезированных уретаном (1. г/кг, в/бр) самцах крыс линии Вистар массой 250-360 г. Животным в бедренные артерию и вену вводили канюли для обеспечения контроля давления крови и введения необходимых препаратов. Левый ствол блуждающего нерва в шейном отделе перерезали, его центральный отрезок выводили на дорсальную поверхность шеи в полость между мышцами. В мелкоклеточную часть базального ядра миндалины (3.3 мм каудальнее брегмы, 5.0 мм латеральнее средней линии, глубина – 7.1 мм от поверхности мозга) погружали монополярный вольфрамовый стимулирующий электрод в лаковой изоляции с диаметром кончика 50-60 мкм и сопротивлением 80-100 кОм. Индифферентный электрод, изготовленный из инъекционной иглы диаметром 0.5 мм, располагали в мягких тканях головы. Для раздражения блуждающего нерва использовали биполярные крючкообразные электроды из серебряной проволоки. Раздражение базального ядра миндалины осуществляли одиночными прямоугольными импульсами тока силой 30-60 мкА и длительностью 0.3 мс.

Для стимуляции центрального отрезка левого блуждающего нерва в шейном отделе использовали непрерывную серию импульсов тока с параметрами, применяемыми в клинике (сила 50-150 мкА, длительность 0.5 мс, частота импульсов в серии 10 Гц).

Регистрацию ответов нейронов передней лимбической коры производили вольфрамовыми микроэлектродами с диаметром кончика 1 мкм и сопротивлением 5 мОм.

Регистрацию нейрональной активности осуществляли в глубоких слоях коры (0.5 – 1.0 мм от её медиальной поверхности) в области от 2.0 до 4.0 мм ростральнее брегмы на глубине от 2. до 5.0 мм от дорсальной поверхности полушария. Регистрацию, накопление и предварительную обработку данных экспериментов производили в режиме реального времени с помощью оригинального аппаратно-программного комплекса на базе персонального компьютера. Анализ ответов нейронов передней лимбической коры на раздражение базального ядра миндалины осуществляли по перистимульным гистограммам, построенным при накоплении реакций нейрона на предъявление 50 одиночных стимулов с частотой 1 стимул в с. Результаты анализа гистограмм представляли как среднее значение + ошибка среднего. Статистическую оценку и сравнение данных, полученных до и на фоне стимуляции блуждающего нерва, осуществляли в среде программных пакетов Origin 7.5 и Statistica 6.0 с использованием многофакторного дисперсионного анализа (ANOVA).

Результаты и их обсуждение. В результате проведенных экспериментов зарегистрирована активность 119 нейронов передней лимбической коры. Все исследованные клетки обладали фоновой активностью в виде аритмичных разрядов со средней частотой следования 5.2 ± 0.4 имп/с (n=119). Одиночное электрическое раздражение базального ядра миндалины вызывало у этих нейронов появление возбуждающих реакций, состоящих из нескольких импульсов (рис. 1, а). Средний латентный период ответов составлял 16.1 ± 0. мс. Мы не выявили достоверных различий между реакциями клеток, зарегистрированных в прелимбической и инфралимбической областях передней лимбической коры. Средняя частота разрядов в ответах кортикальных нейронов на стимуляцию базального ядра миндалины составляла 28.0 ± 1.6 имп/с (рис. 1, б). Стимуляция блуждающего нерва серией импульсов с частотой 10 Гц не оказывала существенного влияния на фоновую активность нейронов передней лимбической коры. Средняя частота фоновых разрядов в этих условиях достоверно не изменилась по сравнению с таковой до стимуляции нерва и составляла 4.2 ± 0.4 имп/с (P0.05;

n=64, рис. 1, б). В свою очередь, на фоне раздражения блуждающего нерва мы наблюдали уменьшение ответов клеток передней лимбической коры на стимуляцию базального ядра миндалины. Средняя частота разрядов в реакциях нейронов достоверно уменьшилась по сравнению с таковой до стимуляции нерва (P0.005, n = 64) и составляла 17.2 ± 1.3 имп/с (рис. 1, б). При этом средний латентный период ответов существенно не изменился (17.3 ± 0.9 ms;

n=64).

Таким образом, впервые показано, что электрическая стимуляция блуждающего нерва в шейном отделе оказывает тормозное влияние на реакции нейронов передней лимбической коры в ответ на раздражение базального ядра миндалины. Наиболее вероятным путем, обеспечивающим такие влияния, являются восходящие проекции ядра одиночного тракта на парабрахиальные ядра моста, которые непосредственно или через таламус иннервируют переднюю лимбическую кору [4]. Реализация продемонстрированных эффектов стимуляции блуждающего нерва через связи ядра одиночного тракта с миндалиной маловероятна, поскольку эти проекции преимущественно адресованы её центральному ядру, которое не отдает эфференты другим ядрам миндалины и не формирует выраженные проекции на кортикальные области больших полушарий [1].

Рис. 1. Осциллограмма реакции одного из нейронов передней лимбической коры в ответ на стимуляцию базального ядра миндалины (а) и суммарная диаграмма, демонстрирующая эффекты стимуляции блуждающего нерва на фоновую и вызванную активность зарегистрированных кортикальных нейронов (б). На диаграмме вертикальные отрезки отражают величину стандартных ошибок, звездочкой обозначены достоверные изменения по сравнению с соответствующим значением до стимуляции нерва (р0.005).

Мы полагаем, что одним из механизмов, посредством которого система блуждающего нерва может оказывать тормозное влияние на вызванную активность передней лимбической коры, является снижение уровня возбудимости кортикальных нейронов. В частности, продемонстрировано, что стимуляция блуждающего нерва вызывает медленную гиперполяризацию в кортикальных нейронах и усиливает процессы кортикального торможения у больных эпилепсией [4]. Предположительно эти эффекты реализуются с участием ГАМК-ергических механизмов.

Заключение. Электрическая стимуляция блуждающего нерва оказывает тормозное влияние на активность клеток передней лимбической коры, вызванную раздражением базального ядра миндалины. Этот эффект может препятствовать распространению пароксизмальной активности от амигдало-гиппокампального региона к клеткам передней лимбической коры у больных эпилепсией.

Работа поддержана Губернатором Ленинградской области (именная научная стипендия).

Список литературы 1. Pitkanen, A., 2000. Connectivity of the rat amygdaloid complex. In: Aggleton, J.P. (Ed.), The Amygdala: A Functional Analysis. Oxford University Press, New York, pp. 31-115.

2. Ishikawa, A., Nakamura, S., 2003. Convergence and interaction of hippocampal and amygdalar projections within the prefrontal cortex in the rat. J. Neurosci. 23 (31): 9987-9995.

3. Любашина О.А., Ноздрачев А.Д., механизмы 2008. NO-зависимые амигдалокортикальных влияний. Доклады Академии наук, 421(2): 282-285.

4. Groves, D.A., Brown, V.J., 2005. Vagal nerve stimulation: a review of its applications and potential mechanisms that mediate its clinical effects. Neurosci. Biobehav. Rev. 29(3): 493-500.

5. Sitcoske O`Shea, M., Rosen, J.B., Post, R.M., Weiss, S.R., 2000. Specific amygdaloid nuclei are involved in suppression or propagation of epileptiform activity during transition stage between oral automatisms and generalized clonic seizures. Brain Res. 873(1): 1-17.

ОСОБЕННОСТИ ТЕМПЕРАМЕНТАЛЬНЫХ ЧЕРТ ЛИЧНОСТИ И ИНДИВИДУАЛЬНОГО ЗДОРОВЬЯ ДЕТЕЙ МЛАДШЕГО ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА ГОРОДА КРАСНОЯРСКА В.Ю.Потылицина, О.Г.Солдатова, Ю.С.Пац Красноярский государственный медицинский университет, г. Красноярск, Россия Введение: Современная жизнь связана с большим количеством факторов, ведущих к стрессорным реакциям, с развитием физиологических, а зачастую патологических изменений. При этом наиболее чувствительным контингентом является именно детское население, быстро реагирующим на любые изменения окружающей среды в силу незавершенности процессов роста и развития. Адекватную реакцию на возмущения окружающей среды обеспечивают индивидуальные свойства нервной системы и психики, в том числе и темперамент. Очевидно, что у детей с различными типами темперамента уровень психического и соматического здоровья, способность к адаптации могут быть различными [1,4].

Целью нашего исследования было разделить младших школьников города Красноярска на группы (ВП – типы темперамента) по выраженности поведенческих реакций и по пластичности и провести оценку интегративного показателя здоровья детей в данных группах.

Материалы и методы: Были обследованы дети младшего школьного возраста ( мальчиков, 273 девочки) города Красноярска. Черты темперамента детей определялись с помощью родительского опросника DOTS-R (The Revised Of Temperament Survey), адаптированного для России [1,2]. Для верификации типа темперамента рассчитывались два индекса. 1.Индекс выраженности поведенческих проявлений (ИВПП), равный сумме значений общей активности, чувствительности, интенсивности и настроении. 2. Индекс прочности стереотипов поведения (ИПСП), равный сумме значений ритмичности и адаптабельности. По ИВПП все дети были разделены на «интенсивных» - имеющих высокий ИВПП, «адекватных» - со средним ИВПП, и «спокойных» - с низким ИВПП. По ИПСП соответственно выделялись группы детей «лабильных», «пластичных» и «ригидных»[3].

Интегративный показатель сантивности [4] (потенциал здоровья, существующий в организме и противостоящий его повреждению, определяющий количество и качество здоровья и число степеней свободы поведения) определялся с помощью автоматизированного программного комплекса «Хелми – тест 7 – 10 лет»[5]. Объективное обследование детей включало: осмотр (осанка, плантография), измерение: длины, массы тела, окружности головы и груди, артериального давления в покое, частоты сердечных сокращений в покое, динамометрии. Кроме того, определяли жизненную емкость легких, проводили пробы Штанге (проба с задержкой дыхания) и Руфье (время восстановления частоты сердечных сокращений после выполнения дозированной физической нагрузки), тесты: велоэргометрический, с измерением артериального давления и частоты сердечных сокращений после нагрузки, и Люшера (психологический метод цветных выборов для выделения компенсаций и тревог).

Полученные данные вносились в программу и выдавались в виде заключений по индексу сантивности и пативности (вероятность болезни, ограничения жизни), состоянию физического развития, вегетативной реактивности, физической работоспособности и стрессоустойчивости.

Результаты и обсуждение: Большая часть детей в исследуемой популяции имели средние показатели выраженности поведенческих проявлений и прочности стереотипов поведения.

Установлено, что мальчики активнее девочек, имеют более высокую интенсивность реакций, но в тоже время труднее переходят от одного вида деятельности к другому, то есть больше отвлекаются на внешние раздражители, что согласуется с литературными данными и считается генетически детерминированным. Девочки достоверно лучше адаптируются к новым условиям, более настойчивы, имеют показатели приближения выше, и обнаруживают меньшую чувствительность по сравнению с мальчиками.

Именно эти характеристики темперамента являются наиболее значимыми при оценке типологических особенностей темперамента, хорошо отражают индивидуальный стиль поведения и адаптационные способности ребенка. Полученные нами данные свидетельствуют об успешности адаптации и зрелости психофизиологических механизмов темперамента, ответственных за приспособление к условиям и требованиям среды у популяции младших школьников Красноярска в целом.

Показатели физического развития основной массы детей укладываются в региональные нормативы. Однако, обращает внимание, что при достаточном резерве функции внешнего дыхания, у обследованного контингента детей обнаружен более высокий индекс Руфье и низкие показатели пробы Штанге. Это свидетельствует о сниженном объеме физиологических резервов и отсутствии экономизации функций кардиореспираторной системы.

При этом функциональные показатели детей «спокойных» свидетельствуют о больших функциональных возможностях их организма по сравнению с детьми, чей темперамент характеризуется выраженным компонентом поведенческих проявлений. У детей, отличающихся по пластичности поведения, различий в функциональных показателях не обнаружено.

На основе характера распределения показателя сантивности (ПС) и его средних значений в группах здоровых и больных выделяется пять градаций (степеней) вероятности утраты здоровья, определяемой по величине показателя: минимальная вероятность утраты здоровья – ПС = 90 % – 100%, низкая – ПС = 70% – 90%, умеренная – ПС = 30 % – 70%, высокая – ПС = 10% – 30% и максимальная вероятность утраты здоровья – ПС = 0% – 10% [10].

Все школьники исследованной когорты имели в среднем показатель сантивности не превышающий 60%, что свидетельствует о сниженном резерве их здоровья и умеренной вероятности развития заболеваний. Сопоставление данных физического развития и индекса сантивности всех возрастных групп показывает, что показатели физического развития детей не всегда указывают на достаточный уровень их здоровья и функциональные возможности их организма. Более чувствительным оказался показатель сантивности, оценивающий как физическое развитие, так и функциональные параметры различных систем, и психологическое состояние ребенка, определяемый с помощью программного комплекса «Хелми-тест 7-10 лет».

У «спокойных» детей, чей темперамент характеризуется низким индексом выраженности поведенческих проявлений, показатель сантивности достоверно более высокий, чем у «интенсивных», с выраженным индексом активности поведения. Более высокий показатель сантивности имеют и «лабильные» девочки, имеющие низкую прочность выработанных стереотипов. У мальчиков с различиями в пластичности поведения этот показатель примерно одинаков.

Корреляционный анализ показателя сантивности с количественным выражением темпераментальных черт показал отсутствие связей в группах детей, отличающихся пластичностью поведения, а также у девочек с разной выраженностью темпераментальных черт, определяющих активность поведения. Что касается мальчиков, то у тех из них, чей темперамент характеризуется низким индексом поведенческих проявлений, выявлены достоверные (р0,05) корреляционные связи средней степени выраженности (коэффициент корреляции от 0,38 до 0,48) показателя сантивности с приближением (отрицательная) и с порогом и индексом прочности стереотипов поведения (положительная). Тогда как у «интенсивных» мальчиков показатель сантивности имеет достоверные отрицательные корреляции с ритмичностью, вниманием и индексом прочности стереотипов поведения.

Заключение: Таким образом, проведенное исследование показало, что у детей младшего школьного возраста города Красноярска сниженный уровень индивидуального здоровья и умеренный риск развития заболеваний, и обусловлено это низкими функциональными резервами кардиореспираторной системы. Резерв здоровья зависит и от выраженности темпераментальных черт личности ребенка, особенно тех из них, которые характеризуют поведенческую активность: у детей «спокойных», с низкой поведенческой активностью, потенциал здоровья выше, чем у детей «интенсивных», с выраженными чертами темперамента, характеризующими активность поведения.

Список литературы 1. Колпаков В.Г. Определение темперамента у детей посредством родительских опросников /В.Г.Колпаков, В.Ф.Чугуй, В.В. Макаров и др. // Известия СО АН СССР.

Серия биол. наук - Вып 21.- 1987.- С.128-132.

2. Колпаков В.Г. Опросник для определения темперамента /В.Г.Колпаков, Г.А.Макарова //Методические рекомендации – Фонд ментального здоровья, Красноярск – 1993.- Вып 4.

– 10с.

3. Савченков Ю.И. Способ АЦП - типирования черт темперамента /Ю.И.Савченков, Е.Ю.

Петросян, А.А.Домрачев //Приоритетная справка на изобретение № 2003134844/ (037471) от 01.12. 2003 г. Решение о выдаче патента от 05.07.2005.

4. Куликов В.П. Диагностика здоровья /В.П.Куликов, Р.И.Айзман //Физиологические основы здоровья. - Новосибирск. - 2004. – 37- 67с.

5. Куликов В.П. Программный комплекс количественной диагностики здоровья «Хелми – тест 7-10 лет» /Куликов В. П., Л. Э.Безматерных, С. Д.Козлов // ООО «Байт-Софт», Барнаул, 2000.

ТИП ТЕМПЕРАМЕНТА И ЭЭГ-АКТИВНОСТЬ У КОРЕННЫХ ЖИТЕЛЕЙ ХАКАСИИ Ю.И.Савченков, Е.Н.Караваева, Красноярский государственный медицинский университет, кафедра физиологии, г. Красноярск. Россия.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.