авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |
-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РФ

БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

МИНИСТЕРСТВО АГРАРНОЙ ПОЛИТИКИ УКРАИНЫ

ХАРЬКОВСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ АГРАРНЫЙ

УНИВЕРСИТЕТ им. В. В. ДОКУЧАЕВА

УКРАИНСКАЯ АКАДЕМИЯ АГРАРНЫХ НАУК

ННЦ «ИНСТИТУТ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ И КЛИНИЧЕСКОЙ ВЕТЕРИНАРНОЙ МЕДИЦИНЫ»

НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК УКРАИНЫ

ХАРЬКОВСКОЕ ЭНТОМОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО

ЖИВЫЕ ОБЪЕКТЫ В УСЛОВИЯХ АНТРОПОГЕННОГО ПРЕССА Белгород, 2008 3 ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РФ БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ МИНИСТЕРСТВО АГРАРНОЙ ПОЛИТИКИ УКРАИНЫ ХАРЬКОВСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. В. В. ДОКУЧАЕВА УКРАИНСКАЯ АКАДЕМИЯ АГРАРНЫХ НАУК ННЦ «ИНСТИТУТ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ И КЛИНИЧЕСКОЙ ВЕТЕРИНАРНОЙ МЕДИЦИНЫ»

НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК УКРАИНЫ ХАРЬКОВСКОЕ ЭНТОМОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО ЖИВЫЕ ОБЪЕКТЫ В УСЛОВИЯХ АНТРОПОГЕННОГО ПРЕССА Материалы X Международной научно-практической экологической конференции 15-18 сентября 2008, г. Белгород Белгород, ББК 20. Ж Печатается по решению редакционно-издательского совета Белгородского государственного университета Рецензент: д. биол. н. В. П. Нецветаев;

Редакционная коллегия:

А. В. Присный, Н. М. Антипова, Д. В. Вовк, А. В. Лазарев, И. П. Леженина, А. Ф. Колчанов Ответственный за выпуск: А.В. Присный Ж 67 Живые объекты в условиях антропогенного пресса. Материалы X Международной научно-практической экологической конференции. г. Белгород, 15-18 сентября 2008 г. – Белгород: ИПЦ «ПОЛИТЕРРА», 2008. – 244 с.

Сборник включает тезисы докладов, заявленных на конференцию «Живые объекты в условиях антропогенного пресса». Они отражают современные представления о реакции живых организмов, популяций, видов и сообществ на антропогенную трансформацию природной среды, сведения о состоянии живых объектов в условиях избыточной антропогенной нагрузки на биогеоценозы, а также предложения по содержанию и технологии гармонизации отношений человека и живой природы.

Сборник предназначен для специалистов в области экологии и охраны природы. Он также представляет интерес для биологов и специалистов других профилей, интересующихся проблемами экологии.

Издано при финансовой поддержке РФФИ, проект № 08-04-06053-г.

ISBN 978-5-98242-107- © Белгородский госуниверситет, © Авторы опубликованных материалов, текст, Данная конференция – это очередная, десятая из конференций, посвященных экологической проблематике, проводимых на базе Белгородского государственного университета. Конференции (после второй) проводятся с двухлетней периодичностью:

октябрь 1989 г.: Межвузовская научно-практическая конференция «Экологические проблемы в преподавании гуманитарных и естественнонаучных дисциплин в педагогических вузах»;

октябрь 1992 г.: Вторая Межвузовская научно-практическая конференция «Экология в теории и практике»;

сентябрь-октябрь 1994 г.:III Межрегиональная экологическая конференция «Проблемы экологии в практике педагогического образования и в производстве»;

сентябрь 1996 г.: IV Открытая региональная конференция «Экологические и генетические аспекты флоры и фауны Центральной России»;

сентябрь 1998 г.: V Международная открытая межвузовская конференция «Региональные проблемы прикладной экологии»;

октябрь 2000 г.: VI Всероссийская научно-практическая конференция «Экологическая безопасность и здоровье людей в XXI веке»;

ноябрь 2002 г.: VII-я Международная научно-практическая экологическая конференция «Приспособления организмов к действию экстремальных экологических факторов»;

сентябрь 2004 г.: VIII Международная научная экологическая конференция «Актуальные проблемы сохранения устойчивости живых систем»;

октябрь 2006 г.: IX Международная научно-практическая экологическая конференция «Современные проблемы популяционной экологии»;

сентябрь 2008 г.: X Международная научно-практическая экологическая конференция «Живые объекты в условиях антропогенного пресса».

Материалы всех конференций опубликованы в открытой печати в виде сборников тезисов докладов и, частично, в виде статей.

Сборник включает тезисы 302 докладов, представляющих следующие направления:

Организменные и популяционно-видовые адаптации.

Микроэволюционные процессы в биологических популяциях.

Региональные фауны и флоры. Естественные биогеоценозы. Биологические инвазии.

Растения, животные и сообщества трансформированных и искусственных экосистем.

Домашние животные, культурные растения. Культуры живых организмов. Интенсивные биотехнологии.

Охрана видов и сообществ.

Экологическое образование.

К ФЛОРЕ ГОРОДА СТЕРЛИТАМАКА Л. М. Абрамова, Ю. Б. Филатова Ботанический сад-институт УНЦ РАН, г. Уфа, Башкортостан, Россия Изученность флоры городов является необходимым условием для выяснения общих закономерностей процесса урбанизации растительного покрова. Городская флора есть совокупность видов растений на урбанизированной территории [Ильминских, Шмидт, 1994]. Городскую флору можно рассматривать в качестве элементарной флоры.

В Республике Башкортостан урбанофлоры неоднократно становились объектом исследований [Ишбирдин, Ишбирдина, 1993, Рябова, 1996;

Хусаинов, 2005;

др.]. Тем не менее, сведений по флоре второго по величине города республики – Стерлитамака нет.

Город Стерлитамак находится в Республике Башкортостан, в левобережье р. Белой. Это крупный промышленный центр с численностью населения 263 тыс. человек и площадью 100 кв. км. Город расположен в Предуральской степной зоне. Основной почвенный фон составляют черноземы с преобладанием выщелоченных подтипов, рельеф равнинный, климат континентальный незначительно засушливый или засушливый.

Установлено 265 видов сосудистых растений, относящихся 162 родам и 43 семействам. Флора характеризуется ведущим положением следующих семейств: Asteraceae, Poaceae, Brassiacaceae, Fabaceae, Polygonaceae, Chenopodiaceae, Caryophyllaceae, Lamiaceae, Apiaceae, Rosaceae. Наибольшим количеством видов представлены роды Polygonum, Artemisia, Poa, Rumex, Plantago, Chenopodium и др.

Среди жизненных форм преобладают многолетники (более 60%), в составе которых криптофиты и гемикриптофиты составляют около 50%, фанерофиты - 10%, терофиты - около 40%. Ведущими фитоценотическими группами являются виды открытых мест обитаний: степные и луговые - около 70%.

Адвентивная флора, несомненно, обновляет и обогащает таксономический состав растений города. Изучение закономерностей распространения адвентов дает возможность предсказать изменения во флористическом спектре, а также управлять этим процессом при необходимости. В ходе анализа флоры г. Стерлитамака отмечены виды, являющиеся заносными. Среди них виды, происходящие из Северной Америки: Acer negundo, Cyclachaena xanthiifolia, Oenothera biensis, Galinsoga parviflora, Hordeum jubatum, Сonyza canadensis и др. С Дальнего Востока и Сибири занесены Matricaria matricarioides, Caragana arborescens, Artemisia siversiana, из Европы (Балканы) - Siringa vulgaris и т.д.

В составе адвентивной флоры выявлен ряд инвазивных видов - т.е. наиболее агрессивных растений, образующих потомство в большом количестве и обладающих потенциальной способностью распространения на значительной территории [Гельтман, 2003]. Это Cyclachaena xanthiifolia, Galinsoga parviflora, Hordeum jubatum, Acer negundo, Сonyza canadensis, Bidens frondosa, Xanthium albinum и др.

ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ ДОШКОЛЬНИКОВ СРЕДСТВАМИ ООПТ П. В. Аксенова Воронежский государственный природный биосферный заповедник, г. Воронеж, пос.

Краснолесный, Россия Проблемы охраны окружающей среды в современном обществе приобрели первостепенное значение. Разрешение их возможно только при условии формирования новой, гуманистической направленности отношения человека к природе. Сохранение природной среды, таким образом, связано с экологическим воспитанием человека, обладающего потребностью гуманно относиться к природе.

Большое значение в решении этих задач отводится системе особо охраняемых природных территорий (ООПТ), важным направлением деятельности которых является экологическое воспитание населения (Федеральный закон Российской Федерации “Об особо охраняемых природных территориях”). Государственные природные заповедники и национальные парки обладают специфическими возможностями, позволяющими сформировать уникальную образовательную среду для работы с различными группами населения, в том числе и детьми дошкольного возраста.

К сожалению, именно работа с данной категорией детей минимально присутствует в экологической работе заповедников и национальных парков, что совершенно неоправданно. Ведь именно в этом возрасте формируются начала экологической культуры личности, развивается чувство общности с живой природой, при помощи взрослых ребенок начинает осознавать ее как общую ценность для всех людей.

В Воронежском заповеднике работа с детьми дошкольного возраста является одним из важных направлений деятельности отдела экологического просвещения. В отделе разработана и успешно апробируется авторская программа Аксеновой П. В. по экологическому воспитанию дошкольников и младших школьников «Знакомьтесь, заповедник!».

Цель программы – показать детям уникальность природы Воронежского заповедника, познакомить с правилами поведения в ней, прививать основы практической деятельности по сохранению природного окружения, воспитывать гуманное отношение ко всему живому.

Программа представляет собой цикл занятий, позволяющих познакомиться с природой Воронежского заповедника. Занятия проводятся в различных формах – это ролевые игры в музее природы, постановка детских экологических спектаклей, конкурсы рисунков о природе заповедника, сезонные и тематические экскурсии и походы, уроки на экологической тропе. При отборе материала к программе учитывают принципы доступности и научности, дети получают реальные, подлинно научные сведения о растениях, животных, различных явлениях природы. В то же время, эта информация доступна для их понимания, т.к. адаптирована для дошкольного и младшего школьного возраста.

Большое внимание уделяется практической деятельности детей – шефству над обитателями демонстрационных вольер и зоологической секцией заповедника, участию во всех природоохранных акциях, проводимых заповедником.

Считаем, что работа по программе «Знакомьтесь, заповедник!» создает условия для становления основ экологической культуры дошкольников и в дальнейшем поможет формированию у них осознанного, гуманного отношения к природе.

СПЕЦИФИКА ОСВОЕНИЯ ПОЗВОНОЧНЫМИ ЖИВОТНЫМИ УРБОЦЕНОЗОВ МЕГАПОЛИСА НА ПРИМЕРЕ г. ЛИПЕЦКА В. Н. Александров Липецкий государственный педагогический университет, г. Липецк, Россия Постоянно усиливающееся поглощение естественных биоценозов и замена их «культурным»

ландшафтом в процессе урбанизации существенно сокращает возможности и перспективы сохранения биоразнообразия наземных позвоночных животных. В связи с этим возникает необходимость выяснения особенностей распространения, численности и условий существования наземных позвоночных животных.

В настоящей работе излагаются некоторые результаты многолетних исследований этой группы животных. Липецк является крупным промышленным городом, центром соответствующей области. От других мегаполисов он отличается своеобразием занимаемой территории, орографией и историческими особенностями становления городского хозяйства. Наряду с мощно развитыми промышленной и солитетной зонами на его территории до настоящего времени сохраняются близкие к естественным биотопы для представителей практически всех классов наземных позвоночных животных. Этому способствуют протекающие в границах города река Воронеж с притоком Матырой, образующие хорошо выраженный пойменный комплекс, овражно-балочная система в его центральной части с разнообразной растительностью, старые парки и скверы, садовые участки и лесопарки.

Своеобразны условия обитания животных на территориях крупных промышленных предприятий. Очистные сооружения и отстойники с термальными водами позволяют зимовать здесь некоторым видам перелетных птиц, обитать околоводным млекопитающим, амфибиям и рептилиям.

Общее число наземных позвоночных в границах города – 240 видов (67.4% биоразнообразия всей области [Александров, 2004]. Из этого числа земноводных – 81.8%, птиц – 69.9%, млекопитающих – 58.8% (см. табл.). При этом здесь обитают либо встречаются периодически более четверти краснокнижных видов [Александров, 2008;

Красная книга Липецкой области, 2006].

Таблица Состав наземных позвоночных животных г.

Липецка Видов в городе В том числе краснокнижных видов Классы всего в % к фауне Липецкой всего в % к краснокнижным видам области Липецкой области Земноводные 9 81.8 2 66. Пресмыкающиеся 3 37.5 1 16. Птицы 188 69.9 22 25. Млекопитающие 40 58.8 5 27. Сумма 240 67.4 30 26. Это является свидетельством того, что на урбанизированных территориях возможно сохранение значительного числа представителей дикой природы. В последние годы активное разрастание городских агломераций приводит к постепенному разрушению среды обитания животных, это что может вызвать выпадение из городской фауны хвостатых и некоторых бесхвостых амфибий и рептилий. Серьезную озабоченность вызывают перспективы выживания в условиях города открыто гнездящихся птиц, полуводных млекопитающих и других водно-луговых группировок животных. В то же время возможно возрастание роли парков, зеленых насаждений, городских водоемов и отстойников промышленных предприятий в качестве очагов проживания, сохранения и размножения многих видов позвоночных животных.

ИЗМЕНЕНИЯ В ПОПУЛЯЦИЯХ РЕДКИХ РАСТЕНИЙ ПОД ВЛИЯНИЕМ АНТРОПОГЕННЫХ ФАКТОРОВ К. И. Александрова 1, Г. Г. Куликова Липецкий государственный педагогический университет, г. Липецк, Россия Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова, г. Москва, Россия Многолетние исследования флоры и растительности обширного Окско-Донского региона показало, что влияние антропогенных факторов значительно изменяет состав и структуру популяций высших растений. В частности, на территории Липецкой области найдено и идентифицировано более 390 видов редких и исчезающих растений, занесенных в Красную книгу (Красная книга Липецкой области, 2005). В их числе 51 вид Bryophyta, Pteridophyta – 5, Equisetophyta – 1, Lycopodiophyta – 4, Gymnospermae – 2, Angiospermae – 328. Значительная часть из них планируется включить в Красную книгу России.

Лимитирующими факторами являются сокращение естественных местообитаний и сужение экологической амплитуды вблизи южной границы ареалов, нарушение экотопов, приводящие к сокращению местообитаний, изменение гидрологического режима вследствие распашки площадей и рубок леса.

Кальцефильные гигрофитные мхи (Hygrohypnum luridum, Hygroamblystegium tenax и др.) имеют узкую экологическую амплитуду. Антропогенные нарушения экотопов – изменение гидрологического режима болот «Добринское болото», «Болото Сосновка» и «Болото Карасевка», занесенных в кадастр ЮНЕСКО «Телма». Некоторые моховидные найдены на задернованных глыбах песчаников и на почве.

Добыча песчаников, лесоэксплуатация, низкое возобновление привели к уменьшению численности вида.

Появились деградирующие участки лесов, произошло закустаривание склонов, вытаптывание, загрязнение атмосферы, нарушение лесоэксплуатации, антропогенная нарушенность экотопов, добыча доломита, выработка известняка. Целесообразно дальнейшее изучение численности и состава популяций растений.

Сосудистые растения также подвержены антропогенному влиянию. На древнейшие элементы флоры – папоротники лимитирующее воздействие оказывают такие факторы как сведение лесов, выборка известняков, превращение склонов в пастбища и нерегулируемый туризм, сбор растений для букетов, большая рекреационная нагрузка, приводящая к их вытаптыванию, распашка лугов, сбор лекарственных и декоративных растений. При этом происходят мелиоративные работы в лесу, добыча торфа, изменение химического состава воды, разрушение берегов водным транспортом.

По подсчетам Международного союза охраны природы ежегодно с лица Земли исчезает по одному виду (таксону). К сожалению, резко сокращается число особей исчезающих видов.

Состоявшаяся в Рио-де-Жанейро в 1992 г. Международная конференция, посвящена созданию «Программы действий по сохранению биоразнообразия (флоры и растительности и в целом всего живого биоса в любой точке Земли). В работе участвовали представители более 100 государств.

В соответствии с этим глубоко продуманы биолого-экологические подходы, экспериментально оформлены рекомендации.

Указ Президента Российской Федерации №440 от 1 апреля 1996г. «О концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию», который включает мероприятия по обеспечению экологической безопасности, охране растений, животных, человека, что позволит восстановить деградированные экосистемы.

Наличие более 100 ООПТ разного уровня (заповедники, заказники, памятники природы и др.) позволяет с оптимизмом относиться к перспективам сохранения краснокнижных растений Липецкой области.

ОПЫТ ИНТРОДУКЦИИ КОЛОКОЛЬЧИКОВ В БОТАНИЧЕСКОМ САДУ-ИНСТИТУТЕ УФИМСКОГО НАУЧНОГО ЦЕНТРА РАН И. Н. Аллаярова, Л. Н. Миронова Ботанический сад-институт Уфимского научного центра РАН, г. Уфа, Башкортостан, Россия Использование растений естественной флоры в зеленом строительстве позволяет не только расширить региональный ассортимент цветочно-декоративных растений, но и является одним из путей изучения и сохранения биоразнообразия. Большой интерес в этом плане представляют дикорастущие виды рода Campanula L., значительная часть которых весьма декоративны, оригинальны, отличаются продолжительным периодом цветения и достаточно легко приспосабливаются к новым условиям произрастания.

Цель наших исследований – изучение биологических особенностей представителей рода Campanula (C. alliariifolia Willd., С. carpatica Jacg., C. bononiensis L., C. glomerata L., C. latifolia L., C.

medium L., C. persicifolia L., C. punctata Lam., C. rapunculoides L., C. rotundifolia L., С. takesimana Nakai, C. thyrsoides L., C. trachelium L.) в Башкирском Предуралье и разработка зонального ассортимента.

Изучено 13 видов, из них 7 – представители флоры Республики Башкортостан. Опыты проводили на базе Ботанического сада-института УНЦ РАН.

Цветение большинства колокольчиков наблюдается во второй половине июня. Самое раннее наступление фазы цветения отмечено у C. glomerata (13.06–20.06.);

а самое позднее – у C. bononiensis и C. rapunculoides (29.06-06.07). По продолжительности периода цветения виды существенно различаются. Самый длительный период – у C. persicifolia и C. rotundifolia (70-72 дней). Менее продолжительным временем цветения характеризуются C. alliariifolia и С. carpatica (54-60 дней);

C.

rapunculoides и C. glomerata (35-40), C. trachelium и C. bononiensis (26-28);

у остальных видов цветение длится 12-20 дней (C. latifolia, C. medium, C. punctata, C. thyrsoides). У C. persicifolia, С. carpatica, C.

punctata, С. takesimаna в конце августа – начале сентября отмечается вторичное цветение. Все культивируемые виды являются обильно цветущими растениями. Они имеют достаточно крупные цветки, высотой от 1,7 см.(C. rotundifolia) до 6 см (C. latifolia). Для колокольчиков характерен дневной тип распускания цветков. Цветки протерандричные, открываются однократно.

Наиболее высокими декоративными качествами (по 100-балльной шкале) характеризуются С.

carpatica, C. persicifolia, C. rotundifolia, C. latifolia, C. medium, набравшие более 80 баллов.

Период от завязывания плодов до их полного созревания у C. punctata и С. takesimana составляет в среднем 40 дней;

C. trachelium и C. latifolia – 35, у C. glomerata – 33;

у C. persicifolia, C. rotundifolia, C.

bononiensis – 29, у C. rapunculoides и С. carpatica – 24 дня.

Начало плодоношения приходится на конец июля - середину августа. Полное созревание семян отмечается в конце августа. Вегетация репродуктивных побегов заканчивается в период диссеминации.

Изученные виды имеют высокую семенную продуктивность, которая обусловлена, прежде всего, их биоморфологическими особенностями: многоцветковым соцветием, многосемянной коробочкой.

Наибольшей семенной продуктивностью на побег характеризуется C. tracheliuт (21 тыс. шт.), наименьшей – С. takesimana (1 тыс. шт.). Высокой семенной продуктивностью плода обладает C.

persicifolia (320 шт. семян), низкой – C. punctata (46 шт.) и С. takesimana (47 шт.). Исключением является C. thyrsoides, у которого формировались пустые коробочки. Дают обильный самосев C. persicifolia и C.

tracheliuт.

Таким образом, все изученные виды рода Campanula проходят полный цикл развития, успевают закончить вегетацию в условиях Башкирского Предуралья и сформировать полноценные семена.

Благодаря высокой экологической пластичности они перспективны для культуры. Для зеленого строительства в Башкирском Предуралье рекомендуются С. carpatica, C. persicifolia, C. rotundifolia, C.

latifolia, C. medium.

УЧАСТИЕ ПЫЛЬЦЫ БУКА (FAGUS SYLVATICA L.) В СПОРОВО-ПЫЛЬЦЕВЫХ КОМПЛЕКСАХ ГОЛОЦЕНА ПОДОЛЬЯ (УКРАИНА) О. О. Андреева Институт экологии Карпат НАНУ, г. Львов, Украина Буковые леса Подолья – уникальные растительные сообщества на восточной границе ареала бука лесного (Fagus sylvatica L.). Причины их островной локализации являются дискуссионными.

Существует гипотеза, что такое распространение буковых лесов на Подолье обусловлено антропогенной деятельностью, в частности вырубками. Также выдвигаются гипотезы относительно незаконченной миграции бука на восточной границе ареала, влияния климатических и эдафических факторов, конкуренцией с основными лесообразующими породами на Подолье. Дополнительные аргументы может предоставить анализ данных спорово-пыльцевого анализа голоценовых отложений с территории Подолья, поскольку такая информация охватывает период времени до влияния деятельности человека на экосистемы и постепенное его усиление, которое вызвало необратимую трансформацию естественных систем.

Спорово-пыльцевые исследования истории растительности Подолья были начаты польскими учеными – С. Толпа [1927], В. Тымракевич [1928], М. Кочвара [1927, 1928], В. Шафер [1935], позднее продолжены украинскими – Г. В. Козий [1955], А. Т. Артюшенко, Р. Я. Арап, Л. Г. Безусько [1982] и другими. Поскольку болота на Подолье в основном верхового типа, есть следы периодических пересыханий, а территория в целом была мало занята лесами, данные спорово-пыльцевого анализа дают возможность делать выводы только самого общего характера. Для сравнения данных с ближайшими регионами необходимо учитывать, что пыльца бука распространяется ветром на километры и десятки километров от места ее продуцирования.

В. Шафер [1935] приводит обобщенные данные по изменению растительности Подолья на протяжении голоцена из которых следует, что пыльца бука постоянно принимала участие в формировании спорово-пыльцевых спектров начиная от 6 тыс. лет тому назад, относительное содержание ее до 5%, кривая непрерывна, и около 800 лет назад (в историческое время) его процентное участие несколько уменьшилось. Данные по Центральному Подолью [Артюшенко, Арап, Безусько, 1982] показывают, что пыльца бука появляется в пробах в среднем голоцене, ее содержание не превышает 4%, а к позднему голоцену уменьшается до 1%, при этом присутствует в пробах не постоянно. На Росточье картина несколько иная: пыльца бука непрерывно присутствует в отложениях начиная с аллерда, в раннем голоцене единично, в среднем до 4.5% (как и на Центральном Подолье), а в позднем ее содержание достигает 8%. Общей чертой разрезов с территории Малого Полесья является отсутствие пыльцы бука в раннем голоцене, кульминация его участия в среднем (до 4%) и уменьшение в позднем, при этом данные по разным разрезам существенно отличаются. В отложениях Карпат пыльца бука в тех или иных количествах присутствует на протяжении всего голоцена, что подтверждается и нашими данными.

Нами проведен спорово-пыльцевой анализ голоценовых отложений с территории Северо Восточного (3 разреза) и Северо-Западного Подолья (5 разрезов). Возраст отложений Северо-Западного Подолья – 8883 – 770 лет назад. Ориентируясь на литературные данные, полученная информация должна отобразить появление пыльцы бука в пробах и кульминацию его участия, но в проанализированных отложениях пыльца бука полностью отсутствует. При этом бук входит в состав современной растительности недалеко от точки отбора проб. Это можно объяснить локальным и в незначительных количествах распространением бука на территории Подолья в голоцене, а современное распространение вызвано его миграцией на место вырубки дуба, пыльца которого присутствует во всех исследованных разрезах в незначительных количествах.

Для восстановления картины динамики ареала бука лесного необходимо провести палеокартирование растительности западных регионов Украины с учетом дальности распространения пыльцы бука.

ФОРМИРОВАНИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ У ОБУЧАЮЩИХСЯ ШКОЛЬНОЙ БИОЛОГИИ Н. М. Антипова Белгородский государственный университет, г. Белгород, Россия В данный период осуществляется переориентация оценки результата образования «подготовленность», «общая культура», «воспитанность», на понятие «компетентность» обучающихся.

Компетентность – латинское слово «соответствую», «подхожу» – знания и опыт в той или иной области. Названные понятия включают: когнитивную, операционально-технологическую направленность, мотивационную, этическую, социальную и поведенческую, то есть отражают и результаты обучения (знания, умения) и систему ценностных ориентаций и т.д. [Зимняя, 2003].

В стратегии модернизации содержания общего образования в Российской школе приняты в году на период до 2010 года в качестве главного направления изменений содержания общего образования, так же отмечена необходимость развития у школьников ключевых компетентностей, базирующихся на четырех основаниях: учиться учиться (познавать), учиться делать, учиться жить и учится быть [Пономарева, 2006].

В экологическом образовании, учащихся биологии ведущее значение имеет понятие экологическая компетентность, под которой понимается: уровень экологических знаний, умений и навыков, способствующих ответственному отношению к природе и позволяющих успешно выполнять природоохранительную деятельность.

Осуществление экологической компетентности учащихся в биологии обеспечивается через все формы обучения, посредством экологизации учебно-методического комплекса по биологии, в котором отражаются отдельные этапы, решение проблем, формирующих соответствующие способы деятельности. В этих целях могут использоваться различные виды изучения: проблемные, исследовательские, модульные, дистанционные.

Важно, что в школах проводятся различные мероприятия, направленные на формирование экологической компетентности учащихся: праздники «1 апреля – Международный день птиц», «22 мая – Международный день поддержания биоразнообразия», так же организуются акции: «Сохраним Первоцветы», «Встретим птиц на родной Белгородчине», «Красные книги растений, животных для каждого района Белгородчины» и др.

При формировании экологической компетентности в школьной биологии используются следующие этапы: подготовительный (обучение учащихся на уроках с включением проблемных заданий социально-значимого характера);

развивающий (организация исследовательской и проектной деятельности во внеурочной и домашней работе);

корректирующей и оценочной (оценка сформированности активной личности, позиции учащихся в решении возникших проблем на уроках и внеурочных занятиях).

Системная и поэтапная реализация подхода к формированию экологической компетентности в процессе обучения в биологии позволяет учащимся обогащать себя новыми методами работы в учебном процессе и развивать личные качества.

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ШКОЛЬНОЙ БИОЛОГИИ Н. М. Антипова 1, Л. М. Коряка Белгородский государственный университет, г. Белгород, Россия Алексеевский колледж экономики и информационных технологий, г. Алексеевка, Россия В настоящее время экологическое образование (ЭО) школьников является приоритетным направлением в педагогической теории и практике. Однако, в связи с тем, что предмет «Экология» не входит в федеральный компонент учебного плана общеобразовательной школы, функции ЭО реализуются в основном в рамках биологических дисциплин. В решении экологической подготовки учащихся при изучении биологии большое значение имеет научно-исследовательская работа во всех формах обучения.

Например, выяснение многообразия и сложности взаимосвязей и взаимозависимости организмов, живых систем разных уровней организации со средой обитания обуславливает применение разнообразных экологических методов полевых исследований.

Методы исследования реализуются в большом разнообразии приемов полевых и лабораторных исследований экологических свойств природы. Совокупность определенных приемов исследования представляет методику исследования. В зависимости от объектов экологии и целей исследования используют и те и другие методы. При изучении экологического материала в школьной биологии в основном используются полевые исследования, т. е. изучение популяций видов растений, животных и их сообществ в естественной обстановке, непосредственно в природе.

Именно эти методы исследования позволяют установить результат влияния на организм или популяцию определенного комплекса факторов, выяснить развитие и жизнедеятельность вида в конкретных условиях.

Полевые исследования подразделяются на маршрутные и стационарные, описательные и экспериментальные. Маршрутные методы используются главным образом для выяснения экологических объектов: присутствие тех или иных форм живых организмов;

экологических групп охраняемых видов различных экосистем их разнообразие и встречаемость на исследуемой территории. Здесь основными приемами исследования являются: прямое наблюдение, оценка состояния, измерение, описание (фенофаз, учетных площадок, отдельных представителей живого мира, и т.д.), составление схем и карт, размещение исследуемых объектов и их инвентаризационных списков.

К стационарным исследованиям относятся методы длительного (сезонного, круглогодичного) наблюдения за одними и теми же объектами, требующие неоднократных описаний, замеров изменений, происходящих у наблюдаемых объектов. Стационарные методы обычно совмещают в себе полевые и лабораторные методы.

Описательные методы применяют при регистрации основных особенностей изучаемых объектов при прямом наблюдении. Они предполагают первоначальное знакомство с объектом. Применение этих методов в стационарном исследовании является одним из ключевых в экологическом мониторинге.

Экспериментальные методы объединяют различные приемы прямого вмешательства в обычные характеристики исследуемых объектов. Производимые в эксперименте наблюдения, описания и измерения выявленных свойств объектов обязательно сопоставляются с такими же объектами, но незадействованными в эксперименте, то есть неизмененными (контрольными).

СООБЩЕСТВА МЕЛКИХ МЛЕКОПИТАЮЩИХ ДНЕПРОВСКО-ОРЕЛЬСКОГО ПРИРОДНОГО ЗАПОВЕДНИКА Н. В. Антонец 1, Н. М. Окулова Днепровско-Орельский природный заповедник, г. Днепропетровск, Украина Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, г. Москва, Россия Территория Днепропетровско-Орельского природного заповедника (ДОПЗ) представляет собой комплекс коротко- (дубравы р. Проточь) и продолжительнопоемных лесов (р. Днепр) с системой стариц озер, лугов и болот (І – терраса) и псаммофитной степи (среднеднепровские арены) с насаждениями сосны обыкновенной разного возраста (ІІ – терраса). С 1991 по 2007 гг. проводились учеты численности и инвентаризация микромаммалий в основных биотопах на 15 постоянных учетных линиях (ПУЛ) согласно общепринятых методик с использованием обычных ловушек Геро и специальных живоловок системы Щипанова Н.А. [1999]. Всего за 17 лет отработано 50950 лов./сут. и отловлено 3797 особей мелких млекопитающих.

В пойменных участках ДОПЗ зарегистрировано 12 видов: бурозубка малая (Sorex minutus L.), бурозубка обыкновенная (S. araneus L.), белозубка малая (Crocidura suaveolens Pall.), малая лесная мышь (Sylvaemus uralensis Pall.), лесная мышь (S. sylvaticus L.), полевая мышь (Apodemus agrarius Pall.), домовая мышь (Mus musculus L.), мышь-малютка (Micromys minutus Pall.), серая крыса (Rattus norvegicus Berk.), водяная полевка (Arvicоla amphibius L.), восточноевропейская полевка (Microtus rosiaemeridionalis Ognev), кутора обыкновенная (Neomis fodiens Penn.). На участках естественной песчаной степи не охваченных лесоразведением – 10 видов микромаммалий: C. suaveolens, белозубка белобрюхая – C. leucodon Germ., мышовка степная – Sicista subtilis Pall. S. sylvaticus, S. uralensis, A agrarius, M. musculus, мышь курганчиковая – M. spicilegus Pet., M. minutus, M. rosiaemeridionalis. Из них S. subtilis Pall. занесена в Красную книгу Украины [1994]. Сообщества мелких млекопитающих заповедника трехдоминантные – малая лесная, лесная и полевая мыши. Это фоновые виды микромаммалий. Доминирует малая лесная мышь, которая вытеснила лесную на арены Днепра [Гащак, Вишнєвський, Заліський, 2006].

Виды-двойники: малая лесная и лесная мыши отличаются по ряду диагностических признаков [Межжерин, Загороднюк, 1989;

Загороднюк, 1993, 2002;

Загороднюк, Федорченко, 1993;

Межжерин, 1997;

Антонець, 2001;

Антонец, Окулова, 2003;

Антонець, Окулова, 2004;

Окулова, Антонец, 1999;

2000] и особенностей экологии. Однако, зоологи ДНУ [Булахов, Пахомов, 2006] утверждают, что лесная мышь отличаются „...меншим затемненням кінців остьового волосся та рядом анатомічних ознак. Утворює гібриди з жовтогорлою та уральською мишею. На території області віддає перевагу байрачним і заплавним лісам, узліссям, штучним лісовим насадженням, лісосмугам, очеретяним заростям по берегах озер. Нори риє рідко. Сховища влаштовує в дуплах, розташованих у 10–70 см над землею, у трухлявих пнях, пустотах під корінням дерев…”, что не соответствует действительности. Лесная мышь [Межжерин, 1993;

Антонець, 2001], в отличие от желтогорлой, роет глубокие норы (до 1 м) с характерными выбросами грунта (в песчаной степи). Она крупнее малой лесной мыши, имеет большую длину задней лапки и высоту уха, хвост 90-95% от длины тела, окрашена в более интенсивные охристые тона;

ее брюхо имеет грязно-белую окраску в отличие от чисто-белого, иногда с лимонным налетом разной интенсивности у уральской мыши, а на груди часто развито узкое рыжее пятно. Зоологи ДНУ [Рева, 2000;

Земляной, Суворкин, Рева, 2001;

Земляной, Шульман, 2003;

Булахов, Пахомов, 2006], не проводя идентификации на видовую принадлежность видов-двойников лесных мышей, обьясняют:

„Морфологічна структура популяції мікромамалій змінюється під впливом антропогенних чинників (розміри та вага тіла, зміна індексів таких ознак, як діаметр ока, розміри кінцівок, вух)”, что есть нонсенс.

ЭНЕРГОИНФОРМАЦИОННОЕ СОСТОЯНИЕ ОРГАНОВ МЛЕКОПИТАЮЩИХ ПРИ НЕКОТОРЫХ ДОБРОКАЧЕСТВЕННЫХ НОВООБРАЗОВАНИЯХ Д. А. Арешидзе 1, Л. Д. Тимченко 2, Т. А. Снисаренко 1, Ю. Р. Мутыгуллина Московский государственный областной университет, г. Москва, Россия Ставропольский государственный университет, г. Ставрополь, Россия К настоящему времени в понимании природы и механизмов рака имеется несколько точек зрения. Согласно авторитетному мнению ряда ученых полной и последовательной картины тех процессов, которые приводят клетку к опухолевой трансформации, не существует. При рассмотрении проблемы рака с нескольких направлений, становится очевидным, что в развитии патологии при канцерогенном воздействии генетические нарушения протекают параллельно с процессами, происходящими не на клеточном, а на более высоком, тканевом уровне. В научной литературе встречаются единичные работы, посвященные рассмотрению вопросов энерго-информационного состояния тканевых систем при онкозаболеваниях. Нам представлялось интересным исследование энергоинформационного состояния органов при некоторых доброкачественных новообразованиях. Для оценки энергоинформационного состояния органов нами использовалась авторская методика, согласно которой орган оценивается по следующим параметрам: информационная морфологическая емкость (Нmax), информационная морфологическая энтропия (H), информационная морфологическая организация (O), относительная морфологическая энтропия (h) и избыточность (R) и информационная морфологическая эквивокация. Также нами оценивался митотический и апоптический индексы.

Использование этих параметров позволяет дать объективную оценку состояния морфофункциональных адаптационных резервов органа и степень его устойчивости к воздействию патогенных факторов.

Анализ энергоинформационного состояния тканей при доброкачественных новообразованиях позволил выявить, что при всех рассмотренных нами опухолях не происходит снижения максимально возможного структурного разнообразия, но в то же время наблюдается значительное снижение существующего структурного разнообразия, причем снижение это довольно существенно. В то же самое время при доброкачественных новообразованиях происходит существенное, в разы, увеличение информационной морфологической организации. При столь высоких показателях необходимо говорить уже не о высоком уровне резервных структур, но о высоком уровне структур избыточных, т.е. в ткани повышается количество клеток, не выполняющих присущую данной ткани функцию. Во всех исследованных случаях нами было отмечено снижение относительной морфологической энтропии и весьма значительное повышение информационной морфологической избыточности, а информационная морфологическая эквивокация при всех рассмотренных патологиях принимает отрицательные величины.

Эти факты свидетельствуют о том, что при доброкачественных опухолях не происходит настолько существенной поломки биосистемы, при которой она перестает существовать как таковая.

Примечательно, что максимально возможное разнообразие ткани не изменяется, но уменьшается разнообразие существующее. Такая система находится в неком достаточно статичном состоянии, но при этом мало подвержена внешним регуляторным воздействиям со стороны организма. При малом разнообразии клеток они не функционируют, поскольку, как правило, недифференцированы, что и объясняет высокий уровень информационной морфологической избыточности и низкий уровень относительной морфологической энтропии.

ЭНЕРГОИНФОРМАЦИОННОЕ СОСТОЯНИЕ ОРГАНОВ КРЫС В ОНТОГЕНЕЗЕ Д. А. Арешидзе 1, Л. Д. Тимченко Московский государственный областной университет, г. Москва, Россия Ставропольский государственный университет, г. Ставрополь, Россия В настоящее время в медицине и биологии существуют общепризнанные и наиболее изученные критические периоды в онтогенезе человека и млекопитающих. Во время наступления критического периода организм млекопитающего наиболее подвержен неблагоприятному воздействию среды [Аршавский И.А., 1976;

Акинина С.П., 1979;

Вельтищев Ю.Е, 1994]. Критические периоды онтогенеза являются временем максимального риска и в плане заболеваний различной этиологии. При анализе статистических материалов о частоте заболеваемости теми или иными патологиями в различные периоды онтогенеза, нами обнаружено, что, помимо предсказуемых пиков заболеваемости в общепризнанные критические периоды онтогенеза, существуют и чётко выраженные пики заболеваемости в периоды развития, традиционно критическими не считающиеся. Исходя из этого факта, нам представилось актуальным исследовать энергоинформационное состояние органов млекопитающих в течение всего онтогенеза. Для оценки энергоинформационного состояния органов нами использовалась авторская методика, согласно которой орган оценивается по следующим параметрам: информационная морфологическая емкость (Нmax), информационная морфологическая энтропия (H), информационная морфологическая организация (O), относительная морфологическая энтропия (h) и избыточность (R). Также нами оценивался митотический и апоптический индексы.

Использование этих параметров позволяет дать объективную оценку состояния морфофункциональных адаптационных резервов органа и степень его устойчивости к воздействию патогенных факторов [Арешидзе Д.А., 2002;

Арешидзе Д.А., Тимченко Л.Д., 2003].

Исследование проведено на 256 белых беспородных крысах, онтогенез которых прослеживался с 9 дня пренатального развития до смерти. Анализу подвергались печень, почки, селезёнка и тимус.

Результаты исследования показали, что в онтогенезе крыс исследованным параметрам присуща циклическая изменчивость. В пренатальном онтогенезе нами обнаружены два и три пика для печени и почек и для тимуса и селезенки соответственно. Первый пик приходится на 9-й день пренатального онтогенеза, второй (первый для селезёнки и тимуса) - на 13-й день онтогенеза, а третий – на 21-й, т.е. на момент рождения. Примечательно то, что значение исследованных параметры в печени и почках к 13-му дню онтогенеза изменяются (отмечается повышение Нmax, H, h и МИ, снижение величины O и АИ), но к 21-му дню наблюдается противоположная картина. То же справедливо и в отношении селезёнки и тимуса. В постнатальном онтогенезе нами обнаружено несколько пиков изменений значений исследованных параметров. Это возраст 9, 21, и 27 дней 1.5, 2, 3.7, 4.7, 8.5 и 11 месяцев, 1.6, 2 и 3.7 лет.

Анализ изменения энергоинформационных параметров органов крысы в онтогенезе позволил нам выявит в них определенную закономерность. Во всех исследованных органах без исключения нами отмечены чередующиеся понижения и повышения значений энергоинформационных параметров.

Колебания носят закономерный характер. Нами установлено, что период онтогенеза, на который придется очередная критическая точка, определяется уравнением Tn=Tn-1+1.29Tn-1, где Tn – критический период онтогенеза, Tn-1 - предыдущий критический период онтогенеза с той же направленностью, 1. – коэффициент. Величина коэффициента определяется разницей изменения относительных приростов в системе при переходе между областями стабильного роста [Жирмунский А.В., Кузьмин В.И., 1990].

Необходимо отметить, что во все традиционные критические периоды нами отмечены пики изменений исследованных параметров. Это позволяет нам утверждать, что описанные пики изменения энергоинформационных параметров органов являются ни чем иным, как сенситивными периодами [Никитюк Б.А., 1978], в которые орган наиболее уязвим и в которые собственно и возникает болезнь, манифестация которой происходит в дальнейшем.

РЫБОПРОДУКТИВНОСТЬ НАГУЛЬНЫХ ПРУДОВ ПРИ ВЫРАЩИВАНИИ ПОЛИКУЛЬТУРЫ С ПРЕОБЛАДАНИЕМ РАСТИТЕЛЬНОЯДНЫХ РЫБ В I ЗОНЕ РЫБОВОДСТВА Т. И. Артамонова ВНИИ пресноводного рыбного хозяйства, пос. Рыбное, Московской обл., Россия Одним из направлений современной рыбохозяйственной науки России является создание экологически обоснованных и экономически оправданных технологий выращивания рыбы в прудах на основе направленного формирования ихтиофауны прудов, применения методов интенсификации средообразующих процессов, значительного повышения естественной кормовой базы прудов, степени ее использования.

Формирование ихтиофауны пруда происходит как за счет введения в поликультуру новых объектов, так и за счет изменения традиционного соотношения видов поликультуры. Увеличение доли растительноядных рыб при снижении доли карпа в прудовой поликультуре, которое дает возможность получать не только высокие рыбоводные показатели при небольших затратах корма, но и более эффективно использовать естественную кормовую базу прудов для Центральной России нетрадиционно.

Целью данных исследований было определение эффективного влияния различных технологических приемов на рыбопродуктивность нагульных прудов при выращивании поликультуры рыб по нетрадиционной для I зоны рыбоводства технологии.

Выращивание рыбы с применением различных технологических приемов проводили в нагульных экспериментальных прудах ЭПО "Якоть" площадью 0.25-1.44 га при плотности посадки годовиков: карп – 3.5;

гибрид толстолобиков – 4.0;

белый амур – 4.0 тыс.шт./г, в поликультуру был введен карасекарп (при 100 и 50%-ой замене традиционного карпа). Кормление рыбы проводили комбикормом К-111 – до начала июля, зерном пшеницы – с июля в зависимости от массы рыб, температуры воды и поедаемости задаваемых кормов. Результаты выращивания рыбы оценивали по её выживаемости, средней массе, рыбопродуктивности прудов, затратам комбикорма. В период исследований проводили наблюдения за температурой воды, её прозрачностью, содержанием растворённого кислорода, динамикой бихроматной окисляемости, pH среды, развитием фито-, зоопланктона, зообентоса грунтов, ростом и питанием выращиваемой рыбы. Естественную рыбопродуктивность рассчитывали по методу, предложенному В.П. Ляхновичем и Т.В. Копыловой, исходя из данных среднего за сезон состава рациона рыб и усвояемости энергии кормовых компонентов [Ляхнович, Копылова 1982].

Температурный, кислородный и гидрохимический режимы прудов в течение сезона соответствовали технологическим нормам. Анализируя питание карпа, белого амура и карасекарпа, можно заключить, что все вышеперечисленные виды рыб имели схожие спектры питания и являлись конкурентами за все виды кормов: комбикорм, зерно пшеницы и организмы животного происхождения.

Гибриды толстолобиков были пищевыми конкурентами этих видов рыб только за организмы животного происхождения.

Выращивание рыбы по нетрадиционной для I зоны рыбоводства поликультуре (с преобладанием растительноядных рыб) позволило получить общую рыбопродуктивность 20-25 ц/га при кормовых затратах 2.0-2.4 ед. Естественная рыбопродуктивность составила 6,4-7.2 ц/га, что в 3.5-4.0 раза выше норматива. Доля гибрида толстолобиков, полученная за счет естественного корма, составила 16-25% от общей рыбопродуктивности, доля белого амура – 1.3-4.6%, карпа – 0.8-9.2%, карасекарпа – 8.2% от общей рыбопродуктивности. Наибольшая естественная рыбопродуктивность получена в прудах с ранним кормлением зерном – 702-721 кг/га, что на 72-75 кг больше, чем в остальных прудах. Все виды выращенных рыб соответствовали морфологическим и физиологическим стандартам.

АДАПТАЦИЯ МХА AMBLYSTEGIUM SERPENS (HEDW.) B.S.G. К ВЛИЯНИЮ НИТРАТА СВИНЦА О. Л. Баик Институт экологии Карпат НАНУ, г. Львов, Украина Адаптивные реакции растений на действие экстремальных факторов природной среды имеют универсальный характер и реализуются посредством генетических, молекулярно-биохимических и физиологических реакций. Включение того или иного механизма адаптации или их комплекса определяется величиной и продолжительностью стрессового прессинга на растения. Известно, что проявление основных адаптивных реакций определяется не отдельными генами, а всей совокупностью наследственных факторов организма. Для понимания механизмов реализации адаптивного потенциала растений в экстремальных условиях техногенного загрязнения среды важно знать онтогенетическую специфику реализации информации генотипа через фенотипическое проявление белков и ферментов.

Выявление специфичности генезиса изоэнзимов в органах растений в зависимости от экологического фона дает возможность оценить характер, глубину и направленность адаптивных изменений. Образцы мха Amblystegium serpens с экологически чистых и техногенных экотопов были удачным объектом для сравнительных исследований реализации в ходе онтогенеза адаптивного потенциала растений в условиях загрязненной среды.

С целью оценки изменчивости популяций A. serpens исследовали влияние нитрата свинца в разных концентрациях (10-5-10-3 М) на спектр кислых растворимых белков и множественных молекулярных форм эстеразы растений, собранных с различных за уровнем загрязнения экотопов (г.

Львов – Стрыйский парк и Шевченковский гай, Карпаты – окрестности г. Сколе). Известно, что в экстремальных условиях техногенных экотопов происходят количественные и качественные изменения регуляции ферментов, что приводит к изменениям изоэнзимных спектров. Такие изменения компонентного состава ферментов рассматриваются как один из наиболее тонких механизмов адаптации растений к стрессовым влияниям различной природы. Показано, что с увеличением концентрации Pb(NO3)2 интенсивность высокомолекулярных фракций кислых растворимых белков (ММ 272–132 кД) снижалась у всех исследованных популяций A. serpens, а в образцах из окрестностей г. Сколе и Шевченковского гая, кроме этого, усилились фракции белков с ММ 95 и 66 кД. Сублетальные (10-3 М) концентрации свинца индуцировали появление фракции кислых растворимых белков с ММ 29 кД у растений из разных экотопов, а в сколевских образцах уменьшилась интенсивность фракции с ММ кД. Более существенным оказалось влияние свинца на спектр множественных молекулярных форм эстеразы. После обработки 10-5–10-4М раствором нитрата свинца снизилась интенсивность фракций множественных молекулярных форм эстеразы с ММ 45, 66 и 272 кД всех образцов A. serpens. Более существенным оказалось влияние сублетальных концентраций свинца на спектр множественных молекулярных форм эстеразы. Так, у растений из Стрыйского парка и окрестностей г. Сколе исчезли фракции множественных молекулярных форм эстеразы с ММ 29 и 45 кД. Кроме этого, в сколевских образцах мха исчезла фракция эстеразы с ММ 35 кД. На основании проведенных исследований показано более существенное влияние свинца на электрофоретический спектр кислых растворимых белков и множественных молекулярных форм эстеразы на образцы мхов из менее загрязненных экотопов.

Возможно, разная токсикотолерантность популяций A. serpens к действию поллютантов обусловлена их генетической изменчивостью. Анализ способности лабораторных культур исследованных популяций мха аккумулировать свинец показал, что действие сублетальных концентраций металла приводило к увеличению его содержания в львовских растениях в 2,5 раза, а в сколевских в 4,2 раза, сравнительно с контролем. Этот факт можно объяснить активацией адаптивных процессов растений мха. Можно предположить, что на загрязненных территориях преимущество имели растения более стойкие к действию тяжелых металлов.


ДИНАМИКА ЧИСЛЕННОСТИ ХЛЕБНЫХ ПЬЯВИЦ НА ЗЕРНОВЫХ ЗЛАКОВЫХ КУЛЬТУРАХ Г. В. Байдык Харьковский национальный аграрный университет им. В.В. Докучаева, г. Харьков, Украина В условиях северо-восточной Лесостепи Украины на зерновых злаковых культурах распространены пьявица красногрудая Oulema melanopus L. и пьявица синяя Oulema lichenis Voet.

Вспышки массового размножения пьявиц повторяются через 11-15 лет, иногда – 5 или больше чем 15 лет. Степень вредоносности зависит от географической зоны, погодных условий, уровня агротехники и т. д.

В Харьковской области вредят оба вида пьявиц, при этом в 2003-2006 гг. превалировал тот или другой вид, или это соотношение составляло 1 : 1.

В результате проведенных исследований установлено, что массовое появление жуков хлебных пьявиц начинается на озимой пшенице в краевых полосах шириной 25-40 метров во второй декаде мая в фазу выхода растений в трубку, на яровых – в начале фазы кущения, но численность их на озимой пшенице в 2-2.5 раза ниже, чем на яровых культурах. Численность личинок также была ниже, но не в такой большой степени. Полученные данные свидетельствуют о том, что численность хлебных пьявиц на зерновых злаковых культурах (озимая и яровая пшеница, ячмень, овес) на протяжении 2003-2005 гг.

была невысокой и не превышала экономического порога вредоносности (ЭПВ). Но численность жуков в 2006 году в фазу выхода в трубку на яровых культурах достигала 9.6 экз./м2, когда ЭПВ в этот период составляет 10-15 экз./м2. Поврежденность растений озимой пшеницы за годы исследований была 1.1 21.6%, яровых культур – 3.6-48.4%, что в 2-2.5 раза выше, чем озимой пшеницы.

В результате изучения влияния предшественников на численность и вредоносность хлебных пьявиц на озимой пшенице и ячмене установлено, что для озимой пшеницы лучшими предшественниками были фасоль и соя, после которых вредоносность пьявиц была в 1.5-2 раза меньше, чем после пара, других бобовых, вико-овса, кукурузы на силос, для ячменя – черный пар.

Знание динамики численности хлебных пьявиц позволяет планировать химическую защиту озимых культур против жуков во второй декаде мая или на всех зерновых злаковых культурах против личинок – в конце мая – начале июня при превышении ЭПВ.

ПУТИ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ АЛТАЙСКОГО КРАЯ С. Л. Бакланова Бийский педагогический государственный университет им. В. М. Шукшина, г. Бийск, Россия В современном обществе антропогенное влияние на окружающую среду достигло небывалой интенсивности. В связи с этим одним из главных компонентов образования в новом столетии становится экология как система научных знаний об окружающем мире и месте в нем человека.

В то же время значительная часть населения России все еще не осознает тесной взаимосвязи между профессиональной деятельностью человека и состоянием окружающей среды, поскольку не имеет достаточных экологических знаний, не располагает полной и достоверной информацией об экологических проблемах, обладает мировоззрением, сформированным эпохой потребительского отношения к природе. Существует объективная необходимость повысить уровень экологических знаний в первую очередь молодого поколения и степень их участия в поиске решений проблем, связанных с сохранением окружающей среды в их профессиональной деятельности. Все указывает на актуальность разработки комплексной программы, которая позволила бы осуществлять непрерывное экологическое образование.

Программа включает следующие разделы: пояснительная записка, определены цель и задачи, содержание, механизмы реализации и критерии определения результативности, условия реализации Программы, т.е. компоненты соответствующие уровню и назначению документа. В содержании Программы представлены, согласно требованиям, научно-методическое обеспечение экологического просвещения, информационно-аналитическое и организационное.

Цель программы – содействие становлению независимо, критически мыслящих, духовно состоятельных, социально активных граждан, основывающихся в своих действиях принципах экологической этики, стремящихся к получению знаний об окружающей среде, проявляющих заботу о состоянии природной среды, лично и в сотрудничестве содействующих решению существующих и предупреждению новых социальных, экономических и экологических проблем края. Основные задачи Программы:

– развитие системы непрерывного экологического воспитания и образования;

– развитие экологического сознания, экологической культуры каждого субъекта образовательного процесса;

–повышение экологической грамотности подрастающего поколения;

– формирование экологически безопасного практического опыта природопользования и принятия экологически компетентных решений каждым на своем уровне.

– общее руководство осуществляется комитетом администрации Алтайского района по образованию и делам молодежи или созданный специально при администрации Координационный Совет по экологическому просвещению населения Алтайского региона.

Оценка эффективности реализации Программы:

– обеспеченность системы непрерывного экологического образования населения края;

– эффективность программных мероприятий, которая будет оцениваться по показателям экологической культуры и экологической грамотности населения края, а также специалистов в различных областях народного хозяйства;

– опыт практического экологически грамотного природопользования.

Программа ориентирована на формирование у населения края практического отношения к миру природы, субъект-объектных отношений. Реализация программы предполагает перевод теоретического экологического содержания в практико-ориентированный слой через личностно-ориентированные технологии с обязательным выходом деятельности населения в исследовательскою, рефлексивную позицию.

СОХРАНЕНИЕ ГЕНОТИПИЧЕСКОГО ПОЛИМОРФИЗМА В ЛАБОРАТОРНЫХ КУЛЬТУРАХ КОКЦИНЕЛЛИДЫ HARMONIA AXYRIDIS Е. Н. Балуева Всероссийский НИИ защиты растений, г. Санкт-Петербург, Россия Кокцинеллида Harmonia axyridis Pall. – эффективный афидофаг, который широко используется в теплицах Приморского края. Высокая плотность природных популяций H.axyridis в Приморье позволяет колонизировать афидофага в теплицах, не закладывая лабораторных культур. Жуков собирают с мест зимовки, получают потомство F1 в лаборатории и выпускают личинок в теплицы [Яркулов, Белякова, 2007]. Данная технология применения хармонии базируется на активной эксплуатации природных ресурсов вида, поэтому она непригодна для широкого использования. Для создания технологии, которая не будет наносить ущерба природным популяциям хармонии, необходимо было сформировать лабораторные культуры H. axyridis. При круглогодичном массовом разведении эти культуры должны сохранять высокий адаптационный и репродуктивный потенциал вида, который в природе обусловлен значительной эколого-морфологической изменчивостью хармонии. Одно из проявлений этой изменчивости - наличие различных морфотипов, у которых варьирует окраска надкрылий и переднеспинки. Морфотипы отличаются по гигротермическим и пищевым предпочтениям, а также по репродуктивным показателям [Komai, Hosino, 1951, Soares et al., 2005].

Если фенотип маркирует определённые экофизиологические особенности хармонии, то ген окраски должен быть сцеплен с комплексом наследственных факторов, детерминирующих данные особенности. Выделение фенотипического маркера в гомозиготу усилит проявление сцепленных с ним генов. Особый интерес для такого рода исследований представляют редкие морфотипы, изучение которых в полевых условиях затруднено в виду их редкой встречаемости.

Объектами нашего исследования является лабораторная культура H. axyridis, заложенная от выборки насекомых, собранных весной 2007 г. на острове Чеджу, расположенном у южной оконечности Корейского полуострова. Среди природных особей помимо широко распространенных морфотипов (succinea, spectabilis, conspiqua) присутствовали редкие – aulica и intermedia. Суммарная доля последних достигала рекордного уровня – 21% [Белякова, Балуева, 2007].

Для выделения аллелей окраски надкрылий в гомозиготное состояние особей одного фенотипа скрещивали друг с другом в 2-3 последовательных поколениях. Собирали суточные яйцекладки.

Отродившихся личинок содержали в чашках Петри при избытке живого корма (злаковая тля) и температуре 22-26°С. Определяли фенотип и пол имаго F1. Отбирали особей, наследующих родительский фенотип, и скрещивали друг с другом. Потомство F2 на личиночной стадии и куколок содержали при температуре 15°С для выявления гетерозиготных особей. Анализировали потомство F2, которое должно быть гомозиготно по родительскому фенотипу.

В ходе выделения линий хармонии была проведена предварительная оценка репродуктивных показателей у разных морфотипов. Следует подчеркнуть, что представленные данные получены при неоптимальной для хармонии температуре (15°С), которая необходима для идентификации гетеро- и гомозиготных форм. Наиболее высокой суточной плодовитостью отличаются жуки с крайне редким морфотипом intermediata (43 яйца). Наименьшая суточная плодовитость (22 яйца) отмечена у жуков с морфотипом conspiqua, который характеризуется наибольшей степенью меланизации надкрылий.

На данный момент лабораторная культура хармонии представлена шестью линиями, в которых ген окраски надкрыльев выведен в гомозиготное состояние, что позволяет сохранять свойственную хармонии генотипическую изменчивость при длительном разведении в лаборатории.


ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В РАСТИТЕЛЬНОСТИ НАРУШЕННЫХ УЧАСТКОВ УСМАНСКОГО БОРА Г. И. Барабаш, Г. М. Камаева Воронежский государственный университет, г. Воронеж, Россия Растительный покров Усманского бора, расположенного в плотнонаселенном регионе, подвергался разнообразным нарушениям как в прошлые века (вырубки, пожары), так и теперь, когда добавились все более густая паутина пересекающих его дорог, многочисленные базы отдыха, лагеря с сопровождающими их свалками и пр. Растительность этих нарушенных территорий иногда дает возможность наблюдать протекающие в лесном массиве восстановительные процессы. Один из таких модельных участков – рудеральный фитоценоз, приуроченный к опушечному травяному склону большого бугра в Новоусманском районе Воронежской области. Много лет он был занят под свалку (с полным исчезновением растительности), а в 1979 г. его перепахали. С 1980 г., когда на пашне появились первые поселенцы, мы ведем ежегодные наблюдения (с картированием), за характером зарастания и современным состоянием участка. Зарастание склона начиналось с нижних его частей, имеющих более благоприятные условия увлажнения. В первый год было отмечено 27 видов, представленных небольшим количеством разрозненных особей. Характер этой пионерной флоры обусловлен спецификой субстрата – нитрофилы, высокие дву-многолетники, сразу начали играть в ней ведущую роль, создавая в последующие годы заметные одновидовые пятна – заросли с сомкнутым травостоем, образующим на участке своеобразную мозаику. В 1981 г. наибольшие по размеру «пятна» обеспечивали побеги Carduus crispus (латинские названия даны по П. Ф. Маевскому [2006]);

в 1982 г. добавились Urtica dioica, Conium maculatum, Nepeta cataria;

в 1983 – Arctium tomentosum, Leonurus quinquelobatus, Cynoglossum officinale;

в 1984 – Galium aparine, Cannabis sativa. Первый представитель злаков – Elytrigia repens появился в г., на следующий год – Bromopsis inermis, 3 вида мятликов, в 1983 – Calamagrostis epigeios, в дальнейшем – еще несколько видов, ценотическая роль злаков становится все больше. Из бобовых первым (1983 г.) был отмечен Melilotus officinalis, количественные показатели которого в отдельные годы также достигают больших величин. Несмотря на активное вначале появление новых видов флора участка даже через 10 лет едва достигла 100 видов, дальнейший прирост ее также незначителен: в г., по прошествии 25 с лишним лет, список видов чуть больше 150, что связано с большой конкурентной мощностью доминантов. Таксономический спектр рассматриваемой флоры показывает безусловное преобладание представителей сложноцветных (свыше 20 %). На втором месте – злаки (свыше 10 %), долее – бобовые, губоцветные, крестоцветные, норичниковые и др. На долю многолетников на участке приходится свыше 60 %, около 20 % двулетников, что характерно для рудеральных ценозов.

Естественно для них также и значительное число адвентивных видов: появились в период наших наблюдений. Это Cyclachaena xanthiifolia, отмеченная нами в 1989 г., Bidens frondosa – в конце 90-х годов;

Echinocystis lobata – в последние 3 года. Показательно, что изменения, наблюдаемые на участке не влияют на общий статус сформировавшегося уже в первые несколько лет растительного сообщества, сохраняющего до сих пор признаки таксонов из класса Artemisietea vulgaris (по Braun-Blanke), для которых характерно именно преобладание высокорослых рудеральных видов. Большое количество двулетников обусловливает регулярные смены доминантов, определяющих облик, структуру, величину фитомассы и пр. В числе доминантов – уже названные нами виды. Из них только крапива сохраняет ежегодное преобладание (хотя бы на части склона). Остальные виды – это сменные доминанты (чаще – содоминанты). В последние годы на участке возрастает влияние выходцев из соседних природных сообществ – разных типов леса (береза повислая, осина), остепненных склонов (типчак), лугов (ситник лягушачий), что позволяет прогнозировать в дальнейшем сукцессионный сдвиг в растительности стационарного участка.

АНТРОПОГЕННАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ ФЛОРЫ ДОЛИНЫ КРУПНОЙ РЕКИ В ПРЕДЕЛАХ МЕГАПОЛИСА Б. А. Барановский, И. А. Иванько, А. А. Александрова, Н. О. Волошина Днепропетровский национальный университет, Днепропетровск, Украина Современные исследования мелководной зоны и берегов Запорожского водохранилища и наличие многочисленных сведений о флоре и растительности прежнего Днепра [Акинфиев, 1889;

Сидоров, 1897;

Свиренко, 1927;

Гроссгейм 1948] в черте города Днепропетровска позволили провести анализ многолетней антропогенной трансформации флоры сосудистых растений.

До периода активного антропогенного влияния промышленного города и, особенно, создания Днепровского водохранилища в долине и на мелководьях Днепра произрастало 809 видов высших растений. В данное время зарегистрировано на мелководьях водохранилища и его берегах встречается 596 видов.

Как известно, видовое разнообразие включает не только видовое богатство (общее число видов), но и относительное обилие видов.

Антропогенную трансформацию флоры наглядно демонстрирует соотношение видов по категориям встречаемости. В основной работе И. Я. Акинфиева «Растительность Екатеринослава в конце первого столетия его существования», по которой проводился ретроспективный анализ многолетней антропогенной трансформации флоры Днепра и его берегов, приведены 5 категорий встречаемости видов: очень часто, часто, изредка, редко и очень редко.

В категории «очень часто» количество видов уменьшилось на 231, в категории «изредка» – увеличилось на 159, в категории «редко» – увеличилось на 29.

Среди всех видов флоры 306 видов встречались очень часто, 295 видов – часто, 59 видов – изредка, 115 видов были редкими, 43 видов были очень редкими.

В данное время на мелководьях водохранилища и его берегов 75 видов встречается очень часто, 142 вида - часто, 218 видов – изредка, 144 вида являются редкими, 17 видов – очень редкими.

Сравнение частоты встречаемости показывает, что большинство видов из категории часто встречающихся перешли в категорию редких. В итоге в категории «очень часто» количество видов уменьшилось на 231, в категории «изредка» – увеличилось на 159, в категории «редко» – увеличилось на 29. Общее количество видов флоры высших растений мелководной зоны и берегов уменьшилась на видов.

Количество видов, которые в наше время являются редкими и исчезающими, значительно уменьшилась. Видов, которые в наше время включены в «Красную книгу Украины», насчитывалось 15, в настоящее время – 3. Растений, которые сейчас включены в «Список редких и исчезающих видов Днепропетровской области», было 78, в данное время их насчитывается всего 20.

Во флоре долины Днепра преобладали виды: луговые, лесные и степные (по убывающей). Их количество значительно сократилось.

Особенно пострадала водная и прибрежная гигрофильная флора.

Уменьшение количество лесных и болотных видов, можно объяснить в первую очередь затоплением поймы и уничтожением бывших биотопов.

С другой стороны возросло число сорных и адвентивных видов. Также увеличилось число интродуцированных и культивируемых видов.

ОЦЕНКА РОЛИ АНТРОПОГЕННЫХ ФАКТОРОВ В ФОРМИРОВАНИИ АРЕАЛОВ ОДНОЦВЕТНЫХ МЫШОВОК (SICISTA, DIPODOIDEA, RODENTIA) КАВКАЗА М. И. Баскевич Институт проблем экологии и эволюции А.Н. Северцова РАН, Москва, Россия На основании результатов 12-летних наблюдений в маршрутных экспедициях по Большому и Малому Кавказу, анализа литературных данных [Резник, 1951;

Зимина, Ясный, 1977;

Топилина, 1982;

Соколов и др., 1981, 1986, 1987;

Соколов, Баскевич, 1988, 1992;

и др.] и изучения музейных коллекций дана оценка роли антропогенных факторов в формировании ареалов всех изученных на сегодня форм эндемичной и реликтовой группы грызунов Кавказа: одноцветных мышовок Кавказа. Ранее в ходе проведенных исследований и ревизий нами было установлено, что одноцветные мышовки Кавказа представлены четырьмя географически замещающими видами-двойниками: Sicista caucasica – кавказской, S. kluchoroca – клухорской, S. kazbegica – казбегской и S. armenica – армянской мышовками [Соколов и др., 1981, 1986;

Соколов, Баскевич, 1988, 1992]. Ареал кавказской мышовки охватывает западную часть Большого Кавказа, формируя две устойчивые популяции: на территории Кавказского заповедника и Архызского заказника. Область распространения клухорской мышовки занимает более восточные (охраняемые) участки западной части Большого Кавказа от Карачаево-Черкесии до Кабардино-Балкарии. Находки казбегской мышовки известны из двух локалитетов в Центральной части Большого Кавказа в Северной Осетии и сопредельной Грузии, тогда как армянская мышовка пока отмечена в одном пункте Армении [Соколов и др., 1981, 1986, 1987;

Соколов, Баскевич, 1988, 1992;

Баскевич и др., 2004]. Стациальное распределение одноцветных мышовок Кавказа связано с субальпийским, альпийским и отчасти лесным поясами, где виды-двойники населяют мезофильные высокотравные и разнотравные участки.

Анализ совокупных данных по распространению одноцветных мышовок Кавказа позволяет утверждать, что современные ареалы изученных на сегодня форм одноцветных мышовок Кавказа сокращаются в связи с активным антропогенным воздействием. К негативным антропогенным факторам в Кавказском регионе следует отнести чрезмерный выпас скота, рубку леса, туризм, строительство поселков, дорог, техногенное загрязнение. Однако, очевидно, что главным антропогенным фактором на Кавказе является неупорядоченное животноводство [Темботов, 1988]. Его следствием является резкое повышение аридности горных ландшафтов и значительное снижение доли мезофильных, в т. ч.

эндемичных видов. Все это имеет прямое отношение к одноцветным мышовкам Кавказа, исконные места обитания которых разрушаются, в первую очередь, под воздействием неумеренного выпаса скота.

Происходит замена мезофильного субальпийского высокотравья и альпийского разнотравья на ксерофитную сорную растительность, а в худшем случае, наблюдается обнажение и эрозия склонов.

Отмечено положительное влияние режима заповедности на высокогорные луга. Вероятно, с этим обстоятельством связана приуроченность большинства известных мест находок одноцветных мышовок Кавказа к охраняемым территориям [Соколов и др., 1987;

Баскевич, Лукьянова, 1988;

Баскевич, 1997].

Обитание Sicista caucasica – кавказской, S. kluchorica – клухорской и S. kazbegica – казбегской мышовок, соответственно, на территории Кавказского, Тебердинского и Северо-Осетинского заповедников позволяет надеяться на сохранение популяций этих зверьков в будущем. Что касается армянской мышовоки – S. armenica, и возможно, других еще не описанных форм, то, по-видимому, необходимо в самые ближайшие годы уточнить ареалы одноцветных мышовок Кавказа и придать статус охраняемых территорий некоторым участкам внутри их ареалов, т.к. в противном случае этим эндемичным зверькам грозит исчезновение вместе с исчезновением и деградацией исконных мест их обитания.

КАРИОТИП КАК МАРКЕР ВИДОВОЙ И ВНУТРИВИДОВОЙ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ ГРЫЗУНОВ-НОСИТЕЛЕЙ ВОЗБУДИТЕЛЕЙ ПРИРОДНО-ОЧАГОВЫХ ИНФЕКЦИЙ М. И. Баскевич, Н. М. Окулова Институт проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова РАН, Москва, Россия Влияние ряда антропогенных факторов может обусловить активизацию природных очагов возбудителей заболеваний, привлекая внимание к их изучению. В настоящем сообщении представлены результаты изучения межвидовой и внутривидовой хромосомной дифференциации в морфологически трудно различимых комплексах грызунов, отдельные компоненты которых участвуют в циркуляции возбудителей ряда природно-очаговых болезней на территории Африки, Восточной Европы и Кавказа:

мышей р. Sylvaemus, известных в качестве основных резервуаров хантовирусов в природных очагах ГЛПС на Кавказе, видов-двойников Microtus arvalis s.l. – основных носителей возбудителей ГЛПС в луго-полевых очагах этой инфекции в Центральном Черноземье (ЦЧ), видов-двойников надвидового комплекса Mastomys natalensis – основных резервуаров возбудителя чумы и единственных носителей лихорадки Ласса (ЛЛ) [Green et al., 1978], а также видов-двойников и кариоморф крыс р. Arvicanthis, играющих важную роль в циркуляции возбудителя висцерального лейшманиоза (ВЛ) [Кудоярова и др., 1989] на территории Африки. В самых общих чертах мы очерчиваем ареалы этих родов и надвидовых комплексов и сравниваем с распространением природных очагов, имеющих мозаичное распространение.

Так, например, природные очаги ЛЛ сосредоточнены б. ч. в Западной Африке [Robbins et al., 1983 и др.], а эндемичные по ВЛ местности зарегистрированы в аридных областях Северной и Восточной Африки [Кудоярова и др., 1989]. Для очагов ГЛПС, в частности, на территории Восточной Европы и Кавказа также характерно мозаичное распространение.

На основе использования результатов в т.ч. и хромосомной маркировки, нами доказано определяющее значение Sylvaemus ponticus (Т-Т локализация ЯОР), в отличие от вида-двойника Sylvaemus uralensis (Ц-Т локализация ЯОР) в циркуляции хантовирусов в природных очагах ГЛПС, выявленных в западной части Большого Кавказа.

Изучение и анализ хромосомной изменчивости у африканских (только с территории Эфиопии) представителей грызунов р. Arvicanthis, позволило выявить среди шести географически замещающих кариологически дискретных представителей Arvicanthis, по крайней мере, одну кариоморфу (2n=60;

NF=78) (известна из окр. Консо на юге Рифтовой долины в Эфиопии), участвующую в циркуляции возбудителя висцерального лейшманиоза (Leishmania donovani) в южном очаге ВЛ на территории Эфиопии.

При анализе хромосомной изменчивости у многососковых крыс Mastomys в Эфиопии вне пределов очагов ЛЛ нами отмечена стабильность кариотипа у узкоареального Эфиопского эндемика M.

awashensis (2n=32, NF=58) и двух широко распространенных в Африке видов M. natalensis (2n=32, NF=58) и M. erythroleucus (2n=38, NF=54), тогда как у многососковых крыс из природных очагов ЛЛ в Западной Африке – вышеупомянутых широко распространенных видов и эндемичного M. huberti (2n=32) – отмечен высокий уровень внутрипопуляционной хромосомной изменчивости, связанной, преимущественно, с перицентрическими инверсиями [Britton-Davidian et al., 1995]. Выявлена положительная корреляция между системами внутривидовой хромосомной изменчивости у грызунов носителей возбудителей природноочаговых инфекций с географией очагов.

В этом же контексте, предположительно, можно интерпретировать нестабильность генома у M.

arvalis формы obscurus из луго-полевого очага ГЛПС в ЦЧ. Так, по нашим данным частота встречаемости перицентрической инверсии по 5-й паре аутосом (2n=46, NF=72.71) у M. arvalis формы obscurus (n=17) из очага составила 11.8%. Мы предполагаем возможную роль этой вирусной инфекции в индукции хромосомной изменчивости у M. arvalis формы obscurus на территории ЦЧ. Следует, однако, отметить, что исследованная нами из этого же региона выборка M. rossiaemeridionalis (n=18) (этот вид двойник также участвует в циркуляции хантовирусов ГЛПС) имела стабильный кариотип (2n=54, NF=56).

ХРОМОСОМНЫЕ ПОДХОДЫ В ИЗУЧЕНИИ ВИДОВОГО РАЗНООБРАЗИЯ И ВНУТРИВИДОВОЙ СТРУКТУРЫ ГРЫЗУНОВ ОХРАНЯЕМЫХ ТЕРРИТОРИЙ ЦЕНТРАЛЬНОГО ЧЕРНОЗЕМЬЯ. ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ М. И. Баскевич 1, Н. М. Окулова 1, С. Ф. Сапельников 2, А. А. Власов Институт проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова РАН, Москва, Россия Воронежский государственный природный биосферный заповедник, г. Воронеж, пос. Краснолесный, Россия Центрально-Черноземный государственный природный биосферный заповедник им. проф. В. В.

Алехина, Курск, Россия В настоящем сообщении суммированы результаты собственных хромосомных исследований представителей Sicista, Sylvaemus, Microtus arvalis s.l., Terricola и показан их вклад в изучение видового разнообразия и внутривидовой структуры грызунов охраняемых территорий Воронежского (ВГЗ) и Центрально-Черноземного (ЦЧЗ) заповедников.

Sicista severtzovi. Проведенные нами хромосомные исследования позволили выявить в составе родентофауны ЦЧЗ Sicista severtzovi, темную мышовку (2n=18-20, NF=28-30), 6 экз. которой были добыты нами в абсолютно не косимой степи на Стрелецком участке заповедника. Кариологическое своеобразие этой хромосомной формы, послужило основанием для выведения этой формы из состава вида-двойника S. subtilis, степной мышовки (2n=24-26) [Соколов и др., 1986]. Позднее был выявлен высокий уровень хромосомной изменчивости в островных популяциях S. severtzovi [Ковальская и др., 2000;

и др.]. Не исключено, что изучение зверьков этого вида из новых изолированных участков обитания (например, Казацкого и Баркаловки на территории ЦЧЗ) приведет к открытию новых вариантов кариотипа, указывающих на своеобразие этих малых, нуждающихся в охране популяций, и еще более сложную, чем известно ныне, их внутривидовую структуру.

S. strandi. Материал: 13 экз., добытые на Стрелецком (граница дубравы и луга)(n=6) и Казацком (кромка осинника) (n=7) участках ЦЧЗ. Хромосомные особенности изученных нами экз. мышовок с территории ЦЧЗ (2n=44, NF=52) доказывают их принадлежность именно к мышовке Штранда, а не к ее виду-двойнику, S. betulina, кариотип которого резко отличается (2n = 32, NF = 64, 63) [Соколов и др., 1989]. Исследованные нами находки мышовки Штранда очерчивают северную границу ареала вида. По видимому, редкие находки S. betulina s.l. с территории ВГЗ также относятся к этому виду. Следует подчеркнуть, что распространение S. strandi на практически полностью видоизмененной человеком территории Центрального Черноземья, тесно связано с не нарушенными лесными экосистемами.

Поэтому S. strandi можно рассматривать как индикаторный вид, по наличию которого можно судить о состоянии лесных экосистем в Центральном Черноземье.

Apodemus (Sylvaemus) uralensis. Материал: 2 экз. из Стрелецкого участка ЦЧЗ.

Кариотипированные нами лесные мыши (n=2) по особенностям NOR-окраски (теломерно-центромерная локализация ЯОР), и характеру С-окраски хромосом соответствуют Apodemus (Sylvaemus) uralensis форме mosquensis.

M. arvalis s.l. Материал: 41 экз. M. arvalis s.l. с территории ВГЗ: кордоны Глиняный(n=6), Каверинский (n=17), вблизи кварталов 1 (n=2), 236 (n=4), 260 (n=2), 355 (n=6), 368 (n=3), жилой комплекс Управления заповедника (n=1) и 39 экз. из ЦЧЗ и окр.: Баркаловка (n=11), Букреевы Бармы (n=9), участок «Стрелецкая степь» (n=5), Центральная усадьба (n=7), вблизи сел Обжи (n=1), Воробьевка (n=1), Зорино (n=5). Проведенный хромосомный анализ выявил среди изученных нами M. arvalis s.l. из ВГЗ 27 экз. M. rossiaemeridionalis (2n=54, NF=56) и 14 экз. M. arvalis формы obscurus (2n=46, NF=72), а из ЦЧЗ 20 экз. M. rossiaemeridionalis, 7 экз. M. arvalis формы arvalis (2n=46, NF=84) и 12 экз. M. arvalis формы obscurus полевок. Уточнены географическое распространение и биотопическая приуроченность видов-двойников M. arvalis s.l. на территории ЦЧЗ и ВГЗ.

M. (T.) subterraneus. Материал: 3 экз., добытые в ВГЗ (правобережье р. Усманка и Филлиберово поле). Показана принадлежность находок из ВГЗ к 52-хромосомной форме, широко распространенной в юго-западной части ареала M. (T.) subterraneus, подземной полевки, тогда как к северу обитает 54 хромосомная форма этого политипического вида.

ХРОМОСОМНЫЕ ПОДХОДЫ В ВЫЯВЛЕНИИ ЗАКОНОМЕРНОСТЕЙ МИКРОЭВОЛЮЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В ПОПУЛЯЦИЯХ SICISTA, МЫШОВОК ГРУППЫ SUBTILIS КАК ИНДИКАТОРОВ СОСТОЯНИЯ СТЕПНОЙ И ЛЕСОСТЕПНОЙ ЗОН В ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ М. И. Баскевич, М. Л. Опарин Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, г. Москва, Россия Мышовки группы subtilis представлены двумя кариологически дискретными политипическими видами: степной, S. subtilis и темной, S. severtzovi мышовками [Соколов и др., 1986;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.