авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Институт управления социальными процессами

Институт демографии

Трудовая миграция:

тенденции, политика,

статистика

Материалы чтений

памяти

Е.В. Тюрюкановой

12 июля 2012 года

Москва

МАКС Пресс

2012

Институт управления социальными процессами

Институт демографии

Трудовая миграция:

тенденции, политика,

статистика

Материалы чтений памяти Е.В. Тюрюкановой 12 июля 2012 года Под редакцией О.С. Чудиновских, Е.В. Донец Москва – 2012 УДК 314 ББК 60.7 Т** Издано при содействии Субрегионального Офиса ООН Женщины для стран Восточной Европы и Центральной Азии в рамках Региональной Программы по миграции в Центральной Азии и России, реализуемой совместно МОМ, ООН Женщины и ВБ при финансовой поддержке Правительства Великобритании Авторы выражают особую благодарность Наргис Азизовой и Галине Калинаевой (ООН Женщины) за поддержку и помощь в публикации материалов конференции Трудовая миграция: тенденции, политика, статистика.

Материалы чтений памяти Е.В.Тюрюкановой, 12 июля 2012 года:

Сборник материалов./ Под ред. О.С.Чудиновских, Е.В.Донец – М.: МАКС Пресс, 2012. - 164 с.

ISBN В сборник вошли материалы первой научной конференции, посвященной памяти Елены Владимировны Тюрюкановой, одного из самых видных современных исследователей миграции в России.

УДК ББК 60. Мнения и точка зрения, выраженные в данной публикации, принадлежат авторам и могут не совпадать с официальной позицией ООН Женщины, либо иных организаций, участвовавших в создании книги.

© Коллектив авторов, ISBN Научное издание Трудовая миграция: тенденции, политика, статистика.

Под редакцией О.С. Чудиновских, Е.В.Донец 5 июля 1959 - 7 апреля Памяти Елены Тюрюкановой Базой для формирования действенной миграционной политики могут быть только значимые данные исследований.

Залог качества самих исследований - мастерство и преданность своему делу экспертов, способных увидеть проблемы в нетривиальном ракурсе и продуцировать новые идеи, как это умела делать Елена Тюрюканова.

Впервые о Лене Тюрюкановой я услышала от ее однокурсницы Людмилы Леденевой, которая тогда работала в нашем Центре миграционных исследований и пригласила Лену для работы над теоретической главой новой книги «Российские студенты за рубежом: их профессионально-миграционные стратегии». Все, кто интересуется темой студенческой миграции, знают эту работу и опираются на нее в своих исследованиях.

Познакомилась же я с Леной позже, на одном из семинаров в Центре Карнеги. Лена выступила в дискуссии и сразу обратила на себя мое внимание нестандартной трактовкой проблемы, объемным и неординарным ее видением, выдающимися способностями диспутанта. После этого Лена стала постоянным участником наших семинаров и конференций.

Так, она выступала с докладом на конференции по трудовой миграции в СНГ в Кишиневе, на семинаре по восточным регионам России в Екатеринбурге, где прозвучало ее выступление на тему «Развитие инфраструктуры трудовой миграции как направление миграционной политики», на юбилейной конференции Центра в Суздале и др.

Лена также стала постоянным участником исследований, проводимых Центром миграционных исследований. В 2007 г. мы с Леной участвовали в пилотном проекте Еврокомиссии по миграционному законодательству. Эта работа предваряла введение нового порядка правового оформления мигрантов. Лена предложила разослать опросник по миграционным службам, что и было сделано с помощью ФМС. Результаты опроса оказались шокирующими: около трети сотрудников Миграционной службы в регионах были в оппозиции к нововведениям! Таким образом, успех многообещающей миграционной реформы с самого начала оказался под вопросом. В 2008 г. я предложила Лене стать моим преемником и возглавить Центр. Лена, к счастью, согласилась.

Приходу Лены была рада не только я, но и все сотрудники. Была уверенность, что Центр – в руках человека, который сможет не только поддержать его деятельность и репутацию, не только продолжит исследования, но и повысит планку требований к ним, к тому же сможет успешно руководить коллективом: сотрудники обожали ее как человека, уважали как профессионала, у Лены было чему поучиться.

К тому времени Лена была уже широко известным исследователем такой острой тематики как торговля людьми, рабский труд, незаконная миграция, положение женщин мигрантов. Она была признанным международным экспертом в этих областях. Ее работы отличали стремление к теоретическому осмыслению проблемы, виртуозное владение методикой, нетривиальные выводы.

Удивительно, но в ней не было амбициозности, хотя ее всегда понимающие глаза, которые мгновенно загорались, если она слышала что-то интересное и новое, показывали, что она очень быстро все воспринимает, отсеивает второстепенное и акцентирует внимание на самом важном. Не было случая, чтобы Лена о ком-то отозвалась негативно. Она была необычайно доброжелательным человеком, была очень терпима к недостаткам людей, с удовольствием помогала и учила.

Проекты и исследования в Центре миграционных исследований За три года, в течение которых Лена возглавляла Центр, под ее научным руководством было выполнено несколько серьезных проектов, в том числе масштабное исследование женской трудовой миграции, выполненное в партнерстве с Фондом в поддержку гендерного равенства ООН-женщины. По итогам этого исследования вышла в свет книга «Женщины мигранты из стран СНГ в России». Одно только оглавление книги говорит о неординарности исследованных в данном проекте аспектов. К примеру: гендерные и семейные стратегии женской миграции, модели миграционного поведения, репродуктивное поведение женщин-мигрантов, их жилищные условия, положение детей мигрантов в московских школах. Фактически эта работа развенчала миф об исключительной «мужественности» миграции, были проанализированы причины ее феминизации.

Методологически проект основывался на фокус-группах с работодателями и женщинами, имеющими детей. Собрать такие фокус-группы непросто, еще сложнее сделать значимые выводы на основе полученных данных.

Вторая важная работа, полные результаты которой, к сожалению, пока не представлены широкой общественности, касается того, как работает миграционное трудовое право в сфере бизнеса. Этот проект выполнен по заказу общественной организации малого и среднего предпринимательства («Опора России») и интересен, прежде всего, тем, что в его основе репрезентативное обследование, которое провел ВЦИОМ по заказу той же организации. Исследованием было охвачено более 4 тыс. предприятий во всех регионах страны. В выборку входили в основном малые предприятия, но также средние и крупные как фон для сопоставления. Полученные в этой работе данные, надеюсь, будут опубликованы в ближайшее время. Главное, что удалось убедительно показать в работе, это то, что наше миграционное законодательство создает серьезные препятствия для развития бизнеса и нуждается в модернизации.

Стоит упомянуть и проект по трудовой миграции из стран Центральной Азии, осуществленный в партнерстве с Международной организацией по миграции.

Работы по женщинам-мигрантам, углубленное изучение трудовой миграции, взгляд на правоприменительную практику глазами работодателей не только расширили тематику нашего центра и горизонты его деятельности, но и позволили представить миграционную тематику более панорамно.

Особо необходимо отметить большой вклад Лены в разработку Концепции миграционной политики. Хотя многие ее предложения, как и предложения других экспертов, на стадии утверждения выпали. Однако и утвержденная концепция – это прорывной документ, в формулировках которого ясно видны Ленины мысли и подходы.

Лена ушла на пике своей научной карьеры. Миграционная наука потеряла, возможно, наиболее талантливого, эрудированного исследователя и эксперта. Ее место в науке долго еще будет оставаться вакантным.

Жанна Зайончковская, содиректор Центра миграционных исследований Бирюкова С.С.

Независимый институт социальной политики Опыт оценки вклада мигрантов в воспроизводство населения на основе материалов органов ЗАГС В рамках состоявшихся 12 июля 2012 г. чтений памяти Е.В.Тюрюкановой были представлены некоторые результаты научной работы по изучению возможностей оценки вклада мигрантов в воспроизводство населения России на основе существующих источников статистических данных, а именно материалов органов ЗАГС.

Исследования в сфере оценки направления и величины влияния прибывающих мигрантов на показатели воспроизводства населения принимающих территорий вот уже на протяжении нескольких десятилетий набирают популярность в развитых странах. Это обусловлено все возрастающей интенсивностью и широтой происходящих в мире миграционных процессов, и, следовательно, возрастающей ролью миграции и мигрантов в экономическом, демографическом, социальном и культурном развитии каждой из стран.

Для России, страны, активно вовлеченной в международные миграционные процессы, вопрос проведения исследований, посвященных оценке вклада мигрантов в рождаемость и смертность, в настоящее время также актуален.

Несмотря на это, указанная тема до сих пор остается практически не разработанной, и основной причиной такой ситуации, по мнению большинства экспертов, является отсутствие необходимых статистических данных.

В 2010 г. автором данной работы была сделана первая попытка рассмотреть в качестве источника данных для оценки вклада мигрантов в воспроизводство населения сведения текущей статистики: массивы файлов регистрации смертей и рождений за 2009 г., полученные из органов ЗАГС г. Москвы, были исследованы с точки зрения состава, качества и формата содержащейся в них информации [3]. Проведенный анализ показал, что данные текущей статистики населения, несмотря на ряд оговорок, обладают огромным потенциалом с точки зрения исследования вклада мигрантов в демографические процессы, происходящие на принимающих территориях.

В данной статье представлены некоторые результаты пилотных расчетов по оценке вклада мигрантов в показатели рождаемости и смертности, проведенных на основе данных текущей статистики органов ЗАГС из 10 регионов Российской Федерации, представляющих 8 Федеральных округов,1 за 2009 2010гг.

Важно пояснить, что в рамках данного исследования под мигрантами автор понимает только иностранных граждан. Такой подход к определению мигрантов, безусловно, является узким и исключает из поля зрения достаточно большие контингенты натурализовавшихся, а также внутренних мигрантов, однако он полностью обусловлен составом имеющихся в нашем распоряжении данных: полученные из органов статистики файлы содержат в себе единственное поле, позволяющее выделять мигрантов, – гражданство2. К коренному населению, соответственно, в ходе данной работы относятся все лица, имеющие российское гражданство.

Анализ простого распределения зарегистрированных в течение 2009 и 2010гг. событий в разрезе гражданства показал, что на долю иностранных граждан приходится от 0,1% до 1,3% от общего числа зарегистрированных смертей (см. таблицу 1).

В числе включенных в рассмотрение регионов: Краснодарский край, Приморский край, Ставропольский край, Иркутская область, г. Санкт Петербург и Ленинградская область, г. Москва и Московская область, Свердловская область, Республика Татарстан. Выбор регионов осуществлялся с учетом данных о величинах миграционного притока в регионы России.

Отметим, что данные Москомстата, работа с которыми проводилась в 2010 г., содержали в себе значительно более широкий набор сведений, на основе которых можно выделять контингенты мигрантов, а именно, помимо гражданства в файлах были представлены следующие поля: место рождения, место постоянного жительства (регистрации) и гражданство для умерших и каждого из родителей новорожденных.

Таблица Распределение смертей по гражданству умершего, % год гражданство умершего территории быв.

иностранное, на пределами быв.

иностранное, за гражданство не лица без граж российское указано данства СССР СССР Всего 2009 95,7 0,5 0,0 0,0 3,7 100, Краснодар ский край 2010 96,4 0,4 0,0 0,0 3,2 100, 2009 94,6 0,2 0,1 0,0 5,1 100, Приморский край 2010 94,0 0,3 0,1 0,0 5,7 100, 2009 96,9 0,3 0,0 0,0 2,7 100, Ставрополь ский край 2010 97,1 0,3 0,0 0,0 2,6 100, 2009 95,4 0,1 0,0 0,0 4,4 100, Иркутская область 2010 95,8 0,1 0,0 0,0 4,1 100, 2009 96,3 0,7 0,0 0,0 2,9 100, г. Санкт Петербург 2010 96,6 0,6 0,1 0,0 2,7 100, 2009 95,1 0,9 0,0 0,0 4,0 100, Ленинград ская область 2010 95,3 0,9 0,0 0,0 3,8 100, 2009 98,6 1,2 0,1 0,0 0,1 100, г. Москва 2010 98,8 1,2 0,1 0,0 0,0 100, Здесь и далее Источник: авторские расчеты на основе данных Росстата о числе смертей и рождений, зарегистрированных на территории регионов, данных Центрального банка данных по учету иностранных граждан и лиц без гражданства, временно пребывающих и временно или постоянно проживающих в Российской Федерации.

В группу стран, относящихся к территории бывшего Советского Союза, в рамках данного исследования включаются следующие государства:

Азербайджан, Армения, Белоруссия, Грузия, Казахстан, Киргизия, Латвия, Литва, Молдавия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Эстония.

год гражданство умершего территории быв.

иностранное, на пределами быв.

иностранное, за гражданство не лица без граж российское указано данства СССР СССР Всего Московская 3,0* 2009 96,1 0,8 0,0 0,1 100, область 2010 95,8 0,6 0,0 0,0 3,5* 100, Свердловская 2009 96,0 0,3 0,0 0,0 3,7 100, область 2010 95,7 0,2 0,0 0,0 4,1 100, Республика 2009 97,2 0,2 0,0 0,0 2,6 100, Татарстан 2010 96,9 0,2 0,0 0,0 2,8 100, Аналогичное распределение данных регистрации рождений показывает, что в разных регионах на долю мигрантов приходится от 0,5% до 6,6% от общего числа зарегистрированных рождений (см. таблицу 2)6.

Полученные доли событий, приходящихся на международных мигрантов, в целом в большинстве регионов, за исключением наиболее привлекательных с миграционной точки зрения городов федерального значения и их областей, лежат в интервале от 0 до 2%. Тем не менее, необходимо понимать, что это не говорит о незначимости вклада мигрантов в уровни рождаемости и смертности принимающих территорий.

В файлах регистрации смертей по Московской области часть граф по гражданству умершего и родителей новорожденного была не заполнена;

их доля прибавлена к доле записей, в которых гражданство умершего не указано, соответствующие графы в таблицах отмечены звездочкой.

Важно уточнить, что в файлах регистрации рождений содержится единственное поле «гражданство», в которое, вероятнее всего, вносится информация о гражданстве матери новорожденного в том случае, если регистрация производится матерью. В тех же случаях, когда информация о матери ребенка отсутствует, данная графа содержит информацию о гражданстве отца. При этом, в целом, при оценке вклада мигрантов в показатели рождаемости необходимо учитывать гражданство каждого из родителей, иначе говоря, рассматривать также родительские пары, в которых хотя бы один из родителей является иностранным гражданином, и в этом случае доли событий, относящихся к мигрантам, окажутся выше.

Таблица Распределение рождений по полю «гражданство», % Регион год гражданство иностран иностран территор российск граждан лица без предела ми быв.

указано данства ии быв.

ство не СССР ное, на ное, за СССР граж Всего ое Краснодар- 2009 98,8 0,5 0,0 0,0 0,7 100, ский край 2010 99,0 0,5 0,0 0,0 0,5 100, Приморский 2009 98,9 0,6 0,0 0,0 0,4 100, край 2010 99,1 0,5 0,1 0,0 0,3 100, Ставрополь- 2009 98,8 0,7 0,1 0,0 0,4 100, ский край 2010 98,8 0,6 0,1 0,0 0,4 100, Иркутская 2009 98,8 0,8 0,1 0,0 0,3 100, область 2010 98,7 0,8 0,0 0,0 0,4 100, г. Санкт- 2009 97,4 2,0 0,1 0,0 0,5 100, Петербург 2010 97,6 1,9 0,1 0,0 0,4 100, Ленинград- 2009 98,8 0,8 0,0 0,0 0,3 100, ская область 2010 98,9 0,9 0,0 0,0 0,2 100, г. Москва 2009 90,9 5,9 0,7 0,0 2,5 100, 2010 94,4 5,2 0,4 0,0 0,0 100, Московская 2009 97,3 2,1 0,0 0,0 0,5* 100, область 2010 97,3 1,9 0,0 0,0 0,8* 100, Свердлов- 2009 98,1 1,5 0,0 0,0 0,3 100, ская область 2010 98,0 1,7 0,0 0,0 0,3 100, Республика 2009 99,1 0,8 0,1 0,0 0,0 100, Татарстан 2010 99,1 0,8 0,0 0,0 0,0 100, Проводится разработка записей, содержащих информацию только по живорождениям.

В группу стран, относящихся к территории бывшего Советского Союза, в рамках данного исследования включаются следующие государства:

Азербайджан, Армения, Белоруссия, Грузия, Казахстан, Киргизия, Латвия, Литва, Молдавия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Эстония.

Для оценки реальной величины вклада мигрантов в рождаемость и смертность недостаточно оценить доли событий, происходящих с их участием. Такие простые показатели не дают исследователям никакой информации о существующих различиях в интенсивностях происходящих демографических процессов, различиях в моделях рождаемости и смертности в двух выделенных группах населения. Для выявления указанных различий необходимо перейти к расчету относительных показателей, а именно коэффициентов рождаемости и смертности среди мигрантов и коренного населения.

В ходе проведения данного исследования для расчета относительных показателей в качестве знаменателей использовались среднегодовая численность иностранных граждан, пребывающих на территории регионов России сроком от года и более9, и усредненные за год данные Росстата о численности населения отдельных субъектов Российской Федерации. В таблице 3 приведены результаты вычислений общих коэффициентов рождаемости и смертности по всем включенным в рассмотрение регионам за 2009г.

Как видно из таблицы, общие коэффициенты смертности, рассчитанные для мигрантов, оказываются в несколько раз ниже аналогичных показателей по коренному населению субъектов Российской Федерации: разница в величинах общих коэффициентов смертности достигает 5,9 раз в Московской области и 5,8 раз в Иркутской области. В отношении общих коэффициентов рождаемости такой однозначной закономерности не обнаруживается, хотя различия в их величине в двух указанных группах населения также значительны.

Источник данных о численностях контингентов мигрантов различных возрастных групп, пребывающих на территории России и отдельных ее регионов сроком от года и более: Центральный банк данных по учету иностранных граждан и лиц без гражданства, временно пребывающих и временно или постоянно проживающих в Российской Федерации (ЦБДУИГ, ФМС России).

Таблица Общие коэффициенты смертности и рождаемости среди коренного населения и мигрантов, данные Росстата, 2009 г., %о Общий коэффициент Общий коэффициент смертности рождаемости среди не среди среди не среди Субъект РФ мигрантов мигрантов мигрантов мигрантов Краснодарский 10,08 4,09 10,08 4, край Приморский 10,06 3,32 10,03 6, край Ставропольский 10,04 4,44 10,04 4, край Иркутская 10,05 1,74 10,05 1, область г. Санкт 10,28 2,08 10,14 6, Петербург Ленинградская 10,32 2,32 10,33 2, область г. Москва 10,18 4,34 9,61 22, Московская 10,45 1,78 10,32 4, область Свердловская 10,07 3,20 9,94 16, область Республика 10,04 3,37 9,98 13, Татарстан Величина описанных выше различий в показателях смертности и рождаемости, выявленных на основе анализа общих коэффициентов в двух рассматриваемых группах населения, с большой долей вероятности объясняется тем, что общие коэффициенты не сглаживают влияние возрастной структуры. В рамках данного исследования этот недостаток возрастных коэффициентов становится особенно важным, поскольку возрастные структуры мигрантов и коренного населения принимающих территорий отличаются очень значимо.

На представленном ниже рисунке 1 приведены возрастно половые пирамиды мигрантов и коренного населения двух из рассматриваемых регионов: Иркутской области и г. Москвы.

Иркутская область г. Москва Возрастно-половая структура мигрантов 60 лет и старше 60 лет и старше 50-59 лет 50-59 лет 40-49 лет 40-49 лет 30-39 лет 30-39 лет 18-29 лет 18-29 лет до 17 лет до 17 лет 4 500 3 000 1 500 0 1 500 3 000 4 500 70 000 35 000 0 35 000 70 Иркутская область г. Москва Возрастно-половая структура коренного населения 60 лет и старше 60 лет и старше 50-59 лет 50-59 лет 40-49 лет 40-49 лет 30-39 лет 30-39 лет 18-29 лет 18-29 лет до 17 лет до 17 лет 300 000 150 000 0 150 000 300 000 1 500 000 500 000 500 000 1 500 Примечание: слева по оси на каждой из диаграмм отложена численность мужчин, справа – численность женщин в соответствующих возрастных группах.

Рис. 1. Возрастно-половая структура мигрантов и коренных жителей Иркутской области и г. Москвы, 2009 г.

Хорошо видно, что среди мигрантов наиболее многочисленными являются группы в ранних трудоспособных возрастах, в то время как численность детей до 18 лет и людей старше пенсионного возраста оказывается наименьшей.

Возрастно-половая пирамида коренного населения по форме приближается к структуре так называемого стареющего населения, где доля людей в возрастах старше трудоспособного оказывается высокой (а в случае г. Москвы – максимальной), в то время как в младших и средних трудоспособных возрастах виден определенный «провал». Этим в значительной степени и объясняются более низкие характеристики уровней смертности среди мигрантов по сравнению с коренным населением.

Сгладить влияние возрастной структуры двух рассматриваемых в ходе анализа категорий населения позволяет переход к расчету возрастных коэффициентов рождаемости и смертности в каждой из групп. Как показали проведенные в ходе данной работы расчеты, коренному населению свойственны более высокие коэффициенты смертности во всех возрастных группах, а также более сильное смещение интенсивностей смертности к старшим возрастным группам10. В отношении рождаемости для мигрантов, как правило, характерны более высокие, по сравнению с коренным населением, возрастные коэффициенты в целом и более ранний пик рождаемости. Тем не менее, дифференциация между возрастными группами женщин и между субъектами Российской Федерации сохраняется при переходе к возрастным коэффициентам.

При анализе вклада мигрантов в показатели смертности принимающих территорий важно также выделять различия в уровне младенческой смертности и распространенности мертворождений среди мигрантов и коренных жителей. Данные текущей статистики смертей позволяют выделить долю мертворождений, приходящихся на граждан иностранных государств, в общем числе зарегистрированных мертворождений.

В таблице 4 ниже приведено распределение мертворождений, При этом полученные относительно низкие показатели смертности мигрантов, особенно в старших возрастах, могут объясняться существованием возвратной миграции в страну исхода в случае болезни или нетрудоспособности мигранта либо – и это особенно важно при условии, что для определения мигранта мы используем признак гражданства, – постепенной натурализацией мигрантов к старшим возрастам.

зарегистрированных на территории 10 рассматриваемых нами регионов в 2009 и 2010 гг. по гражданству родителей.

Таблица Распределение мертворождений по гражданству родителей, 2009 г., % Гражданство иностранного государства быв. СССР российское не указано другого стран всего Регион год 2009 94,2 1,3 0,0 4,5 100, Краснодарский край 2010 95,9 0,0 0,0 4,1 100, 2009 88,9 2,0 0,0 9,1 100, Приморский край 2010 91,4 0,8 0,0 7,8 100, Ставропольский 2009 97,6 0,0 2,4 0,0 100, край 2010 98,2 0,0 0,0 1,8 100, 2009 80,6 2,4 0,0 17,1 100, Иркутская область 2010 79,9 0,6 0,0 19,5 100, 2009 75,9 1,7 0,0 22,4 100, г. Санкт-Петербург 2010 67,8 4,3 0,0 27,8 100, Ленинградская 2009 89,2 0,0 0,0 10,8 100, область 2010 97,1 1,5 0,0 1,5 100, 2009 80,4 9,0 0,6 10,0 100, г. Москва 2010 93,0 6,8 0,2 0,0 100, 2009 88,9 4,7 0,7 5,7 100, Московская область 2010 89,7 2,1 0,0 8,2 100, Свердловская 2009 91,7 2,2 0,0 6,1 100, область 2010 92,8 0,8 0,0 6,4 100, 2009 98,9 1,1 0,0 0,0 100, Республика Татарстан 2010 97,4 1,1 0,7 0,7 100, Можно заметить, что максимальная доля мертворождений, относящихся к иностранным гражданам, зафиксирована в г. Москве и Московской области. Кроме того, важно обратить внимание на долю мертворождений, по которым гражданство родителей не указано (как правило, это означает, что информация о родителях отсутствует полностью) – с большой долей вероятности значительная часть этих событий также может относиться к мигрантам.

Кроме этого, на основе данных текущей статистики населения возможно провести расчет агрегированных показателей рождаемости, а именно: суммарных коэффициентов рождаемости для женщин-мигрантов и женщин из состава коренного населения регионов.

В таблице 5 приведены результаты расчетов на основе данных за 2009 г., которые показывают, во-первых, существование значительной разницы в величинах суммарных коэффициентов рождаемости у женщин из двух рассматриваемых групп населения в большинстве регионов. Во-вторых, мы обнаруживаем, что только в 6 регионах из 10 включенных в анализ величина суммарного коэффициента рождаемости среди женщин с иностранным гражданством оказывается выше аналогичного показателя, рассчитанного для россиянок.

Таблица Суммарные коэффициенты рождаемости среди всего населения, коренного населения и мигрантов, рассчитанные по данным Росстата, 2009 г.

Регион СКР для СКР для СКР для всех женщин – не женщин женщин мигрантов мигрантов 1,54 1,55 0, Краснодарский край 1,43 1,43 1, Приморский край 1,39 1,39 1, Ставропольский край 1,74 1,73 3, Иркутская область 1,38 1,39 1, г. Санкт-Петербург 1,16 1,19 0, Ленинградская область 1,39 1,34 3, г. Москва 1,38 1,43 0, Московская область 1,52 1,51 6, Свердловская область 1,49 1,49 2, Республика Татарстан На основе описанных выше суммарных коэффициентов можно вычислить величину непосредственного вклада мигрантов в показатель суммарной рождаемости. Так, вклад мигрантов в рождаемость может быть оценен через разницу между величиной суммарного коэффициента рождаемости, рассчитанного для всего населения, и суммарного коэффициента рождаемости коренного населения (абсолютная величина вклада);

или в относительном выражении, например, как отношение указанной разницы к итоговой величине суммарного коэффициента рождаемости для всего населения региона (относительная величина вклада, см. таблицу 6).

Таблица Абсолютный и относительный вклад мигрантов в показатель суммарной рождаемости субъектов Российской Федерации, рассчитанный по данным Росстата, 2009 г.

Регион Абсолютная Относительная Относительная величина величина вклада величина вклада вклада мигрантов в мигрантов в мигрантов в показатель показатель, в показатель проц.

( ) ( ) ( *100) Краснодарский -0,01 -0,0065 -0, край Приморский край 0 0,0000 0, Ставропольский 0 0,0000 0, край Иркутская область 0,01 0,0057 0, г. Санкт-Петербург -0,01 -0,0072 -0, Ленинградская -0,03 -0,0259 -2, область г. Москва 0,05 0,0360 3, Московская -0,05 -0,0362 -3, область Свердловская 0,01 0,0066 0, область Республика 0 0,0000 0, Татарстан В соответствии с полученными результатами можно сказать, что только в трех из рассмотренных нами регионах России мигранты вносят положительный вклад в показатели итоговой рождаемости, а именно: в Иркутской и Свердловской областях, а также в г. Москве. В остальных случаях рассчитанный вклад оказывается нулевым или даже отрицательным.

Таким образом, проведенное пилотное исследование подтвердило сделанный в 2010 г. вывод о необходимости введения данных текущей статистики в научный оборот в максимально полном объеме. Для оценки вклада мигрантов в уровни смертности населения на основе данных текущей статистики можно рассчитывать возрастные коэффициенты смертности для двух групп населения: мигрантов и коренных жителей территорий. Эти показатели сглаживают влияние различий в возрастной структуре мигрантов и коренного населения и при этом достаточно просты в вычислении. Данные текущей статистики населения позволяют также вычислять возрастные и суммарные коэффициенты рождаемости.

Произведенные расчеты также показали, что, вероятнее всего, существует значительная региональная дифференциация с точки зрения вклада мигрантов как в показатели смертности, так и в показатели рождаемости, которая может объясняться различиями в миграционной привлекательности регионов, спецификой происходящих в них миграционных процессов, различиями в составе прибывающих мигрантов и иными причинами.

Литература 1. Ediev D., Coleman D., Scherbov S. Migration as a Factor of Population Reproduction, European Demographic Research Papers, Vienna Institute of Demography, #1, 2007.

2. Sobotka, T., Overview Chapter 7: The rising importance of migrants for childbearing in Europe, Demographic Research, Volume 19, Article 9, 1 July 2008, Pages 225-248.

Бирюкова, С. С., Чудиновских., О. С. – Возможности 3.

использования данных, основанных на записях актов гражданского состояния, для оценки влияния миграции на воспроизводство населения – Вопросы статистики. – 2011. – N 8. – С. 49-58.

Варшавская Е. Я.

НИУ Высшая школа экономики Иностранный работник на российском рынке труда (взгляд работодателя) Осенью 2011 г. Левада-Центром по заказу НИУ «Высшая школа экономики» было проведено обследование российских предприятий по проблемам инвестиций в человеческий капитал, взаимодействия с системой профессионального образования и использования труда мигрантов.

В число задач данного исследования входило:

определение факторов, стимулирующих и препятствующих законному использованию труда мигрантов, в том числе в малом бизнесе;

сравнительная характеристика иностранных и российских работников (стоимость труда, сроки и качество работ, трудовая этика, управляемость и др.);

выявление предпочтений работодателей при привлечении мигрантов (по странам происхождения, национальности, процедурам легализации, возрасту, квалификации, образованию, владению русским языком и др.);

определение проблем, связанных с процедурами легального использования труда мигрантов.

Опрос был проведен на 1520 предприятиях по всероссийской стратифицированной выборке. На предприятии опрашивался один респондент (собственник, генеральный директор или заместитель генерального директора/директор по персоналу), обладающий необходимым уровнем компетенции в отношении вопросов исследования. По видам экономической деятельности предприятия распределились следующим образом:

торговля (оптовая и розничная) и бытовые услуги (жилищно коммунальное обслуживание, клининговые компании, предприятия по ремонту бытовой техники и пр.) – по 19%, строительство – 18 %, промышленность – 13%, деловые услуги (реклама, консалтинг, маркетинг, IT) – 11%, связь и транспорт – по 10 %.

16% руководителей предприятий утвердительно ответили на вопрос о найме иностранных работников за последние года11. При этом в строительстве доля положительных ответов была вдвое выше (32%), что означает, что каждое третье строительное предприятие использовало труд мигрантов в течение 3-х лет. На момент опроса на 12% предприятий в среднем по выборке и на 24% строительных предприятий работали мигранты. В среднем иностранные работники составляли около 15% персонала предприятий, использующих их труд.

К найму трудовых мигрантов прибегают в первую очередь средние и крупные предприятия. Согласно данным, представленным в таблице 1, малые предприятия используют труд иностранных работников в два раза реже, чем средние и крупные. Эти различия сохраняются и при контроле отраслевой принадлежности предприятий.

Таблица Использование труда иностранных работников на малых, средних и крупных предприятиях (в % от числа опрошенных руководителей) Использовали в Размер Используют течение предприятия в настоящее время 3 последних лет Малое 11 Среднее 21 Крупное 21 Иностранные работники чаще всего занимают позиции неквалифицированных рабочих, а также квалифицированных рабочих, занятых основной производственной деятельностью – на это указало 56% и 45% опрошенных руководителей (соответственно). На трети предприятий мигранты работают в качестве квалифицированных рабочих вспомогательных производств. Значительно реже (на 5-7% предприятий) мигранты занимают позиции линейных руководителей или специалистов.

К найму иностранных работников в первую очередь прибегают предприятия, испытывающие дефицит кадров. Так, почти на каждом пятом предприятии (18%), руководитель которого назвал дефицит кадров в числе наиболее острых Далее в тексте понятия «работодатель» и «руководитель предприятия»

используются как синонимы.

проблем своего предприятия, работают мигранты. В то же время предприятия, не испытывающие проблему кадрового дефицита, используют труд иностранных работников значительно реже – в 11% случаев. Отметим также, что проблема дефицита кадров оказалась единственным значимым фактором, влияющим на привлечение мигрантов. Среди незначимых факторов – высокий уровень налогов, устаревшие оборудование и основные фонды, наличие неплатежей по расчетам в бюджет и с поставщиками/ потребителями, недостаток оборотных средств, трудности со сбытом продукции, низкая зарплата работников, недостаток или отсутствие средств для социальной поддержки. Предприятия, руководители которых назвали перечисленные выше проблемы острыми или отрицали их наличие, в равной мере используют труд иностранных работников.

Вывод о решающем значении дефицита кадров при принятии решения о привлечении мигрантов подтверждается и ответами на вопрос анкеты о том, в какой мере численность работников по отдельным категориям соответствует потребности.

Так, на 20% предприятий, руководители которых указали на дефицит квалифицированных рабочих, работают мигранты.

Предприятия, численность квалифицированных рабочих которых соответствует потребности, привлекают иностранных работников вдвое реже. Аналогичная ситуация складывается и с наймом мигрантов в качестве неквалифицированных рабочих. Их труд используется на четверти предприятий, испытывающих дефицит данной категории работников, и только на 13% предприятий, не ощущающих нехватку неквалифицированных рабочих.

Руководителям предприятий было предложено оценить значимость различного рода характеристик при найме иностранного работника (таблица 2).

Наиболее значимыми при найме иностранного работника оказались наличие необходимых документов (разрешения на работу, регистрации, миграционной карты), позволяющих работать на законных основаниях, и знание русского языка. На это указало подавляющее большинство работодателей (90% и 84% соответственно). Вторыми по значимости являются уровень профессионального образования (его отметили 73% опрошенных) и знание российских культурных норм (69%). Для 60% руководителей предприятий важным показателем при найме иностранного работника является его возраст. Обратим внимание, что треть работодателей указали на гражданство и национальность как на значимую характеристику работника, что косвенно свидетельствует об уровне проникновения ксенофобских и националистических настроений в предпринимательскую среду.

Таблица Значимость факторов при найме иностранного работника (в % от числа опрошенных руководителей) При найме на Ваше Очень Скорее предприятие важно/ неважно/ Затрудняюсь насколько важным скорее совершенно ответить является…? важно неважно Гражданство/ 34 64 национальность Уровень владения 84 15 русским языком Знание российских 69 27 культурных норм Уровень профессионального 73 25 образования Наличие миграционной карты, регистрации, 90 7 разрешения на работу и др.

документов Возраст иностранного 60 37 работника В таблице 3 представлены ответы руководителей предприятий на вопрос анкеты, в котором им предлагалось сравнить иностранных и российских работников по отдельным параметрам.

По мнению работодателей, иностранные работники практически ни в чем не уступают, а по ряду показателей даже превосходят своих российских коллег. Баланс оценок «лучше/хуже» по 4 (из 7) характеристикам сложился в пользу иностранных работников, причем со значительным «перевесом»

в пользу последних.

Таблица Сравнительная характеристика иностранных и российских работников (в % от числа опрошенных) Как бы вы оценили большую Баланс часть иностранных Так оценок работников по сравнению с Лучше Хуже же «лучше/ российскими работниками по хуже»

следующим характеристикам?

Владение базовыми профессиональными 13 65 20 - знаниями Умение переобучаться, 14 61 17 - осваивать новое в профессии Следование правилам 34 57 8 + трудовой дисциплины Умение работать в коллективе, владение 15 65 16 - навыками общения и взаимодействия в коллективе Умение адаптироваться к новым обстоятельствам и 29 59 9 + использование новых возможностей Возможность работы сверхурочно и в режиме 48 44 6 + аврала Возможность работы за 44 46 5 + меньшие деньги По оценкам руководителей предприятий, иностранные работники гораздо более управляемы («могут работать сверхурочно, в режиме аврала») и экономичны («работают за меньшие деньги»). Кроме того, по сравнению с российскими работниками мигранты дисциплинированнее («следуют правилам трудовой дисциплины») и, что в определенной мере удивительно, более адаптивны («умеют адаптироваться к новым обстоятельствам, использовать новые возможности»).

Иностранные работники обладают практически такими же коммуникативными навыками («умеют работать в коллективе, имеют навыки общения и взаимодействия в коллективе») и способностями к переобучению («умеют переучиваться, осваивать новое в профессии»), что и российские работники.

Единственное, в чем мигранты уступают российским работникам - это владение базовыми профессиональными знаниями. Однако разрыв с российскими работниками в этом случае невелик. Кроме того, если учесть, что мигранты часто используются как неквалифицированные рабочие, то «проигрыш» иностранных работников по уровню владениями профессиональными знаниями скорее всего не имеет для работодателей принципиального значения и в целом не снижает конкурентоспособность мигрантов на российском рынке труда.

Работодателям предлагалось оценить существующую систему оформления на работу иностранных работников и высказать свою позицию в отношении некоторых государственных мер, направленных на расширение возможностей предприятий по легальному использованию труда мигрантов.

Менее трети работодателей (31%), использующих на своих предприятиях иностранную рабочую силу, считают приемлемой существующую процедуру оформления на работу мигрантов. Оставшихся в наибольшей мере не устраивает в нынешней процедуре оформления её длительность и значительное число необходимых документов. На это указало свыше трети руководителей предприятий (37% и 35% соответственно). Четверть руководителей предприятий (24%) не устраивает короткий срок, на который выдаются разрешения на работу, каждого пятого – слишком маленькие квоты и сам механизм квотирования. Реже всего в качестве недостатков существующей системы оформления иностранных работников назывались высокие налоги, дополнительные расходы (расходы по предоставлению жилья, организацию питания, медицинского обслуживания и пр.) и необходимость дачи взяток (13%, 8% и 4% соответственно).

Только четверть (24%) руководителей считают не нужным принятие дополнительных государственных мер для расширения возможностей предприятий по легальному использованию труда иностранных работников. Самыми часто упоминаемыми мерами явились сокращение набора необходимых документов для оформления мигранта, уменьшение срока оформления и предоставление разрешения на работу на более длительный срок. На необходимость реализации этих мер указал каждый третий руководитель предприятия. Каждый пятый руководитель считает необходимым снижение налогов на привлечение иностранных работников и снятие квот по использованию мигрантов.

По мнению работодателей, основными причинами, препятствующими легальному использованию труда мигрантов, являются сложности и несовершенства процедуры их оформления, а не дополнительные финансовые расходы. Этот вывод подтверждается и ответами руководителей предприятий об их возможных действиях в отношении найма иностранных работников в случае предоставления налоговых льгот и упрощения процедуры оформления (таблица 4).

Таблица Распределение ответов работодателей о возможных действиях в отношении найма иностранных работников в случаях предоставления налоговых льгот и упрощения процедуры оформления (в % от числа опрошенных) При При упрощении предоставлении процедуры налоговых льгот оформления Действия работодателей, использующих труд мигрантов 1. скорее всего будут 31 привлекать больше 2. скорее всего будут 3 привлекать меньше 3. не больше и не меньше 52 4. затруднились ответить 14 Действия работодателей, не использующих труд мигрантов 1. скорее, начнут привлекать 14 мигрантов 2. скорее, не будут привлекать 58 мигрантов 3. затруднились ответить 28 Для обеих групп работодателей, как для тех, кто использует труд мигрантов, так и для не использующих его, упрощение процедуры оформления иностранных работников является более действенным стимулом по сравнению с предоставлением льгот по налогам. 40% представителей первой группы ответили, что в случае упрощения «оформительской»

процедуры будут привлекать больше мигрантов, что на 9 п.п.

больше, чем при предоставлении налоговых льгот. И в том, и в другом случае наем иностранных работников увеличится приблизительно на 20% для всех предприятий и на 25% для строительных организаций. Четверть руководителей предприятий, на которых не работают мигранты, при упрощении процедуры оформления начнут их привлекать к работе;

снижение же налогов вызовет такое действие только в 14% случаев.

Обратим внимание, что около половины руководителей предприятий, уже использующих труд мигрантов, и около 60% руководителей предприятий, где иностранные работники не заняты, уверенно заявили, что никак не прореагируют ни на налоговые льготы, ни на упрощение процедуры.

Итак, труд мигрантов является более дешевым, причем не только и не столько в абсолютном, сколько в относительном выражении, т.е. в отношении к отработанному времени.

Дешевизна труда иностранных работников в сочетании с их большей дисциплинированностью и управляемостью выступают основными причинами найма мигрантов. При этом действия работодателей можно интерпретировать и оценивать по-разному.

С одной стороны, использование дешевого труда мигрантов и существование фактически двойных стандартов в сфере оплаты труда (для «своих» и «чужих» работников) являются серьезным вызовом политике эффективной и достойной занятости и свидетельствует о слабой социальной ответственности работодателей. С другой стороны, в основе предпринимательского поведения лежит стремление к максимизации прибыли, и с этой точки зрения использование более дешевых ресурсов (в данном случае – трудовых) можно рассматривать как часть рациональной стратегии, направленной на снижение издержек. Поэтому проблема спроса работодателей на дешевый труд мигрантов, очевидно, не может быть решена исключительно средствами миграционной политики, а требует комплексного подхода.

Воробьева О.Д.

Центр социально–экономических проблем народонаселения МПСУ Статистика внутренней трудовой миграции в России.

Трансформация структуры хозяйства, его размещения по территории Российской Федерации и необходимость территориального передвижения вслед за рабочими местами была осознана населением не сразу, но упорно подталкивалась по мере усиления роли рыночных регуляторов занятости. В государственной миграционной политике этой сложной проблеме не уделялось и не уделяется необходимого внимания. Поэтому процессы внутренней трудовой миграции, сопровождающиеся или не сопровождающееся переселением на новое место жительства, формируются, безусловно, экономически мотивированно, но абсолютно стихийно. Они практически непредсказуемы и мало отражаются официальным статистическим наблюдением и СМИ, их сложно исследовать.

Однако, в регулярные обследования населения по проблемам занятости относительно недавно включены вопросы для отражения процессов внутренней трудовой миграции. Эти данные дают некоторое представление о процессе внутренней временной трудовой миграции, определяя численность и другие параметры занятых, работающих за пределами субъекта, в котором они проживают.

В 2007 году их численность составила 1,0 млн. человек, в среднем за 2008 г. - уже 1,6 млн. человек (рисунок 1). В 2009г., вследствие снижения общей потребности в рабочей силе, объемы внутренней трудовой миграции уменьшились до 1,4 млн. человек в среднем за год. В 2010 г. размеры выезда на работу за пределы своего субъекта вновь увеличились. В среднем за 2010 г.

численность населения, работающего за пределами своего субъекта, составила 1,8 млн. человек, или 2,6% от общей численности, в 2011 году уже 2,5 млн. человек были включены в процессы внутренней трудовой миграции. Эти официальные данные вполне сопоставимы с данными о привлечении и использовании иностранной рабочей силы в Российскую Федерацию.

2010 1, 2009 1, 2008 1, 2007 0 0,5 1 1,5 млн.чел. Рис. 1. Численность занятых, работающих за пределами субъекта, в котором они проживают, по РФ Предприниматели, которые нанимают работников мигрантов, граждан России, относятся в основном к строительному сектору, торговле, транспорту, а также занимаются операциями с недвижимостью (рисунок 2).

обрабат.произв. операции с недвиж. транспорт торговля строительство 0 100 200 300 400 Рис.2. Отраслевая структура занятости внутренних трудовых мигрантов в России в 2010 г. (тыс.чел.) Из числа выезжающих на работу за пределы своего субъекта, по данным обследования Росстата, 24% заняты в строительстве, 15,1% - в торговле, 12% - на транспорте и в связи, 10% - в деятельности по операциям с недвижимым имуществом, 9,5% - в обрабатывающих производствах. Данные обследования занятости населения, на наш взгляд, являются пока единственной, наиболее точной и объективной, оценкой процессов временной трудовой миграции граждан в пределах России.

Доверяя этим данным, можно отметить, что в субъектах Центра, Северо-Запада и Поволжья от 5,5 до 17 % численности занятого населения составляла численность граждан, выехавших на работу в другие регионы в 2010 г. А субъектов, принимающих на работу в Российской Федерации граждан из других регионов, всего пять (рисунок 3). Это Москва (15% численности занятого населения данного региона), Тюменская область (с автономными округами) (12,4%), Московская область (5,2%), Санкт-Петербург (4,5%), Краснодарский край (2,2%). Вместе они вобрали почти 40% всех внутренних трудовых мигрантов.

Краснодарский край Санкт-Петербург Московская область Тюменская область Москва 0 500 тыс.чел.

Рис.3. Основные субъекты России, принимавшие на работу граждан из других регионов в 2010 году Поэтому крайне интересны данные, полученные в результате проведённого в июле 2011 года по инициативе Департамента труда и занятости города Москвы обследования более 7 тыс. средних и крупных предприятий и организаций города Москвы. Численность занятых в них составляет 2672 тыс.

человек, т.е. 45 % от общей численности занятых в Москве. И что особенно ценно и интересно, в данных этого обследования отражены также и процессы внутренней трудовой миграции, показана численность занятых, проживающих в других регионах России, как в отраслевом, так и в некоторых других разрезах. Это позволило провести некоторые оценки масштабов и причин явления.

Первые же результаты показались достаточно неожиданными. Оказалось, что по данным обследования, которое базировалась на информации кадровых служб крупных и средних предприятий, в структуре занятости трудовых мигрантов доля занятых в строительстве ничтожно мала, а в торговле она меньше, чем в организациях, занимающихся операциями с недвижимостью (рисунок 4). Это, по видимому, означает, что на предприятиях, относящихся к строительству, торговле, транспорту и связи, более всего распространена практика найма работников без оформления трудовых отношений с работодателями.

Обрабатыва Строительст Другие ющие во 24% производст 5% ва Торговля 9% Финансовая 14% деятельность 8% Транспорт 12% Операции с Здравоохра недвижи нение Образование мостью 6% 6% 16% Рис. 4. Структура занятости иногородних работников крупных и средних предприятий Москвы по ВЭД в 2011 году И, хотя доля иногородних работников относительно велика именно в строительстве и торговле, а также на транспорте (рисунок 5), учитываемые абсолютная численность и соответственно доля этих отраслей в общей численности иногородних, занятых в Москве, неправдоподобно малы.

Иностранные работники практически вообще не попадают в поле зрения статистического наблюдения, т.е. не числятся в кадровых службах крупных и средних предприятий города. Зафиксировано только 30896 человек, прибывших из стран в порядке, не требующем получения визы, и 3234 человек из стран, требующих получения визы. То есть, трудовые отношения с работодателем остальных иностранных работников, даже имеющих официальные разрешения на работу (а это по Москве более 200 тысяч), вообще не имеют юридического оформления.

24,3 20, Предоставление прочих… 113, 48, Здравоохранение и… 135,9 26, 41, Образование 290,1 27, 27, Государственное… 101,2 13, 102, Операции с недвижимым … 325,8 97, 44, Финансовая деятельность 125,6 53, 63, Транспорт и связь 138,4 80, 10, Гостиницы и рестораны 13, 26, 55, Оптовая и розничная торговля 12,97 247, 18,9 47, Строительство 53, 8,7 5, Производство и… 25, 48,4 54, Обрабатывающие… 150, 0% 20% 40% 60% 80% 100% Москва Московская область иногородние граждане Рис.5.Численность (тысяч чел.) и структура (%) занятых на крупных и средних предприятиях города Москвы по месту постоянной регистрации и ВЭД Если даже предприниматели крупных и средних «масштабов» так массово сознательно нарушают законодательство, значит, для этого должны быть крайне веские экономические мотивы. И такие мотивы, на наш взгляд, есть.

Стремление любыми способами снижать издержки и увеличивать прибыль, или хотя бы не нести убытки, толкает работодателя на использование дешевой (т.е. мало оплачиваемой или вообще неоплачиваемой), достаточно бесправной, рабочей силы. Таковой в наших экономических и правовых реалиях и является иностранная рабочая сила. При крайне низком, по сравнению с ведущими экономически развитыми странами, уровне производительности и эффективности труда такой способ снижения издержек производства и повышения его рентабельности наиболее прост и доступен для работодателей.


Снижение издержек происходит за счет снижения цены рабочей силы, выраженной в форме оплаты труда. Способы снижения издержек, которые используются при одновременном росте эффективности производства, требуют дополнительных вложений в рост технического оснащения и модернизацию производства. Инвестирование средств в модернизацию не происходит в связи с высокими ставками по кредитам, которые могут быть направлены на эти цели. Не используются широкие возможности налогового регулирования и стимулирования модернизации производства. В этих условиях неизбежно столь масштабное привлечение и использование дешевой, юридически не оформленной рабочей силы, работников, не вступивших с работодателем в формальные трудовые отношения. На практике это единственный доступный и безотказный механизм сокращения издержек. На наш взгляд, именно такое экономически беспомощное регулирование спроса и предложения рабочей силы на рынке труда и является основной причиной существующего высокого уровня нелегальной внешней Отечественный автопром отстает от ведущих стран в 2-3 раза. В розничном банковском секторе производительность труда в 3,2 раза ниже, чем в США. В электроэнергетике производительность труда составляет 15% от аналогичного показателя США. Такая же ситуация и в остальных отраслях. Даже в стратегически важной нефтедобывающей отрасли в западных нефтяных компаниях производительность труда в 4 раза выше. В розничной торговле России производительность труда составляет 31% от показателя США.

трудовой миграции, или, точнее нелегального привлечения и использования труда как внешних, так внутренних трудовых мигрантов. Без изменения, без включения экономических рычагов снижения издержек производства и повышения его производительности, никакие заклинания о необходимости ужесточения политики в области трудовой миграции не сработают.

Должен быть устранен экономический интерес поддержания неформальных трудовых отношений между работником и работодателем. Для этого бльшие полномочия в области регулирования рынка труда и занятости, в том числе и по привлечению и использованию труда внутренних и внешних мигрантов, должны быть переданы на региональный уровень, в компетенцию органов занятости населения субъектов Российской Федерации.

В этом случае, для влияния на рынок труда, для управления ситуацией, безусловно, потребуется более полная, объективная информация о процессах, происходящих в сфере занятости, в том числе и в первую очередь статистическая информация. Органы по труду и занятости на уровне субъектов могут более полно оценить и конкретные, специфические и общие проблемы, возникающие в регионе на рынке труда. Для этого необходимо дополнить существующие виды статистического наблюдения или организовать новые для получения достоверной информации. И на основе такой информации найти варианты и конкретные инструменты воздействия, как на работников, так и на работодателей, для сокращения ненаблюдаемого сегмента экономики, в том числе нелегальной трудовой внешней и внутренней миграции населения.

Апробировать такой вариант регулирования рыночных отношений в сфере труда и занятости возможно в нескольких региональных органах занятости и в первую очередь в тех, которые наиболее массово прибегают к использованию труда мигрантов. По данным о привлечении иностранной рабочей силы, а также о внутренней трудовой миграции, такие регионы известны. Это в первую очередь московский регион, который находится в самом противоречивом и сложном положении в области занятости. Самый высокий спрос на трудовые ресурсы, неограниченная, казалось бы, емкость рынка труда порождает уже хорошо заметную социальную, межкультурную, межконфессиональную и экономическую напряженность, а также пока ещё скрытые угрозы для стабильного развития региона и России в целом.

Денисенко М. Б., Степанова А. В.

НИУ Высшая школа экономики Компоненты роста населения Москвы за 100 лет Согласно результатам первой городской переписи города Москвы (1871 г.), численность населения города составила чуть более 600 тыс. человек. Территория города, муниципальная граница которого была установлена по Камер – Коллежскому валу, равнялась 79 кв. км (таблица 1). До конца XIX в. границы города оставались без изменений. Развитие Москвы как промышленного центра требовало увеличения территории города для размещения новых производств. Вокруг города возникали рабочие слободы и поселки, в которых размещались новые заводы и фабрики, селились рабочие. «Старая городская граница, установленная еще в 1785 г., уже не вмещала нового строительства, и оно перебрасывалось за муниципальную черту.

Появилась еще одна часть Москвы – кольцо московских пригородов, фактически являвшееся также городской и экономически важнейшей частью столицы» [5,13]. В 1918 г.

пригороды, находившиеся под административным управлением Москвы, официально вошли в состав города [4,39].

Таблица Население и территория Москвы по данным всероссийских и городских переписей Год Территория, Население, Плотность (человек км2 на 1 км2) тыс. человек 1871 79,0 602,0 7 1882 79,0 753,5 9 1897 107,4* 1 038,6 9 1902 107,4* 1 092,4 9 1912 176,6* 1 617,7 9 1920 233,9 1 027,3 4 1923 233,9 1 542,9 6 1926 233,9 2 025, 9 8 Год Территория, Население, Плотность (человек км2 на 1 км2) тыс. человек 1939 326,2 4 137, 0 12 1959 379,4 5 085, 6 13 1970 878,7 7 061, 0 8 1979 878,7 7 931, 6 9 1989 1071,9 8 875, 6 8 2002 1071,9 10 382, 8 9 2010 1077,0 11 503. 5 10 2012 2510,0 11 612, 9 4 Примечание: численность населения приводится на дату переписи, за исключением 1931 и 2012 гг. (на 1 янв.). До 1979 г. включительно – наличное население, далее – постоянное;

* – территория и население с пригородами, для 1959-1989 – территория и население Горсовета Москва.

Составлено авторами по данным [1,2,6-9,11-20,24] Индустриализация 1920-30-х годов еще раз расширяет территорию Москвы. К 1926 году в состав Москвы входят районы Марьина Роща, Крестовская слобода, Богородское, Новая Андроновка, Хохловка, Симоновская слобода, Воробьевы горы, Дорогомилово, Бутырка, Петровско-Разумовское и другие. В 30-е годы в состав города входят районы Кожухово, Фили, Грайвороново, Верхние Котлы, Шелепиха, Карамышево, Серебряный бор, Измайлово и другие.

Самые значимые административно – территориальные преобразования столицы были проведены в 1960 году, когда в черту города вошли все населенные пункты (города, сельские поселения, рабочие и дачные поселки), расположенные на территории, ограниченной Московской кольцевой автомобильной дорогой (г. Бабушкин, г. Кунцево, г. Перово, г.

Тушино, сельские поселения Бескудниково, Бирюлево, Головино, Крылатское, Медведково, Сабурово, Нагатино и др.). В результате расширения границы города его площадь увеличилась более чем в 2 раза, а рост населения составил более 1 млн.

человек.

В 1983-1984 гг. Москва увеличилась за счет присоединения некоторых территорий, расположенных за МКАДом (Солнцево, Бутово, Митино, Жулебино и другие).

Площадь Москвы увеличилась на 193 км2, а население - на тыс. человек.

В результате административно – территориальных преобразований с 1871 г. по 2010 г. площадь Москвы увеличилась на 998 км2, а рост населения составил более 1,2 млн.

человек.

1 июля 2012 года вступил в силу закон, определяющий новые границы между Москвой и Московской областью (присоединение к Москве территорий Московской области, расположенных между Варшавским шоссе, большим кольцом Московской железной дороги и Киевским шоссе). В состав города Москвы вошли 1 440 кв. км территорий, на которых проживают около 250 тыс. человек, таким образом, площадь города стала более 2 500 кв. км, а население - более 11,6 млн.

человек.

Тенденция к росту плотности населения Москвы (таблица 1) прерывалась в периоды расширения территории города и в военные годы. Самая высокая плотность населения была зафиксирована в 1959 г. (более 13 тыс. человек на кв.км).

Высокой она была и в 1939 г., но вторая мировая война помешала реализации мер по расширению Москвы, предусмотренных Планом реконструкции города от 1935 года.

Как и в других крупнейших городах мира, рост численности населения Москвы в основном обусловлен миграцией. Регулярно проводимые переписи населения и качественная система учета естественного движения в городе Москве позволяют достаточно точно оценить миграцию методом демографического баланса.

Первоначально оценим вклад естественного движения в рост численности населения Москвы. Для этого были изучены статистические данные о рождениях и смертях в Москве с 1878 г.

по 2011 г. (рисунок 1).

Резкие колебания в числах родившихся и умерших обусловлены жестокими военными и социально-политическими кризисами. Устойчивый рост числа умерших, начавшийся примерно в 1960 г., отражает набирающий силу процесс демографического старения на фоне негативных тенденций смертности населения. В общей сложности в Москве с 1900 г. по 2010 г. в Москве родилось 8,3 млн. человек, умерло 7,7 млн.

человек. Естественный прирост составил всего 0,6 млн. человек.

Рис. 1 Родившиеся и умершие в Москве с 1878 г.по 2011 г.

(тыс. человек) Источник: расчеты авторов по данным: [10,21] Построение демографического баланса проводилось за межпереписные периоды, за исключением 1914 года (периоды 1897 – 1913, 1914 – 1926) – начало Первой мировой войны и года (периоды 1939- 1949 и 1950 – 1958)- период послевоенного восстановления жизни. При балансовых расчетах численность населения города бралась в соответствующих границах на января года, открывающего изучаемый период. Оценка еще одной компоненты изменения численности населения города – административно-территориальных преобразований (АТП) – выполнялась (в случае отсутствия текущих административных оценок) по данным предшествующих переписей.


Результаты расчетов, представленные в таблице 2, показывают, что миграция вносила решающий вклад в рост численности населения Москвы по сравнению с естественным движением и административно – территориальными преобразованиями границ города (за исключением периода 1959 1969 гг., когда к Москве были присоединены новые территории с миллионным населением).

Таблица Демографический баланс Москвы с 1897 г. по 2010 г.

(тыс. человек) Естественный Миграционный Период прирост прирост АТП 1897-1913 157 536 1914-1926 46 128* 1927-1938 322 1830 1939-1949 220 -201* 1950-1958 291 612 1959-1969 274 784 1970-1978 149 751 1979-1989 154 647 1989-2002 -769 2175 2003-2010 -205 1319 Всего за 1897-2010 639 8654 * Включая тех, кто не вернулся с фронта Расчеты авторов Наиболее мощным миграционный приток был в 30-е гг. и в 90-е гг. ХХ века. В 30-е гг. Москва превратилась в один из крупнейших индустриальных центров не только страны, но и мира. В конце ХХ в. на миграционной динамике сильно сказались последствия распада СССР и отмена института прописки. С конца 80-х гг. миграция обеспечивает рост населения города и компенсирует значительную естественную убыль населения. По балансовым оценкам миграционный прирост Москвы с 1897 г. по 2010 г. составил 8,6 млн. человек.

По данным текущего учета, с 1928 года по 2010 г. в Москве зарегистрировано 20,8 млн. прибытий, 14,8 млн.

выбытий, миграционный прирост составил 6,0 млн. человек (рисунок 2).

Рис. 2 Миграционные потоки по данным текущего учета Источник: расчеты авторов по данным [22] Сравнение оценок миграционного прироста, полученных методом демографического баланса и по данным текущего учета, позволяет выявить качество последнего. Полнота учета механического движения определялась как отношение разности между оценкой миграционного прироста по данным текущего учета и оценкой миграционного прироста по данным демографического баланса к оценке по демографическому балансу. Чем больше расхождение между оценками, тем качество учета хуже (рисунок 3).

Отрицательные значения показывают, что оценка по демографическому балансу больше оценки миграционного прироста, полученной непосредственно по данным текущего учета. В первую очередь это объясняется недоучетом прибытий в системе текущего учета миграции. Положительные значения показателей свидетельствуют о превышении оценки по данным текущего учета над оценкой, полученной балансовым методом.

Главной причиной такого несоответствия является недоучет выбытий из города. При совпадении двух оценок, качество учета является высоким. Такое благополучное положение дел наблюдалось в период 1960-1980 гг., когда в столице действовали административные ограничения по проживанию. Самым плохим учет миграции был в 30-е гг. – в период становления системы текущего учета миграции, и в постсоветский период, когда прежняя система учета, основу которой составлял институт прописки, была разрушена, а новая еще не создана.

60% 40% 20% 0% -20% -40% -60% -80% -100% Рис. 3 Расхождения в оценках миграционного прироста г Москвы по данным текущего учета и демографическому балансу Расчеты авторов Таким образом, демографический баланс Москвы с по 2010 гг. представляется следующим образом:

- на 1 января 1900 г. численность населения составляла 1,1 млн. человек;

- родилось 8,3 млн. человек, умерло 7,7 млн. человек, естественный прирост составил 0,6 млн. человек;

- миграционный прирост составил 8,6 млн. человек;

- прирост населения в результате административно территориальных преобразований добавил 1,2 млн. человек;

- к 1 января 2011 г. численность населения Москвы увеличилась до 11,5 млн. человек.

Проведенные расчеты подтверждают решающую роль миграции в формировании населения Москвы.

О решающей роли миграции в формировании населения Москвы также свидетельствуют доли местных и неместных уроженцев в общей численности населения города (таблица 3).

Таблица Распределение населения Москвы по месту рождения (в %) Место рождения 1897 1926 1989 Москва 26,2 34,8 53,0 53, Вне Москвы 73,5 64,9 46,1 42, Московская область 22,5 11,6 7,1 6, Приграничные области 38,6 27,5 11,5 7, Другие области 2,7 5,3 6,7 5, Центрального округа Северо-Западный округ 1,7 2,7 1,8 1, Поволжье 2,0 4,5 5,0 4, Юг и Северный Кавказ 0,4 0,7 1,5 1, Урал 0,2 0,3 1,3 1, Сибирь и Дальний Восток 0,1 0,4 2,4 3, Украина и Молдавия 1,8 3,8 4,1 4, Белоруссия и Прибалтика 1,9 2,5 1,5 1, (кроме 1926) Закавказье и Средняя Азия 0,1 0,7 2,7 4, Др. государства 1,5 4,9 0,5 Территория рождения не 0,3 0,3 0,9 4, указана Источник: расчеты авторов по данным[1, 3, 11, 19] Результаты первых переписей показывают, что до войны население Москвы формировалось в соответствии с гравитационной моделью миграции: большая часть мигрантов являлась уроженцами близлежащих Московской и пограничных с ней губерний. Московский «демографический насос» был настолько сильным, что в период интенсивной урбанизации оставил Центральную Россию без крупнейших городов (исключением являются старые городские центры – Ярославль и Нижний Новгород). По мере роста населения столицы, исчерпания людских ресурсов в московском и других старорусских регионах, а также развития модернизационных процессов в других частях СССР, география происхождения москвичей постепенно меняется. Так, за последние годы уменьшается доля уроженцев областей центральной России и увеличивается доля уроженцев Средней Азии и Закавказья. Если в 1926 г. последних было в 40 раз меньше, чем уроженцев пограничных с Московской областей, то в 2002 г. – всего лишь в 1,6 раза. Перепись 2010 г., очевидно, подтвердит эту тенденцию, как и тенденцию к увеличению пропорции родившихся на Северном Кавказе и в восточной части страны.

Литература Всесоюзная перепись населения 1926 года. Том 36. - М.:

1.

Издание ЦСУ Союза СССР, 1930.

Всесоюзная перепись населения 1939 года: основные итоги / 2.

под редакцией Ю.А. Полякова. - М.: Наука, 1992.

Всесоюзная перепись населения 1989 года. РГАЭ фонд 1562, 3.

опись 69, дело 3148.

Гаврилова И. Н. Население Москвы: исторический ракурс. 4.

М.: Мосгорархив, 2001.

История Москвы, том 5. - М., Изд-во Академии Наук СССР, 5.

1955.

Москва в годы реформ (1992 – 1996). Краткий 6.

статистический справочник. - М.: Мосгоркомстат, 1997.

Москва в цифрах 1917-1977. - М.: Статистика, 1977.

7.

Москва в цифрах за годы Советской власти 1917 – 1967. 8.

М.: Статистика, 1967.

Москва в цифрах: с начала века до наших дней. - М.:

9.

Мосгоркомстат, 1997.

Московский статистический ежегодник 2010. Экономика 10.

Москвы в 1992 – 2009 году. - М., Мосгорстат, 2010.

Первая Всеобщая перепись населения Российской империи 11.

1897 г / под ред. Н.А. Тройницкого. XXIV. Московская Губерния. СПб.: Издательство ЦСК МВД, 1905.

Перепись Москвы 1882 года. Выпуск 3. Население и занятия.

12.

- М.: Издание Статистического отдела Московской городской управы, 1885.

Перепись Москвы 1902 года. М.: Издание 13. Статистического отдела Московской городской управы, 1904.

Статистические сведения о жителях г. Москвы по переписи 14.

12 декабря 1871 года. - М.: Моск. столич. губ. стат. ком., 1874.

Статистический атлас города Москвы. Территория, 15.

состав населения, грамотность и занятия. - М., 1911.

Статистический атлас города Москвы и Московской 16.

губернии. Выпуск 1. Население. - М., 1924.

Статистический справочник Москвы и Московской 17.

губернии 1927. - М.: Моск. стат. отд, 1928.

Численность населения СССР по переписи на 15 января 18.

года по республикам, краям, областям, национальным округам, районам, городам, поселкам городского типа, районным центрам и крупным сельским населенным местам (по административно территориальному делению на 1 января 1960 г.). - М.: Центральное статистическое управление при Совете Министров СССР, 1960.

Всероссийская перепись населения 2002 года.

19.

http://www.perepis2002.ru/index.html?id= Всероссийская перепись населения 2010 года.

20.

http://www.perepis-2010.ru/results_of_the_census/results-inform.php Сведения о естественном движении населения ЦАГМ фонд 21.

126, опись 13 дела 59, 159,162,165,173,189,220,366,387,397;

РГАЭ фонд 1562, опись 20, дела 500,577.

Сведения о миграционном движении населения ЦАГМ фонд 22.

126, опись 13 дела 65, 122, 163, 167, 175, 191, 205, 222, 237, 254, 268, 287,301,319,338,352,374,381,391,... 819;

РГАЭ фонд 1562, опись дела 57,117,145,175,176;

опись 44 дело 2671.

Сведения об административно-территориальных 23.

преобразованиях ЦАГМ фонд 126, опись 13 дело 409;

фонд 150, опись 1 дело 5619, 5690;

РГАЭ фонд 1562, опись 27 дело 461, 1153, 1277, 1424.

Соглашение от 29 ноября 2011 года «Об изменении границы 24.

между субъектами Российской Федерации городом Москвой и Московской областью»

Донец Е.В.

МГУ имени М.В. Ломоносова О возможных направлениях разработки системы показателей адаптации и интеграции мигрантов «Увеличение масштабов миграции и ее нарастающая отдаленность от российской культурной традиции потребуют от государства и общества действий, направленных на формирование национальной интеграционной концепции, которые раньше не стояли на повестке дня»[Е.В.Тюрюканова;

6,145].

Тенденции миграции в Россию, наметившиеся в последнее десятилетие, а именно – заметное увеличение удельного веса мигрантов из Центральной Азии – с новой остротой поднимают вопрос о необходимости разработки системы мер, способствующих адаптации и интеграции мигрантов. Осознание такой необходимости уже привело к появлению новых структур, как центральных (Управление содействия интеграции ФМС), так и на местах (положено начало разработке программ адаптации и интеграции мигрантов, в ряде городов созданы Центры социальной и комплексной адаптации, начата работа по социально-культурной адаптации детей мигрантов).

При этом сами процессы адаптации и интеграции мигрантов в России остаются малоизученными, отсутствует, а точнее, не разрабатывается система показателей, позволяющих оценить сам процесс и его перспективы, в том числе для отдельных групп мигрантов.

В результате система содействия мигрантам формируется в основном постфактум, по мере проявления назревших ранее проблем, в то время как в ряде случаев своевременное предупреждение их возникновения возможно.

По нашему мнению, в систему показателей адаптации и интеграции мигрантов, прежде всего, должны быть включены индикаторы, которые:

дают представление о сложившихся и 1.

создаваемых обществом условиях, способствующих или препятствующих адаптации и интеграции;

характеризуют процесс адаптации и интеграции в 2.

целом, в том числе, в динамике;

характеризуют процесс адаптации и интеграции 3.

отдельных групп мигрантов – по этнической и религиозной принадлежности, по потокам и т.д.

В последнее десятилетие в международной практике анализа процесса интеграции мигрантов используется система показателей, характеризующих условия и меры содействия интеграции, создаваемые в конкретных странах. Рассчитываемый для ряда стран индексMIPEX (Migration Integration Policy Index) позволяет оценить проводимую политику и составить рейтинг стран по степени содействия и успехам в продвижении по пути интеграции мигрантов. В 2011 г. он был рассчитан с учетом критериев для стран Евросоюза, Норвегии, Швейцарии, Канады, США (всего 31 страны) [1]. По каждому из критериев предлагались 3 варианта оценки, которую давали эксперты.

Каждая такая оценка учитывалась в общей сумме набранных баллов для конкретной страны.

В ранжированном по индексу MIPEX списке стран лидирующие позиции в 2011 г. занимают Швеция, Португалия, Канада, Финляндия, Нидерланды (итоговые значения индекса колеблются от 83 в Швеции до 68 в Нидерландах).

Удовлетворительной признана ситуация лишь в 1/3 стран, по которым рассчитывался индекс. Наиболее сложная ситуация - в Латвии, на Кипре и в Словакии (значения индекса от 31 до 36).

Основные блоки информации, входящие в состав интегрированного показателя, описывают возможности для мигрантов в следующих сферах:

1. мобильность на рынке труда (доступность работы для разных категорий мигрантов, как в государственном, так и в частном секторе, возможность получения помощи гражданами третьих стран, политика поддержки отдельных групп мигрантов – молодежи, женщин, обеспечение прав работников и т.д. – 16 критериев);

2. воссоединение семей граждан из третьих стран (право на воссоединение, документы, условия для разных членов семей, их права -21 критерий);

3. образование (доступность, обеспечение целевых потребностей, целевая политика поддержки, предоставление новых возможностей, предотвращение сегрегации, меры по содействию социальной интеграции, межкультурное образование и т.д. – 22 критерия);

4. участие в политической жизни (избирательные права, политические свободы, совещательные органы, информирование, поддержка организаций иммигрантов – критериев);

5. постоянное проживание (доступность, необходимые условия, требования, в т.ч. знания языка, поддержка, время оформления, необходимое время проживания и т.д. – критериев);

6. получение гражданства (в т.ч. условия для 1 и 2 поколения мигрантов, требования, в т.ч. знания языка, причины отказа, двойное гражданство - 21);

7. противодействие дискриминации (определение дискриминации, законы, противодействующие дискриминации, сферы применения, механизмы принуждения и т.д. – 34).

Оценка проводится по каждой из сфер, что позволяет выделить наиболее успешные примеры создания условий для интеграции по отдельным направлениям.

Таким образом, индекс MIPEX может давать довольно точное представление о сложившейся в стране системе содействия интеграции мигрантов, позволяет провести сравнительный анализ. Однако с его помощью невозможно оценивать эффективность этой системы, так как сам процесс адаптации и интеграции не прямолинеен и не всегда зависит от степени участия в нем принимающего государства и общества в целом. Важны также намерения самих мигрантов, в некоторых случаях процесс тормозится отношением самих мигрантов к принимающему их обществу, а также начальной степенью готовности к интеграции.

Одной из последних инициатив международных экспертов по статистике является комплексное исследование социально-экономических условий мигрантов, предполагающее оценку различных параметров с учетом трех измерений: (1) доступ и участие, (2) окружающая среда и качество и (3) результаты [12]. В проекте участвуют 12 стран. На данном этапе исследования определен круг параметров и названы источники данных. Шесть основных социально-экономических параметров это демография, образование, рынок труда, материальное положение, социальные аспекты и здоровье. Блок «демография»

включает следующие (не только чисто демографические) характеристики: возраст, пол, семейное положение, смешанные браки, рождаемость, семья, состав домохозяйства, изменение места жительства, доступ к жилью и наличие собственного дома, владение языком, разрешение на въезд /категория визы и причины миграции.

Большую часть информации для оценки степени адаптации и интеграции могут дать переписи населения и обследования. Важную роль играет вопрос о родном языке и языках, которые знают и которыми пользуются иммигранты.

Немаловажную роль может играть информация о языке, на котором происходит повседневное общение в семье. Эти и подобные вопросы могут входить в программу переписей населения. В переписи населения России 2010 г. было сформулировано несколько вопросов о языке: о владении русским языком, иными языками, о родном языке. Однако ответы на перечисленные вопросы не дадут возможности составить представление о роли родного языка в повседневной жизни респондента, а также о степени владения как русским, так и другими языками.

В то же время международная практика проведения переписей подтверждает возможность развернутого изучения роли языка. Так, в переписи населения США 2000 года (последняя перепись в США, отдельно учитывавшая население, родившееся за рубежом, позднее данные об этой категории населения собирались в рамках обследований) задавались не только вопросы о родном языке и владении английским языком, но и вопрос о степени владения английским. По данным переписи получена ценная информация о лицах, говорящих преимущественно на иностранном языке. В структуре данных о языке, на котором говорят респонденты – лица, говорящие только на английском языке, и лица, говорящие на другом языке с выделением групп владеющих английским в разной степени (очень хорошо, хорошо, плохо, совсем не владеют) [11]. Уровень знания английского языка «хуже, чем на оценку «очень хорошо», оценивается также в языковых группах (по основному языку) с учетом распределения по возрасту, полу, расовой принадлежности, гражданству, году прибытия в США, месту рождения, уровню образования, занятости и другим характеристикам [8].

Отдельная тема исследования в ходе переписи населения США 2000 г.– характеристика домохозяйств по степени языковой изоляции [9]. Все домохозяйства подразделяются на англо говорящие и говорящие на другом языке, в группе последних выделяются домохозяйства, изолированные по признаку владения английским языком (к последним относятся такие домохозяйства, все (без исключения) члены которых испытывают трудности в применении английского языка). Рассматривается структура этих домохозяйств по типу, размеру, возрасту главы, гражданству и году прибытия, размеру и виду доходов, числу работников и т.д. Вышеперечисленные данные – результат выборочного обследования по данным переписи, но они охватывают практически всю территорию, представлены и отдельные результаты по штатам.

Таким образом, данные переписи населения США 2000 г.

фактически позволили оценить степень языковой адаптации и интеграции домохозяйств и лиц с различными социально демографическими характеристиками, в т.ч. в зависимости от срока нахождения в стране. Более поздние аналогичные данные доступны из другого источника – American Community Survey (Американское обследование общин).

Переписи и обследования населения могли бы дать также и уникальную информацию о мигрантах по поколениям, если бы соответствующее разграничение было включено в их программы.

Применение к данным категориям даже общих данных из анкеты переписи населения России – об образовании, языке, средствах существования и др. – дало бы основания для оценки сдвигов, произошедших во втором поколении. По данным Текущего обследования населения США - Current Population Survey (основного источника формирования статистики труда), возможна оценка даже по 3 поколениям: родившимся за рубежом, тем, у кого хотя бы один из родителей родился за рубежом, и тем, у кого оба родителя являются уроженцами США [10]. Результаты обследования по поколениям мигрантов включают распределения по виду домохозяйств, уровню образования, статусу занятости, занятиям, доходу, наличию собственного жилья, году прибытия и др. Различия по поколениям (хотя и с определенной долей условности) позволяют судить о наличии и успешности процесса интеграции.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.