авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

УДК 001

ББК 72

Н 34

Редакционная коллегия

Главный редактор Х.Х. Губейдуллин

Научный редактор

И.И. Шигапов

Технический редактор А.В. Поросятников

Авторы опубликованных статей несут ответственность за патентную

чистоту, достоверность и точность приведенных фактов, цитат, экономико-

статистических данных, собственных имен, географических названий и

прочих сведений, а также за разглашение данных, не подлежащих открытой публикации. Статьи приводятся в авторской редакции.

Димитровград, Технологический институт – филиал ФГБОУ ВПО «Ульяновская государственная сельскохозяйственная академия им. П.А. Столыпина».

Расположен по адресу:

433511, Ульяновская обл., г. Димитровград, ул. Куйбышева, 310 Справки по телефонам:

(84235) 2-07-27, 7-30-19, 7-37- Наука в современных условиях: от идеи до внедрения: материалы международной научно-практической конференции. г. Димитровград, апреля 2013. – Димитровград: Технологический институт – филиал ФГБОУ ВПО «Ульяновская ГСХА им. П.А. Столыпина», 2013. – 120.

ISBN 978-5-904455-21- © Технологический институт – филиал ФГБОУ ВПО «Ульяновская государственная сельскохозяйственная академия им. П.А. Столыпина», ISBN 978-5-904455-21- СОДЕРЖАНИЕ СЕКЦИЯ ТЕХНИЧЕСКИХ И ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНЫХ ДИСЦИПЛИН Ахмедвалиев Ф.Ф. Совершенствование рулевого управления автомобиля уаз – 3163 (патриот) с разработкой рулевого механизма с электроусилителем руля В.В. Ахметова, С.В. Дежаткина Перспективы использования природных сорбентов для оптимизации кормления крупного рогатого скота В.Н. Власова Исследование неравномерности линейной плотности нитей при партионном сновании пряжи Гафин М.М. Органическое вещество и плодородие почвы Ежов Н.Е. О структуре намотки нитей на сновальном валике Ежов Н.Е. О факторах влеяющих на величину ставки партионных сновальных машин Курьянова Н.Х. Разработка биотехнологических параметров по получению протективного инактивированного антигена ornithobacterium rhinotracheale Курьянова Н.Х. Биологические свойства бактерий вида ornithobacterium rhinotracheale – возбудителей орнитобактериоза птиц Курьянова Н.Х. Изучение бактерицидного и бактериостатического действия теотропина на микроорганизмы различной морфологической структуры Малахова Т.Н. Роль подготовки товароведа - специалиста торговли при вхождении в ВТО Малахова Т.Н. Качество рыбного филе, реализуемого торговым предприятиям г. Димитровграда Марьин Е.М., Марьина О.Н. Клинико-гематологические показатели при болезнях копытец у крупного рогатого скота Никифоров Д.В., Губейдуллин Х.Х., Шигапов И.И. Устройство для очистки водоемов, а также сточных вод в животноводческих фермах Писалева С.Г. Влияние соевой окары на морфологическую характеристику печени кур - несушек кросса «хайсекс»





Поляков В.И. Природные закономерности структуры атомов в курсе «концепции современного естествознания»

Починова Т.В. Критерии оценки экологической безопасности утилизации осадков сточных вод Починова Т.В. Биотестирование как метод идентификации экологической безопасности применения осв в качестве удобрения Поросятников А.В. Результаты экспериментальных исследований по затратам электроэнергии при изготовлении масла Ротанов Е.Г., Валиуллин А.А., Хохлов А.А. Определение критического кольцевого зазора плунжерных пар при работе на смесевых дизельных топливах Силова Н.В., Дежаткина С.В. Соевоя окара в питании кур Хабиева Л.Л., Дежаткин М.Е. Влияние контроля качества запасных частей на надежность техники на предприятиях агропромышленного комплекса Чихранов А.В. Математические модели описания процессов трещинообразования в наноструктурных покрытиях режущего инструмента Шигапов И.И., Биказакова Г.М. Экологическая проблема, вызванная применением ядохимикатов для борьбы с вредителями и загрязнение окружающей среды Шигапов И.И. Утилизация биологических отходов в животноводстве Шигапов И.И. Технология уборки навоза Шигапов И.И., Ежов Н.Е., Лукоянчев С.С. Трубчатые текстильные фильтры для очистки пищевых сред Шигапов И.И., Биказакова Г.М. Экологические проблемы сельского хозяйства Шигапов И.И. Очистка помещений и механизация вывозки навоза, основы зоогигиены Шигапов И.И. Очистка помещений и хранение навоза Шуреков Ю.В. Действие предпосевной обработки семян на ростовые и некоторые физиологические процессы УДК СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ РУЛЕВОГО УПРАВЛЕНИЯ АВТОМОБИЛЯ УАЗ – 3163 (ПАТРИОТ) С РАЗРАБОТКОЙ РУЛЕВОГО МЕХАНИЗМА С ЭЛЕКТРОУСИЛИТЕЛЕМ РУЛЯ IMPROVING POWER STEERING CAR UAZ - 3163 (PATRIOT) DEVELOPMENT OF STEERING WITH ELECTRIC POWER STEERING Ахмедвалиев Ф.Ф.

Ahmedvaliev F.F.

Технологический институт – филиал ФГБОУ ВПО «Ульяновская ГСХА им. П.А. Столыпина», г. Димитровград Institute of Technology - branch of FPBEI HPE «Ulyanovsk state agricultural academy of a name of P.A. Stolypin», Dimitrovgrad Усилители рулевого управления облегчают управление автомобилем, повышают его маневренность и безопасность движения. Рулевые усилители должны обеспечивать обратную связь между управляемыми колесами и рулевым колесом. Угловые перемещения рулевого колеса должны быть пропорциональны углам поворота управляемых колес. Сила, приложенная к рулевому колесу, пропорциональна силе сопротивления повороту управляемых колес.

Рисунок: 1 – Сборочный чертж электроусилителя руля. 1 – нижняя крышка;

2 – картер;

3- вал электроусилителя;

4 – ведущая шестерня;

5 – кожух шестерни;

6 – верхняя крышка;

7 – винт;

8 – гайка – рейка;

9 – зубчатый сектор;

10 – регулировочная прокладка;

11 – вал сошки;

12 – крышка электроусилителя.

Рулевой усилитель должен обладать быстродействием и не препятствовать стабилизации управляемых колес, а также поглощать удары и толчки от движения по дороге со стороны управляемых колес. В случае выхода из строя усилителя рулевое управление не должно потерять работоспособность.

Наша промышленность выпускает электроусилители только для автомобилей ВАЗ – 2170 (Приора). Для увеличения передаточного числа проектируемого рулевого механизма увеличиваем радиус начальной окружности зубьев сектора с 40 мм до 60 мм. Силовое передаточное число базового рулевого механизма составляет – 20 единиц (конструкция рулевого управления), силовое передаточное число проектируемого рулевого механизма составляет - 31 единиц, на 11 единиц больше чем у базового рулевого механизма. Даже при нерабочем усилителе автомобилем будет управлять легко (рисунок 1).

В рулевом механизме произвел следующие конструкционные изменения:

- Все механизмы и детали гидроусилителя демонтируем с двигателя.

- Для монтажа электроусилителя изменили картер механизма.

- Поршень – рейку заменили гайкой рейкой.

- Для увеличения передаточного числа рулевой передачи увеличили радиус делительной окружности зубчатого сектора с 40 мм до 60 мм.

- На механизм монтировали электроусилитель.

- Увеличили длину винта.

- Электроусилитель и рулевой механизм соединяются валом.

Характеристика усилителей руля, (рисунок 2):

Рисунок 2 – Характеристика усилителей руля Р(рк) - усилие на рулевом колесе;

Ру(мах) - точка перегиба за которым увеличение усилия рулевого управления возможно только за счт большего усилия водителя на рулевом колесе;

Э - коэффициент эффективности характеризует усилие на рулевом колесе и представляет собой отношение усилия на рулевом колесе без усилителя к усилию на рулевом колесе при работающем усилителе;

Ау - усилие на рулевом колесе соответствующее моменту включению усилителя;

------ Усилие на рулевом колесе без усилителя (базовый),Р(рк) = 76Н;

- - - - Усилие на рулевом колесе без усилителя (проект.), Р(рк) = 49 Н;

------Усилие на рулевом колесе с электрическим усилителем, Р(рк) = 14 Н Усилие на рулевом колесе с гидравлическим усилителем, Р (рк) = 10 Н.

УДК 636:591. ПЕРСПЕКТИВЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПРИРОДНЫХ СОРБЕНТОВ ДЛЯ ОПТИМИЗАЦИИ КОРМЛЕНИЯ КРУПНОГО РОГАТОГО СКОТА PROSPECTS FOR NATURAL SORBENTS OPTIMIZATION OF FEEDING CATTLE В.В. Ахметова, С.В. Дежаткина V.V.Akhmetova, S.V. Dezhatkina ФГБОУ ВПО «Ульяновская ГСХА им. П.А. Столыпина»

FPBEI HPE «Ulyanovsk state agricultural academy of a name of P.A. Stolypin», Dimitrovgrad Ключевые слова: цеолиты, крупный рогатый скот, физиолого биохимический статус, печень, детоксикация, молоко, тяжелые металлы.

Работа посвящена обсуждению воздействия скармливания кремнеземистого мергеля на организм крупного рогатого скота и их продуктивность с целью обоснования использования цеолитсодержащих пород в составе комплексных подкормок, воздействующих на различные стороны обменных процессов.

Keywords: zeolites, cattle, physiological - biochemical status, liver, detoxication, milk, heavy metals.

The paper is devoted to discussing the impact of feeding silica marl on the body of cattle and their productivity in order to justify the use of zeolite species in the structure of complex dressing, acting on different aspects of metabolic processes.

Тяжелые металлы, такие как ртуть, кадмий, свинец, кобальт, цинк, медь, никель, молибден относятся к категории микроэлементов, накапливаясь в почвах и растениях в больших концентрациях, становятся токсичными для растений, животных и человека. Поэтому стратегическим направлением в производстве экологически чистой животноводческой продукции является поиск и применение детоксикационных препаратов для связывания и выведения тяжелых металлов из почв, растений и организма животных [4].

На ряду, с использованием дорогостоящих полисолей, неорганических солей для сбалансирования рационов, актуальным становится вовлечение в среду сельхоз производства нетрадиционных источников минерального сырья - природных сорбентов (цеолитов), способных также проявлять высокие адсорбционные, каталитические и ионообменные свойства, очищать организм от тяжелых металлов и обеспечивать получение экологически чистой продукции [1, 2, 3].

Нами, в течение ряда лет, были проведены исследования по изучению влияния на организм крупного рогатого скота природного цеолита (кремнеземистого мергеля) месторождения Ульяновской области [3].

Эксперименты проводились на лактирующих молочных коровах. Животные были разделены на три группы: 1-я группа получала основной рацион хозяйства (контроль), 2- я группа дополнительно 2 % цеолита от сухого вещества рациона, 3- я - 4% от сухого вещества рациона (табл. 1).

1. Схема опыта Группа Количество Особенности кормления голов Контрольная ОР 1-я опытная ОР + 2% цеолита от сухого вещества рациона 2-я опытная ОР + 4% цеолита от сухого вещества рациона В экспериментах на лактирующих коровах было изучено влияние применения в рационах различных доз кремнеземистого мергеля на физиолого - биохимический статус организма, функциональное печени, содержание и распределение в органах и тканях токсических элементов и показатели продуктивности.

3 группа Эритроциты 5. 4.9 2 группа 4. 1-контроль 4 4.5 5 5.5 Рис. 1. Число эритроцитов в крови коров, *1012/л Опытным путем доказано положительное влияние природного цеолитсодержащего мергеля на морфологический состав крови коров, которое проявлялось в стимуляции эритропоэза (рис. 1), гемоглобина, естественной резистентности организма.

Установлено достоверное увеличение общего белка в крови коров опытных групп, во 2-й на 7,1% (P0,001), в 3-й на 5,1% (P0,01), а также тенденция к возрастанию альфа-глобулинов (во 2-й группе на 8,9% и незначительно в 3-й группе) и гамма-глобулинов (не существенно во 2-й группе и на 5,1% в 3-й), при этом в группе с дозой 2% цеолита повышался уровень альбуминов на 8,2% (рис. 2, 3).

альфа-глобулины 3. 1. бетта-глобулины гамма-глобулины 0. 2. альбумины Рис. 2. Белковые фракции сыворотки крови коров 2- ой группы, г% альфа-глобулины 2. 1. бетта-глобулины гамма-глобулины 0. 2. альбумины Рис. 3. Белковые фракции сыворотки крови коров 3- ей группы, г% Наиболее чувствительной системой к действию различных токсикантов является кроветворная и обеспечивающие детоксикацию организма система, где главным органом является печень. Выявлено усиление белок синтетической функции печени коров опытных групп, что выразилось в увеличении уровня общего белка в тканях печени во 2-й группе на 17,0% (P0,01) и в 3-й на 10,0% (P0,05) по сравнению с контролем, на фоне положительной динамики к увеличению в пределах норм – глобулинов и g – глобулинов, в целом свидетельствуя о стимуляции белкового обмена в организме этих животных.

Отмечена нормализация минерального обмена, путем обогащения организма высокопродуктивных коров необходимыми минеральными веществами, в ходе чего не происходило накопления тяжелых металлов в молоке. Наши исследования показали, что при скармливании цеолитовой добавки уменьшается выведение с молоком кадмия, свинца, ртути, а содержание марганца, меди, цинка находилось в пределах физиологической нормы. В большинстве проб свинец и кадмий не были обнаружены, анализ их содержания вели только по пробам, где эти элементы были выявлены.

Содержание кадмия в молоке коров контрольной и опытных групп находилось в пределах МДУ= 0,03 мг/кг во все время исследования, во 2-й группе содержание кадмия за лактацию было ниже, чем в контроле, на 0, мг/кг или на 16%, в 3-й группе кадмия в молоке не обнаружено (табл. 2).

2. Содержание тяжелых металлов в молоке коров за лактацию, (мг/кг) Показатели Группы животных 1-К 2-я 3-я Кадмий 0,01770,002 0,01490, Свинец 0,08870,029 0,08460, Ртуть 0,00320,0005 0,00270,0004 0,00280, Р0,05;

В конце лактации в этой группе наблюдалось более низкое содержание кадмия в молоке, чем в контроле, на 0,0012 мг/кг (8%). Вероятно, доза 4% способствовала более активной адсорбции кадмия, поэтому он не обнаружен в молоке. Содержание свинца в молоке всех подопытных животных было ниже МДУ =0,1 мг/кг. В молоке коров 3-й группы (лишь во 2 фазу лактации) понижался относительно контроля на 0,0041 мг/кг (5%), а во 2-й за все время исследований свинец не выявили. Содержание ртути в молоке коров в целом за лактацию было ниже МДУ почти в 2 раза (МДУ=0,005 мг/кг) - на 0, мг/кг. Содержание ртути в молоке коров 2-й группы имело тенденцию снижения в целом за лактацию на 0,0005 мг/кг, в 3-й - на 0,0004 мг/кг.

Цеолит не является источником поступления ртути в организм животных, напротив, выводит ее.

Объективным индикатором экологического благополучия является анализ состояния репродуктивной функции и продуктивности животных.

Скармливание цеолитсодержащего мергеля оказывает положительное воздействие на воспроизводительную функцию животных: снижается количество гинекологически больных животных, наблюдается ускорение инволюции половых органов, нормализация функционального состояния яичников, что вызвано увеличением поступления необходимых минеральных веществ в организм за счет мергеля и нормализует обмен веществ.

Введение в рацион коров осадочного цеолитового сырья способствовало более полной реализации генетического потенциала, что выразилось в улучшении их хозяйственно – полезных качеств;

как повышение продуктивности и получение экономического эффекта. При этом, включение в рацион 2% кремнеземистого мергеля от сухого вещества рациона имело более выраженный экономический и биологический эффект.

Таким образом, для сбалансирования рационов по минеральным веществам и получения доброкачественной продукции животноводства целесообразно включать в рацион крупного рогатого скота природные цеолиты в дозе 2% и 4% от сухого вещества рациона.

Библиографический список:

1. Зарипова Л.П. Корма Республики Татарстан: состав, питательность и использование / Л.П. Зарипова. Казань.: «Фэн», 1999. – С. 115-126.

2. Козарев А. Мергель в кормлении лактирующих коров /А. Козарев.

//Молочное и массное скотоводство. - №1. – 2008. С. 28-29.

3. Любин Н.А. Физиологи-биохимический статус организма коров под влиянием кремнеземистого мергеля / Н.А. Любин, В.В. Ахметова, С.В.

Дежаткина, В.В. Козлов. //Ученые записки Казанской государственной академии ветеринарной медицины им. Н.Э. Баумана.- Том 206. - 2011. -С.

130- 138.

4. Фаритов Т.А. Корма и кормовые добавки /Т.А. Фаритов.- СПб.:

Издательство «Лань». – 2010. – 304 с.

УДК 677. ИССЛЕДОВАНИЕ НЕРАВНОМЕРНОСТИ ЛИНЕЙНОЙ ПЛОТНОСТИ НИТЕЙ ПРИ ПАРТИОННОМ СНОВАНИИ ПРЯЖИ RESEARCH OF UNEVENNESS OF LINEAR DENSITY OF THREADS AT PARTIONNY DASHING ABOUT OF A YARN Власова В.Н.

Vlasova V.N.

Технологический институт – филиал ФГБОУ ВПО «Ульяновская ГСХА им. П.А. Столыпина», г. Димитровград Institute of Technology - branch of FPBEI HPE «Ulyanovsk state agricultural academy of a name of P.A. Stolypin», Dimitrovgrad Разнодлинность нитей возникает в основном вследствие различных диаметров наматывания нитей, то есть бугристости. Кроме неравномерности натяжения нитей при наматывании на сновальный валик, причинами возникновения бугристости намотки могут быть неравномерность толщины нитей, неравномерное распределение нитей по ширине валика. Для снижения вытяжки нитей основы на шлихтовальной машине необходимо свести к минимуму неравномерность длин нитей в намотке на сновальном валике.

Форма намотки сновальной паковки зависит от многих факторов:

неравномерности натяжения и линейной плотности снующихся нитей, локального перемещения точки контакта снующейся нити со сновальным валиком, и т.д. Рассмотрим влияние неравномерности линейной плотности на бугристость, разнодлинность и плотность намотки сновальной паковки. Для анализа качественного влияния указанных факторов, определим влияние каждого из них в отдельности на параметры сновальной паковки.

Смоделировав изменение линейной плотности нити по ее длине, можно проследить, как изменяется плотность намотки на сновальном валике, а также влияние флуктуации линейной плотности нити на некоторые другие параметры намотки. Согласно ОСТ 17–362–85 допустимые отклонения кондиционной линейной плотности от номинальной находятся в диапазоне от +2 до –2,5 %, а допустимый коэффициент вариации линейной плотности пасмы может составлять от 3,5 до 5,5 % в зависимости от сортности пряжи, что и учитывалось при моделировании изменения линейной плотности нитей.

На рис. 1 представлены зависимости изменения плотности намотки по длине сновального валика от случайного изменения линейной плотности снующихся нитей. Можно проследить рост среднеинтегральной (в пределах слоя) плотности намотки от первого слоя (прилежащего к стволу сновального валика) к наружному слою сновальной паковки. Кроме того, можно отметить незначительное влияние изменения линейной плотности нитей на плотность намотки, которое составляет около 0,31%.

Также следует отметить, что при увеличении линейной плотности нити плотность намотки несколько уменьшается. Это объясняется более значительным объемом свободного пространства между нитями большего диаметра, которое заполняется деформированной нитью в процессе наработки сновального валика. Можно также проследить изменение плотности намотки в зависимости от номера слоя, в котором находится нить. Видно, что максимальная плотность намотки наблюдается в слоях, прилежащих к стволу сновального валика.

0.7 g, г/см 0. 2 0. 5 0. 0. 0 20 40 60 80 100 120 координата см х, Рис. 1. Распределение плотности намотки нитей в слоях сновального валика по его ширине при моделировании неравномерности линейной плотности нитей: 1 – 10-й слой;

2 – 100-й слой;

3 – 200-й слой;

4 – 300-й слой;

5 – 500-й слой;

6 – 700-й слой;

линейная плотность нитей Тср=50 текс (хлопок).

Положение линии тренда линейной плотности снующихся нитей соответствует распределению плотности намотки по слоям сновальной паковки. Так, например, при сновании хлопчатобумажных нитей линейной плотности 50 текс средняя плотность намотки в 10-м осевом слое составляет 0,681 г/см3, в 100-м – 0,669 г/см3, в 200-м – 0,657 г/см3, в 300-м – 0,64 г/см3, в 500-м – 0,601 г/см3, в 700-м – 0,539 г/см3.

При сновании хлопчатобумажных нитей линейной плотности 200 текс плотность намотки в слоях несколько выше по сравнению с плотностью намотки на паковке, полученной снованием нитей линейной плотности 50 текс в основном за счет большего натяжения нитей с большей линейной плотностью. Так, средняя плотность намотки в 10-м осевом слое составляет 0,751 г/см3, в 100-м – 0,729 г/см3, в 200-м – 0,71 г/см3, в 300-м – 0,69 г/см3, в 500 м – 0,65 г/см3, в 700-м – 0,589 г/см3.

Оценим влияние неравномерности линейной плотности нитей на разнодлинность нитей в сновальной паковке. Смоделировав неравномерность линейной плотности нитей, получим зависимости, представленные на рис. 2.

Анализируя представленные зависимости, можно отметить, что распределение относительной разнодлинности нитей по ширине сновального валика существенно зависит от локального изменения линейной плотности нитей.

Следует отметить, что при уменьшении средней линейной плотности нитей разнодлинность намотки, обусловленная неравномерностью линейной плотности снующихся нитей, несколько уменьшается. Также можно отметить прослеживающуюся тенденцию к увеличению процента разнодлинности с увеличением номера слоя, в котором находится нить (с приближением к периферии намотки).

Анализируя влияние случайного изменения линейной плотности нити на изменении наружного диаметра намотки, можно отметить, что разброс диаметров намотки, обусловленный неравномерностью линейной плотности нити находится в пределах 0,1%, что позволяет сделать вывод о несущественности влияния случайного изменения линейной плотности нити на бугристость намотки на сновальном валике.

Таким образом, установлено, что процесс формирования намотки при различных диаметрах наматывания, обусловленных неравномерностью линейной плотности нитей, самосбалансирован, то есть при изменении диаметра намотки координата точки набегания на сновальный валик перемещается таким образом, что в каждый момент времени нить наматывается на меньший диаметр, что компенсирует неравномерность плотности намотки сновальной паковки.

Проведенными исследованиями показано, что неравномерность линейной плотности снующихся нитей оказывает незначительное влияние как на разнодлинность нитей, так и на бугристость намотки сновальной паковки.

1, 1, L/L ср 0, 0, 0 10 20 30 40 50 60 70 80 90 100 1 120 130 х, см а 1, 1, L/L ср 0, 0, 0 10 20 30 40 50 60 70 80 90 100 1 120 130 х, см б 1, 1, L/L ср 0, 0, 0 10 20 30 40 50 60 70 80 90 100 1 120 130 х, см в 1, 1, L/L ср 0, 0, 0 10 20 30 40 50 60 70 80 90 100 1 120 130 х, см г Рисунок 2 Распределение относительной разнодлинности нитей по ширине сновального валика при случайной флуктуации линейной плотности нитей: а – 100-й слой;

б – 400-й слой;

в – 700-й слой;

г – 1000-й слой;

линейная плотность нитей Тср=50 текс (хлопок).

В итоге можно отметить следующее:

неравномерность линейной плотности снующихся нитей практически не оказывает влияния на разнодлинность нитей и бугристость намотки сновальной паковки;

неравномерность натяжения снующихся нитей оказывает существенное влияние на разнодлинность нитей, бугристость и плотность намотки на сновальном валике;

с увеличением среднего натяжения нитей увеличивается неравномерность плотности намотки, однако уменьшается разнодлинность и относительное изменение диаметра намотки;

изменение координаты точки контакта нити и сновальной паковки оказывает существенное влияние на разнодлинность и менее существенное – на бугристость и плотность получившейся паковки.

В результате теоретических исследований формы и параметров намотки на валике сновальной машины установлено, что процесс формирования намотки при неравномерности линейной плотности и натяжения снующихся нитей и случайном перемещении точки контакта нити и поверхности сновального валика самосбалансирован, то есть изменение параметров системы приводит к такому ее состоянию, в котором форма проекции осевого сечения сновального валика стремится к прямой линии.

Библиографический список:

1. Кулида Н.А. Теоретическое и экспериментальное обоснование повышения эффективности подготовки основных нитей к ткачеству в партионном сновании. Дис... доктора техн. наук. – Иваново, 2004. – 347 с.

2. Власова В.Н. Изыскание путей повышения качества партионных сновальных паковок. Дис... кандидата техн. наук. – Москва, 2006. 193 с.

3. Власова В.Н. Анализ напряженно-деформированного состояния режущего клина инструмента с помощью метода конечных элементов. – Димитровград: Технологический институт – филиал ФГОУ ВПО «Ульяновская ГСХА» - 2009.

4. Власова В.Н. Повышение эффективности процесса снования полипропиленовых нитей на машине СП-140. – Димитровград:

Технологический институт – филиал ФГБОУ ВПО «Ульяновская ГСХА им.

П.А. Столыпина» - 2012.

ОРГАНИЧЕСКОЕ ВЕЩЕСТВО И ПЛОДОРОДИЕ ПОЧВЫ ORGANIC MATTER AND SOIL FERTILITY Гафин М.М.

Gafin M.M.

Технологический институт – филиал ФГБОУ ВПО «Ульяновская ГСХА им. П.А. Столыпина», г. Димитровград Institute of Technology - branch of FPBEI HPE «Ulyanovsk state agricultural academy of a name of P.A. Stolypin», Dimitrovgrad Интенсивное земледелие невозможно без воспроизводства плодородия почвы. Это – закон земледелия.

В земледелии необходимо воспроизводство всех компонентов плодородия почвы, однако особое значение имеет воспроизводство органического вещества.

О взаимосвязи органического вещества и плодородия почвы и будет рассказано в данной статье. Данная тема является актуальной для современного сельского хозяйства и это обусловлено некоторыми факторами. Во – первых, особая роль объясняется причинной зависимостью между органическим веществом и возникновением почвы. Во – вторых, глобальное воздействие органического вещества на комплекс агрономических свойств почвы и и энергетическим значением его в плодородии. В – третьих, невозможностью замены органического вещества другими приемами земледелия.

Поясним подробнее, что же такое органическое вещество.

Органическое вещество почв – это совокупность органических соединений и материалов различного происхождения. К органическому веществу относятся органические остатки растительного, животного и микробного происхождения (корни, листья, стебли, кора) на разных стадиях разложения, а также продукты их распада. Вносимые в почву природные органические удобрения (навоз, помет, торф ) тоже относятся к органическому веществу почв. Особую группу органических веществ почв составляют пестициды, нефть и нефтепродукты, полициклические ароматические углеводороды.

Обогащение почв органическим веществом способствует ее оструктуриванию в слое и 0 – 20 см, и 0 – 40, при этом повышается не только водопрочность макро -, но и микроструктуры.

О роли органического вещества как источника и посредника в азотном питании растений свидетельствуют результаты опытов, проведенных с использованием стабильного изотопа 15N. Установлено, что относительное участие азота почвы в урожае изменялось по вариантам опытов в пределах 40 - 60%. Абсолютные количества азот, поставляемые растениям окультуренной почвы, значительно больше.

Роль органического вещества активно изучается в поволжских хозяйствах.

Органическое вещество почвы является не только источником азотного питания растений, но и важнейшим агентом трансформации внесенного в почву азота минеральных удобрений. Систематическое применение минеральных удобрений даже в небольших количествах способствуют значительному повышению концентрации почвенного раствора и в севообороте, и под бессменными культурами, но на наиболее гумусированных почвах оно значительно менее выражено.

В земледелии важно учитывать внесение удобрений (минеральных и органических) для поддержания баланса гумуса в почве. Органические удобрения, увеличивая общее содержание органического вещества, в большей мере изменяют размер его лабильной части. Одновременно возрастает прочность органоминеральных соединений почвы под воздействием систематического применения органических удобрений, об этом свидетельствует более низкое относительное содержание углерода в пирофосфатной, щелочной и совместной щелочной и пирофосфатной вытяжках при близких абсолютных количествах извлекаемых гумусовых веществ соответствующими вытяжками. Внесение навоза усиливает процессы новообразования гумусовых веществ ( более высокие значения коэффициентов цветности), а также ускоряет разложение органических остатков ( более низкое относительное содержание липидов и хлорофилла). В севообороте такой закономерности нет, что связано с большими различиями в количестве и характере поступления растительных остатков, а также в скорости их разложения.

Действие органических удобрений на качественное состояние органического вещества зависит от способа возделывания культур. Больший положительный эффект достигается в севообороте в отличие от бессменного возделывания, причем положительное действие севооборота проявляется и на унавоженном фоне, и на фоне применения только минеральных удобрений.

Известкование в большинстве случаев способствует увеличению общего содержания органического вещества почвы и улучшению его качественного состояния. Последнее проявляется в усилении процессов трансформации лабильной части органического вещества почвы и, как следствие, в улучшении комплекса агрономически важных свойств почвы (возрастает прочность органоминеральных соединений почвы, значительно смещается кислотность в нейтральную сторону, снижается осмотическое давление почвенного раствора). При совместном внесении извести и органических удобрений эти положительные изменения усиливаются.

Максимален положительный эффект от совокупного действия севооборота, органических и минеральных удобрений на фоне известкования. Этому же варианту соответствует и наибольшая продуктивность растений.

Важнейшим фактором динамики органического вещества в пахотных почвах является культура полевых растений. Исходным теоретическим моментом при исследовании роли культурных растений в количественной динамике органического вещества почвы являются биологические особенности полевых культур, с одной стороны, и технология возделывания – с другой. В Поволжье теоретическая разработка и практическое осуществление более рациональных технологий возделывания полевых культур невозможны без достаточно обоснованного критерия расхода (потребления) органического вещества почвы. В качестве такого критерия можно использовать условный показатель – фактор минерализации, представляющий собой отношение фактического расхода гумуса почвы при принятой технологии (системе) обработки почвы к количеству органического вещества, минерализации которого теоретически удовлетворяет потребность культуры в азоте для создания заданного урожая.

Положительно влияют на содержание органического вещества в почве многолетние пластовые культуры.Значительные результаты можно получить при бессменном посевах люцерны. Ежегодный прирост запасов почвенного гумуса под этой культурой в слое 0 – 40 см составил 1 т/га.

Таким образом, рассмотрев ряд факторов, связанных с органическим веществом почвы, можно сделать вывод: для оценки качественных изменений органического вещества под воздействием земледельческих приемов важно оценить динамичность и характер превращения лабильной части органического вещества почвы.

Большое значение земледельческих приемов в изменении содержания и качественного состояния органического вещества обосновывают необходимость направленного воздействия на процессы синтеза – распад органического вещества интенсивно используемой почвы.

УДК 677.022.62/. О СТРУКТУРЕ НАМОТКИ НИТЕЙ НА СНОВАЛЬНОМ ВАЛИКЕ ON THE STRUCTURE OF STRINGS ON WINDING ROLLER WARPING Ежов Н.Е.

Yezhov N. E.

Колледж Механико-технологический молочной промышленности, г. Димитровград Сollege Mekhanics-technological suckling industry, Dimitrovgrad Известно [1], что самыми существенными недостатками намотки сно вальных валиков являются: бугристость (нецилиндричность) намотки в осе вом направлении паковки и неравномерность объемной плотности в радиаль ном направлении валика.

Бугристость намотки вызывает необходимость усиленного торможения сновальных валиков при их сматывании на шлихтовальной машине. В результате этого наиболее короткие нити, лежащие во впадинах намотки, вытягиваются до наиболее длинных (лежащих на вершинах бугров) нитей, теряют свои упругие свойства и в дальнейшем обрываются при их переработке на ткацких станках. Неравномерность объемной плотности в радиальном направлении паковки приводит к нерациональному использованию объема намотки валика, то есть к уменьшению массы намотки и длины снования, а, следовательно, к увеличению отходов пряжи и сокращению производительности труда в сновании и шлихтовании.

Нами [1] было выведено условие при выполнении которого исключается бугристость (нецилиндричность) намотки сновальных валиков (рисунок 1).

Т Т 1Т 1 2Т.... i i... n n, (1) 1 2 i n где Тi - линейная плотность снующихся нитей на i-том участке, г/км;

i – линейная плотность раскладки нитей на i-том участке намотки, нит/см;

i – объемная плотность намотки плотность намотки на i-том участке, г/см.

Неравномерность линейной плотности раскладки нитей в направлении образующей сновальной паковки может быть вызвана несовершенством конструкции партионного рядка (разным наклоном гребенок и оси рядка), износом его звеньев, электризуемостью снующихся нитей и рядом других факторов.

Различная линейная плотность нитей на различных участках может быть вызвана неравномерностью по толщине продуктов прядения, попаданием в лавку бобин, сформированных на различных прядильных машинах и вследствие других причин.

Неодинаковая объемная плотность намотки на различных участках обусловлена не только различным натяжением отдельных нитей, но и структурой самой намотки.

Нити при сновании перемещаются и в осевом направлении (рисунок 2).

В результате этого каждая снующаяся нить наматывается на одну цилиндрическую бобину крестовой намотки. Не исключено, что некоторые из указанных бобин могут иметь сомкнутую структуру намотки, объемная плотность намотки которой в 1,5 раза больше объемной плотности бобин обычной несомкнутой структуры [2].

Рисунок Вероятнее всего 1Т 1 2Т 2 i Т i Укатывающий валик будет сильнее всего надавливать на те участки, на которых больше произведение iTi, стремясь увеличить на этих участках объ емную плотность i и, следовательно, выполнить равенство (1), устранив буг ристость намотки. Однако при формировании отдельных бобинах сомкнутой структуры это сделать довольно затруднительно, так как плотность намотки на указанных участках довольно велика.

Таким образом, если даже 1Т 1 2Т 2 i Т i бугристость намотки может возникнуть вследствие неодинакового натяжения нитей и различной структуры намотки бобин. Изменение плотности намотки сновальной паковки в радиальном ее направлении может быть вызвано не только увеличением давления выше лежащих слоев на нижележащие, но и изменением структуры намотки образующихся цилиндрических бобин по мере формирования паковки. По Гордееву [3] на бобине будет сформирована сомкнутая структура намотки, когда скорость осевого перемещения нити:

Рисунок н d nв, (2) где d - диаметр снующейся нити, мм;

nв – частота вращения сновального валика, мин -1.

Не исключено, что при некоторой частоте вращения сновального валика скорость осевого перемещения снующихся нитей как раз соответствует получению на нем сомкнутой структуры намотки. Объемная плотность намотки нитей на сновальном валике:

kз н, (3) где кз - коэффициент заполнения нитями объема сновального валика (для сомкнутой структуры намотки к3 =0,785);

н - плотность нити (для х/б пряжи н = 0,8 г/см3).

По мере формирования сновального валика плотность нитей ун практи чески остается неизменной, но возрастает коэффициент заполнения намотки кз, волокнистым материалом за счет того, что нити приобретают эллиптиче скую форму и за счет изменения структуры самой намотки.

Самыми существенными недостатками намотки сновальных валиков являются бугристость (нецилиндричность) намотки и неравномерность объемной плотности ее в радиальном направлении паковки.

Для снижения бугристости намотки необходимо увеличить диаметр ствола сновального валика и степень прессования намотки укатывающим валиком.

Для выравнивания объемной плотности намотки в радиальном направлении сновальной паковки необходимо стабилизировать натяжение снующихся нитей и изменять по определенному закону степень прессования намотки укатывающим валом за все время формирования сновальной паковки.

Библиографический список:

1. Зайцев В.П., Исследование структуры намотки и процесса формирования партионных сновальных паковок. Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук: Ленинград, ЛИТЛП им С.М.

Кирова, 1970 г.

2. Панин И.Н. Разработка и исследование структур паковок специального назначения. Диссертация на соискание ученой степени доктора технических наук. Москва, МГТУ им. А.Н. Косыгина. 1996 г.

3. Гордеев В.А., Волков П.В. Ткачество. М. Легкая и пищевая промышленность. 1984 г.

4. Ежов Н.Е., Лукоянчев С.С., Шигапов И.И.. О структуре намотки нитей на сновальном валике. // Наука в современных условиях: от идеи до внедрения: материалы международной научно-практической конференции.

Димитровград 27 апреля 2012 г. – 147 с 5. Шигапов И.И., Лукоянчев С.С., Кадырова А.М., Жабин Д.В.

Трубчатые текстильные фильтры для очистки молока. Наука в современных условиях: от идеи до внедрения: материалы международной научно практической конференции. Димитровград 27 апреля 2012 г. – 147 с УДК 677.022.62/. О ФАКТОРАХ ВЛЕЯЮЩИХ НА ВЕЛИЧИНУ СТАВКИ ПАРТИОННЫХ СНОВАЛЬНЫХ МАШИН ABOUT FACTORS VLEYAYUSCHIH THE AMOUNT BET PARTIONNYH WARPING MACHINES Ежов Н.Е.

Yezhov N. E.

Колледж Механико-технологический молочной промышленности, г. Димитровград Сollege Mekhanics-technological suckling industry, Dimitrovgrad Партионное снование является одним из основных подготовительных технологических процессов подготовки технических процессов подготовки основной пряжи к ткачеству. От качества снования во многом зависит процесс дальнейшей подготовке основной пряжи, а именно от него зависит не только качество намотки ткацкого навоя, но и величина отходов дорогостоящего сырья.

До настоящего времени все исследования, связанные с партионным снованием, касались разработки методов, выравнивания натяжения снующихся нитей, снижение бугристости намотки сновальных валиков и т.д., а вопросы влияния величины ставки бобин на объем отходов основной пряжи внимания не уделялось. Оптимальная ставка бобин рассчитывалась, как для партионного, так и для ленточного снования, только с точки зрения снижения трудозатрат сновальщиц и ставилыщиц и повышение производительности труда и оборудования снования.

Наши исследования направлены на решение вопроса определения оптимальной величины ставки бобин при партионном сновании, при которой будет возможен процесс шлихтования основных нитей без их склеивания друг с другом на одном сновальном валике. Решение этого вопроса позволит не только снизить величину отходов пряжи, но и оптимизировать размеры шпулярников, более рационально использовать производственную площадь, расход клеящих материалов.

Для решения поставленной задачи нами определены основные факторы, влияющие на размер ставки бобин партионном сновании к которым относятся: размеры основного валика (рассадка фланцев), разводка распределительного рядка, линейная плотность пряжи, качественные показатели шлихты (вязкость, величина приклея и т.д.), скорость шлихтования, число сновальных валиков в партии и т.д.

Из данного большого объема факторов следует выделить наиболее значимые, влияние которых на величину ставки бобин будет определяющим и обеспечит процесс снования с минимальными отходами пряжи.

Библиографический список:

1. Ежов Н.Е., Лукоянчев С.С., Шигапов И.И.. О структуре намотки нитей на сновальном валике. // Наука в современных условиях: от идеи до внедрения: материалы международной научно-практической конференции.

Димитровград 27 апреля 2012 г. – 147 с.

2. Шигапов И.И., Лукоянчев С.С., Кадырова А.М., Жабин Д.В.

Трубчатые текстильные фильтры для очистки молока. Наука в современных условиях: от идеи до внедрения: материалы международной научно практической конференции. Димитровград 27 апреля 2012 г. – 147 с.

РАЗРАБОТКА БИОТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ПАРАМЕТРОВ ПО ПОЛУЧЕНИЮ ПРОТЕКТИВНОГО ИНАКТИВИРОВАННОГО АНТИГЕНА ORNITHOBACTERIUM RHINOTRACHEALE DESIGN PARAMETERS FOR OBTAINING BIOTECHNOLOGICAL OF PROTECTIVE INACTIVATED ANTIGEN ORNITHOBACTERIUM RHINOTRACHEALE Курьянова Н.Х.

Kuryanova N.H.

Технологический институт – филиал ФГБОУ ВПО «Ульяновская ГСХА им. П.А. Столыпина», г. Димитровград Institute of Technology - branch of FPBEI HPE «Ulyanovsk state agricultural academy of a name of P.A. Stolypin», Dimitrovgrad Одна из основных проблем птицеводческой отрасли - это респираторные болезни. Среди них особое место занимает инфекция Ornithobacterium rhinotracheale (ORT) - недавно открытый орнитобактериоз, серьезно угрожающий мясному птицеводству.

В России расширился ассортимент разрешенных к применению средств воздействия на микроорганизмы и вирусы: зарегистрировано более инактиваторов, арсенал экологически безопасных препаратов, не загрязняющих окружающую среду, ограничен. Поэтому изучение антибактериальных и антивирусных свойств соединений различных классов, с целью разработки новых нетоксичных, экологически безопасных антимикробных препаратов, используемых в качестве бактерицидов для создания инактивированных вакцин, представляет собой весьма актуальную задачу для науки и практики.

Рассматривая вышеизложенную проблему, мы поставили перед собой цель исследований - разработать биотехнологические параметры создания инактивированной вакцины против орнитобактериоза.

Для достижения поставленной цели поставили следующие задачи:

Изучить основные биологические свойства бактерий O.

rhinotracheale.

Выбрать оптимальную питательную среду накопления для культивирования бактерий O. rhinotracheale.

Разработать схему использования теотропина в качестве инактиватора бактерий O. rhinotracheale.

Изучить возможность создания вакцинного препарата против орнитобактериоза.

Изучить безвредность, аректогенность созданного вакцинного препарата.

Исследования проводились в 2009-2011 годах на базе кафедры микробиологии, вирусологии, эпизоотологии и ветеринарно-санитарной экспертизы Ульяновской ГСХА.

В работе использовались референс-штаммы бактерии Ornithobacterium rhinotracheale К 282 и К 33.

Первоначально, для изучения возможности создания инактивированной вакцины против орнитобактериоза птиц необходимо было изучить биологические свойства этого, малоизвестного в нашей стране, инфекционного агента.

Экспериментальным путем установлено, что Ornithobacterium rhinotracheale - это небольшие грамм отрицательные палочки с округлыми концами. Споры и капсулы не образуют.

Для изучения культуральной характеристики использовали тесты, которые наиболее полно характеризуют ферментативные свойства бактерий вида Ornithobacterium rhinotracheale. Установлено отсутствие способности образовывать индол, сероводород и утилизировать цитрат;

гемолитическая активность не выявлена.

Следующей задачей исследований было проведение сравнительного анализа ростовых характеристик орнитобактерий на различных средах, предлагаемых для оптимального культивирования чистой культуры, что обусловлено необходимостью получения больших объмов бактериальной массы для цели нашей работы. Установлено, что Ornithobacterium rhinotracheale растут на триптозо-соевом агаре, на PPLO агаре. Из жидких питательных сред оптимум роста предоставляют бульон Хоттингера, сердечно-мозговой экстракт и пептонная вода различных фирм производителей.

Выявлено, что показатели КОЕ на более питательном кровяном агаре высокие. Это указывает на возможность его использования для наращивания бактериальной массы для дальнейших исследований. Оптимальное время культивирования микроорганизма на одной из выбранных нами питательных средах - 48 часов. Однако, данные среды для наработки бактериальной массы достаточно дороги и экономически невыгодны. Поэтому целесообразно было сконструировать накопительную среду для Ornithobacterium rhinotracheale.

Проанализировав результаты своих экспериментов и литературные данные, мы пришли к выводу, что в качестве азотно-витаминной основы конструируемой среды нужно использовать дрожжевой экстракт, пептон, в качестве источника углерода – глюкозу.

Опытным путем установлено, что оптимальное время культивирования бактерий вида Ornithobacterium rhinotracheale на накопительной среде составляет 48 часов.

Третьим этапом наших исследований было изучение бактерицидного и бактериостатического действия теотропина. В результате проведнных исследований установлено, что препарат теотропин в дозе 5 мг/мл при концентрации бактерий в 1010 мг/мл после 5-часовой экспозиции обладает бактериостатическим действием по отношению к бактериальной культуре указанных видов микроорганизмов. Доза препарата в 7,5 мг/мл является бактериостатической при 3-х часовой экспозиции. Доза в 10 мг/мл после 18– ти часовой экспозиции с бактериальной культурой концентрацией 10 микробных тел является бактерицидным для данного вида бактерий и возможна как инактиватор для производства инактивированных вакцин из бактериальной массы Ornithobacterium rhinotracheale.

Для изготовления инактивированной вакцины были выбраны в качестве адъювантов два отечественных адьюванта - гидрат окиси алюминия и алюмокалиевые квасцы, а так же полный адьюванта Фрейда.

Установлено, что максимальная величина титра антител наблюдается в ответ на введение антигена с адьювантом Фрейда и равна к 10 дню гипериммунизации 1:80. К 20 дню титр антител вырос до 1:320 и оставался самым высоким. Дальнейшее изучение антигенных свойств у полученных препаратов было направлено на выяснение их антигенного состава с целью выбора лучшего препарата. Мы для своих исследований использовали реакцию иммунодиффузии (РИД) по Оухтерлони в модификации Остермана.

Работали на агаровом геле фирмы «Difco» на предметных стеклах.

Результаты свидетельствуют, что при использовании указанных адьювантов эффективность антигенной активности выявленная данным методом незначительна. В образце, где в качестве антигена выступал вакцинный препарат с адьювантом Фрейда, количество линий преципитации ограничилось двумя. Последующие образцы показали ещ более слабую антигенную активность конструированных вакцинных препаратов.

В связи с полученными результатами, нами были проведены дополнительные эксперименты с целью улучшения антигенные свойства вакцинного препарата. Для этого было необходимо использовать в качестве протективного антигена не только поверхостные антигенные детерминантные структуры, но и внутриклеточные антигенные комплексы.

Дальнейшие наши исследования были посвящены разработке методов дезинтеграции бактериальной клетки Ornithobacterium rhinotracheale.

Необходимость в этом была обусловлена изучением возможности использования в качестве вакцинного препарата дезинтеграта разрушенной бактерии, учитывая, что в данном препарате в качестве протективного антигена будут использованы антигенные детерминанты не только поверхностных, но и внутренних клеточных структур – рибосом, клеточных мембран, цитоплазматической фракции.

Согласно литературным данным наиболее оптимальным вариантом для решения поставленной задачи явилось бы применение криогенного метода дезинтеграции в модификации Грассе. Проведнная нами проверка данного способа показала, что 24-х кратное замораживание и оттаивание бактериальной культуры Ornithobacterium rhinotracheale не обеспечивает высокого процента разрушения бактериальных клеток. Поэтому возникла необходимость перейти к другому способу дезинтеграции.

Одним из таких способов явилась дезинтеграция бактерий с помощью ультразвука. Режимы ультразвуковой дезинтеграции бактерий вида Ornithobacterium rhinotracheale подбирали в экспериментах. Бактериальную суспензию концентрацией 10,0 млрд. м. к. в 1 мл дистиллированной воды с рН – 7,2, подвергали ультразвуковой обработке на дезинтеграторе фирмы MSE (Англия) с амплитудой зонда - 6 мк, время обработки – 10 мин, объм суспензии – 18-20 мл. Эффективность разрушения бактериальных клеток оценивали по данным световой микроскопии. В проведнных экспериментах показатель величины разрушения бактериальной клетки доходил до 90 % Полученный дезинтеграт бактериальной клетки был изучен в иммунологических опытах на животных с целью выбора из экспериментальных групп препарата обладающего наиболее выраженными протективными свойствами.

Для проведения экспериментов по созданию вакцины необходимо было рассчитать величины LD50 штамма Ornithobacterium rhinotracheale, используемого для контрольного заражения. Опыт провели на 72 мышах, полученные данные обсчитывали по методу Кербера и установили, что при внутрибрюшинном заражении LD50 - 2, 300 млн м.к. в мл, при подкожном 6,800 млн м.к. в мл. После этого приступили к опытам по иммунизации.

Полученные в серии экспериментов данные указывают, что неинактивированный теотропином дезинтеграт обладает более высокими протективными свойствами, чем дезинтеграт инактивированный теотропином. Возможно, это объясняется тем, что препараты из неинактивированного дезинтеграта содержат живые бактерии, что повышает его протективные свойства. Препараты из целых, инактивированных различными способами бактериальных клеток вида Ornithobacterium rhinotracheale, обладают меньшими протективными свойствами. Суммарные показатели экспериментов по конструированию вакцины из обработанного теотропином дезинтеграта свидетельствует, что из 56 белых мышей иммунизированных дезинтегратом, после контрольного заражения выжило 31, т.е. более 50 %. У препарата с целыми инактивированными клетками данное соотношение значительно хуже – 27:11.


Результаты выше описанных опытов дали положительный ответ на вопрос о наличии протективных свойств у изучаемых препаратов. Поэтому в дальнейших исследованиях задача была расширена. В экспериментах применяли различные комбинирования клеточных структур с новыми адьювантными иммуностимулирующими веществами. Это было необходимым для поиска оптимальной конструкции возможного вакцинного препарата.

Во всех иммунологических опытах хорошие результаты продемонстрировал препарат, состоящий из дезинтеграта бактериальной клетки, инактивированного теотропином. Данное сочетание в схемах иммунизации свидетельствовало, что конструкция данной вакцины обладает достаточными протективными свойствами, создавая защиту у животных против контрольного заражения дозой 10 LD50 практически у половины иммунизированных животных.

Особым вопросом при создании вакцинного препарата является его реактогенность. Исследования проводили на кроликах породы «Шиншилла».

Установлено, что пирогенное действие инактивированной суспензии бактерий Ornithobacterium rhinotracheale было кратковременным: к концу 2-х суток температура тела у подопытных животных понизилась до нормы.

Гиперемия кожного покрова продолжалась в течение 4-х дней и к началу пятого дня прекратилась.

Полученные результаты свидетельствуют, что экспериментальные вакцинные биопрепараты Ornithobacterium rhinotracheale не обладают дермонекротической реакцией, ареактогенны и безвредны для макроорганизма в указанных дозах.

Выводы. Опираясь на биологические свойства бактерий вида O.

rhinotracheale, подобрана питательная среда и параметры культивирования для наработки максимально возможного количества бактериальной массы данного микроорганизма. Разработаны схемы инактивации бактерий различных морфологических форм с помощью препарата теотропина. На основании полученных данных предложена схема инактивации теотропином бактерий O. rhinotracheale с целью создания инактивированного вакцинного препарата. В результате экспериментов предложена схема создания инактивированной орнитобактериозной вакцины, основанной на новых биотехнологических методах, в частности, ультразвуковой дезинтеграции и инактиватора теотропина.

Библиографический список:

1. Курьянова Н.Х. Орнитобактериоза – заболевание птицы / А.С.

Разорвина, Н.И. Молофеева, Д.А. Васильев // Материалы Международной научно-практической конференции. Технологический институт (филиал) ГОУ ВПО «УГСХА» – Димитровград, 2008 – с.183-188.

2. Курьянова Н.Х. Воздействие теотропина на бактерии видов Bacillus cereus и Bacillus subtilis / Н.Х. Курьянова, А.И. Калдыркаев, А.Х. Мустафин, Н.А. Феоктистова, Д.А. Васильев // Материалы Международной научно практической конференции «Аграрная и пути их решения» - Ульяновск, – С. 55-57.

3. Курьянова Н.Х. Воздействие теотропина на бактерии видов и родов Esherihia сoli, Staphilococcus аureus, Salmonella / Н.Х. Курьянова, Н.А.

Феоктистова, Д.А. Васильев // Наука в современных условиях: от идеи до внедрения: материалы международной научно-практической конференции Димитровград, 2010 – с.80-82.

4. Саврилов, М.Р. Изыскание средств дезинфекции при сибирской язве / М.Р. Саврилов // Проблемы мониторинга и генодиагностики инфекционных болезней животных: материалы Международной научной конференции молодых ученых, Владимир, 2004.-С.175-177.

5. Шандала, М.Г. Новые дезинфекционные технологии для профилактики инфекционных болезней / М.Г.Шандала //Эпидемиология и инфекционные болезни. –2006. - №4. - С.15-17.

УДК 619: БИОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА БАКТЕРИЙ ВИДА ORNITHOBACTERIUM RHINOTRACHEALE – ВОЗБУДИТЕЛЕЙ ОРНИТОБАКТЕРИОЗА ПТИЦ BIOLOGICAL PROPERTIES OF THE BACTERIUM ORNITHOBACTERIUM RHINOTRACHEALE - AGENTS ORNITOBAKTERIOZA BIRDS Курьянова Н.Х.

Kuryanova N.H.

Технологический институт – филиал ФГБОУ ВПО «Ульяновская ГСХА им. П.А. Столыпина», г. Димитровград Institute of Technology - branch of FPBEI HPE «Ulyanovsk state agricultural academy of a name of P.A. Stolypin», Dimitrovgrad The article describes the results of studies on tinktorialnyh, cultural and biochemical properties of the bacterium Ornithobacterium rhinotracheale - agents ornitobakterioza birds. Selected solid and liquid nutrient media for culturing the above microorganisms for production of bacterial mass.

Properties, Ornithobacterium rhinotracheale, tinktorialnye, cultural, biochemical and nutritional environment.

В статье описаны результаты исследований по изучению тинкториальных, культуральных и биохимических свойств бактерий вида Ornithobacterium rhinotracheale – возбудителей орнитобактериоза птиц.

Подобраны плотные и жидкие питательные среды для культивирования вышеназванных микроорганизмов для наработки бактериальной массы.

Свойства, тинкториальные, Ornithobacterium rhinotracheale, культуральные, биохимические, питательные среды.

Бактерии вида Ornithobacterium rhinotracheale сравнительно недавно признали в качестве патогенного возбудителя заболевания респираторных путей у значительного числа цыплят и индеек[1,3,5,8].

Первоначально возбудителя орнитобактериоза был описан как Pasteurella-подобный или Kingella-подобный [4,7,12] микроорганизм или полиморфная грамм отрицательная палочка (PGNR) [1]. В 1994 году было предложено назвать возбудителя Ornithobacterium rhinotracheale (ORT), gen.nov.,sp.nov [12]. По данным от 3 мая 1999 года (Anonymous) род Ornithobacterium [13] относят к семейству Flavobacteriaceae. Посредством генетического метода классифицируют и определяют как Ornithobacterium rhinotracheale (ORT), gen.nov.,sp.nov в rRNA суперсемействе V [9,12], находящимся в таксономической близости родов Cytophaga, Riemerella, Flavobacterium, Weekseela, Sporocytophaga, Capnocytophaga [3,14].

Особенности, характеризующие болезнь, вызываемую орнитобактериями, включают относительно слабые респираторные симптомы у молодых птиц, которые начинаются с чихания и исчезают через 1-2 недели. У погибшей птицы наиболее часто регистрируют аэросаккулиты, одно - или двухсторонние пневмонии, пенистые скопления жидкости в грудной полости, анемичность, перикардиты и перитониты [6,8].

Заболевание, вызываемое орнитобактериями, может принести значительный экономический ущерб за счет увеличения процента смертности, снижения яйценоскости, снижения вывода птенцов, повышения процента выбраковки и низкого показателя прироста. Для изучения возможности создания инактивированной вакцины против орнитобактериоза птиц необходимо было изучить биологические свойства этого, малоизученного в нашей стране, инфекционного агента [5,9,13].

Цель и задачи исследования Цель изучить основные биологические свойства бактерий вида Ornithobacterium rhinotracheale на референс-штаммах К 282 и К 33, полученных из музея НИИЦМиБ ФГБОУ ВПО «Ульяновская ГСХА».

Для достижения поставленной цели необходимо изучить тинкториальные, культуральные и биохимические свойства Ornithobacterium rhinotracheale;

подобрать плотные и жидкие питательные среды для культивирования вышеназванных микроорганизмов для наработки бактериальной массы.

Изучение биологических свойств бактерий вида Ornithobacterium rhinotracheale проводилось по классическим методикам [1].

Результаты исследований Для изучения возможности создания инактивированной вакцины против орнитобактериоза птиц необходимо было изучить биологические свойства этого, малоизученного в нашей стране, инфекционного агента.

Тинкториальные свойства бактерий вида Ornithobacterium rhinotracheale устанавливали путем микроскопии под иммерсионной системой мазка суточной культуры, окрашенной по Граму. Увеличение светового микроскопа составляло 10015.

Электронную микроскопию проводили методом негативного контрастирования 1,5% фосфорно-фольфрамовой кислотой (ФВК).

Просматривали препараты на электронном микроскопе HV-12A (фирмы Hitachi) при ускоряющем напряжении 75 кВ и увеличении 3510 3.

Фиксировали культуру 2%-ным раствором OsO4. Результаты электронного микроскопирования O. rhinotracheale представлены на рис 2.

При исследовании морфологических свойств бактерий вида Ornithobacterium rhinotracheale нами было установлено, что это небольшие грамотрицательные палочки с округлыми концами. Споры и капсулы не образуют. Результаты электронной микроскопии, представленные на рисунке 2, дают характерную информацию о данном микроорганизме.

Рисунок 1 - Электронная микроскопия O. rhinotracheale К увеличение Для изучения культуральных свойств использовали тесты, которые наиболее полно характеризуют ферментативные свойства бактерий вида Ornithobacterium rhinotracheale согласно литературным данным [2,9,12].

Таким образом, мы получили следующие результаты: интенсивное синие окрашивание дисков для исследования на оксидазу (HiMedia), говорит о положительной реакции на цитохромоксидазу;

индол и сероводород не образуют;

при добавлении метилового красного кислоту не образуют и окрашивание среды остается желтого цвета;

на среде Симмонса цитрат не утилизируют;

фермент ДНК-аза не деполимеризует ДНК вокруг культуры и цвет среды остается без изменений;

тест окисления/ферментации положительный. При ферментации углеводов производят слабое сбраживание (интенсивное синее окрашивание по ходу укола практически без изменения цвета среды) с образованием газа лактозу, глюкозу, сахарозу, мальтозу, маннит, маннозу, что отражает положительную сторону проведенных тестов. Результаты исследований представлены в таблице 1.


Длительность исследований по изучению культуральных свойств бактерий вида Ornithobacterium rhinotracheale подтолкнула нас к использованию тест - систем по ускоренной типизации микроорганизмов, произведенные ФГУН НИИЭМ им. Пастера. Нами были получены результаты, отраженные в таблице 2.

Использование тест-систем позволило расширить спектр изученных культаральных свойств референс-штаммов бактерий вида Ornithobacterium rhinotracheale по еще 7 показателям. В результате исследований нами изучены 22 биохимических свойства вышеназванных бактерий.

Таблица 1-Показатели исследований на биохимические свойства бактерий вида Ornithobacterium rhinotracheale Ornithobacterium Ornithobacterium тесты rhinotracheale К 282 rhinotracheale К каталаза - оксидаза + + индол - сероводород - метиловый красный - утилизация цитрата - ДНКаза - O/F + + лактоза + + сахароза + + глюкоза + + мальтоза + + гемолиз - манноза + + маннит + + Примечание: «+» - положительный результат, «-» - отрицательный результат Изучение протеолитических свойств бактерий вида Ornithobacterium rhinotracheale мы начали с определения гемолитической активности.

Определение морфологических и фенотипических факторов на гемолитическую активность проводили на триптозо-соевом агаре (Difko) с добавлением 10 % овечьей и человеческой дефибринированной крови (рис.

13). Для этого культуру предварительно культивировали в течение 48ч при 37 0С на бульоне Хоттингера. При изучении гемолитической активности бактерий вида Ornithobacterium rhinotracheale было установлено, что не зависимо от вида донора, чья кровь была использована, зона разрушения эритроцитов не обнаружена.

Таблица 2 - Показатели ферментативной активности бактерий вида Ornithobacterium rhinotracheale по тест - системе по ускоренной типизации ФГУН НИИЭМ им. Пастера Ornithobacterium Ornithobacterium тесты rhinotracheale К 282 rhinotracheale К сероводород - орнитиндекарбоксилаза + + лизиндегидролаза - аргининдегидролаза - уреаза - индол - арабиноза - манноза + + сахароза + + глюкоза + + маннит - адонит - сорбит - лактоза + + Примечание: «+» - положительный результат, «-» - отрицательный результат Следующей целью исследований было проведение сравнительного анализа ростовых характеристик орнитобактерий на различных средах, предлагаемых для оптимального культивирования чистой культуры, что обусловлено получением больших объмов бактериальной массы для цели наших исследований.

Из плотных питательных сред активный рост бактерий вида Ornithobacterium rhinotracheale был кровяном агаре, содержащем 5-10% дефибринированной овечьей крови. Экспериментально установлено, что его основу могут составлять Blood agar base (bioMerieux, Франция), Purple Broth base (Difco, USA), Tryptose Blood agar base (Difco, USA). Рекомендуется инкубировать на агаре в чашках Петри при 37 0С в течении 48-72 часов в анаэробных или микроаэробных условиях (5-10% СО2 ). Слабый рост либо его отсутствие возникает при 24 0С. Установлено, что вышеназванные микроорганизмы растут на триптозо-соевом агаре фирм: (bio Merieux, Франция), Tryptose agar base (Difco, USA), на PPLO агаре (Difco, USA). Из жидких питательных сред оптимум роста предоставляют бульон Хоттингера, сердечно-мозговой экстракт и пептонная вода.

В наших экспериментах по определению оптимальной среды культивирования установлено, что бактерии вида Ornithobacterium rhinotracheale не растут на агаре МакКонки, Дригальского, Эндо, Симмонса.

Рисунок 2 - Характеристика роста на обогащенной питательной среде (PPLO агаре) бактерий вида Ornithobacterium rhinotracheale Оптимальное время культивирования бактерий вида Ornithobacterium rhinotracheale на выбранных нами питательных средах - 48 часов. На рисунке 2 отражены ростовые характеристики бактерий вида Ornithobacterium rhinotracheale на PPLO агаре. Экспериментальным путем было установлено, что ростовые характеристики бактерий вида Ornithobacterium rhinotracheale на кровяном агаре, содержащем 5-10% дефибринированной овечьей крови, триптозо-соевом агаре и PPLO агаре, примерно аналогичны.

В результате проведенных исследований были изучены тинкториальные, культуральные и биохимические свойства бактерий вида Ornithobacterium rhinotracheale, экспериментальным путем подобраны плотные и жидкие питательные среды для культивирования вышеназванных микроорганизмов для наработки бактериальной массы.

Библиографический список:

1. Васильев Д.А., Золотухин С.Н., Никишина Н.М. Методы общей бактериологии – Ульяновск: Копиринг, 1998. – С.89-100.

2. Курьянова Н.Х. Тинкториальные и биологические свойства Ornithobacterium rhinotracheale, используемые для идентификации А.С.

Разорвина, Н.И. Молофеева, Д.А. Васильев // Материалы Международной научно-практической конференции на тему Актуальные вопросы аграрной науки и образования, посвященной 65-летию УГСХА, эпизоотологии, ВСЭ, биотехнологии – Ульяновск, 2008 – С.155-161.

3. Курьянова Н.Х. Проблемы биологической диагностики орнитобактериоза / Н.И. Молофеева, Д.А. Васильев // Научный вестник – Димитровград, 2009 – С. 170-174.

4. De Rosa M., R.Droual, R.P.Chin, H.P. Shivaprasad and R.L. Walker.

Ornithobacterium rhinotracheale infection in turkey breeders// Avian Dis., 1996, 40:865-874.

5. Hafez H. Current status on the role of Ornithobacterium rhinotracheale (ORT) in respiratory disease complexes in poultry// Arch. Geflugelk, 1996, p.60.

6. Hafez H., and W.Beyer Preliminary investigation on Ornithobacterium rhinotracheale «ORT» isolates using PCR-fingerprintings.// In: Proc.ll th Internation Congress of the World Veterinary Poultry Association, Budapest, Hungary. 1997, p.51.

7. Hafez H., and M.Hess Modern Techniques in diagnosis of poultry diseases: review//Arch. Geflue gelkd. 1999, 63:237-245.

8. Hafez H., and R.Sting. Investigation on different Ornithobacterium rhinotracheale «ORT» isolates // Avian Dis.,1999, 43:1-7.

9. Hinz K.-H. & Hafez H.M., The early history of Ornithobacterium rhinotracheale (ORT)// Archiv fur Geflugelkunde, 1997,61, p.95-96.

10. Hinz K.-H., C. Blome, M. Ryll Acute exudative pneumonia and airsacculitis associated with Ornithobacterium rhinotracheale in turkey// Vet.

Rec., 1994, 135, p. 233-234.

11. Travers A.F. Concomitant Ornithobacterium rhinotracheale and New castle disease infection in broilers in South Africa// Avian dis., 1996,40:488-490.

УДК 619: ИЗУЧЕНИЕ БАКТЕРИЦИДНОГО И БАКТЕРИОСТАТИЧЕСКОГО ДЕЙСТВИЯ ТЕОТРОПИНА НА МИКРООРГАНИЗМЫ РАЗЛИЧНОЙ МОРФОЛОГИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЫ STUDYING BACTERICIDAL AND BAKTERIOSTATICHESKY OF TEOTROPIN'S ACTION ON MICROORGANISMS OF VARIOUS MORPHOLOGICAL STRUCTURE Курьянова Н.Х.

Kuryanova N.H.

Технологический институт – филиал ФГБОУ ВПО «Ульяновская ГСХА им. П.А. Столыпина», г. Димитровград Institute of Technology - branch of FPBEI HPE «Ulyanovsk state agricultural academy of a name of P.A. Stolypin», Dimitrovgrad The paper presents the characteristics of the drug teotropina. Described bacteriostatic and bactericidal effect on bacteria teotropina species Listeria monocytogenes, Ornithobacterium rhinotracheale, Staphylococcus aureus.

Empirically chosen dose, time of exposure for complete inactivation of the above microorganisms.

Keywords: teotropin, bacteriostatic and bactericidal action, Listeria monocytogenes, Ornithobacterium rhinotracheale, Staphylococcus aureus.

В статье дана характеристика препарата теотропина. Описано бактериостатическое и бактерицидное действие теотропина на бактерии видов Listeria monocytogenes, Ornithobacterium rhinotracheale, Staphylococcus aureus. Эмпирическим путем подобраны дозы препарата, временные экспозиции для полной инактивации вышеназванных микроорганизмов.

Ключевые слова: теотропин, бактериостатическое и бактерицидное действие, Listeria monocytogenes, Ornithobacterium rhinotracheale, Staphylococcus aureus.

Изучение антибактериальных и антивирусных свойств соединений различных классов, с целью разработки новых нетоксичных, высокоэффективных, экологически безопасных консервантов и инактиваторов для изготовления биопрепаратов представляет собой весьма актуальную задачу современной биотехнологии [2,4,6].

Инактивирование с целью получения антигена для вакцин из убитых штаммов микроорганизмов в то же время должно сохранить иммуногенные структуры возбудителя в возможно более неизмененном виде.

Поэтому прикладные исследования в разработке инактивированных вакцин направлены, прежде всего, на постоянный поиск «идеального»

способа инактивации.

Для решения этой проблемы необходимо изыскание оптимальных средств и методов, которые бы необратимо повреждали имеющиеся в нуклеиновых кислотах возбудителя структуры и информации, ответственные за размножение, но оставляли контактными антигенные структуры белково полисахаридных молекул, ответственных за иммуногенность [1,3,7].

Применяемые для этой цели химические соединения типа формальдегида обладают остаточным действием, которое приходится устранять дополнительными реактивами, что усложняет технологию изготовления вакцинных биопрепаратов.

Теотропин - стабильное при хранении и нагревании вещество (плавится без разложения при температуре 194-196 °С, стабилен при хранении в сухом виде и температуре не выше 40 °С в течение не менее 10 лет – срок наблюдения). Он представляет собой порошок желтоватого цвета со слабым специфическим запахом или без запаха в зависимости от степени очистки.

Хорошо растворим в воде (насыщенный раствор имеет концентрацию свыше 50%), спирте, ацетоне, рН 10 %-ого водного раствора в пределах 9,3-9,5.

Теотропин не раздражает кожи и слизистых оболочек глаз, дыхательных путей, мочеполовой системы. Для приготовления концентрированных растворов и работы с ними следует использовать резиновые перчатки, для работы с разбавленными растворами специальных мер предосторожности не требуется, кроме предотвращения приема внутрь больших количеств раствора. При попадании в глаза их следует промыть водой и раствором борной кислоты, поскольку растворы теотропина обладают слабощелочным рН [5,8,9].

Отсутствие раздражающего и токсического действия теотропина на организм теплокровных животных делает его перспективным препаратом как возможного средства для инактивации вакцинных штаммов микроорганизмов.

Целью наших исследований являлось изучение бактерицидного и бактериостатического действия теотропина на микроорганизмы различной морфологической структуры при его применении как возможного инактивирующего препарата на производственные штаммы бактерий в технологии изготовления инактивированных вакцин.

Материалы и методы Оборудование: холодильник бытовой, термостат ТС -80М-2;

микроскопы МБИ-3;

центрифуги лабораторные ОПн-8УХЛ4,2 и ЦЛС -3, весы чашечные с разновесами, сушильный шкаф, машина для изготовления ватных пробок;

водяная баня, колбы мерные емкостью 50, 100, 250, 500, 1000 см3;

пипетки пастеровские, пипетки мерные на 1,0;

2,0;

5,0;

10 см3;

флаконы емкостью 50, 100, 200 см3;

стекла покровные, стекла предметные, чашки Петри, пробирки, стандарты мутности на 0,5 и 1,0 млрд. микробных клеток, термометры ртутные, фарфоровая ступка с пестиком.

Для бактериологического исследования использовали следующие питательные среды и реактивы: мясопептонный бульон (НПО «Питательные среды», г. Махачкала), мясо-пептонный агар (ГНЦ прикладной микробиологии, г. Оболенск), желточно-солевой агар, глюкоза, теотропин.

Бактериостатическую и бактерицидную концентрации теотропина определяли методом их серийных разведений согласно «Методическим указаниям по отбору, испытаниям и оценке антивирусных и антибактериальных химиопрепаратов среди соединений различных химических классов» (Москва, 2004), а также «Методическим указаниям по определению чувствительности микроорганизмов к антибактериальным препаратам». МУК 4.2.1890-04.

Концентрацию препарата теотропина в бактериальных суспензиях доводили до следующих величин: 5 мг/мл;

7,5 мг/мл;

10,0 мг/мл.

Концентрацию бактерий в 1 мл физиологического раствора доводили до величины 1010 микробных тел по результатам титрования. Данная концентрация бактериальной суспензии не превышает одну дозу инактивированной бактериальной вакцины, что позволяло, при наличии положительных результатов, указать на возможность использования теотропина в качестве инактиватора.

В эксперименте были использованы следующие виды бактерий, имеющие разную морфологию, строение и химический состав клеточной стенки: грамотрицательная палочка - Ornithobacterium rhinotracheale, грамположительная палочка Listeria monocytogenes, кокковая культура Staphylococcus aureus.

Бактериальную массу нарабатывали на оптимальных для микроорганизмов питательных средах, трхкратно центрифугировали при 3000 об./мин в течение 30 минут, освобождая от питательной среды, и доводили до указанной концентрации. В полученную бактериальную суспензию добавляли раствор препарата теотропина с учтом вышеуказанных его конечных концентраций. Посевы микроорганизмов и учет результатов исследований проводили в соответствии с рекомендациями, указанными в вышеупомянутых методических указаниях.

Бактериостатическое действие теотропина проверяли методом контрольного высева бактериальных культур, взаимодействующих с изучаемым препаратом в различные промежутки времени от 1 до 18 часов, с интервалом 1 час, без освобождения их от буферного раствора, содержащего препарат.

Бактерицидную активность теотропина определяли методом контрольного высева бактериальной суспензии после освобождения е от буферного раствора, содержащего препарат, используя те же временные параметры.

Методом центрифугирования при 3000 об./мин осаждали бактериальные клетки, надосадок с теотропином удаляли, осадок ресуспендировали в свободном от препарата физиологическом растворе и центрифугировали при вышеуказанных параметрах.

Данную процедуру повторяли двукратно. После последнего ресуспендирования и часовой экспозиции раствора с бактериями высевали на плотные питательные среды.

Отсутствие бактериального роста в течение трх суток наблюдения (при положительном контроле с интактными штаммами) означает, что данная доза препарата при используемой экспозиции обладает бактерицидным действием.

Результаты исследований свидетельствуют, что изучаемый препарат в концентрации 5,0 и 7,5 мг/мл обладал бактериостатическим, но не бактерицидным действием за время экспозиции 18 часов на все штаммы изученных микроорганизмов (табл. 1-3).

Бактериостатический эффект на штамм Ornithobacterium rhinotracheale начинал проявляться при концентрации теотропина 5,0 мг/мл через 4 часа, на штаммы Listeria monocytogenes и Staphylococcus aureus – через 5 часов. При концентрации теотропина 7,5 мг/мл бактериостатическое действие на штамм Ornithobacterium rhinotracheale проявилось через 2 часа, на штаммы Listeria monocytogenes и Staphylococcus aureus – через 3 часа.

Теотропин в концентрации 10,0 мг/мл оказывал бактериостатическое действие на штамм Ornithobacterium rhinotracheale и Listeria monocytogenes уже через 2 часа, на штаммы и Staphylococcus aureus – через 3 часа.

Бактерицидные свойства теотропина в концентрации раствора 10 мл/г проявились для микроорганизмов вида Ornithobacterium rhinotracheale через 16, а для видов Listeria monocytogenes и Staphylococcus aureus через 18 часов.

Полученные результаты согласуются с литературными данными разных авторов о более высокой толерантности к физико-химическим воздействиям грамположительных микроорганизмов по сравнению с грамотрицательными.

Таким образом, в результате проведнных исследований нами установлено, что препарат теотропин в дозе 5,0 мг/мл при концентрации бактерий в 1010/мл после 5-часовой экспозиции обладает бактериостатическим действием по отношению к бактериальным культурам как грамотрицательных, так и грамположительных микроорганизмов.

Концентрация препарата 7,5 мг/мл является бактериостатической для всех штаммов при 3-х часовой экспозиции. Препарат в концентрации 10, мг/мл после 18-ти часовой экспозиции с бактериальными культурами проявил бактерицидность для всех изучаемых микроорганизмов.

Полученные данные позволяют утверждать, что изучаемый препарат теотропин в концентрации 10,0 мг/мл и экспозиции 18 часов можно использовать в качестве ингибитора при производстве инактивированных вакцин из штаммов как грамотрицательных, так и грамположительных вегетативных форм микроорганизмов. При условии, что у убитых бактерий будут сохраняться иммуногенные свойства и отсутствовать отрицательное влияние на организм теплокровных животных: иммунодепрессия, токсичность, аллергия и другие свойства, которые учитывают при контроле качества изготовленных биопрепаратов.

Библиографический список:

1. Аржаков, В.Н. Дезинфекция и ее место в системе противоэпизоотических мероприятий / В.Н.Аржаков, Н.В. Аржаков //БИО 2003. - №7. – С. 9-21.

2. Курьянова Н.Х. Характеристика теотропина как дезинфицирующего средства / Н.Х. Курьянова Н.Х., Н.А. Феоктистова, Д.А. Васильев // Материалы Международной научно-практической конференции «Аграрная и пути их решения» - Ульяновск, 2009 – С. 64-69.4.

3. Высоцкий, А.Э. Сравнительная биоцидная активность дезинфектанта \ «Сандим-Д» / А.Э.Высоцкий // Проблемы ветеринарной санитарии, гигиены и экологии:сб. науч. тр. ВН ИИВС ГЭ. Т.117. – М., 2006.–С.176-182.

4. Каштанов, А.В. Исследование бактерицидной и дезинфицирующей активности препарата однохлористый йод /А.В.Каштанов // Проблемы ветеринарнойсанитарии, гигиены и экологии: сб. науч. тр.Всероссийского научно-исследовательскогоинститута ветеринарной санитарии, гигиены и экологии. Т.115. –М., 2003. –С.242-249.

5. Курьянова Н.Х. Воздействие теотропина на бактерии видов Bacillus cereus и Bacillus subtilis / А.И. Калдыркаев, А.Х. Мустафин, Н.А.

Феоктистова, Д.А. Васильев // Материалы Международной научно практической конференции «Аграрная и пути их решения» - Ульяновск, – С. 55-57.

6. Попов, Н.И. Новое дезинфицирующее средство Бианол для дезинфекции объектов ветеринарного надзора / Н.И.Попов,Г.Д.Волковской, С.А.Мичко // Проблемы ветеринарной санитарии, гигиены и экологии:сб.

науч. трудов Всероссийского научно-исследовательского института ветеринарной санитарии, гигиены и экологии. Т. 115.-М.,2003. – С. 218-229.

7. Курьянова Н.Х. Безопасный дезинфектант нового поколения – препарат «Теотропин» // Наука в современных условиях: от идеи до внедрения: материалы международной научно-практической конференции Димитровград, 2010 – С. 77-80.

8. Шандала, М.Г. Новые дезинфекционные технологии для профилактики инфекционных болезней / М.Г.Шандала //Эпидемиология и инфекционные болезни. –2006. - №4. - С.15-17.

РОЛЬ ПОДГОТОВКИ ТОВАРОВЕДА - СПЕЦИАЛИСТА ТОРГОВЛИ ПРИ ВХОЖДЕНИИ В ВТО ROLE OF PREPARATION GOODS MANAGER - TRADE PROFESSIONALS FROM ENTRY INTO THE WTO Малахова Т.Н.

Malakhovа T.N.

Технологический институт – филиал ФГБОУ ВПО «Ульяновская ГСХА им. П.А. Столыпина», г. Димитровград Institute of Technology - branch of FPBEI HPE «Ulyanovsk state agricultural academy of a name of P.A. Stolypin», Dimitrovgrad Вступив на путь экономической реформы, отказавшись от государственной монополии внешней торговли, создав реальную тарифную систему, Россия развивает связи со странами рыночной экономики на основе общих принципов, принятых в мировом хозяйстве.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.