авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

Государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Северо-Осетинская государственная медицинская академия»

Министерства здравоохранения

и социального развития

Российской Федерации

М АТ Е Р И А Л Ы

Международной научной конференции

«ФИЗИОЛОГИЯ И ПАТОЛОГИЯ ПОЧЕК

И ВОДНО-СОЛЕВОГО ОБМЕНА»,

посвященной 100-летию со дня рождения

профессора Н.Н.Прониной

19-20 декабря 2012 г.

г.Владикавказ ББК М а т е р и а л ы Международной научной конференции «Физио логия и патология почек и водно-солевого обмена», посвященной 100-летию со дня рождения профессора Н.Н.Прониной. Владикав каз: ИПК «Литера», 2012. – 227 с.

Печатается в соответствии с решением научного координацион ного совета СОГМА от 16 июля 2012 г., протокол № 7.

ISBN 978-5-4352-0030- Редакционная коллегия:

проф. Т.М.Гатагонова, проф. В.Б.Брин (ответственный за выпуск), проф. З.Т.Астахова.

ISBN 978-5-4352-0030-0 © СОГМА, ВВЕДЕНИЕ В сборник научных работ включены материалы исследова ний в области физиологии и патологии почек и водно-солевого обмена, выполненных в научных лабораториях России (гг. Вла дикавказ, Новосибирск, Тула, Ставрополь, Махачкала), Украины (гг. Донецк, Черновцы) и США (Университет штата Огайо), пред ставленных на международную конференцию, посвященную 100-летию со дня рождения профессора Н. Н. Прониной.

19 декабря 2012 года исполняется 100 лет со дня рождения Нины Николаевны Прониной, доктора медицинских наук, про фессора, заслуженного деятеля науки Северо-Осетинской АССР, кавалера Ордена Трудового Красного Знамени. Выпускница Куй бышевского медицинского института, Н. Н. Пронина несколько лет работала ассистентом кафедры патологической физиологии в Куйбышеве, затем в Орджоникидзе, а в 1950 году в звании до цента она возглавила кафедру нормальной физиологии Севе ро-Осетинского государственного медицинского института, в 1957 году защитила докторскую диссертацию. В течение 18 лет Н. Н. Пронина была проректором по научной работе института, много сил и энергии вложив в развитие научного кадрового по тенциала ученых-медиков Северной Осетии.

Н. Н.  Пронина является основоположником научного на правления исследований на Юге России в области физиологии — физиологии гормональной регуляции функции почек и во дно-солевого обмена и пищеварения, при этом система пище варения рассматривается ею как одно из звеньев регуляции водно-солевого обмена. Несмотря на то, что организатором кафедры нормальной физиологии в 1940 году в Северо-Осетин ском государственном медицинском институте был профессор В. Е.  Робинсон, профессор Н. Н.  Пронина по праву может счи таться основоположником научной физиологической школы.



Под ее руководством выполнены и защищены 3 докторские и 15 кандидатских диссертаций, ее ученики возглавляли кафедры и научные лаборатории во многих городах нашей страны.

Вышедшая в 1969 году в издательстве «Наука» ее моногра фия «Гормоны в регуляции водно-солевого обмена. Антидиуре тический гормон» сыграла существенную роль в развитии этого раздела физиологии в нашей стране и за рубежом. И сегодня эта монография входит в число обязательных оригинальных экземпляров в библиотеке Калифорнийского университета.

Проф. Н.  Н.Пронина была куратором Всесоюзной программы Академии медицинских наук СССР по гормональной регуляции функции почек, Почетным членом Всесоюзного физиологиче ского общества им. И. П. Павлова.

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ Интервью академика РАН Юрия Викторовича Наточина главному редактору газеты «Интерфарммедика» издательства «Соверо Пресс» Марии Олеговне Бочаровой (правнучке Н. Н. Прониной) Ф И З И О Л О Г И Я В Ч Е РА, С Е Г О Д Н Я И — В С Е ГД А Академик-секретарь отделения физиологии и фундамен тальной медицины РАН, зав.лабораторией физиологии почки и водно-солевого обмена Института эволюционной физиологии и биохимии им. И. М. Сеченова РАН, основатель и декан медицин ского факультета СПБГУ, профессор Юрий Викторович Наточин — один из наиболее выдающихся специалистов по физиологии водно-солевого обмена, чья работа на протяжении уже практи чески полувека во многом определяет развитие этой науки. В свое время ему довелось тесно сотрудничать и с Ниной Нико лаевной Прониной. В преддверии конференции я встретилась с Юрием Викторовичем, и он рассказал мне о вызовах, которые современный мир бросает физиологии, о неизменном достоин стве, с которым она принимает их, снова и снова находя ответы на загадки нашего организма, а также поделился воспоминани ями о Нине Николаевне.

Как состоялось Ваше знакомство с Ниной Николаевной Прониной?

В 1965 году создавался Научный совет по физиологическим наукам АН СССР. Академик  В. Н.  Черниговский предложил мне возглавить комиссию по физиологии почки и водно-солевого обмена. Мне предстояло объединить всю работу, которая ве лась в нашей стране в этой области. На следующий год наша Проблемная комиссия организовала в Новосибирске первую в СССР Всесоюзную конференцию по физиологии почек и во дно-солевого обмена. Я пригласил Нину Николаевну принять участие в её работе, поскольку она развивала одно из важных направлений нашей науки. Она привлекла к этой работе двух аспиранток — Эмму Абхазовну Тотрову и Тамару Сергеевну Сулаквелидзе, которые впоследствии стали докторами наук, внесли большой вклад в развитие физиологии водно-солевого обмена. А в 1971 году конференция по физиологии почек и во дно-солевого обмена состоялась уже в Орджоникидзе. Ее воз главила сама Нина Николаевна. Строгая, изящная, умная, интел лигентная — такой я впервые увидел Нину Николаевну, такой и запомнил на всю жизнь. Она обладала очень мягкой манерой ведения заседаний и вместе с тем четко следовала сложивше муся у нее образу проблем и задач. Нине Николаевне очень многое удалось. Ей принадлежит большая роль в понимании общей конструкции регуляции водно-солевого обмена — как нервной, так и гуморальной составляющих этого процесса.





Как с тех пор изменилась физиологическая наука?

Образ физиологии за последние несколько десятилетий сильно поменялся. В наши дни происходит все большее углу бление в молекулярные процессы, происходящие в организме в норме и патологии. Но важно не забывать, что они происхо дят не сами по себе, они подчинены контролю, регуляции. Без понимания механизмов последних невозможно трактовать данные о молекулярных процессах, обеспечивающих осущест вление функции. И то, и другое — физиология, она позволя ет проникнуть в механизмы функции в организме здорового и больного человека: это классическая, фундаментальная на ука. Мне кажется довольно нелепой современная тенденция менять название, сохраняя прежней суть, обособлять различ ные субкатегории физиологии в отдельные науки. Недавно я принимал делегацию из Великобритании и спросил их, зачем нужно это дробление. Они ответили, что парламент просто не даст им денег, если они будут развивать науки со «старым» на званием.

Каким, на Ваш взгляд, должно быть образование совре менного врача, чтобы непрерывно и в полной мере осу ществлялась интеграция достижений фундаментальной на уки в клиническую практику?

Год назад меня попросили написать новую программу меди цинского образования. На мой взгляд, в нем должны быть два основных варианта. Первая — подготовка практикующих вра чей, с бессмертным принципом обучения «у постели больного».

В сущности, это то образование, которое сегодня осуществляют в большинстве медицинских вузов. Другой вариант — меньшее число студентов с большим объёмом знаний в области фунда ментальной науки, те, кто будут заниматься научными исследо ваниями а лаборатории или клинике. Им потребуется услож ненная программа с углубленным освоением фундаментальных наук, но ключевое значение все же будет иметь реализация полной программы для получения диплома по специальности «Лечебное дело», который даст им право вести больных, а не только работать в лаборатории. Когда я создавал факультет, на курсе было 25-30 человек, и мне удалось внедрить этот принцип, более того — найти индивидуальный подход к каждому студен ту. Разумеется, при наборе 300-600 человек это невозможно, и сегодня в медицинских вузах акцент сделан на практическую медицину. Будущее — за взаимодействием тех и других групп врачей. Именно взаимодействием, а не объединением двух на правлений: я убежден, что две линии подготовки отражают и потребность общества, и интересы студентов. Исследователь ская работа в клинике и лаборатории требует много времени, необходимо непрерывно овладевать новыми знаниями, в муках искать объяснение фактам, которые наблюдаются при той или иной форме патологии, но для объяснения их механизма нужна свежая идея, которая в дальнейшем может привести к открытию.

Мне вспоминается пример из собственного опыта. В сере дине 90-х, когда в стране царила абсолютная нищета, нашей лаборатории понадобилась кровь для исследований. Нам уда лось получить 80 проб сыворотки крови, оставшейся в клинике нервных болезней. Исходная цель нашей работы была иной, но при анализе проб осмотическое давление крови — её осмо ляльность — оказалось неожиданно очень высокой — в диа пазоне от 295 до 360 мОсм / кг Н2О. Выше 360 значений не было:

затем наступают гиперосмолярная кома и смерть. Выяснилось, что все эти пробы сыворотки крови принадлежали пациентам с инсультом. Подумав и перебрав несколько вариантов, мы предприняли попытку сопоставить эти данные с временем пре бывания пациента в клинике. Оказалось, корреляция очень сильная: чем дольше пациент находится в клинике, тем выше показатели осмотического давления. Оказалось, что используя гипертонический раствор для снятия отека мозга, врачи обыч но не контролируют осмотическое давление крови. Поскольку больной без сознания, у него отсутствует чувство жажды, и по мере вливания гипертонического раствора нарастает осмоти ческое давление крови. Поэтому часто пациенты погибали от гиперосмолярной комы, виной тому — неадекватная терапия.

Мы предложили вводить таким пациентам 5 % раствор глюко зы для поддержания осмоляльности плазмы крови на верхней границе нормы. Результаты оказались впечатляющими: удалось сократить время пребывания пациентов в клинике до 17 дней, летальность в городских больницах у этой категории пациентов снизилась в 2-3 раза. Конечно, речь не идет о стволовых пораже ниях. Но вы видите, насколько насколько необходимо постоян ное совершенствование подходов в практической медицины. А она, в свою очередь, каждый день предъявляет новые загадки.

Каковы сегодня наиболее актуальные вопросы физио логии водно-солевого обмена?

Проблема воды и ионов, проблема значения водно-соле вого обмена для реализации практически любой функции го ворит о том, что в каждом разделе медицины могут возникать нерешенные задачи. К таким областям относится космическая медицина и нефрология, лечение ночного энуреза у детей и глаукомы… Не счесть форм патологии и проблем физиологии, где требуются решение вопросов, касающихся участи почек и нормализации водно-солевого баланса. Выше был упомянут фе номен ночного энуреза у детей. Удивительна широкая распро страненность этой патологии: в некоторых странах ночным эну резом страдают до 28 % детей! Ясно, что это может быть сопря жено с массой проблем, начиная от нарушения сна и заканчивая психологическими последствиями. Причину видели в снижении ночью секреции вазопрессина, вследствие чего уменьшается реабсорбция воды. Исследования показали, что у части пациен тов ночью уменьшается и реабсорбция натрия, а вместе с ним выводится больше воды. На основе этих данных были разрабо таны схемы лечения, которые позволили значительно повысить эффективность терапии ночного энуреза у детей.

Становится все более очевидным, что достижения в области молекулярной генетики, молекулярной биологии позволяют понять механизмы физиологических функций, но, безусловно, физиологию не заменит ничто. Организм существует как целое, это огромная проблема обеспечения взаимодействия частей для адекватной реакции организма на его собственные вызо вы и внешние воздействия. Совсем недавно в исследованиях нашей лаборатории было показано значение в регуляции во дно-солевого обмена инкретинов и аутакоидов. Следователь но, кроме влияний нервной системы и гормонов эндокринных желез, важную роль играют физиологически активные веще ства иной природы. Какова физиологическая значимость этих явлений? Они говорят о существовании в организме человека и животных иных уровней регуляции, которые могут иметь значе ние для клинической медицины.

Та область науки, которой посвятила свои исследования и жизнь Нина Николаевна, дарит нам все новые открытия, в кли нику приходят благодаря этому новые способы диагностики и лечения. Год за годом удается все глубже познать организм человека, но открываются новые грани и очевидна необходи мость в познании функций живого классических наук, к числу которых принадлежит физиология.

УДК: 612. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О МЕХАНИЗМАХ РЕГУЛЯЦИИ ГОМЕОСТАЗА КАЛИЯ Айзман Р. И.

Новосибирский государственный педагогический университет, Россия, г.Новосибирск roman.aizman@mail.ru Рассматриваются все звенья внешнего и внутреннего контуров регуляции гомеостаза калия: поступление его в организм, всасы вание в желудочно-кишечном тракте, экскреция почками, а так же распределение в организме и депонирование в тканях. Особое внимание уделяется анализу механизмов регуляции транспорта катиона в указанных звеньях.

MODERN VIEWS ON MECHANISMS OF POTASSIUM HOMEOSTASIS REGULATION Aizman R. I.

Novosibirsk state pedagogical university, Russia, Novosibirsk All structures of external and internal contours of potassium homeostasis regulation are considered: its intake to an organism, absorption in a intestine, renal excretion, and also distribution in an organism and deposition in tissues. The special attention is given to the analysis of mechanisms of regulation of cation transport in the specified structures.

Калий — один из наиболее важных внутриклеточных кати онов, играющий важную роль в осуществлении многих функ ций клеток: росте и дифференцировке клеток, синтезе белков, регуляции активности различных ферментов, контроле кис лотно-щелочного равновесия и объема клеток, поддержании электрических свойств клеточных мембран и т.д. [6]. Поэтому сохранение гомеостаза калия является жизненно необходимым условием для нормального функционирования организма. Ги покалиемии приводят к мышечной слабости, парезам кишечни ка, метаболическому алкалозу, аритмии сердечной деятельно сти, а гиперкалиемии вызывают паралич вплоть до остановки сердца [8].

Гомеостаз калия включает в себя механизмы сохранения со держания катиона в организме, так называемый внешний кон тур, состоящий из поступления катиона в организм, всасывания его из пищеварительного тракта и экскреции с мочой и калом.

Кроме того, существует внутренний контур регуляции, включа ющий неравномерное распределение катиона между внутри- и внеклеточным пространством в отношении 98:2.

Поддержание концентрации калия в плазме в нормальных пределах — 3,8-4,8 ммоль / л — зависит как от внешнего, так и внутреннего контуров регуляции и является общепринятым по казателем, характеризующим калиевый гомеостаз.

1. Поступление калия В настоящее время нет строгих доказательств существова ния в организме гомеостатической регуляции приема калия в ответ на его изменение в плазме и тканевых калиевых депо.

Большинство данных указывает на отсутствие специфического калиевого аппетита при его дефиците в организме.

2. Всасывание калия в пищеварительном тракте В желудочно-кишечном тракте всасывается около 85 % от принятого с пищей калия. Установлено, что в тонком отделе ки шечника концентрация калия низкая (в пределах 6-15 ммоль / л), и он всасывается вместе с жидкостью. Мало сведений о пере носчиках калия в тонкой кишке. Показано наличие электро нейтрального оуабаин-независимого механизма абсорбции ка лия в этом сегменте, что может быть связано с Н+ / К+ обменом на люминальной поверхности [4].

Более подробно изучены механизмы транспорта калия в толстом кишечнике, который рассматривается как основной сегмент пищеварительной системы, ответственный за регу ляцию экскреции катиона с калом. В связи с тем, что большая часть жидкости абсорбируется в вышележащих отделах кишеч ной трубки, концентрация калия в дистальном отделе толстого кишечника достигает 90 ммоль / л. Транспорт калия в толстом кишечнике состоит из двух противоположных потоков — се креции и абсорбции [4-6] (рис.1). Секреция калия обеспечива ется Na+, К+-АТФазой и Na+, К+, 2С1 -транспортером, локализо ванными на базолатеральной мембране клеток дистального отдела толстого кишечника. Эти белки стимулируют перенос калия через базолатеральную мембрану в клетки, что приводит к повышению внутриклеточной концентрации катиона и по следующей его секреции через калиевые каналы в апикальной мембране. Абсорбция калия осуществляется с помощью калий зависимых АТФаз, локализованных в апикальной мембране кле ток дистального отдела толстого кишечника. В настоящее вре мя имеется ряд доказательств существования по крайней мере двух калий-абсорбирующих насосов — оуабаин-нечувствитель ной Н+, К+-АТФазы и оуабаин-чувствительной Na + -независимой К+-АТФазы [1, 5, 6]. До настоящего времени неизвестно, осущест вляются ли эти противоположные процессы в разных клетках и сегментах кишечника, или в одних и тех же структурах. Кроме трансцеллюлярного транспорта К+, перенос катиона может осу ществляться также по межклеточному пути. Однако полагают, что межклеточные контакты в эпителии толстого кишечника до статочно плотные и анион-селективные, поэтому в нормальных условиях вкладом этого транспорта в конечный результат — экскрецию катиона — можно пренебречь.

Соотношение активности базолатеральных и апикально расположенных насосов обеспечивает результирующий вектор транспорта калия, направленный на секрецию.

Известно, что различные физиологические и фармакологи ческие факторы могут влиять на секрецию и абсорбцию калия в толстом кишечнике. Секреция калия увеличивается при акти вации Na+, К+-АТФазы, Na+, К+, 2С1 -транспортера и / или повы шении апикальной К+-проводимости. Этот эффект индуцирует ся альдостероном, глюкокортикоидами, норадреналином, про стагландинами, высокой калиевой диетой [1, 3].

ся также по межклеточному пути. Однако полагают, что межклеточные контакты в эпителии толсто го кишечника достаточно плотные и анион-селективные, поэтому в нормальных условиях вкладом этого транспорта в конечный результат — экскрецию катиона — можно пренебречь.

Соотношение активности базолатеральных и апикально расположенных насосов обеспечивает результирующий вектор транспорта калия, направленный на секрецию.

А Б К+ Cl Ba+ К+ Na+ К+ Na+ К+ К+ H+ Рис.1. Модель транспорта К+ в дистальном отделе толстого Рис.1. Модель транспорта К+ в дистальном отделе толстого кишечника крыс.

кишечника крыс А — апикальная мембрана;

Б — базолатеральная мембрана А — апикальная мембрана;

Б — базолатеральная мембрана Известно, что различные физиологические и фармакологические факторы могут влиять на сек В последние годы было установлено, что описанные выше рецию и абсорбцию калия в толстом кишечнике. Секреция калия увеличивается при активации Na+, факторы стимулируют в клетках дистального отдела толстого К+-АТФазы, Na+, К+, 2С1 -транспортера и/или повышении апикальной К+-проводимости. Этот эф кишечника и собирательных трубках нефрона экспрессию но фект индуцируется альдостероном, глюкокортикоидами, норадреналином, простагландинами, вы вого трансмембранного белка, названного CIIIF (Corticosteroid сокой калиевой диетой [1, 3].

В Hormone Induce установлено, что описанные выше факторы стимулируют в клетках дис последние годы было Factor, или Channel Induce Factor) [3]. Сначала тального отдела толстого мысль, что этот белок трубках нефрона экспрессию нового была высказана кишечника и собирательных выполняет роль калиевых транс мембранного белка, названногоследствии было показано, что он или Channel Induce Fac каналов, однако впо CIIIF (Corticosteroid Hormone Induce Factor, локализо tor) [3]. Сначала была высказана мысль, что этот белок выполняет,роль калиевых каналов, однако ван в базолатеральной мембране и связан с Na+ К+-АТФазой. В на впоследствии было показано, что ондостаточное базолатеральнойдоказательств, с Na+, К+ стоящее время имеется локализован в количество мембране и связан АТФазой. В настоящее время имеется достаточное количество доказательств, что CIIIF повышает ак что CIIIF повышает активность насоса, и таким образом стимули тивность насоса, и таким образом стимулирует секрецию катиона в кишке и почках (табл.1).

рует секрецию катиона в кишке и почках (табл.1).

Таблица 1.

Естественно, что факторы, ингибирующие активность базо Активность Na+, К+-АТФазы в клетках дистального отдела толстого кишечника (ДОТК) и собира латеральных насосов и апикальных каналов, снижают секре тельных трубок нефрона (СТН) нормальных и CHlF-knockout мышей (собственные данные) цию калия. К таким факторам относятся: индометацин, оуабаин, низкая калиевая диета, Ва+-ионы в просвете кишечника.CHIF Менее Тип Показатели Единица изме- Нормаль- P известно о регуляции абсорбции калия. ные мыши что сомато Показано, knockout клетки рения статин-гормои, обнаруженный в желудочно-кишечном тракте, и нейропептид Y повышают всасывание воды и электролитов и подавляют секреторные процессы [6]. Этот эффект ассоции руется с ингибированием циклической АМФ-зависимого и Са+ зависимого К + -транспорта. Норадреналин и -адренергические агонисты стимулируют апикальную H +,К+-АТФазу, что повышает абсорбцию катиона [1].

Таблица Активность Na+, К+-АТФазы в клетках дистального отдела толстого кишечника (ДОТК) и собирательных трубок нефрона (СТН) нормальных и CHlF-knockout мышей (собственные данные) Тип Единица из- Нормаль- CHIF-noc -noc noc Показатели P клетки мерения ные мыши out нмоль / мин.

Захват86Rb мг белка 126,1±12,8 71,4±7,3 0, ДОТК Активность мкмоль 0,17±0,04 0,11±0,02 0, АТФазы Pi / мин. мг белка нмоль / мин.

Захват86Rb мг белка 89,2±8,7 28,5±2,9 0, СТН Активность мкмоль 0,33±0,07 0,19±0,04 0, АТФазы Pi / мин. мг белка 3. Экскреция калия Около 85-90 % от принятого калия экскретируется с мочой, а оставшиеся 10-15 % выводятся с калом. Изменения количества поступившего в организм К+ сопровождается адекватными пе рестройками экскреции катиона почками и желудочно-кишеч ным трактом, которые наступают в течение нескольких часов.

Почкам принадлежит ключевая роль в поддержании гомеоста за калия при изменении его содержания в организме. Однако при нарушениях почечных функций (почечная недостаточность со снижением скорости клубочковой фильтрации, канальцевый дефект секреции катиона и др.) происходит адаптивное увели чение экскреции катиона через желудочно-кишечный тракт [7].

Таким образом, между двумя основными калий-экскреторными органами имеется тесная взаимосвязь, обеспечивающая баланс катиона в организме.

Почечная экскреция калия имеет циркадный ритм у чело века, обезьян, крыс и других экспериментальных животных [7].

В нормальных условиях околосуточный ритм экскреции кати она почками характеризуется акрофазой в период активности организма (у людей — в дневное время суток, у крыс — в ноч ное время) и не зависит от приема пищи и воды, гормональной активности, концентрации калия в плазме, экскреции других ионов.

В настоящее время приняты две гипотезы, объясняющие гомеостатическую регуляцию почечной экскреции калия [7].

Согласно одной из них, гомеостаз калия поддерживается пери ферическими механизмами без участия центральной нервной системы: поступление калия в организм вызывает повышение концентрации катиона в плазме, что, в свою очередь, приво дит к прямому увеличению фильтрационной загрузки нефрона, и стимуляции инкреции альдостерона — гормона, повышаю щего секрецию калия в почках и толстой кишке. Ограничение калия в рационе, наоборот, приводит к уменьшению калийуре за. Вторая гипотеза постулирует, что в основе гомеостатической регуляции калия лежит рефлекторный механизм, афферентное звено которого представлено специфическими калийчувстви тельными рецепторами печени и / или портальной системы. В нормальных условиях при всасывании калия из пищеваритель ного тракта происходит повышение его концентрации только в системе воротной вены и печени. Это вызывает раздраже ние соответствующих рецепторов, информация от которых по блуждающим нервам поступает в центральную нервную систе му, вероятнее всего, гипоталамус, где предполагается наличие «калийрегулирующего центра». Эфферентный путь рефлекса представлен рядом гормональных факторов (АДГ, АКТГ, альдо стероном и, по-видимому, другими, еще не установленными), которые увеличивают экскрецию катиона почками [2].

В упрощенном виде механизм почечной экскреции калия может быть представлен как результат трех процессов: клубоч ковой фильтрации, канальцевой реабсорбции и канальцевой секреции. Ионы калия свободно проходят через капиллярную мембрану и гломерулярный фильтр в полость клубочка. Несмо тря на возможные вариации СКФ, которые вызывают пропор циональные изменения фильтрационного заряда К+, уровень его экскреции мало зависит от этого и определяется главным образом канальцевыми процессами. Однако, если СКФ очень низкая (менее 25 % от нормы), выведение катиона с мочой тоже снижается.

Примерно 50-70 % профильтровавшегося калия реабсорби руется в проксимальных извитых канальцах [6]. Большая часть проксимальной реабсорбции осуществляется путем диффузии (около 60 %), на долю активного транспорта и в виде солевого раствора (solvent drag effect) приходится примерно по 20 %. В этом отделе нефрона транспорт калия существенно зависит от переноса воды и натрия.

В петле Генле транспорт калия состоит из двух взаимно про тивоположиых потоков: активной реабсорбции в восходящем колене с помощью Na+, К+, 2С1 -котранспортера, и пассивного поступления в просвет нисходящего колена. Этот феномен ре циркуляции калия снижает поступление калия в дистальный сегмент нефрона до 10-15 % от фильтрационной загрузки.

Дистальный извитой каналец и особенно собирательная трубка являются главными участками регуляции почечной экскреции катиона. В собирательной трубке два вида клеток вовлечены в этот процесс. Главные клетки, которые особенно многочисленны в начальной части этого сегмента, способны се кретировать калий. Обкладочные клетки располагаются между главными в корковой и наружной мозговой части собиратель ных трубок. Они участвуют в реабсорбции катиона в обмен на ионы водорода или бикарбоната. Транспорт калия в этом сег менте нефрона осуществляется аналогичными механизмами, что и в дистальном отделе толстого кишечника.

Различные факторы, действующие со стороны люминальной или базолатеральной поверхности, могут влиять на транспорт К+ в этом сегменте нефрона [1, 7]. Высокая скорость тока жид кости и ее состав, а именно, концентрация натрия и анионов, особенно плохо реабсорбируемых, таких как SO4-, НPO4-, стиму лируют секрецию калия. Аналогичный эффект вызывается повы шением концентрации К+ в плазме, альдостероном, вазопресси ном, гиперволемией, метаболическим алкалозом, диуретиками (амилоридом).

Реабсорбция К+ в дистальном нефроне может также регули роваться. Дефицит калия или метаболический ацидоз вызывают ультраструктурные перестройки в обкладочных клетках: значи тельное увеличение поверхности апикальной мембраны, повы шение количества везикул в ней и уменьшение их в цитоплазме.

Эти морфологические данные являются косвенным подтверж дением увеличения количества апикально расположенных К+ транспортеров, быстрее всего, оуабаин-нечувcтвительной Н+, К+-АТФазы и оуабаин-чувствительной К+-АТФазы.

4. Депонирование и распределение калия в организме Примерно 98 % общего количества организменного калия расположено во внутриклеточном пространстве, из которого почти 80 % находится в мышцах в концентрации 150 ммоль / л.

Остальная часть внутриклеточного калия содержится, в основ ном, в печени, костях и эритроцитах.

Около 2 % всего организменного калия находится во вне клеточной жидкости в концентрации 3,5-5,0 ммоль / л. Основной биологический механизм, ответственный за неравномерное распределение калия между внутри- и внеклеточным секто рами, определяется соотношением между транспортом калия внутрь клеток (обеспечиваемым К+-АТФазами и Na+, K+, 2С -транспортерами) и пассивным выходом катиона через калие вые каналы [8].

Регуляция внутреннего баланса калия определяется спо собностью тканевых депо абсорбировать К+ из внеклеточного пространства или отдавать его при понижении концентрации катиона в плазме. Депонирование или отдача калия клетка ми зависит от трансмембранного градиента К+, активности К+ транспортеров, проводимости К+-каналов, внутри- и внеклеточ ного рН. Метаболический алкалоз, альдостерон, катехоламины (-агонисты), инсулин стимулируют депонирование калия в тканях, тогда как -агонисты, допамин, ацидоз и пониженная концентрация калия в плазме усиливают выход К+ из клеток. В настоящее время считается общепризнанным, что активность ионных транспортеров регулируется гормонами через каскад реакций фосфорилирование / дефосфорилирование.

Таким образом, совокупность изложенных механизмов обе спечивает в нормальных условиях калиевый гомеостаз.

Литература 1. Aizman R. I., Aizman O. R., Celsi G. p-adrenergic stimulation of K transport in rat distal colon // Acta Physiol. Scand.

+ 2. Aizman R. I., Fininshtein Ya. D., Terner A. Ya. Reflex mechanism of potassium homeostasis regulation // Nefrologia (Spain). 1985 V.5. № 2. Р.103-108.

3. Aizman  R. I., Garty  H., Lindzen  M., Fuzesi  M., Goldshleger  R., Asher C., Karlish S. A specific functional interaction between CHIF and Na,K-ATPase: role of FXYD proteins in the cellular regulation of the pump. Ann. N. Y. Acad. Sci., 2003, 986: p.395- 4. Binder H. J., Sandle G. I. Electrolyte absorption and secretion in the mammalian colon //Johnson  L. R., editor. Physiology of the gastrointestinal tract. N.-Y.: Raven Press, 1994. P.1389-1418.

5. Del Castillo J. R., Rajendran V. M., Binder H. J. Apical membrane localization of ouabain-sensitive K+-activated ATPase activities in rat distal colon // Am. J. Physiol. 1991. № 261. G.1005-G.1011.

6. Giebisch G., Wang W. Potassium transport: from clearance to channels and pumps // Kidney Int. 1996. № 49. P. 1624-1631.

7. Rabinowitz L., Aizman R. I. The central nervous system in po tassium homeostasis. Frontiers in Neuroendocrinology. N.-Y.: Raven Press, 1993. P. 1-26.

8. Wright F. S., Giebisch G. Regulation of potassium excretion // Seldin D. W., Giebisch G., editors. The idney. Physiology and patho physiology. N.-Y.: Raven Press, 1992. P.2209-2247.

УДК 616.61.001.6-615.9:615. ПРОФИЛАКТИЧЕСКОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ НАНОКОМПОЗИТНЫХ ЭНТЕРОСОРБЕНТОВ ПРИ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХНЕФРОПАТИЯХ, ВЫЗВАННЫХ СОЛЯМИ ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ Албегова Ж. К., Молдован Т. В., Беликова З. Ф., Албегова Н. Р., Гаглоева Э. М.

Северо-Осетинская государственная медицинская академия, Россия, г.Владикавказ E-mail: mira-med@yandex.ru На крысах линии Вистар изучалось влияние энтеросорбентов на ионо-водовыделительную функцию почек на фоне интоксикации солями цветных металлов. Показано, что введение солей цвет ных металлов (Ni, Mo, W) вызывает токсическую нефропатию.

Использование нанокомпозитных сорбента Ирлит и НУМС про филактирует эти изменения, что выражается в уменьшении по лиурии и экскреции катионов.

THE PREVENTIVE USE OF ENTEROSORBETNS AT EXPERIMENTAL NEPHROPATHY CAUSED BY NON-FERROUS METALS SAULTS Albegova Zh. K., Moldovan T. V., Belikova Z. F., Albegova N. R., Gagloeva I. M.

North Ossetian State Medical Academy, Russian Federation, Vladikavkaz Тhе preventive influence of enterosorbents on iono-water secretory function of kidneys against intoxication by salts of non-ferrous metals was studied on Vistar rats. It is shown that introduction of salts of non-ferrous metals (Ni, Mo, W) causes toxic nephropathy. Use of Irlit sorbent and the NCMS (nanocomposit carbon modified sorbent) renders a preventive effect of these changes which is expressed in poliuriya and excretion of cations reduction.

Здоровье человека во многом определяется состоянием окружающей среды. Ее вклад в формирование и сохранение здоровья населения составляет около 10-20 %. Экопатогенные факторы, особенно в сочетании с другими причинными аген тами, увеличивают риск развития хронических болезней (Реу това Н. В. 2007;

Рохас Риоха И. Е. 2009). Эффекты ксенобиотиков определяются, в первую очередь, классом токсичности веще ства, длительностью его действия.

Почки как главный экскреторный орган являются мишенью многих ксенобиотиков. Высокий уровень кровоснабжения и большая протяженность тубулярного аппарата обусловливают длительность контакта токсических веществ с почечным эндо телием, эпителием и клетками интерстиция.

Целью настоящего исследования было изучение эффектов профилактического использования нанокомпозитных сорбен тов на ионо-водовыделительную функцию почек у крыс при хронической интоксикации солями металлов.

Проблема загрязнения окружающей среды тяжелыми, цвет ными металлами, их токсическое действие на физиологические системы, отсутствие на современном этапе развития медици ны эффективных и вместе с тем простых и доступных способов профилактики и ускоренного выведения ксенобиотиков из ор ганизма сделала насущной необходимостью их создание и раз работку.

Известные детоксиканты, способные выводить тяжелые ме таллы из организма, могут вызывать различные побочные эф фекты, выводят из организма микроэлементы и жизненно важ ные ионы, что затрудняет их длительное применение.

Наше внимание привлекли цеолито-подобные глины, ме сторождения которых описаны В. Б.  Цогоевым, назвавшим эти глины Ирлитами. Считается абсолютно доказанным, что при по падании в пищеварительный тракт они адсорбируют тяжелые металлы, свободные радикалы, продукты распада и токсины внутренней среды (Brin V. B., Albegova N. R., Albegova Zh. K. 2002;

Цогоев В. Б., Качмазов К. Б., Бекузарова С. А. 1998;

Албегова Н. Р. и др. 2002;

Кокаев Р. И. 2004) Большие запасы и доступность Ирлитов, их ионообменные, сорбционные и молекулярно-ситовые свойства позволяют обо сновать целесообразность их изучение при использовании в качестве энтеросорбентов в условиях экспериментальных мо делей интоксикации, создаваемы введением в организм живот ных соединений металлов.

Другим сорбентом выбран разработанный в Институте Не органической химии им. А. В. Николаева СО РАН новый углерод ный нанокомпозитный модифицированный сорбент, который сейчас проходит испытания.

Материалы и методы Исследования проведены на крысах-самцах линии Вистар массой 200-300 граммов. Эксперименты выполнены в трех се риях с введением хлорида никеля (25 мг / кг), молибдата аммо ния (50 мг / кг), паравольфрамата аммония (50 мг / кг). В каждой серии опыты проведены в 6 группах животных:

1 группа — интактные животные;

2 группа — животные с вну трижелудочным введением ксенобиотика в течение месяца;

группа — животные с внутрижелудочным введением ксенобио тика в течение 2х месяцев;

4 группа — животные с внутрижелу дочным введением ксенобиотика в течение 1 месяца и интра гастральным введением Ирлита в виде 6% взеси количестве 2, массы тела через день;

5 группа — животные с внутрижелудоч ным введением ксенобиотика в течение 2-х месяцев и интрага стральным введением Ирлита 6% взвеси в количестве 2,5% мас сы тела через день;

6 группа — животные с внутрижелудочным введении ксенобиотика в течение месяца и интрагастральным введением НУМС в виде 6% взвеси в количестве 2,5 массы тела через день.

Гранулометрический анализ применяемых сорбентов на ла зерном дифракционном анализаторе «Analysette 22 Nano Tec» с использованием блока мокрого диспергирования в суспензиях — показал, что размеры 80,0 % частиц составляют менее 20 нм, т.е. относятся к нано частицам и способны in vitro более чем на 90,0 % извлекать металлы из растворов соответствующих кон центрациям металла, создаваемым в эксперименте.

Животные находились на стандартном пищевом рационе, питьевой режим свободный. У контрольных и опытных живот ных в условиях 6 часового спонтанного диуреза исследовали водовыделительную функцию почек, экскрецию элитролитов с мочой и содержание их в плазме крови через каждые две не дели эксперимента.

Содержание натрия, калия в плазме крови и моче определя ли методом пламенной фотометрии. Концентрацию креатинина в моче и плазме определяли спектрофотометрически с помо щью наборов «Креатнин» ООО «Агат-Мед» (г.Москва, Россия).

Результаты всех серий опытов обработаны статистически с применением t критерия студента. Различия считались до стоверными при р0,05. Корреляционный анализ проводился с расчетом коэффициента корреляции Пирсона. При рассмо трении значимости коэффициентов корреляции пользовались общепринятыми критериями: r0,3 — слабая связь, от 0,31 до 0,69 — средняя и от 0,7 до 0,99 — сильная степень связи.

Результат исследования Особенностью тяжелых металлов является их способность накапливаться в различных органах, вызывая их поражение.

Учитывая, что мы изучаем влияние всех исследуемых солей металлов на функции почек, поэтому считали целесообразным определить содержание этих металлов в них.

Проведенные исследования показали, что содержание ни келя в почках у интактных крыс было 0,118 ± 0,02 мкгг сухого веса. Введение никеля увеличило долю никеля в ткани почек через 2 месяца в 26 раз, молибдена в 31 раз по сравнению с фо ном (0,24 ± 0,218 мкгг сухого веса).

Совместное введение сорбентов и ксенобиотиков снижало содержание никеля в почке на 39,1 %, через один месяц и на 34,7 % при месячном введении НЦМС.

При совместном введении молибдата аммония и глины Ир лита в течение одного месяца содержание металл снизилось в 2 раза, а в конце второго месяца интоксикации на 42,6 %. Вве дение НУМС и молибдата аммония в течение месяца снижало уровень металла в ткани почек на 42,5 % Таким образом, профилактическое использование сорбен тов уменьшало накопление металлов в ткани почек, ограничи вая всасывание из ЖКТ и способствуя выведению из организма, что не могло не влиять на их функциональное состояние.

Рис.1. Влияние сорбентов НУМС — О — 3 — БМЦ и Ирлита-1 на основные процессы мочеобразования у крыс в условиях спонтанного диуреза при хронической интоксикации хлоридом никеля Изучение функциональной способности почек показало, что у животных с хронической никелевой интоксикацией про исходило достоверное увеличение объема 6 часового спонтан ного диуреза во все сроки экспериментов, при этом скорость клубочковой фильтрации (СКФ) имела тенденцию к снижению через 2 недели и месяц эксперимента. Прирост диуреза был об условлен снижением канальцевой реабсорбции (КР), а к концу второго месяца и ростом СКФ (рис.1).

Изучение ионовыделительной функции почек выявило уве личение экскреции натрия через 1-2 месяца эксперимента. Рост экскреции натрия был обусловлен снижением канальцевой ре абсорбции катиона (р0,05 и р0,01).

Экскреция кальция у животных на фоне интоксикации хло ридом никеля увеличивалась уже через 2 недели и была досто верно выше фона через 1 месяц (р0,001). Причиной усиления кальцийуреза было достоверное снижение канальцевой реаб сорбции катиона (р0,001). Фильтрационный заряд из-за гипо кальциемии, продолжал уменьшаться. Через 2 месяца экспери мента отмечено более существенное снижение канальцевой реабсорбции кальция на фоне менее выраженного снижения фильтрационного заряда, что способствовало кальцийурезу.

Экскреция калия была выше фоновых значений через 1 и месяца (р0,05 и р0,01). Рост экскреции калия в условиях ги перкалиемии был обусловлен увеличением фильтрационного заряда катиона.

У крыс при хронической молибденовой интоксикации про исходит увеличение 6 — часового спонтанного диуреза, несмо тря не некоторое снижение скорости клубочковой фильтрации через 1 и 2 месяца эксперимента. Полиурия была обусловлена уменьшением канальцевой реабсорбции воды (р0,01, р0,001, р0,001) (рис.1).

Изучение ионовыделительной функции почек при экспери ментальном молибденозе выявило через 1 месяц интоксикации увеличение экскреции натрия вследствие уменьшения каналь цевой реабсорбции катиона (р0,05). К концу эксперимента выведение натрия с мочой продолжало увеличиваться. При чиной натриуреза было снижение канальцевой реабсорбции (р0,001), при этом одновременно продолжал снижаться филь трационный заряд.

Экскреция калия повышалась во все сроки эксперимен та вследствие увеличения фильтрационного заряда катиона (р0,02). Экскреция кальция также увеличивалась во все сроки эксперимента. Увеличение выведения кальция было обуслов лено уменьшением его канальцевой реабсорбции.

Наши исследования показали, что при длительном введе нии паравольфрамата аммония у экспериментальных животных показатели основных процессов мочеобразования достоверно не менялись относительно интактного контроля на протяжении всего эксперимента. Выявлялась лишь тенденция к увеличению диуреза вследствие уменьшения относительной канальцевой реабсорбции воды.

Экскреция электролитов, основные показатели почечной обработки натрия, калия и кальция достоверно не менялись через 2 недели и 1 месяц эксперимента. Через 2 месяца наблю далось увеличение экскреции натрия вследствие уменьшения относительной канальцевой реабсорбции катиона.

Использование энтеросорбентов на фоне никелевой инток сикации способствовало меньшему приросту диуреза, что было следствием менее выраженного снижения канальцевой реаб сорбции воды (рис.1).

Проводился корреляционный анализ степени зависимости изменений показателей основных процессов мочеобразования при хронической интоксикации от влияния применяемых сор бентов с расчетом коэффициента корреляции Пирсона (r). Выяв лялась отрицательная линейная корреляционная связь между уровнем диуреза и канальцевой реабсорбцией воды у крыс с применением сорбентов Ирлита и НУМС на фоне никелевой интоксикации (r= –0,886 и r= — 0,774);

на фоне молибденовой интоксикации (r= — 0,752 и r= — 0,815).

Рис. 2. Зависимость изменения диуреза от уровня канальцевой реабсорбции воды на фоне профилактического введения нанопористого сорбента Ирлит при никелевой интоксикации Построенный график (рис.2) это доказывает линией тренда и коэффициентом детерминации. Изменения (восстановление) диуреза при введении сорбента Ирлит-1 у крыс при хрониче ской никелевой интоксикации (рис.1.) на 78 % определялись восстановлением канальцевой реабсорбции воды (коэффици ент детерминации = 0,785).

На фоне профилактического использования сорбентов про исходило восстановление измененных под влиянием хлорида никеля фильтрационного заряда и канальцевой реабсорбции натрия и кальция через 1 и 2 месяца эксперимента. Применение сорбента Ирлит препятствовало росту экскреции калия через месяц опыта.

Аналогичные результаты были получены и при профилак тическом использовании энтеросорбентов при хронической молибденовой интоксикации. На фоне введения глины Ирлит полиурия была достоверно ниже, чем у животных с интоксика цией. Экскреция натрия достоверно не отличалась от фона во все сроки эксперимента. Ирлит-1 являлся достаточно эффетив ным средством коррекции гиперкалиемии при хроническом воздействии нефротоксиканта, а также способствовал профи лактике изменений экскреции кальция, восстанавливая каналь цевую реабсорбцию катиона и уменьшая фильтрационную за грузку нефрон. Энторосорбция профилактировала изменения экскреции натрия через 2 месяца эксперимента.

Таким образом, изучение влияния энтеросорбентов на ио но-водовыделительную функцию почек на фоне хронической интоксикации солями цветных металлов выявило способность сорбентов снижать степень нарушения процессов мочеобразо вания в условиях спонтанного диуреза, показало положитель ное влияние глины Ирлит и НУМС на измененную почечную об работку электролитов. При этом профилактические эффекты у глины Ирлит более выражены.

Литература 1. Албегова Н. Р., Брин В. Б., Албегова Ж. К. Влияние глины ир лит-1 на почечные эффекты хлорида кобальта, его распределе ние в организме и экскрецию с мочой // Вестник МАНЭБ. Влади кавказ, 2002. Том 7, №2 (50). С. 61-67.

2. Кокаев Р. И. Влияние природного цеолита ирлита-1 на по чечные эффекты хронической интоксикации сульфатом кадмия // Тезисы докладов третьей научной конференции молодых уче ных СОГМА. Владикавказ, 2004. С.44-46.

3. Реутова Н. В. Анализ заболеваемости населения в районе расположения вольфрамомолибденового комбината // Гигиена и санитария. 2007. №4. С. 13-15.

4. Рохас Риоха И. Е. Влияние загрязнения окружающей среды никелем на живые организмы // Вестник Воронежского госу дарственного технического университета. 2009. Т. 5. № 4. С.

5. Цогоев  В. Б., Качмазов  К. Б., Бекузарова  С. А.  Ирлиты — природная кормовая добавка животным и птице для увеличе ния продуктивности и улучшения экологической обстановки // Вестник МАНЭБ. 1998. №10. С.60-61.

6. Brin V. B., Albegova  N. R., Albegova  Zh. K.  Effects of different cobalt chloride doses and introduction pathways on renal excretion in Wistar line rats. Influence of Irlit-1 Zeolite entero-sorbent // Ab stracts of Sixth International Nicel Conference. Murmans, 2002.

P.79.

УДК: 615.225.2:616.61+616.379-008.64+616.12-008. ВОЗМОЖНОСТИ КОРРЕКЦИИ НАРУШЕНИЯ ФУНКЦИИ ПОЧЕК У БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКОЙ СЕРДЕЧНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТЬЮ В СОЧЕТАНИИ С САХАРНЫМ ДИАБЕТОМ 2 ТИПА ИНГИБИТОРАМИ АНГИОТЕНЗИНПРЕВРАЩАЮЩЕГО ФЕРМЕНТА Астахова З. Т., Газзаева С. А., Тогузова З. А.

Северо-Осетинская государственная медицинская академия, г. Владикавказ Дисфункция почек у больных с хронической сердечной недоста точностью является предиктором неблагоприятного клиниче ского исхода. В настоящее время действие основных факторов прогрессирования почечной дисфункции, к которым большинство авторов относят артериальную гипертензию и протеинурию, напрямую связывают с повышением активности системной и ло кальной (почечной) ренин-ангиотензин-альдостероновой систе мы (РААС). Кроме того, увеличение количества больных с сахар ным диабетом увеличивает вероятность развития нефропатии.

Терапия, эффективно улучшающая функцию почек, способна за медлить прогрессирование хронической сердечной недостаточно сти и продлить жизнь пациентов. Фармакологическая ингибиция РААС с применением ингибитора ангиотензин-превращающего фермента (иАПФ) является патогенетически обусловленным ме ханизмом нефропротекции. Своевременное их назначение способ ствует сохранению функции почек у больных хронической сердеч ной недостаточностью.

CORRECTION OF THE POSSIBILITY OF VIOLATIONS OF THE KIDNEY PATIENTS WITH CHRONIC HEART FAILURE IN COMBINATION WITH DIABETES TYPE 2 ACE INHIBITORS Astahova Z. T., Gazzaeva S. A., Toguzova Z. A.

Renal dysfunction in patients with chronic heart failure is a predictor of unfavorable clinical outcome. Nowadays the action of the main factors of progression of renal dysfunction, which are arterial hypertension and proteinuria, is directly connected with rising activity of systemic and lo cal (renal) rennin-angiotensine-aldosterone system (RAAS). Besides, the increase in the number of patients with diabetes mellitus increases the risk of nephropathy. Therapy, which improves effectively the renal function, decelerate the progression of chronic heart failure and prolong patients’ lives. Pharmacological inhibition of RAAS with the use of an giotensine converting enzyme (ACE) inhibitors is caused by pathoge netic mechanism of nephroprotection. The well-timed prescription of ACE inhibitors promotes the preservation of renal function in patients with chronic heart failure.

Введение. В последние десятилетия хроническая сердеч ная недостаточность (ХСН) стала важнейшей эпидемиологиче ской и социальной проблемой как в России, так и во всем мире.

Главными причинами развития ХСН являются артериальная ги пертензия и или ишемическая болезнь сердца, а также сахар ный диабет 2 типа, который вместе с другими факторами опре деляет все возрастающее количество пациентов с ХСН (1,2). На прогноз и исход ХСН большое влияние оказывает функция по чек (3,4).

Пациенты с нарушением функции почек — это, в основном, пожилые лица с сахарным диабетом, артериальной гипертензи ей и длительно текущей хронической сердечной недостаточно стью (ХСН). Значимость почечной дисфункции как предиктора неблагоприятного прогноза так же велика, как и других из вестных факторов, включая значение фракции выброса левого желудочка и функциональный класс по NYHA. Хотя нарушение функции почек в большей степени предсказывает общую смерт ность, данный фактор играет важную роль и в смерти от про грессирующей сердечной недостаточности (4).

Считается, что при ХСН функция почек страдает из-за паде ния сердечного выброса. При этом многочисленными исследо вателями выделяются следующие основные патогенетические факторы, ведущие к поражению почек:

1. Активация системы ренин-ангиотензин-альдостерон (РААС).

2. Дисбаланс между системой NO и активными формами кис лорода.

3. Воспаление.

4. Гиперактивация симпатической нервной системы.

Следует отметить, что все они являются тесно взаимосвязан ными и приводят к параллельным изменениям в сердце и со судах почек, что в конечном итоге приводит к формированию кардиоренального синдрома (5) В современных клинических рекомендациях предпола гается использовать основные характеристики, отражающие функциональное состояние почек: определения креатинина сыворотки, уровень экскреции белка с мочой и скорость клу бочковой фильтрации (СКФ), которые являются независимым фактором риска развития сердечно-сосудистых заболеваний (6). С этой точки зрения понятно, что своевременная нефропро текция может способствовать торможению дисфункции почек с предотвращением развития в последующем хронической по чечной недостаточности.

Ингибиторы АПФ в настоящее время являются одним из наи более часто используемых классов препаратов в кардиологиче ской практике. Доказана их высокая антигипертензивная актив ность, необходимость применения у больных с ХСН, а также у пациентов с сахарным диабетом (СД) и нефропатией различной этиологии. В руководствах к препаратам группы иАПФ произво дители указывают на то, что эти лекарственные средства долж ны применяться с осторожностью у пациентов со сниженной функцией почек. К сожалению, нередко это служит поводом для полного отказа от этой группы препаратов у больных с дисфунк цией почек, что согласно данным современных исследований абсолютно неверно и может привести к ускорению темпов про грессирования ХПН и ухудшению прогноза больных (6).

ИАПФ, необходимый для лечения пациентов с кардиоре нальным синдромом, должен обладать высоким профилем эф фективности и безопасности. К числу таких препаратов заслу женно относится фозиноприл. Одно из положительных свойств фозиноприла — его высокая липофильность и двойной путь выведения (7). В отличие от каптоприла, эналаприла, лизино прила и периндоприла, которые выводятся из организма глав ным образом почками, у фозиноприлата два основных пути эли минации — почечная экскреция и выведение с желчью и калом.

При снижении функции почек увеличивается выведение фози ноприлата с желчью. (8) Цель исследования. Изучение нефро- и кардиопротектив ных свойств иАПФ фозиноприла у больных с ХСН II ФК в сочета нии с СД 2 типа.

Материалы и методы. В исследование было включено пациентов с установленным диагнозом ХСН II ФК в сочетании с сахарным диабетом 2 типа. Возраст больных колебался от до 73 лет. Мужчин было 14, а женщин 23 больных. Длительность хронической сердечной недостаточности в среднем составила 7 лет. Сахарным диабетом больные страдали в течение 5,5 лет.

Критериями исключения пациентов явились наличие мочека менной болезни, болезни почек, декомпенсированный сахар ный диабет. До момента рандомизации всем больным прово дились клинические и лабораторно-инструментальные иссле дования, оценивались биохимические показатели крови, про водился расчет скорости клубочковой фильтрации по Кокроф ту-Гаулту и МDRD, определялся креатинин сыворотки и уровень микроальбуминурии, выполнялась эхокардиография. Все паци енты в качестве базисной терапии получали ингибиторы АПФ.

После проведения стандартного обследования пациенты были разделены на две группы. Первая группа больных в количестве 18 человек принимала иАПФ фозиноприл в дозе 10-20 мг в сут ки. Вторая группа пациентов (16 человек) — эналаприл в дозе 5-20 мг в сутки. Контрольное обследование пациентов прово дилось через 5 месяцев наблюдения и лечения.

Статистическую обработку данных проводили с помощью программ STATISTICA 6,0. Рассчитывали средние величины (М), их стандартные ошибки (m), стандартные отклонения (SD) и до m), ), SD) ) верительный 95 % интервал. Достоверность различий оценива ли по t-критерию Стьюдента.

Результаты и обсуждение.

На фоне лечения через 5 месяцев у большинства больных (89 %) были достигнуты целевые уровни артериального давле ния 130 85 мм.рт.ст. Строгий контроль АД, по данным много численных исследований, является одним из основных тера певтических подходов для замедления прогрессирования хро нических заболеваний почек и уменьшения смертности особен но у пациентов с сахарным диабетом.

Проведенный анализ изменений данных эхокардиограммы выявил достоверную положительную динамику основных па раметров, отражающих ремоделирование левого желудочка.

Так, в первой группе пациентов, принимавших фозиноприл от метилось снижение толщины задней стенки левого желудочка (ТЗСтЛЖ) с 1,26±0,5 до 1,12±0,11см (р=0,01) и толщины межже лудочковой перегородки (ТМЖП) с 1,25±0,08 до 1,11±0,09 см (р=0,01). Во второй группе пациентов также отмечалось улуч шений данных показателей: ТЗСтЛЖ с 1,25 ±0,06 до 1,15±0,06см (р=0,01), ТМЖП с 1,22±0,06 до 1,16±0,05см (р=0,01). Основной показатель систолической функции миокарда — фракция вы броса — в обеих группах имел стойкую достоверную тенден цию к увеличению. Остальные эхокардиографические показа тели не имели достоверных различий.

Исходно у обследуемых больных не отмечалось повышение уровня креатинина сыворотки, в первой группе он составил в среднем 113мкмольл, во второй –109 мкмольл. Ни в одной из групп на фоне лечения не отмечалось статистически значимого увеличения уровня креатинина сыворотки, что свидетельству ет о безопасности проводимой терапии. К тому же необходимо помнить о влиянии многих факторов на концентрацию креати нина сыворотки (потребление мяса, ожирение, развитая муску латура и т.д.).

Наиболее точным показателем, отражающим функциональ ное состояние почек, является СКФ. В последние годы все чаще применяют расчетные методы оценки СКФ, которые учитывают различные влияния на продукцию креатинина. Формулы Ко крофта-Гаулта и MDRD позволяют выявить незначительные на рушения функции почек даже при нормальной уровне креати нина.

В первой группе больных, принимавших фозиноприл, уровень СКФ по Кокрофту-Галту до начала терапии составил 113,99± 21,46 млмин, через 5 месяцев проводимой терапии динамика показателя не была столь существенной и составила 113,19±18,05 млмин. Во второй группе больных, до терапии СКФ была 112,82 ±19,37млмин, контрольное исследование выявило незначительное снижение показателя –109,17± 12,05 мл мин.

СКФ, рассчитанная по формуле MDRD исходно в первой груп пе составила 80,76±14,39 мл / мин / 1,73 м2, на фоне терапии отме чалась тенденция к её увеличению до 81,17±14,77мл / мин / 1,73м2.

У больных, принимавших эналаприл, до лечения СКФ по MDRD 86,48±12,08 мл / мин / 1,73м2, через 5 месяцев терапии 81,87±11, мл / мин / 1,73м2. Все обсуждаемые показатели статистически не различались.

Многие авторы связывают положительное влияние иАПФ на функцию почек посредством уменьшения экскреции альбу мина с мочой. Распространенность альбуминурии варьирует в зависимости от многих причин. У пациентов с сахарным диа бетом частота альбуминурии выше, что является серьезным предиктором сердечно-сосудистой смертности (9). В нашем ис следовании исходный уровень микроальбуминурии в первой группе больных составил 53,07±14,16мг / л, во второй группе — 554,89±12,37мг / л. Проводимая терапия выявила достоверное улучшение показателей, более выраженное у пациентов при нимавших фозиноприл. В первой группе отмечалось снижения микроальбуминурии до 22,19±8,19 мг / л (р меньше 0,01), во вто рой до 32,29±8,71 мг / л (р меньше 0,01), Помимо динамики показателей креатинина, СКФ и микро альбу-минурии, у пациентов определялся уровень калия. Сле дует отметить, что прием иАПФ не приводил к увеличению тем пов роста гиперкалиемии.

Применение ИАПФ не приводило к изменениям углеводно го профиля в виду метаболической нейтральности препаратов.

Заключение. В настоящее время зарубежные и отечествен ные специалисты сходятся во мнении, что блокада РААС с при менением иАПФ является одним из основных доступных меха низмов нефропротекции (9,10). По современным представле ниям основным фактором, определяющим ренопротективный эффект иАПФ, является не степень исходной почечной дисфунк ции, а длительность их применения.

Однако, не все иАПФ обладают одинаковой эффективно стью и безопасностью. В нашей работе применение фозинопри ла оказало более выраженное действие на показатели функци онального состояния почек в сравнении с эналаприлом. При ем фозиноприла у пациентов, относящихся к группе высокого риска позволяет предотвратить развитие кардиоренальнонго синдрома.

Литература 1.  Мареев  В. Ю., Даниелян  М. О., Беленков  Ю. Н.  От имени рабочей группы исследования ЭПОХА-О-ХСН. Сравнитель ная характеристика больных с ХСН в зависимости от величи ны ФВ по результатам Российского многоцентрового иссле дования ЭПОХА-О-ХСН. Журнал Сердечная недостаточность.

2006;

7.164-171.

2.  Агеев  Ф. Т., Даниелян  М. О., Мареев  В. Ю., Белен ков Ю. Н. Больные с хронической сердечной недостаточностью в российской амбулаторной практике: особенности контин гента, диагностики и лечения. (по материалам исследования ЭПРХА-О-ХСН. Журнал Сердечная недостаточность 2004;

5.4-7.

3. Dries DL, Exner DV, Domansi MJ et al.The prognostic implications of renal insufficiency in asymptomatic and symptomatic patients with left ventricular systolic dysfunction. J Am Coll Cardiol 2000;

35: 681-9.

4. Mahan NG, Blacstone EH, Francis GS et al. The prognostic value of estimated creatinine clearance alongside functional capacity in patients with chronic congestive heart failure. J Am Coll Cardiol 2002;

40: 1106-13.

5. Строжаков Г. И., Томилина Н. А. Гендлин Г. Е. и др. Примене Строжаков Г..,  Г.

Г.

.  Н.. Гендлин Г..

Н. Гендлин Г.

.  Г.

Г.

..

ние иАПФ у больных с хроническими заболеваниями почек — не можно, а нужно. Журнал Сердечная недостаточность 2006;

5.

253-257.

6. Национальные клинические рекомендации М. 2010 г.


7. Жиров И. В., Терещенко С. Н. Место ингибиторов АПФ в ле чении кардиоренального синдрома. Эффективная фармакоте рапия. 2011;

3.48-52.

8. Ding P. Y., Chu K. M., Hu O. Y. et al. Fosinopril: pharmacoinetics and pharmacodynamics in Chinese subjects // J.  Clin. Pharmacol ogy. — 1999. — Vol. 39. — P. 155-160.

9.  Е. В.  Резник, Г. Е.  Гендлин, Г. И.  Сторожаков. Дисфункция почки у больных хронической сердечной недостаточностью:

патогенез, диагностика, лечение. Журнал сердечная недоста точность. том6,36,2005, с. 245- 10. Кутырина  И. М.  Применение ингибиторов ангиотензин превращающего фермента при первичных поражениях почек и диабетической нефропатии. Consilium medicum.2002;

4 (7) 331-333.

УДК: 612.61: 612. ОСОБЕННОСТИ ТЕЧЕНИЯ ПОЧЕЧНЫХ ФУНКЦИЙ У СПИНАЛЬНЫХ ЖИВОТНЫХ Ахмедханова А. А., Билалова Р. Р., Нурмагомедова Х. А.

Дагестанская государственная медицинская академия, Россия, г. Махачкала E-mail: dgma@iwt.ru Резюме. В хроническом эксперименте у собак (n = 14) и крыс (n = 39) с полной поперечной перерезкой спинного мозга (ПППСМ) — уровень Т7–8 — выявлены фазные изменения парциальных по чечных функций. Низкий уровень диуреза в первые минуты, часы и дни у спинальных животных был обусловлен гемодинамическими сдвигами в почках, о чем свидетельствует уменьшение (р 0,001) скорости клубочковой фильтрации (СКФ) и эффективного почеч ного плазмотока (ЭПП). В более поздние сроки отмечена ста дийная динамика нарушений функций почек: периоды олигурии сменялись полиурией или нормализацией уровня диуреза. В фазы олигурии мочеотделение оставалось низким за счет усиления (р 0,001) канальцевой реабсорбции воды, но сохранялась способ ность почек выводить мочу с высоким содержанием в ней натрия и калия. Отсутствие реакции почек на водную нагрузку в фазы олигурии создавало условия для развития отеков. Высказано предположение, что у собак и крыс в динамике после ПППСМ про исходит своеобразная перестройка компенсаторных механизмов функций почек. Полученные данные подчеркивают необходимость физиологического обоснования для коррекции деятельности по чек и водно-солевого обмена (ВСО) в различные периоды после перерыва СМ у больных.

PECULIARITIES OF RENAL FUNCTIONS IN SPINAL ANIMALS Akhmedhanova A. A., Bilalova R. R., Nurmagomedova H. A.

Summary. In chronic experiment in dogs (n = 14) and rats (n = 39) with full gross cutting of spinal cord (FCCSC) — level T7–8 different phase changes of partial renal functions are revealed. Low level of diure sis at the first minutes, hours and days in spinal animals was conditioned by hemodynamic movements in kidneys, it was caused by hemodynamic changes in kidneys that proved by decreasing (p 0,001) glomerular filtration rate and effective renal plasma flow. At later period stage dy namics of renal functions disorders: periods of oliguria changed by poli uria and normal level of diuresis at the phase of oliguria detached urine was low because of intensification (p 0,001) canaliculated water re absorption, but kept kidney capacity to urinate with high content of po tassium and sodium. Lack of renal reaction on water burden at the phase of oliguria created conditions for development of edema. We supposed that in dogs and rats in dynamics after full cross cutting of FCCSC occurs definite reconstruction of compensatory mechanisms of renal functions.

Receipt data underlines the necessity of physical basis in correction renal function and water-saline metabolism in different periods after full cut ting of spinal cord in patients.

Травматическое повреждение спинного мозга (СМ) являет ся одним из актуальных вопросов современной медицины. Вы сокая частота позвоночно-спинальной травмы сочетается со сложностью патогенеза, возникающих осложнений и недоста точной эффективностью методов лечения. Практически полная инвалидность больного и огромные затраты на лечение и реа билитацию выводят эту проблему за рамки чисто медицинских аспектов [1]. Непременным компонентом повреждения СМ яв ляется развитие тяжелых нарушений функций тазовых органов, включая почки [2]. Неблагоприятный прогноз, рост травматиз ма ЦНС, в особенности СМ, и нередко с его полным перерывом [3] вызывает необходимость работать на экспериментальных моделях травмы СМ с его полной поперечной перерезкой. Вы сокая смертность, связанная с урологическими осложнениями, достигала ранее 78,3 %. Благодаря достижениям фармакологии и нейрохирургии в последние годы значительно увеличилась продолжительность жизни спинальных больных и изменилось качество их жизни [2,4]. Однако изменения в системе мочевы ведения настолько серьезны, что делает проведение полноцен ной реабилитации спинальных больных почти невозможной.

Тяжесть течения посттравматической болезни СМ усугубляет ся трофическими расстройствами во всех денервированных тканях и органах. Имеющиеся в литературе многочисленные клинические наблюдения охватывают, в основном, ближайший посттравматический период. Поэтому многие стороны меха низмов нарушения мочевыведения у спинальных больных оста ются невыясненными.

Целью исследования было изучение в хроническом экспе рименте у животных парциальных почечных функций в различ ные сроки после ПППСМ на уровне Т7–8.

Материал и методики. Под наблюдением находилось собак и 39 крыс. Основные процессы мочеобразования изучали (собаки — 11, крысы — 23) после предварительной операции наложения фистул на желудок и мочевой пузырь. Суточный ди урез определяли у крыс (n = 23) в специальных обменных клет n ках. СКФ определяли по клиренсу инулина, который считается эталонным маркером для исследования СКФ [5]. ЭПП и секреторную спо собность канальцев определяли с помощью ПАГ (Тм ПАГ). Про цент канальцевой реабсорбции воды, клиренс электролитов (натрия и калия), фильтрационную фракцию (ФФ) рассчитывали по формулам. У 16 крыс изучали состояние свободнорадикаль ного окисления липидов в гомогенатах почечной ткани до и в различные сроки после ПППСМ — по содержанию малонового диальдегида (МДА) [6]. Все животные содержались на одинако вом водном и пищевом режимах, ежедневно взвешивались.

Результаты исследования. Длительное наблюдение за спинальными крысами было затруднено: большинство из них погибало в ближайшие 10-15 дней после ПППСМ. На фоне об щего истощения у спинальных животных наблюдались отеки, особенно в области парализованных конечностей. Урологиче ские осложнения ухудшали состояние спинальных крыс. Уже в день ПППСМ резко (до 1,5-2,0 мл) снизился уровень суточного диуреза;

у двух была выявлена анурия при переполненном мо чевом пузыре. Лишь на 5-6-е сутки объем суточного диуреза восстанавливался до исходной величины (7,0±1,2 мл), а на 8-9-е и, далее, на 12-15-е сутки отмечалась полиурия. В динамике по сле спинальной травмы у крыс наблюдалась тенденция к общей дегидратации организма, когда на фоне периодически развива ющихся отеков на парализованных задних лапках, увеличивал ся вес тела животного. В эти периоды парциальные почечные функции не были подвержены регуляции (табл.1), ибо 3 %-ная водная нагрузка (вода, из расчета 3 мл на 100 г массы тела, вво дилась крысам через желудочную фистулу) легко вызывала за держку воды в тканях.

Подобные явления имели место и у спинальных собак, у которых степень выраженности отеков зависела от фазы пост травматического периода. Результаты наблюдения за клиниче ским состоянием спинальных собак показали разнообразную картину, но, в целом, она укладывалась в ту, которая отражена в литературе и в диссертациях от нашей кафедры. У собак в пер вые минуты после ПППСМ мы выявили резкое снижение СКФ и ЭПП (р 0,02). Спустя 1-2 часа после травмы СКФ и ЭПП вос станавливались до исходного уровня. Реабсорбция воды в ка нальцах увеличилась до 97,2±0,4 %, что значительно снижало (р 0,001) объем диуреза.

На вторые сутки находили повторное снижение фильтрации и плазмотока. А в более поздние сроки после ПППСМ обнаружи лись фазные изменения показателей почечной гемодинамики, в большинстве случаев — асинхронные с величинами диуреза;

ФФ не изменялась. Фазы олигурии (табл. 2), сопровождавшиеся стойким увеличением канальцевой реабсорбции воды, сменя лись в различные периоды после травмы полиурией, нормали зацией диуреза, вновь олигурией и т.д. Следует отметить, что Тм ПАГ в фазы олигурии снижалась более, чем в 4-5 раз. Одновре менно увеличивался приток крови к функционирующей ткани нефрона (с 8,6±0,4 до 30,9±2,7 мл / мин / м), что можно рассма тривать как своеобразную перестройку компенсаторных меха низмов для восполнения сниженной секреторной способности канальцев.

Если водно-солевая нагрузка (внутривенное капельное вве дение 0,85 % раствора хлорида натрия) у интактных животных была физиологически адекватна и давала высокий диурез, то у спинальных собак реакция почек на водную и водно-солевую нагрузки носила также фазный характер. При этом выявлялись значительные изменения экскреции электролитов. Так, в фазы олигурии калий выводился более интенсивно, чем натрий. Од нако содержание натрия в плазме крови оставалось в пределах нормы даже в фазы резкого снижения диуреза.

Таблица Диурез и основные процессы мочеобразования у интактных и спинальных крыс После спинальной травмы До Изучаемый спинальной в первые через 60 на вторые процесс травмы 15-30 минут минут сутки 1,61±0,26 0,80±0,15 0,59±0,15 1,89±0, Диурез n = 23 n = 23 n = 23 n = в мл / мин / м - p 0,001 p 0,001 p 0, СКФ в 38,2±4,6 24,3±3,5 32,0±6,0 27,4±4, мл / мин / м - p 0,01 p 0,2 p 0, Канальцевая 93,7±1,6 95,8±0,6 97,9±0,4 92,5±1, реабсорбция - p 0,2 p 0,001 p 0, воды в % 53,1±8,2 28,9±7,3 39,5±14,0 32,4±11, ЭПП в n = 17 n = 17 n =17 n = мл / мин / м - p 0,02 p 0,2 p 0, Фазные сдвиги в показателях основных процессов мочео бразования у животных в динамике после ПППСМ соотносятся с данными литературы [7] — с особыми фазными изменениями в состоянии центров. Авторы считают, что в основе наступления периодов угнетения и активации центров изолированного пе ререзкой СМ лежат метаболические процессы, интенсивность которых может изменяться под воздействием продуктов распа да поврежденных структур нервной ткани.

В отдельной серии опытов нами обнаружено увеличение продуктов липопероксидации (по содержанию МДА) в гомо генатах почечной ткани у крыс с ПППСМ (n = 16), параллельно срокам перерезки (1,02±0,06 мг / г ткани в контроле и 1,85±0, мг / г на 12-е сутки по травмы). В условиях полного перерыва СМ эти нарушения не могли подвергнуться достаточной коррек ции со стороны надсегментарных отделов ЦНС, хотя на какое-то время брали перевес, когда и наступали фазы нормализации почечных функций.

Таблица Основные процессы мочеобразования до и после водной нагрузки у интактных собак и в периоды олигурии у спинальных собак Изучае Время после нагрузки в минутах:

До водной мый про- Животные нагрузки цесс 30 60 интакт 0,59±0,19 0,72±0,24 3,88±0,42 2,70±0, Диурез в спинал 0,40±0,06 0,57±0,08 0,74±0,13 0,76±0, мл / мин / м р 0,2 0,001 0,001 0, интакт 66,6±6,7 86,8±7,6 69,0±4,3 64,1±4, СКФ в спинал 39,9±3,7 40,0±4,7 52,0±5,8 44,0±2, мл / мин / м р 0,01 0,001 0,025 0, Канальц.

интакт 99,2±0,1 96,0±0,8 93,8±0,8 96,0±0, реабсорб.

спинал 98,9±0,2 98,4±0,3 98,2±0,5 97,7±0, воды р 0,2 0,01 0,001 0, в% Заключение. Полученные данные дают возможность пред положить, что у животных в динамике после ПППСМ происхо дит своеобразная перестройка компенсаторных механизмов функций почек. Спинальные центры регуляции деятельности почек «отключены» от нисходящих влияний ЦНС, а центры ре гуляции ВСО находятся в условиях дезинформации о состоянии периферических рефлекторных звеньев, что приводит к рас согласованию в работе этих систем и требований организма в поддержании гомеостазиса воды и электролитов. Результаты исследования подчеркивают необходимость физиологического обоснования при попытке коррекции деятельности почек и ВСО в посттравматическом периоде. Накопление продуктов свобод норадикального окисления в тканях почек может быть обосно ванием к применению антиоксидантной терапии у спинальных больных. Дальнейшие исследования должны быть направлены, в том числе, и на поиск средств, которые могли бы остановить деструктивный каскад вторичных спинальных повреждений.

Литература 1. Георгиева С. А., Бабиченко И. Е., Пучиньян Д. М. Гомеостаз, травматическая болезнь головного и спинного мозга. — Сара тов, 1993.

2. Лопаткин Н. А., Салюков Р. В. Расстройства мочеиспускания у пациентов, перенесших позвоночно-спинномозговую травму // Урология. 2010. №3. С. 54-61.

3. Ramer  L. M., Ramer  M. S., Steeves  J. D.  Setting the stage for functional repair of spinal cord injuries: a cast of thousands. // Spinal Cord. 2005. 43, № 1. Р. 134-161.

4. Шевелев И. Н., Басков А. В., Яриков Д. Е., Борщенко И. А. Вос становление функции спинного мозга: современные возможно сти и перспективы исследования // Вопросы нейрохирургии. — 2000. №3. С. 35-39.

5. Новикова М. С., Кутырина И. М., Шилов Е. М. Современные методы определения скорости клубочковой фильтрации у лиц с нормальной и избыточной массой тела // Терапевтический ар хив. 2010. №3. С. 67-71.

6. Владимиров Ю. А. Физиологическая роль свободных ради калов. Руководство к экспериментальным работам. М.: «ГЕОТАР МЕДИА», 2011. С. 240-261.

7. Подачин В. Н., Мусалов Г. Г., Незлина Н. И. Структурно-функ циональные основы компенсации функций при травме спинно го мозга. М., 1983.

УДК: 615.9:612. ИЗМЕНЕНИЯ СОДЕРЖАНИЯ КАЛЬЦИЯ И СВИНЦА В БЕДРЕННЫХ КОСТЯХ КРЫС С ХРОНИЧЕСКОЙ СВИНЦОВОЙ ИНТОКСИКАЦИЕЙ В УСЛОВИЯХ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ГИПО И ГИПЕРКАЛЬЦИЕМИИ Ахполова В. О., Брин В. Б.

Северо-Осетинская государственная медицинская академия, Россия, г. Владикавказ E-mail: tshabria@ya.ru Исследовалось содержание кальция и свинца в костной ткани крыс с хронической свинцовой интоксикацией, как изолированно, так и в сочетании с гипо- и гиперкальциемией. Показано, что при внутрижелудочном введении металла наиболее выраженные изменения состава костной ткани имели место в сочетанных с инъекциями кальцитонина и гипервитаминозом D моделях, а при подкожном введении ксенобиотика — у паратиреоидэктомиро ванных крыс.

CHANGES OF CALCIUM AND LEAD CONTENT IN THE FEMUR OF RATS WITH CHRONIC LEAD INTOXICATION IN THE CONDITIONS OF EXPERIMENTAL HYPO- AND HYPERCALCEMIA Ahpolova V. O., Brin V. B.

North Ossetian State Medical Academy, Vladikavkaz The content of calcium and lead in bone tissue of rats with chronic lead intoxication, both isolated and in combination with hypo-and hyper calcemia was studied. It is shown that the intragastric administration of the metal combined with injections of calcitonin and hypervitaminosis D produces the most pronounced changes in the composition of bone, as well as subcutaneous injections of lead to rats with parathyroidectomy.

Введение.

Хроническая свинцовая интоксикация — тяжелое заболева ние, поражающие различные органы и системы [4]. Многочис ленные литературные данные указывают на взаимосвязи между обменом кальция и токсикокинетикой свинца в организме че ловека и животных. Так, например, на уровне желудочно-кишеч ного тракта всасывание металла усиливается в условиях дефи цита кальция [1]. Свинец же, поступая в организм, способствует повышенной экскреции кальция с мочой [2]. Костная ткань, как основное депо кальция, в условиях хронической свинцовой интоксикации может подвергаться деминерализации и резорб ции. Сдвиги в кальциевом гомеостазисе также влияют на состав кости, и, вероятно, способны изменять накопление в ней свинца [3]. Это мы и попытались выяснить в данном исследовании.

Целью работы было изучение содержания кальция и свин ца в бедренных костях крыс с экспериментальной гипо- и гипер кальциемией в условиях хронической свинцовой интоксикации.

Материал и методы исследования.

Работа выполнена на крысах — самцах линии Вистар, мас сой 200-300 грамм. Эксперименты проводились в 16 группах животных (по 10 крыс в каждой): 1) интактные животные;

2) лож нооперированные животные;

3) паратиреоидэктомированные животные;

4) животные с подкожным введением кальцитони на;

5) животные с экспериментальным гипервитаминозом D;

6) животные с интрагастральным введением раствора хлорида кальция;

7) животные с внутрижелудочным введением ацетата свинца;

8) ложнооперированные животные с внутрижелудоч ным введением ацетата свинца;

9) паратиреоидэктомирован ные животные с внутрижелудочным введением ацетата свинца;

10) животные с интрагастральным поступлением ацетата свин ца на фоне подкожного введения кальцитонина;

11) животные с интрагастральным поступлением ацетата свинца на фоне экспе риментального гипервитаминоза D;

12) животные с подкожным введением ацетата свинца;

13) ложнооперированные животные с подкожным введением ацетата свинца;

14) паратиреоидэкто мированные животные с подкожным введением ацетата свин ца;

15) животные с подкожным введением ацетата свинца на фоне экспериментального гипервитаминоза D;

16) животные с подкожным введением ацетата свинца на фоне интрагастраль ного поступления 10 % раствора хлорида кальция.

Модель экспериментального гипопаратиреоза получали удалением у крыс паращитовидных желез. Через 1,5 месяца после паратиреоидэктомии исследовался уровень кальция в крови и отбирались животные с наиболее выраженной гипо кальциемией для дальнейших экспериментов. Контрольной группой служили ложнооперированные крысы, с аналогичным объемом оперативного вмешательства за исключением выжи гания паращитовидных желез. Другая модель гипокальциемии создавалась путем ежедневного подкожного введения пре парата «Миакальцик» — синтетического кальцитонина лосося в дозировке 0,6 МЕ / 100 г веса животного в течение 20 дней.

Экспериментальный гипервитаминоз D получали ежедневным введением препарата «Аквадетрим» через атравматичный зонд в желудок в дозировке 3000 МЕ / 100 г массы тела животного в течение 30 дней. Еще одна модель гиперкальциемии воспроиз водилась ежедневным внутрижелудочным введением 10 % рас твора хлорида кальция в количестве 0,15 мл на 100 г массы кры сы в течение 20 дней. Ацетат свинца вводили интрагастрально и подкожно в дозировке 40 мг / кг массы тела животного. Живот ные в течение эксперимента находились на стандартном пище вом рационе со свободным доступом к воде и пище. Световой режим — естественный.

Перед определением элементов в костной ткани проводи лась минерализация проб по ГОСТ 26929 и приготовление испы туемого раствора по ГОСТ 30178-96. Кальций определяли после предварительного разведения с помощью спектрофотометра (PV 1251C), свинец — на атомно-абсорбционном спектрофото PV C), ), метре («Квант- АФА»). Цифровые данные обработаны параме трическим методом вариационной статистики с применением критерия «t» Стьюдента.

Результаты и их обсуждение Исследование содержания кальция и свинца в костной тка ни интактных животных позволило установить контрольный уровень, принятый нами за 100 %. Он составил 246,1 ± 6,7 г / кг и 18,6 ± 1,7 мг / кг сухого веса трубчатой кости, соответственно.

Значения ложнооперированных животных практически не отличались от фоновых показателей (97 % Са, 108 % Рв). У пара тиреоидэктомированных крыс содержание кальция в костях снижалось (82 % Са), свинца — недостоверно возрастало (119 % Рв). Инъекции кальцитонина увеличивали кальцификацию кост ной ткани (110 % Са), содержание свинца осталось в пределах значений интактных крыс (104 % Рв). Гипервитаминоз D и вну трижелудочное введение хлорида кальция так же повышали концентрацию кальция в костном матриксе (109 % и 108 % Са).

Содержание свинца в бедренных костях крыс обеих групп до стоверно не отличалось от фоновых значений (95 % и 88 %Рв).



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.