авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

СКРЫТАЯ ПРАВДА

Музыка, политика и цензура в Беларуси Лукашенко

авторы: Lemez Lovas, Maya Medich

Опубликовано агентством FreeMuse

Редактор: Marie Korpe

Дизайн: Arevad Grafisk

Design

Обложка: Andrea Hvistendahl

Напечатано в Дании в 2006 г. Handy Print

Высказываемые в данном отчёте точки зрения могут не совпадать с точкой зрения Freemuse

Прочие публикации агентства FreeMuse

1. 1-я Всемирная конференция на тему «Музыка и цензура» (2001).

2. «Можно ли остановить пение птиц?» Цензура музыки в Афганистане (2001).

автор: John Baily 3. «Немного особенные». Цензура и цыганские музыканты в Румынии (2001).

Автор: Garth Cartwright 4. «Игра с огнём». Страх и само-цензура в музыке Зимбабве (2001). Автор: Banning Eyre (2001 5. «Куда теперь, Нигерия?» Музыка под угрозой: Вопрос денег, морали или самоцензуры? (2003).

Автор: Jean-Christophe Servant 6. «Поющие в эхо-камере». Музыкальная цензуре в США после 11 сентября. Автор: Eric Nuzum 7. «Всё запрещённое – желанно». Конференция в Бейруте «Свобода выражения в музыке» (2005).

СОДЕРЖАНИЕ Предисловие Краткий обзор ВВЕДЕНИЕ Карта и факты Краткий исторический экскурс Власть президента Права человека Религия Свобода выражения / юридические аспекты Свобода выражения / СМИ ГЛАВА 1: ЦЕНЗУРА И ИДЕОЛОГИЯ. СОВЕТСКОЕ НАСЛЕДИЕ Свобода слова Независимость, революция и пост-советская культура ГЛАВА 2: ЦЕНЗУРА В МУЗЫКЕ И ОППОЗИЦИЯ Цензура на практике – механизмы контроля Выступления live Юридические преграды Рок музыка на передовой Новое поколение (белорусский хип-хоп) Выступая зарубежом: «польская связь»

ГЛАВА 3: ПРОТЕКЦИОНИЗМ ПО ОТНОШЕНИЮ К «ОФИЦИАЛЬНОЙ» МУЗЫКЕ Рок фестивали и рок-индустрия Авторское право и пиратство «Самиздат» и неформальные каналы распространения Internet и культура «бесплатной закачки»

ГЛАВА 4: ГОСУДАРСТВЕННАЯ ВЫБОРНАЯ КОМПАНИЯ «Чёрный» PR Официальная музыка и компания «За Беларусь»

ГЛАВА 5: ПОСЛЕДСТВИЯ ЦЕНЗУРЫ Вынуждены быть «политическими»

Case study – DJ Шаманка Обходя цензуру: вечеринки андеграунда Утечка мозгов?

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПРИЛОЖЕНИЯ ПРЕДИСЛОВИЕ В 2004 году агентством FreeMuse было получено открытое письмо белорусских музыкантов. В письме описывались трудности музыкантов при выступлениях, а также прилагался составленный властями «чёрный список» групп, которым, соответственно чинились особые препятствия при записи музыки и во время концертных выступлений.



В ноябре 2005 года во FreeMuse обратились группа авторов, в течение нескольких лет наблюдавших за проблемами музыкантов в Беларуси. Для того, чтобы продолжить расследование ситуации эти авторы от имени и по поручению агентства совершили поездку по Польше и Беларуси. В Польше они встречались с независимыми белорусскими музыкантами, которым власти чинили постоянные препятствия дома, но которые могут безо всяких ограничений и рогаток выступать в соседнем государстве. В дополнение, настоящими авторами было проведено расследование ситуации в Беларуси во время Президентских выборов 2006 года.

Конечно, музыка получает признание в Беларуси, страна принимает участие в конкурсе Евровидение – также как и отмечает тех музыкантов, чьи выступления совпадают с «официальной линией». Белорусской конституцией гарантируется свобода самовыражения. И хотя нельзя сказать, что слово «цензура» у всех на языке, независимые музыканты продолжают жаловаться на свою ситуацию.

Один из белорусских музыкантов рассказал представителям FreeMuse о том, что «каждый раз, когда группу приглашают для участия в каком-либо крупном международном фестивале Комитет по Идеологии и Цензуре предварительно запрашивает тексты наших песен для проверки на «пристойность», подразумевая тексты о президенте, официальных лицах и правительстве. Далее наш «контакт», который пожелал остаться анонимным, продолжил: «Когда я пришёл для интервью на радио, ведущий попросил меня не произносить слов «политик», «выбор», «выбирать» - и вообще не затрагивать тем, которые бы наталкивали людей на размышления о политической ситуации в стране».

В настоящем отчёте – «Скрытая правда: музыка, политика и цензура в Беларуси Лукашенко»

журналисты Maya Medich и Lemez Lovas показывают ограничения и проблемы, с которыми сталкиваются независимые музыканты в сегодняшней Беларуси.

Один из интервьюируемых так видит ситуацию: «Если раньше им было всё равно, то теперь всё, что выходит за пределы их идеологических рогаток, серьёзно преследуется. Цензура, запрещения, «перекрытие кислорода» - культура сегодня если и не поле боя, то сцена противостояния. Если обратить внимание на шаги предпринятые властями, в особенности за последние 2 года – в музыке, они, практически, поместили всю белорусскую независимую рок-сцену в категорию «вне закона».

Мне бы хотелось выразить благодарность Хельсинкскому Комитету, Эсьбьёрну Эсьбьёрнссону (Esbjyorn Esbjyornsson) и Роберту Харду (Robert Hardh) за проверку ими этого отчёта. Далее – благодарим Белорусскую Ассоциацию Журналистов за перепроверку юридической части отчёта.

Исполнительный директор, Мари Корпе (Marie Korpe) АВТОРСКОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ Возрастающие ограничения в Беларуси, касающиеся музыкантов и производства музыки – в особенности за период времени, начиная с 2004 г., являются частью наступления вдастей на свободу самовыражения. Набирает обороты беспокоящая тенденция закрытия независимых СМИ и притеснения оппозиционных политических деятелей. В то время, как правительство всё ближе к своей цели полного идеологического контроля за информационным пространством, Лукашенко обращает всё большее внимание на культуру. Идеология играет самую заметную роль в государственной политике за все время, начиная с периода СССР, когда деятели культуры становятся объектом всё большего давления.





Предметами настоящего расследования стали следующие аспекты:

- советское наследие цензуры;

- национальная (само)идентификация и свобода самовыражения;

- музыка политической оппозиции и её притеснение властями;

- законодательство и музыкальная индустрия;

- «официальная» музыка и пропаганда;

- последствия цензуры в музыке.

Настоящий отчёт основан на исследованиях в течение 6-и месяцев и рабочей поездки в Польшу и Беларусь в период до, во время и после президентских выборов 2006 года. В основу отчёта легли интервью с музыкантами, деятелями музыкальной индустрии, представителями интеллигенции и представителями СМИ во время выборов 2006 года, когда в Минске господствовала атмосфера беспокойства и страха. Некоторые из интервьюируемых просили не упоминать их имён.

Отчёт не является всеобъемлющим исследованием, он, скорее, отмечает возрастающую политизированность музыки и её производства, в особенности, когда дело касалось мартовских Президентских выборов 2006 года, их влияния на музыкантов и общую музыкальную атмосферу в стране.

Заметка по поводу орфографии и транслитерации: обычно мы сохраняли белорусское или русское правописание имён и географических мест. Имена политических деятелей транслитерированы в соответствие с тем, как они используются в международной прессе. Большинство русских имён даны в соответствие с русской орфографией, большинство интервью проводились на русском.

Исключение составили те случаи, когда языком интервьюируемого был белорусский, и он / она просили об использовании белорусского правописания.

Нам хотелось бы поблагодарить деятелей искусства и музыкальной индустрии, журналистов которые согласились дать интервью для этого отчёта;

хотелось бы поблагодарить Илью Кузнецова за его диван, неоценимую помощь и доброту;

Марека Дембинского;

всех в Белорусской Ассоциации Журналистов;

Аллу и Дмитрия за настоящее белорусское гостеприимство;

Яцека и Каролину за их гостеприимство в Варшаве;

Дарека и Яцека из «Вольной Беларуси»;

Хелену Бах, Инго Пеца, Максима Буткевича, Настю Антифашик, Ивана Сухи из PEN Russia, всех из Article 19 и Хельсинского Комитета, персонал консульства Беларуси за их помощь, а также Оле, Мари и всю команду FreeMuse за их советы, энтузиазм и поддержку.

КРАТКИЙ ОБЗОР В своём последнем отчёте о музыке и свободе самовыражения в мире, FreeMuse обратили своё внимание на Беларусь, государство, являющееся буфером между ЕС и Россией и в котором свобода информации и самовыражения нещадно приносятся в жертву всё более разрушительной борьбы за политический контроль.

Рассматривая исторический контекст политических организаций, производства музыки и её распространения в СССР, мы решили выделить 2 основных и взаимоусиливающих аспекта музыкальной цензуры в сегодняшней Беларуси. Первый – это систематическое давление, которое правительство оказывает на деятелей независимой музыки – включая запрет на появление информации о них в СМИ и серьёзные ограничения во всём, что касается концертов live. Другим же аспектом является то, что правительство использует СМИ – большинство из которых подконтрольны ему – в продвижении «официальной» музыки. Это является очевидным оружием государственной пропаганды, продвижении идеологии государства - и идеологии «лояльности к лидеру». Мощная комбинация этих 2 факторов, возрождение глубоко укоренившихся с советских времён в людях послушании – и страхе – всё это привело к тому, что заниматься независимой музыкой в сегодняшней Беларуси – занятие исключительно рискованное.

Как и во время украинской «Оранжевой Революции» 2004 года, язык и культура стали основными компонентами социальной и политической оппозиции президенту Лукашенко, названного Госдепартаментом США «последним диктатором в Европе». В течение последних 2 лет многим музыкантам был неофициально запрещён доступ на TV и радио, их заявки на приобретение концертных лицензий отклонены, а интервью в государственных СМИ – положены на полку.

Появление неофициального «чёрного списка» совпало по времени с сомнительным референдумом (который позволил Лукашенко оставаться у власти на неограниченный срок) и совпало с началом решительного наступления правительства на музыкантов, политических оппонентов и независимую прессу.

С этого времени власти также чётко обозначили своё намерение использовать музыку, как инструмент в политической и идеологической борьбе, чётко разделив музыкантов на «официальных» (про-правительственных) и «неофициальных» (выступающих в поддержку оппозиции). Теперь, когда рок и музыка на белорусском языке попали под огонь властей, это стало главным фактором воинственной части оппозиции. Страх властей по отношению к музыке как потенциальному горючему для смуты и революции (как на Украине в 2004 году) привёл к созданию запретительных законодательных актов и вызвал к жизни огромную бюрократическую машину цензуры, что толкает независимых музыкантов снова стать диссидентами – как и в советское время.

ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРАХ Maya Medich – антрополог из Боснии и Герцеговины. Образование: Kingston University (Великобритания) и School of Oriental and African Studies, University of London. Специализируется в исследованиях состояния гражданского общества и государства в бывших социалистических государствах. Является партнёром в базирующейся в Лондоне кинокомпании, занимающейся также и дистрибьютерской деятельностью.

Lemez Lovas – музыкант, композитор, журналист, DJ. Учился в Оксфордском университете, Гнесинской консерватории и Лондонском университете. Пишет статьи для различных журналов, регулярно выступает на BBC на темы политики и культуры в странах бывшего СССР.

Территория Беларуси: 207.595 кв. км (80.153 кв. мили) Столица: Минск Население страны на 2005 год: 9.800 Этнический состав населения: белорусы – 81.2 %, русские – 11.4 %, поляки, украинцы и проч.

– 7.4% Продолжительность жизни (на 2001): 68.14 года.

Продолжительность образования: 14 лет Глава государства: президент Лукашенко Валовой ежегодный доход на душу населения (2000): 750 $ Население, живущее за чертой бедности (1999 – 2005): 42% Секторы экономики: сельское хозяйство – 9.5%, промышленность – 41.5%, услуги - 49.3% БЕЛАРУСЬ – ДАТЫ НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ Август Вслед за распадом Советского Союза Беларусь становится независимым государством. Название страны изменено с Белоруссия на Беларусь.

Декабрь Беларусь становится одним из основателей Содружества Независимых Государств (СНГ).

15 марта В Беларуси принята первая постсоветская конституция, согласно которой государство стало президентской демократией. Президент избирается всенародным голосованием.

20 июля Президентские выборы. Первым президентом – набрав 80% голосов - становится популист, беспартийный Александр Лукашенко (бывший председатель колхоза).

май Парламентские выборы 24 ноября В результате референдума, который был признан незаконным Конституционным Судом, а также ни справедливым и не свободным Организацией по Безопасности и Сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Лукашенко получил право радикального пересмотра конституции. Согласно новой конституции власть полномочия президента превосходят полномочия судебной и законодательной ветвей власти – Верховного Суда и Парламента страны. Срок пребывания Лукашенко на посту президента продлён до 2001 года. Центральный избирательный комитет, Парламент и Конституционный Суд распущены силой. С 1996 года Лукашенко практически единолично правит страной.

октябрь Первые Парламентские выборы со времени сомнительного референдума 1996 года. Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ также не признало эти выборы соответствующими международным стандартам, так как они не были ни свободными, ни справедливыми а их процедуры не были прозрачными.

сентябрь Президентские выборы. Лукашенко побеждает, набрав 75% голосов. Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ признало что процесс выборов не соответствовал соглашениям ОБСЕ. Были допущены серьёзные нарушения.

17 октября В результате очень сомнительного и получившего международное осуждение референдума срок президентства упразднён, Лукашенко получил право баллотироваться на 3-ий срок. Одновременно проходят выборы в Парламент, на которых оппозиционным партиям не удалось получить ни одного места.

19 марта Президентские выборы. Лукашенко получил 82.6% голосов. Другие кандидаты получили соответственно: Александр Милинкевич - 6%, Александр Козулин – 2.3%. По мнению ОБСЕ и международного сообщества президентские выборы прошли с серьёзными нарушениями.

Краткая предыстория Республика Беларусь не имеет выхода к морю и располагается в Восточной Европе. Население составляет 10 млн. человек. Государство граничит с Россией, Украиной, Польшей, Литвой и Латвией. Столица - Минск, главные города – Брест, Гродно, Гомель, Могилев и Витебск.

Благодаря своему стратегическому расположению между Востоком и Западом, территория сегодняшней Беларуси была подвергнута завоеваниям, и на протяжении истории в разные периоды принадлежала Литве, Польше и России. После событий 1918 года Беларусь стала частью Советского Союза. С 1922 года стала называться Белорусской Советской Социалистической Республикой. После распада Советского Союза в 1991 году Беларусь провозгласила независимость.

Первая половина 20-го века характеризуется разрушениями, многочисленной и беспорядочной миграцией. Во время революции 1917 года среди местного населения сторонников большевиков было немного. Беларусь не могла противостоять большевикам, и в 1919 году была провозглашена под давлением вооруженных сил Белорусская ССР. В последующие два года Беларусь стала своеобразным призом в русско-польской войне, конфликте, результаты которого отражены в Рижском Договоре 1921-го года.

В рамках условий Договора Беларусь была поделена на три части: западная часть стала принадлежать Польше, Центральная часть стала Белорусской ССР, восточная часть стала частью России. В 1922 году центральная часть Белоруссии вошла в состав Советского Союза. Т.к.

белорусские регионы стали частью России, территория Белоруссии была расширена в 1924 и годах. Вслед за разрушениями Первой Мировой Войны, в ходе которой Беларусь была основным местом сражений между Германией и Россией, последовали репрессии Сталина 1930-х годов. Они повлекли за собой казни, ссылки в Сибирь и смерть 2-х миллионов людей. В ходе Второй Мировой войны страна снова испытала разрушительную силу войны и понесла потери численностью 2 млн.

человек, большую часть из которых составили евреи. Вся страна и главные города лежали в руинах – например, Минск и Витебск были разрушены до основания. Для того чтобы подавить национальный дух и ограничить влияние Запада, казни и ссылки Сталина продолжались и после войны. Чтобы восстановить потери населения после двух войн потребовалось много времени.

Численность населения на 1914 год была восстановлена только к 1971 году.

Перестройка 1980-х годов характеризуется увеличением недовольства населения по поводу беспорядка в управлении страной из Москвы, особенно после Чернобыльской аварии 1986 года.

Хотя взрыв произошел на территории соседней Украины, около 7% выпавших радиоактивных осадков пришлись на долю Белоруссии, охватив примерно 1/4 или 1/3 часть территории. Особенно пострадали города Могилев и Гомель на юге и юго-востоке страны. Правительство не предприняло срочных мер, и попытки устранить последствия катастрофы продолжались последующие два года.

Страна же продолжала страдать от последствий катастрофы.

Официально республика провозгласила свой суверенитет 27 июля 1990 года, и после распада Советского Союза 25 августа 1991 года стала независимой Республикой Беларусь, изменив название на Беларусь.

Президентская власть «Если год назад режим президента Лукашенко заявил себя как авторитарный, но еще не диктаторский, то сейчас, по наблюдениям современников, Беларусь идет к диктаторскому режиму с явным тоталитарным уклоном» 1.

Адриан Северин, Специальный докладчик ООН по правам человека в Беларуси, 2005 год.

Благодаря своему популизму, и позиционируя себя как борца с коррупцией, в июле 1994 года Александр Лукашенко стал первым президентом независимой республики Беларусь после распада Советского Союза. С тех пор присущий ему авторитарный стиль правления и последовательное истребление независимых оппозиционных сил принесли ему репутацию самого деспотического и тиранического правителя Европы на сегодняшний день.

Согласно статье 1 Конституции РБ «Беларусь является унитарным, демократическим, социальным государством, управляемым в соответствии с законом». Однако, президент Александр Лукашенко за 12 лет правления постепенно довёл основные аспекты управления страной к прямому президентскому правлению. Ему удалось это сделать посредством незаконного политического маневрирования, наиболее значительным моментом которого стал референдум 1996 года, наделивший его правом переписывать Конституцию. С того момента Лукашенко может распускать парламент, заменять премьер-министра, генерального прокурора и членов правительства, а также по своей воле назначать и распускать судей и депутатов местных советов. Он может отклонять постановления правительства и издавать декреты и указы, которые имеют силу Закона. Кроме того, еще один сомнительный референдум в 2004 года устранил ограничения максимального срока президентства, позволив Лукашенко балотироваться на третий срок, предоставив хорошую возможность быть президентом пожизненно. Таким образом управление Беларусью со всех точек зрения подчинено его намерениям и целям, и превратилось в своего рода шоу одного человека.

Полный отчёт: www.unhcr.org/cgi-bin/texis/vtx/rsd/rsddocview.pdf?tbl=RSDCOI&id= Права человека С того времени, как Лукашенко стал президентом в 1994 году, ситуация с правами человека в Беларуси подвергалась жесткой международной критике со стороны ООН, ЕС, правительства США и целого ряда правозащитных организаций, включая Международную Организацию по Защите Прав Человека Human Rights Watch и Amnesty International. Несмотря на международное давление и осуждение его политики «железной руки», направленной на подавление оппозиции и любых независимых точек зрения, кажется, что признаков улучшения ситуации нет. На самом деле, представляется, что за последовавшие со времени референдума 2004 два года ситуация все более ухудшается. В преддверии президентских выборов марта 2006 года, встретив противостояние как внутри страны, так и за рубежом, режим Лукашенко ужесточает нападки на политическую оппозицию, независимые СМИ, права человека и негосударственные организации.

В отчете Специального докладчика ООН Адриана Северина за 2005 год существующая на настоящий момент ситуация подвергнута серьёзной критике. В нём отмечены многочисленные нарушения установленных международными стандартами прав человека, в том числе:

- исчезновение четырех сторонников оппозиции в 1999-2000 гг., и неспособность властей расследовать ситуацию должным образом;

- провал в расследовании убийства независимых журналистов;

- злоупотребления милиции при разгоне демонстраций;

- жестокое обращение с заключенными;

- произвол по отношению к политической оппозиции и независимым журналистам;

- продолжающееся подавление деятельности и закрытие неправительственных организаций, независимых СМИ, некоторых организаций религиозных и этнических меньшинств, образовательных учреждений и профессиональных союзов.

Жестокое подавление мирных демонстраций в Минске 25 марта 2006 года, аресты политических активистов, журналистов и лидеров молодежных движений, включая двух кандидатов в президенты Александра Милинкевича и Александра Козулина и других политических оппозиционеров. Ежедневно появляются репортажи о насилии, жестоком обращении и избиении демонстрантов и политических заключенных. Всё это является подтверждением серьезных нарушений прав человека режимом Беларуси.

Религия «Я очень хочу, чтобы ортодоксальная церковь осталась в рамках нашего государства. Я хочу, чтобы она стала институтом нашего государства и одним из его сторонников».

(заявление Президента Александра Лукашенко, согласно ежегодному отчету Правительства США, посвещённого свободе вероисповедания. Беларусь, ноябрь 2005 года).

Свобода вероисповедания и равенство конфессий гарантированы Конституцией Беларуси. Тем не менее, президент Лукашенко открыто поддерживает православную церковь и также открыто проявляет неприязнь к другим конфессиям - особенно тем, которые он считает нетрадиционными или подверженными «негативному иностранному влиянию». Православная церковь, которая является основной религиозной организацией Беларуси, в 2003 году подписала соглашение с правительством, на основании которого она получила особый статус и привилегии.

Как и другие виды аспекты общественной жизни, религиозная активность также находится под жестким контролем и является объектом ограничений, большинство из которых отражены в Законе о религии 2002 года. Данный закон требует, чтобы религиозная деятельность была официально зарегистрирована и одобрена правительством. В дополнение к этому поправка к Уголовному Кодексу от 2005 года гласит, что за участие в деятельности незарегистрированной религиозной организации или организации, которая считается расформированной решением суда, предусмотрено наказание в виде штрафа или тюремного заключения сроком до двух лет. В то время, как места религиозных служб не облагаются налогом, проведение молитвенных служб и религиозное обучение в жилых помещениях запрещено, а организаторы подвергаются внушительным штрафам. Особенно это затрудняет деятельность малых общин, для которых сложно содержать места для проведения молитвенных служб. Часто они попадают в замкнутый круг, когда для получения разрешения на организацию места для отправления обрядов необходима официальная регистрация, для получения которой организации необходимо официально зарегистрированное место для отправления обрядов.

Свобода самовыражения Статья 33 Конституции Беларуси Каждому человеку гарантирована свобода мысли, веры и самовыражения. Никого нельзя заставить принять чужую веру или отрицать ее. Монополизация СМИ государством, общественными организациями или гражданами государства, а также цензура не допускаются.

В то время как право на свободу самовыражения гарантировано,а цензура чётко запрещена статьей 33 Конституции Беларуси, многие статьи Уголовного Кодекса Беларуси ограничивают свободу и фактически ставят любую критику государства, и президента в особенности, вне закона.

К этим законам относятся Статьи 188 (клевета), 189 (оскорбление), 367 (клевета на президента), 368 (оскорбление президента) и 369 (оскорбление официального лица). Клевета и оскорбления в СМИ наказуемы по статьям 188 и 189 тюремным заключением до двух лет. Клевета на президента предусматривает заключение на срок до пяти лет.

С момента принятия поправки к Уголовному Кодексу в 2006 году и Уголовно-процессуальному Кодексу в силу вступил новый закон, согласно которому «дискредитация республики Беларусь»

или «предоставление неверной информации о политической, общественной, военной или внешней политике Беларуси» (статья 369) может повлечь за собой тюремное заключение сроком до двух лет. Ужесточение наказания (сроком до пяти лет) - если информация «угрожает внутренней безопасности, суверенитету и территориальной целостности», либо распространяется через СМИ.

Так называемая «открытость» этих законов делает независимые СМИ беззащитными к преследованиям, подвергая их угрозам, давлению и тюремному заключению. Нарушения свободы самовыражения и прав журналистов официально зарегистрированы такими международными организациями, как Международной Организации по Защите Прав Человека Human Rights Watch, Amnesty International, «Журналисты без границ» и Article 19, чьи постоянные призывы к переменам игнорируются правительством Беларуси.

Свобода самовыражения / СМИ В настоящее время оппозиционеры, независимые журналисты и работники СМИ находятся под огнём режима Лукашенко. Комитет по защите журналистов признал Беларусь одним из «десяти худших мест на земле для журналиста», а представители организации «Журналисты без границ»

называют Лукашенко одним из «угнетателей свободы прессы». Из тех, с кем мы общались внутри и за пределами Беларуси, журналисты были самыми притесненными, обиженными и больше всего запуганными властями. Абсолютный контроль Лукашенко над информацией является одним из приоритетов, так же как и основным оружием: за последнее десятилетие, а особенно в ходе выборов в марте 2006 года, президент особенно ужесточил контроль за государственными СМИ, систематически вводит новые ограничения на все СМИ, находящиеся вне его контроля.

За последние несколько лет количество независимых газет сократилось, а те, что остались, борются за выживание под гнетом жестких условий. Сложная система бюрократии и лицензирования, увеличение налогов, политизированная клевета и государственная монополия на услуги печати и распространения прессы подвигли многие газеты закрыться, а оставшиеся работать за рубежом в России.

Государство практически полностью контролирует сеть телевещания в Беларуси – все телевизионные каналы и отечественное телевидение принадлежат (или контролируются) государством (более 50%). Поэтому новости на телевидении подвергаются жесткой цензуре и непосредственно используются большей частью для пропаганды в интересах государства.

Государству принадлежит 50% пакета акций всех новых телевизионных каналов. Независимых программ новостей просто нет – Белорусская теле и радиокомпания является единственной транслирующей новости и освещающей текущие события. Она же снабжает новостями все региональные и спутниковые каналы. Компании также принадлежит развлекательная сеть «Лад» и спутниковая станция «Беларусь ТВ». Самый популярный канал – ОНТ, главным держателем акций которого - совместно с Первым каналом российского телевидения - является государство. Для частных региональных и спутниковых ТВ каналов необходимо лицензирование в республиканской Комиссии по теле- и радиовещанию. Они также контролируются Министерством информации и транслируют преимущественно программы, подготовленные государственным российским и белорусским телевидением. Любая независимая программа должна быть одобрена соответствующими государственными органами – т.е. любое по-настоящему свободное независимое производство новостей запрещено.

Радиотрансляция также находится под контролем государства. Государственное белорусское радио (часть национальной белорусской теле- и радиокомпании, непосредственно подчиняющейся Президенту), доминирует в эфире, и объединяет сеть местных станций передающих новости, тематические передачи, культурные и музыкальные программы. На частные радиостанции распространяются ограничения, подобные тем, которые налагаются на независимые газеты.

Многие из них также были вытеснены с рынка в результате притеснения, экономического давления и отзыва лицензий, часто под предлогом сфабрикованных и якобы неимеющих ничего общего с политикой причин.

Единственными источниками внешней информации, которая поступает в Беларусь, являются радиостанции соседних Польши и Литвы. Это, например, «Радио Рацыя» (которое ранее было закрыто белорусским правительством и сейчас базируется в Польше) и радио «Балтийские Волны»

из Литвы. Целый ряд зарубежных радиостанций, таких как «Deutche Welle», «Радио Свобода»

(«Радио Свободная Европа» / «Радио Свобода»), «Радио Полония», «Радио Швеция» вещают программы, предназначенные белорусской аудитории. Находящееся в Польше и частично финансируемое Европейской Комиссией «Европейское Радио для Беларуси начало вещание из Польши в феврале 2006 года. Персонал этой радиостанции состоит преимущественно из белорусских журналистов, работающих как в Беларуси, так и за её пределами. Радиостанция была основана как альтернативный источник информации для того, чтобы создать противовес государственной пропаганде, которая превалирует в белорусских СМИ, а также для предоставления слушателям возможности услышать музыку, запрещенную в их стране.

Цензура и Идеология – Советское законодательство «Мы уже жили в то время, когда СМИ считались абсолютно свободными, а журналисты – независимыми. Я хочу, чтобы телевидение в Беларуси было качественным. У каждого предприятия есть свой хозяин. Ваш хозяин – государство, а Вы выражаете точку зрения государства. Нет необходимости скрывать это» 2.

Обращение президента Лукашенко к руководителям Национальной теле- и радиокомпании.

«Если просто взять слово «цензура» - так, его понимает любой нормальный человек, когда вычеркивают то или это слово - то, возможно, в Беларуси и нет её. Наша цензура - понятие более широкое».

Александр Кулинкович, лидер рок-группы «Нейродюбель».

Свобода самовыражения - не самое знакомое понятие для жителей Беларуси. Образ Беларуси, как буферной зоны между Европой и Россией, верен не только с точки зрения географии, но также и с точки зрения столкновения идей – что повсеместно заметно на улицах городов. С одной стороны просвещённость и свобода личности, с другой – родина и коллективная ответственность. В своем жестком отношении к свободе самовыражения Беларусь - не просто наследие советской эпохи.

Возможно, Советский Союз был самым суровым и последовательным цензором 20-го века, но его политика базировалась на принципах ещё царской репрессивной методологии, направленных против свободы слова в 19-м веке.

Пресс-служба Президента: «Глава Правительства наносит визит «Белтелерадиокомпании», 21.09.2004, http://www.president.gov.by/press14905.html# (по-русски) В Советском Союзе цензура стала официальной в 1922 году с появлением «Главлита», организации, целью которой являлось выхолащивание всех идей, «разрушительных для нового порядка и заразой для людских умов». Говорят, что в конце 1980-х годов в организации «Главлит»

работало около 70000 человек. Её региональные, муниципальные и местные органы контроля были гигантского размера, и следили за тем, чтобы ничего не было напечатано или транслировано без одобрения «Главлита», чтобы контроль осуществлялся над каждым работником теле- и радиостанций, издательств и редакций.

Статья 33. Никого нельзя заставить выражать своё вероисповедание или отрицать его.

Запрещается монополизация СМИ государством, общественными организациями или отдельными гражданами, а также запрещается цензура.

Статья 51. Каждый имеет право на участие в культурной жизни. Это право должно быть гарантировано посредством доступа к сокровищам отечественной и мировой культуры, через развитие сети культурных и образовательных учреждений.

Конституция Республики Беларусь.

Конечно, в Беларуси не существует последователя организации «Главлит» - аналога «Министерства Правды» Оруэлла, так как цензура, согласно Конституции, является незаконной.

Конституция республики Беларусь отвечает многим международным стандартам, касающимся прав человека, доступа к информации и свободы самовыражения. Но, конечно же, законодательство – это одно, а его интерпретация – другое. Конституция используется скорее для поддержки официальной пропагандистской машины, а не как основа для действий правительства 3.

Продолжая советскую традицию, Республика Беларусь относится к своей Конституции очень серьезно, ежегодно отмечая дату её подписания 15 марта 1994 года.

Цензурирование – ещё один элемент старых советских традиций - происходит под разными предлогами, большей частью в устной форме и без письменных свидетельств. Это «телефонное право» - печально известный метод контроля советской эпохи, один из основных элементов системы управления, которая максимально централизована и полагается на работу разветвленной сети информаторов. «Телефонное право» является частью глубоко внедренной культуры соглашательства и страха, которая никогда не была так широко распространена, как в самые мрачные дни СССР. И, тем не менее, за последние пять лет сообщения о ней все чаще прослеживается во многих отчетах из Беларуси. Ниже приводится опыт журналиста, проживающего ныне в изгнании в Польше. Он показывает, насколько незначительно изменилась методология властей:

Алексей Дзикавицки, Радио Свобода.

«Когда я работал главным редактором местной газеты «Провинциалка», то написал статью о мошенничестве на выборах в 2001 году. За мной пришли из КГБ. Один день я прятался. Затем мне позвонил прокурор и сказал, что у меня есть два часа, чтобы покинуть страну - либо полтора года провести в тюрьме. Уже через три часа я был за границей, в Польше».

Телефонное право создает атмосферу страха и не оставляет письменных свидетельств - и в такой форме отлично подходит к белорусской виртуальной демократии. Оно стоит у истоков сложной, переоборудованной на новый лад бюрократической системы советской эры, специально созданной для обеспечения контроля над всеми сферами общественной жизни, включая культуру и музыку. В то время как части этой системы перестали использоваться в либеральной атмосфере последних дней Советского Союза и первых лет независимости, было достаточно несложно реанимировать всё ещё существовавшую юридическую, экономическую и политическую инфраструктуры – также как и культ страха и подчинения. Так как последние три года Лукашенко оттачивает свою идеологию, цензура снова стала основным орудием в «упорной борьбе за умы и сердца людей».

Освещение президентских выборов 2006-го года телевидением является особенно показательным в этом отношении.

Показ многочисленных выборных пунктов, которые были полны певцов, танцоров и фуршетных столов. Народ, толпящийся около урн для голосования - все это напоминало, скорее, деревенский праздник, чем серьезную процедуру. На фоне устроенного для голосующих шумного празднества, журналисты не уставали повторять, что день выборов – национальный праздник, на котором каждый гражданин - в соответствии с Конституцией Беларуси - имеет возможность выполнить свои, оговоренные Конституцией, обязательства перед государством.

Статья 4. Демократия в Беларуси осуществляется посредством различных политических организаций, идеологий, взглядов. Идеология политических партий, религиозных и других общественных организаций и групп не является обязательной для граждан.

Конституция Республики Беларусь.

«Мы построили независимое государство Беларусь, мы обеспечили мир, стабильность и безопасность. Но защищать эти достижения также необходимо, как защищать Родину. И не только в терминологии военных, но также и в рамках идеологии и информации. Там, где сейчас происходит борьба за умы и сердца людей. Патриотизм, готовность исполнить свой долг, совесть и честь – наше стратегическое оружие в этой борьбе». Президент Лукашенко.

Легче найти цветистые выражения для отображения любви Президента к «идеологии великой нации», чем понять, что это, собственно, такое. Однако, с 2003 года по инициативе президента, идеология преподается в каждой школе и университете, как студентам, так и учителям. Но, без сомнения, на бумаге она призывает к миролюбию и толерантности по отношению к различным точкам зрения, а на самом деле, используется как средство насаждения лояльности к государству, его идеям и структурам. Назвать этот продукт «советским» было бы неправильно. Советская идеология была гораздо более развитым, тщательно настроенным механизмом, чем популистский суррогат социального пособия и патриотических лозунгов, существующий сегодня в Беларуси.

Чисто советской её можно считать в одном отношении: концепция «партийности» марксизма ленинизма наложила серьёзный отпечаток на доминирующую в белорусской политике «клановость» и протекционизм. В Беларуси разделение на «своих» и «чужих» - тех, кто является врагами народа - при Лукашенко приобрело широкий размах.

Согласно точке зрения, озвученной во многих, заслуживающих доверия теориях, общество, для успешного функционирования должно быть разделено на 2 противостоящие друг другу части, взаимозависящие, находящиеся в состоянии конфронтации и параллельно существующие.

В сфере культуры, например, музыканты, писатели и художники являются «официальными» или независимыми. Принятия решения в сфере культуры всецело зависят от соответствия «формату»;

официальные конкурсы выигрывают те, «кому следует» выиграть в этом году;

художники или издания не подвергаются цензуре, а наоборот - «рекомендуются» (или нет);

молодежь делится на законопослушную молодёжь и «неформалов».

«Молодежные и профсоюзные организации должны занимать ключевую позицию в идеологической работе. Чуть более полугода назад была создана мощная молодежная организация – Белорусский Национальный Союз Молодежи. Я непосредственно участвовал в этом процессе. Эта организация получает всевозможную поддержку». Президент Лукашенко.

Для понимания взаимоотношений между государством и популярной музыкой особенно важным является советское определения термина «молодёжь». Это далеко не совпадение, что любимое прозвище Лукашенко - «Батька». В патерналистском государстве, молодежь – будущее нации, о котором нужно заботиться и которое нужно «взращивать». Эта же точка зрения утверждает, что насколько молодежь важна, настолько же она наивна, и без позитивного примера для подражания склонна к ошибкам. Вот почему государство должно твердой рукой заботливого воспитателя взять «молодёжь» за хрупкие плечи и вести её в нужном направлении. Это объясняет высокий официальный статус Белорусского Республиканского Союза Молодежи, щедро финансируемого всемогущественного БРСМ, который был основан в 2002 году в качестве преемника комсомола. Это официальная организация, следящая за тем, чтобы у молодежи были «правильные» взгляды на жизнь, и чтобы она занималась «правильной» деятельностью.

Пресс-релиз от 24.02.2006. Информация взята из официального сайта Президента Республики Беларусь:

http://www.president.gov.by/en/press10592.html Из выступления Президента Республики Беларусь на семинаре по вопросам идеологии, в котором принимали участие самые высокопоставленные официальные лица из центральных и региональных правительственных органов.

27.03.2003. см. web-сайт Президента Преобладающая важность идеологии как основной детали, необходимой для того, чтобы оправдать полное ограничений законодательство (и способы его реализации) имеет настолько же центральное значение в государственной политике Беларуси, как и на протяжении всего 20-го века. Каждое государственное учреждение, компания и образовательный институт проходят идеологический тренинг и официально подчиняются Министерству Информации, которое отвечает за пропаганду государственной идеологии. В идеологии постсоветского патерналистского государства выборы, в лучшем случае, являются косметическим, обеспечивающим «статус кво»

постановочным актом для сторонних наблюдателей. «Правильный» выбор слишком важен, чтобы полагаться на волю случая: это ответственность, которую несет глава каждого учреждения.

Терминология набившего оскомину предвыборного гимна Лукашенко говорит сама за себя:

«только глянет, сразу видно, кто Хозяин в доме». Как ясно заявил Президент в своем обращении к вышеупомянутой государственной теле радиокомпании, роль СМИ состоит, прежде всего, в том, чтобы продвигать взгляды правительства, а во-вторых, всегда помнить о том, на кого они работают. В дополнение к слову «батька», которое Лукашенко любит использовать по отношению к самому себе, есть ещё слово «хозяин» - трудное для перевода и пользующееся дурной славой. Оно ассоциируется с властью, добротой, надежностью, силой и превосходством. Это слово пользовалось популярностью среди правителей на протяжении всей истории России. Лукашенко, бывший «хозяин» большой фермы, разработал вертикальную патриархальную структуру управления в Беларуси, в которой патриотизм и лояльность имеют первостепенное значение. Если «хозяин» какого-либо конкретного заведения или предприятия не справляется, то он (очень редко она) несет за это личную ответственность. По этой причине студентов Белорусской музыкальной академии и Университета Культуры заставили голосовать досрочно, а учителей всячески подталкивали их сопровождать. 7 Отдел Информации Президента:

«Глава государства уделяет особое внимание тому факту, что сегодня СМИ прежде всего являются инструментом, необходимым для воплощения идеологии государства. Таким образом, им следует организовывать свою работу в соответствии с этой миссией». Идеология и «лояльность» тесно связаны между собой. С этой точки зрения абсолютно ясным является назначение президентом Лукашенко 24 марта 2004 года профессионального идеолога Владимира Матвейчука (бывшего «главного идеолога» фабрики по производству стекловолокна!) генеральным директором Белорусской Теле- и Радиокомпании. СМИ - это немного больше, чем просто инструмент реконструкции общества в соответствии с нео-советской линией. Любые привнесённые извне понятия «свободы прессы» будут рассматриваться исключительно в контексте выполнения тем или иным органом СМИ своей первоначальной идеологической функции. Это назначение также является очевидным свидетельством того, что протекционизм – неотъемлемая часть «системы». Матвейчук и Лукашенко проделали долгий путь вместе – они учились в Могилевском педагогическом институте, который в 1975 году закончили по специальности «история», если быть точным. 9 Это назначение служит хорошим примером того, как работает постсоветская вертикальная структура власти, также как и того, каким образом Лукашенко пытается обеспечивать гарантию лояльности наиболее приближённых к нему. В одном Лукашенко может быть уверен: Матвейчук, поднятый в один момент из относительной безвестности сельской фабрики по производству стекловолокна до назначения на одну из самых влиятельных должностей в государстве, никогда не забудет, кто его хозяин.

Cм. Глава 4, «За Беларусь»

Пятидневное окно для голосования перед официальной датой выборов предназначено для тех, кто по разным причинам не сможет прийти в пункт голосования непосредственно в день выборов. На практике - по предъявлении паспорта любой может проголосовать заранее, а служащих и студентов активно к этому подталкивают. В силу незащищённости от подтасовок такое «досрочное голосование» в Беларуси имеет очень сомнительный характер. (Из обзора «Конституционность в странах Восточной Европы»).

«Встреча с руководителями Государственной Теле- Радиокомпании.

Пресс-релиз от 10.09.2003 г., см. web-сайт Президента Михаил Ваняшкин, «Лукашенко ещё туже закручивает гайки идеологии», от 29.03.2004 года. www.tol.cz Свобода слова «У каждого есть право пользоваться родным языком и выбирать язык общения».

Статья 50, Конституция республики Беларусь.

Александр Кулинкович, музыкант:

«Если написать на стене х…, то слово будет стёрто на следующий день. Если написать «Жыве Беларусь» - сотрут сразу же».

Гонения, которым подвергается белорусский язык, и его подчинённое положение не сразу заметны со стороны. Обычно государственные газеты выходят на двух языках, и материалы на белорусском языке перемежаются с материалами на русском. Часть телевизионных программ выходят на белорусском (хотя большая часть - на русском);

вывески на улицах - также на двух языках.

Поэтому, когда вы слышите, как белорусы говорят о цензуре языка, а представители одной из оппозиционных партий даже говорят о культурном геноциде, не сразу понятно, из-за чего «сыр – бор». Несмотря на показное двуязычие, за белорусский язык – также как и саму страну – всегда приходилось сражаться. В течение коротких промежутков времени белорусскому языку отдавалось предпочтение (1915-1918 и 1991-1995). В течение же всего остального времени, в силу превуалировавшей политики русификации страны, белорусский язык переживал трудные времена.

Сегодня поддержка белорусского языка является одной из отправных точек оппозиции Лукашенко.

Артур Клинов, редактор белорусского журнала «Партизан».

«В советское время тот, кто говорил на белорусском языке, был диссидентом. Формально язык существовал в официальной общественной жизни, но был лишь декорацией, так как говоривший на белорусском языке диктор новостей, приходя домой, говорил на русском».

Советская политика в отношении национального и этнического равенства была лишь дымовой завесой, призванной создать видимость поддержки культуры и языка республик, в то время как на самом деле прилагались все усилия, чтобы ограничить их применение на практике.

С советских версий национальной самобытности стряхивалась пыль для официальных церемоний и праздников, бесконечных речей о братстве и различии на фоне выступлений ансамблей народных танцев, но версия самобытности республики допускалась лишь одна. Поддержка другого языка или культуры расценивалось как принадлежность к «пятой колонне», как националистические попытки разрушения Союза изнутри.

«В конце 1980-х белорусский язык стал основным средством общения для некоторой части белорусской интеллигенции, которые выражали свои политические, общественные и культурные воззрения в поддержку Горбачева. Сам факт использования белорусского языка означал торжество национальной культуры. Представляя его в качестве разговорного языка, интеллектуалы ставили целью продвигать право использования языка и разоблачать политику дискриминации по отношению к белорусскому языку, и, в особенности, к упадку в его преподавании». Несмотря на то, что на момент получения независимости белорусский был представлен как единственный официальный язык, для правящей элиты, говорящей в подавляющем большинстве на русском, это было лишь чуть больше, чем просто символ передачи власти из Москвы Минску.

Тем не менее, приоритет белорусского языка над русским рассматривался как важный шаг перехода от русскоговорящего, советского авторитарного общества к демократическому, европейскому, говорящему на белорусском языке. Однако, в результате противоречивого референдума 1996 года Лукашенко возродил старые советские символы Белоруссии – флаг, национальный герб и двуязычный статус русского языка, тем самым инициировав яростную кампанию русификации - за счет преподавания и развития белорусского языка.

Столкнувшись с реальной угрозой, белорусский язык стал, как это было в советское время, языком оппозиции и противников власти. Александра Гужон, «Язык, национализм и популизм в Беларуси»

там же За десятилетия до этого в Кремле осознали тот факт, что язык - как и культура - если его не реформировать и не контролировать, может стать опасным инструментом в движении сепаратистов. Поэтому в 1933 году появилась русская версия белорусского языка, известная как «наркомовка». Эта версия была создана для того, чтобы заменить язык, который преподавали в школах до этого, и который по-прежнему остаётся единственным разрешённым вариантом языка в Беларуси. Поддержка версии языка, являвшегося официальным до 1933 года, известной как (версия Тарашкевича / «Тарашкевiца»), является объектом жарких политических споров. Она рассматривается как аутентичный вариант белорусского языка, который существовал до советского вмешательства, и считается главным символом национальной оппозиции режиму Лукашенко. Статьи на белорусском вообще и на «тарашкевiцэ», в частности, весьма подозрительны для государства. В качестве примера можно привести статистику: в 2005 году газеты на белорусском языке составляли 10%, но насчитывали 70% от запрещенных газет. Макс Руст, активист оппозиционного молодёжного движения «Когда ты заезжаешь в город и говоришь на белорусском языке, люди смотрят на тебя как на какого-то фашиста, врага народа. Милиция может даже арестовать тебя, потому что если говорить на белорусском, то тебя сразу же ассоциируют с оппозицией. А здесь оппозиция понимается не как обычная политическая сила - как в любой нормальной стране, но как враги народа, фашисты».

Хотя мы слышали, что служащие в администрации президента каждый день без проблем говорят на белорусском, в общем это стало знаком оппозиции, а для многих музыкантов выбор белорусского языка является осознанной гражданской акцией. Многие музыканты выросли в русскоговорящих семьях, и начинали выступать также на русском, а сейчас выступают только на белорусском.

Игорь Варошкевич, группа «Крама».

«Я говорил по-русски в семье. Никто не учил меня белорусскому, когда я был ребенком. В моей семье перемешаны многие национальности, но так как я родился в Беларуси, белорусский язык во мне».

Александр Кулинкович, «Нейродюбель».

«Я не белорус, но я живу в этой стране и люблю ее, и из уважения к стране мы стали выступать на белорусском. Как говорит один мой друг, дом должен быть построен из своих кирпичей. Можешь построить его из чьих-то ещё, но рано или поздно кто-нибудь за ними придет».

За исключением нескольких известных личностей – таких, как Лявон Вольский, лидер известной рок-группы «НРМ» и сын известного белорусского писателя, для большинства представителей независимой белорусской музыкальной сцены белорусский не является родным языком. Хотя они сталкиваются с разными формами цензуры в прессе и на радио, похоже, что в силу возникновения ассоциаций с политикой вариант выступления на русском не рассматривается. Советская риторика – деление на «наших» и «не наших» - отражает противостояние 2-х языков:

Алексей Минчонак, координатор музыкального портала «Тузiн Хiтоу».

«Основополагающим принципом нашего сайта является то, что все песни должны быть на белорусском языке. Мы полагаем, что музыка только тогда может считаться белорусской, если исполняться на белорусском языке».

Несмотря на то, что русский язык по-прежнему более распространен, не использовать русский вообще, учитывая, что некоторые радикальные оппозиционеры считают русский языком оккупантов, становится всё более обычным делом. Сайты многих белорусских групп - только на белорусском и английском языках.

Решение не выступать на русском имеет и значительную финансовую подоплёку: для большинства групп выход на российский рынок - это единственный способ заработать деньги, а в некоторых Для того, чтобы получить представление о разногласиях на эту тему, см. Wikipedia:

http://meta.wikimedia.org/wiki/Requests_for_new_languages/Denied#President_Belarusian_.287_support.2C_14_oppose. Ян Максимюк, «Ещё больше список частных газет, удалённых из подписки»;

RFE/RL;

http://www.rferl.org/news line/2005/11/3-cee/cee-161105.asp случаях, большие деньги. Некоторые ведущие группы проводят гораздо больше времени в Москве, чем в Минске. Кроме того, хотя выступление на белорусском языке не рассматривается как политическая акция, а скорее как общественная и гражданская позиция, оно является выражением национальной самобытности.

Игорь Варошкевич, Крама.

«При Лукашенко люди добровольно отстранились от того, что наиболее чётко определяет их как нацию. Для любой нации, племени основным отличительным признаком является их язык».

Александр Кулинкович, группа «Нейродюбель».

«Нашей группе в этом году исполнится 17 лет, слава Богу, и начинали мы петь - на русском. Мы поём на белорусском только последние два года. Это добавило оппозиционный оттенок – которого, может быть, и нет».

Лукашенко публично позволил себе много ставших знаменитыми ругательных заявлений по поводу белорусского языка, и для важных дел в повседневном общении всегда использует русский. 14 Презрение президента к белорусскому языку как «языку серьезному» заметно на официальном сайте президента - он только на русском и английском языках. Тем не менее, бывшему председателю колхоза способность говорить на белорусском языке в определенных случаях даёт возможность звучать, как «свой парень».

Лукашенко без колебаний пользуется белорусским в торжественных случаях, например на День Республики, в то же время приберегая русский для официальных встреч на высшем уровне.

Использование разных языков позволяет ему в зависимости от обстоятельств являть разные стороны совей личности: демонстрировать свои сельские корни, социальное происхождение, ум или способность говорить на белорусском. Языковые различия, которые культивировались в советское время, были взяты на вооружение и Лукашенко: более «продвинутая» атмосфера городской жизни, как более подходящее место для русского, и простая, сельская жизнь – для белорусского.

Одна из молодых учителей Музыкальной Академии сказала, что она не поддерживает оппозицию по той простой причине, что «они бы заставили нас преподавать на белорусском. Не то чтобы я имела что-то против языка, но, просто, он не так богат, в нём нет необходимой терминологии».

Преодолеть подобное восприятие белорусского языка – основная цель его приверженцев и деятелей искусства.

Макс Руст, участник молодежного оппозиционного движения.

«Молодежь думает, что нет смысла говорить на белорусском, потому что это - язык деревни, язык советских колхозников. Нам приходится делать всё, чтобы убедить людей, что белорусский - не хуже и не лучше, чем какой-либо другой, а равный им».

Хотя концертные выступления или письменность на белорусском языке приобретает всё большую политическую коннотацию, это не является причиной для цензуры. Скорее это является подозрительным знаком для официальных лиц. Также как Лукашенко использует белорусский в определенных ситуациях, так и «официальные» музыканты во время поп-фестивалей за границей, где к ним относятся, как к представителям страны, выступают на белорусском языке.

Гюнеш Аббасова, поп-певица «Конкурсные песни полностью отличаются (от остальных песен моего репертуара): они всегда на белорусском. Когда я представляю Республику Беларусь за рубежом, я стараюсь демонстрировать белорусскую культуру и белорусский язык».

Например, во время последовавшей за выборами 2006 года пресс-конференции, которая транслировалась по телевидению, Лукашенко говорил исключительно по-русски, даже когда отвечал на заданный на белорусском вопрос корреспондента «Нашей Нивы»

см. Александра Гужон, прим. Представляется, что «фокус» в том, чтобы знать, когда и где выступать на каком языке. Как сказал нам один из «запрещенных» рок-исполнителей: «Дело не в том, что вы поете, а в том, где вы поете». В этом-то всё и дело.

Независимость, революция и постсоветская культура Ничто бы не понравилось Брюсселю и Вашингтону больше, чем увидеть, как последовавшие за президентскими выборами марта 2006 года протесты оппозиции на улицах Беларуси перерастают в полномасштабную «бархатную» революцию. На самом деле, комбинация страха, жестокости милиции и реальной поддержки, которой пользовался Лукашенко, полностью заглушили призывы к перевыборам. С тех пор западная пресса несколько отдалилась от прежних своих предположений, говоря, что революции никогда и не предвещалось, так как условия в Беларуси очень отличались от тех, что были на Украине в 2004 году. Безусловно, были резкие отличия – на Украине правительственный кандидат баллотировался в первый раз и не был так широко известен.

Украинские СМИ, хотя и очень предвзятые, тем не менее, не были в такой степени «на мушке» у властей. Но что касается культуры и политической мотивации её деятелей поддержать оппозицию - сходство просто потрясающее.

Фома, исполнитель народной музыки, участвовавший в оппозиционной компании Ющенко в году:

«Ситуация, в которой Украина находится сегодня, сводится к полному небрежению культурой Украины со стороны режима в широком смысле этого слова. Кинематография, живопись, украинская музыка, театр – различные аспекты культуры и наук

и – все находится в глубоком упадке. Благодаря хамскому отношению людей, которые стояли у власти и их неуважению к украинским традициям».

Артур Клинов, деятель искусства «Независимая культура Беларуси состоит из целого ряда компонентов – литературы, рок культуры, современного искусства, философии, драматического искусства и фотографии. Они появились за последние 10 лет и существуют абсолютно вне официальных структур - таких, как Министерство Культуры. В лучшем случае, они существуют параллельно, в худшем – находятся в состоянии прямой конфронтации и испытывают серьёзное давление со стороны властей».

Язык и культура, безусловно, стали такой же лакмусовой бумажкой, какой они были на Украине.

Давайте не будем забывать о том, что до 2004 года Киев был преимущественно русскоговорящим городом – украинский язык использовался лишь в определенных изданиях, но за исключением Крещатика - проспекта с самыми большими магазинами, все вывески были на русском. СМИ также были русифицированы: на городских радиостанциях звучала большей частью русская музыка.

Русификацию следует понимать не просто как доминирование русского языка и русской музыки.

Русская культура имеет разную репутацию на Западе и в странах бывшего СССР. На Западе она ассоциируется с величием – Чехов, Чайковский, Кандинский… список можно продолжать бесконечно. Но Россия не была бы Россией, не будь она страной противоречий. Вспомним лесбиянок - тинэйджеров из группы «Тату». Они - всего лишь верхушка айсберга - горы, нависшей над местными музыкантами в бывших республиках СССР. В наши дни российская поп музыка не престает звучать на всех радио станциях от Ташкента до Минска, и продвигается деловым интересом российских (или дружественных им) СМИ. Сегодня Москва ассоциируется с баснословным богатством и бесконечным числом способов быстрого обогащения, а индустрия развлечений – с денежной «коровой». В рамках культуры, русская поп-музыка считается верхом фальши, продуктом самой неприкрыто циничной поп-индустрии в мире. Вот слова пожелавшего остаться анонимным руководителя белорусского Государственного Радио:


«Раньше в Беларуси было много разнообразных станций с разными музыкальными предпочтениями. А сейчас, какой бы канал Вы не включили, вы услышите одну и ту же ерунду:

«титьки, титьки, титьки!» Власти пытаются производить свою музыку, но получается плохо: всё одно и то же. Любые две песни их протеже звучат одинаково, это все равно, как собирать конструктор «Лего». Это не творчество, а так … воруют оттуда и отсюда».

На Украине российская поп-музыка была безусловным приоритетом для отечественных СМИ, что подтолкнуло независимых музыкантов участвовать в политическом процессе. Даже украинские артисты высокого уровня не могли получить постоянного доступа на радио и ТВ, и эта диспропорция поп-исполнителей из Москвы - ещё один символ доминирования России над Украиной в сфере экономики, политики и культуры. Как и российская элита во многих бывших советских республиках, влияние Москвы лишь незначительно уменьшилось и после перехода от СССР к независимости. Русификацию воспринимают как нечто зловещее и насаждаемое, то, что душит национальное развитие в разных сферах жизнедеятельности.

Украинский рок певец Олег Скрипка, участник «Оранжевой революции»:

«Мы замечаем, что многие музыканты, исполняющие рок, поп и народную музыку, принимают сторону оппозиции. Почему? Потому что именно эти артисты находились в состоянии максимального дискомфорта на Украине. Они пользовались огромной симпатией людей, огромной популярностью, но эта популярность никак не соответствует ничтожному количеству их выступлений на ТВ и радио. В общем, начиная с 2004 года, железный занавес по-прежнему существует по отношению к украинской рок музыке. И давайте не будем забывать об абсолютном шовинизме – это прежде всего касается российской эстрады. Вот так-то. У нас было против чего бороться, и эта энергия воспламенила ситуацию. Почему мы сражались так искренне и почему украинцы так приветствовали нас? Потому что они любят такую настоящую музыку, и у них нет достаточных возможностей, чтобы услышать ее или получить информацию об этих группах. Все, кого они могут услушать, это те исполнители, которые им не нравятся, которых они не уважают, и, больше того - которые из других стран».

Различное отношение к России и её влиянию лежит в основне отрицательного отношения к термину пост-советсткая культура. Идея того, что культура играет огромную роль в определении социальной динамики и должна быть под жестким контролем является ещё одним важным аспектом.

Фома «В постсоветской Украине украинская культура была табу – по ТВ, радио не было ничего. Это есть пост-советсткая ментальность цензуры, которая по-прежнему существует в умах тех людей, которые возглавляют СМИ».

Олег Скрипка:

«Властям не нужен качественный продукт - такой как большой фестиваль, не находящийся под их контролем. Большой фестиваль, каждое значимое событие так или иначе организуются людьми, связанными с режимом. Это монополия. На Украине существует монополизация культуры. Это не демократическая ситуация, а желание закрыть все, запретить то или это… К примеру, мой фестиваль длится два дня: 250 артистов из семи стран… и вдруг внезапно кто-то заявляется за полчаса до начала и отключает электричество. Это классика. Приходит какой-то пьяный пожарник… хотя нас поддерживают пять посольств …»

Слава Корань, лидер рок группы «Улисс»:

Государство (Беларусь) предоставляет солидный канал для освещения культурных событий – посредством сети галерей и фестивалей, солидной спонсорской поддержки богатой молодежной организации БРСМ. Поэтому каждое событие, которое выходит за рамки этих каналов, автоматически вызывает подозрение. По словам одного из белорусских рок-музыкантов, который за последние два года почти вообще не имел возможности выступать в Беларуси, отношение к властей к «сомнительным» ситуациям – проще некуда: лучше запретить, чем разрешить.

Постсоветская культура также должна быть статичной. Она не может и не должна развиваться быстро, так как культура предназначена для того, чтобы выполнять социальный заказ. И как таковая она может развиваться только в соответствии с идеологией государства – как указано президентом во множестве его директив.

Артур Клинов.

«Независимая белорусская культура современна. Официальная массовая культура - то, что мы называем постсоветской культурой - является продолжением советской традиции. Абсолютно устаревшая, архаичная. Она практически заплесневела. Но в таком виде она выгодна государству в сегодняшней ситуации: чем больше плесени в культуре, тем больше плесени в мозгах у людей.

Вот почему они вкладывают средства в эту плесень и заботятся о ней. А та культура, которая современна, развита - подавляется государством. Такая культура сегодня не выгодна государству в любой форме. И чем меньше мозг людей ей занят, тем лучше для них».

Хотя Лукашенко пришел к власти в 1994 году, он только недавно обратил внимание на культуру. И поскольку настоящий отчет обращает особое внимание на цензуру белорусской музыкальной сцены, важно отметить, что прямая цензура в независимой Беларуси является феноменом, появившимся недавно.

Артур Клинов.

«Наблюдается растущее противостояние, особенно за последние два года, когда государство начало строить свою идеологическую доктрину. Они начали обращать пристальное внимание на культуру. «Официальное», «неофициальное» - прежде никому не было дела до этого, что-то выживало или умирало только в силу собственных достоинств. Но за последние несколько лет государство осознало, что культура является очень важным инструментом, особенно с точки зрения идеологии - неотъемлемым инструментом. Если раньше не обращали никакого внимания, то сейчас все, что находится вне установленных ими рамок, жестко подавляется. Цензура, запрет, перекрыть кислород – вот что есть культура сегодня. Если не поле сражения, то сцена противостояния, без всякого сомнения. Если мы посмотрим на те шаги, которые предпринимают власти за последние два года в музыке, то они практически поставили независимую белорусскую рок сцену вне закона».

В этом отчете мы рассмотрим две стороны политики государства по отношению к музыке.

«Официальные» музыканты получают активную поддержку на ТВ и радио, используются для поддержки политических акций правительства. С другой стороны – «неофициальные», некоторые из которых являются неофициально запрещёнными для СМИ, а некоторые вообще не имеют возможности выступать в Беларуси. Начнём с «запрещённых» музыкантов.

ГЛАВА Цензура в музыке и оппозиция Артур Клинов, писатель и художник.

«Если посмотреть на те шаги, которые предпринимают власти за последние два года … в музыке они практически поставили независимую белорусскую рок сцену вне закона. Это стремительно развивающаяся часть белорусской культуры, очень интерактивная по отношению к обществу. Рок культура осень опасна для этого государства, потому что эта культура может иметь реальное влияние на молодежь. Поэтому ее подвергают тотальной обструкции со всех сторон».

Александр Л., работник государственной радиостанции «Я работаю на государственной радио станции, на которой я являюсь одним из директоров. Я лучше не буду говорить, какой. Все началось с концерта, посвященного 10-летию правления Луки.

За 40 минут до конца концерта погас свет – милиция вырубила электричество. На сцене была группа «Нейродюбель», и аудитория пела их песни a capella». 21 июля 2004 года стало ясно: в музыка Беларуси подвергается цензуре. В парке на площади Бангалор, недалеко от центра Минска состоялся концерт, посвященный 10-летней годовщине президентства Лукашенко. Концерт был официально разрешён, и у организаторов были все необходимые лицензии от Минского горисполкома. Тем не менее, на следующий день после концерта, по сообщению из многих источников, радиостанции получили строгие указания убрать все выступавшие на концерте группы из программ: «Палац», «ZET», «Pomidor/Off», «Нейродюбель», «Drum Ecstasy» и «НРМ».

Это был так называемый «черный список». Хотя официальных списков как таковых не существовало, «неофициальные» были составлены по принципу «телефонного права». Начальство сформировало перечень групп, которые нельзя было ставить ни на одной волне. И, по сути, ни одна из групп, попавших в тот список, не выступает до сих пор. Интервью с автором от 22.03. там же В отчете Белорусской Ассоциации Журналистов говорится, что этот неофициальный закон вступил в силу 4-го августа, и был предназначен для всех радио станций, как государственных, так и частных. 18 Это указание явилось поворотным пунктом в отношении властей к политически активным музыкантам. Участники группы «Палац» в тот же самый вечер были официально уволены из государственной организации «Белконцерт». В самый последний момент и без объяснения причин были отменены несколько крупных концертов группы «Drum Ecstasy».

Пит Павлов, группа «НРМ»

«Такие независимые коллективы, как наш, нельзя было наказать сразу же, но когда в следующий раз мы попытались организовать концерт, мы не могли этого сделать. Так продолжается на протяжении двух с половиной лет. Хотя (принципиально) даже и до того ситуация не очень отличалась, но с той поры она стала еще хуже».

Согласно сообщениям, начиная с 19 июля 2004 года десятки выступлений «запрещённых» групп были отменены, интервью с ними отправлены на полку. 19 Отсутствие писанного «чёрного списка»

привело к некоторой путанице относительно того, кто же в него включён. По свидетельству одного из ди-джеев в «список» включены не более 10 групп.

Ирония в том, что когда «Музыкальная Газета» предложила читателям проголосовать на их сайте и составить свой «чёрный список», то в него вошли 42 группы или исполнителя, которые так или иначе ассоциировались с независимой сценой. На практике, согласно многим сообщениям, музыкантам многих групп, никоим образом не связанных с политикой, стало всё труднее получать лицензии для проведения «живых» концертов. На самом деле отсутствие конкретного, согласованного документа и общая атмосфера подозрительности повлияли на весь сектор независимой музыки.

Существует несколько причин, по которым наиболее политически активные группы стали в настоящий момент предметом ярости властей. Администрация Лукашенко, конечно же, была заинтересована в том, чтобы подавить протесты ещё до очень спорного референдума октября года. Хотя, с другой стороны, интересен тот факт, что это указание по телефону относительно рок музыкантов было отдано накануне «Оранжевой Революции» в Киеве – то есть влияние рок-групп на ход демократического движения протеста на Украине не обеспокоило Лукашенко. Похоже, что он осознавал их потенциальную опасность, и события на Украине стали подтверждением того, что он уже знал. Подобным же образом, тот факт, что эти группы принимали участие в оппозиционном концерте, посвященном 10-летней годовщине правления Лукашенко, что за последние два года стало обычной тенденцией, является скорее предлогом, а не мотивом.

Артур Клинов.

«Ни один тоталитарный режим не способен изменить всё за один день, всё происходит постепенно. Возможно, власти давно осознали потенциальную угрозу со стороны рок музыки, но они не могут запретить всё в один день. Сначала одно, затем другое - всё по порядку. Итак, они закрывают одну газету, затем школу, потом то, другое… Блокада свободы слова – процесс постепенный».

Такие рок группы как «НРМ» были вовлечены в политику и прежде, но этот запрет, казалось, стал поворотным моментом, когда между «официальной» и «неофициальной» музыкой была проведена четкая граница. Рок-музыка и прежде существовала в тени, без поддержки государства, но, тем не менее, процветала, также, как и получавшие субсидии музыкальные направления. Сегодня она официально ассоциируется с движением за перемены, и силу этого стала точкой опоры для сторонников оппозиции.

Артур Клинов:

«Концерт на площади Бангалор был всего лишь предлогом. Во время предыдущих выборов наши рок группы были очень активны, исполняя музыку агитационного характера, поэтому они были уже известны властям. Рок является силой, по-настоящему влияющей на общество, за ним - большая «Вясна»: Август, часть 1. http://www.spring96.org/ru/vcont/6/842/ Более подробный список актов цензуры в отношении оппозиционных групп см. на http://belarus.kulturactiv.org аудитория. А правительство подавляет все сферы влияния, находящиеся вне его контроля. Всё независимое потенциально несет опасность».

В глазах некоторых обозревателей запрет Лукашенко 2004 года возможно даже был какой-то оживляющей силой, которой так не хватало на тот момент такой скучной и ориентированной на имитацию белорусской рок сцене. В эпоху «Битлз» рок в Советском Союзе символизировал всё самое яркое и опасное. Но до начала 90-х прошло слишком много времени, когда седеющие монстры рока – такие, как Jethro Tull и Uriah Heap - практически жили на заработки с гастролей по европейским странам бывшего СССР и оказали значительное влияние на местную музыку.

Лявон Вольский и Пит Павлов «Беларусь – лучшая страна в мире для рок-н-ролла. После распада СССР пришли западные рок группы и убили белорусский рок. Но затем Лукашенко взял власть в свои руки и спас нас. Он дал новую жизнь настоящей рок музыке. Он дал нам то, ради чего необходимо играть». Запрет Лукашенко не создал политизированную белорусскую музыкальную сцену – в независимой Беларуси культура всегда ассоциировалась с политикой. К чему он привёл, так это к абсолютной поляризации музыкальной сцены – которая не была единой и до этого: стали различаться поп, классическая музыка и джаз. А если музыка исполняется на белорусском языке, то её автоматически рассматривали как оппозиционную. Соответственно, политизированными оказались многие музыканты, которые до этого политики абсолютно не касались. В то время как цензура в белорусской музыке имеет прямое отношение к теме использования белорусского языка («всё, что на белорусском – запрещено»), тем не менее, всё не так просто.

Сева Рагойша, издатель «Это правда, что почти все музыканты и группы из «белого» списка Министерства Культуры поют на русском, а большинство певцов и групп из «чёрного» списка – на белорусском. Но это не единственная причина, а одна из многих. К примеру, группа «Нейродюбель» исполняет лишь некоторые песни на белорусском языке, преимущественно они поют на русском языке, а их фаны в основном русскоговорящие. Но они находятся в черном списке. Группы же «Песняры», «Сябры»

поют на белорусском, но они официально разрешены».

Александр Кулинкович.

«Группа «Drum Ecstasy» была также запрещена в то время. Это группа из восьми барабанщиков, у которых нет никаких текстов вообще. Их запретили за то, что они выступали в неположенном месте. Поэтому, не важно, что ты поешь, а где ты поешь».

Кроме того, что организация и проведение крупного «живого» выступления для музыкантов из «чёрного списка» практически невозможны, у них есть ещё и проблема особого рода. Тот факт, что этот список не является следствием указа президента или какого-либо другого юридического постановления, означает, что существование этого списка невозможно доказать. Это затрудняет борьбу музыкантов за отмену запрета – ведь Министерство Культуры и Министерство Информации постоянно отрицают факт его существования, несмотря на то, что всё свидетельствует об обратном. Для усиления цензуры используются сложные бюрократические структуры и всевозможные юридические уловки. Тем не менее, противостояние с цензурой является стержневым в борьбе за свободу самовыражения белорусской музыкальной сцены на сегодняшний день.

Из статьи Мариуса Кловгарда (Marius Klovgaard) и Оле Николай Тофта (Ole Nikolaj Toft) «Мятежники рока, спасённые диктатором». Euroviews 2004, Школа журналистов Дании. http://w2.djh.dk/international/2004f/euroviews/belarus3.html Цензура на практике. Механизмы контроля Из открытого письма музыкантов «чёрного списка»:

«Мы чувствуем себя связанными по рукам и ногам. Как будто стоишь на цыпочках, с петлёй, накинутой на шею. На самом деле, нас еще не повесили, но и жизнью это нельзя назвать». Выступления live Препятствование музыкантам из «чёрного списка» в проведении живых концертов стало самым ощутимым ударом государства. Это бьёт по больному месту – жестко ограничивая их выступления на публике, возможность зарабатывать и реализовывать себя творчески, как артистов. Пожалуй, экономические последствия являются самыми сложными: концерты являются основным источником доходов большинства белорусских музыкантов. Лишая музыкантов возможности зарабатывать музыкой, если она официально не санкционирована государством, долгосрочное намерение властей – «зажать» альтернативную музыку до такой степени, когда продолжать выступления станет невозможным с финансовой точки зрения. И тогда им придётся «интегрироваться» в систему.

В Беларуси нет отдела цензуры как такового, так как согласно статье 33 Конституции Беларуси цезура считается нелегальной. То, что делает цензуру возможной и одновременно практически неуязвимой с юридической точки зрения - это бюрократические структуры, которые контролируют организацию и транслирование концертов, продажу дисков. В то время, как причины, стоящие за запретом проведения «живых» концертов оппозиционных рок-групп – очевидно, политического характера, способы, которыми они внедряются, намеренно лишены политического подтекста. Он лишь подразумевается, но публично не афишируется. Вместо этого, для того, чтобы помешать выступлению рок-групп андеграунда, применяется множество сложных и очень эффективных юридических и экономических механизмов.

Препятствия юридического характера Промоутер электронной музыки (пожелавший остаться неизвестным), г. Минск.

«Для проведения каждого концерта необходима индивидуальная лицензия. Концертная площадка должна быть зарегистрирована. Я, как промоутер, тоже должен зарегистрироваться отдельно, либо заключить соглашение с зарегистрированной компанией. Только двум или трем компаниям официально разрешено проводить концерты, но для того чтобы работать с ними, мне нужно заплатить много денег всем бюрократам. Для того, чтобы оформить всё официально, необходимо потратить минимум 700-800 долларов. Это только за разрешение – без аренды чего-либо. И только в случае, если я занимаюсь этим с одним из моих друзей, у которых уже есть официальная регистрация – иначе это будет стоить гораздо больше».

Для того, чтобы воспрепятствовать выступлениям музыкантов в сложной системе бюрократии Беларуси существует целый ряд юридических зацепок. Для того, чтобы концерт прошел на законных основаниях, участвующая в нем группа или промоутер должны получить гастрольное разрешение / лицензию от городских властей. В случае с Минском, в котором проходила большая часть нашего расследования, государственным органом, ответственным за выдачу лицензий, является Исполнительный Комитет города Минска. Его чиновники имеют право на отказ в выдаче лицензии по многим причинам, а если таковая была выдана ранее они имеют право отозвать её.

Если власти уверены в том, что концерт будет идеологическим «правильным», нужно показать, например, членский билет БРСМ – то лицензия выдаётся. Для белорусских групп, в особенности, для поющих на белорусском языке - обращение в КГБ, Министерство Культуры, или Комитет по делам религий – и у властей появляется предлог отказать в выдаче лицензии. «Нам позвонили сверху» - этого достаточно.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.