авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное агентство по образованию

ГОУ ВПО Московский педагогический государственный университет

Филиал

Московского педагогического

государственного университета в г. Челябинске

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ И ПРАВОВЫХ

ТЕОРИЙ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ

Материалы Второй Международной

научно-практической конференции (3 декабря 2009 г.) Челябинск 2010 УДК 343 ББК 67.0 А 43 А 43 Актуальные проблемы совершенствования законодательства, правоприменения и правовых теорий в России и за рубежом:

Материалы Второй Международной научно-практической конференции ( 3 декабря 2009 г.) / Под общ. ред. доктора юриди ческих наук, проф. В.Л. Кудрявцева. – Челябинск: филиал МПГУ г. Челябинске, ООО «Издательство РЕКПОЛ», 2010. – 387 с.

ISBN 978-5-87039-319- Редакционная коллегия: Базаев А.Г., Девятова И.Е., Крюков Д.Н., Кудрявцев В.Л., Фаткулин С.Т.

В материалы второй Международной научно-практической конференции (3 декабря 2009 г.), вошли выступления свыше 70 участников из таких стран как Беларусь, Казахстан, Россия, Украина.

Сборник предназначен для студентов, преподавателей, аспирантов и всех тех, кто интересуется проблемами законодательства, правоприменения и право вых теорий в России и за рубежом.

УДК ББК 67. ISBN 978-5-87039-319- Филиал Московского педагогического государственного университета в г. Челябинске, Коллектив авторов, ООО «Издательство РЕКПОЛ», ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВАЯ СЕКЦИЯ Аксенович О.А., старший преподаватель кафедры теории права и гражданско-правового образования юридического факультета РГПУ им. А.И. Герцена О соотношении конституционализма и делегированного законодательства Своим происхождением, как отмечает Г.Дж. Берман, «…термин «конституционализм» обязан американской политико-правовой мысли.

Основатели Конституции США 1787 г. обозначали им верховенство пи саной конституции над издаваемыми законами и иными правовыми акта ми»1.

Данная политико-правовая доктрина самым тесным образом связана с концепцией правового государства, гражданского общества и теорией разделения властей. Идея государства, ограниченного правом, свободами личности и особенно – конституцией, стала логическим общим знамена телем для всех прогрессивных юридических конструкций эпохи Просве щения и Нового времени.

В период Российской империи о конституционализме говорили ог раниченно, в отношении государства, но не права. В советский период данное понятие использовалось применительно к странам западной «бур жуазной» демократии. Изменение социальной и политической обстановки в стране после распада СССР способствовало возрождению интереса к данной теме.

Н.С. Бондарь отмечает, что «…категория конституционализма явля ется научно-теоретическим и нормативным отражением наиболее важных качественных характеристик реальных общественных отношений с точки зрения достигнутого уровня свободы и организации власти в государст ве… в любой форме его проявления - как политико-правовая (конститу ционная) идеология, юридическое мировоззрение, политическая и право вая практика… воплощает в себе показатели достигнутого в обществе компромисса между властью и свободой, интересами общества и лично сти, государства и гражданина»2.

Берман Г. Дж. Западная традиция права: эпоха формирования. Пер. с англ. М., 1994.

С. 370.

Бондарь Н.С. Права человека в теории и практике российского конституционализма // Российский конституционализм: проблемы и решения. М., 1999. С. 200.

Обобщая проведённые ранее исследования, О.Е. Кутафин формули рует определение конституционализма: «…система идей и взглядов, в ко торых воплощены представления о конституционном государстве, их кон ституционное оформление, а также политико-правовая практика реализа ции таких идей и закрепляющих их норм»1.

Конституционализм оказывает влияние на совокупность норматив но-правовых актов высшей юридической силы, на то, как осуществляется распределение законодательной компетенции между ветвями власти.

В отличие от О.Е. Кутафина, мы считаем не обоснованным выде лять конституционализм в узко – национальном значении, например, аме риканский, российский, или испанский.

Мы считаем не оправданным ограничиваться национальной кон цепцией конституционализма, в данной работе исследуется делегирован ное законодательство Великобритании, США, Франции, Италии.

Задачи исследования – анализ влияния конституционализма на де легированное законодательство, воздействие нормативного аспекта кон ституционализма на нормативно-правовые акты органов исполнительной власти.

Наряду с сокращением объёма компетенции парламента наблюдает ся усиление позиций правительства в законодательной сфере, и как след ствие – деформация принципа разделения властей. По замечанию Ю.А. Тихомирова «…действие закона означает его осуществление преж де всего в компетенционном разрезе… Важнейшим вопросом является реализация компетенции в аспекте действия закона… чёткое определение уровней и оснований принятия законов, указов, постановлений и других актов и совершение управленческих действий позволит разобраться в ги гантском нормативном массиве и в способах, процедурах его действия»2.

Классическая теория разделения властей претерпевает на современ ном этапе значительные изменения, и наиболее показательным здесь яв ляется делегированное законодательство.

Как отмечает И.С. Арефина: «...исполнительная власть для эффек тивной реализации основных функций нуждается в возможности изда вать, применять правовые нормы».3 Парламент осуществляет передачу своих полномочий посредством делегированного законодательства, сущ ность которого заключается в наделении правительства по поручению Кутафин О.Е. Российский конституционализм. М., Норма, 2008. С. 11.

Тихомиров Ю.А. Теория компетенции. М., Юстицинформцентр, 2001. С. 234–235.

Арефина. И.С. Конституционные основы делегированного законодательства: Авто реф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2003. С.14.

парламента правом издавать нормативно-правовые акты с юридической силой закона.

В случае непредвиденных обстоятельств, когда требуется срочная разработка законов, акты делегированного законодательства можно ис пользовать, не дожидаясь очередной сессии парламента и окончания пол ной процедуры парламентского законотворчества.

В.Г. Графский связывает возникновение делегированного законода тельства «…с последствиями усложнения и ускорения социально экономических и законодательных процессов»1.

Родиной данного юридического феномена считается Англия. Анг лосаксонская правовая доктрина не признаёт за органами исполнительной власти, каких бы то ни было нормотворческих полномочий. По всем во просам: от общих до частных - должен законодательствовать парламент.

Самым ранним примером делегированного законодательства в Ве ликобритании считают Статут привилегий (Statute of Proclamation) года2. Принятие данного статута обосновывалось тем, что в чрезвычайных обстоятельствах, когда нет времени ждать решения парламента, может возникнуть необходимость быстро принять разумное политическое реше ние. Но главное, что можно наблюдать здесь, институт делегированного законодательства начинает использоваться, как механизм ограничения Короны.

Исторически делегированное законодательство эволюционировало.

XX век, мировые войны и локальные гео-политические конфликты прив нёсли в делегированное законодательство такое явление, как общая пере дача законодательных полномочий – без ограничений правового регули рования. Если первоначально речь шла о конкретных полномочиях, пере даваемых на строго ограниченный срок, то Вторая мировая война принес ла изменения в свойства и характеристики делегированного законода тельства, такие как общая делегация абстрактных и долгосрочных полно мочий. Общая делегация законодательных полномочий повлекла за собой усиление позиций органов исполнительной власти в законотворчестве, и, как следствие – снижение роли парламента.

В конце XX столетия во многих странах были приняты новые кон ституции, которые установили новый строй, вводили новые институты. В том числе были внесены положения о делегированном законодательстве.

Так, в конституциях Хорватии, Молдовы, Казахстана этот институт был Графский В.Г. Всеобщая история права и государства. М., Норма. 2007. С. 634.

Хрестоматия по всеобщей истории государства и права. Учебное пособие / Под ред.

Проф. З.М. Черниловского. Составитель В.Н. Садиков. М., 1994. С. 320.

введён впервые. В странах, где делегированное законодательство приме няется давно, с каждым годом количество принимаемых актов делегиро ванного законодательства растёт. По замечанию С.И. Арефиной: «…на практике институт делегированного законодательства используется в тех странах, где делегирование законодательных полномочий не предусмот рено конституцией»1.

Управление государством усложняется вместе с усложнением об щественных отношений. По замечанию В.С. Троицкого и Л.А. Морозо вой: «…современное состояние правотворческой деятельности государст ва характеризует небывалая интенсивность в принятии нормативных пра вовых актов: все социально значимые решения в государственном меха низме управления обществом, как правило, требуют должного их норма тивного обеспечения»2.

Как отмечает Л.Ф. Абзалова: «Важную роль в процессе расширения сферы делегированного законодательства и усиления его воздействия на общественные отношения играют и такие факторы, как его способность изменять и дополнять содержание законов, исходя из требований кон кретной политической и экономической ситуации в стране»3.

В этой связи в юридической литературе, как российской, так и зару бежной, всё чаще затрагивается тема делегированного законодательства, высказываются различные точки зрения в отношении того, необходимо ли его использование в деятельности органов государственной власти, полезно ли оно или является «неизбежным злом». Рост правительственного нормотворчества вызывает опасение у многих государствоведов. Оно связано с тем, что введение института де легированного законодательства, передача законодательных полномочий органам исполнительной власти может привести к узурпации власти пар Арефина. И.С. Конституционные основы делегированного законодательства: Авто реф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2003. С.4.

Троицкий В.С., Морозова Л.А. Делегированное законотворчество // Государство и право. 1997. № 4. С. Абзалова Л.Ф. Делегированное законодательство// Государственная власть и местное самоуправление. М., 2007. № 1. С. 20.

Колюшин Е.И. Конституционное (государственное) право России. М., 1999.С. 238.

Тапчев Е. Конституцията от 1991 г. и приемането на България и Европейский Союз// Съевременно право. София 1997. № 6. р. 32–45;

Mallory J.R. The structure of Canadian Government – Cage Publishing Limited – Toronto. Vancouver. Calgary. Montreal. 1981.P.

139;

Реут. В. Декреты президента Республики Беларусь: теоретические аспекты и практика издания. //Конституционное право: восточноевропейское обозрение. Чикаго.

М., 1998, № 4(25);

1999 №1 (26) С. 44–48;

Окушева Р.Т. Законы и акты исполнитель ной власти, имеющие силу закона в республике Казахстан (теоретический анализ)// Журнал российского права. М., 2000.№9. С. 111–124.

ламента. Согласно исследованию В.Е. Чиркина, институт делегированно го законодательства, его осуществление тесно связано с такими ключе выми демократическими институтами современного государства, как раз деление властей, парламентаризм.1 В работе Ховарда «Новая деспотия», говорится, что использование делегированного законодательства приво дит к установлению «новой деспотии» исполнительной власти. Мы позитивно оцениваем делегированное законодательство, но только в том случае, когда парламент подробно прописывает в делеги рующем законе те правила, которыми должны руководствоваться органы исполнительной власти при реализации полномочий.

На практике имеет место подмена понятия делегированное законо дательство, понятиями иного рода – это связано с тем, что понятие деле гированного законодательства практически нигде не сформулировано, ни где не раскрывается его содержание, его часто не отличают от указного права или от восполнения пробелов в праве.

Существуют различные подходы к определению понятия делегиро ванного законодательства. Некоторые источники указывают на то, что это деятельность: И.С. Арефина даёт следующее определение делегированно го законодательства: «…это деятельность органа публичной власти на ос новании уполномочия парламента по изданию нормативных актов, регу лирующих общественные отношения из сферы компетенции парламента на определённых условиях». Другие авторы определяют этот институт через совокупность актов, В.Е. Чиркин: «…делегированное законодательство – это акты исполни тельной власти, изданные по поручению парламента и имеющие силу за кона»4.

В скандинавских странах правовая наука рассматривает делегиро ванное законодательство, как возможность передачи компетенции одного органа другому. Данный подход представлен в отечественной науке. Ком петенцию, как эффективный и динамичный инструмент рассматривает Ю.А. Тихомиров: «Ядро компетенции субъекта права – принятие реше ний в соответствии с законом»5. Через компетенцию, делегированное за конодательство определяет Ю.Г. Арзамасов: «…нормативные документы федеральных органов исполнительной власти могут быть делегирован Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. М. Юристь, 2007. С. 236.

Howard G. The New Despotism. L. 1929. P. 63.

Арефина. И.С. Конституционные основы делегированного законодательства: Авто реф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2003. С.11.

Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. М., Юристь, 2007. С. Тихомиров Ю.А. Теория компетенции. М., Юстицинформцентр. 2001. С. 237.

ными, т.е., направленными на реализацию компетенции вышестоящих ор ганов власти»1.

Мы считаем, что определение делегированного законодательства как деятельности необоснованно расширит границы понятия. Термин дея тельность уместно употреблять только в отношении англосаксонской се мьи, где делегированное законодательство весьма разнообразно как по форме, так и по содержанию, множество адресатов полномочий. В рома но-германской семье отношения по делегации сконцентрированы в ос новном в высших органах государственной власти. Использование поня тия компетенция не позволит разграничить делегирование и властное пе репоручение в соподчинённой системе.

Понятие делегированного законодательства, как отмечает С.И. Аре фина «…тесно связано с понятием делегирования полномочий»2. Мы счи таем, что эти понятия не просто взаимосвязаны, а соотносятся друг с дру гом, как причина и следствие. Делегирование полномочий по времени предшествует возникновению делегированного законодательства, являет ся причиной, основанием для нормотворчества.

Понятие конституционализма включает два уровня понимания, как отмечает В.Г. Баев: «…первый из которых определяет его как правление, ограниченное конституцией, второе - как политико-правовую теорию, обосновывающую необходимость установления конституционного строя.

Современные исследователи расширяют данное определение тезисом о соблюдении всемирно признанных прав человека». Соглашаясь с данным аспектом, в заключении отметим, что влияние конституционализма на делегированное законодательство осуществляется по двум направлениям.

Первый аспект, заключается в конституционном закреплении ос новных положений, касающихся перераспределения законодательных функций. Вне зависимости, от того, как трактовать конституционализм, в узко-национальном смысле, как российский, американский, британский, либо в широком – как европейские, мировые стандарты, в конституцион ных актах государства, в совокупности конституционных обычаев – фор мулируются правила и требования, предъявляемые к делегированному за конодательству.

Арзамасов Ю.Г. Нормотворческая компетенция федеральных органов исполнитель ной власти// Государство и право. 2007. № 6. С. 27.

Арефина. И.С. Конституционные основы делегированного законодательства: Авто реф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2003. С.12.

Баев В.Г. Конституционализм как понятие// Юридический мир. 2007. С. 12.

Доктринальные основы конституционализма находят своё выраже ние в нормативном аспекте. От концепции правления государства, огра ниченного конституцией, берут истоки нормативные параметры, фор мальные и материальные критерии закона и подзаконного нормативного акта. Конституционализм влияет на легитимацию действий и решений ор ганов исполнительной власти.

В.Д. Зорькин отмечает следующее: «…теория и практика конститу ционализма отошли от формально-догматических релятивистских пред ставлений о праве как «чистой» форме, индифферентной к содержанию, целям и ценностям. Инструменталистский релятивизм, свойственный юридическому позитивизму, был потеснен интегративной юриспруденци ей, включающей в себя не только формально-догматические и социологи ческие аспекты, но и аксиологические и телеологические проблемы пра ва»1.

Мы можем наблюдать расширение содержания конституционализ ма, если первая конституция, принятая в США не содержит регламента ции прав и свобод граждан, нормативного регулирования, то после Вто рой мировой войны были приняты конституции (ФРГ, Франция), содер жание которых детально и объёмно, включает основные права и свободы личности, законодательный процесс и процедуру принятия законов, нор мативных решений органов исполнительной власти, критерии разграни чения законов и подзаконных актов.

Второй аспект, сфера соприкосновения конституционализма и деле гированного законодательства лежит так же – в функции создания и цен трализации единого правового пространства, как для федеративных, так и для унитарных государств. Как отмечает С.А. Осипян: «… суть функции … состоит в централизации права и создании единого конституционного пространства, …скрепляющего государство на базе политико-правовой общности»2. В свою очередь, делегированное законодательство также способствует унификации политического и правового пространства госу дарства, так как передача части законодательных полномочий создаёт ус ловия для единого понимания и реализации нормативно-правовых актов.

Зорькин В.Д. Аксиологические основы Конституции России// Сравнительное кон ституционное обозрение. № 4. 2008. С. 24.

Осипян С.А. Политико-правовой аспект теории российского конституционализма// Российская юстиция. № 8. 2008. С. 34.

Белоносов В.О., профессор кафедры уголовного процесса и крими налистики Самарского юридического института ФСИН России, доктор юридических наук, доцент О проблеме написания некоторых юридических терминов Одной из проблем в правописании юридических терминов является широко распространённая практика написания словосочетания «Верхов ный Суд» таким образом, когда оба слова пишутся с прописной (боль шой) буквы. Это уже вошло в привычку, и никто не задумывается, почему именно так. Да и трудно ожидать от юристов, чтобы они задумывались о вопросах филологии. Вместе с тем этот случай свидетельствует о том, как профессиональный юридический язык отходит от стандартов русского языка и развивается по своим, ведуемым только ему (а может быть не ве дуемым никому) правилам. Также на этот манер по аналогии стали обо значаться все высшие судебные инстанции: Конституционный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ и даже Европейский Суд по правам чело века.

Однако если обратиться к правилам русского языка, то самое ува жаемое издание в этой сфере1 говорит, что с прописной (большой) буквы пишется только первое слово сложного словосочетания, если оно состав ляет одно целое понятие. Это могут быть названия учреждений, организа ций, органов власти, обществ, научных, учебных, зрелищных заведений, политических партий, документов и т.д. Например: Всемирный совет ми ра, Международный валютный фонд, Организация объединённых наций, Генеральная прокуратура, Министерство юстиции, Министерство внут ренних дел, Министерство иностранных дел, Всеобщая декларация прав человека, Уголовный кодекс, Уголовно-процессуальный кодекс и т.д. Со гласно этому же правилу должны писаться и Верховный суд РФ, Консти туционный суд РФ, Высший арбитражный суд РФ, Европейский суд по правам человека и даже Государственная дума, Федеральное собрание.

Однако почему же имеет место стойкое отступление от этих правил манера написания «Верховный Суд» и иных высших судебных инстан ций? В чём причина таких массовых нарушений?

Оказывается, что русский язык (как право, законодательство и лю бая иная форма общественного сознания) не стоит на месте, а развивает ся. На него оказывают влияние социально-политические условия. Напи сание «Верховный Суд» относится к правилам советского периода, когда См.: Розенталь Д.Э. Справочник по правописанию и литературной правке. М.: Ай рис-Рольф, 1997. С. 25-26.

отношение ко всем органам власти было иное. В 1956 году Президиум АН СССР, Министерство высшего образования СССР, Министерство про свещения РСФСР утвердили обязательные для всех учреждений и граж дан «Правила русской орфографии и пунктуации» – первый официально утверждённый свод правил русского правописания. Согласно этих «Пра вил» названия центральных органов и ведомств писались с прописной бу квы: Всесоюзный Ленинский Коммунистический Союз Молодёжи, Все союзный Центральный Совет Профессиональных Союзов, Генеральная Прокуратура СССР, Министерство Внутренних Дел СССР, Верховный Суд СССР. В таком написании выражалось большое уважение, а может быть чинопочитание или подобострастное отношение. В соответствии с этими «Правилами» составлялись и словари1.

Однако впоследствии пошёл процесс упрощения правописания сложных слов. С 1964 года начала работу комиссия по усовершенствова нию русской орфографии при Институте русского языка АН СССР. Не вдаваясь в детали филологии, можно сказать, что этой комиссией произ водилась большая работа по усовершенствованию русского языка, изда валось большое количество научной литературы, словарей. При этом сле дует обратить внимание на одно важное обстоятельство. Начиная с 70-х – 80-х годов прошлого столетия в самых уважаемых словарях русского языка давался образец другого правильного написания – «Верховный суд»2. И все должны были следовать именно такому написанию. Следует сказать, что словари в филологии выполняют роль нормативных актов обязательных для исполнения.

Однако юриспруденция не восприняла такое написание. Если юри сты далеки от тонкостей русского языка, то вызывает удивление, почему издательства юридической литературы не обращают внимание на пра вильное написание юридических терминов с точки зрения их соответст вия правилам русского языка.

С одной стороны, юридический язык воспринял часть произошед ших изменений в русском языке. Ни у кого не вызывает сомнений пра вильность написания следующих терминов: Генеральная прокуратура РФ, Напр.: Орфографический словарь русского языка / Под ред. С.И.Ожегова и А.Б.Шапиро. М., 1956.

См., напр.: Розенталь Д.Э. Прописная или строчная? Словарь-справочник. М.: Рус ский язык, 1989. С. 113 (данный труд выдержал 5 изданий с 1984 по 1989 гг.);

Розен таль Д.Э. Справочник по правописанию и литературной праве. М.: Айрис-пресс, 2004.

361 с. (данный труд выдержал 9 изданий с 1967 по 2003 гг.);

Лопатин В.В., Чельцова Л.К., Нечаева И.В. Орфографический словарь русского языка. Прописная или строч ная? М.: Аст-Пресс, 1999. С. 26.

Министерство юстиции РФ, Федеральная служба безопасности РФ, Ми нистерство внутренних дел РФ, Высшая квалификационная коллегия су дей, Уголовный кодекс РФ, Уголовно-процессуальный кодекс РФ.

Тем не менее, в юридической литературе продолжают повсеместно писать: Верховный Суд РФ, Конституционный Суд РФ, Европейский Суд по правам человека, Государственная Дума, Совет Федерации. Хотя это одно и то же правило, которое должно быть распространено на все слу чаи.

Не пора ли юридический язык привести в соответствие с правилами русского языка? Не стоит ли прислушаться в этом вопросе к профессио налам филологии? Как долго юридический язык будет обособляться от общелитературного? Считаем, что такое положение должно быть, безус ловно, исправлено. Необходимо закрепить следующее написание: Вер ховный суд РФ, Высший арбитражный суд РФ, Конституционный суд РФ, Европейский суд по правам человека, Государственная дума, Совет феде рации.

Бугаренко А.И., аспирант кафедры Адвокатуры и нотариата Мос ковской государственной юридической академии Организации и учреждения, оказывающие бесплатную юридическую помощь Конституция Российской Федерации гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, преду смотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно. Одна ко в основном законе страны не сказано, кто именно обязан оказывать квалифицированную и бесплатную юридическую помощь, гарантирован ность которой провозглашена в статье 48. Как справедливо отмечает М.Ю. Барщевский, приведённая формулировка Конституции РФ не может быть признана удовлетворительной1. Ведь если квалифицированную юридическую помощь обязана оказывать адвокатура, то тогда резонно возникает вопрос, почему в Конституции РФ это прямо не предусмотре но. В прежней Конституции РСФСР 1978 г. адвокатуре была посвящена отдельная статья. В ней указывалось, что «Для оказания юридической помощи гражданам и организациям действуют коллегии адвокатов. В случаях, предусмотренных законодательством, юридическая помощь гра жданам оказывается бесплатно. Организация и порядок деятельности ад вокатуры определяются законодательством Российской Федерации, пра вовыми актами краёв, областей, автономных областей, автономных рес публик». Следовательно, Конституция РСФСР возложила обязанности оказания квалифицированной юридической помощи на адвокатуру.

Квалифицированная юридическая помощь в Российской Федерации оказывается государственными органами, входящими в систему исполни тельной власти, как федерального, так и регионального уровней. Эта по мощь оказывается органами исполнительной власти в процессе реализа ции их функций, связанных с обеспечением прав и свобод человека и гра жданина.

Исполнительную власть в Российской Федерации возглавляет Пра вительство РФ. Федеральный конституционный закон от 17 декабря года «О Правительстве Российской Федерации» возлагает на Правитель ство РФ осуществление мер по обеспечению законности, прав и свобод граждан, по охране общественного порядка, по борьбе с преступностью и другими общественно опасными явлениями (статья 19).

Барщевский М.Ю. Проблемы российской адвокатуры: Автореф. дисс… докт. юрид.

наук. М., 1997. С. 15.

Реализуя данные функции, Правительство РФ, федеральные мини стерства, комитеты, службы, надзоры, в случае обращения к ним граждан, дают разъяснения по вопросам законодательства или направляют эти об ращения в компетентные органы, которые обязаны оказать правовую по мощь в разрешении проблемных вопросов.

Аналогично федеральным органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, в соответствии с Конституцией РФ и Федераль ным законом от 06.10.1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организа ции законодательных (представительных) и исполнительных органов го сударственной власти субъектов Российской Федерации» выполняют вы шеуказанные функции, а именно: в пределах ведения Российской Федера ции и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ве дения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации феде ральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации образуют единую систему исполни тельной власти Российской Федерации. Это означает, что в случае неока зания квалифицированной юридической помощи лицу, обратившемуся за ней в органы исполнительной власти субъекта федерации, решение может быть принято федеральным исполнительным органом. Без сомнения, та кая вертикаль исполнительной власти позволяет поддерживать единые стандарты оказания квалифицированной юридической помощи на всей территории Российской Федерации.

Квалифицированную и бесплатную юридическую помощь гражда нам оказывает также и Уполномоченный по правам человека в Россий ской Федерации, осуществляющий свои полномочия в соответствии с Фе деральным конституционным законом «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» от 26.02.1997 г. и способствующий правовому просвещению по вопросам прав и свобод человека, форм и ме тодов их защиты. Институт Уполномоченного по правам человека создан в целях гарантирования государственной защиты прав и свобод граждан, их соблюдения и уважения государственными органами и должностными лицами.

Институт Уполномоченного по правам человека является сравни тельно молодым в Российской Федерации. Фактически он является про екцией функционирующего в зарубежных странах института омбудсмена (народного защитника). При осуществлении своих функций Уполномо ченный по правам человека независим и неподотчётен каким-либо госу дарственным органам и должностным лицам, не может быть депутатом, находиться на государственной службе, заниматься политической дея тельностью. Уполномоченный не наделён властными полномочиями, не посредственными мерами воздействия на государственные и иные органы и должностных лиц, не принимает нормативно-правовые акты. Тем не менее, вышеназванный федеральный конституционный закон устанавли вает широкий круг обязанностей перечисленных субъектов в отношении действий и обращений Уполномоченного (оказание содействия, осущест вление по поручению Уполномоченного определённых действий, предос тавление информации, необходимых материалов и т.п.).

Всё это говорит о том, что деятельность Уполномоченного по пра вам человека дополняет существующие средства защиты прав и свобод граждан, не отменяя и не ограничивая компетенции государственных ор ганов, обеспечивающих защиту и восстановление нарушенных прав и сво бод.

Основным содержанием компетенции Уполномоченного по правам человека является рассмотрение жалоб на нарушение прав и свобод чело века и гражданина. При этом заявителями жалоб могут быть не только граждане Российской Федерации, но и находящиеся на её территории иностранные граждане и лица без гражданства. То есть юридическая по мощь Уполномоченного оказывается каждому обратившемуся.

Уполномоченный вправе рассматривать только те жалобы, которые ранее обжаловались в судебном либо административном порядке, но зая витель не согласен с принятым решением. Предметом жалобы могут быть решения, действия (бездействие) государственных органов, органов мест ного самоуправления и должностных лиц.

Уполномоченный наделён широкими полномочиями по защите прав граждан. В случае необходимости он может обратиться в судебные орга ны с заявлением в защиту прав гражданина;

лично или через своего пред ставителя участвовать в судебном процессе;

он может обратиться в раз личные государственные органы по поводу возбуждения дисциплинарно го, административного, уголовного производства в отношении тех долж ностных лиц, в чьих действиях (бездействии), решениях усматриваются нарушения прав и свобод человека и гражданина;

обратиться в суд или органы прокуратуры с ходатайством о проведении проверки вступившего в законную силу решения, приговора суда, определения или постановле ния суда либо постановления судьи;

присутствовать при судебном рас смотрении дела в порядке надзора;

обратиться в Конституционный суд РФ с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод граждан за коном, примененным или подлежащим применению в конкретном деле.

В 2008 году к Уполномоченному поступило всего 47147 обращений, в том числе 27577 жалоб. В приемной аппарата Уполномоченного принят 4201 гражданин и оформлено 1802 жалобы граждан. К сотрудникам аппа рата по телефону поступило 3845 вопросов и обращений, на которые да ны консультации и разъяснения. Во время поездок Уполномоченного и сотрудников его аппарата в субъекты Российской Федерации проводился личный прием граждан. Все поступающие к Уполномоченному жалобы рассматривались на предмет их приемлемости, а затем по существу.

Уполномоченный был вынужден отклонить 7,5% поступивших жалоб по причине их несоответствия установленным в законе критериям приемле мости. По итогам рассмотрения 59,6% жалоб заявителям, не исчерпавшим правовых средств защиты своих прав, были направлены разъяснения, справки и рекомендации о формах и методах их дальнейших действий. Во взаимодействии с компетентными органами государственной власти Уполномоченный предпринимал меры по оказанию помощи по 32,9% жа лоб заявителей, включая и полное восстановление нарушенных прав1.

Оказанием бесплатной юридической помощи гражданам занимается также и прокуратура РФ. В целях обеспечения верховенства закона, един ства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражда нина, а также охраняемых законом интересов общества и государства прокуратура Российской Федерации осуществляет: надзор за исполнени ем законов и соблюдением прав и свобод человека и гражданина феде ральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, законодатель ными (представительными) и исполнительными органами государствен ной власти субъектов Российской Федерации, органами местного само управления, органами военного управления, органами контроля, их долж ностными лицами, органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций, а также за соответствием законам изда ваемых ими правовых актов.

Ведущим направлением деятельности прокуратуры является надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина. Ему посвящена целая глава закона о прокуратуре2.

Законодатель, отдельно выделяя данное направление деятельности прокуратуры, подчёркивает возросшую роль органов прокуратуры в деле охраны прав и свобод человека и гражданина.

http://ombudsman.gov.ru/doc/ezdoc/08b.shtml Федеральный закон от 17 января 1992 г. № 2202-I «О прокуратуре Российской Феде рации». Раздел 3. Глава 2.

В своей деятельности по надзору за соблюдением прав человека прокурор осуществляет полномочия по выявлению нарушений закона, их причин и способствующих им условий;

полномочия по устранению на рушений закона;

полномочия по предупреждению нарушений закона.

Кроме того, необходимо отметить, что наряду с перечисленными полномочиями при осуществлении надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина прокурор обладает полномочиями, возможными только для данного направления деятельности органов прокуратуры, а именно: правом рассмотрения и проверки заявлений, жалоб и иных сооб щений о нарушении прав и свобод граждан. Сообщения о нарушении прав и свобод могут поступать как от лиц, чьи права нарушены, так и от иных лиц, а также государственных органов, организаций и т.д.

В процессе осуществления данного вида надзорной деятельности прокурор обязан разъяснять пострадавшим гражданам порядок защиты их нарушенных прав и свобод. Потребность в реализации данного полномо чия возникает в тех случаях, кода восстановление нарушенных прав тре бует обращения в органы, обладающие соответствующей компетенцией, а заявитель не обладает необходимой для этого информацией и не может обладать в силу своего образовательного уровня, недоступности платной юридической помощи либо иных причин.

Количество обращений граждан в органы прокуратуры остаётся ста бильно высоким. Каждый год прокурорами выявляется в общей сложно сти 500 000 нарушений законодательства, в том числе свыше 100 000 не законных правовых актов. По протестам и исковым заявлениям отменя ются либо приводятся в соответствие с федеральным законодательством 85-90 тысяч нормативных актов и восстанавливаются права сотен тысяч граждан.

Также необходимо понимать, что в большинстве случаев нарушения прав и свобод человека и гражданина обстоятельства не требуют иниции рования сложной и длительной процедуры судебного разбирательства, и, таким образом, прокуратура является более оперативным способом раз решения правового конфликта (например, прокурор указывает конкрет ный орган либо должностное лицо, который правомочен восстановить на рушенные права и свободы). Прокурор разъясняет содержание закона, в соответствии с которым должен разрешаться спор о восстановлении на рушенного права. Этой деятельностью прокурор оказывает бесплатную юридическую помощь гражданам, нуждающимся в ней.

Свою роль в обеспечении конституционного права граждан на по лучение квалифицированной бесплатной юридической помощи выполня ет нотариат. Нотариат в России определяется как публично-правовой ин ститут, одной из функций которого является оказание квалифицирован ной юридической помощи, обеспечение прав и законных интересов граж дан и юридических лиц путём совершения от имени Российской Федера ции нотариальных действий1.

Правовой основой организации и деятельности нотариата являются Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 фев раля 1993 года № 4462-I. В соответствии с данным законом нотариус обя зан оказывать физическим и юридическим лицам содействие в осуществ лении их прав и защите законных интересов, разъяснять им права и обя занности, предупреждать о последствиях совершаемых нотариальных действий с тем, чтобы юридическая неосведомлённость не могла быть ис пользована во вред (статья 16).

Данная правовая норма обязывает нотариуса оказывать гражданам квалифицированную юридическую помощь бесплатно. Выполнение этой функции не должно ограничиваться сообщением заинтересованным ли цам информации о действующем законодательстве по конкретному во просу, а включать также и обязательное проведение правовой экспертизы всех условии сделки, проверку соответствия содержания сделки действи тельным намерениям сторон и требованиям законодательства, принад лежности прав на недвижимость, правоспособности юридического и фи зического лиц, полномочий сторон и их представителей, установление личности обратившихся за совершением нотариальных действий. Всё вышеперечисленное позволяют включить нотариусов в число субъектов, оказывающих бесплатную юридическую помощь.

Бесплатную юридическую помощь в соответствии с уставными це лями и задачами оказывают и общественные объединения.

В отечественной правовой доктрине понятию «объединение граж дан» даются различные определения. Например, В.О. Лучин и О.Н. Доро нина отмечают, что «под данное понятие подпадают любые сообщества физических лиц, созданные ими в целях реализации самых разнообразных интересов и удовлетворения различных потребностей (участие в управле нии государством, отправление религиозных обрядов, культурные по требности, защита социально-трудовых прав, совместное использование имущества или способностей к труду для получения прибыли и т.п.)2. С Романовская О.В. Конституционные основы нотариальной деятельности в Россий ской Федерации: Автореф. дисс… канд. юрид. наук. М., 2001. С. 9.

Лучин В.О., Доронина О.Н. Жалобы граждан в Конституционный Суд Российской Федерации. М., 1998. С. 36.

этой позицией вполне сочетается и точка зрения, согласно которой объе динения граждан – это основанные на автономии воли сообщества (ассо циации) физических лиц, преследующих достижение полезных целей в различных областях человеческой деятельности1.

Такую цель, как защиту прав и свобод человека и гражданина, в своей деятельности преследуют профсоюзы, общества по защите прав по требителей, комитеты по правам человека и некоторые другие общест венные организации. Так, например, федеральный закон от 12 января 1996 г. «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельно сти» определяет профсоюз как добровольное общественное объединение граждан, связанных общими производственными, профессиональными интересами по роду их деятельности, создаваемые в целях представитель ства и защиты их социально-трудовых прав и интересов2. Защита прав за частую сопровождается оказанием юридической помощи. Работники профсоюзных организаций предоставляют бесплатные юридические кон сультации. Как правило, к ним обращаются члены конкретного профсою за и только по вопросам трудовых отношений (трудовые споры, охрана труда и т.п.). Деятельность юристов профсоюзных организаций ограниче на конкретным кругом дел и не преследует цель получение какого-либо материального дохода.

Алиев А.А. Конституционное право на объединение в системе прав и свобод челове ка и гражданина. М. 2000. С. 15.

Федеральный закон от 12 января 1996 г. «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности». Статья 2.

Володина С.И., Директор Института Адвокатуры МГЮА, кандидат юридических наук, доцент Проблемы образования судебного оратора Проблема образования многоаспектна. Это не просто накопление некоторой совокупности знаний это прежде всего создание условий для вовлеченного самопознания, самообучения и самовоспитания. Очень важно проследить каким образом и при каких условиях образование спо собно помочь будущему оратору адаптироваться в приобретении и при менении навыков оратора. Безусловно образование это прежде всего про цесс и результат передачи предшествующими поколениями значимого профессионального опыта.

Б.С. Гершунский выделяет четыре аспекта содержательной трак товки понятия «образование»: ценность, система, процесс и результат. И с этим определением нельзя не согласиться.

Профессиональное образование, по мнению С.Я. Батышева, пред ставляет собой процесс и результат овладения определенным уровнем знаний, умений и навыков, норм и ценностей по конкретным профессиям с одновременным формированием общей культуры личности.

Для адвоката в понятие профессионального образования включает ся, прежде всего умение критически мыслить, оценивать существующие правовые проблемы с разных позиций. Действительно для профессио нально образованного адвоката или просто будущего оратора важно иметь высокий уровень развитых способностей, но еще более важно уметь индивидуально применять изученное к каждому конкретному при нятому на себя поручению.

Можно выделить одинаковые по степени значимости образователь ные уровни адвоката: общеобразовательный;

профессиональный;

комму никативный;

филологический. При отсутствии одного из некоторых уров ней нарушается необходимое единство образования оратора.

В данном контексте под содержанием образования следует пони мать ту систему научный знаний, практических умений и навыков, а так же мировоззренческих и нравственно-этических идей, которыми необхо димо овладеть в процессе обучения1 и самообучения.

Для того, что бы правильно исследовать и оценить образование ора тора необходимо определиться, что такое риторика для судебного орато ра. Существуют разные точки зрения. Наука или искусство убеждения Харламов И.Ф.Педагогика. М.: «Высшая школа», 1990. С.128.

при помощи слов? Но большинство авторов приходят к тому, что ритори ка триедина. Она была искусством убеждать с помощью слов, наукой об искусстве убеждать с помощью слов и процессом убеждения, основанным на моральных принципах. Прежде всего, надо научиться правильно понимать, мыслить, гра мотно говорить и писать. Образование оратора, специальная (собственно риторическая) часть которого, по мысли Квинтилиана, «не требует мно гих лет»,2 начинается с полноценного общего образования и овладения родным языком в той степени, которая исключает затруднения или ошиб ки в устном и письменном общении на распространенные темы. И что очень важно особенно в риторике, она должна не просто показать, а до ходчиво раскрыть все возможные области и способы практического при ложения теоретического знания. Но профессиональная риторика, напри мер юридическая осуществляется не только на определенном объеме тео ретических знаний, но и предполагает знание о той деятельности в рамках которой предстоит использование риторического знания, а что самое главное предусматривает овладение принятой системой ценностей, пове денческими навыками и умениями.

Мышление должно быть логически правильным и ситуативно адекватным, речь – правильной, ясной, уместной, яркой и безупречной в смысле ее соответствия культурно-речевым нормам. А для судебного ора тора она прежде всего должна быть уместной, а затем профессиональной, ясной, точной, лаконичной, образной и все это вместе должно приводить к ее убедительности.

Такое образование человек получает в детстве и отрочестве, благо даря семейному и школьному воспитанию, неотъемлемой частью которых должно быть привитие вкуса к самостоятельной интеллектуальной дея тельности, к творчеству, развитие нравственных начал личности. Именно эти качества подкрепляют и делают практически применимой общую культурно-речевую компетенцию, без которой дальнейшие шаги на пути к ораторству будут бессмысленны. Здесь же, на уровне первоначального образования, будет полезна и риторическая «пропедевтика», прежде все го, заключающаяся в воспитании серьезного отношения к мысли и к сло ву, в развитии базовых коммуникативных навыков.

Вот, например, даже современным ценителям знаменитый адвокат Н.П.Карабчевский «кажется почти невероятно многогранным». В этом Хазгеров Т.Г., Ширина Л.С. Общая риторика. Ростов- на- Дону, 1999. С. 4.

Квинтилиан М.Ф. Марка Фабия Квинтилиана двенадцать книг риторических настав лений Ч.2 Спб. Типография Императорской российской академии, 1834. С. 514.

есть большая доля правды: его творческое наследие включает в себя сти хи, художественную прозу и критику, переводы, судебные очерки и речи, публицистику, мемуары.1Карабчевский был в числе учредителей автори тетного еженедельника «Право» и «Юрист». Современники о нем скажут, что он « отличался правовой эрудицией, даром слова и логического мыш ления, находчивостью, силой характера, темпераментом бойца», но при этом все признают, что это завоевал он не только талантом, но и подвиж ническим трудом.

Когда читаешь вспоминания об А.Ф.Кони, о нем ни когда не гово рят только как о судебном деятеле, а всегда добавляют, что он ученый – юрист, блестящий оратор и талантливый писатель, критик, мемуарист.

Широта его знаний области литературы, истории, философии, права, ме дицины и психологии поражала знавших его людей.2 Еще при его жизни скажут, что все это стало возможным при наличии огромной и долговре менной памяти, острого ума и желания учиться всему и всегда.

Знаменитый адвокат прошлого века Д.П.Ватман имея два высших образования являлся носителем поистине энциклопедических ( «талмуди ческих», как о нем говорили его учителя) знаний: ему были интересны шахматы и философия, теория относительности Энштейна и политика, художественная литература и, конечно же, право, которые он знал в со вершенстве с истоков. Чтобы наша способность к убедительной речи могла развиваться, в первую очередь, надо научиться внимательно относиться к содержанию речи к истинному ее смыслу. Кажущаяся простота достижения соответст вующей способности мыслить и говорить на самом деле требует очень взыскательного отношения к тому, что и (особенно) как говорится и пи шется, требует вдумчивого, обильного и содержательного чтения, требует осознанной практики в устной и письменной речи.

Совершенство в обыденной, не требующей специальных познаний или способностей речи, достигается, прежде всего, постоянным самообра зованием, хотя полноценное среднее и высшее образование является для этого обязательным фундаментом. Есть одна легенда о мудреце обучав шему риторике, который каждый раз по разному выбирал себе учеников.

И когда его спросили, что вы в учениках проверяете, он ответил: «Спо собность учиться всегда и во всем». И в этом заложена основная мудрость получения самообразования.

Троицкий Н.А. Карабчевский Н.П. Около правосудия Автограф, Тула;

2001. С.10.

Волк С., Выдря М., Муратов А. А.Ф. Кони собрание сочинений. Т.1. М., 1966. С.5.

Ватман Д.П. Судебные речи. Статут;

2006. С.6.

Ораторское искусство – это смешение жанров человеческой дея тельность. Оно имеет постоянное как интеллектуальное, так и эмоцио нальное содержание и требует не только ясного разума, но и хорошей техники, использования не только головы, но и тела. Именно постоянное самообразование вкупе с привычкой к анализу всякого произнесенного нами или при нас слова формируют в человеке свойство, которое современное отечественное языкознание обозначило как развитую языковую личность. Первый и главный признак наличия соответствующей способности – это безупречное чувство уместности ре чевого поступка, правильности и точности языка, стремление при всяком возможном случае утвердить нормы правильного мышления и грамотной родной речи. Такой уровень владения языком предполагает любовь к точ ности и красоте родного слова, стремление к его совершенству. Эти каче ства присущи каждому обладателю правильной и богатой речи вне зави симости от его профессиональной принадлежности, образовательного ценза или социального статуса.

Только при наличии этих качеств имеет смысл приступать к изуче нию основ теоретической риторики и специальным упражнениям, при званным подготовить нас к практическому действию словом. Кроме того, необходимо отчетливо понимать, что и для каких целей мы будем осваи вать, каков культурный контекст искусства публичной речи, какие этиче ские требования могут ограничивать нас в нашей риторической практике, с самого начала необходимой для образования в нас оратора.

Риторическая традиция, включающая в себя всю совокупность зна ния человечества о том, как хорошо и убедительно говорить, имеет в ос нове капитальные труды античных риторов, сформулировавших базовые положения риторики, в том числе и рекомендации по подготовке орато ров. Ядро риторического знания содержится в трактатах Аристотеля, Ци церона и Квинтилиана. Со времен античности оно существенных измене ний не претерпело, хотя современные коммуникативные дисциплины не сколько расширили возможности убедительного построения и достовер ного понимания текста. Классическая риторика оказалась тесно взаимо связана с философией языка, семиотикой, теорией аргументации, комму никативистикой, психолингвистикой, когнитивной психологией и други ми научными дисциплинами. При этом риторическое знание остается наиболее значимым элементом во всей совокупности наук о человеческом языке и общении, именно оно лежит в основе большинства этих наук.


Морган Н. Ораторское искусство М., 2005. С.19.

Еще в античную эпоху определились два основных подхода к опре делению предмета и назначению риторики. Аристотель определял рито рику как «способность находить возможные способы убеждения относи тельно каждого данного предмета», не включая в цели риторики собст венно убеждение.1 Тем самым он подчеркивал методологическую суть риторического знания, которое, если исходить из его понимания, является основой убедительной речи, но не самим красноречием.

Иного мнения придерживался Цицерон, определявший главной за дачей риторики не столько обнаружение убедительной аргументации, ко торая в свою очередь имеет источником не «предписания утонченной науки, а самый обычный здравый смысл», сколько искусную разработку найденных доказательств.2 Высшим достоинством красноречия он видел умение «распространить свой предмет»3, а областью красноречия «всю область знания», которая касается гражданских, уголовных и государст венных дел.4 Цицерон полагал, что «оратором будет тот, кто любой пред ставившийся ему вопрос, требующий словесной разработки, сумеет изло жить толково, стройно, красиво, памятливо и в достойном исполнении». При этом все построение убедительной речи он сводил к тому, чтобы «доказать правоту того, что мы защищаем;

расположить к себе тех, перед кем мы выступаем;

направить их мысли в нужную для дела сторону». Очевидно, что основатели риторической традиции были не до конца солидарны относительно предмета и целей риторики, но в ее основе виде ли категорию убеждения, рассматривая ее либо с аналитических позиций, либо с точки зрения непосредственных задач ораторского искусства. И в том, и в другом случае они вели речь о способах убеждения, сформировав тем самым общее представление о предмете риторики.

Однако уже в самом начале риторической традиции Квинтилианом, обобщившим в педагогических целях свод риторического знания, был обоснован и другой взгляд на сущность предмета риторики. «Риторика Аристотель Риторика // Античные риторики. М., 1978. С.18-19.

Цицерон М.Т. Об ораторе // Цицерон М.Т. Три трактата об ораторском искусстве. М., 1972. С. Там же. С.225.

Там же. С. 233;

Сходного взгляда на пределы области риторического знания придер живался и Квинтилиан. Квинтилиан М.Ф. Марка Фабия Квинтилиана двенадцать книг риторических наставлений Ч.1 Спб.: Типография Императорской российской акаде мии, 1834. С.169.

Цицерон М.Т. Об ораторе // Цицерон М.Т. Три трактата об ораторском искусстве М., 1972. С.89.

Там же. С.152.

есть наука хорошо говорить», 1 утверждал Квинтилиан, умело полемизи руя с теми, кто усматривал предметом риторики убеждение.

«Говоря перед судьями, стараемся, правда, выиграть дело: но если хорошо говорим, то хотя бы и не получили желаемого успеха, все испол няем, предписанное наукой. Кормчий желает благополучно войти с ко раблем в пристанище;

и хотя восставшая буря тому препятствует, он не перестанет быть кормчим... И врач старается помочь больному;

и хотя по жестокости болезни, или по невоздержанию больного не успеет, но ежели он употребил все средства, врачебной наукой показанные, нельзя почесть его удалившимся от своей цели. Так и у оратора есть единственная цель хорошо говорить. Искусство сие заключается в действиях, а не в послед ствии». Следует признать, что в силу неверного целеполагания, определе ние, данное риторике Квинтилианом, не прижилось в риторической тра диции, хотя иногда его можно встретить в современной филологической литературе.

В настоящее время можно наблюдать разделение понятий риторики как науки об изобретении мыслей и красноречия, отвечающего за средст ва их выражения и расположения.3 Условность этого разделения, идущего от различия определений риторики, данных Аристотелем и Цицероном, определяется тем фактом, что мысль, как заметил Л.С. Выготский, «не выражается в слове, но совершается в нем». 4 Поэтому, говоря о красноре чии и риторике мы будем иметь ввиду практический и теоретический ас пекты цельного риторического знания.

Сформулированный современной теорией речевой деятельности (психолингвистикой) принцип единства мысли и слова5 можно предста вить как основу риторического метода познания и представления истины.

Именно поэтому взаимосвязь собственно риторики в аристотелевом опре делении и цицеронова красноречия представляется неразделимой. Можно быть сильным ритором, умеющим объяснить, как достигается убеждение в том или ином случае, но вовсе не преуспеть в ораторстве, предпола гающем убеждение на практике. Даже самое полное знание риторической Квинтилиан М.Ф. Марка Фабия Квинтилиана двенадцать книг риторических настав лений Ч.1. Спб. Типография Императорской российской академии, 1834. С.146.

Квинтилиан М.Ф. Марка Фабия Квинтилиана двенадцать книг риторических настав лений Ч.1. Спб. Типография Императорской российской академии, 1834. С.158.

Рождественский Ю.В. Теория риторики. М., 1997. С. 69.

Выготский Л.С. Мышление и речь // Выготский Л.С. Избранные труды М., 1956.

С. 379.

Выготский Л.С. Мышление и речь // Выготский Л.С. Избранные труды М., 1956.

С. 322.

теории ничто без способности к эффективной и ответственной речи. Та кая способность предполагает, в первую очередь, определенный склад личности, особенную закалку интеллекта и волевого начала.

По замечанию Квинтилиана, «ораторская должность» пожизненна – «риторика существует и в молчащем ораторе», подобно тому, как врач всегда остается врачом, вне зависимости от наличия или отсутствия прак тики.1 Если «образ оратора» сформирован практикой и непрестанным са моразвитием, то он становится личностной чертой человека, проявляется во всем, что человек говорит, пишет и думает. Однажды развив в себе способность к действенной речи, мы настолько меняемся внутренне, что не пользоваться своим веским и остро отточенным словом уже не можем, применяя его везде, где это уместно. Не случайно, что сравнение оратор ства с врачеванием является общим местом риторической традиции, на ходящей и другие основания видеть сходство того и другого человеческо го призвания. Например, римский историк Корнелий Тацит утверждал, что если бы нашлось где-нибудь такое общество, в котором бы никто не грешил, то «излишним был бы среди невинных оратор, также, как и док тор среди здоровых». Квинтилиан М.Ф. Марка Фабия Квинтилиана двенадцать книг риторических настав лений Ч.1 Спб. Типография Императорской российской академии, 1834. С.162.

Тацит К. Разговор об ораторах или о причинах порчи красноречия // Сочинения П.

Корнелия Тацита все какие сохранились ч.1 М.: Типография А.И. Мамонтова и К°, 1870. С. 324.

Дементьева И.В., преподаватель кафедры гражданского права и процесса НОУ ВПО Таганрогский институт управления и экономики, г. Таганрог Правомерное поведение субъекта права:

конфликтогенность либеральной и консервативной парадигм Криминологическая ситуация, складывающаяся в современном об ществе, настоятельно диктует необходимость всестороннего исследова ния проблем правомерного поведения в аспекте борьбы с преступностью.

Так, в январе - ноябре 2009 года было зарегистрировано 2774,7 тыс. пре ступлений. В результате преступных посягательств погибло 41,5 тыс. че ловек, здоровью 50,1 тыс. человек причинен тяжкий вред. Несмотря на некоторое снижение количественных показателей (общее количество за явлений о преступлениях за январь-декабрь 2009г. на 6,3% меньше, чем за аналогичный период прошлого года, рост регистрируемых преступлений отмечен в 15 субъектах Российской Федерации, снижение – в 68 субъек тах), ситуация продолжает оставаться сложной. Так, ущерб от преступле ний (по оконченным и приостановленным уголовным делам) составил 1113,2 млрд руб., что на 503,2% больше аналогичного показателя про шлого года.1 Особенно это становится актуальным в условиях всеобщего кризиса и сокращения состава милиции на 20% к 2012 году. В числе актуальных проблемы причин правомерного и преступного поведения и повышения ответственности личности в сфере уголовного права в условиях необходимости переосмысления либеральной и консер вативной парадигм общественно-правового развития России.

Не вызывает возражения тот факт, что политика любого государст ва в сфере правового регулирования общественных отношений, ориенти рована на выработку механизмов стимулирования правомерного поведе ния его граждан. Для всех государств характерно стремление к моделиро ванию общественных отношений в обществе, основной характеристикой которых является сознательное соблюдение отдельными индивидами пра вовых предписаний, зафиксированных в норме права. Правомерное пове дение в общем виде можно определить как социально полезное осознан Краткий анализ состояния преступности // Официальный сайт МВД России //www.mvd.ru по сост. на 10.02. Указ Президента РФ от 24.12.2009 № 1468 «О мерах по совершенствованию дея тельности органов внутренних дел РФ» // www.kremlin.ru/acts/ ное поведение людей и организаций, соответствующее правовым нормам и гарантируемое государством. Анализ специальной литературы показывает, что большинство ав торов, в общем-то, солидарны во взглядах на природу правомерного по ведения, которое, во-первых, соответствует правовым предписаниям;


во вторых, не противоречит нормам права, в –третьих, не запрещается нор мами права;

в-четвертых, является социально полезным и значимым. Так, М.Н. Марченко определяет правомерное поведение как такое поведение людей, которое в полной мере согласуется со всеми требованиями норм права.2 По мнению В.М. Сырых, правомерное поведение характеризуется такими действиями и поступками субъектов, которые соответствуют дей ствующим законам, иным нормативным правовым актам. 3 По мнению В.Л. Кулапова, правомерное поведение представляет собой такое поведе ние, которое, во-первых, отвечает интересам общества, государства и от дельных лиц;

во-вторых, соответствует требованиям правовых предписа ний;

в-третьих, обеспечивается государством.4 С.А. Комаров отмечает, что «формы правомерного поведения связаны с формами реализации пра ва, по существу совпадают с ними полностью. Иными словами, право мерное поведение означает реализацию правовых предписаний, а в зави симости от их характера выступает в форме соблюдения, исполнения, ис пользования, применения права. Соблюдение запретов, исполнение обя занностей, использование предоставленных прав, применение права спе циальными субъектами – суть правомерного поведения».5 Наиболее удач ным на наш взгляд является дефиниция правомерного поведения, сфор мулированная В.В. Оксамытиным: это обусловленная культурно нравственными воззрениями и жизненным опытом человека деятельность в сфере социального действия права, основанная на сознательном выпол нении его целей и требований.6 Данное определений позволяет выделить такие значимые его черты как: во-первых, правомерное поведение являет ся сознательным волевым актом;

во-вторых, поведение оценивается путем его сопоставления с целями и задачами права;

в-третьих, внутренние ре Любашиц В.Я., Мордовцев А.Ю., Мамычев А.Ю., Кравченко А.Г., Зуева Ю.А. Тео рия государства и права. Ч. 1. Таганрог: Изд-во Таганрог. гос. пед. ин-та, 2008. С. Марченко М.Н. Теория государства и права. М., 2003. С. Сырых В.М. Теория государства и права. М., 2004. С. 372.

Кулапов В.Л. Правомерное поведение и правонарушения // Теория государства и права: курс лекций / под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М., 2001. С. 580.

Цит.по: Емельянов Б.М., Правкин С.А. Теория государства и права. ч. 2. М., 2008. С. 94.

Оксамытный В.В. Правомерное поведение личности. Киев, 1985. C. гуляторы или мотивы поведения определяются культурно-нравственными качествами личности.

Культурно-нравственные качества индивидов формируются под влиянием национальных, исторических, социальных, политических, эко номических факторов. Особое значение в этом аспекте принимает специ фика национального правосознания. Историческая уникальность развития российского общества определила формирование особенного отношения к различного рода явлениям, при этом неотъемлемым элементом россий ского правосознания выступает справедливость.

При условии наличия высокой социально-правовой активности об щества, участия его широких слоев в политической и правовой жизни воз можен действительно конструктивный диалог между государством и его гражданами, результатом которого будет адекватная система правовых предписаний и, как следствие, их правомерное поведение. При этом, осо бо важна характеристика адекватности права, отвечающая национальным интересам и социальным ожиданиям населения.

В настоящее время отмечается критическое отношение к либераль ным концепциям общественного и государственного устройства, и пере осмысление консервативных идей, воплощающих в себя не только исто рическую преемственность консервативной идеологии, но и переосмыс ление положительных и негативных сторон, апробированных в процессе исторического развития России, и формулирование эффективных и адек ватных новаций в традиционном понимании современной идеологии Рос сии.

Попытки слепого навязывания чуждых для отечественного право понимания правовых идей и установок чреваты их отторжением, форма выражения которого может варьироваться от прямого неповиновения до нигилистического отношения. Н.Н. Алексеев отмечал, что в русском пра воведении имеются глубокие и прочно укоренившиеся традиции, которые противоречат и формальной теории права, и отождествлению правового регулирования с социальным регулированием вообще и государственным порядком в частности.1 Грубое внедрение либеральных идеи и ценностей может способствовать деформации отечественного правового порядка.

Как справедливо отмечает А.Ю. Мордовцев, в условиях традиционного для нашей страны «соборного единения государства и социума» это мо жет быть опасным прецедентом, ведущим к разрушению национальной Алексеев Н.Н.Идея государства. Спб., 2001. С. 160.

правовой системы. Качественное состояние правосознания, носителем которого явля ется общество, напрямую влияет на поведение людей, действующих либо в рамках правового поля, либо вне его. А.И. Овчинников справедливо от мечает, что «главное для русского человека – не подарочный набор его основных прав и свобод (подарочный в смысле навязанный сверху), а Правда – Истина, несводимая к формально-правовому равенству и «бук ве» юридических предписаний». 2 Правда, истина, справедливость – кате гории ментального порядка, необходимая нравственная основа, оказы вающие традиционно важную роль в регуляции правомерного (либо пре ступного) поведения. Они являются условиями существования и нор мального развития и российского права, и российского государства, и на циональной правовой системы. В этой плоскости и формируются нравст венные начала законности – понимание, ощущение на уровне массового сознания категорий долга, справедливости и целесообразности тех или иных вариантов поведения индивидов в обществе. Отсюда вывод о том, что роль справедливости («правды», истины) в современном обществе как одного из сильнейших побудителей человека к действию напрямую со гласуется с правомерным (либо неправомерным) поведением субъектов права.

Таким образом, в настоящее время в условиях поиска эффективных моделей правомерного поведения субъектов в рамках формулирования дальнейшей правовой политики России требуется переосмысление либе ральной доктрины государственно-правового развития российского госу дарства с учетом специфики национальных правовых традиций, сложив шейся системы социальных ценностей и правовых установок россиян и особенностей отечественного менталитета.

Мордовцев А.Ю., Попов В.В. Российский правовой менталитет. Ростов-на-Дону.

Изд-во ЮФУ, 2007. С. 405.

Овчинников А.И. Правовое мышление в герменевтической парадигме. Ростов н/Д, 2002. С. 227.

Ивакин В.Н., доцент кафедры адвокатуры и нотариата Московской государственной юридической академии, кандидат юридических наук, За служенный работник высшей школы РФ Эволюция западноевропейских представлений о правовой природе адвокатуры и адвокатской деятельности Определение социальной и правовой природы адвокатуры и адво катской деятельности является необходимым, прежде всего, для установ ления роли адвокатуры в обществе. Кроме того, без него невозможно ре шить многие более конкретные вопросы, касающиеся организации и дея тельности адвокатуры, в том числе о формах адвокатских образований, найме адвокатов на работу, принятии ими поручений, оформлении пол номочий адвокатов, оказании адвокатами бесплатной юридической по мощи, налогообложении адвокатов и многие другие. Между тем, несмот ря на весьма длительный срок существования адвокатуры в мире и нема лый срок её существования в России её природа, как и природа адвокат ской деятельности, остаётся до конца невыясненной. В разных странах как на доктринальном, так и на законодательном уровне далеко не одина ково и не единообразно даже в рамках одной страны решается вопрос о природе адвокатуры и осуществляемой ею деятельности.

Как известно, адвокатура в качестве самостоятельной организации зародилась в античные времена. Лица, ранее оказывавшие в Древнем Ри ме помощь сторонам в суде (патроны, ораторы, когниторы, прокураторы и др.), не составляли отдельного сословия и не отличались высоким уров нем юридических знаний. Однако, с усложнением права и с переменою формы правления, адвокатские занятия стали требовать продолжительной подготовки и должны были составить промысел особого сословия, ис кавшего в судебной практике материальных средств к жизни. В импера торский период на эти занятия стали смотреть как на особый род государ ственной службы – militia gladeo vocis1.

С IV века в законодательных памятниках появляются термины, пе реводимые как «сословие адвокатов» (ordo, collegium, consortium advocatorum, causidicorum, togatorum, defensorum). Адвокаты носили на звание сословия (ordo), но это название понималось в том смысле, в каком говорится военное или учительское сословие, т. е. просто в смысле разря да лиц, занимающихся одной и той же профессией2, а не в смысле особой Малышев К. Курс гражданского судопроизводства. Т.1. СПб., 1874. С.208.

Васьковский Е. В. Организация адвокатуры. Ч.1. СПб., 1893. С.63.

социальной группы, отличающейся от всех остальных по роли, которую она играет в обществе, и своему правовому положению.

В окончательном виде сформировавшаяся адвокатура представляла собой государственное учреждение, причём правила приёма в неё обеспе чивали надлежащую профессиональную подготовку адвокатов и жёсткий контроль со стороны государства за её составом.

Вместе с тем начавшееся ещё в имперский период истории Древне го Рима составление списков адвокатов, имевших право ведения дел в оп ределённых судах и, соответственно, как бы состоявших при этих судах, а также активное участие адвокатов в судебных процессах создавало впе чатление, что адвокаты являются составной частью судебной системы.

Соответственно, адвокаты стали рассматриваться в качестве служителей права, правосудия.

Во Франции, где адвокатура достигла наиболее высокого уровня развития и оказала существенное влияние на формирование адвокатуры в других странах, в частности, в Англии, распространению подобного мне ния о роли адвокатов способствовало и отношение к ним монархической власти. Это объяснялось тем, что адвокаты оказали немало услуг фран цузским королям в их борьбе с папской властью1. Юристы помогали ко ролям Франции и в решении спорных вопросов о престолонаследии2.

Роль адвокатуры во Франции определялась и тем, что абсолютная монархия опиралась на буржуазию в борьбе с феодалами и в высших су дах (парламентах) очень рано образовалась особая чиновная знать – вы ходцы из буржуазии – noblesse de robe, к которой принадлежали и верхи французской адвокатуры.

В благодарность за оказанные серьёзные услуги, начиная с Филиппа Красивого, адвокаты стали именоваться «рыцарями законов», «рыцарями правосудия» и т. п., что дало значительный толчок формированию соот ветствующего представления об адвокатах во всей Западной Европе.

Весьма значительное влияние на закрепление взгляда на адвокатов как на служителей права, правосудия оказало возвращение во Франции при решении вопроса о природе уплачиваемых клиентами адвокатам сумм к традиции республиканского Рима и признании их почётным даром со стороны клиента.

Другим обстоятельством, в немалой степени содействовавшим по следующему определению адвокатов как служителей закона, явилось ус тановление запрета ведения ими неправых дел. Так, ещё в Древнем Риме См.: Васьковский Е. В. Указ. соч. С.98.

См.: Там же. С.99.

для адвокатов была установлена особая профессиональная присяга, кото рую они должны были произносить не при вступлении в сословие, а в начале каждого защищаемого дела. В этой присяге они клялись: 1) что приложат все усилия к тому, чтобы оправдать законные и справедливые требования клиента, и 2) что не замедлят отказаться от ведения дела даже во время производства, если убедятся в его неправоте, все равно будет ли эта неправота нравственной или юридической, т. е. будет ли дело нечест ным (causa improba) или юридически неосновательным (penitus desperata)1.

Правила о недопустимости ведения адвокатами неправых дел со держались в ряде средневековых нормативных актов - Конституциях (ус тавах) королевства Сицилийского (1231 г.), Учреждениях Людовика Свя того (1270 г.), Кутюмах Бовези (1282 г.).

В этот период нормы, регулирующие французское судоустройство и судопроизводство, в том числе организацию и деятельность адвокатуры, оказали значительное влияние на законодательство Англии. Адвокаты этой страны не составляли отдельного от магистратуры класса, а, напро тив, вместе с ними образовали одно сословие, имеющее общие органы самоуправления2. Точно также здесь, как и во Франции, адвокатский го норар считался почётным подарком со стороны клиента и не допускал ни предварительного условия, ни таксировки, ни иска3. Что же касается ве дения неправых дел, то английские адвокаты не пришли к единому мне нию по этому вопросу4. В Германии ведение таких дел было запрещено5.

Традиция считать адвоката служителем закона, права в той или иной мере сохраняется в современных странах Запада и в настоящее вре мя. Однако, по мере развития судоустройства и судопроизводства, про изошли довольно существенные изменения в тех условиях, которые неко гда породили такое представление о роли адвокатов. Прежде всего, как на законодательном, так и на доктринальном и практическом уровне адвока ты перестали рассматриваться как составная часть судебного корпуса.

Со временем изменилось и прежнее жёсткое отношение к тем де лам, за ведение которых берётся адвокат. Законодательное закрепление имевших ранее место ограничений в принятии адвокатами поручений на ведение дел в судах становилось всё менее актуальным и в конце концов перешло полностью в сферу доктрины и адвокатской этики, в которой Васьковский Е. В. Указ. соч. С.65.

Там же. С.215-216.

Там же. С.206.

Там же.

См.: Там же. С.232.

данный вопрос либо не решался вовсе и оставлялся на усмотрение самих адвокатов, либо решался далеко не однозначно.

Более устойчивым оказалось правило, запрещающее адвокатам предъявлять иски к клиентам о взыскании неуплаченного гонорара. Толь ко в 1957 г. легальным путём было признано общее право адвокатов Франции взыскивать гонорар в судебном порядке1. Само собой разумеет ся, что с принятием данного закона уже стало невозможным утверждать то, что гонорар адвоката это не плата за услуги, а подарок клиента2.

Несмотря на отмеченные выше существенные изменения, произо шедшие в законодательстве со времени возникновения адвокатуры, ис пользование в отношении адвокатов термина «служители закона (права, правосудия)» и других сходных по значению терминов в странах Запада имеет место и в настоящее время. Так, например, в Германии к адвокату применяется формулировка «независимый орган правосудия» (§ 1 Феде рального положения об адвокатуре от 1959 г.). Данный термин в отноше нии адвокатуры, заимствованный из немецкого законодательства, исполь зуется в нормативных актах и некоторых других стран. Так, согласно ст.ст.1 и 38 Кодекса профессиональной этики адвокатов Греции от 4 ян варя 1980 г. («Kodex Deontologias») адвокатура характеризуется как «ор ган правосудия»3.

Стремление удерживать на высоком уровне социальный статус про фессии обусловило сохранение и в наше время декларирования взгляда на адвоката, как на лицо, призванное служить закону и правосудию. Так, со гласно французскому Закону о реформе некоторых судебных и юридиче ских профессий от 31 декабря 1971 г. № 71-1130 «адвокаты являются по мощниками правосудия» (ст.3). В первом пункте статьи 76 Устава Ордена адвокатов Португалии, закона № 84 от 1984 года, озаглавленной «Об ад вокате как слуге правосудия и права, его независимости и бескорыстии», говорится, что в своей профессиональной деятельности и вне её адвокат должен считать себя слугой правосудия и права4.

Если же брать современный период, то постепенно происходят из менения в представлениях, касающихся выполняемой адвокатом роли.

Так, уже упоминавшийся адвокат Флорентино Марабуто, говоря о порту Цвайгерт К., Кётц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного пра ва. Т.1. М., 1998. С.196.

Деханов С. А. Западноевропейская адвокатура: сравнительно-правовое исследова ние. М,, 2008. С.83.

Там же. С. 89.

Деонтология. Этико-юридические правила адвокатуры (адвокат Флорентино Мара буто) // Адвокат (газета). 2002. № 11. С.4.

гальских адвокатах, утверждает: «…Прежде всего мы должны служить интересам правосудия, равно как и интересам тех, кто нам доверил защи ту своих прав и свобод»1.

Двойственность в подходе к определению публично-правовой функ ции адвоката, отличающаяся от прежнего представления о нём исключи тельно как о служителе права, в последнее время обнаруживается и на международно-правовом уровне. В частности, в Общем кодексе правил для адвокатов стран Европейского Сообщества от 28 октября 1988 г. ука зывается на то, что «адвокат должен действовать в интересах права в це лом, точно так же, как и в интересах тех, чьи права и свободы ему довере но защищать» (п.1.1).

Эволюцию, которую в определённой мере проделывает в настоящее время западноевропейское правосознание в отношении определения ха рактера публично-правовой функции, осуществляемой адвокатом, можно наблюдать на примере немецкой юридической науки. Так, согласно мне нию профессора К. Армбрюстера, высказанному им в книге, вышедшей в свет в 1980 году, выражение «орган правосудия» показало себя как наи лучшая, точнейшая формулировка по сравнению со всеми остальными и прошло проверку временем. Однако уже в тот период ряд авторов стал подчёркивать, что понятие «органа правосудия» должно пониматься с учётом двух моментов: адвокат является инструментом (дословный пере вод слова «орган» с греческого) и одновременно исполняет обязанности в особых интересах одной из сторон. Как указывалось данными учёными, такая двойная функция требует ясного разграничения в ситуациях, когда защита интересов отдельного лица может вступить в конфликт со служе нием праву как таковому. В публикации же 2005 года профессор права Дитер Гизелер высказывает точку зрения, согласно которой представле ние об адвокатуре как независимом органе правосудия носит историче скую окраску и отражает борьбу за свободу адвокатуры от подчинённости государственной власти, что было актуальным в XIX веке. Сегодня же эта формулировка несколько затеняет основную функцию адвоката, а имен но: адвокат функционально должен быть, прежде всего, выразителем ин тересов своего доверителя. Как его обязательственно-правовые отноше ния, так и его профессиональные обязанности требуют ориентации всей его деятельности на интересы доверителя. Благодаря фокусированию на интересах доверителя адвокат становится элементом системы, которая с помощью обоснования решения нейтральной фигурой судьи обеспечивает своей общей конструкцией оптимальное достижение справедливости. При Там же.

этом, защищая интересы доверителя, адвокат в то же время стоит и на страже права1.

Служение клиентам с использованием профессиональных знаний и есть истинное предназначение адвоката, а оказание необходимой юриди ческой помощи отдельным гражданам и организациям, в котором, в ко нечном счёте, заинтересовано всё общество, представляет собой выпол нение адвокатом публично-правовой функции. Специальное же выделе ние в качестве его другой функции служения праву, закону либо её при знание единственной функцией адвоката лишь запутывает, искажает ис тинный смысл участия адвоката в судопроизводстве.

Карпова И. Немецкая адвокатура: между прошлым и будущим // Адвокатские вести.

2006. № 5. С.14.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.