авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

Сервис виртуальных конференций Pax Grid

ИП Синяев Дмитрий Николаевич

Липидология – наука XXI века.

I Международная научно - практическая

Интернет -

конференция

Казань, 26 ноября 2013 года

Материалы конференции

Казань

ИП Синяев Д. Н.

2014

УДК [577.115.3/.4+577.121+577.125.5/.8+577.126+577.332+577.352](082)

ББК 28.072(2)

Л61

Л61 Липидология – наука XXI века.[Текст] : I Международная научно практическая Интернет - конференция : материалы конф. (Казань, 26 ноября 2013 г.) / Сервис виртуальных конференций Pax Grid ;

сост. Синяев Д. Н. - Казань : ИП Синяев Д. Н., 2014.- 242 с.- ISBN 978-5-906217-38-7.

ISBN: 978-5-906217-38-7 Сборник составлен по материалам, представленным участниками I международной научной Интернет-конференции : "Липидология – наука XXI века".

Конференция прошла 26 ноября 2013 года.

Книга рассчитана на преподавателей, научных работников, аспирантов, учащихся соответствующих специальностей.

Материалы представлены в авторской редакции ISBN 978-5-906217-38-7 © Система виртуальных конференций Pax Grid, © ИП Синяев Д. Н., © Авторы, указанные в содержании, Секции конференции Химические реакции липидов q Комплексы липидов q Биологически важные жирные кислоты. Жирнокислотный состав q липидов Общие аспекты метаболизма q Искусственные мембраны. Липидные, фосфолипидные и другие пленки q как модели биологических мембран Квантово-механические расчеты электронной структуры макромолекул q биополимеров, связей и комплексов, других биологически важных молекул Взаимосвязь липидов и белков q Взаимосвязь липидов и нуклеиновых кислот q Взаимосвязь липидов и углеводов q Меченные липиды q Аналитические методы липидологии q Липиды микроорганизмов q Биоэффекторные липиды q Липиды и доставка веществ q Липиды как лекарственные препараты q Липиды в патогенезе заболеваний q Липиды и нейродегенеративные заболевания q Липиды морских организмов q Растительные липиды q Липидная биотехнология q ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО Исторически сложилось, что липиды, хотя и признаются одним из основных классов жизненно важных молекул, остаются на втором плане внимания исследователей, которое направлено, в основном, на изучение белков и нуклеиновых кислот. Так было на протяжении всего XX столетия и продолжается в настоящее время.





Но если ранее липиды рассматривали лишь как структурные компоненты мембран и энергетический запас клетки, то множественные открытия новых классов биологически активных и физиологически весьма значимых липидов постепенно заставляют изменить сложившиеся стереотипы о «второсортности» этого класса молекул. Оказалось, что многие, если не все, функции организма на молекулярном уровне в той или иной степени регулируются липидами. Как правило, такая регуляция осуществляется липидными молекулами нескольких классов, что позволяет говорить о липидной системе регуляции. Даже небольшие изменения в составе жирных кислот мембранных липидов и в профиле их молекулярных видов способны существенно повлиять на работу мембранных белков. Но эти свойства липидов лежат «на поверхности» и на них уже достаточно давно обратили внимание.

Однако трактовка этих эффектов липидных замен в мембранах по-прежнему страдает механицизмом. Мы ещё далеки от осознания и практического использования информационной роли липидов. Мы пока не можем объяснить, почему на ядерной мембране клетки находятся рецепторы и ферментативные комплексы синтеза высокоактивных липидных молекул, почему внутри ядра сосредоточены многие ферменты липидного метаболизма и как липиды могут регулировать функции ядерного аппарата клетки. Это – только небольшой перечень нерешённых вопросов современной липидологии.

Сложность исследования роли липидов в нормальных и патологических процессах заключается в их отдалённости от генома, который не может напрямую контролировать образование биоактивных липидов, и, как следствие, неприменимости современных высокотехнологичных методов молекулярной биологии для анализа липидома. Кроме того, очень широкое разнообразие классов липидных молекул существенно ограничивает возможности даже самых современных методов масс-спектрометрии и хроматографии для анализа липидного профиля.

В нашей стране традиции липидологии, как клинической (Н.Н.

Аничков, А.Н. Климов и др.), так и фундаментальной (Л.Д. Бергельсон, В.Е. Васьковский и др.), заложенные в советское время, сохранились и сейчас. Пример тому – первая Интернет-конференция «Липидология – наука XXI века, которая помогла прервать период «молчания»

липидологов постсоветского пространства и объединить их с помощью современных телекоммуникационных технологий. В конференции приняли участие учёные из различных научных центров России от Карелии до Дальнего Востока, а также липидологи из Беларуси, Украины и Армении. В настоящем сборнике представлено более 40 сообщений, раскрывающих различные аспекты структуры и функции липидов, их значение для диагностики заболеваний и практическое применение. Затронуты вопросы функционирования липидов в организмах животных и растений, роли липидных веществ в адаптации организмов к стрессовым условиям. Не обошли вниманием участники конференции и вопросы практического применения липидов как носителей и модификаторов лекарственных препаратов.

Несмотря на достаточно широкий охват проблем липидологии, всё же можно отметить, что некоторые аспекты функционирования липидов, развиваемые научными коллективами республик постсоветского пространства, остались вне рамок нашей конференции. Можно надеяться, что подобные конференции станут регулярными и количество участников будет расти, а значит– будет увеличиваться круг проблем липидной науки, обсуждаемых на этом форуме.

Профессор В.В. Безуглов Лаборатория оксилипинов ИБХ РАН СОДЕРЖАНИЕ МАЛОНОВОГО ДИАЛЬДЕГИДА В КРОВИ СУСЛИКА CITELLUS PYGMAEUS В ДИНАМИКЕ БАУТА Абдуллаев В.Р.

Дагестанский государственный университет Уникальный код статьи: 5285eccf7faca Зимняя спячка млекопитающих является природной адаптацией к низким температурам окружающей среды. Гибернация сопровождается значительным снижением температуры тела, сердечных ритмов, потребления кислорода, уровня метаболизма, и других физиологических и биохимических параметров. Зимняя спячка мелких грызунов является прерывистым процессом. Каждые 10-15 дней животные пробуждаются и через короткое время (2-24 ч.) снова входят в спячку. Считают, что вход в спячку и выход из нее являются потенциально опасными периодами.

Изменение физиологического состояния животного в эти периоды сопровождается ишемией, реперфузией, повышением потребления кислорода, интенсификацией работы многих ферментных комплексов.

Несмотря на потенциальную возможность активации процессов образования активных форм кислорода, в тканях зимоспящих животных не возникают патологические изменения. Отсюда можно предположить, что ткани гибернирующих животных обладают устойчивостью к свободнорадикальным процессам [1].

Целью исследования являлось установление закономерностей изменения интенсивности процессов перекисного окисления липидов в крови в динамике баута.

Об интенсивности свободнорадикального окисления липидов в тканях, органах и форменных элементах крови можно судить по содержанию малонового диальдегида (МДА) в плазме и эритроцитах на этапах баута 3х-месячной зимней спячки.

С наступлением гибернации и в течение всей спячки содержание МДА в плазме и в мембранах эритроциов существенно снижается.

Существенное снижение концентрации МДА в плазме крови сусликов в период гбернации, видимо, обусловлено, как снижением генерации АФК в тканях и органах, так и падением в них циркуляции тока крови за время зимней спячки. Низкое содержание МДА в плазме крови спящих сусликов сохраняется и в течение 3-х месячной спячки. В динамике баута 3-х месячной спячки, с момента входа в оцепенение, наблюдается Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

постепенное параллельное снижение содержание МДА, как в плазме так и в мембранах эритроцитов до середины баута. При этом к концу баута наблюдается тенденция к росту содержания МДА, тогда как при межбаутном пробуждении уровень МДА в эритроцита снижается а плазме возрастает. Обращает на себя внимание тот факт, что при спонтанных пробуждениях сусликов содержание МДА в плазме крови повышается относительно торпидного состояния, но остается значительно ниже контрольного уровня.

На основании многочисленных литературных данных и результатов, полученных нами, можно предположить, что в динамике зимней спячки сохраняются и успешно выполняются основные функции крови. Это достигается путем многочисленных целенаправленных адаптивных (механизмов) процессов. Одним из которых является повышение устойчивости к процессам свободнорадикального окисления мембран структурных элементов крови за счет повышения емкости различных компонентов антиоксидантной системы крови.

Рис. 1. Содержание малонового диальдегида в крови суслика в динамике баута Литература 1. Toien O., Drew K.L., Chao M.L., Rice M.E. Ascorbate dynamics and oxygen consumption during arousal from hibernation in Arctic ground squirrels // Am. J. Physiol. Regul. Integr. Comp. Physiol. – 2001. – V. 281. – P. 572-583.

Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

ВОЗДЕЙСТВИЕ КОМПЛЕКСНОГО ПРИМЕНЕНИЯ ЙОД-, СЕЛЕНСОДЕРЖАЩИХ ПРЕПАРАТОВ И ЛАКТОАМИЛОВОРИНА НА СОСТОЯНИЕ ЛИПИДНОГО ОБМЕНА В ОРГАНИЗМЕ ЦЫПЛЯТ – БРОЙЛЕРОВ Абдуллина С.Н.

Оренбургский ГАУ Уникальный код статьи: 5252ced5f0edc Микроэлементы играют важную роль в обменных процессах организма. Они участвуют в промежуточном обмене веществ, в синтезе биологически активных веществ. Поэтому их недостаток или избыток вызывает нарушения обмена веществ [2]. Так, было установлено, что большая часть территории России относится к биогеохимическим провинциям по йоду и, частично, селену.

Биологическая роль йода – синтез гормонов щитовидной железы:

тироксина и трийодтиронина. Для образования этих гормонов необходим фермент – йодтирониндейодиназа, - в состав которого входит селен.

Поэтому недостаток селена затрудняет полноценное функционирование йода в организме. Следовательно, комплексное обогащение рационов цыплят йодом и селеном дает синергетический эффект [3].

Известно, что пробиотики оказывают положительные эффекты на физиологические, биохимические и иммунные реакции организма человека и животных через стабилизацию и оптимизацию функций его нормальной микрофлоры и улучшение процессов переваривания и всасывания пищевых ингредиентов [1]. Исходя из этого, можно предположить, что использование пробиотика будет оказывать положительно влияние на микроэлементы.

Целью исследования являлось изучение влияния совместного применения препаратов йода, селена и лактоамиловорина на липидный обмен в организме цыплят – бройлеров.

Исследование проводилось на базе вивария ФГБОУ ВПО «Оренбургского ГАУ» на цыплятах-бройлерах кросса «Смена-7».

Бройлеров выращивали с суточного до 42- дневного возраста при клеточном содержании.

Для выполнения научно – хозяйственного опыта были сформированы по принципу аналогов три группы (контрольная и две опытных) цыплят – бройлеров по 50 голов в каждой. Птицы контрольной группы получали Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

только основной рацион, I опытной группы - вместе с основным рационом йодид калия (КI) в дозе - 0,7мг/кг комбикорма в пересчете на элемент и селенит натрия (Na2SeО3) - 0,2мг/кг комбикорма в пересчете на элемент, II опытной группы к основному рациону добавляли йодид калия (КI) в дозе 0,7мг/кг комбикорма в пересчете на элемент, селенит натрия (Na 2 SeО 3 ) - 0,2мг/кг комбикорма в пересчете на элемент и лактоамиловорин - 1г/кг комбикорма. Дополнительно вводимые препараты аналоги опытных групп получали на протяжении всего периода выращивания.

Пробиотик лактоамиловорин создан в лаборатории биотехнологии микроорганизмов ГНУ ВНИИФБиП сельскохозяйственных животных Россельхозакадемии наук на основе лактобацилл (Lactobacillus amilovorus БТ-24/88) [5].

Плотность посадки, фронт кормления и поения, температурный и влажностные режимы на протяжении всего опыта соответствовали рекомендациям ВНИТИП и были одинаковыми для всех групп [4].

Для изучения исследуемых показателей еженедельно из каждой группы до утреннего кормления отбирались по 6 голов цыплят бройлеров (по 3 петушка и 3 курочки).

Содержание триглицеридов и общего холестерола в сыворотке крови у подопытной птицы определяли с помощью диагностических наборов «Ольвекс диагностикум» на фотометре «Stat Fax 1904».

Результаты проведенного эксперимента показывают, что у бройлеров сравниваемых группы в 7 – суточном возрасте наблюдалось понижение количества холестерола в крови на 3,6 %, 5 % и 6,1 % соответственно.

На 28 –дневном сроке выращивания также наблюдалось уменьшение концентрации холестерола в группах. В подопытных группах в 35 – дневном возрасте уровень холестерола возрос на 8,2 %, 2,34 % и 3,3 % соответственно. В контрольной и в I опытной группах к 42 – дневному возрасту уровень исследуемого показателя увеличился на 1,84 % и 0, % соответственно, во II опытной группе наоборот понизился на 4 %. В –, 35 – и 42 – дневном возрасте установлено, что во II опытной группе, по сравнению с контролем, содержание холестерола было достоверно ниже, так разница составила 10,5 %, 15 % и 19,8 % соответственно.

Что касается триглицеридов, то на первой неделе количество их стало увеличиваться, так в контроле на 7,1 %, в I опытной группе на 3, % и во II группе - на 4,2 %. В период с 28 по 35 сутки у цыплят экспериментальных группы концентрация триглицеридов понижается, достигая минимальных величин, так в контроле составила 0,77±0, ммоль/л, в I группе - 0,72±0,16 ммоль/л и во II группе - 0,69±0, Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

ммоль/л. На 42 сутки уровень исследуемого показателя в испытуемых группах увеличивается на 6,1 %, 5,3 % и 5,5 % соответственно.

Межгрупповых различий не отмечено.

Полученные данные в экспериментальных группах не выходили за пределы нормативных значений.

В итоге, по результатам проведенного эксперимента, получается, что применение йода, селена и лактоамиловорина способствуют стимуляции метаболизма липидов в организме цыплят - бройлеров.

Однако у цыплят, получавших микроэлементы совместно с пробиотиком, по сравнению с остальными группами, содержание холестерола и триглицеридов было ниже.

Таким образом, применение препаратов йода и селена на фоне пробиотика оказывает наилучший эффект на процесс липидного обмена.

Литература 1. Влияние жидкого комплексного пробиотика «Биовестин-лакто» на тиреоидный статус женщин / Е.А. Гинсар, И.Ш. Герасимова, В.Г.

Селятицкая и др. // Вестник Новосибирского государственного университета. - 2008. - Т. 6. - № 2. - С. 103-107.

2. Морфологические и биохимические показатели крови племенных бычков при использовании в их рационах различных уровней селена / М.М. Карпеня, Ю.В. Шамич, С.Л. Кареня и др. // Актуальные проблемы интенсивного развития животноводства. - Горки, 2011. - Т.

14. - № 1. - С.71-78.

3. Повышение молочной продуктивности и качества молока для детского питания при использовании в рационах козоматок органических форм йода и селена / А.А. Короткова, Н.И. Мосолова, Н.И. Ковзалов и др. // Известия Нижневолжского агроуниверситетского комплекса: наука и высшее профессиональное образование. – 2011. - № 4. – С. 170-175.

4. Кормление сельскохозяйственной птицы / В.И. Фисинин, И.А. Егоров, Т.М. Околелова и др. – Сергиев Посад, 2004.–375 с.

5. Штамм бактерий Lactobacillus amylovorus, используемый для производства пробиотика лактоамиловорин: Патент РФ № 2054478 / Б.В. Тараканов;

заявл. 01.10.1992;

опубл. 20.02.1996;

бюлл. № 5.

Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ МЕТИЛИРОВАННЫХ И ОКИСЛЕННЫХ МЕТАБОЛИТОВ N-АЦИЛДОФАМИНОВ С ВАНИЛОИДНЫМ (TRPV1) И КАННАБИНОИДНЫМИ (СВ1, СВ2) РЕЦЕПТОРАМИ Акимов М.Г., Грецкая Н.М., Безуглов В.В.

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт биоорганической химии имени академиков М.М. Шемякина и Ю.А.

Овчинникова Российской академии наук (ИБХ РАН), Москва, Россия Уникальный код статьи: 528c662b4392a N-ацилдофамины представляют собой семейство эндогенных нейро- и иммуномодуляторов липидной природы. В химическом плане данные вещества являются амидами длинноцепочечных жирных кислот и дофамина. In vivo в организме млекопитающих обнаружены дофаминамиды арахидоновой, докозагексаеновой, олеиновой и пальмитиновой и стеариновой жирных кислот. Основными мишенями N-ацилдофаминов в организме являются рецепторы каннабиноидно-ванилоидной системы: TRPV1, кальциево-натриевый канал, CB1 и CB2 – рецепторы, связанные с G белками (GPCR).

Физиологическая роль каннабиноидно-ванилоидной системы до конца не изучена, но, согласно имеющимся данным, связана с задачами восстановления организма после повреждений и стресса, в том числе, контроль передачи болевых импульсов, защита от ряда вирусов, участие в формировании памяти, контроль аппетита [1]. Механизм функционирования данной сигнальной системы также изучен достаточно плохо: практически нет сведений о сигналах-индукторах и точной локализации биосинтеза ацилдофаминов, а также о том, что происходит с данными сигнальными молекулами после их взаимодействия с первичной мишенью [1].

Существующие данные о метаболизме N-ацилдофаминов ограничены условиями in vitro. Показано сульфатирование данных веществ по катехольной группе (предположительно, 3-О положение) [2], метилирование по катехольного группе (3-О положение) [3, 4], окисление по остатку жирной кислоты с формированием амидов простагландинов и гидроксиэйкозатетраеновой кислоты [5, 6], а также гидролиз и окисление по катехольной группе, конечным продуктом которого являются аддукты N-ацилдофаминов и различных нуклеофилов клетки [3]. Характерной особенностью большей части метаболических Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

превращений рассматриваемых веществ является отсутствие деградации остова молекулы, что делает продукты подобных превращений кандидатами на взаимодействие с исходными (с измененной аффинностью) или новыми мишенями. Один подобный факт описан в литературе: олеоилдофамин является высокоаффинным лигандом ванилоидного рецептора, аффинность 3-О-метил-олеоилдофамина к этой мишени снижается на 3 порядка, но 4-О-метил-олеоилдофамин становится антагонистом этого рецептора [7].

Несмотря на значимые перспективы углубления понимания физиологии ацилдофаминов, активность данных веществ в качестве лигандов даже основных рецепторов каннабиноидно-ванилоидной системы практически (за исключением 3-О-метилпроизводных дофаминамидов арахидоновой и олеиновой жирных кислот и 4-О-метилолеоилдофамина) не изучена, и получение этих сведений являлось целью данной работы.

Синтез исследуемых соединений проводили по отработанному методу смешанных ангидридов: карбоксильную группу жирной кислоты или простагландина Е2 активировали изобутилхлорформиатом в присутствии триэтиламина. Полученный смешанный ангидрид вводили в реакцию с дофамином или его метилированным производным;

продукт реакции очищали методом колоночной хроматографии на силикагеле. Выход реакций составил примерно 60%. Образование целевого продукта подтверждали методом масс-спектрометрии с ионизацией распылением в электрическом поле (ESI);

для всех веществ на масс спектрах были обнаружены ионы вида [M+H]+ и [M+Na]+ с расхождением теоретического и определенного значения m/z не более 450 ppm.

Чистоту выделенных на колонке фракций, содержащих искомые продукты, оценивали методом обращенно-фазовой высокоэффективной жидкостной хроматографии с фотометрическим детектированием по поглощению при длинах волн 216 и 254 нм;

чистота продукта составляла 95-99%.

Для определения сродства метаболитов ацилдофаминов к центральному каннабиноидному рецептору СВ1 в составе мембранной фракции головного мозга крысы был использован метод анализа конкурентного связывания высокоаффинного тритий-меченого лиганда (R+) WIN 55,212-2;

связанный с рецептором радиолиганд отделяли от свободного путем фильтрации через стекловолоконные фильтры с диаметром пор 0.65 мкм. Для достижения оптимальных результатов был осуществлен подбор условий эксперимента (метод выделения мембранной фракции головного мозга, подготовка фильтров к Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

разделению свободного и связанного радиолиганда, метод удаления неспецифически связанного радиолиганда). Оптимальные результаты были достигнуты при термической обработке (37°С, 60 мин.) мембранного препарата на стадии выделения, проведении инкубации отдельно от фильтров и длительной (3 мл на лунку 96-луночного фильтровального планшета) промывке связанных с фильтром мембран.

В описанных выше условиях мы проверили активность 3-О-метил и4-О-метилпроизводных дофаминамидов арахидоновой, докозагексаеновой, олеиновой и стеариновой жирных кислот. Большая часть веществ в данном тесте была неактивна, однако, 3-О-метилпроизводные стеароилдофамина и арахидоноилдофамина показали EC50 на уровне 100±10 нМ.

Для определения сродства метаболитов ацилдофаминов к периферическому каннабиноидному рецептору СВ2 в составе мембранной фракции селезенки крысы был использован метод анализа конкурентного связывания высокоаффинного тритий-меченого лиганда (R+) WIN 55,212-2. В ходе отработки условий эксперимента мы столкнулись с проблемой высокого неспецифического связывания, на фоне которого детектирование конкурентного связывания было затруднено. Для преодоления данного препятствия была проведена развернутая серия экспериментов по изучению влияния условий инкубации на возможность детектирования специфического связывания с рецептором. Были проверены влияние буфера (HEPES и Tris), концентрации бычьего сывороточного альбумина (0-2 мг/мл), концентрации DMSO (0.1-15%), концентрации препарата мембран (0.05-0.5 мг/мл), посуды, в которой проводили инкубацию (пробирки, планшет для ИФА, фильтровальный планшет), предварительной обработки посуды для инкубации (без обработки, поливинилпирролидон 0.5%, полиэтиленимин 0.5%, бычий сывороточный альбумин 1 мг/мл), состава и объема промывающего раствора (концентрация NaCl, объем от 0 до 5 мл/проба, концентрация альбумина 0-5 мг/мл). В результате было установлено, что метод фильтрации не подходит для работы с СВ рецепторами;

оптимальные результаты были получены при инкубации в отдельных необработанных пробирках в 50 мМ буфере HEPES рН 7.4, содержавшем 2 мг/мл бычьего сывороточного альбумина, 1 мМ CaCl2, мМ MgCl2, 15% DMSO и 0.5 мг/мл белка препарата мембран селезенки с промывкой 2 раза 1 мл 50 мМ буфера HEPES рН 7.4, содержавшего мг/мл бычьего сывороточного альбумина. Растворы исследуемых веществ с концентрацией от 0.1 до 10 мкМ готовили в DMSO, вносили в описанную выше инкубационную среду вместе с 4 нМ (R+) [3H]WIN Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

55,212-2 и выдерживали 40 мин. при 37°С. После этого для отделения связавшейся метки образцы центрифугировали 10 мин. с ускорением 14000хg, промывали, как указано выше, и оценивали количество радиоактивности методом сцинтилляционного счета. Для определения неспецифического связывания использовали 15 мкМ немеченого (R+) WIN 55,212-2.

В оптимизированных условиях установлено, что дофаминамид простагландина Е2 обладает EC50 78±20 нМ, олеоил-3-О-метилдофамин 161±25 нМ (анандамид, эндогенный лиганд данных рецепторов, вытесняет (R+) WIN 55,212-2 с Ki порядка 0.4 мкМ [8]).

3-О-метилпроизводное дофаминамида докозагексаеновой кислоты, а также 3-О- и 4-О-метилпроизводные дофаминамидов докозагексаеновой и олеиновой кислот были неактивны.

Для определения сродства метаболитов ацилдофаминов к ванилоидному рецептору TRPV1 в составе мембранной фракции спинного мозга крысы был использован метод анализа конкурентного связывания высокоаффинного тритий-меченого лиганда арванила в условиях, описанных Szallasi [9]. Инкубационная среда содержала 10 мМ буфера HEPES, рН 7.4, 5 мМ KCl, 5.8 мМ NaCl, 2 мМ MgCl 2, 137 мМ сахарозы, 1 мг/мл бычьего сывороточного альбумина, 0.2 мг/мл белка препарата мембран и 4 нМ тритий-меченого арванила. Растворы исследуемых веществ с концентрацией от 0.1 до 1 мкМ готовили в DMSO, вносили в описанную выше инкубационную среду и выдерживали 40 мин.

при 37С. После этого для отделения связавшейся метки образцы центрифугировали 10 мин. с ускорением 14000хg, промывали, как указано выше, и оценивали количество радиоактивности методом сцинтилляционного счета. Для определения неспецифического связывания использовали 5 мкМ немеченого капсазепина.

В подобранных условиях мы протестировали конкурентное связывание 3-О-метил- и 4-О-метилпроизводных дофаминамидов олеиновой и докозагексаеновой жирных кислот, а также дофаминамида простагландина Е 2. Однако, ни одно из данных соединений не было активно.

Таким образом, метилирование по гидроксильным группам в остатке дофамина значимо снижает аффинность ацилдофаминов к их основному рецептору, TRPV1, однако, частично переключает их на связывание с каннабиноидными рецепторами. Тем не менее, для того, чтобы сделать однозначный вывод о физиологическом значении обнаруженных взаимодействий, требуются дополнительные исследования функционального ответа каннабиноидных рецепторов на метаболиты Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

ацилдофаминов.

Работа частично поддержана грантом Президента РФ МК-4679.2021.4.

Литература 1. Akimov M.G., Bezuglov V.V. N-Acylated Dopamines: A New Life for the Old Dopamine // Dopamine: Functions, regulation and health effects / Kudo E., Fujii Y. NY: Nova Science Publishers, 2012. P. 49-80.

2. Акимов М.Г., Назимов И.В., Грецкая Н.М. и др. Сульфатирование N-ацилдофаминов в тканях крысы // Биохимия. - 2009. Т. 74, № 6. - С.

836-841.

3. Акимов М.Г., Грецкая Н.М., Шевченко К.В. и др. Новые аспекты биосинтеза и метаболизма N-ацилдофаминов в тканях крысы // Биоорг.

Хим. - 2007. Т. 33, № 6. - С. 648--652.

4. Huang S.M., Bisogno T., Trevisani M., et al. An endogenous capsaicin-like substance with high potency at recombinant and native vanilloid VR receptors // Proc. Natl. Acad. Sci. U. S. A. - 2002. Т. 99, № 12. - С. 8400-5.

5. Prusakiewicz J.J., Turman M.V., Vila A., et al. Oxidative metabolism of lipoamino acids and vanilloids by lipoxygenases and cyclooxygenases. // Arch. Biochem. Biophys. - 2007. Vol. 464, № 2. - P. 260-268.

6. Rimmerman N., Bradshaw H.B., Basnet A., et al. Microsomal omega-hydroxylated metabolites of N-arachidonoyl dopamine are active at recombinant human TRPV(1) receptors. // Prostaglandins. Other. Lipid.

Mediat. - 2009. Vol. 88, № 1-2. - P. 10-7.

7. A l m a s i R., S z o k e E., B o l c s k e i K., e t a l. A c t i o n s o f 3-methyl-N-oleoyldopamine, 4-methyl-N-oleoyldopamine and N-oleoylethanolamide on the rat TRPV1 receptor in vitro and in vivo. // Life. Sci. - 2008. Vol. 82, № 11-12. - P. 644-651.

8. Showalter V.M., Compton D.R., Martin B.R., et al. Evaluation of binding in a transfected cell line expressing a peripheral cannabinoid receptor (CB2):

identification of cannabinoid receptor subtype selective ligands. // J.

Pharmacol. Exp. Ther. - 1996. Vol. 278, № 3. - P. 989-999.

9. Szallasi A., Blumberg P.M. [3H]resiniferatoxin binding by the vanilloid receptor: species-related differences, effects of temperature and sulfhydryl reagents. // Naunyn. Schmiedebergs. Arch. Pharmacol. - 1993.

Vol. 347, № 1. - P. 84-91.

Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

ЛИПИДЫ МОНОНУКЛЕАРНЫХ КЛЕТОК ПЕРИФЕРИЧЕСКОЙ КРОВИ ПРИ ЛЕЙКЕМИИ Акопян Г.В.1, Батикян Т.Б.1, Амирханян Е.С.2, Альтман А.3, Тадевосян Ю.В. Институт молекулярной биологии НАН РА, г. Ереван, Армения, Гематологический центр МЗ РА, г. Ереван, Армения, Институт Аллергологии и Иммунологии в Ла Гойя, Сан Диего, США Уникальный код статьи: 528cd5d1f2c Введение Злокачественные новообразования в настоящее время рассматриваются как многостадийные системные заболевания, при возникновении которых под воздействием на клетку экзогенных или эндогенных канцерогенных факторов, затрагиваются многие жизненно важные функции клетки, в осуществлении которых ключевую роль играет плазматическая мембрана (ПМ) клетки.

Согласно существующим представлениям, [1-4] ПМ клетки представляет собой целостную, кооперативно функционирующую систему, состоящую из различных, относительно автономных липопротеиновых доменов (сигнальные, транспортные и др.). В состоянии покоя клеток как ПМ в целом, так и отдельные ее домены, характеризуются строго специфичным и динамичным равновесием всех качественно-количественных, физико-химических, обменных, структурных и других параметров, совокупность которых, по нашим представлениям, определяет относительно стабильный «метаболический статус покоя» липопротеинового бислоя. При воздейстии на клетку любого внешнего сигнала, в зависимости от его длительности и интенсивности, происходит обратимое либо необратимое, кратковременное или хроническое (патологическое) смещение исходного и установление нового, измененного метаболического статуса покоя ПМ.

Липидное составляющее липопротеинового бислоя ПМ, наиболее чутко реагирующее на внешние физиологические или патогенные сигналы, вовлекается в процессы реорганизации ПМ быстрыми и обратимыми сдвигми в активности реакций липидных модификаций.

Вследствие этого в липидном микроокружении различных мембраносвязанных белков изменяются исходные и устанавливаются новые, оптимальные условия для их функционирования. Исходя из Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

результатов проведенных нами ранее исследований [5-7], а также данных литературы [8], подобные сдвиги в модификации мембранных липидов выявляются уже с первых секунд действия на клетку внешних сигналов.

Вышеотмеченное, а также наличие общей теории “мембранной мишени” возникновения различных заболеваний, оправдывают пристальное внимание, уделяемое учеными изучению роли ПМ в механизмах канцерогенеза. В этом отношении примечательны нарушения, обнаруженные в мембранных механизмах сигнальной трансдукции [9,10], в активностях отдельных ферментных систем липидной модификации [11] и физико-химических свойствах липидного бислоя [12] в различных злокачественно трансформированных клеточных популяциях. В условиях неконтролируемой пролиферации, дифферециации или программированной смерти (апоптоза) клеток было также обнаружено наличие специфических нарушений в таких процессах липидного метаболизма, как липогенез [13,14], деацилирование-реацилирование отдельных липидных фракций мембран [15-17], образование различных липидных вторичных посредников (ЛВП) при стимуляции фосфоинозитидного (ФИ) или сфингомиелинового (СФМ) сигнальных механизмов [18] и др.

По своей функциональной значимости в жизнедеятельности клеток особое место занимают как свободная арахидоновая кислота (АК), так и АК-содержащие липиды, их метаболиты. В норме и при лейкемии установлено, в частности, вовлечение АК в сигнальную трансдукцию через ФИ-цикл как вторичного посредника [19,20 ], в процессы синтеза биологически активных эйкозаноидов [21], в функционирование СФМ-цикла как медиатора [22].

Литературные данные последних лет свидетельствуют [23,24] o превалировании в периферической крови больных с различными формами новообразования иммуносупрессорных CD4+, CD25++ и FOXP экспессируюших регуляторных Т лимфоцитов (Т р е г ) что, по всей вероятности, приводит к нарушению в крови больных нормального баланса про- и антиракового потенциалов иммунной системы. На основании этого нами было предположено, что изучение нарушений в механизмах модификации липидов ПМ в общей массе мононуклеарных клеток (МНК) периферической крови больных при различных злокачественных новообразованиях, может быть весьма информативным как для выявления заболевания, так и оценки глубины патологического состояния.

Исходя из вышеизложенного, целью данного исследования явилось Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

сравнительное изучение закономерностей: а) быстрого (5 cек) включения и более длительного (60 мин) межфракционного перераспределения АК в нейтральных липидах (НЛ) МНК, б) образования 1,2-диацилглицерина (ДАГ) на ранних (5, 10, 30 и 60 сек) этапах стимуляции [14C]АК-премеченных клеток, г) мембраносвязанную активность лизофосфолипазы (ЛФЛаза) в МНК периферической крови практически здоровых доноров, больных хроническим лимфобластным (ХЛЛ), острым лимфобластным (ОЛЛ) и острым миелобастным (ОМЛ) лейкозами.

Материал и методы Получение МНК периферической крови человека: В работе были использованы пробы перифрической крови 10 практически здоровых доноров и первичных больных различными формами лейкоза (ОЛЛ - n=8, ОМЛ - n=9, ХЛЛ - n=11). MNK из цельной крови выделяли обшеизвестным методом Иннеса и др.. Клетки осаждали и суспендировали (108 клеток/мл) в минимальной основной среде Игла (pH-7,4). Окраска трипановым синим обнаруживала, как правило, более 90% жизнеспособных клеток.

Предварительное мечение МНК: Для включения свободной меченой АК в липиды мембран интактных клеток клеточную суспензию (10 клеток/мл) инкубировли в минимальной основной среде Игла (pH-7,4), содержащей 0,5 мкКи [1-14С]АК (спец. акт. 56 мКи/ммоль, “Amersham”, Великобритания), 50 мкмолей MgCI2, 12,5 мкмолей АТФ, 1 мкмоль КоА и 1 мкмоль ДТТ в конечном объеме 5 мл. Инкубацию проводили в качающейся водяной бане в течение 60 мин при 37 оС. Для удаления невключенной АК на инкубационную смесь добавляли 15 мл раствора альбумина (2 мг/мл), свободного от жирных кислот (ЖК). МНК осаждали в течение 15 мин при 650 g и суспендировали (10 6 клеток/мл) в 1 мл среды Игла.

Ацилировние липидов интактных МНК: Для включения свободной [1- 14 С]АК в липиды мембран интактных клеток, к 0,2 мл клеточной суспензии (10 6 клеток/мл) приливали 0,3 мл инкубационной среды, содержащей 0,2 мкКи/мл [1- 14 С]АК, и вышеуказанные реагенты.

Инкубации проводили в качающейся водяной бане при 37 оС. На 5 сек и 60 мин инкубации реакции останавливали добавлением 2 мл холодной смеси хлороформ-метанола (1:2 об/об). Экстрагирование и фракционирование липидов проводиле как описано ниже.

Стимуляция лимфоцитов: Анти-CD3 (ОКТ-3) и анти-CD28 (“BD Bioscience Pharmingen”, США) моноклональные антитела (по 2,5 мкг) добавляли к 1 мл суспензии клеток (108 клеток/мл) и оставляли на Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

мин при 400C. После добавления на суспензию равного объема среды Игла, несвязанные антитела удаляли центрифугированием (650 g, мин). Лимфоциты со связанными антителамы стимулировали при 370C добавлением на 0,2 мл суспензии клеток (106 клеток/мл) по 0,3 мл IgG (goat anti-mouse, “Jackson ImmunoResearch”, США) в конечной концентрации 10мкг/мл. В качестве контроля (100%) были взяты данные нестимулированных клеток. [1- 1 4 С]АК-премеченные клетки стимулировали также митогенным лектином конканавалином А (в конечной концентрации 2 мкг/мл). На 5, 10, 30 и 60 сек инкубации реакции останавливали добавлением 2 мл холодной смеси хлорофом-метанола (2:1 об/об). Экстракцию, разделение липидов и подсчет радиоактивности осуществляли как описано ниже.

Получение фракции плазматических мембран клеток:

Суспендированные в 0,8 мл гипотонического буфера (42 мМ КСl, 10 мМ HEPES, 5 мМ MgCl2, pH 7,4) МНК оставляли на 15 мин при 40C. Далее суспензию проводили (x10) через 30G иглу шприца. Объем гомогената доводили до 3 мл, фракцию ПМ получали поэтапным центрифугированием и суспендировали в минимальной основной среде Игла (pH 7,4). Белок определяли по методу Лоури.

Определение активности лизофосфолипазы: При определении ЛФЛазной активности [25] в качестве экзогенного субстрата был использован 1-[14C]пальмитоил-лизофосфатидилхолин (спец. акт. мКи/ммоль, “Amersham”, Великобритания). В реакционные среды вводили также по 20 нмолей немеченного субстрата, 20-50 мкг мембранного белка и по 5 мМ ЭГТА и ЭДТА.

Анализ липидов: Экстракцию липидов осуществляли по общеизвестному методу Блай и Дайер. Фракционирование НЛ проводили одномерной ТСХ на фирменных («Merck», Германия) пластинках в системе растворителей петролейный эфир-диэтиловый эфир-муравьиная кислота (30:10:1, об/об).

Подсчет радиоактивности: Распределение радиоактивности в проявленных в парах иода и идентифицированных соответствующими стандартами (Sigma, США) липидных фракциях определяли на радиосканнере “Berthold” (Германия) и сосчитывали на сцинтилляционном спектрометре “Roche-Bioelectronique Kontron” (модель SL-4221, Франция).

Каждое экспериментальное условие было воспроизведено в 5- различных экспериментах по 3 параллелей для каждой экспериментальной точки. Статистический анализ проводили по методу Стьюдента.

Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

Результаты и обсуждение Исследование закономерностей быстрого (5 сек) включения [1-14С]АК во фракции МГ, ДАГ и ТГ в норме показало (рисунок 1.А.) быстрое включение жирной кислоты в отмеченные фракции НЛ в соотношении 75, 20 и 5%, соответственно. При исследованных 3-х формах лейкемии по сравнению с нормой наблюдалось многократное понижение и повышение уровня включения АК во фракции МГ и ТГ, соответственно, и некоторое усиление накопления метки во фракции 1,2-ДАГ.

Следовательно, на быстрой, мембраносвязанной фазе включения АК в НЛ при 3-х различных формах лейкемии обнаруживались однотипные сдвиги, свидетельствующие о схожести нарушений в механизмах быстрого ацилирования липидов мембран лимфоцитов. Можно предположить, что они обусловлены активацией ферментативных реакций межфракционного перераспределения АК по схеме глицеринМГ1,2-ДАГТГ, последний из которых выполняет функцию «временного депо» [26] для накопления избытка свободной ЖК.

Проведение подобных исследований в условиях более длительной ( мин) инкубации показало (рисунок 1.Б.) преимущественное накопление АК во фракции ТГ как в норме (около 60%), так и при ХЛЛ (более 80%), ОЛЛ (55%) и ОМЛ (46%). Характерно, что при ХЛЛ по сравнению с нормой многократно подавлялось включение ЖК как во фракцию МГ, так и 1, 2-ДАГ. При ОЛЛ и ОМЛ уровни МГ в разной степени, но многократно превышали норму, а для 1, 2-ДАГ они оставались в пределах нормы.

Суммируя вышеприведенные экспериментальные данные, можно заключить, что при исследованных формах лейкемии по сравнению с нормой в ПМ МНК периферической крови больных установлены патологически измененные состояния метаболического статуса покоя.

Последние характеризуются наличием определенных “дефектных” звеньев в механизмах модификации ЖК-составов отдельных фракций как НЛ, так и фосфолипидов (данные не представлены) ПМ МНК.

Примечательно, что идентичные закономерности нами обнаружены также и при других типах неоплазий.

На основании полученных нами ранее [2,7,27] и вышеприведенных экспериментальных данных, можно было предположить, что по сравнению с нормой, при исследованных формах лейкемии на фоне патологически измененного статуса покоя в липидном бислое ПМ МНК весьма специфически измененными могут быть и процессы образования различных ЛВП при инициации ФИ-й сигнальной системы.

Исследование закономерностей образования ДАГ - одного из ЛВП, Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

образующегося при инициации ФИ-цикла, в норме выявило (рисунок 2.) идентичное, двухфазное (5 и 60 сек) образование ДАГ при стимуляции клеток как анти-CD3 и анти-CD28 моноклональными антителамы, так и конканавалином А. Подобная динамика генерации/утилизации ДАГ ранее была обнаружена при стумуляции и других клеточных популяций, стимулированных соответствующими агонистами.

При ОЛЛ, ОМЛ и ХЛЛ по сравнению с нормой во все сроки стимуляции лимфоцитов (кроме 30-й секунды при ОМЛ) по сравнению с нормой было обнаружено подавление процессов генерации 1,2-ДАГ, что свидетельствует о подавлении ФИ-ой сигнальной системы при исследованных формах лейкемии, особенно на начальном (5 сек) этапе ее инициации. Такой же эффект нами ранее был выявлен при раке молочной железы. Следовательно, в данной серии эксперименов, как и в процессах АК-модификации НЛ по сравнению с нормой в процессах генерации ДАГ выявляются нарушения, идентичные для различных форм злокачественных новообразований.

При исследовании, не выявляемой в норме, эндогенной, Са 2 + -независимой ЛФЛазной активности, в ПМ МНК нами было обнаружено (рисунок 3.) многократное повышение активности данного фермента при ХЛЛ. Примечательно, что обнаруженная аномально высокая (2-5,5-кратная) активность ЛФЛазы весьма индивидуальна для отдельных больных и чувствительна к действию химиотерапии. Такие же закономерности были выявлены и при ОЛЛ, ОМЛ, а также при раке молочной железы (данные не представлены).

Обобщая представленные выше экспериментальные данные, можно заключить о вовлечении липидного компонента ПМ МНК периферической крови в патогенез ХЛЛ, ОЛЛ и ОМЛ. При отмеченных формах лейкемии обнаружены закономерные и схожие нарушения в быстропротекающих процессах модификации липидов, генерации ЛВП при сигнальной трансдукции, а также в активности ПМ-ассоциированной ЛФЛазы. На более пролонгированных (60 сек, 60 мин) этапах протекания исследованных процессов обнаруживаются нарушения, относительно специфичные для различних (острые, хронический) типов лейкемии.

При различных типах раковых новообразований нами обнаружены также идентичные сдвиги в активности мембраносвязанных фосфолипаз типа А и С. Примечательно, что выявленные нарушения в МНК крови идентичны не только для лейкозов, но и для других форм неоплазий и подтверждают ранее сделанное нами предположение об их ПМ-ассоциированном характере при данной патологии.

Выявленные нами дефектные механизмы липидных модификаций при Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

неоплазий могут быть применены в клинике [28] как для выяления заболевания и оценки глубины патологического состояния, так и для разработки новых, индивидуальных методов лечения данного заболевания.

Часть данных получена при выполнении проекта, финансируемого грантом #AB1-2308-YE-02 Американского Фонда Гражданских Исследований и Развития (US CRDF).

Рис. 1. Сдвиги в уровне 1,2-диацилглицерина на различные сроки стимуляции лимфоцитов анти-CD3, анти-CD28 моноклональными антителами (ОЛЛ, ОМЛ) и конканавалином А (ХЛЛ) в норме, при хронической лимфобластной, острой лимфобластной и острой миелобластной формах лейкемии.

Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

Рис. 2. Сдвиги в активности лизофосфолипазы в плазматических мембранах мононуклеарных клеток крови в норме, у отдельных больных с хроническим лимфолейкозом (ХЛЛ) и после курса химиотерапии (ХЛЛ+ХТ).

Рис. 3. Включение экзогенной [14C]арахидоновой кислоты в нейтральные липиды мононуклеарных клеток крови в норме, при хроническом лимфолейкозе, остром лимфобластном и миелобластном лейкозах в течение 5 секунд (А) и минут (Б). Сокращения: 1,2-ДАГ- 1,2-диацилглицерины, МГ-моноацилглицерины, ТГ- триацилглицерины, ОЛЛ- острый лимфобластный лейкоз, ОМЛ- острый миелобластный лейкоз, ХЛЛ- хронический лимфолейкоз. Примечания: Данные представлены в процентах от суммы радиоактивности, включенной в нейтральные липиды. *- Р0,05;

** - Р0,001.

Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

Литература 1. Yang D., Iwai H., Yamamoto A., Fu D., Hoshino H. // Biochim Biophys Acta. - 1997, V.1349, N.1, PP.25- 2. Тадевосян Ю.В., Асатрян Л. Ю., Батикян Т.Б., Карагезян К.Г., Тадевосян А.Ю., Биохимия (Москва), 1996, т. 61, вып. 8, СС.

1414-1421.

3. Surviladze Z., Draberova L., Kubinova L., Draber P. // Eur J Immunol. 1998, V.28, N.6, PP.1847- 4. Ilangumaran S., Arni S., Chicheportiche Y., Briol A, Hoessli D.C. // Anal Biochem.-1996, V.235, N.1, PP.49- 5. Тадевосян Ю.В., Батикян Т.Б., Карагезян К.Г. // ДАН СССР, -1987, т.

295, н.5, стр. 1254- 6. Тадевосян Ю.В., Асатрян Л.Ю., Карагезян К.Г. // Нейрохимия, -1992,т.

11, № 2, стр. 194- 7. Тадевосян Ю.В., Асатрян Л.Ю., Батикян Т.Б., и др. // Биохимия (Москва), 1996, т. 61, вып. 8, стр. 1414- 8. Suzuki K.G.N., Fujiwara T.K., et al., // J. Cell Biol. -2007, v. 177, № 4, pp.

717– 9. Lee Y.H., Lee H.J., Lee S.J., et al. // FEBS Lett. - 1995, V.358, N.2, PP.105- 10. Smith M.R., Court D.W., Kim H.K., et al., // Carcinogenesis - 1998, V.19, N.1, PP.177- 11. Kumada T., Nakashima S., Nakamura Y., et al. // Immunobiology -1996, V.195, N.3, PP.347- 12. Connor J., Bucana C., Fidler I.J., Schorit A.J. // Proc. Natl. Acad. Sci.

USA.-1991, V.86, PP. 13. Aussel C., Cattan N., Pelassy C., and Rossi B. // J. Lipid Mediat. -1993, V.7, N.2, PP. 99- 14. De Bittencourt Junior P.I., Yano M.M., Hirata M.H., et al. // Biochem. Mol.

Biol. Int., -1994, V.33, N.3, PP. 463-475.

15. Agarwal M.L., Larkin H.E., Zaidi S.I.A., Mukhtar H., Oleinick N.L. // Cancer Res. -1993, V. 53, N. 24, PP. 5897- 16. Hoek W.G., Ramesha C.S., Chang D.J., et al. // Proc. Natl. Acad. Sci. USA.

- 1993, V.90, N.10, PP.4475- 17. Cifone M.G., Cironi L., Santoni A., and Testi R. // Eur. J. Immunol. -1995, V. 25, N. 4, PP. 1080- 18. Jayadev S., Linardic C.M., Hannun Y.A. // J. Biol. Chem.-1994, V.269, N.8, PP. 5757- 19. Wikiel H., Zhao L., Gessner T., and Bloch A. // Biochim. Biophys. Acta. Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

1994, V. 1211, N. 2, PP. 161-170.

20. Gamberucci A., Fulceri R., Bygrave F.L., Benedetti A. // Biochem.

Biophys. Res. Commun. -1997, V.241, PP. 312- 21. Hamasaki Y., Kobayashi I., Hayasaki R., et al. // J. Ethnopharmacol., -1997, V.56, N.2, PP.123- 22. Visnjic D., Batinic D., Banfic H. // Blood, -1997, V. 89, N.1, PP.81-91.

23. Liyanage U.K., Goedegebuure P.S., et al. // J. Immunother. - 2006, V. 29, № 4, PP. 416-424, 24. Skog J., Wrdinger T., et al. // Nat. Cell Biol. -2008, V. 10, №12, pp.

1470- 25. Van Den Bosch H, Aarsman AJ, et al. // Biochim Biophys Acta -1973,V.296, PP.94-104.

26. Igal R.A., Whang S., Gonzalez-Baro M., and Coleman R.A. // J. Biol. Cem., -2001 v. 276, pp. 42205- 27. Худавердян Д.Н., Тер-Маркосян А.С, Тадевосян Ю.В. // Биохимия, (Москва), -1997, т. 62, вып. 10, СС. 1295- 28. Тадевосян Ю.В., и др. // Патент, -2008, AM 2256, G01N 33/ Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ САХАРОСНИЖАЮЩИЙ ЭФФЕКТ ОМЕГА ПНЖК У БОЛЬНЫХ САХАРНЫМ ДИАБЕТОМ: ФОКУС НА БЕЗОПАСНОСТЬ КОМБИНИРОВАННОЙ ГИПОЛИПИДЕМИЧЕСКОЙ ТЕРАПИИ Апухтин А.Ф.

ГБОУ ВПО Волгоградский государственный медицинский университет Уникальный код статьи: 5290a41ac158d Цель исследования-изучение раздельного и комбинированного применения статина и препарата -3 ПНЖК у больных СД тип 2 и сопутствующей ИБС с оценкой динамики гликемии и реологических параметров крови.

Материал. Обследовано 40 пациентов, страдающих СД тип 2 в стадии компенсации и субкомпенсации углеводного обмена. Средний возраст 63,2±10,6 лет. После рандомизации на две группы, пациентам основной группы (n=20) в дополнение к базисной терапии назначался препарат симвастатин в суточной дозе 20 мг и прием капсулированного рыбьего жира в дозе 1г Омега-3 ПНЖК/сут утром и вечером. Пациентам группы (n=20) контроля назначался препарат симвастатин.Больные получали базисную терапию АГ и стабильной стенокардии напряжения 45% основной группы и 40% группы контроля.

Методы. Биохимических показателей крови исследовали наборами «Ольвекс», «ВИТАЛ». Вязкость цельной крови (ВЦК) определяли на ротационном вискозиметре оригинальной конструкции (патент RU №2390758 «Устройство вискозиметрии» 27.05.2010) при скоростях сдвига: 3,1с-1;

6,3 с-1;

18с-1;

36с-1;

60с-1;

78с-1. Статистическая обработка проводилась с помощью Excel 2007 и Statistica 6.0. Значимость различий оценивали по критерию Стьюдента при р0,05.Эффективность вмешательства оценивали по критерию *Фишера с расчетом :

относительного риска (ОР), абсолютного риска (АР), сокращение абсолютного риска (САР), границ доверительного интервала (ДИ) для САР и ОР, отношение шансов двух вариантов вмешательств (ОШ), ДИ для ОШ;

число пролеченных больных (ПТЛ) для предотвращения одного неблагоприятного исхода.

Полученные результаты. В группе комбинированной терапии средние величины HbА1с снизились на 6,2% (р0,05), в группе контроля не изменились (+0,5%;

p0,05), У 50% основной группы больных СД Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

выявлено снижение ВЦК 3,1 с-1, 36с-1 и 60с-1;

В руппе контроля у 14 б-х не обнаружено изменений ВЦК сопоставимого диапазона Анализ HbA1c в подгруппах основной группы по нижению ВЦК 36с -1 и 60с-1 выявил снижение HbA1c -10,9% у 50% основной группы больных. При сравнении частот снижения HbA1c от исходного уровня выше и ниже обще группового между группами обнаружено различие (р=0,019).

Рассчитаны ОР=1,66;

ДИ р=0,05 для ОР при df (степень свободы)= [2,70;

2,80];

Снижение абсолютного риска САР=20%, ДИ р=0,05 для САР при df=39 [0,83;

1,39];

ОШ=2,33;

ДИ р=0,05 для ОШ при df=39 [2,23;

8,89];

Число ПТЛ =1/САР=1/0,20=5 человек.

Выводы.

1. Установлен дополнительный сахароснижающий эффект комбинированной 12 недельной терапии 1г/сут омега-3 ПНЖК и симвастатином не увеличивающий АР, ОР сердечно-сосудистых осложнений оцениваемых по изменениям ВЦК 36с-1 и 60с-1 у больных СД тип 2 с сопутствующей АГ и ИБС.


2. При проведении 12 недельной комбинированной терапии препаратом -3 ПНЖК 1г/сут с симвастатином у больных СД и ИБС отмечено снижение ОР и САР на 20 % и отсутствие нарушений реологических показателей крови диапазона средне-сдвиговых напряжений.

Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

МОДУЛЯЦИЯ ОБМЕНА СФИНГОЛИПИДОВ УВЕЛИЧИВАЕТ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ СТАРЫХ КЛЕТОК К ДЕЙСТВИЮ ТИРОКСИНА Бабенко Н.А., Гарькавенко В.В.

НИИ биологии ХНУ имени В.Н. Каразина Уникальный код статьи: 528e2974462b Тироксин – тиреоидный гормон, играющий важную роль в регуляции метаболизма липидов. Одной из основных мишеней тироксина являются клетки печени. В то время как пролонгированные эффекты тироксина затрагивают геномные механизмы реализации гормонального сигнала, существует ряд краткосрочных эффектов, развивающихся в первые минуты воздействия гормона на клетки.

Краткосрочное воздействие тироксина на культуру изолированных гепатоцитов индуцирует активацию синтеза свободных жирных кислот (СЖК) и холестерина (ХС) и накопление нейтральных липидов диацилглицеролов (ДАГ) и триглицеридов (ТГ)[1]. Есть основания предполагать высокую значимость фосфоинозит-3-киназного (ФИ3К) сигнального каскада в тиреоидной стимуляции липогенеза. Так, применение специфически ингибиторов ФИ3К - вортманина и LY подавляет индуцированный тироксином липогенез в культуре изолированных гепатоцитов.

В то же время, неспецифической ингибиторной активностью по отношению к ФИ3К каскаду обладает активный метаболит мембранного липида сфингомиелина – церамид (ЦЕР). Образование ЦЕР в клетках печени обеспечивается его синтезом де-ново, и за счет активности группы сфингомиелиназ (СМаз), гидролизующих мембранный сфингомиелин. В старости происходит повышение содержания ЦЕР в клетках печени, сопровождающееся снижением чувствительности к действию тироксина. Так, изолированные гепатоциты старых крыс резистентны к тиреоидной активации липогенеза, в отличие от изолированных клеток 3-месячных крыс. Возможно, возрастное повышение содержания ЦЕР в клетках печени приводит к подавлению в них активности ФИ3К- зависимого сигнального пути, что и становится причиной резистентности к краткосрочным эффектам тироксина.

С целью изучения воздействия ЦЕР в клетках печени на их чувствительность к краткосрочному действию тиреоидных гормонов мы Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

вносили в среду инкубации гепатоцитов наряду с тироксином короткоцепочечные С2 и С6 ЦЕР, а также препарат доксорубцин – цитостатик, стимулирующий повышенное образование ЦЕР в клетках – мишенях. Как ЦЕР, так и доксорубицин вызывали в гепатоцитах молодых крыс резистентность к стимуляции липогенеза тироксином, характерную и для гепатоцитов старых животных. В то же время, полученные результаты дают основания предположить, что искусственное понижение уровня ЦЕР в гепатоцитах старых животных может восстанавливать чувствительность клеток к краткосрочным эффектам тироксина. Известно, что повышающаяся с возрастом активность СМаз кислой и нейтральной групп вносит значительный вклад в накопление ЦЕР в тканях стареющего организма.

Для экспериментального подавления активности СМаз мы водили в среду инкубации гепатоцитов 24-месячных крыс имипрамин – ингибитор кислой СМазы и GW4869 – ингибитор нейтральной СМазы.

Прединкубация клеток с ингибиторами СМаз обеих групп эффективно восстанавливала чувствительность клеток старых животных к краткосрочной стимуляции липогенеза тироксином. На основании полученных данных можно предположить высокую значимость модуляции активности СМаз в клетках стареющего организма в развитии резистентности к тироксину, а возможно и другим гормонам, чье действие опосредовано ФИ3К сигнальным каскадом.

Литература 1. Babenko NA, Hassouneh LK, Garkavenko VV. Vitamin E Prevents Lipogenesis Dysregulation in the Liver Cells at Old Age. WebmedCentral AGING 2012;

3(5):WMC Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

ЛИПИДОЛОГИЯ – НАУКА XXI ВЕКА Безуглов В.В.

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт биоорганической химии имени академиков М.М. Шемякина и Ю.А.

Овчинникова Российской академии наук (ИБХ РАН), Москва, Россия Уникальный код статьи: 528e4321ebe В настоящее время знания о роли липидов в клеточной биологии и физиологии существенно расширились. Ещё совсем недавно их считали только структурными компонентами биологических систем и источниками энергии. И этот сильно упрощённый взгляд продолжает тиражироваться в учебниках по биохимии. Однако открытие многочисленных биоэффекторных липидов, играющих важную, а иногда и ведущую роль в нормальных и патологических физиологических процессах в организме, заставило по-иному взглянуть на липиды [1].

Сейчас известно, что они являются сигнальными молекулами, взаимодействующими с многочисленными рецепторами;

выступают в качестве мессенджеров в системе коммуникации бактерий и клеток многоклеточных организмов;

модулируют структуру и активность различных клеточных белков, в том числе контролирующих пролиферацию.

Липидный состав клеточных мембран и биологических жидкостей весьма многообразен: в стандартном образце плазмы крови человека идентифицировано 588 молекулярных видов липидов. Липидом – высоко динамичное образование, которое адекватно отражает текущее состояние метаболизма и сигнальных систем организма. При этом число видов отдельных липидов может достигать нескольких тысяч, и анализ их структур и количественного содержания выделен в отдельную область знаний – липидомику [2]. Существует несколько определений липидомики, созвучных терминам других «-омик». Пожалуй, наиболее полным можно считать следующее определение, включающее не только определение профиля липидных молекул, но и их взаимодействие с белками и генами: «Липидомика – научная дисциплина, предметом которой является полная характеристика молекулярных видов липидов и выяснение их биологической роли в отношении экспрессии генов белков, вовлеченных в метаболизм и функции липидов» [3]. Надо отметить, что исследования липидного состава, анализ молекулярных видов липидов и Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

соотнесение структур с метаболизмом и биологической функцией проводились и ранее. Как правило, подобные исследования касались определенных классов липидов, например фосфоглицеридов [4]. Это объясняется не только несовершенством аналитической техники, но и большим разнообразием химических структур липидов различных классов, что существенно ограничивает возможности одномоментного анализа полного липидного профиля. Существенный прогресс в области липидного анализа и само становление липидомики как научной дисциплины связаны с технологическим прорывом в области аналитической техники. В 1970–1980-х годах увеличение разрешающей способности липидного анализа было связано с существенным развитием высокоэффективной жидкостной хроматографии, которая позволяла разделять молекулярные виды липидов и региоизомеры (например, HPLC-анализ глицерофосфолипидов [5]). Однако решающий прорыв в повышении точности и чувствительности липидного анализа связан с развитием современных методов масс-спектрометрии, среди которых комбинация ионизации распылением в электрическом поле (ESI) с тандемной масс-спектрометрией (MS-MS), а также получение изображений липидных молекул непосредственно на препаратах биологических тканей с помощью MALDI. В настоящее время можно получить сведения о липидоме клеток, располагая лишь незначительным количеством материала, и в ряде случаев, можно обойтись без экстракции липидов [6].

Можно выделить несколько основных направлений исследований, осуществляемых с помощью липидомного подхода.

1. Идентификация новых липидных молекул. Направленный или тотальный анализ спектра липидных молекул позволяет обнаружить ранее неизвестные классы липидов. Например, в мозге крысы после экстракции удалось идентифицировать 50 новых эндогенных ациламинокислот, содержащих остатки насыщенных и ненасыщенных жирных кислот C16 – C22 семейств [7].

2. Липидные биомаркеры (медицинская липидомика). Одна из ключевых причин большинства хронических заболеваний, включая сердечно-сосудистые, онкологические, нейродегенеративные и др., – нарушение комплексной сети липидных биорегуляторов, что вызвано нарушениями метаболизма липидов. Эти нарушения затрагивают как мембранные липиды, которые помимо участия в построении и функционировании клеточных мембран являются источником биоэффекторных липидов, так и циркулирующие и локально действующие липидные медиаторы. При патологических состояниях Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

изменяется концентрация этих соединений, а также появляются новые молекулярные виды. Эти изменения можно регистрировать с помощью липидомных подходов. Липидные биомаркеры распространенных заболеваний позволяют осуществлять более раннюю, а иногда и существенно более точную диагностику. Обнаружены биомаркеры для некоторых видов рака, неалкогольного повреждения печени, нейродегенеративных заболеваний (болезнь Альцгеймера и Паркинсона, рассеянный склероз), ревматоидного артрита, сердечно-сосудистых заболеваний, хронического гломерулонефрита, диабета и других патологий [8].

В рамках липидомных проектов для накопления и анализа собранных данных создан целый ряд информационных систем (Lipidomics Expertise Platform, LIPID MAPS, LIPID BANK, Lipid Data Bank, Kyoto Encyclopedia of Genes and Genomes (KEGG), European Federation for the Science and Technology of Lipids, Cyberlipid Center, Lipid Library).

Типичная процедура анализа липидного профиля включает в себя следующие этапы: отбор биологических образцов (биологические жидкости, биопсия, соскобы), введение в образец внутреннего стандарта для дальнейшего количественного анализа, экстракцию липидов, хромато-масс-спектрометрический анализ полученной смеси (в некоторых случаях возможно опустить стадию хроматографии) и статистический анализ данных. Процедура допускает автоматизацию: в роботизированном варианте 96 образцов может быть проанализировано за 2 часа. Объем образца, необходимый для анализа, составляет 5– мкл для биологических жидкостей и 1–10 мг для биопсии;


чувствительность метода находится на уровне наноМ-фемтоМ;

разрешающая способность достигает 150–200 видов липидов в образце [9].

3. Выявление регуляторной роли липидов в общей системе регуляции организма. Сочетание методов липидомного анализа и биоинформатики позволяет по-новому взглянуть на роль липидов в поддержании нормальных физиологических процессов и помогают открыть новые функции липидов в возникновении и развитии патологических состояний.

Анализ многочисленных данных, полученных в лаборатории оксилипинов ИБХ РАН и в ряде зарубежных лабораторий, позволил сформулировать концепцию о существовании единой липидной защитной системы, которая помогает организму противостоять развитию патологических процессов. Эта система состоит из биоактивных липидов, синтез которых усиливается при нарушении нормальной регуляции или при резких изменениях функционального Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

состояния организма. В частности, при начале нейродегенерации, вызванной, например, ишемией мозга, происходит увеличение в зоне полутени (пенумбры) содержания некоторых нейролипинов, обладающих нейрозащитными свойствами. Нейролипины – семейство эндогенных амидов и моноэфиров жирных кислот, обладающих нейрорегуляторными свойствами. Эти вещества, впервые открытые как эндогенные лиганды каннабиноидных рецепторов, как и большинство биоактивных липидов образуются биосинтетически в ответ на физиологические или патологические стимулы. Ингибирование метаболизма этих соединений с помощью фармакологических агентов или путём генетических манипуляций усиливает их нейрозащитный эффект. Особенно высоким нейрозащитным потенциалом обладают N-ацилдофамины, несущие остатки полиненасыщенных жирных кислот (арахидоновой, эйкозапентаеновой и докозагексаеновой) [10]. Эти биоактивные липиды также могут противодействовать нарушениям мозгового кровообращения и являются умеренными ингибиторами агрегации тромбоцитов [11]. Защитное действие нейролипинов проявляется и в их способности противостоять воспалению. Они уменьшают отек, снижают боль, блокируют инфильтрацию астроцитов. Некоторые нейролипины, например анандамид и N-ацилдофамины, способны ингибировать рост опухолей [12].

Важное свойство нейролипинов – способность регулировать процессы раннего развития эмбрионов как беспозвоночных (морские ежи, морские звёзды, брюхоногие заднежаберные моллюски), так и млекопитающих (мыши). Ацилнейротрансмиттеры (которые входят в семейство нейролипинов), по-видимому, могут выполнять роль классических нейротрансмиттеров на ранних стадиях развития, а также модулировать действие последних. Способность ацилнейротрансмиттеров свободно проникать через биологические мембраны и их большая устойчивость к гидролизу делает эти вещества кандидатами на роль межклеточных мессенджеров. Не исключено, что они также могут служить молекулярной памятью, поскольку их биосинтез, вероятно, происходит в условиях повышенной стимуляции высвобождения жирных кислот под действием фосфолипаз и выброса нейромедиаторов в ответ на стресс-факторы. Можно предположить, что ацилнейротрансмиттеры являются самостоятельной системой регуляции существенных для клетки и многоклеточного организма физиологических процессов, включая морфогенез и регенерацию. При этом важную роль в осуществлении этих функций ацилнейротрансмиттеров в равной степени играют входящие в их состав как молекулы жирных кислот, так и Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

нейротрансмиттеров (биогенные амины, холин). Нельзя исключить также возможности существования более широкого семейства липидов, родственных нейролипинам, в которых полярная часть молекулы представлена регуляторными пептидами. Такие соединения получены нами химическим синтезом, что позволит использовать их как стандарты для направленного поиска ацилпептидов в биологических объектах средствами липидомного анализа.

Липиды, по-прежнему, остаются в значительной степени обделенными вниманием исследователей. Количество исследовательских групп, занимающихся фундаментальными проблемами липидологии, значительно меньше числа коллективов, вовлеченных в изучение функций белков и нуклеиновых кислот. Однако, можно выразить уверенность, что это положение будет со временем исправляться по мере того, как всё новые данные будут подтверждать неоспоримую центральную роль липидов как системных интеграторов в функционировании организма.

Работа частично поддержана грантом РФФИ 11-04-01469-а.

Литиратура 1. Дятловицкая Э.В., Безуглов В.В. Липиды как биоэффекторы. // Биохимия. — 1998. — Т. 63. — С. 3– 2. Christie, W.W. Lipidomics - A personal view. // Lipid Technology. — 2009.

— V. 21. — P. 58–60.

3. Spener F., Lagarde M., Glon A., Record M. What is lipidomics? // Eur. J.

Lipid Sci. Technol. — 2003. — V. 105. — P. 481–482.

4. Wood R., Harlow R.D. Structural analyses of rat liver phosphoglycerides.

//Arch. Biochem. Biophys.— 1969. — V. 135. — P. 272–281.

5. Creer M.H., Gross R.W. Separation of isomeric lysophospholipids by reverse phase HPLC. // Lipids. — 1985. — V. 20. — P. 922–928.

6. Angelini R, Vitale R, Patil VA, Cocco T, Ludwig B, Greenberg ML, Corcelli A. Lipidomics of intact mitochondria by MALDI-TOF/MS. // J.

Lipid Res. — 2012. — V. 53. —P. 1417–1425.

7. Tan, B., O’Dell D.K., Yu Y.W., Monn M.F., Hughes H.V., Burstein S., Walker J.M.. Identification of endogenous acyl amino acids based on a targeted lipidomics approach. // J. Lipid Res. — 2010. — V. 51. — P. –119.

8. Hu C, van der Heijden R, Wang M, van der Greef J, Hankemeier T, Xu G.

Analytical strategies in lipidomics and applications in disease biomarker discovery. // J.Chromatogr. B Analyt. Technol. Biomed. Life Sci. — 2009.

— V. 877. — P. 2836-2846.

Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

9. Jung HR, Sylvnne T, Koistinen KM, Tarasov K, Kauhanen D, Ekroos K.

High throughput quantitative molecular lipidomics. // Biochim.Biophys.Acta. — 2011. — V. 1811. — P. :925–934.

10. Bobrov M.Yu., Lizhin A.A., Andrianova E.L., Gretskaya N.M., Frumkina L.E., Khaspekov L.G., Bezuglov V.V. Antioxidant and neuroprotective properties of N-arachidonoyldopamine // Neuroscience Letters. —2008.

— V. 431. — P. 6-11.

11. Васильева Т.М., Петрухина Г.Н., Макаров В.А., Мифтахова Н.Т., Хайлов Н.А., Ганьшина Т.С., Мирзоян Р.С., Грецкая Н.М., Бобров М.Ю., Безуглов В.В. Влияние дофаминамидов полиненасыщенных жирных кислот на свертывающую систему крови и мозговое кровообращение. // Экспериментальная и клиническая фармакология. — 2002. — Т. 65. — С. 41–45.

12. Андрианова Е.Л., Бобров М.Ю., Грецкая Н.М., Зинченко Г.Н., Серков И.В., Фомина-Агеева Е.В., Безуглов В.В. Действие нейролипинов и их синтетических аналогов на нормальные и трансформированные глиальные клетки. // Нейрохимия. — 2010. — Т. 27. — С. 53–62.

Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

ПОВЕРХНОСТНАЯ АКТИВНОСТЬ И ПОКАЗАТЕЛИ ПЕРЕКИСНОГО ОКИСЛЕНИЯ ЛИПИДОВ ПРИ ТРЕНИРОВКАХ ГРЕБЦОВ, ПЯТИБОРЦЕВ, ФУТБОЛИСТОВ, ТХЭКВОНДИСТОК И ПЛОВЦОВ В УСЛОВИЯХ СРЕДНЕГОРЬЯ Белов Г.В., Джмадилова Д.Ш., Мамбеталииева Н.Д., Калматов Р.К., Акылбеков Р.К., Анварбекова Ы.А.

Кыргызский государственный медицинский институт переподготовки и повышения квалификации, Кыргызская государственная академия физической культуры и спорта, Ошский государственный университет Уникальный код статьи: 528d268cc28b Сурфактант легких играет ведущую роль в компенсаторно-приспособительных процессах органов дыхания к гипоксии и физической нагрузке (М.Т.СУлтанмуратов и соавт., 2005, I.R.Doyle, 2000). При адаптации к горному климату повышается поверхностная активность (ПА) конденсата выдыхаемого воздуха (КВВ) и бронхоальвеолярного лаважа (Г.В. Белов, 2005). Уже более 20 лет во многих НИИ и клиниках Кыргызстана используется определение ПА бронхоальвеолярных смывов и КВВ методом монослоев с изопропиловым спиртом при помощи тензиоспектрометра ТСМ-01 (Белов Г.В. и соавт., 2005). Преимуществом данного метода является небольшой объем (1 мл) анализируемой жидкости и быстрота анализа (за 5 часов можно записать до 30 петель гистерезиса динамического изменения поверхностного натяжения). Метод внедрен в пульмонологическую и педиатрическую практику, курортологию, медицину труда.

Изменения ПА сурфактанта легких связаны при гипоксии и физической нагрузке взаимосвязаны со сдвигами перекисного окисления липидов (ПОЛ), которым также придают большое значение в спортивной медицине (D.A.Leaf, 1997). Тренировки спортсменов высокого класса в условиях среднегорья уже не одно десятилетие дают хорошие результаты (В.И.Дубровский и соавтю, 2008;

М.С. Головин, 2013), в тоже время механизмы стимулирующего действия горного климата на состояние органов дыхания спортсменов до конца не изучены.

Работа имела целью научно обосновать возможность и значимость оценки сурфактанта легких и ПОЛ в конденсате выдыхаемого воздуха Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

для спортивной медицины.

Дизайн исследования Исследования проводились у 12 гребцов, 16 пятиборцев, футболистов, 16 тхэквондисток и 30 пловцов высокого класса жителей равнины (сборные Кыргызстана, 10 пловцов из Казахстана) на двухнедельной тренировочных сборах в условиях среднегорья (курорты Бостери, Чолпон-Ата, Тамга Иссык-Кульская области, высота 1620- м над уровнем моря). Исследование проводилось на 3 и 15 день спортивных сборов. Исследования пловцов проведены на зимних сборах (февраль), остальных – на летних (июнь, июль).

Фиксировались скоростные и силовые показатели, принятые для каждого вида спорта. Мониторировались стандартные функциональные параметры: артериальное давление, частота сердечных сокращений частота пульса, функция внешнего дыхания, оксиметрия, ЭКГ.

Кроме проводись специальные исследования КВВ, который собирался в количестве 2-4 мл по утрам натощак. При помощи тензиоспектрометра ТСМ-01 определялось поверхностное натяжение минимальное и максимальное, на основе которых высчитывали индекс стабильности (ИС) по Cltments. Содержание общих липидов, первичных и вторичных продуктов ПОЛ (коньюгированных гидроперекисей и диеновых кетонов) определяли спектрофотометрически в единицах оптической плотности (ЕОПл) по методике В.Б.Гаврилова, М.И Мишкорудной. Окислительный индекс (ОИ) рассчитывался как отношение гидроперекисей к общим липидам.

Обработка результатов проводилась методами математической статистики с применением критерия Стьюдента для параллельного распределения.

Результаты исследования Физиологические параметры пловцов на 3 сутки пребывания в среднегорье были в пределах нормы. Насыщение капиллярной крови пальца кислорода перед тренировкой было 95,2±1,2%. ИС КВВ равнялся 0, 36±0,03, что близко к его исходному уровню (0,37±0,028) в г.

Бишкек (720 м над у.м.). Биохимически в КВВ выявлялось повышение содержания гидроперекисей на 35,2%, и ОИ на 47,3%. Плавательная нагрузка в 25-метровом бассейне возрастала с 6 тысяч метров на 3 день до 12 тысяч метров с 7 по 15 день ежедневно. На 15 день тренировок в условиях среднегорья ИС КВВ достоверно вырос до 0,49±0,02, ОИ и содержание гидроперекисей приходило в норму.

В сезон 2009 года мы исследовали СЛ у 12 гребцов высокого класса на летних спортивных сборах на Ала-Арчинском водохранилище (высота Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

520 м.н.у.м.) в 10 км от г.Бишкек и на озере Иссык-Куль (1620 м.н.у.м.).

При тренировках и проживании в условиях низкогорья равнины ИС КВВ был равен 0,42±0,02. При переезде в условия среднегорья ИС составил 0,40±0,03. Через 10 дней ИС в среднем достоверно вырос до 0,49±0,02.

Содержание гидроперекисей в КВВ в условиях низкогорья было на уровне 0,275±0,06 ЕОПл, ОИ составил 0,486±0,06. При переезде в условия среднегорья содержание гидроперекисей достоверно выросло на 44%, что привело к достоверному росту ОИ на 32% (р0,05).

На сборах гребцы были подразделены на две группы по 6 человек.

Одна подгруппа использовала для питья минеральную воду с бальзамом (1000/30 мл), другая обычную питьевую воду. Результаты заплывов на 1000 м у спортсменов первой группы улучшились к концу тренировочного цикла в среднем на 0,6 сек., во второй – на 0,1 сек. При заплывах на 500 м результаты улучшились в обеих группах на 0,2 сек.

То есть бальзам повышал выносливость спортсменов, толерантность к гипоксии. ИС КВВ в первой группе составил 0,51±0,03, во второй 0,49±0,02 (р 0,05).

Также исследована ПА КВВ у девочек юниорок членов сборной Кыргызстана по тэквандо ИС КВВ у них оказался достоверно выше нежели у девочек того же возраста, занимающиеся физкультурой в общеобразовательных школах г. Бишкека (0,44±0,03 и 0,35±0,02, соответственно). На 3 сутки сборов в среднегорном лагере ИС КВВ оставался на том же уровне (0,42±0,02), а на 14 сутки достоверно вырос на 15%.

Футболисты проходили реабилитацию в межсезонье после завершения первого круга соревнований. В первые дни пребывания в условиях среднегорья у них отмечалось снижение ПА КВВ и активация ПОЛ. Оксипульсометрия показала снижение насыщения крови кислородом до 88,7±1,2%. АД, ЧСС и частота дыхания были на высшей границе возрастной нормы. Имеющиеся сдвиги изучаемых показателей мы связывали с переутомлением и нарушениями режима. При реабилитации и общефизической подготовке в условиях среднегорья все показатели нормализовались. ИС сурфактанта и ОИ в КВВ на 14 сутки достоверно отличались от исходного уровня в первые сутки пребывания на Иссык-Куле.

Пятиборцы приехали на сборы также спустя неделю после ответственных соревнований для реабилитации и общефизической подготовки. Спустя две недели функциональные показатели и изучаемые показатели сурфактанта легких и ПОЛ имели достоверную положительную динамику.

Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

Литература 1. Белов Г.В. Влияние факторов горного климата на сурфактантную систему легких и методы ее коррекции: Автореф. … дисс. докт. Мед.

наук., Томск, 2005. – 42 с.

2. Белов Г.В. Арбузов А.А., Бримкулов Н.Н. Оценка состояния сурфактантной системы легких. Бишкек, 2005. - 104 с.

3. Белов Г.В., Джумадилова Д.Ш., Молдоисаев Р.Б. Опыт и перспективы подготовки спортсменов к важным соревнованиям и реабилитация их в Иссык-Кульском курортном районе // О состоянии и перспективах массового (народного) спорта и спорта высших достижений в новых условиях стран ШОС: Материалы 1 междунар. научно-практ.

конференции. Чолпон-Ата - Бишкек-2008. С. 110-113.

4. Гаврилов В.Б. Спектрофотометрическое определение содержания гидроперекисей липидов в плазме крови / В.Б Гаврилов, М.И.

Мишкорудная // Лаб. Дело. – 1983. - №3. – С. 33-36.

5. Головин М.С. Показатели водно-солевого обмена у биатлонистов высокой квалификации в условиях тренировок на равнине и в среднегорье // Вестник Новосибирского государственного педагогического университета. 2013. № 4 (14). С. 80-85.

6. Дубровский В.И. Экогигиена физической культуры и спорта.

руководство для спортивных врачей и тренеров / Дубровский В.И., Рахманин Ю.А., Разумов А.Н. Москва, 2008. -551 с.

7. Султанмуратов М.Т. Особенности реакции сурфактантной системы легких и перекисного окисления липидов у крыс, адаптированных в низкогорному и высокогорному климату, на действие физической нагрузки / Султанмуратов М.Т., Белов Г.В., Калматов Р.К., Джолдубаев Ы.Д., Акматов К.Т. // Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. 2005, №3. – С.34-36.

8. Doyle I.R. Composition of alveolar surfactant changes with training in humans / I.R. Doyle, S. Morton, A.J. Crockett et al. // Respirology. - 2000, Sep. – Vol.5, №3. - Р. 211-220.

9. Leaf D.A. The effect of exercise intensity on lipid peroxidation / D.A. Leaf, M.T. Kleinman, M. Hamilton, TJ. Barstow // Medicine & Science in Sports & Exercise. - 1997, Aug. - Vol.29, №8. – Р. 1036-9.

Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

ВЫЯВЛЕНИЕ РОЛИ МЕТАБОЛИЗМА ЛИПИДОВ В ДИАБЕТЕ ТИПА ПУТЕМ АНАЛИЗА УРОВНЯ ЭКСПРЕССИИ ГЕНОВ Борисевич Д.И., Астахова А.А., Сергеева М.Г., Чистяков Д.В.

Факультет биоинженерии и биоинформатики МГУ имени М.В. Ломоносова, НИИ ФХБ имени А.Н. Белозерского, МГУ Уникальный код статьи: 528e3cff190cd Диабет 2 типа является системным заболеванием и причины, вызывающие его, могут быть различными у разных больных. Согласно прогнозам Всемирной организации здравоохранения, к 2030 году диабет станет седьмой ведущей причиной смерти в мире. Таким образом, изучение причин возникновения и развития данной болезни не только важно в теоретическом плане, но и имеет практическое применение.

Причины, вызывающие системные заболевания, могут одновременно включать в себя как разнообразные генетические факторы, так и факторы окружающей среды, различными путями определяющими свойственный заболеванию фенотип (Manderson, et al., 2004). Данные исследований последних лет указывают на то, что под симптомами, диагностируемыми как диабет 2 типа, скрываются различные заболевания, вызванные разными причинами. Была высказана гипотеза, что одной из основных причин формирования диабета 2 типа может являться изменение в обмене липидов (Pickup, et al., 1997). Следует отметить, что при заболевании диабетом 2 типа происходят значительные изменения в строении и метаболизме мышечной ткани.

Было показано, что у больных диабетом 2 типа наблюдалось увеличение числа запасенных липидов в субсарколемме (Nielsen, et al., 2010). Также, у больных ожирением при наличии инсулиновой резистентности (в том числе у больных диабетом 2 типа) наблюдалось уменьшение количества интермиофибриллярных митохондрий (Chomentowski, et al., 2011).

Наконец, соотношение количества мышечных волокон разных типов (Stuart, et al., 2013) изменяется скоррелированно с чувствительностью к инсулину. При этом показано, что процессы ожирения и возникновения инсулиновой резистентности тесно взаимосвязаны между собой (Guillet, et al., 2012) в скелетных мышцах. Таким образом, использование мышц в качестве объекта изучения позволяет наблюдать изменения у больных диабетом 2 типа.

Липидология – наука XXI века. Ноябрь, 2013.

Транскриптомные данные, предоставляющие информацию об уровнях эксп р е с с ии ге но в н а у р ов н е мР Н К, мо гут б ыть п о лучен ы с использованием высокопроизводительных методов, в частности с использованием ДНК-микрочипов. Они предоставляют непосредственную информацию о состоянии тканей, что позволяет успешно применять биоинформатические методы анализа транскриптома для изучения системных заболеваний (Torkamani, et al., 2008), (Ivliev, et al., 2010), (Bugliani, et al., 2013).

Целью данного исследования является определение изменений в экспрессии генов обмена липидов на уровне транскриптома, возникающих у больных диабетом 2 типа.

Следующие задачи были решены для достижения данной цели: 1) получен набор данных по экспрессии генов у здоровых пациентов и больных диабетом 2 типа;

2) выделены подгруппы пациентов внутри группы больных диабетом 2 типа;

3) определены гены, дифференциально экспрессирующиеся между больными диабетом 2 типа и здоровыми пациентами;

4) найдены гены системы метаболизма липидов, измененившие экспрессию.

Для исследования были использованы транскриптомные данные об уровнях экспрессии генов у больных диабетом 2 типа и контрольной группы в мышечных тканях. Был взят самый большой по числу испытуемых из доступных набор данных GSE18732 (Timmons, et al., 2010) из базы экспрессионных данных GEO (NCBI). Данный набор содержит информацию об экспрессии 12404 генов у 118 пациентов из 3 групп:



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.