авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ



Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

ПЕРВЫЙ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

имени И.М. СЕЧЕНОВА

Научно-исследовательский центр

Отдел патологии вегетативной нервной

системы

Российская

научно-практическая конференция

«Современные стратегии реабилитации

при заболеваниях нервной системы»

СБОРНИК ТЕЗИСОВ

Москва

18 апреля 2012 г.

Оглавление

Акарачкова Е.С., Вершинина С.В.

КЛЕТОЧНЫЕ АДАПТАЦИОННЫЕ МЕХАНИЗМЫ В ОСНОВЕ АНТИЭЙДЖИНГОВОЙ ТЕРАПИИ.................................................................................................................................................... 4 Акулов М.А., Захаров В.О., Юрищев П.Е., Юноша-Шанявская А.В.

ОПТИМИЗАЦИЯ РЕАБИЛИТАЦИОННОГО ПРОЦЕССА ПРИ ПЛЕЧЕЛОПАТОЧНОМ ПЕРИАРТРОЗЕ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ПРЕПАРАТА КСЕОМИН................................................... Александрова Е.А., Устимкина М.А., Густов А.В., Тиманин Е.М., Еремин Е.В., Макушина С.В., Паршина Е.В.

ОСОБЕННОСТИ ДИНАМИКИ АКСЕЛЕРОМЕТРИЧЕСКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ПРИ БОЛЕЗНИ ПАРКИНСОНА.......................................................................................................................................... Антипенко Е.А., Дерюгина А.В., Крылов В.Н., Густов А.В.

ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ АПИПУНКТУРЫ В НЕЙРОРЕАБИЛИТАЦИИ........................................... Антипенко Е.А., Лапшина О.В., Загайнова О.А., Дерюгина А.В., Густов А.В.

ИММУНОРЕЗИСТЕНТНОСТЬ ПРИ ХРОНИЧЕСКОЙ ИШЕМИИ ГОЛОВНОГО МОЗГА............ Артеменко А.Р., Куренков А.Л.

СОВРЕМЕННЫЕ АСПЕКТЫ ДИАГНОСТИКИ И РЕАБИЛИТАЦИИ ПАЦИЕНТОВ С ХРОНИЧЕСКОЙ МИГРЕНЬЮ................................................................................................................ Бабаджанова З.Х., Дустова Н.К., Косимова Н.И.

ДИАГНОСТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ СОМАТОСЕНСОРНЫХ ВЫЗВАННЫХ ПОТЕНЦИАЛОВ ПРИ ПОЯСНИЧНЫХ БОЛЕВЫХ СИНДРОМАХ................................................................................. Бабаджанова З.Х., Косимова Н.И., Атоев О.О.

КЛИНИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ЛЕЧЕНИЯ ГОЛОВНЫХ БОЛЕЙ С ПОМОЩЬЮ НОЦИЦЕПТИВНОГО СГИБАТЕЛЬНОГО РЕФЛЕКСА..................................................................... Будай Н.Н.

СОВЛАДАНИЕ С БОЛЬЮ....................................................................................................................... Екушева Е.В.

ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОЛУШАРИЙ ГОЛОВНОГО МОЗГА ПРИ ЛАТЕРАЛИЗОВАННОМ ЦЕРЕБРАЛЬНОМ ПОРАЖЕНИИ.............................................................. Зайцева И.А.

ПРОФИЛАКТИЧЕСКИЕ МЕРОПРИЯТИЯ У БОЛЬНЫХ С ГРЫЖАМИ МЕЖПОЗВОНКОВЫХ ДИСКОВ ПОЯСНИЧНОГО ОТДЕЛА ПОЗВОНОЧНИКА.................................................................. Искра Д.А., Фрунза Д.Н., Бодрова Т.В.

ТАКТИКА ЛЕЧЕНИЯ ХРОНИЧЕСКИХ ГОЛОВНЫХ БОЛЕЙ НАПРЯЖЕНИЯ МЕТОДОМ ТРАНСКРАНИАЛЬНОЙ МАГНИТНОЙ СТИМУЛЯЦИИ.................................................................. Керимова К. С.

НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ РЕАБИЛИТАЦИИ ПАЦИЕНТОВ С КООРДИНАТОРНЫМИ НАРУШЕНИЯМИ..................................................................................................................................... Кремнева Е.И., Черникова Л.А., Коновалов Р.Н., Кротенкова М.В.

ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ РЕОРГАНИЗАЦИИ СЕНСОМОТОРНЫХ СИСТЕМ У ПАЦИЕНТОВ С ИШЕМИЧЕСКИМ ИНСУЛЬТОМ ПРИ ЛОКОМОЦИИ......................................... Кудаева Л.М., Фридман В.А., Ильина О.В.

НЕЛЕКАРСТВЕННЫЕ МЕТОДЫ В КОМПЛЕКСНОМ ЛЕЧЕНИИ МИОФАСЦИАЛЬНОГО БОЛЕВОГО СИНДРОМА У ЛИЦ ПОЖИЛОГО И СТАРЧЕСКОГО ВОЗРАСТА.................................................................. Максимовская Л.Н., Фокина Н.М., Дудник Е.Н.

ЛЕЧЕБНО-ВОССТАНОВИТЕЛЬНАЯ КОРРЕКЦИЯ БОЛЕВОГО СИНДРОМА В ЧЕЛЮСТНО ЛИЦЕВОЙ ОБЛАСТИ.............................................................................................................................. Мизиева З.М., Акарачкова Е.С.

ВЛИЯНИЕ МЕДИКАМЕНТОЗНОЙ ТЕРАПИИ НА ПОДДЕРЖАНИЕ ПОЗЫ И РАВНОВЕСИЯ У ПАЦИЕНТОВ С ХРОНИЧЕСКОЙ ЦЕРЕБРОВАСКУЛЯРНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТЬЮ............ Мителев Д.А., Михайлова Е.А.

ПОДХОДЫ К КОРРЕКЦИИ ПЕРИФЕРИЧЕСКОЙ ПОЛИНЕЙРОПАТИИ У ДЕТЕЙ С САХАРНЫМ ДИАБЕТОМ 1 ТИПА....................................................................................................... Михайлова Е.А., Проскурина Т.Ю., Мителев Д.А., Матковская Т.Н.

НЕЙРОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ КОРРЕЛЯТЫ ГОЛОВНОЙ БОЛИ НАПРЯЖЕНИЯ У ДЕТЕЙ МЛАДШЕГО ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА С ДЕПРЕССИЕЙ............................................................... Наприенко М.В., Смекалкина Л.В.

ОПЫТ БОТУЛИНОТЕРАПИИ В ВОССТАНОВЛЕНИИ ЗДОРОВЬЯ ПАЦИЕНТОВ С ХРОНИЧЕСКОЙ ГОЛОВНОЙ БОЛЬЮ................................................................................................. Орлова А.С., Румянцева С.А., Силина Е.В.

РЕАБИЛИТАЦИЯ И ИСХОД У БОЛЬНЫХ ИНСУЛЬТОМ, ОСЛОЖНЕННЫМ МЕРЦАТЕЛЬНОЙ АРИТМИЕЙ............................................................................................................................................... Орлова А.С., Силина Е.В., Румянцева С.А.

РОЛЬ СВОБОДНОРАДИКАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ И ДРУГИХ ПРОГНОСТИЧЕСКИХ МАРКЕРОВ В ИСХОДЕ И РЕАБИЛИТАЦИИ БОЛЬНЫХ С ОСТРЫМ НАРУШЕНИЕМ МОГОВОГО КРОВООБРАЩЕНИЯ....................................................................................................... Пилипович А.А.

УРОЛОГИЧЕСКИЕ НАРУШЕНИЯ ПРИ БОЛЕЗНИ ПАРКИНСОНА............................................... Румянцева С.А., Силина Е.В., Сатаров М.Г., Cвищева С.П.

ФИЗИОТЕРАПИЯ В РАННЕМ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОМ ПЕРИОДЕ ИНСУЛЬТА...................... Cвищева С.П., Румянцева С.А., Силина Е.В.

МЕДИКО-СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПОСТИНСУЛЬТНОЙ ИНВАЛИДИЗАЦИИ................... Силина Е.В., Румянцева С.А., Сатаров М.Г., Орлова А.С., Шалыгин В.С.

ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ И БЕЗОПАСНОСТИ ВЕРТИКАЛИЗАЦИИ ПРИ РАННЕЙ РЕАБИЛИТАЦИИ БОЛЬНЫХ С ОСТРЫМ ИШЕМИЧЕСКИМ ИНСУЛЬТОМ............................... Смирнова Н.П., Михайлова А.А., Давыдова И.А.

ВЛИЯНИЕ ФАРМАКОПУНКТУРЫ АНТИГОМОТОКСИЧЕСКИМИ ПРЕПАРАТАМИ НА СОСТОЯНИЕ МИКРОЦИРКУЛЯТОРНОГО РУСЛА У БОЛЬНЫХ ДИСЦИРКУЛЯТОРНОЙ ЭНЦЕФАЛОПАТИЕЙ, ОСЛОЖНЕННОЙ САХАРНЫМ ДИАБЕТОМ............................................. Сопова Л. Е.

БЕСКОНТАКТНАЯ РЕГИСТРАЦИЯ КАРДИОРИТМА В ПРОГНОЗЕ ИСХОДА И ВОССТАНОВЛЕНИЯ У ПАЦИЕНТОВ С ИШЕМИЧЕСКИМ ИНСУЛЬТОМ.................................. Степанова Е.С., Стахурлова Л.И.

ВЛИЯНИЕ ПАТОЛОГИИ ШЕЙНОГО ОТДЕЛА ПОЗВОНОЧНИКА НА ТЕЧЕНИЕ ВЕГЕТАТИВНЫХ ДИСФУНКЦИЙ У ПОДРОСТКОВ........................................................................ Фрунза Д.Н., Искра Д.А., Бодрова Т.В.

ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ ТРАНСКРАНИАЛЬНОЙ МАГНИТНОЙ СТИМУЛЯЦИИ У БОЛЬНЫХ С ХРОНИЧЕСКИМИ ГОЛОВНЫМИ БОЛЯМИ НАПРЯЖЕНИЯ.................................. Шахпаронова Н.В., Кадыков А.С., Белопасова А.В., Кашина Е.М.

ФАКТОРЫ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ПРИ ПОСТИНСУЛЬТНЫХ РЕЧЕВЫХ НАРУШЕНИЯХ........ Шевцов С.А., Божко С.А., Смекалкина Л.В., Мельников А.И.

НЕЛЕКАРСТВЕННАЯ ТЕРАПИЯ НЕПСИХОТИЧЕСКОЙ ДЕПРЕССИИ ПРИ ВЕГЕТАТИВНОЙ ДИСТОНИИ У ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ............................................................................................. Шишкина Е.С.

КОМПЬЮТЕРНАЯ СТАБИЛОМЕТРИЯ КАК СОВРЕМЕННЫЙ МЕТОД ДИАГНОСТИКИ И РЕАБИЛИТАЦИИ СТАТОЛОКОМОТОРНЫХ НАРУШЕНИЙ ПОСТИНСУЛЬТНЫХ ПАЦИЕНТОВ............................................................................................................................................ Ответственный редактор:

кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник Отдела патологии вегетативной нервной системы НИЦ ГБОУ ВПО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Вершинина Светлана Викторовна Акарачкова Е.С., Вершинина С.В.

КЛЕТОЧНЫЕ АДАПТАЦИОННЫЕ МЕХАНИЗМЫ В ОСНОВЕ АНТИЭЙДЖИНГОВОЙ ТЕРАПИИ Отдел патологии вегетативной нервной системы НИЦ ГБОУ ВПО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Неизменным показателем здоровья является качество жизни, которое меняется в разные возрастные периоды, но всегда зависит от удовлетворенности внешними и внутренними проявлениями жизнедеятельности индивидуума. И чем старше становится человек, тем больше усилий ему приходится прилагать для поддержания качества жизни на привычном для него уровне. Процессы приспособления организма к изменяющимся условиям окружающей среды определяются скоростью протекания биологических процессов в организме и в полной мере зависят от возраста. В молодые годы (20-30 лет – гормонально активный биологический период) адаптация у практически здоровых людей происходит быстро и адекватно. С возрастом скорость биологических реакций замедляется, на процессы приспособления уходит больше сил и времени. На этом фоне возникает неудовлетворенность своими внешними и внутренними возможностями. Частые конфликты, эмоциональные и физические стрессы снижают адаптационные способности, приводят к снижению иммунитета и развитию соматических заболеваний. Другим примером недостаточности приспособительных реакций организма является хронический стресс. Он приводит к истощению функциональных резервов даже у молодого организма. Таким образом, цель антиэйджинговой терапии - разработка и внедрение комплекса мероприятий, направленных на поддержание биологического возраста на более молодом уровне.

Ключевым моментом в этом направлении медицины является определение факторов и механизмов, повышающих адаптационные возможности и стрессоустойчивость организма.

Старение, развитие болезней и смерть неотделимы от стресса. Стресс (общий адаптационный синдром) – это совокупность стереотипных реакций, которые возникают в ответ на действие чрезвычайного раздражителя любой природы и способствуют развитию адаптации. Факторы, вызывающие реакцию стресса, получили название стрессоров. В качестве стрессоров могут выступать эмоциональное напряжение, значительные умственные и физические усилия, травмы, интоксикации, любая болезнь и т.д. Под влиянием стрессора в первую очередь повышается активность симпато-адреналовой системы (САС). За счет ее активации и достигается адаптация. Однако, адекватность приспособительных реакций будет зависеть от достаточности всех мобилизуемых функциональных резервов организма, регулируемых деятельность центральной нервной системы. Цена этой адаптации равна степени активности метаболических процессов, плацдармом для которых является клетка. Избыточная (неадекватная) активность САС приводит к перестройке энергетических обменных процессов с последующим клеточным энергодефицитом и гибелью клеток. Неадекватная адаптация лежит в основе дисфункции различных систем и органов, и приводит к последующему формированию психосоматических заболеваний.

В большинстве случаев к современным методам антиэйджинговой терапии относит мероприятия по ведению здорового образа жизни, психологической и косметической коррекции. Частые конфликты, эмоциональные и физические стрессы снижают адаптационные способности, приводят к развитию невротических реакций, что способствует снижению иммунитета и развитию соматических заболеваний. В таком аспекте мероприятия, направленные на повышение стрессоустойчивости, являются базовыми в борьбе со старением. В настоящее время приоритетными являются психотерапия в сочетании с психофармакотерапией и физиотерапий (в том числе, массажи, водные процедуры, занятия физкультурой). В практике накоплен большой опыт по повышению стрессоустойчивости с помощью лекарственных средств. Наиболее изученными и менее опасными в применении, а поэтому популярными, являются лекарственные средства из группы транквилизаторов, анксиолитков и антидепрессантов. Эти препараты позволяют восстановить психосоматические (психовегетативные) соотношения в организме пациента.

Безусловно, психо-социальные аспекты жизни современного человека оказывают большое влияние на состояние его здоровья. Однако, успех мероприятий по сохранению молодости не ограничен только коррекцией психологического или физического статуса в целом. Уровень адаптационных возможностей зависит от функциональных резервов организма, которые определяются метаболической активностью клеток и их взаимодействием. От состояния клеточного метаболизма и целостности мембран зависит адекватность адаптационных механизмов, а также восприятие и поддержание лечебно-оздоровительных мероприятий. Нарушение функции клетки приводит к изменениям межклеточных взаимодействий и к ее гибели. Уровень метаболической активности определяется энергообеспечением клетки адекватно е затратам. В этой связи ключевую роль играют специфические органеллы клеток – митохондрии, обеспечивающие необходимое количество энергии и участвующие в борьбе с окислительным стрессом. Именно окислительный стресс, запускаемый избыточной активацией САС, приводит к преждевременному старению и дегенеративным заболеваниям. Таким образом, состояние и уровень активности митохондрий является важным регулирующим процесс старения механизмом.

Митохондрии в клетках выступают в роли энергетических станций. В них вырабатываются молекулы АТФ. Этот процесс называется энергетическим обменом и регулируется ионами магния Mg2+. Дефицит микроэлемента приводит к нарушению энергообмена, вследствие которого нарушается метаболизм клеток. Любые процессы, приводящие к нарушению энергетического обмена, являются патогенетическими механизмами гибели клетки. Поэтому, мероприятия, направленные на нормализацию этого вида обмена, способствуют стабилизации клеточного метаболизма, формированию функциональных резервов клеток и тканей с последующей адекватной адаптацией при изменении условий окружающей среды.

Нами было проведено наблюдение за 110 пациентами с клиническими проявлениями магниевого дефицита (средний уровень магния составил 30±1,5 мг/кг при норме от 50 мг/кг) в виде выраженного синдрома вегетативной дистонии (38± при норме до 15 баллов по анкете вегетативной дисфункции) и гипервентиляции (1,54±0,8 при норме 0 баллов по гипервентиляционной анкете), повышенной нервно мышечной возбудимостью (симптома Хвостека II-III степени в покое у 45%, после нагрузки у 56%, гипервентиляционная проба положительная у 50%), умеренной тревожностью (45±10 баллов при норме до 35 по тесту Спилбергера). При оценке по шкале CGI у 44% - имелись легкие тревожные проявления, не приводящие к дезадаптации этих лиц, и у 25% - средняя их выраженность. Снижение уровня самочувствия, активности, настроения (47±12;

41±11;

50±10 при норме более баллов по анкете САН);

качества ночного сна (19,9±3,8 при норме более 22 баллов по анкете качества ночного сна). 40% указали, что для них существует проблема в получении и предоставлении сексуального удовлетворения своему партнеру. При спектральном анализе вариабельности сердечного ритма была выявлена активация САС, объективно свидетельствующая о неадекватной адаптации пациентов к изменившимся условиям их существования, что сопровождалось снижением качества их жизни на 20% и уровня стрессоустойчивости (130±85 против 60±8 баллов у здоровых людей по шкале Холмса и Рея). В качестве терапевтических мероприятий нами был выбран патогенетический подход в лечении большинства таких больных. С помощью магний содержащего препарата «Магне-В6 форте» мы воздействовали на клеточный метаболизм, увеличивали энергетический обмен, тем самым, восстанавливая на начальном этапе терапии функциональные резервы для адекватной адаптации. Пациенты принимали препарат амбулаторно в течение 2-х месяцев. При этом они не принимали психотерапевтическое или психофармакологическое лечение и продолжали вести привычный для себя образ жизни. 2-х месячный курс достоверно повысил уровень магния в среднем до 40±4 мг/кг. Это сопровождалось редукцией психовегетативного синдрома, нормализацией нервно-мышечной проводимости, адекватным уровнем симпатических и парасимпатических влияний на организм и, в частности, на сердечный ритм, улучшением качества сексуальных отношений, повышением уровней самочувствия, активности, настроения, качества жизни и работоспособности. Субъективное улучшение состояния больных в среднем наступало с середины второй недели приема препарата.

Таким образом, применение органических солей магния, способствующих улучшению клеточного метаболизма и энергообеспечения, приводит к восстановлению и повышению функциональных резервов организма, формирует физиологические условия для протекания процессов адекватной адаптации. Это позволяет улучшить восприятие клетками специфической терапии, в том числе гормональной, и, следовательно, позволяет снизить дозы, риск развития побочных проявлений и повысить ее эффективность.

Акулов М.А., Захаров В.О., Юрищев П.Е., Юноша-Шанявская А.В.

ОПТИМИЗАЦИЯ РЕАБИЛИТАЦИОННОГО ПРОЦЕССА ПРИ ПЛЕЧЕЛОПАТОЧНОМ ПЕРИАРТРОЗЕ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ПРЕПАРАТА КСЕОМИН НИИ нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко РАМН, г. Москва Введение. Плечелопаточный периартроз, возникающий в ответ на механическое повреждение сухожилий и мышц плеча, сопровождается высокими показателями временной утраты трудоспособности и инвалидизации, что обуславливает значимость изучения лечения данной группы больных. Боль приводит к ограничению объема движений в суставе, в результате чего развиваются вторичные изменения капсулы и сухожильно-связочного аппарата. Вследствие напряжения, отека мышц и набухания фасциально-фиброзных структур сдавливаются нервные стволы и сосуды в межмышечных и костно-мышечно-фиброзных пространствах.

Инъекция ботулинического токсина приводит к снижению мышечного тонуса и увеличению объема движений, что также сопровождается уменьшением болевого синдрома.

Цель исследования. Оптимизация реабилитационного восстановления у больных с плечелопаточном периартрозом с использованием препарата Ксеомин.

Материалы и методы. Обследовано 20 больных в возрасте от 37 до 56 лет с диагнозом плечелопаточный периартроз. Больные были разделены на две группы в зависимости от курса получаемого лечения. Первая группа (основная) включала в себя 11 больных, которым было назначено внутримышечное введение Ксеомина в область плечелопаточного сочленения и триггерные точки (вызывающие ограничение подвижности и боль) в дозе 150-200 ЕД. Данный вид лечения проводился на фоне физиотерапевтического лечения и остеопатических техник. Во вторую группу (контрольную) вошло 9 человек, лечение которых включало только общепринятое физиотерапевтическое лечение и остеопатические техники. Оценка и сравнение эффективности проводилась с использованием опросника боли Мак-Гилла и шкалы общего клинического впечатления (CGI), а также по субъективному увеличению подвижности и уменьшению болевого синдрома в области плечелопаточного сочленения на 1-й, 3-й и 6-й месяцы исследования.

Результаты исследования продемонстрировали достоверное изменение показателей в основной группе через месяц от начала лечения, которое сохранялось до 6-го месяца исследования. К 1-му месяцу исследования в основной группе наблюдалось статистически значимое уменьшение выраженности боли до отсутствия боли или слабой боли, а также увеличение объема движений в угловых градусах. В контрольной группе статистические изменения были выявлены на 3-й месяц от начала лечения, однако к 6-му месяцу болевой синдром и увеличение подвижности в области плечелопаточного сочленения в контрольной группе были значительно менее выраженными, чем в основной группе (р0,05). Отмечался более длительный и стойкий эффект в отношении сохранения достигнутого объема движений в плече лопаточном суставе.

Заключение. Применение препарата Ксеомин в рамках реабилитационного процесса при плечелопаточном периартрозе сокращает сроки и улучшает качество реабилитации данной группы больных.

Александрова Е.А. 1, Устимкина М.А. 1, Густов А.В.1, Тиманин Е.М. 2, Еремин Е.В. 2, Макушина С.В. 3, Паршина Е.В. ОСОБЕННОСТИ ДИНАМИКИ АКСЕЛЕРОМЕТРИЧЕСКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ПРИ БОЛЕЗНИ ПАРКИНСОНА ГБОУ ВПО НижГМА Росздрава, г. Нижний Новгород Институт прикладной физики РАН, г. Нижний Новгород Нижегородская областная клиническая больница им. Н.А. Семашко Введение. Тремор является важной составной частью двигательных нарушений при дрожательной и дрожательно-ригидной формах болезни Паркинсона. Однако, методы его объективной оценки в процессе реабилитации пациентов с болезнью Паркинсона окончательно не разработаны.

Цель исследования: Выявить количественные и качественные особенности статического, постурального, интенционного тремора конечностей, статического тремора головы, тремора центра масс (ТЦМ) на разных стадиях болезни Паркинсона методом акселерометрии.

Материалы и методы: Исследование тремора на аппарате «Механонейромиограф» проводилось у 62 пациентов, средний возраст 54,34±11, года, с 1,2,3 стадиями болезни Паркинсона по Хен-Яру - соответственно 11, 27 и пациента. Была сформирована группа контроля, сопоставимая с основной группой по возрастно-половым характеристикам.

Результаты исследования: Достоверное увеличение всех видов тремора (до 104 по мощности) выявлено у всех пациентов дрожательно-ригидной формой БП.

Анализ мощности тремора по оси тела показал значительное превышение мощности статического тремора рук над статическим тремором ног, соответственно 41503±29622 (см/с2)2 и 452±90 (см/с2)2 (р=0,00015). Максимальное отклонение от нормы по мощности наблюдалось в статическом треморе рук - 50% пациентов с стадией заболевания, 50% больных со второй и 37,5% пациентов с 3 стадией. По мере прогрессирования БП отмечается увеличение числа пациентов с максимальным отклонением от нормы по мощности в ПТР - 12,5% пациентов с 1 стадией болезни Паркинсона, 25% больных – со 2 стадией болезни Паркинсона, 43,8% - с 3 стадией.

Мощность ТЦМ в группах с 1, 2, 3 стадиями болезни Паркинсона составила соответственно 49,3 (см/с2)2, 151,5 (см/с2)2 и 1183,5 (см/с2)2 при норме 6,9 (см/с2)2.

Нарастание мощности ТЦМ на 3-ей стадии болезни Паркинсона находилось в связи с прогрессированием постуральной неустойчивости. В процессе медицинской реабилитации пациентов отмечалась положительная динамика в статическом треморе ног, в меньшей степени - рук. Различные стадии болезни Паркинсона имели отличные друг от друга акселерометрические профили, отражающие прогрессирование болезни.

При анализе спектрально-частотных характеристик тремора выявлено достоверное увеличение низкочастотной составляющей постурального термора по сравнению с группой здорового контроля и нарастание ее в зависимости от стадии заболевания.

Заключение: Аппаратная диагностика тремора при БП позволяет составить индивидуальный акселерометрический профиль пациента. Динамика амплитудно мощностных и амплитудно-частотных характеристик тремора в зависимости от стадии болезни Паркинсона, выявляемая методом акселерометрии отражает прогрессирующий дисбаланс между фазической и тонической составляющей активности центральной нервной системы, которая клинически проявляется нарушением регуляции позы и ограничением функциональных возможностей двигательного аппарата и может служить для оценки эффективности реабилитационных мероприятий при болезни Паркинсона.

Антипенко Е.А., Дерюгина А.В., Крылов В.Н., Густов А.В.

ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ АПИПУНКТУРЫ В НЕЙРОРЕАБИЛИТАЦИИ Нижегородская государственная медицинская академия, Нижегородский Национальный Исследовательский Университет им.

Н.Лобачевского, г. Нижний Новгород Введение. Апипунктура относится к методам рефлексотерапии и сочетает эффекты воздействия на биологически активные точки и пчелиного яда. Пчелиный яд, являясь стимулятором гипофизарно-гипоталамо-надпочечниковой системы, запускает целую систему неспецифической защиты организма. Описаны многочисленные терапевтические эффекты малых доз пчелиного яда: аналгетический, миорелаксирующий, трофический. Пчелиный яд активно воздействует на систему гемостаза, уменьшая тромбообразование, агрегацию тромбоцитов, тем самым улучшая микроциркуляцию.

Цель исследования – обобщить многолетний опыт применения апипунктуры в восстановительном лечении пациентов с неврологической патологией.

Материал и методы. Нами проанализированы результаты применения апипунктуры в составе комплексного лечения у 120 пациентов с хронической веретеброгенной дорсалгией, у 50 пациентов с дисциркуляторной энцефалопатией второй стадии, у 23 пациентов с сирингомиелией, у 25 пациентов с наследственной моторно-сенсорной полиневропатией. Апипунктура проводилась по авторской методике с использованием точек общего воздействия и локальных точек в возрастающих дозировках 1 раз в 3-4 дня, всего 5-7 процедур. Перед началом курса проводилась биологическая проба на переносимость пчелиного яда. Все пациенты получали курс восстановительного лечения в соответствии со стандартами оказания медицинской помощи по заболеванию в условиях неврологического стационара. По каждой нозологии была сформирована группа контроля, получавшая только стандартный комплекс лечебных мероприятий и основная группа, получавшая дополнительно апипунктуру. Эффективность лечения оценивалась по динамике ведущих неврологических проявлений.

Результаты.

Хроническая вертеброгенная дорсалгия. Отмечен достоверно больший, чем в группе контроля, аналгезирующий эффект (р=0,03), миорелаксирующее действие (р=0,02), расширение объема активных движений (р=0,04).

Дисциркуляторная энцефалопатия второй стадии. Включение апипунктуры повышало эффективность воздействия на ряд неврологических синдромов. В основной группе выявлены достоверные отличия от группы контроля по динамике цефалгического (р=0,04), кохлеарного (р=0,01) и вестибулярно-атактического (р=0,04) синдромов.

Сирингомиелия. При применении апипунктуры отмечалась положительная динамика в отношении интенсивности болевых ощущений по визуальной аналоговой шкале (р=0,03). Отмечено достоверное повышение амплитуды вызванных кожных симпатических потенциалов при проведении стимуляционной электронейромиографии в основной группе (р=0,05).

Наследственная моторно-сенсорная полиневропатия. В основной группе субъективное улучшение в виде уменьшения затруднений при ходьбе отметили пациентов, отмечено объективное улучшение по шкале двигательной активности, отличающееся от группы контроля (р=0,03). По данным электронейромиографии у пациентов основной группы отмечена отчетливая положительная динамика по показателям латентности, амплитуды и скорости проведения (р0,05).

Достигнутые при применении апипунктуры эффекты сохранялись до 4- месяцев.

Заключение. Проведенный анализ собственного опыта включения апипунктуры в комплекс реабилитационных мероприятий показывает, что апипунктура повышает эффективность лечения при различных формах неврологической патологии.

Полученные результаты свидетельствуют о перспективности дальнейшего изучения и внедрения апипунктуры в практику восстановительной неврологии.

Антипенко Е.А., Лапшина О.В., Загайнова О.А., Дерюгина А.В., Густов А.В.

ИММУНОРЕЗИСТЕНТНОСТЬ ПРИ ХРОНИЧЕСКОЙ ИШЕМИИ ГОЛОВНОГО МОЗГА Нижегородская государственная медицинская академия, г. Нижний Новгород Введение. Иммунный статус является высокочувствительным маркером неспецифической резистентности организма. Острые и хронические стрессовые воздействия, нарушения гомеостаза изменяют иммунную реактивность организма, что, в свою очередь, способствует хронизации и утяжелению течения патологического процесса. Известно, что при острых цереброваскулярных катастрофах происходит значительное изменение иммунной реактивности и иммунорезистентности. Однако состояние иммунорезистентности при различной степени тяжести хронической ишемии головного мозга ранее не изучалось.

Цель – проанализировать состояние показателей иммунного статуса у пациентов с первой, второй и третьей стадиями дисциркуляторной энцефалопатии.

Материал и методы исследования. Под наблюдением находилось пациентов с хронической ишемией головного мозга. В соответствии с отечественной классификацией степень цереброваскулярной недостаточности определялась как стадия дисциркуляторной энцефалопатии (ДЭ). ДЭ первой стадии имелась у человек (32%), ДЭ второй стадии у 134 человека (33%), ДЭ третьей стадии у человек (35%). Среди пациентов было 138 мужчин (35%) и 260 женщин (65%) в возрасте от 35 до 55 лет. Средний возраст составил 47,7±5,6 лет. Длительность заболевания колебалась от 2 до 17 лет. Этиологическим фактором развития ДЭ выступали: атеросклеротический процесс в 51 % наблюдений (204 пациента), гипертоническая болезнь в 45% случаев (180 пациентов);

сочетание гипертонической болезни и атеросклеротического процесса в 15% наблюдений (60 пациентов);

ишемическая болезнь сердца в 8,5% наблюдений (34 человек);

ишемическая болезнь сердца в сочетании с гипертонической болезнью в 15% случаев (61 пациент).

Диагностика ДЭ проводилась в соответствии с рекомендациями НЦ неврологии (Шток О.С., 2006;

Кадыков А.С., 2006) на основании клинических данных и результатов нейровизуализации. Группу контроля составили 50 практически здоровых лиц в возрасте от 35 до 55 лет, средний возраст 46,7±6,2 года. В группу контроля вошли 37 женщин (75%) и 13 мужчин (25%).

Для диагностики ДЭ, определения е стадии и этиологии использовались стандартные методы клинического обследования: клинико-неврологическое исследование;

нейропсихологическое исследование с использованием Монреальской шкалы исследования когнитивных функций;

ультразвуковая допплерография;

электроэнцефалография;

электрокардиография;

нейровизуализационные методики – компьютерная томография и/или магнитнорезонансная томография;

исследование липидного обмена, оценка состояния процессов перекисного окисления липидов и антиоксидантной активности крови, исследование общих анализов крови и мочи.

Исследование иммунного статуса включало изучение количества и функциональной активности основных компонентов иммунной системы: Т - и В системы иммунитета, фагоцитоза с использованием комплекса показателей.

Проводили иммунофенотипирование лимфоцитов крови с моноклональными антителами (CD3, CD4, CD8, CD16, CD19, CD25), определение уровня цитокинов (интерлейкинов - ИЛ-1, ИЛ-2, ИЛ-4, фактора некроза опухоли - ФНО, интерферона - ИФН), иммуноглобулинов: IgM, IgG, IgA, IgE, циркулирующих иммунных комплексов, активности лизоцима в сыворотке крови. Исследовали функции фагоцитоза нейтрофилов крови – поглотительную способность с определением фагоцитарного числа и фагоцитарного индекса и метаболическую активность с определением резерва фагоцитоза.

Результаты. В группе контроля не обнаружено статистически значимых изменений иммунного статуса. У значительной части пациентов с ДЭ выявлены различные отклонения в показателях иммунитета. Характер и частота встречаемости этих изменений различались в зависимости от стадии заболевания. Так, частота значимых отклонений показателей Т-системы иммунитета (Т-лимфоциты (CD3+)) при первой и второй стадиях ДЭ встречалась у 25 и 20 процентов пациентов соответственно, причем эти отклонения носили разнонаправленный характер. При третьей стадии эти показатели были повышены в 30% наблюдений. Изменение В системы иммунитета в наибольшей степени было изменено при первой стадии заболевания – у 62% больных с ДЭ I стадии имелось повышение показателя В лимфоцитов (CD3+), при второй стадии не было значимых изменений показателя, в третьей стадии у 25% больных выявлены разнонаправленные изменения.

Иммунорегуляторный индекс CD4/CD8 был повышен при второй стадии у 20 % больных, при третьей стадии – у 25% пациентов, при первой стадии в 28% наблюдений имелись разнонаправленные отклонения. Значения иммуноглобулина G были снижены при первой стадии в 25% наблюдений, при второй – в 20%, при третьей – в 12%, значения иммуноглобулина М в первой стадии не отличались от контроля, при второй стадии ДЭ – были снижены у 20% пациентов, при третьей – у 10%. Иммуноглобулин А повышался у 25% больных с третьей стадией ДЭ.

Фагоцитарный индекс был повышен при первой стадии у 60% больных с первой и второй стадиями и в 96% наблюдений при третьей стадии ДЭ. Отмечено повышение резерва НСТ в 12% случаев при первой стадии ДЭ и в 20% - при второй, и его снижение у 25% пациентов с третьей стадией ДЭ. Повышенное содержание циркулирующих иммунных комплексов встречалось у 25% пациентов с третьей стадией заболевания.

В целом, изменения иммунного статуса при ДЭ свидетельствовали об активизации иммунных систем, более выраженной в первой и второй стадии, с элементами аутоиммунных реакций в третьей стадии.

Выявлена сильная прямая корреляция между частотой встречаемости отклонений в показателях иммунитета и выраженностью когнитивных расстройств по результатам Монреальской шкалы когнитивных расстройств (r=0,86, р=0,03).

Изменения в иммунном статусе, выявленные у пациентов с ДЭ не носили однонаправленного характера, однако подтверждали предположение о том, что при хронической ишемии мозга происходит изменение неспецифической резистентности организма, связанное со степенью тяжести заболевания.

Артеменко А.Р.1, Куренков А.Л. СОВРЕМЕННЫЕ АСПЕКТЫ ДИАГНОСТИКИ И РЕАБИЛИТАЦИИ ПАЦИЕНТОВ С ХРОНИЧЕСКОЙ МИГРЕНЬЮ ГБОУ ВПО Первый МГМУ им. И.М.Сеченова НЦЗД РАМН, г. Москва Мигрень – одно из самых известных и распространенных неврологических заболеваний, встречается во взрослой популяции со средней частотой 12% [Lipton, 2001]. Хроническая мигрень (ХМ), являясь известной клинической проблемой, была выделена в отдельную форму головной боли только в 2004 году и отнесена к осложнениям мигрени. ХМ, как и мигрень с эпизодическими приступами (ЭМ) наиболее часто встречается среди женщин (в среднем в три раза чаще, чем у мужчин), в возрасте около 40 лет, хотя страдающие ХМ немного старше. Так, в общей популяции распространенность ЭМ составляет 17,1% среди женщин и 5,6% среди мужчин [Lipton et al., 2007];

распространенность ХМ – 1,3% среди женщин и 0,5% среди мужчин [Reed et al., 2011]. ХМ также входит в группу хронических ежедневных головных болей – наиболее сложной в диагностическом и терапевтическом смысле формы цефалгий, где ХМ составляет от 55% до 87% всех случаев [Katsarava et al, 2004;

Bigal et al., 2008].

Мигрень, не являясь фатальным заболеванием, значительно снижает качество жизни пациентов [Осипова, 2003]. ВОЗ внесла мигрень в группу наиболее дезадаптирующих хронических заболеваний. Финансово-экономические затраты, связанные с временной нетрудоспособностью, а также с диагностикой и лечением мигрени, огромны и сравнимы с затратами при сердечно-сосудистых заболеваниях [Stovner et al., 2007;

Burton et al., 2009]. При ХМ головные боли становятся почти ежедневными (более 15 дней в месяц), что приводит к ещ более тяжелой дезадаптации пациентов, нарастанию прямых и непрямых затрат, связанных с мигренью, что имеет большое фармако-экономическое и медико-социальное значение [Goldberg, 2005;

Steiner et al, 2007].

Большая распространенность ХМ среди лиц трудоспособного возраста, выраженная дезадаптация и снижение качества жизни, социально-экономические последствия определяют актуальность проблемы [Осипова, Табеева, 2007;

Латышева, Филатова, 2008;

Bigal, Lipton, 2008]. Особо следует отметить трудности в диагностике и терапии этой давно известной, но недавно выделенной в отдельную форму головной боли [Алексеев, 2006;

Rothrock, 2008;

Silberstein et al., 2009].

До конца не ясны патогенетические механизмы ХМ, среди которых активно обсуждаются дисфункция антиноцицептивных систем ЦНС, изменение возбудимости коры головного мозга, периферическая и центральная сенситизация [Латышева, 2009;

Pietrobon, Striessnig, 2003;

Goadsby, Hargreaves, 2008;

Aurora, 2009]. При определении риска развития ХМ рассматриваются и учитываются: роль депрессии, тревоги, злоупотребления лекарственными препаратами для купирования приступов головной боли, дисфункции перикраниальных мышц и другие факторы [Bussone G., 2003;

Bigal, Lipton, 2006;

Katsarava et al., 2007;

Dodick et al., 2009].

Реабилитация пациентов с ХМ является сложной задачей, для решения которой необходима слаженная работа мультидисциплинарной команды врачей, как и при реабилитации других хронических болевых расстройств: неврологов, психотерапевтов, кинезиотерапевтов, физиотерапевтов, терапевтов и других, в том числе при необходимости – специалистов по функциональной нейрохирургии. Для профилактического лечения ХМ, по аналогии с лечением мигрени с эпизодическими приступами, могут применяться -адреноблокаторы, блокаторы кальциевых каналов, 2-адренергические агонисты, антагонисты серотонина, антидепрессанты, НПВС, противоэпилептические препараты [Saper et al., 2002;

Mathew et al., 2005;

Silberstein et al., 2007;

Silberstein et al., 2008a]. Одним из новых направлений в профилактическом лечении ХМ является использование препаратов ботулинического токсина типа А (БТА), среди которых в нашей стране зарегистрирован по данному показанию препарат Лантокс. Принципиальное отличие БТА-терапии состоит в инъекционном одномоментном введении препарата, что обеспечивает обезболивающий эффект на несколько месяцев. Однако высокая частота и выраженность побочных эффектов лекарственных средств, применяемых в стандартных схемах профилактического лечения, нежелании многих пациентов принимать таблетки ежедневно в течение 3- месяцев, обуславливает актуальность поиска новых направлений реабилитации пациентов с хронической ежедневной головной болью, в том числе с осложнением мигрени – хронической мигренью.

Бабаджанова З.Х., Дустова Н.К., Косимова Н.И.

ДИАГНОСТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ СОМАТОСЕНСОРНЫХ ВЫЗВАННЫХ ПОТЕНЦИАЛОВ ПРИ ПОЯСНИЧНЫХ БОЛЕВЫХ СИНДРОМАХ Бухарский государственный медицинский институт, Узбекистан Введение. Боли в спине представляют собой наиболее распространенный тип острой и хронической боли.

Целью настоящей работы является изучение характеристик соматосенсорных вызванных потенциалов мозга (ССВП) при корешковых и костно-мышечных болевых вертеброгенных синдромах поясничной области, оценка особенности их связи с характером и степенью выраженности нейроортопедического дефекта и морфологическими изменениями по данным МРТ, определение диагностического и прогностического значения различных количественных электро-физиологических нарушений.

Материалы и методы исследования. Обследовано 23 пациента в возрасте от 21 года до 72-х лет (средний возраст 44, 7 лет), из них 12 мужчин и 11 женщин. У подавляющего числа боли носили хронический характер, лишь у одного пациента длительность болевого синдрома была менее 1 месяца. Всем больным было проведено клиническое неврологическое и нейроортопедическое обследование, МРТ поясничного отдела позвоночника, исследование ССВП.

Результаты и их обсуждение. По генезу болевого синдрома больные распределились следующим образом: болевой синдром костно-мышечного генеза - пациентов (у 10 люмбо-ишиалгия и у 2-х люмбалгия), компрессионная радикулопатия наблюдалась у 7 человек (по 3 человека с заинтересованностью корешков L4 и S1 и у одного сочетанное вовлечение 15 и S1 корешка), у 4 была симптоматика, обусловленная спинальным стенозом, ядро клинической картины у этих пациентов составлял синдром нейрогенной клаудикации. Оценивались латентный период (ЛП) и амплитуда ранних компонентов (эпоха анализа до 100 мс) ССВП, сравнивались значения этих показателей при стимуляции нервных стволов на больной и клинически интактной конечности. Не было выявлено существенных различий в длительности ЛП. В группе пациентов с болевым синдромом костно-мышечного генеза амплитуда этих компонентов значительных изменений не претерпела.

Наибольшее снижение амплитуды ВП на пораженной конечности было отмечено у тех больных, у которых консервативная терапия оказалась неэффективной. У больных с люмбальным стенозом проводилась фоновая регистрация ВП, а также их запись после маршевой пробы и пробы на экстензию. Отмечено разной степени выраженности снижение амплитуды. Наиболее четкие изменения амплитуды ССВП коррелировали с выраженными морфологическими изменениями, выявляемыми при МРТ. Изменения ранних компонентов ВП свидетельствуют о преимущественном вовлечении толстых миелинизированных волокон типа А при компрессионной радикулопатии и люмбальном стенозе.

Выводы. Совместное использование методики ССВП и МРТ позволяет адекватно оценить клиническую картину, имеет диагностическое и прогностическое значение.

Бабаджанова З.Х., Косимова Н.И., Атоев О.О.

КЛИНИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ЛЕЧЕНИЯ ГОЛОВНЫХ БОЛЕЙ С ПОМОЩЬЮ НОЦИЦЕПТИВНОГО СГИБАТЕЛЬНОГО РЕФЛЕКСА Бухарский государственный медицинский институт, Узбекистан Введение. Ноцицептивный сгибательный рефлекс (НСР) представляет большой интерес для исследования центральных механизмов боли и обезболивания.

Психофизиологические исследования НСР позволяют сделать вывод, что этот нейрофизиологический феномен может служить в качестве коррелянта субъективной оценки боли у человека.

Цель исследования. Сравнительное изучение НСР у здоровых лиц и пациентов с головными болями напряжения (ГБН) и церквикогенными головными болями (ЦГБ), а также его динамика после лечения.

Результаты и выводы. Полученные результаты свидетельствуют о наличии корреляционной связи (р0.05) между порогом возникновения НСР (Пр) и порогом субъективного восприятия боли (Пб) у здоровых добровольцев. Порог рефлекса и коэффициент Пб/Пр был снижен у пациентов с ГБН (р0.05) и не отличался от здоровых лиц в группе ЦГБ. Уменьшение интенсивности головной боли после лечения коррелируют с повышением порога НСР в обеих группах (р0.05), в то время как коэффициент Пб/Пр достоверно (р0.05) повысился только у пациентов с ГБН.

Амитриптилин увеличивал порог субъективного восприятия боли и порог НСР.

Акупунктура повышала только порог НСР. Предполагается, что анальгетическое действие антидепрессанта связано с уменьшением психоэмоциональной реакции на хроническую боль и собственно анальгетическим действием. Акупунктурная анальгезия развивается в основном за счет стимуляции антиноцицептивных систем и торможения проведения боли.

Будай Н.Н.

СОВЛАДАНИЕ С БОЛЬЮ Кафедра нейро и патопсихологии факультета клинической и специальной психологии МГППУ, г. Москва Боль является в практике клинициста частой жалобой со стороны пациентов.

Отрицательное влияние боли сказывается не только на пациенте, но и на его ближайшем окружении. По биологическому происхождению боль является сигналом неблагополучия, опасности в организме, и в медицинской практике часто ассоциируется с симптомами болезни, возникающей при повреждении тканей, травм, воспалений и.т.д. Без ощущения боли существование человека невозможно, так как это ощущение создат целый комплекс защитных реакций, направленных на редукцию повреждения. На индивидуальное восприятие боли влияет пол, возраст, социальные факторы, особенности болевого поведение в детстве, преморбид, способы совладания с болью, культура, национальные и семейные традиции. В рамках биопсихосоциальной модели боль рассматривается как результат двустороннего динамического взаимодействия биологических, психологических, социальных, религиозных и других факторов. В итоге такого взаимодействия будет возникать индивидуальный характер болевого ощущения, перцепция боли, куда входит целый комплекс психологических факторов, а именно: эмоции, поведение и индивидуальный болевой порог (гипералгезия или гипоалгезия). Поведение само по себе зависит от индивидуальных и средовых факторов. Пациент может при помощи когнитивно-бихевиоральной терапии осваивать адаптирующие или копинговые способы мышления, которые помогут ему справиться с болью, а также активно корректировать дезадаптирующие (автоматические, иррациональные) мысли, негативные эмоции, болевое поведение. Действия, составляющие болевое поведение, как правило, неосознанные и включают в себя: вокализацию, мимические, жестикуляционные, позные проявления. Для того, чтобы справиться с болью, пациенты выражают болевое поведение в следующих защитных позах и жестах, которые направлены на редукцию или уменьшение боли и связаны с локализацией болевой импульсации – ограничение, замедленность, скованность и прерывистость движений, перенос массы тела на одну ногу, растирание, прикосновение, сжатие губ, опускание углов рта, болевых гримасах (наморщивание лба, прищуривание, ). При хронизации боли часто отмечается дезадаптивное болевое поведение, которое характеризуется чрезмерной зависимостью от прима анальгетиков, малоподвижным образом жизни, ограничением социальных контактов. Адаптивное болевое поведение встречается реже, и при нм пациенты, несмотря на боль, пытаются поддерживать повседневную активность дома, выполнять посильную нагрузку на рабочем месте, применяют упражнения направленные на расслабление и укрепление мышц (например соматические упражнения Т.Ханны), телесно –ориентированная психотерапия А.Лоуэна, бодинамика, аутогенная тренировка, занятия спортом. С точки зрения бихевиоральной теории является положение (W.Fordyce), что позитивное подкрепление поведения значимыми окружающими людьми увеличивает вероятность его рецидивов в будущем. В некоторых случаях неадаптивное болевое поведение при наличии положительного подкрепления со стороны близких пациента (внимание и заботливое отношение) имеет больше шансов на повторение;

тогда как адаптивное болевое поведение, порицаемое окружающими, имеет меньше шансов на повторение. Убеждения, связанные с болью, которые являются личными и зависят от этнокультуральных факторов, также влияют на совладание с болью. Эмоции страха часто сопровождают например некоторых пациентов чаще,чем сама боль, тем самым вызывая фобии. Негативные катастрофические убеждения, неправильный стиль воспитания по типу гиперопеки или гипоопеки часто кореллируют у родителей, которые вызывают индукцию у детей своим дезадаптирующим болевым поведением, например повышенным уровнем тревоги или избегания трудностей, что связано с отсутствием навыка решения проблем и воспитанию у ребнка пассивной жизненной позиции (тепличные условия), что создат неблагоприятную почву для дезадаптивного болевого поведения ребнка. Усилия, которые прикладывает индивид, для разрешения или уменьшения стрессорного воздействия называются «стратегии преодоления». К активным стратегиям преодоления боли относят:

применение специальных упражнений, сохранение двигательной активности, игнорирование боли. Пассивные стратегии отражают подчинение боли – ограничение физической активности, формируют позицию больного, ограничивают контакты с другими людьми. Большинство стратегий преодоления боли формируется путм проб и ошибок и основаны не только на представлениях, личных убеждениях пациента, но и советах родственников, родителей, друзей, врачей. Изменения представлений пациента о боли является не только эффективным когнитивно – бихевиоральным психотерапевтическим методом, но и помогает избежать рецидивов дезадаптивных копинг-стратегий. В других исследованиях в рамках теории совладания со стрессом используются пять моделей преодоления боли, каждая из которых соотносится с особенностями меры боли, которые использовались в исследовании постоянных болей: когнитивная\поведенческая (cognitive/behavioral) модель, проблемная\эмоционально-фокусированная (problem/emotion-focused) модель преодоления, активная\пасивная (active/passive) модель преодоления, модель избегание от страха (fear avoidance model) и модель принятия (acceptance). Для профилактики и совладания с болью пациентам полезно вести дневник «изучения копинг процессов с использованием методов ежедневника» или («ежедневный дневник») (Studying Pain Coping Processes Using Daily Diary Methods). Переедание, курение (связано с отсроченными будущими последствиями), ожирение, пациенты с связано напрямую с дезадаптивными копинг – стратегиями. Существует мнение, что еда с целью справиться с болью потенциально может привести к замкнутому кругу:

увеличение количества еды, что в свою очередь приводит к увеличению веса, усилению боли и так далее. Предполагают, что пациенты с хронической болью могут вырваться из этого замкнутого круга (боль-отсутствие активности-лишний вес-боль) с помощью интервенций, одновременно направленных на купирование боли (т.е.

тренировка копинг умений) и уменьшение веса (т. е. поведенческие стратегии снижения веса).

Подводя итог, можно сказать о том, что пассивное дезадаптивное болевое поведение, негативный опыт родителей совладания с болью в диаде взрослый ребнок, малоподвижный образ жизни могут закрепить паттерн, который может привести к серьзным негативным психосоциальным последствиям. Превентивная и профилактическая работа по совладанию с болью является перспективным направлением.

Екушева Е.В.

ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОЛУШАРИЙ ГОЛОВНОГО МОЗГА ПРИ ЛАТЕРАЛИЗОВАННОМ ЦЕРЕБРАЛЬНОМ ПОРАЖЕНИИ Отдел патологии вегетативной нервной системы НИЦ ГБОУ ВПО Первый Московский Государственный Медицинский Университет им. И.М. Сеченова, г.Москва Введение. Церебральный инсульт остается ведущей причиной инвалидизации и социальной дезадаптации пациентов, обусловленных в большинстве случаев двигательными нарушениями или синдромом верхнего мотонейрона (СВМН). Однако клинические особенности (выраженность и соотношение), а также патофизиологические механизмы, лежащие в основе гетерогенности СВМН при латерализованном церебральном поражении, недостаточно изучены.

Цель исследования. Изучение клинических и нейрофизиологических особенностей у пациентов с синдромом верхнего мотонейрона при латерализованном полушарном поражении.

Методы. Обследовано 65 пациентов с клинической картиной гемипареза вследствие правополушарного инсульта (ППИ - 31 пациент) и левополушарного инсульта (ЛПИ - 34 человека) по ишемическому типу в бассейне средней мозговой артерии. Исследуемые больные были сопоставимы по среднему возрасту, длительности заболевания и размеру патологического очага (по данным магнитно резонансной томографии головного мозга), что позволило корректно проводить клинический и нейрофизиологический анализ в этих группах. Контрольную группу составили 25 человек. Все исследуемые были правшами.

Использовали клинико-неврологическое исследование (разработанная нами комплексная баллированная анкета), транскраниальную магнитную стимуляцию (ТМС) с фасилитацией двигательных ответов, вызванные брюшные рефлексы (ВБР), моторный потенциал (МП), связанный с движением, и соматосенсорные вызванные потенциалы (ССВП).


Результаты. Статистически значимые отличия были получены у больных с ППИ: на стороне пареза - выраженный парез, нарушение мышечного тонуса (как резкая спастичность, так и гипотония), разгибательные патологические знаки, защитные рефлексы и на ипсилатеральной стороне тела сгибательные патологические стопные знаки, отсутствие подошвенного рефлекса и снижение поверхностных брюшных рефлексов. Достоверно определяемыми особенностями пациентов с ЛПИ были дистальный парез в верхних конечностях, спастичность, сгибательные патологические знаки и синкинезии на стороне гемипареза и рефлексы приводящих мышц и синкинезии ипсилатерально. Анализ результатов проведенного исследования показал, что у пациентов с поражением правого полушария достоверно определялись следующие нейрофизиологические особенности: при ТМС - увеличение времени центрального моторного проведения (ВЦМП) как в покое, так и с фасилитацией двигательных ответов на стороне гемипареза и снижение порогов моторных ответов в тесте с фасилитацией на ипсилатеральной инсульту стороне;

при исследовании ВБР - увеличение латентного периода (ЛП) длиннолатентного рефлекторного ответа, при исследовании МП, связанного с движением, - уменьшение площади всех компонентов моторного потенциала в пораженном полушарии и увеличение площади ранней и поздней фазы потенциала готовности с уменьшением площади собственно моторного потенциала в "условно здоровом" левом полушарии, а также при исследовании ССВП в верхних конечностях – увеличение ЛП коротколатентных компонентов N20, Р23 и N30 на стороне гемипареза и увеличение ЛП компонентов Р23 и N30. У пациентов с поражением левого полушария достоверными нейрофизиологическими особенностями были уменьшение площади самого моторного потенциала при исследовании пораженного полушария с помощью МП, связанного с движением, и «ригидность» ВЦМП в ипсилатеральных очагу конечностях при исследовании ТМС в тесте с фасилитацией двигательных ответов.

Заключение. Проведенное исследование позволяет констатировать вовлечение обоих полушарий головного мозга при латерализованном полушарном инсульте. При этом при поражении правого полушария наблюдается значительное нарушение афферентного потока от обеих сторон тела, а при левополушарном патологическом процессе эфферентного контроля не только контрлатеральной, но и ипсилатеральной сторон тела в сочетании с более высоким уровнем активирующих процессов в левом полушарии, что определяет полиморфизм и гетерогенность синдрома верхнего мотонейрона при латерализованном церебральном поражении.

Выбор нейрореабилитационных мероприятий у пациентов после острого нарушения мозгового кровообращения должен осуществляться с учетом выявленных отличий в афферентном и эфферентном контроле, что позволит дифференцированно определить оптимальную программу нейрореабилитации при латерализованном полушарном поражении.

Зайцева И.А.

ПРОФИЛАКТИЧЕСКИЕ МЕРОПРИЯТИЯ У БОЛЬНЫХ С ГРЫЖАМИ МЕЖПОЗВОНКОВЫХ ДИСКОВ ПОЯСНИЧНОГО ОТДЕЛА ПОЗВОНОЧНИКА Кафедра нелекарственных методов лечения и клинической физиологии ГБОУ ВПО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Введение. Самой частой причиной вертеброгенных болей в спине являются дегенеративно-дистрофические поражения позвоночника (Хабиров Ф.А., Девликамова Ф.И., 2002), на долю которых приходится более 70% пациентов (Шулев Ю.А., Дудаев А.К., Теремшонок А.В. и др., 2000). Проблема неврологических проявлений дорсопатии позвоночника находится в центре внимания практических врачей и научных работников различных специальностей, что обусловлено ее высокой медико-биологической и социально-экономической значимостью.

В настоящее время вопрос о тактике ведения больных с ГМПД поясничного отдела позвоночника остается не решенным. Отмечается тенденция к увеличению удельного веса оперативных методов лечения данной патологии (Алексеева Л.И., Торопцова Н.В., Никитинская О.А., 2008;

Грачев Ю.В., Шмырев В.И., 2008). Многие авторы (Холодов С.А., 2001;

Greiner-Perth R., Bohm H., Saghir H.E., 2002;

Hadjipavlou A.G., Gaitanis I.N., Papadopoulos C.A. et al., 2002) сообщают о частых развитиях рецидива болевого синдрома у больных с ГМПД поясничного отдела позвоночника в послеоперационном периоде.

В восстановительной медицине используются различные варианты лечения ГМПД. Так, в литературе имеются сведения об использовании массажа, гидрокинезиотерапии, лазеротерапии, мануальной терапии, микрополяризации, пелоидотерапии, электростимуляции, кинезиотерапии со стимулирующими воздействиями и кондуктивной терапией (Мирютова Н.Ф., Левицкий Е.Ф., 2002;

Kinkade S, 2007). Однако, большинство работ направлено на купирование острого болевого синдрома, тогда как в основе лечения дорсопатий поясничного отдела позвоночника должно быть уменьшение периодов обострения, что возможно лишь при проведении длительного лечения и профилактических мероприятиях.

Цель исследования. Изучить эффективность профилактических мероприятий в виде индивидуального комплекса силовых упражнений у больных грыжами межпозвонковых дисков поясничного отдела позвоночника.

Материалы и методы. Обследовано 78 больных в возрасте от 20 до 45 лет, которые случайным образом были разделены на две группы. Пациенты 1-й группы проходили профилактический курс индивидуального комплекса силовых упражнений, а пациенты 2-й группы – стандартные профилактические мероприятия (ЛФК, физиотерапия и плавание).

Курс профилактических занятий первой группы включал в себя 12 процедур индивидуального комплекса силовых упражнений (1 цикл), в виде индивидуально подобранной программы с учетом пола, веса, сопутствующей патологии, силы интенсивности болей, уровня физической подготовленности, а также наличия лимитирующих факторов (повышение артериального давления, появление болей в области сердца, нарушений ритма, головокружения, головной боли, сильной одышки, значительной потливости, болей в ногах, в области живота, в паху), при появлении указанных симптомов занятие прекращается или снижается его интенсивность.

Комплекс упражнений основан на укреплении внутреннего мышечного корсета усилении декомпрессии для МПД (межпозвонковые диски), за счет блокировки наружного мышечного корсета с учетом биомеханики позвоночного столба.

Улучшение трофики мышц, рост их силовой выносливости позволяют выработать мощный ВМК, удерживающий позвоночный столб (то есть сформировать необходимую компенсацию) в положении максимальной коррекции. Изначально отягощение подбирается для пациента опытным путем с помощью методиста, который просит выполнить движение до утомления, а затем корректирует нагрузку таким образом, чтобы в подходе осуществлялось заданное количество повторений.

Вес отягощения подбирается с таким расчетом, чтобы пациент смог выполнить движение не менее 7 и не более 12 раз (повторений). Если он выполняет движение более 12 раз, то вес отягощения недостаточен, если менее 7 раз, то вес отягощения велик. Таким образом, вес подбирается индивидуально каждому пациенту. От занятия к занятию, больной учился преодолевать небольшую боль, увеличивая амплитуду движения и интенсивность нагрузки. Программа постепенно усложнялась за счет утяжеления отягощения. Это способствовало дальнейшему формированию и укреплению внутреннего мышечного корсета, увеличению МПД, улучшению деятельности кардио-респираторной системы, повышению физической работоспособности пациента и улучшению качества жизни. Занятия проходили под наблюдением методиста.

После прохождения курса индивидуального комплекса силовых упражнений пациенты занимались самостоятельно, также 3 раза в неделю по обученной программе в течение полугода.

Оценка эффективности проводилась по данным клинического осмотра, КТ/МРТ, а также по шкале ВАШБ и опроснику Освестри в динамике через полгода исследования.

Результаты исследования продемонстрировали достоверное снижение болевого синдрома в 1 группе уже после первого сеанса терапии, тогда как во второй группе болевой синдром регрессировал после 5 сеанса. Также было выявлено, что через полгода курса профилактических занятий статистически значимо уменьшился размер грыж в 1-й группе (р0,05). В течение полугода от начала лечения сохранялось статистически значимое снижение болевого синдрома в обеих группах (р0,05).

Заключение. Эффективность профилактических мероприятий в виде индивидуального комплекса силовых упражнений у больных грыжами межпозвонковых дисков поясничного отдела позвоночника на начальных этапах оказывает статистически значимое улучшение в отношении динамики болевого синдрома, а также приводит к статистически значимому снижению размеров грыжи, по сравнению со стандартными мерами профилактики.

Искра Д.А., Фрунза Д.Н., Бодрова Т.В.

ТАКТИКА ЛЕЧЕНИЯ ХРОНИЧЕСКИХ ГОЛОВНЫХ БОЛЕЙ НАПРЯЖЕНИЯ МЕТОДОМ ТРАНСКРАНИАЛЬНОЙ МАГНИТНОЙ СТИМУЛЯЦИИ Военно-медицинская академия имени С.М. Кирова, г. Санкт-Петербург Введение. Актуальность проблемы головных болей напряжения (ГБН) определяется их распространенностью. До 80% населения знают об этой форме цефалгии исходя из личного опыта. Даже с учетом того, что требующие лечения частые эпизодические и хронические ГБН встречаются лишь в половине указанных случаев, данный вид цефалгии является самым дорогостоящим как по личным, так и по государственным расходам. Вместе с тем результаты лечения больных с ГБН до настоящего времени остаются неудовлетворительными. Это связано с рядом объективных и субъективных причин. Среди первых нельзя не отметить недостаточное внимание пациентов и врачей к указанной патологии, что связано с относительно низкой по сравнению, например, с мигренью, интенсивностью болевого синдрома. Среди вторых, безусловно ведущее положение занимает частое развитие абузусных цефалгий в результате ятрогений или бесконтрольного приема обезболивающих препаратов с учетом их легкой доступности в аптечной сети. В этой связи использование немедикаментозных методов лечения ГБН представляется достаточно перспективным.


Целью исследования явилось определение целесообразности использования и тактики применения транскраниальной магнитной стимуляции (ТМС) у больных с хроническими ГБН.

Методы исследования. Для лечения был отобран 21 больной с диагнозом хроническая ГБН. 15 волонтеров без каких либо случаев цефалгий в анамнезе составили контрольную группу. Из обследования были исключены пациенты по признаку леворукости, с изменениями головного мозга по данным компьютерной или магнитно-резонансной томографии, с противопоказаниями к проведению ТМС, психиатрической или неврологической патологией в последний месяц, а так же больные, использующие препараты для профилактики ГБН (антидепрессанты, противоэпилептические средства или нестероидные противовоспалительные препараты). Первичный характер головных болей определялся на основании отсутствия тесной связи цефалгии с симптомами других сопутствующих заболеваний по срокам появления и взаимному отягощению патологических признаков. В группы сравнения выбирались только те пациенты, у которых симптомы цефалгии появлялись раньше коморбида и не коррелировали с симптомами сопутствующего заболевания ни при его регрессе, ни при его прогрессировании.

У всех больных в динамике оценивались показатели цифровой рейтинговой шкалы боли (ЦРШ), опросника Мак-Гилла, Бека, HART Index, дневника головной боли. В начале и в конце курса лечения определялись пороги вызванных моторных ответов (ПМО) путем возбуждения соответствующих зон коры головного мозга одиночными магнитными стимулами и контралатеральной регистрации М-ответа с короткой мышцы, отводящей большой палец кисти. После определение значений ПМО интенсивность магнитного стимула при неизменном положении катушки повышалась до тех пор, пока не регистрировался мышечный ответ максимальной амплитуды. После этого определялось соотношение значений ПМО к полученным величинам – диапазон ПМО : ДПМО. Всем больным в течение 10 дней проводилось лечение методом ТМС с частотой магнитного стимула 1 или 3Гц и экспозицией 7 – минут.

Результаты обследования и их обсуждение. Изучение характеристик ПМО позволило констатировать, что группа больных с хроническими ГБН по этому показателю была неоднородна. У большей части пациентов показатели ПМО были понижены, однако в некоторых случаях указанные значения оставались нормальными или даже повышались по сравнению с контрольными (53,8±2,4%). Вместе с тем ДПМО повышался практически у всех обследуемых: 65,3 94,4% (контроль: 64, 75,0%). Указанные изменения определялись за счет уменьшения значений величины магнитного стимула, вызывающего максимальный по амплитуде М-ответ.

Полученные электрофизиологические данные не коррелировали с изучаемыми клиническими показателями.

Выбранный исходно алгоритм лечения предполагал использование ТМС частоты 3Гц при снижении величины ПМО и более низких частот (1Гц) при нормальных или повышенных значениях указанного показателя. Однако анализ результатов лечения позволил констатировать отсутствие эффекта от ТМС или ухудшение в последней выборке пациентов. Изменения частотного диапазона ТМС у них в сторону уменьшения до 1Гц вели к улучшению клинических показателей.

Наилучшие результаты были отмечены по данным ЦРШ. В процессе лечения и впоследствии, в течение месяца 10 пациентов не предъявляли жалобы на головные боли. Также отмечалась положительная динамика по показателям шкалы депрессии Бека. Достоверно снижались величины ДПМО в основном за счет увеличения значений величины магнитного стимула, вызывающего максимальный по амплитуде М-ответ. Анализ изменений ПМО требует увеличения числа наблюдений.

Следует отметить, что отсутствие достоверных изменений ПМО при ГБН вполне соответствует литературным данным, согласно которым до настоящего времени не принята единая точка зрения о векторе изменений указанной величины. В последнее время все больше доминирует предположение о значительных колебаниях возбудимости различных нейрональных пулов при цефалгиях. Причина этих колебаний кроется в нарушениях внутрикорковых механизмов торможения и возбуждения. Вместе с тем, обнаруженное повышение ДПМО у больных с хронической ГБН свидетельствует о понижение порога возбудимости крупных мотонейронов и связанных с ними пулов вставочных интернейронов, а полученные лечебные эффекты соответственно о точке приложения ТМС.

Заключение. Таким образом, метод ТМС у больных с хроническими ГБН обладает значимой терапевтической эффективностью, он должен опираться на данные электронейромиографического обследования (ДПМО) и может быть опосредован повышением возбудимости крупных корковых мотонейронов и связанных с ними интернейрональных пулов.

Керимова К. С.

НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ РЕАБИЛИТАЦИИ ПАЦИЕНТОВ С КООРДИНАТОРНЫМИ НАРУШЕНИЯМИ ФГБУ ФНКЦ специализированных видов медицинской помощи и медицинских технологий ФМБА России Нормальное сбалансированное функционирование вестибулярного аппарата необходимо для поддержания вертикального положения тела и осуществления согласованных движений при перемещении в пространстве. Поэтому любое повреждение вестибулярного аппарата влечет за собой нарушение пространственной ориентации, а также положения головы и фиксации взгляда.

Вестибулярный аппарат - это многочисленные связи, которые определяют слаженную работу ствола головного мозга с мозжечком, ядрами глазодвигательных нервов и центрами вегетативной нервной системы.

Учитывая сложные взаимодействия вестибулярного аппарата, в настоящее время четко установлено, что реабилитация пациентов с вестибулярными расстройствами должна осуществляться в ранние сроки после повреждения, и обязательно должна включать активный тренинг, задействовав все доступные сенсорные сигналы.

Для ускорения процессов вестибулярной компенсации можно использовать медикаментозную терапию. Антигистаминные препараты (дифенгидрамин и прометазин) обычно назначают для лечения головокружения из-за их действия на уровне Н1-рецепторов гистамина (Н1-блокаторы). Они могут предотвращать или уменьшать проявления укачивания, но некоторые из них оказывают негативное воздействие на вестибулярную компенсацию. Известно, что лекарства с седативным или наркотическим действием (например, фенобарбитал, алкоголь) замедляют восстановительный процесс, в то время как средства с возбуждающим действием (например, кофеин, амфетамин, стрихнин) обладают эффектами, способствующими вестибулярной компенсации. Эти вещества соответственно снижают или повышают «уровень компенсации» ЦНС. Группа вестибулосупрессивных препаратов включает антихолинергические средства, антигистаминные препараты и бензодиазепины.

Первые представители блокаторов мускариновых рецепторов являются неселективными и имеют ряд побочных эффектов, например, могут вызывать нарушения памяти. Разработанные позднее модуляторы ГАМК не обладают какой либо реальной способностью ослаблять головокружение и при этом характеризуются седативной, гипнотической и анксиолитической активностью.

Последнее десятилетие ознаменовалось появлением качественно новых методик, позволяющих повысить эффективность восстановительного лечения.

Наиболее перспективными реабилитационными методами, в настоящее время являются методики основанные на принципе биологической обратной связи (БОС).

БОС является нефармакологическим методом лечения с использованием специальной аппаратуры для регистрации, усиления и «обратного возврата» пациенту физиологической информации. Основной задачей метода является обучение саморегуляции. У пациентов с координаторными нарушениями новым направлением явилась методика активации ствола головного мозга через электростимуляцию языка.

С этой целью был разработан аппарат. Тренировочная процедура с использованием аппарата проводится по стандартизированной схеме: ежедневно по 20 минут в течение 10 дней. Процедура проводится в двух вариантах: стоя с закрытыми глазами на мягком коврике или сидя на фитболе при невозможности нахождения пациента в вертикальном положении.

По нашим клиническим наблюдениям включение методики электростимуляции языка в комплекс реабилитационных мероприятий у пациентов с координаторными нарушениями оказывает положительное влияние на эффективность проводимой комплексной терапии. В качестве примера, иллюстрирующего клинического использования данной методики, приводятся результаты лечения у пациентки 27 лет, перенесшей кровоизлияние в правое полушарие головного мозга в области внутренней капсулы от 2010 года. Объективизация динамики клинических изменений проводилась на компьютерном стабилографическом комплексе «СтабМед». До начала лечения и по его завершению проводился стандартный тест Ромберга с определением площади эллипса (описываемой траектории), коэффициента резкого изменения направления движения, качества функции равновесия и среднего разброса центра давления. По всем 4-м параметрам были получены положительные результаты: площадь эллипса исходно 203.2 кв.м, после пяти процедур – 59.9 кв.м;

коэффициент резкого изменения направления движения исходно – 16.83%, после пяти процедур – 12.21%;

качество функции равновесия исходно - 59.18%, после пяти процедур – 80.91%;

ср. разброс центра давления – 5.57мм, после пяти процедур – 2.56мм.

В заключение можно отметить, что адаптация к утрате вестибулярных функций – сложный и неоднородный процесс и любая методика способствующая улучшению качества жизни пациентов с различным характером вестибулярных нарушений должна найти область для применения.

Кремнева Е.И., Черникова Л.А., Коновалов Р.Н., Кротенкова М.В.

ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ РЕОРГАНИЗАЦИИ СЕНСОМОТОРНЫХ СИСТЕМ У ПАЦИЕНТОВ С ИШЕМИЧЕСКИМ ИНСУЛЬТОМ ПРИ ЛОКОМОЦИИ ФГБУ «Научный центр неврологии» РАМН, г. Москва Введение. Нарушение мозгового кровообращения (НМК) остается ведущей причиной нетрудоспособности во всем мире, и поэтому одной из первостепенных задач в данной области является выявление механизмов восстановления после перенесенного инсульта и способствование их реализации посредством реабилитационных мероприятий и фармакотерапии. Методика функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ), в основе которой лежит визуализация зон локально повышенного кровотока в ответ на повышение региональной активности нейронов, позволяет оценить распределение зон активации головного мозга у испытуемого при выполнении определенных заданий. Применяемые на данный момент у пациентов с НМК фМРТ задания не могут полностью отразить все многообразие активации корковых и подкорковых представительств сенсомоторных анализаторов при выполнении сложных двигательных актов, таких как ходьба, тогда как именно понимание процесса локомоции представляет наибольший интерес для восстановительной медицины. Поэтому целью нашей работы стало выявление особенностей функциональной реорганизации супраспинальных сенсомоторных систем, ответственных за ходьбу, у больных с ишемическим инсультом (ИИ) в различные периоды заболевания.

Материал и методы. Было обследовано 43 пациента с впервые выявленным ИИ в бассейне средней мозговой артерии (СМА) с умеренным/выраженным гемипарезом. В группу вошло 30 мужчин и 13 женщин, средний возраст составил 54[46;

60] лет. Подкорковая локализация инфаркта была у 20 пациентов (группа ПК), корково-подкорковая – у 23 (группа КПК). Давность инсульта на момент обследования составляла 21 сутки у 13 пациентов, 2-12 месяцев – у 18, более 1 года – у 12 пациентов. Среднее значение двигательного дефицита для нижних конечностей по шкале Fugl-Meyer на момент обследования составило 22[13,8;

27] балла, степень способности к самостоятельной ходьбе по шкале Perry – 3 [2;

3,3] балла.

Всем обследуемым проводилась МРТ головного мозга на магнитно резонансном томографе Magnetom Avanto (Siemens, Германия) 1,5 Т. МРТ сканирование включало в себя: стандартный режим Т2-взвешенных изображений (Т2 ВИ) для локализации зоны инфаркта и исключения другой патологии, исследование в режиме 3D-Т1 градиентное эхо (Т1-mpr) для получения подробных анатомических данных (TR=1940 мс, TE=308 мс, FOV=250 мм, матрица 256х256 пикселей, толщина среза=1 мм, размер воксела – 1 х 1 х 1 мм, угол наклона=15 град, 176 срезов) и фМРТ исследование в режиме Т2* с использованием пассивной двигательной парадигмы со стимуляцией опорных зон стопы в режиме медленной ходьбы при помощи специального МР-совместимого аппарата (6 чередующихся блоков периода покоя и активации, по 30 сек каждый, общее время исследования – 3,38 с;

TR - 3800 мс, TE 50 мс, FOV=192 мм, угол наклона – 90 град, матрица – 64 х 64 мм, толщина среза – 3,0 мм, размер воксела – 3 х 3 х 3 мм, 36 срезов головного мозга при каждом считывании информации (измерении). Данные фМРТ были обработаны при помощи программы SPM5 (Welcome Trust Centre of Neuroimaging, London, UK) на базе MatLab 7.4 (2010а) для каждого обследуемого и затем для каждой из групп в целом.

Результаты. Пациенты в группах КПК и ПК были разделены на три подгруппы в соответствии с давностью инсульта на момент исследования. При обработке данных фМРТ, помимо определения характера корковой активации всех зон головного мозга в каждой из подгрупп, основой целью ставилось выявление паттернов активации первичной сенсомоторной и дополнительной моторной коры (SM1+SMA) и вторичной сенсорной (IPL) коры в каждой из подгрупп.

Для группы КПК в сроки до 1 месяца (острый период) объем зоны SM1+SMA в пораженном полушарии (ПП) составил 342 [216;

405] мм3, в интактном (ИП) – 282, [91;

377] мм3;

активация зоны IPL не определялась ни у одного больного. В сроки 2- месяцев (восстановительный период) в данной группе отмечалось появление активации дорсолатеральной префронтальной коры (DLPFC) и премоторной коры (PMC) в ИП;

объем зоны SM1+SMA в ПП составил 594 [432;

2701] мм3, в ИП – [1053;

5652,5] мм3;

регистрировалась активность зоны IPL в ИП. В сроки более 1 года (резидуальный период) отмечалось появление активации основных сенсомоторных зон в обоих полушариях, в том числе и зоны IPL;

объем зоны SM1+SMA в ПП составил 2538 [1241;

3841] мм3, в ИП – 2572 [986;

4199] мм3. Для всей группы КПК активация зоны SM1+SMA в ПП имеет тенденцию к увеличению в связи с увеличением срока инсульта (r=0,50, p=0,066), также отмечена взаимосвязь между активацией зоны IPL в ИП с тяжестью пареза в ноге по оценке шкалы Fugl-Meyer (r= -0,954, p= 0,00045). Также имелась тенденция к взаимосвязи между показателем функциональной мобильности при ходьбе по шкале Perry и объемом активации зоны SM1+SMA в ПП (r= 0,46, p=0,10) и объемом активации зоны IPL в ИП (r=- 0,66, p=0,10).

Для группы ПК в сроки до 1 месяца все зоны интереса присутствовали, при этом объем зоны SM1+SMA в ПП составил 2821,5 [1336,5;

4873,5] мм3, в ИП – 3496, [2241,0;

4792,5] мм3. В сроки от 1 до 12 месяцев все зоны интереса также присутствовали, объем зоны SM1+SMA в ПП составил 4826 [459;

10655] мм3, в ИП – 5063 [1134;

12123] мм3. При этом зона активации IPL увеличилась в размерах по сравнению с данными у больных в сроки инсульта до 1 месяца. У пациентов с давностью инсульта более 1 года объем зоны активации SM1+SMA составил мм3 для ПП и 4860 мм3 – для ИП, также отмечалось уменьшение активации зоны IPL в ИП по сравнению с восстановительным периодом.

Заключение. Таким образом, в нашей работе было показано, что в зависимости от локализации зоны инфаркта, наблюдаются разные варианты активации сенсомоторной сети. В группе КПК в остром периоде отмечается дезорганизация сенсомоторной системы как в ПП, так и в ИП (т.е. проведение фМРТ у данной группы больных в эти сроки нецелесообразно);

дальнейшая реорганизация происходит в основном за счет работы ИП с последующим вовлечением ПП. Более выраженный неврологический дефицит нижней конечности у данной группы больных (по данным шкалы Fugl-Meyer) и ухудшение походки (по данным шкалы Perry) связаны с большим объемом активации зоны IPL в ИП, т.е. переключению навыка ходьбы на менее выгодный паттерн, чем в норме (контрлатеральная пластичность). В группе ПК даже в остром периоде активация всех сенсомоторных зон сохраняется, дальнейшее восстановление происходит за счет увеличения их объема в обоих полушариях, а в резидуальном периоде паттерн активации сенсомоторной коры возвращается к характерному для группы нормы, а именно: уменьшение зон активации в интактном полушарии (ипсилатеральная пластичность).

Таким образом, пациенты с глубокой локализацией зоны инфаркта показывают лучший паттерн восстановления, а сохранность зон активации делает эту группу больных наилучшим кандидатами для применения стимуляционных методик, таких, как транскраниальная магнитная стимуляция.

Кудаева Л.М., Фридман В.А., Ильина О.В.

НЕЛЕКАРСТВЕННЫЕ МЕТОДЫ В КОМПЛЕКСНОМ ЛЕЧЕНИИ МИОФАСЦИАЛЬНОГО БОЛЕВОГО СИНДРОМА У ЛИЦ ПОЖИЛОГО И СТАРЧЕСКОГО ВОЗРАСТА ГБОУ ВПО Первый МГМУ им. И.М.Сеченова, г. Москва Введение. Во всем мире, особенно в развитых странах, увеличивается абсолютное количество и пропорция людей пожилого и старческого возраста. В России в настоящее время лица старших возрастов составляют около 21%. По прогнозам демографов и социологов постарение населения будет продолжаться, и к 2025г. число лиц в возрасте 60 лет и старше увеличится в 5 раз, а 80 лет и старше в раз по сравнению с 1950г. (Штейнгард Ю.М.,2006). Комплексная терапия миофасциального болевого синдрома (МФБС) в геронтологии является одной из актуальных проблем – более 22,7% на амбулаторном приме составляют больные с данной патологией. Наряду с этим, эта группа больных представляет собой сложную «клиническую задачу» в связи с наличием сопутствующих заболеваний соматического плана и противопоказаний к проведению общепринятого физиотерапевтического и медикаментозного лечения у лиц пожилого возраста.

Целью настоящего исследования явилось – определить и разработать оптимальное сочетание методов нелекарственной терапии при комплексном лечении миофасциального болевого синдрома у геронтологических больных.

Материал, методы обследования и лечения. Под наблюдением находились 120 больных с МФБС, в возрасте от 65 до 80 лет. Больные методом стратификационной рандомизации были распределены в 2 группы: 1-ю (основную) составили 70 больных с МФБС, получавших лечение разработанным нами комплексным методом, включающим лазерную терапию, электронейростимуляцию, озонотерапию, индивидуальную ортопедическую коррекцию, мануальную терапию (МТ), диэтотерапию, иглорефлексотерапию (ИРТ), фитотерапию;

2-ю (контрольную) составили 50 больных с МФБС, получавших курс общепринятой терапии болевых синдромов, включающей в себя фармакотерапию и физиотерапию.

Отличительной особенностью комплексной терапии являлось общее воздействие на организм больного, характерное для методов традиционной медицины, и индивидуальный подход, ориентированный на этио-патогенетические особенности развития МФБС.

Клиническое обследование включало общепринятые методы (ЭКГ, Рентгенография, УЗДГ, УЗИ, ЭМГ и др.) и специальные методики. Всем больным проводилось стандартное неврологическое и нейроортопедическое обследование, оценка анамнестических данных, а также факторов риска. Определялось психоэмоциональное состояние (самочувствие, активность, настроение) по методике САН. Для субъективной оценки боли использовалась визуально-аналоговая шкала боли (ВАШ). Оценка общего состояния больных проводилась методом Р.Фолля с помощью аппарата «ДиаДЭНС-ДТ».



Pages:   || 2 | 3 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.