авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
-- [ Страница 1 ] --

Содержание

НОВОСТИ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ.............................................................. 3

МИРОВОЙ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КОНТЕКСТ НАУЧНОГО

ОБРАЗОВАНИЯ Автор: М. А. ФЕДОРОВА, А. М. ЗАВЬЯЛОВ...................... 9

СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В СФЕРЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ И

ЕГО КЛАССИЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ АКТУАЛЬНОСТЬ БАЛАНСА Автор:

С. В. КОСТЮКЕВИЧ........................................................................................... 17 АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОГО ВОСПИТАНИЯ И ОБРАЗОВАНИЯ МОЛОДЕЖИ Автор: А. А. АНИКЕЕВ, С. В. ПИНЯГИН.................................................................................................... 34 ДИНАМИКА МОТИВАЦИИ ПОЛУЧЕНИЯ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ Автор: О. С. БЕЛЯЕВА......................................................................................... 39 ИДЕЯ НООПЕДАГОГИКИ - МЕЧТА ИЛИ ОСНОВА ГЛОБАЛЬНОГО МЕГАПРОЕКТА? Автор: К. В. КОРСАК.......................................................... ПАРАДОКС ТРАНЗИТИВНОСТИ ОБЪЯСНЕНИЯ ОБЩЕЙ МАТЕМАТИКИ ДЛЯ ФИЛОСОФОВ Автор: В. А. ЕРОВЕНКО................................................. ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ Автор: О. П. ОКОЛЕЛОВ...................................................... СЕТЕВОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ПЕДАГОГОВ В КОНТЕКСТЕ НАУЧНО ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Автор: В. А. СТАРОДУБЦЕВ, В. В.

АННЕНКОВ, Е. А. ВОСТРИКОВА.................................................................... РЕАЛИЗАЦИЯ МЕТАПРЕДМЕТНОГО АСПЕКТА КУРСА "ОСНОВЫ МАТЕМАТИЧЕСКОЙ ОБРАБОТКИ ИНФОРМАЦИИ" В ОБУЧЕНИИ СТУДЕНТОВ ГУМАНИТАРНОГО ПРОФИЛЯ Автор: М. С. МИРЗОЕВ.... МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ МОБИЛЬНЫЕ ДИДАКТИЧЕСКИЕ МОДУЛИ КАК ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ РЕСУРС В ОБУЧЕНИИ СТУДЕНТОВ ИНОСТРАННОМУ ЯЗЫКУ Автор: Н. В. ПОПОВА........................................ МЕХАНИЗМ МОТИВИРОВАНИЯ ПРЕПОДАВАТЕЛЯ ТЕХНИЧЕСКОГО ВУЗА К ПЕДАГОГИЧЕСКОМУ ТВОРЧЕСТВУ Автор: А. И. ПОПОВ...... НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПОДГОТОВКИ НАУЧНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИХ КАДРОВ Автор: В. И. ЛЕВИН.......................................................................... ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ УРОВНЯ ПРИТЯЗАНИЙ СТУДЕНТОВ И ПРОДУКТИВНОСТИ МЫСЛИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В УСЛОВИЯХ МАТЕРИАЛЬНОГО СТИМУЛИРОВАНИЯ Автор: Т. В. РАЗИНА, Л. В. ОСИПОВА.................. СИСТЕМА СОПРОВОЖДЕНИЯ НРАВСТВЕННОГО СТАНОВЛЕНИЯ РЕБЕНКА-СИРОТЫ Автор: А. М. АКСЕНОВ................................................ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ СОХРАНЕНИЯ ДОМИНИРУЮЩЕЙ ПОЗИЦИИ РУССКОГО ЯЗЫКА НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ Автор: Л. П. ДИАНОВА, Е. А.





ЗОЛОТЫХ............................................................................................................ ЖИВОПИСНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ СОВРЕМЕННЫХ АРХИТЕКТУРНЫХ ШКОЛ ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ, НОВАТОРСТВО, КРЕАТИВ Автор: С. А.

ПРОХОРОВ......................................................................................................... ГЕОМЕТРИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ КАК ФУНДАМЕНТ ПОЗНАНИЯ МИРА Автор: Н. В. КАЙГОРОДЦЕВА........................................................................ МОДЕЛЬ КАК КЛЮЧЕВОЕ ПОНЯТИЕ ГЕОМЕТРО-ГРАФИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКИ Автор: В. Н. ГУЗНЕНКОВ, П. А. ЖУРБЕНКО................... ПРОБЛЕМЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ СТУДЕНТОВ ТЕХНИЧЕСКИХ ВУЗОВ СРЕДСТВАМИ ГЕОМЕТРО-ГРАФИЧЕСКИХ ДИСЦИПЛИН Автор: Л. А. НАЙНИШ, Л. Е. ГАВРИЛЮК.......................... ОСНОВЫ ПРАВОСЛАВНОЙ КУЛЬТУРЫ: СОВРЕМЕННЫЕ УЧЕБНИКИ Автор: А. Б. ИЗЮМСКИЙ................................................................................. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА В ОБЛАСТИ РЕЛИГИИ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН ПРИНЦИПЫ И РЕАЛЬНОСТЬ Автор: Н. К.

СМАГУЛОВ........................................................................................................ "...БЫЛ СОВЕРШЕННО ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ" Автор: В. А.

МЕЙДЕР............................................................................................................... РАЗВИТИЕ АДАПТАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА БУДУЩИХ УЧИТЕЛЕЙ В ХОДЕ ИЗУЧЕНИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ДИСЦИПЛИН Автор: Н. А.

ШАЙДЕНКО, В. Г. ПОДЗОЛКОВ.................................................................... ОРГАНИЗОВАННОСТЬ КАК БАЗОВОЕ СВОЙСТВО ЛИЧНОСТИ СТУДЕНТА Автор: Н. П. КИРИНА.................................................................. ИССЛЕДОВАНИЕ ИСТОРИИ СЕМЬИ КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ПАТРИОТИЗМА МОЛОДЕЖИ Автор: М. Ю.

ДАВЫДОВА........................................................................................................ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ СТУДЕНТОВ ОБ ИНДИВИДУАЛЬНОМ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ МАРШРУТЕ Автор: Ю. Н. МУХИНА.................... СОХРАНЯЯ И ПРИУМНОЖАЯ ТРАДИЦИИ................................................ Заглавие статьи НОВОСТИ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ Источник Alma Mater, № 4, Апрель 2013, C. 4- Место издания Москва, Россия Объем 18.2 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ НОВОСТИ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ Минобрнауки изменит критерии мониторинга высшей школы Минобрнауки России собирается изменить критерии ежегодного мониторинга эффективности вузов и предлагает подсчитывать количество выпускников вузов, оказавшихся на бирже труда, чтобы выявить учебные заведения, готовящие будущих безработных. Эксперты считают эту логику ошибочной.

Замглавы Минобрнауки А. А. Климов рассказал, что этой осенью мониторинг эффективности вузов будет проведен по новым критериям1. Прежде всего изменится оценка учебных заведений с образовательной спецификой - творческих, транспортных, военных и др. "Они получат свои дополнительные критерии оценки, разработанные при участии профильных министерств, - заявил А. А. Климов. - Так, Министерство культуры уже предложило два таких показателя. Во-первых, оценивать, как абитуриенты сдали творческие экзамены. Во-вторых, смотреть, насколько хорошо вузы участвуют в творческих мероприятиях, концертах и спектаклях".

Еще один новый критерий Минобрнауки предлагает сделать единым для всех вузов. "Мы собираемся оценивать взаимоотношения системы образования и рынка труда, - рассказал замминистра. - То есть учитывать количество выпускников вуза, которые обратились на биржу труда". По словам А. А. Климова, сейчас примерно 6% молодых специалистов сразу после окончания вуза встают на учет в качестве безработных. "Получается, что образование, которое они получили, не дает возможности найти работу даже не по специальности, - пояснил чиновник. - Есть специальности, которые показывают высокий уровень таких безработных. Рекордсменами являются юристы и экономисты".

Замминистра заявил, что Минобрнауки уже договорилось о совместной работе с Российским союзом промышленников и предпринимателей, "чтобы развивать этот критерий дальше".

По данным Роструда, в 2012 г. около 34 тыс. выпускников вузов обратились в службы занятости в поисках работы. Больше всего среди них действительно юристов и "менеджеров по финансам". При этом, как признал глава ведомства Ю. В. Герций, найти работу смогли не более трети.

Генеральный секретарь Российского союза ректоров О. В. Каширина заявила, что вузы действительно предлагали министерству оценить профессиональную карьеру своих выпускников, однако схема Минобрнауки кажется им слишком простой. "Это должны быть динамические критерии, которые показывают развитие достижений человека. А в Минобрнауки предлагают оценивать худший вариант - людей, которые не смогли найти работу", - посетовала О. В. Каширина. Она предлагает для оценки достижений выпускников использовать данные Федеральной налоговой службы. "Мы можем соотнести налог на доходы физического лица с доходами компании, где он работает, заявила эксперт. - И тогда мы узнаем, какой вклад он внес в развитие компании или в госсектор. Это покажет динамику прироста".

"Идея смотреть на данные с биржи труда мне не очень нравится, поскольку оценка уровня образования вуза получится искаженной, - считает заведующий лабораторией прогнозирования трудовых ресурсов Института народнохозяйственного прогнозирования РАН А. Г. Коровкин. - Сейчас биржа труда не обеспечивает основную массу трудоустройства, особенно среди молодежи".

Остается неясным, как к инициативе Минобрнауки отнесется Минтруд. В январе руководитель ведомства М. А. Топилин анонсировал возможный отказ от выплаты пособий по безработице для выпускников вузов. "Правильно ли это, когда выпускник, нигде не отработав, через месяц после окончания учебы приходит в службу занятости и получает 850 руб.? - сказал министр. - Эта тема уже давно обсуждается с профсоюзами и работодателями, и в 2013 г. система назначения и выплат пособий будет пересмотрена".

kommersant.ru Вузы получат карт-бланш на зачистку?

На сайте Минобрнауки завершилось общественное обсуждение проекта приказа, регламентирующего применение мер дисциплинарного взыскания к обучающимся.

Документ призван конкретизировать п. 4 ст. 43 нового закона "Об образовании", где говорится, что "за неисполнение или нарушение устава организации, осуществляющей образовательную деятельность, правил внутреннего распорядка, правил проживания в общежитиях и иных локальных нормативных актов по вопросам организации и осуществления образовательной деятельности к обучающимся могут быть применены меры дисциплинарного взыскания - замечание, выговор, отчисление из организации, осуществляющей образовательную деятельность".

Так подзаконный акт разъясняет, что за каждый проступок может быть применена только одна мера дисциплинарного взыскания, и при выборе наказания следует учитывать тяжесть проступка, причины и обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение обучающегося, его психофизическое и эмоциональное состояние, а также мнение советов обучающих Напомним, осенью 2012 г. Минобрнауки провело мониторинг госвузов и их филиалов, учитывая средний балл ЕГЭ у первокурсников, уровень инфраструктуры и др. В итоге у более 130 вузов были выявлены признаки неэффективности. Результаты мониторинга вызвали неудовольствие у ректоров - они потребовали изменить критерии оценки. По их мнению, министерство не учитывало специфику учебных заведений. Кроме того, ректоры считали нечестным оценивать знания абитуриентов, то есть фактически работу школьных педагогов.

стр. ся и советов родителей. При этом отчислять можно только за неоднократное совершение дисциплинарных проступков, если иные меры взыскания и воздействия не дали результата. Не применяются санкции только к дошкольникам и обучающимся по программе начального общего образования, а также к ученикам с ограниченными возможностями здоровья, в частности, с задержкой психического развития и различными формами умственной отсталости.

Но четкого понимания того, каким образом и за какие дисциплинарные проступки смогут наказывать обучающихся, проект приказа не дает. В связи с чем представители Российского студенческого союза всерьез опасаются, что "любой учащийся в случае необходимости может быть отчислен за любую провинность".

Разработчики документа утверждают: документ предусматривает общий порядок для всех образовательных учреждений, тогда как причины отчисления студентов прописаны в уставе вузов. Словом, как отчисляли студентов на основании университетских уставов, так будут делать и впредь, и принципиально ничего здесь не изменится. Однако, как отметил председатель РСС Артем Хромов, сложившийся порядок все же несколько изменится.

Так, по его мнению, если раньше студентов наказывали только за нарушение университетских уставов, то сейчас к ним добавятся еще и локальные нормативные акты, на несоблюдение которых также будут применяться дисциплинарные санкции вплоть до отчисления. "Дело в том, что уставы, как правило, принимаются конференциями вузов, где каждый может высказать свое мнение, а вот локальные нормативные акты, такие как этический кодекс студента, правила внутреннего распорядка, зачастую подписываются руководством вуза без какого-либо обсуждения и могут содержать довольно широкие формулировки", - отметил А. Хромов. По его словам, в отличие от устава, в локальном документе вполне можно прописать, например, что любое оценочное суждение в адрес ректора карается отчислением. И в случае одобрения проекта приказа такие вот документы станут нормативными актами, которые имеют юридическую силу.

Председатель РСС напомнил недавний случай в отделении востоковедения НИУ ВШЭ, где местная администрация пыталась принять санкции в отношении учащихся, размещающих в соцсетях информацию с применением обсценной (нецензурной) лексики.

"Согласно документам внутреннего распорядка, которые были приняты у них в конце января, к этим студентам должны применяться меры дисциплинарного взыскания вплоть до отчисления", - подчеркнул А. Хромов.

Еще один пример того, насколько широкими могут быть основания для применения мер дисциплинарного взыскания - "Этический кодекс студента" ДВФУ. "Студент не должен допускать распространения информации антиобщественного содержания, направленной на дестабилизацию порядка, не должен участвовать в несанкционированных собраниях, демонстрациях, митингах, пикетах, акциях и шествиях, а также не должен допускать действий и поступков, порочащих высокое звание и престиж вуза", - говорится в документе, который пока, по причине недовольства студентов, носит рекомендательный характер.

В РСС считают, что этот вопрос не стоит оставлять на откуп учебным заведениям. "Мы предлагаем в этом подзаконном акте четко прописать проступки и санкции, которые могут за ними последовать, а также наделить органы студенческого самоуправления правом вето при принятии подобных решений администрацией вуза, если это не касается академической успеваемости", - отметил председатель РСС. Свои предложения студенческое сообщество уже направило в Минобрнауки.

Однако директор Института развития образования НИУ ВШЭ И. В. Абанкина высказалась категорически против предложения РСС. Ни в коем случае нельзя регламентировать такие вопросы на уровне власти, уверена она. Это ограничит академическую автономию учебных заведений.

В свою очередь эксперт по законодательству в сфере образования Анна Вавилова обратила внимание на то, что сам порядок применения мер дисциплинарного взыскания Минобр науки определило достаточно четко и в рамках своих полномочий. Другое дело, что запишут вузы в своих уставах, правилах внутреннего распорядка и иных локальных нормативных документах.

А. Вавилова обратила внимание, что локальные нормативные акты, на основании которых могут быть применены меры дисциплинарного взыскания, в первую очередь, должны содержать четкие правила и нормы поведения, за нарушение которых могут последовать санкции. "Этические кодексы", которые зачастую содержат лишь заявления общего характера, не слишком подходят для этой роли. Однако если такие документы одобрены образовательной организацией в установленном уставом порядке, то и они вполне могут считаться нормативными актами, на основании которых к студентам могут быть применены санкции. Однако доказать вину студента на основании оценочных суждений вузам будет довольно сложно, полагает эксперт. Но в любом случае такое решение можно оспорить в специальной комиссии при вузе или в суде.

Кроме того, А. Вавилова подчеркнула, что содержание внутренних вузовских документов, которые могут служить основанием для дисциплинарного взыскания, обязательно должно быть доведено до сведения учащихся. "Если у студента будет возможность доказать, что он был не в курсе содержания акта, применить дисциплинарное взыскание будет невозможно", - заметила эксперт.

Она обратила внимание на то, что дисциплинарными проступками не могут быть признаны законные действия обучающихся, то есть реализация им своих прав и свобод, в т.ч. свободы слова: "мы не должны приравнивать к дисциплинарному проступку выражение какой-либо позиции учащихся, отличной от позиции администрации вуза".

Немаловажным для студентов сегодня является вопрос о том, не будут ли их наказывать за проступки, совершенные во внеучебное время. "В законе четко этот вопрос не оговорен, но учитывая, что меры дисциплинарного взыскания практически полностью пришли в сферу образования из трудового кодекса, я считаю, что это невозможно", отметила А. Вавилова.

Эксперт пояснила, что у этих дисциплинарных правил вполне четкая цель - они должны обеспечить адекватный нормальный учебный процесс, так же как дисциплина труда должна обеспечить нормальную работу организации. "Эти нормы - требования не к человеку, а к его социальной роли (обучающийся). Применять их тогда, когда человек находится вне этой социальной роли, как минимум странно с логической точки зрения", считает А. Вавилова. Так, в трудовом кодексе дисциплинарный проступок - нарушение, совершенное работником во время выполнения своих должностных обязанностей. Нельзя совершить его, находясь в отпуске. Таким же образом эти правила должны приме Заместитель директора Центра правовых прикладных разработок Института развития образования НИУ ВШЭ.

стр. няться и в отношении студентов, полагает она, за исключением случаев, когда человек, например, во внеучебное время распространяет заведомо ложную информацию, порочащую честь учебного заведения. Хотя и в этом случае, по мнению А. Вавиловой, ответственность должна наступить скорее гражданско-правовая, нежели дисциплинарная.

Но, несмотря на то что многие важные моменты в проекте приказа Минобрнауки были упущены, по мнению эксперта, прописывать их и не стоило. "На министерском уровне решать, кого и за что наказывать, было бы категорически неправильно, потому что каждое образовательное учреждение специфично. Оно должно само решать, какие правила устанавливать. Если сделать это на уровне министерства, мы существенно сузим возможности по саморегулированию образовательных организаций", - заявила эксперт.

Однако, по ее мнению, какие-то руководящие принципы ведомство могло бы озвучить, но не в нормативной форме, а в виде рекомендательного письма. При этом А. Вавилова еще раз напомнила, что в случае, если студент не согласится с отчислением за дисциплинарное нарушение, он всегда может его обжаловать в комиссию по урегулированию споров между участниками образовательных отношений, а потом и в суд.

rosbalt.ru Может ли Россия остаться без науки?

25.02.2013 г. закончился сбор подписей российских ученых под обращением к премьеру правительства РФ с требованием отменить "грабительские" поправки в законодательство, лишающие надбавок за ученые степени. Если правительство не прислушается, страна останется без науки.

Суть проблемы в следующем: закон "Об образовании" и проект постановления правительства РФ "О признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации" отменяют доплаты за ученые степени доктора и кандидата наук.

Документы, гарантирующие ученым надбавки, признаны утратившими силу, причем взамен ничего не предложено.

Самый серьезный удар обрушился не на вузовских преподавателей, для которых удалось все-таки прописать кое-какие положения в законе, а на ученых из исследовательских институтов РАН - их в стране около 50 тыс. человек.

Пока законопроект не подписан, сохраняется нынешняя ситуация, которую тоже нельзя назвать гуманной и перспективной. Сегодня все преподаватели и ученые, независимо от должности, получают 3-5-7-тысячную надбавку за звание. Согласно новому закону, надбавки вузовским преподавателям могут включаться в оклады по должностям, их величину будет определять руководство вуза. А вот в отношении сотрудников подразделений РАН подобные положения не зафиксированы ни в одном документе. Про десятки тысяч ученых просто забыли - в лучшем случае...

По мнению ученых, новый закон также обладает коррупционным потенциалом. Помимо того что величину надбавок будет определять руководство, так еще науку можно будет прихлопнуть и на самом высшем уровне. "Есть угрозы, и вполне реальные. У правительства при составлении бюджета на будущий год появится рычаг для сокращения финансирования науки. Просто средства "забудут" запланировать в бюджет", - убеждены ученые. Правда, остаются еще гранты, позволяющие талантам не только двигать вперед науку, но и выживать. Однако за гранты порой приходится "биться", а на это способны далеко не все ученые.

На фоне такого абсурда мрачной шуткой выглядят недавно опубликованные результаты опроса ВЦИОМа, говорящие о том, что около половины россиян считают научную карьеру престижной, а две трети были бы не против видеть учеными своих детей и внуков.

К примеру, в Москве зарплаты ученых РАН недотягивают даже до средней по региону, и разрыв растет с каждым днем. "При этом уже 75% бюджета академии наук идет на зарплату, ее долю увеличить невозможно. Мы и так испытываем колоссальные проблемы с оборудованием, оплатой коммунальных услуг. У нас останется только один вариант вдвое сократить численность сотрудников", - заявил журналистам вице-президент РАН А.

Д. Некипелов.

Самым простым и разумным способом если не помочь науке, то хотя бы ее не душить было бы сохранение существующих надбавок - причем с автоматической индексацией, считают ученые. Есть и другие предложения. Ни один российский ученый не согласился с непродуманными грабительскими нововведениями.

rosbalt.ru МГУ вернулся в сотню лучших вузов мира Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова вернулся в рейтинг репутации 100 мировых университетов по версии британской газеты Times. В списке влиятельного издания вуз обосновался в самой середине - на 50-м месте.

МГУ стал единственным российским вузом, включенным в топ-100 лучших высших учебных заведений мира. В 2012 г. университет вообще не попал в рейтинг Times, хотя в 2011-м г. занял там 33-ю позицию.

Первая шестерка за два года осталась неизменной. Лучшим вузом считается Гарвардский университет, за ним следует Массачусетский технологический институт. "Бронза" - у легендарного Кембриджского университета. Следом идет Оксфордский университет, занявший четвертую строчку списка. Калифорнийский университет в Беркли и Стэнфордский университет - на пятом и шестом местах.

Рейтинг Times формируется с учетом уровня образовательных и исследовательских программ, цитируемости научных материалов, количества иностранных студентов и специалистов РИА Новости стр. МИРОВОЙ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КОНТЕКСТ Заглавие статьи НАУЧНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Автор(ы) М. А. ФЕДОРОВА, А. М. ЗАВЬЯЛОВ Источник Alma Mater, № 4, Апрель 2013, C. 7- ОБРАЗОВАНИЕ: РАКУРСЫ И ГРАНИ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 20.1 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи МИРОВОЙ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КОНТЕКСТ НАУЧНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Автор: М. А. ФЕДОРОВА, А. М. ЗАВЬЯЛОВ М. А. ФЕДОРОВА, к. филолог. н., доц. кафедры "Иностранные языки" А. М. ЗАВЬЯЛОВ, д. т. н., проф., начальник управления организации научной работы и подготовки кадров высшей квалификации, заслуженный работник высшей школы РФ Омский государственный технический университет E-mail: sidorova_ma79@mail.ru, gramota47@yahoo.com Рассмотрены основные тенденции, характеризующие мировой социально-экономический контекст высшего образования в целом и научного образования в частности.

Охарактеризовано положение современного университета в системе высшего образования. Предложено решение проблем развития научного образования в эпоху глобализации.

Ключевые слова: экономика знаний, глобализация, высшее образование, научные исследования, стратегия устойчивого развития.

Экономика знаний Мировой социально-экономический, политический и культурный контекст сферы образования и науки характеризуется двумя определяющими тенденциями: глобализацией и переходом от постиндустриального общества к экономике знаний.

На смену постиндустриальному обществу приходит экономика знаний (knowledge economy) или общество знаний (knowledge society). Экономику знаний определяют как высший этап развития постиндустриальной и даже инновационной экономики. При этом основными факторами ее развития являются знания и человеческий капитал.

Принято считать, что экономика знаний сформирована в США и частично в странах ЕС. В экономику стали включать не только сами технологии, но и весь механизм производства знаний, т.е. экономика знаний - это не только производства, но и университеты, наука, система коммуникаций, исследовательские разработки.

Выделяют три принципиальные особенности экономики знаний:

* знания как продукт: "конкретное знание либо создано, либо нет (не может быть знания наполовину или на одну треть)" [4];

* знания, как и общественные блага, доступны всем без исключения: владелец, передавая, их не теряет;

* знания по своей природе - информационный, а не материальный продукт, а информация после того, как ее потребили, не исчезает.

Различают два взаимосвязанных процесса: глобализацию знания (распространение знания по планете, всеобщий доступ к знанию) и становление особого вида научного знания глобального знания [3. С. 327-329].

К особенностям общества знаний относят также равный доступ к образованию и возрастающую роль информационно-коммуникационных технологий [10. С. 13]. Поэтому формирование экономики знаний предполагает рост затрат на все виды образования. Для всей системы высшего образования это означает возрастающую роль науки и научной деятельности не только как системы знаний, но и средства развития человеческого капитала.

В связи с переходом к экономике знаний многие страны столкнулись с необходимостью менять свою систему образования и объем доступа к нему. Это, в свою очередь, оказывает положительное влияние на развитие всего общества.

стр. Глобализация и ее влияние на ВПО Будучи первоначально экономическим, сегодня термин "глобализация" означает процесс не только всемирной экономической и политической, но и культурной интеграции и унификации. Это объективный процесс, который имеет системный характер, охватывает все сферы жизни общества [3. С. 9-12].

Условиями глобализации специалисты в области экономики называют развитие современных коммуникационных систем, обеспечивающих инфраструктуру для быстрой трансляции знаний, и относительно низкую стоимость авиаперелетов, что впервые в истории делает возможным существование единого мирового сообщества [8].

При этом центральной движущей силой процесса глобализации является высшее образование. Система высшего образования и науки, в свою очередь, претерпевает изменения, вызываемые развивающимися в мире процессами.

Интеграция ЕС нашла свое отражение в Болонском процессе, цель которого - создание единого европейского образовательного пространства. Это обусловливает многие процессы, в числе которых введение системы сопоставимости дипломов, программы двойных дипломов, повышение мобильности студентов и преподавателей, введение системы кредитных единиц, а также двухуровневой системы образования. При этом, как бы скептически ни относились к Болонскому процессу представители различных стран, сегодня, в эпоху глобализации образования, университеты должны осознавать, что их самодостаточность и самоизоляция не сделают их конкурентоспособными на рынке образовательных услуг.

Двумя аспектами Болонского процесса является, во-первых, то, что присоединение к нему добровольно, и, во-вторых, то, что он не предполагает унификации систем высшего образования в Европе, а поддерживает их разность в рамках внутренней структуры и создает "мосты" между разными странами и системами образования, сохраняя их особенности.

Участвуя в Болонском процессе, Россия, как и многие другие страны, с одной стороны, вынуждена поступиться некоторыми национальными особенностями системы образования, с другой - стать конкурентоспособной в данной сфере. Без сомнения, отмечаются большие сложности трансформирования системы образования, обусловленные многоплановостью самого процесса, нехваткой финансирования и небольшой протяженностью во времени. Тем не менее очевидно, что основной целью любого этапа развития системы образования должно стать сочетание лучших национальных практик и лучшего европейского опыта.

Для развития системы научной деятельности студентов важны все вышеперечисленные цели. Однако, по нашему мнению, наибольшее влияние оказывают переход на двухступенчатую систему обучения, начисление кредитных единиц за участие в научно исследовательской деятельности (НИД), а также программы двойных дипломов, которые позволяли бы студентам-исследователям проходить стажировки и продолжать свое образование за рубежом.

Современные тенденции развития Высшее образование как важнейший социальный институт довольно быстро реагирует на все происходящие в обществе изменения. Так, процессы глобализации, демократизации и формирования новых социокультурных ценностей отражаются в первую очередь в возрастающей потребности на универсальные кадры специалистов (понятие когнитивной рабочей силы), а также унификации образовательных стандартов в разных странах мира.

Под глобализацией в образовании понимается предоставление всем государствам равных прав на пользование образовательными услугами. В соответствии с рекомендациями ВТО образование отнесено к сфере услуг. Поэтому на рынке образовательных услуг все более ожесточается конкурентная борьба.

В работах, посвященных влиянию глобализации на систему высшего образования и ее трансформацию [2, 8], выделены следующие основные тенденции данного процесса:

* массовость и общедоступность высшего образования;

* диверсификация по формам, уровням и содержанию;

* интернационализация (глобализация образования).

Как справедливо отмечают исследователи, сегодня интернационализация высшего образования приобретает черты интеграции, которая предполагает "всемерное сближение национальных образовательных систем, их взаимодополняемость, превращение высшего образования в мировую социальную систему" [2]. В процессе интернационализации происходит формирование новой международной образовательной среды, где в наиболее эффективных формах могли бы реализовываться национальные интересы ее участников.

На европейском уровне образование в целом и высшее образование в частности не являются предметом "общеевропейской политики". Содержание и структура образования определяются на национальном уровне. Тем не менее согласно статье Амстердамского соглашения ЕС "должно содействовать развитию качественного образования за счет укрепления сотрудничества между государствами-членами", а также посредством широкого спектра таких мер, как поощрение мобильности граждан, разработка совместных учебных программ, создание телекоммуникационных сетей, обмен информацией и преподавание языков ЕС. В соглашении также предусмотрены обязательства по содействию развитию системы непрерывного образования для всех граждан Евросоюза. На всех последних европейских саммитах ЕС, начиная с лиссабонского в 2000 г., подчеркивается важность образования в процессе создания европейского общества знаний.

стр. Отрицательной стороной интернационализации стала "утечка умов", т. е. утрата квалифицированных кадров развивающимися странами, которая обусловлена как активной академической мобильностью, так и миграционной политикой принимающих стран.

В настоящее время Еврокомиссия ООН начала реализацию Стратегии образования в интересах устойчивого развития, которая является продолжением Болонского процесса, с одной стороны, и логическим завершением формирования общей социально экономической модели устойчивого развития - с другой. Модель устойчивого развития (sustainable development)1 включает принципы и требования, соответствие которым будет необходимым условием решения глобальных проблем, и имеет прежде всего социоприродный характер [3. С. 249-263].

Согласно этой стратегии "образование выступает одной из предпосылок для достижения устойчивого развития и важнейшим инструментом эффективного управления и развития демократии". Стратегия предполагает переход от простой передачи знаний и навыков, необходимых для существования в современном обществе, к готовности действовать и жить в быстроменяющихся условиях, участвовать в планировании социального развития, учиться предвидеть последствия предпринимаемых действий, в т.ч. возможные последствия в сфере устойчивости природных экосистем и социальных структур [5]. В соответствии с новыми принципами, триада образования ЗУН (знания, умения, навыки) постепенно заменяется новой - ЗПУ (знание, понимание, умение) [3. С. 469-470]. Таким образом, процесс глобализации постепенно распространяется на все страны мирового сообщества и влияет на развитие различных социальных институтов, в т.ч. системы высшего образования.

Роль университетов Современные университеты, развиваясь в русле основных тенденций трансформации высшего образования, должны учитывать основные риски процесса глобализации. В наше время университет, оставляя за собой образовательную функцию, становится центром накопления знаний, местом и средством их передачи (knowledgetransfer), а также коммерциализации научных исследований [10. С. 11, 21].

В США функции осуществления научных исследований в основном сосредоточены в исследовательских университетах (research universities). И 22 из 25 ведущих мировых научно-исследовательских вузов находятся в США. В некоторых странах 2 сформирована новая парадигма "Университета превосходства" (Excellence University), которая предполагает развитие инновационных исследований и создание благоприятной среды для молодых ученых, усиление междисциплинарных и межуниверситетских связей, международного сотрудничества в научной сфере, увеличение международной привлекательности передовых университетов.

В то же время для многих других стран актуальным остается вопрос, все ли университеты должны заниматься научными исследованиями? Отрицательный ответ на данный вопрос обоснован тем, что первичная функция университета - подготовка высококвалифицированных специалистов, т.е. необходимость наличия у выпускников профессионального опыта.

Сторонники сохранения за вузами научно-исследовательских функций апеллируют к тому, что и на производстве ведутся научные разработки, и там больше возможностей их внедрения. Поэтому тем более востребован будет специалист, чем выше его уровень сформированности культуры научных исследований.

Как преддипломное, так и постдипломное образование за рубежом, а теперь и в России, заканчивается присуждением ученой степени: бакалавра, магистра или доктора. Само понятие ученой степени предполагает развитие соответствующих ему общекультурных и профессиональных компетентностей, в т.ч. в сфере научной деятельности.

От современных университетов ожидают, что они начнут играть ведущую роль в развитии общества и, в частности, региональной экономики. Поэтому во многих исследованиях подчеркивается необходимость выстраивания системы "вуз - государство - бизнес" [10. С.

56], которая в уточненном варианте выглядит как интеграция науки, образования и производства или как тенденция корпоративизации университета [6].

Противоречия российского ВПО В ходе данного исследования выявлен ряд противоречий в сфере высшего инженерного образования в России, отражающиеся и на научном образовании:

* недостаточно высокий общий уровень коммуникативной культуры как студентов, так и преподавателей [7];

* проблема социальных взаимоотношений у выпускников (неумение ориентироваться в современной социально-экономической ситуации, применять знания на практике), обусловленная низким уровнем экономической и управленческой подготовки;

* требования работодателей: помимо знаний, умений и навыков, специалист должен обладать творческим подходом к решению нестандартных задач, высоким уровнем развития критического и рефлексивного мышления;

* противоречие между фундаментализацией технического образования и возрастающей ролью прикладных исследований;

* негибкость структуры отечественной высшей школы в отношении профиля и специальности.

Система научно-исследовательской деятельности студентов российских вузов имеет давнюю и плодотворную историю. Тем не менее в процессе ее эволюции возникли следующие сложности в подготовке студентов к научно-исследовательской деятельности:

Caring for the Earth. A strategy for sustainable living. Gland. 1991. - Минск: МГЭУ им. А. Д. Сахарова, 2007. - С. 5 36.

См., в частности, [URL]: http://www.bmbf.de/de/1321.php, также [URL]:

http:www.youtube.com/watch?v=NH5s0KzrQG4&list=UUstWjg_WHvpVQ2YMKpA6HFA &index=9.

стр. * отсутствие системы технологий обучения студентов научной деятельности, которая обеспечивала бы подготовку инновационноактивных специалистов;

* повышение среднего возраста российских ученых;

* методическая и информационная неподготовленность студентов к самостоятельному освоению новых знаний (низкий уровень сформированности культуры научной деятельности и мотивации);

* отсутствие научных подходов к разработке компонентов педагогической системы научной подготовки студентов.

В ряде зарубежных исследований подчеркнуто, что, несмотря на большую поддержку научных разработок со стороны государства в развитых странах, в сфере научно исследовательской деятельности студентов за рубежом также остается ряд нерешенных проблем:

* сложности при учете студентов, занимающихся научной деятельностью;

* проблема мотивации студентов;

* отрицательное влияние на выполнение учебного плана увлеченности студентов, особенно первокурсников, научными исследованиями;

* проблема создания дружелюбной научной среды;

* проблема культуры научной деятельности (research culture);

* проблема научного руководства. Как видим, многие проблемы являются общими для научного образования в России и за рубежом. Их решение нам видится в следующем.

В системе высшего образования в целом это:

* сдвиг в сторону комплексных образовательных услуг, что по отношению к техническим вузам предполагает гуманитаризацию образования:

* гуманитаризация технического образования, в т.ч. развитие коммуникационных навыков: умение работать в творческих коллективах;

проектно-групповые компетенции;

умение анализировать информацию мирового уровня;

знание хотя бы одного иностранного языка и др.;

* необходимость развития творческого, новаторского мышления, в т.ч. через участие в НИД.

Наряду с этим необходимы:

* формирование корпоративной культуры вуза;

* налаживание партнерских отношений с производственным сектором;

* формирование социально-правовых компетенций и навыков рационального природопользования;

* фундаментализация высшего образования, повышение роли базовой подготовки специалистов.

В системе научного образования это:

* сохранение опыта и традиций советской и российской науки3;

* использование зарубежного опыта при проектировании педагогической системы научного образования в вузе [1, 7];

* повышение эффективности стажировок, практик, включающих научные исследования;

* привлечение студентов к научной деятельности через участие в выполняемых вузом проектах;

* значимость роли личности научного руководителя в повышении мотивации студентов к научным исследованиям;

* гибкость системы поощрений: возможность финансовой поддержки или начисления кредитных единиц за выполняемое научное исследование.

Заключение Из вышесказанного можно сделать следующий основной вывод. Современный социально экономический контекст мировых научных исследований, с одной стороны, предлагает новые вызовы системе мирового высшего и,в частности, высшего научного образования в России. С другой стороны, этот же контекст определяет и новые пути и методы решения возникающих проблем.

Литература 1. Завьялов А. М. Подготовка научно-педагогических кадров в России и за рубежом:

система отбора и образовательные программы // Вестник СибАДИ. - 2010. - N 4 (18). - С.

78-83.

2. Зорников И. Н. Проблемы и перспективы международной интеграции высшего образования // Электронные образовательные ресурсы для развития общественных и гуманитарных наук в вузах ЦЧР России. - [URL]:

http://www.rciabc.vsu.ru/irex/pubs/inzor1.htm 3. Ильин И. В. Глобальный эволюционизм: Идеи, проблемы, гипотезы. - М.: Издательство Московского университета, 2012. - 616 с.

4. Макаров В. Л. Экономика знаний: уроки для России // Наука и жизнь. - 2003. - N 5. [URL]: http://www.nkj.ru/archive/articles/2874/ 5. Марфенин Н. Н. Ч ему и как учить в современном мире / XV Международная конференция "Образование в интересах устойчивого развития" (Россия, Москва, 27- июня 2009 г.). - СПб., 2009. - C. 9-17.

6. Роджеро Д. Из руин в кризис: об основных трендах в жизни глобального университета // Неприкосновенный запас. - 2011. - N 3 (77). - [URL]:

http://magazines.russ.ru/nz/2011/3/po7.html/ 7. Федорова М. А. Развитие системы научных коммуникаций в техническом вузе // Вестник ИрГТУ. - 2012. - N 8 (67). - С. 362-366.

8. Фролов А. В. Глобализация высшего образования: противоречия и новации // Alma mater (Вестник высшей школы). - 24 ноября 2011. - [URL]:

http://www.almavest.ru/ru/favorite/ 9. Berkes E. Undergraduate research participation at the University of California, Berkley. SERU project research paper. - November, 2008. - [URL]: http://cshe.berkley.edu/ 10. Higher education, Research and Innovation: Changing dynamics. Report on the UNESCO Forum on HE, Research and Knowledge 2001-2009 // Kassel, 2009. - 242 p.

Мы имеем в виду роль научных школ в подготовке научно-педагогических кадров и формировании научно исследовательских компетенций студентов и молодых ученых.

стр. СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В СФЕРЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ И ЕГО Заглавие статьи КЛАССИЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ АКТУАЛЬНОСТЬ БАЛАНСА Автор(ы) С. В. КОСТЮКЕВИЧ Источник Alma Mater, № 4, Апрель 2013, C. 11- ОБРАЗОВАНИЕ: РАКУРСЫ И ГРАНИ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 52.8 Kbytes Количество слов Постоянный http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ адрес статьи СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В СФЕРЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ И ЕГО КЛАССИЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ АКТУАЛЬНОСТЬ БАЛАНСА Автор: С.

В. КОСТЮКЕВИЧ С. В. КОСТЮКЕВИЧ, к. социолог. н., с. н. с.

Институт социологии Национальной академии наук Республики Беларусь E-mail: svkostus@yahoo.com Представлен анализ современных мировых тенденций в сфере высшего образования:

развития образования как сферы услуг и развития образования как ключевого звена научно-технической и инновационной политики. Автор показывает, что маркетизация образования деформирует рынок труда, и это заставляет западные страны проводить политику самозанятости выпускников. Также показано, что инновационная политика стремится сбалансировать развитие фундаментальной и прикладной науки.

Ключевые слова: высшее образование, мировые тенденции, маркетизация, тестирование, самозанятость, инновационная политика, баланс фундаментальной и прикладной науки.

Современные тенденции в сфере высшего образования Среди современных мировых тенденций в сфере высшего образования можно выделить две главные, а именно:

* развитие образования как сферы услуг (тенденция, поддерживаемая ВТО);

* развитие образования как ключевого звена научно-технической и инновационной политики (тенденция, поддерживаемая правительствами многих стран).

Обе тенденции способствуют массификации высшего образования, что логично: если вы хотите ускоренное экономическое развитие и научно-техническое лидерство, в таком случае вам нужно иметь большой сектор высшего образования. Если вы хотите продавать образование, как товар на рынке, вы так же стремитесь к тому, чтобы иметь большой сектор высшего образования.

Данные тенденции характеризуют современную эпоху, когда ставка делается на экономический рост, технологическую конкурентоспособность и рыночные отношения.

Однако доминирование подобного контекста приводит к деформации некоторых миссий и функций высшего образования, порождая некоторые социальные проблемы.

Например, маркетизация образования ответственна за перепроизводство вузовских специалистов и вытеснение классических ценностей высшего образования на периферию.

Вторая тенденция (развитие образования как ключевого звена научно-технической и инновационной политики), объявляя рост ценности прикладного знания, востребованного промышленностью и экономикой в целом, провоцирует ущемление фундаментального знания. Правительства готовы платить вузам за новые технологии, но не хотят платить ученым за создание новых теорий и развитие науки в целом.

Способствуя удовлетворению спроса на высшее образование и обеспечению права на образование, маркетизация в то же время оправдывает отношение к знанию (и образованию) главным образом как к товару. В. А. Садовничий, ректор Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, пишет: "Сейчас наиболее широко пропагандируемым стал взгляд на систему образования преимущественно как на сферу услуг" [1. С. 10]. Знание, подобно любому другому товару, продается населению. При этом вопрос о перепроизводстве вузовских выпускников и вопрос о том, что знание не может рассматриваться только в контексте рыночных (товарных) отношений, остаются в тени.

Способствуя расширению исследовательской работы в вузах для получения новых технологий и новых продуктов, вторая тенденция провоцирует отношение к образованию и науке как к обслуживающему персоналу индустриального сектора. В тени остается вопрос о том, что образование и наука имеют собственные, автономные, цели и должны следовать собственному социально-культурному предназначению (всего лишь частью которого является сервисное обслуживание экономики).

Итак, развитие сервисной функции (обслуживать потребности населения и потребности экономики) сегодня является доминирующей тенденцией в сфере высшего образования.

Классические ценности образования: поиск баланса Отношение к знанию как к товару, столь характерное для современной эпохи, отодвигает на периферию другие его функции, которые прежде считались приоритетными. Так, например, древние греки считали, что знание должно воспитывать. Именно функция воспитания была для них главной, и они изобрели либеральную школу как институциональную форму воспи стр. тания гражданина. Истинные знания воспитывают добродетельного гражданина - в этом древние греки были убеждены, а потому отчаянно стремились постичь абсолютную истину.

Абсолютная истина есть теоретическая истина, т.е. истина, которая сама по себе является самоценностью. Древние греки не связывали поиск абсолютной истины с занятием ремеслом (технологиями) и не связывали ее с повседневными утилитарными выгодами человека. Абсолютная (или теоретическая) истина совершенно не была связана с практикой.

Теоретическое знание древнегреческих философов и математиков хотя и было направлено на поиск высшего (абсолютного), не является по своей сути религиозным. Это именно научное знание. Сами греки иногда отождествляли его с религиозным1, но по сути это знание относится не к сфере религии, а к сфере абстрактной (теоретической) науки 2.

Итак, древнегреческие интеллектуалы изобрели либеральное образование как институцию для воспитания добродетельного гражданина, философию и математику как форму теоретической науки. Что же мы можем извлечь из древнегреческого наследия?

Знание воспитывает и знание самоценно. Что следует оценивать критически? Разрыв, который существовал в античности между миром интеллектуальных искусств и наук и миром ремесел (теория и практика были разделены в античности). Вот почему Древняя Греция, чья интеллектуальная культура доминировала в районе Средиземноморья, технологически не превосходила другие народы;

наоборот, древние греки восхищались строительными технологиями древних египтян.

В конечном итоге, оглядываясь в прошлое, следует признать, что древнегреческие интеллектуалы изобрели не только искусство теоретического мышления в лице абстрактной геометрии и умозрительной философии, но и ввели всех в заблуждение, что только "чистое" (самоценное) знание (или истина сама по себе), не имеющее никакого отношения к практической стороне дела, является главным. Между тем развитие всей последующей научной и философской мысли показало, что необходимо в равной степени считать важными и умозрение (теорию), и практику. Вот почему экспериментальная наука, которую древние греки не знали, стала доминировать в позднем Средневековье.

Разрыв между миром теории и практики, миром наук и миром ремесел (технологий) был преодолен в позднем Средневековье. Средневековые европейцы провозгласили: "Знание это сила, и знание должно покорять природу". И то, что отрицали древнегреческие античные интеллектуалы, а именно практическую полезность научного знания, стало для них ценностью.

Знание должно быть практически полезным. Не стоит спорить с этим утверждением, однако и не следует его абсолютизировать. Не следует забывать, что помимо практического знания есть и знание теоретическое (самоценность которого утверждали древнегреческие интеллектуалы).

Однако современная эпоха настаивает именно на практичности знания, предпочитая продавать его как товар или искать лишь то знание (а именно прикладное), которое можно использовать технологически. Означает ли это: мы должны забыть о том, что знание должно воспитывать и что знание является самоценностью?

Разумеется, нет. Нам следует осознавать, что всякие перекосы в ту или иную сторону не способствуют эффективному функционированию сектора образования и науки.

Правильный баланс их миссий и функций - вот необходимое условие для того, чтобы система образования и науки приносила действительную пользу и гражданам, и экономике, и обществу в целом.

Итак, нужно избегать крайностей. Нельзя развивать только теоретическое знание: есть опасность перерождения науки в схоластику. Но и другая крайность заводит в тупик:


нельзя добывать только практическое (полезное) знание, т.к. это приводит к деградации наук. Равное внимание к фундаментальной и прикладной наукам, их равноценное партнерство - именно это может обеспечить успешное развитие и наук, и технологий.

Однако следует подчеркнуть: важно обеспечивать не параллельное существование, а именно взаимодействие теории и практики, науки и индустрии. В противном случае можно получить тот советский вариант, о котором пишет О. В. Долженко: "У науки и практики сформировались разные языки и разные системы ценностей. Возникший между наукой и производством барьер привел, с одной стороны, к появлению застойных явлений в науке, а с другой - к деградации практики. Были нарушены условия нормальной научной деятельности. Научные работники превратились в служащих, лишенных свободы творческого поиска. Возникли бесчисленные НИИ (те самые, которые с таким пафосом и негодованием критикуются последнее время). А ведь НИИ ни при чем. Под их вывесками в действительности чаще всего находятся обычные бюрократические конторы, ничего общего с наукой не имеющие. Но они потребляли большие средства без отдачи. Вот и возникло сомнение в творческой потенции науки" [3. С. 20].

В Советском Союзе существовало экстенсивное развитие науки, которое, однако, не обеспечивало технологической конкурентоспособности страны, поскольку не было создано эффективной связи между наукой и индустрией.

Следует также заметить: нужно избегать чрезмерной маркетизации, т.к. образование и наука - это те общественные институты, которые не должны быть тотально подчинены рынку и выгоде. Нельзя заставлять вузы быть только субъектами рынка, умеющими покупать и продавать свои услуги с выгодой. В общем, конечно, необходимо уметь покупать и продавать с выгодой, но нельзя признать, что роль "субъекта на рынке" исчерпывает предназначение высшей школы. Школа обязана воспитывать, т.е. готовить молодого человека к жизни в обществе. Школа обязана заниматься Вспомнить, например, Пифагора.

Кессиди пишет: "На Древнем Востоке математические, астрономические, медицинские и другие знания имели прикладной характер и служили только практическим целям. Любое решение какой-либо проблемы, дававшее практически приемлемый результат, считалось достаточным. Для греков, наоборот, имело значение строгое доказательство, полученное путем логических рассуждений. Греки явились родоначальниками теоретического мышления, научного знания, основанного на логическом доказательстве и ориентированного на поиск истины ради самой истины, а не на достижение каких-либо прикладных результатов, решение практических задач" [2. C.

137].

стр. поиском истины (не только прикладной, но и фундаментальной). И здесь рыночные отношения не первичны.

Следует вспомнить, что писал Ю. Хабермас в статье "Идея университета. Процессы обучения": "Гумбольдта и Шлейермахера в связи с идеей университета интересовало, как может быть институциализирована современная наука, свободная от опеки религии и церкви, чтобы при этом ее автономия была защищена от притязаний и со стороны государственной бюрократии, обеспечивающей ее внешнее существование, и от влияния буржуазного общества, заинтересованного в практических результатах научной работы.

Решение этой проблемы они видели в государственных гарантиях автономии, ограждающих высшие научные заведения как от политических требований, так и от претензий со стороны общества" [4. С. 11]. Как видим, реформа Гумбольдта стремилась защитить свободу науки (и университета как институции науки) от церкви, политиков и общества в целом (которые хотят только практической пользы и готовы оплачивать только сервисные услуги профессоров и ученых).

Еще одна важная цитата: "Через шестьдесят лет после реформ Гумбольдта германские войска заняли Париж. Французы искали ответ на вопрос, чему обязана униженная и бедная некогда Германия нынешним могуществом и славой? Луи Пастер (1822-1895) по этому поводу с горечью констатировал: "Франция забыла воздать должное науке. Она пеклась о многом - и о промышленности, и о торговле, и о земледелии, гоняясь за прикладной стороной знаний. А в то же время наш соперник, все отдавая на нужды науки, сумел перевести большую часть своего уважения и своих жертв на работу ума в наиболее возвышенной и свободной части, на прогресс наук во всем, что они имеют бескорыстного, так что имя Германии связано по какой-то ассоциации идей со словом "университеты". Он понял этот народ, что не существует прикладных наук, а только применения науки.

Общественные же власти во Франции с давних пор не ведали этого закона соотношения между теоретической наукой и практической жизнью" [5. С. 91].

Приведенные цитаты подсказывают, что университеты и науку не следует воспринимать только как прислугу общества, рынка и государства. Они имеют собственные, автономные, цели и должны соответствовать своему социально-культурному предназначению (частью которого является обслуживание потребностей населения и предоставление прикладных, технологических знаний индустрии и экономике в целом).

Приоритетность сервисной функции в ущерб другим миссиям и функциям сферы образования и науки может принести (и приносит) вред, хотя, безусловно, совершенно справедливо утверждение о том, что и наука, и образование должны служить обществу, экономике и государству.

Итак, необходим поиск баланса между классическими ценностями и современными тенденциями.

Инновационная стратегия Запада: рост ценности прикладного знания Современная стратегия развития наукоемкого производства на базе научно-технического прогресса требует, чтобы наука и сфера образования усилили роль прикладного знания и роль прикладной исследовательской работы3.

Это означает, что науке и образованию предлагают в первую очередь обслуживать сферу экономики и способствовать экономическому процветанию. Именно это определяет рост ценности прикладного знания, востребованного промышленностью. Но это означает, что наука вынуждена сегодня заниматься не столько поиском истины ради самой истины и прироста научного знания для саморазвития, сколько поиском практического применения научного знания ради потребностей индустрии.

Соответственно, образование вынуждено думать сегодня не только о воспитании и общем развитии студентов и их профессиональном обучении для рынка труда, но также о том, чтобы студенты получали хорошую исследовательскую подготовку ради того, чтобы активно участвовать в создании новых технологий и новых практических продуктов.

Таким образом, собственные автономные цели науки и образования до некоторой степени отступают на второй план.

Прочтем, что пишет В. П. Таратута: "Можно выделить два типа научного знания:

специфически научное знание, вырабатываемое и реализуемое в системе науки, и научно практическое знание, вырабатываемое в науке, но реализуемое в социально-практической системе. Специфические научные знания (теории, гипотезы, законы и др.) выполняют регулятивные и познавательные функции в науке как относительно автономной, саморазвивающейся системе и служат предметом многостороннего анализа в логике, гносеологии и методологии науки. Научно-практическое знание представляет собой результат реализации регулятивной функции науки, воплощенной в неспецифически научной форме: промышленных и социальных технологиях, политических, культурных "текстах" и др., сформированных под непосредственным воздействием науки (в самой науке либо на основе научных методов), но функционирующих по законам определенной сферы социальной системы - трудовой, экономической, политической, эстетической и др."

[6. С. 104].

Продолжая, можно сказать, что сегодня востребованы не столько новые теории, сколько новые технологии. Таким образом, науке предлагается перестать быть "эгоистически самодостаточной" сферой и начать, в первую очередь, работать на экономическое процветание и технологическую конкурентоспособность.

Понимая, что хорошая теория может быть полезнее многих новых технологий, ученые тем не менее вынуждены учитывать дух времени и социальный заказ современности. Они осознают, что не могут больше позволить себе заниматься только теоретической работой в большой степени они должны думать о практическом применении своих знаний.

Об этом см. доклад: Engineering Research in Irish Economic Development. The Paper prepared by a Taskforce of the Irish Academy of Engineering. - December 2010. - Irish Academy of Engineering: 22 Clyde, также исследования канадских авторов: Paul Madgett, Charles H. Belanger and Joan Mount. Clusters, Innovation and Tertiary Education // Tertiary Education and Management. - Volume 11. - Number 4. - 2005. - P. 337-354. - [URL]:

academy@engineersireland.ie стр. Однако следует заметить, что теоретическая наука - это не ненужная роскошь или блажь чудаков-ученых. Теоретическая наука сыграла огромную роль в научно-техническом прогрессе Европы.

Возьмем для сравнения Китай, в котором рывок, совершенный Европой в развитии науки и техники, оказался невозможен. И это при том, что в Китае всегда был очень силен дух практического изобретательства, и страна является родиной многих подобных изобретений [7]. Однако в Китае не было теоретической науки, которую изобрели во времена Античности древнегреческие интеллектуалы и которая была впоследствии унаследована Европой. Что означает это факт?

Он означает: там, где наука - всего лишь практическое изобретательство или, иначе говоря, прикладная наука, там прорывы или гигантские скачки вперед невозможны. А если и возможны, то лишь в очень длительный исторический промежуток. Так было, например, в Древнем Египте в области математики, астрономии и медицины, где также не было теоретической науки и где эмпирические знания накапливались веками [8].

Экономия на ученых-теоретиках недопустима, хотя при этом, безусловно, оправдано предъявляемое к ним требование изобретать новые технологии и новые практические вещи. Однако финансирующей стороне все-таки следует понимать, что заниматься только практическими вещами теоретик не должен. Также финансирующей стороне следует понимать, что экономия на теоретических исследованиях недопустима, хотя при этом, безусловно, оправдано предоставление большего финансирования прикладным исследовательским разработкам, т.к. они дают быстрый инновационный эффект.


Прочтем, что пишут авторы доклада "Инженерное исследование в экономическом развитии Ирландии": "Академия предлагает, что решающим критерием для правительственного финансирования исследований было бы воздействие исследования на экономику (за короткие или средние сроки). Академия также считает, что инвестирование в высококачественные фундаментальные научные исследования является важным и должно быть сохранено, признавая при этом, что результаты подобных исследований с точки зрения их воздействия на экономику являются непредсказуемыми и, возможно, не могут быть реализованы в течение многих лет. Исходя из этого, академия предлагает, чтобы национальная стратегия (в этом есть необходимость в настоящее время) делала ставку на большее инвестирование в инженерные исследования, которые прямо или косвенно связаны с индустрией, и чтобы эта стратегия дополняла, но не уменьшала поддержку фундаментальных научных исследований" [9. С. 4].

Как видим, утверждая рост ценности прикладного знания, современные западные страны (в данном случае Ирландия) не стремятся сокращать финансирование фундаментальной науки. Тем самым они демонстрируют понимание того, что фундаментальное знание само по себе является ценностью, как и понимание того, что если страна не имеет сильной науки, она не в состоянии создавать технологические инновации.

Таким образом, сплав древнегреческой позиции (научное знание самоценно) и средневековой европейской позиции (научное знание должно иметь практическое применение) выразился в сбалансированном подходе авторов указанного доклада.

Наука и технологии: как это было в СССР Экс-министр образования и науки РФ А. А. Фурсенко, в свое время выступая в телепрограмме "Зеркало", заявил, что промышленность и наука в России не связаны, что фундаментальная наука в России развита, а прикладная нет. Добавив: как результат, Россия отстает в развитии наукоемких технологий от промышленно развитых стран. В итоге сегодня Россия сокращает финансирование фундаментальной науки и стремится развивать науку прикладную. Это зафиксировано, например, в новом проекте создания Сколковского института науки и технологий (Сколтех) по аналогии с Массачусетским технологическим институтом (США) и с его помощью.

Понимая, что разделение науки на фундаментальную и прикладную не является жестким (по сути прикладная наука - это применение теории на практике), зададимся вопросом, почему в СССР так плохо обстояло дело с внедрением научных достижений в практику, т.е. сферу промышленности? Казалось бы, должно было быть наоборот: при сильной фундаментальной науке, созданной в СССР, можно было найти множество практических применений научного знания и создать массу новых наукоемких технологий, причем не только в оборонной и космической отраслях.

Академик А. Л. Логунов, ректор МГУ, в 1989 г. ответил на этот вопрос так: "На Западе промышленность борется за рынки сбыта, конкурентоспособность своей продукции. Наша же промышленность пока легко обходится и без науки" [10. С. 8]. Мнение Логунова согласуется с мнением М. В. Мясниковича, нынешнего премьер-министра РБ: "Боязнь инноваций, "воспитанная" в нашем директорате валовыми показателями и повальным контролем за их деятельностью, дает такие экономические результаты, которые хуже воровства" [11. С. 146].

Цитаты подсказывают: в СССР промышленный сектор и наука не были взаимосвязаны в силу незаинтересованности предприятий в научных разработках. Соответственно, сектор науки и образования не был привязан должным образом к обслуживанию экономики (исключение составлял военно-промышленный комплекс, который находился в состоянии конкуренции со странами Запада, а потому был заинтересован в научных разработках).

Общеизвестно, что советские государственные деятели, будучи носителями антибуржуазного мировоззрения, выбрали небуржуазную мотивацию для индустриального развития. По их мнению, строить фабрики и заводы нужно не для личного обогащения, а для выполнения великой общественной цели - построения коммунистического общества. Таким образом, в советской экономике не были задействованы такие факторы, как экономическая мотивация труда и личное обогаще стр. ние, конкуренция. Советские фабрики и заводы в отсутствие конкуренции и борьбы за рынки сбыта не были заинтересованы во внедрении новых технологий.

Вот почему, как констатировал А. А. Фурсенко, промышленность и наука в РФ как наследницы СССР не связаны. Несмотря на то что в СССР наука была активно задействована в развитии военных и космических технологий, существовал разрыв между наукой и промышленностью, характерный для экономики. Ученые не были заинтересованы в создании новых технологий (поиске практического применения научного знания), а промышленники не были заинтересованы во внедрении новых научных технологий. Опыт СССР показывает, что наука не может быть фактором прогресса без обеспечения условий, которые не позволят научным организациям превратиться в бесполезные бюрократические конторы, а промышленным предприятиям пренебрегать технологической модернизацией.

Должны быть созданы экономические условия, чтобы наука и промышленность были, во первых, заинтересованы в собственном развитии (в работе на результат) и, во-вторых, чтобы они были заинтересованы друг в друге. Создание подобных условий предполагает модернизацию основ экономики бывших советских стран, поскольку, как показал опыт СССР, советская экономика оказалась не в состоянии обеспечивать технологическую конкурентоспособность. Вот почему утверждение академика Н. Н. Семенова, высказанное в 1967 г., о том, что "развитие науки и рождаемой ею техники становится одним из важнейших факторов прогресса народного хозяйства и экономики страны" [12. С. 24], оказалось не более чем идеологическим убеждением, не подкрепленным на практике (развитие науки не стало фактором прогресса экономики).

Вместе с тем руководство СССР понимало важность технологического развития и поэтому ставило задачу обеспечить связь науки, образования и производства. Эта тема, например, обсуждалась участниками "круглого стола" в 1986 г. в журнале "Вопросы философии" [6. С. 95-110]. Однако следует признать, что эффективной связи между наукой, образованием и производством в Советском Союзе создано не было.

Казалось бы, современная Россия, строящая рыночную экономику, успешно справится с этой задачей. Однако, как отметил президент МГТУ им. Баумана, академик РАН И. Б.

Федоров, "приходится слышать, что разработки есть, но они не востребованы из-за общей слабости промышленности, а также из-за того, что коммерческие организации вкуса к инновациям пока еще не приобрели. Они предпочитают торговать, им проще продать "бочку" нефти, чем вложить средства в рисковые венчурные проекты. При том, что у нас венчурный бизнес еще только развивается. На Западе схемы взаимодействия научных и коммерческих структур давным-давно апробированы, хотя и там есть свои проблемы.

Думаю, у нас по мере подъема нашей промышленности и заинтересованности всех ветвей власти к развитию венчурного бизнеса будут сдвиги в понимании данной ситуации. А сейчас, право, бывает обидно, когда наши разработчики предлагают интересные проекты с хорошими предварительными результатами, но дальше предложений дело не идет" [13].

Как видим, поиск эффективной связи науки, образования и индустрии все еще актуальная задача для России, как, впрочем, и других бывших союзных республик СССР.

Именно отсутствие эффективной связи науки, образования и промышленности обусловливает то, что современная западная стратегия использования науки и образования как ключевых факторов экономического процветания и технологической конкурентоспособности является вызовом для стран СНГ, не имеющих успеха в данном деле. В контексте сказанного неудивительно, что, как пишет академик РАН В. Е. Захаров, проводимый правительством РФ курс состоит в том, чтобы "закупать новые технологии за рубежом и оттуда же приглашать на работу специалистов" [14].

По мнению В. Е. Захарова, это "убьет российскую науку окончательно". И тем не менее следует признать, что правительство РФ вынуждено проводить подобный курс, т.к. в СССР не сумели эффективно настроить науку и образование на сервисное обслуживание экономики. Также неудивительно то, что правительство России обратилось к Массачусетскому технологическому институту с просьбой помочь создать новый тип учебного заведения в России, который концентрировался бы на прикладной науке, инновациях и умел работать в тесном союзе с бизнесом.

Сегодня Россия и многие страны СНГ сокращают финансирование фундаментальной науки. Понять эту позицию можно, поскольку, как пишут авторы уже упоминавшегося ирландского документа, "результаты подобных (фундаментальных) исследований с точки зрения их воздействия на экономику являются непредсказуемыми и, возможно, не могут быть реализованы в течение многих лет". Однако оправдана ли такая позиция?

Возможно, следовало бы не сокращать финансирование науки, а реорганизовать ее таким образом, чтобы ученые работали не только над созданием новых теорий, но и новых технологий. Ведь ослабив фундаментальную науку, Россия не будет иметь базы для развития прикладной науки. Или российские политики рассчитывают, что один лишь Сколтех способен обеспечить России прорыв в области наукоемких технологий?

Классические ценности высшего образования Следует отметить, что советские вузы придерживались классических ценностей высшего образования, а именно:

* они, имея отличную от западной педагогическую доктрину, занимались воспитанием студентов, т.е. подготовкой молодых людей к жизни в обществе;

* они занимались поиском истины, т.е. научными исследованиями, и давали хорошее научное образование студентам (глубокая фундаментальная подготовка - кредо советского высшего образования).

Современными российскими политиками поставлена задача интегрироваться в мировое образователь стр. ное пространство и обеспечить конкурентоспособность российского образования на глобальном рынке образовательных услуг. Заметим: это совершенно новая задача по сравнению с задачами, которые решал СССР, не рассматривавший образование как товар.

СССР решал задачи создания массового профессионально-технического образования для нужд индустриализации, преодоления общей отсталости страны, а также создания элитного естественнонаучного и инженерного образования для нужд оборонной и космической промышленности.

Культивируя элитное естественнонаучное и инженерное образование, СССР стал одним из лидеров в военной и космической отраслях. Культивируя частные вузы, а также предлагая вузам быть в первую очередь сервисными (коммерческими) организациями, постсоветская Россия рассчитывает стать одним из лидеров на глобальном рынке образовательных услуг.

СССР был заинтересован в идеологическом воспитании своих граждан, а также в развитии науки и техники. Как следствие этого, в советских вузах профессиональная подготовка сопровождалась подготовкой воспитательной. В современной России отказались от идеологического воспитания и плохо финансируют науку. Таким образом, современное российское ВПО не связано с воспитанием и не подкреплено серьезной научной подготовкой студентов. Это очень ослабляет его позиции, т.к. выпускник вуза, не воспитанный быть гражданином, не может быть полноценным элементом в демократическом обществе. Выпускник вуза, не получивший серьезную научную подготовку, не может быть конкурентоспособным в мире современных наукоемких профессий, которые характеризуют так называемую знаниевую экономику.

Отказ российских вузов от идеологического воспитания студентов, возможно, объясняется желанием следовать западным университетским традициям. Однако, кстати, университеты на Западе занимаются воспитанием студентов. В основе университетского западного воспитания лежит педагогическая доктрина либерального образования древних греков с ее культом общего развития личности и, в первую очередь развития интеллектуального. Вот почему одной из целей западного образования является развитие критического и самостоятельного мышления.

В СССР в основе воспитания лежала иная педагогическая доктрина. Воспитание было нацелено на формирование единого мировоззрения. У "них" - интеллектуальное развитие личности, у "нас" - формирование единого мировоззрения. Наши университеты всегда выполняли функцию идеологического воспитания. Сегодня, отказавшись от традиции идеологического воспитания и не переняв традицию западного воспитания, постсоветские вузы фактически устранились от одной из важнейших классических функций образования, а именно: подготовки молодых людей к жизни в обществе.

Однако здесь следует оговориться: в середине прошлого века многие западные страны сделали свой сектор высшего образования массовым, создав много новых учебных заведений. В силу произошедшей массовизации и профессионализации высшего образования западные университеты стали придерживаться в основном утилитарных целей, отодвинув "общее развитие личности" и "развитие критического и самостоятельного мышления" на задний план. Воспитание и развитие личности студента остались главным образом в арсенале элитных западных университетов, которые остались верны своим ценностям.

Должен ли университет заниматься поиском истины, т.е. исследованиями? На Западе в представление о том, что такое университет, входит обязательное соединение двух направлений - teaching and research (преподавание и исследование). Проведение исследований - неотъемлемый атрибут университетского статуса. Причем проводить исследования учат не только тех, кто в будущем будет делать научную карьеру. Уметь исследовать должны все: и будущие журналисты, и политики, и врачи, и инженеры и др., т.е. даже если студент в будущем не будет заниматься наукой, тем не менее он должен уметь исследовать, чтобы применять исследовательские навыки как в целом по жизни, так и в рамках своей профессии.

Обратим внимание: западные студенты должны уметь применять исследовательские навыки не только в рамках профессии, но и в целом по жизни. Критическое и самостоятельное мышление необходимо человеку Запада не только, чтобы быть успешным в карьере;

оно необходимо ему в целом, т.е. для жизни в обществе западного типа, поскольку западный мир - мир конкуренции, мир плюрализма и индивидуализма.

Это мир, в котором не приветствуется патернализм и опека на государственном уровне.

Там, конечно, развиты социальные службы, и человеку будут платить пособие по безработице, если он потеряет работу. Однако в целом чтобы в рационалистическом, плюралистическом и конкурентном мире быть успешным, человеку нужно иметь развитое самостоятельное и критическое мышление. Иначе он может проиграть.

Когда западные специалисты говорят о формировании критического и самостоятельного мышления, они имеют в виду не только и даже не столько профессиональное образование, сколько образование как атрибут образа жизни. Западный образ жизни предполагает интеллектуальное воспитание и образование, и поэтому развитие критического и самостоятельного мышления - часть западной университетской культуры4.

Итак, обладать критическим и самостоятельным мышлением и уметь исследовать - это взаимосвязанные и предполагающие друг друга вещи, которым обучают западных университетских студентов.

Здесь следует сделать ремарку: взгляд на образование как на подготовку молодого человека не столько к будущей работе, сколько для жизни в целом характерен прежде всего для англосаксонской традиции. Что же касается, например, Германии, то здесь доминирует иная установка: образование прежде всего должно давать профессиональную квалификацию, т.е. готовить человека к занятию какой-то позиции на рынке труда.

стр. В наших университетах исследовательская работа это главным образом научно исследовательская работа. Нашему студенту не развивают критическое и самостоятельное мышление ни для жизни, ни для будущей профессиональной карьеры. Однако нашего студента обучают, как исследовать в той или иной научной дисциплине. Поскольку все советские студенты получали научную подготовку, независимо от того будут они работать в науке или нет, то все советские студенты благодаря научному образованию имели возможность развить мышление. Именно занятие наукой развивало мышление студентов, но это было следствием, а не самоцелью5.

Итак, при некотором различии классические функции воспитания и исследования представлены в работе и западных, и советских университетов. Можно спорить о том, насколько успешны были советские вузы в идеологическом воспитании своих студентов, но никто не станет отрицать, что своей научно-исследовательской деятельностью они внесли весомый вклад в превращение Советского Союза в одного из лидеров в области военных и космических технологий (особенно это касается элитных вузов типа МФТИ).

Сегодня Россия и те постсоветские страны, которые проводят аналогичную политику в сфере высшего образования, не заставляют университеты воспитывать студентов и плохо финансируют науку, т.е. исследования. Современная российская образовательная политика базируется главным образом на обслуживании потребностей населения, которому нужно предоставлять образовательные услуги. Наблюдается явный крен в сторону маркетизации ВПО.

Маркетизация и роль психологического фактора Глобализация, приватизация, маркетизация, конкуренция в сфере высшего образования, в т.ч. за долю иностранных студентов - все эти мировые тенденции связаны с развитием образования как сферы услуг. На чем базируется это направление развития образования?

На том, что в мире существует растущая потребность в высшем образовании.

Но почему молодые люди хотят получить университетскую степень или диплом?

Главным образом потому, что в западном мире университетское образование открывало путь к более высокооплачиваемой работе. Сегодня это уже не так. Подобное утверждение осталось верным только для выпускников престижных университетов6.

Что же касается СССР, то окончание университета не гарантировало советским выпускникам высокооплачиваемую работу. Дети рабочих и крестьян в СССР шли учиться в университеты, скорее, по иной причине: получить более "легкую" работу и избежать тяжелого физического труда.

Однако в современной России, как указано в докладе "Анализ политики доступа и справедливости в России", который представлен американскими авторами на 29-й конференции Европейского научного общества по высшему образованию (Инсбрук, Австрия, 2007 г.), "в основе факторов, приводящих к росту числа студентов, часто лежит вера в то, что высшее образование - предпосылка для получения хорошей работы, а также желание юношей избежать военной службы".

Что еще являлось фактором спроса на высшее образование в бывшем СССР? Благодаря политике советской власти, которая сделала высшее образование массовым явлением, многие советские люди имели вузовское образование. В итоге сегодня они, будучи бабушками и дедушками или мамами и папами, хотят, чтобы их внуки и дети также получили высшее образование. Задействован психологический фактор: идет, следовательно, цепная реакция.

Что же мы имеем сегодня? Число студентов в некоторых странах СНГ по сравнению с советским периодом увеличилось примерно в 2 раза. Таким образом, на основе массового высшего образования в рамках СССР страны СНГ резко расширили сектор своего высшего образования. Это стало возможным не только потому, что вузы хотели заработать, но и потому, что население было готово платить7.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.