авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
-- [ Страница 1 ] --

Муниципальная власть и

гражданское общество:

проблемы диалога и перспективы

развития

Межрегиональная научно-практическая

конференция

25 февраля 2010 г.

Улан-Удэ

2010

3

Министерство образования и наук

и Российской Федерации

Администрация Президента и Правительства Республики Бурятия

Народный Хурал Республики Бурятия

Бурятский государственный университет Муниципальная власть и гражданское общество:

проблемы диалога и перспективы развития Материалы межрегиональной научно-практической конференции 25 февраля 2010 г.

Улан-Удэ Издательство Бурятского госуниверситета 2010 4 УДК 351 (571.54) Утверждено к печати М 905 редакционно-издательским советом Бурятского государственного университета Редакционная коллегия В.Б. Прокопьев, канд. пед. наук, зав. кафедрой ГМУ (отв. редактор);

Б.Х. Ангуров, председатель Комитета по молодежной политике Республики;

Михалев А.В., канд. истор. наук.

М Муниципальная власть и гражданское общество: проблемы 905 диалога и перспективы развития: материалы межрегион.

научн.-практ. конф. (25 февраля 2010 г.) / отв. ред. В.Б.

Прокопьев. -Улан-Удэ: Изд-во Бурятского госуниверситета, 2010. - 195 с. ISBN 978-5- В сборник вошли статьи, посвященные проблемам развития гражданского общества в Республике Бурятия, представлены доклады ученых, представителей некоммерческих общественных организаций, политических партий, органов МСУ и государственной власти.

Книга предназначена как для специалистов в сфере некоммерческого и негосударственного партнерства, так и для широкого круга читателей.

The book presents abstracts of scholars, representatives of NGOs, political parties, local government and public administration. Abstracts are devoted to the issues of development of civil society in the Republic of Buryatia.

ISBN 978-5-9793 © Бурятский госуниверситет, СОДЕРЖАНИЕ Будажапов С.П. Парламентские фракции политических партий и их роль в формировании гражданского общества Дагбаев Э.Д. Модернизация и актуальные проблемы регионального политического процесса Л.Р. Бартунаев, Т.В. Сергеева Власть и общество: диалог в условиях экономического кризиса Татарова С.П. Решение актуальных проблем общества посредством реализации социального партнерства Половинко Т.А. Развитие территориального общественного самоуправления в МО «Селенгинский район»

Муниципальная власть и гражданское общество Мацкевич И.В., Мацкевич А.Ю. Гражданское общество Республики Бурятия: автономия и структурное сопряжение Итигилова Л.М. Гражданская активность населения Республики Бурятия Шодорова Н.М. Маркетинговый подход к управлению развитием местным сообществом на уровне муниципальных образований Залуцкая Н.



М. Нормативно-правовые основы территориального общественного самоуправления в Республике Бурятия Прокопьев В.Б. О возрождении общественных форм управления в Забайкальском казачьем войске Гунжитова Г-Х.Ц. Местное самоуправление как институт гражданского общества Александрова Д.Н. Социальное управление в сфере здравоохранения на муниципальном уровне Базаров А.Ц. Пути совершенствования управления социально экономическими процессами муниципальных образований Мункуева Д.Ц. Муниципальные библиотеки Республики Бурятия и местное самоуправление: опыт социального партнерства Дугарова А.А. К вопросу о роли местного самоуправления в России на современном этапе Тоглоева Д.П. Муниципальный социально-экономический мониторинг Александров В.В., Тулохонов О.С. Развитие систем жизнеобеспечения муниципального образования (городской округ «Город Улан-Удэ») Залуцкая Н.М., Залуцкая Г.М. Муниципальный бюджет в системе местного самоуправления Занданова О.Ф., Цыдыпова Е.В. О системе индикативного планирования в Республике Бурятия Пивоваров А.Н. Арбитражное управление: реалии и проблемы (на примере Республики Бурятия) Ринчино А.Л. Методы управления в базовых моделях экономической динамики Баинов А.С. Кадровая политика: проблемы оптимизации кадрового состава муниципальных служащих Найданов Г.Т., Даримаева Н.Г. Современное состояние и перспективы развития трудовых ресурсов Республики Бурятия Апальков М.С. Сущность, уровни и виды кадровой политики в сфере государственной службы Елбаева Д.В. Высшие учебные заведения как основа формирования гражданской позиции студенчества Калмынина Т.В. Менеджмент как социальный институт современного российского общества Занданова О.Ф. О необходимости использования активных методов в обучении государственных и муниципальных служащих Будаев Б.С. Динамика развития партий и движений в муниципалитетах Республики Бурятия (1993-2009 гг.) Тулохонов О.С. Опыт несостоявшейся административной реформы в Российской Федерации Моисеенко Э.С. Укрупнение национальной идентичности и традиций патриотизма в современной России как необходимое условие обеспечения духовной безопасности Роль некоммерческих организаций в формировании гражданского общества Ильина Е.К. Вовлечение граждан в процессы местного самоуправления (из опыта реализации проекта РОО «Клуб Фирн»

на территории МО «Тарбагатайский район») Сорокин В.В. Стратегические планы развития сельских поселений Белоголовов В.Ф. К вопросу о механизмах самоорганизации села Санжеева Д.Д. Вопросы взаимодействия органов местного самоуправления и общественных институтов в сфере индустрии гостеприимства Белоголовов В.Ф. Карта местных ценностей (КМЦ) как основа инновационной социальной технологии при работе в МО Хантургаева Н.Ц. Карта местных ценностей в решении социальных проблем муниципальных образований Шапхаев Б.С. Программа обучения менеджеров сопровождения села как ресурс для развития территориального общественного самоуправления Михалев А.В. Скватерские поселения Улан-Удэ: социальная эксклюзия в дискурсе местных СМИ Белоголовов В.Ф. Основные проблемы и возможности в работе некоммерческих экологических организаций в Бурятии Шапхаев С.Г. Нормативно-правовое обеспечение участия населения в инвестиционной деятельности на муниципальном уровне С.П. Будажапов, д-р истор. наук, профессор ВСГТУ, депутат Народного Хурала Республики Бурятия, фракция КПРФ Парламентские фракции политических партий и их роль в формировании гражданского общества Парламентские фракции политических партий в законодательных органах власти представляют собой группу членов партии (а также депутатов, не являющихся членами этих партий), проводящих политическую линию своей партии в этом органе.





Поскольку партии объединяют лиц, придерживающихся единой программы, а политической она может считаться только в случае, если ставит своей целью приход к власти, то нетрудно сделать вывод, что именно политические партии, прежде всего, находящиеся в оппозиции к действующей власти, являются истинными и последовательными сторонниками формирования в стране гражданского общества. Становление гражданского общества – это, прежде всего, высокий уровень демократии, свобода слова, построение правового государства со всеми другими атрибутами гражданского общества.

Именно поэтому, основываясь на некотором опыте работы в составе фракции КПРФ в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации 2 и 3 созывов, фракции КПРФ в Народном Хурале Республики Бурятия, хочу поделиться своими наблюдениями и соображениями по теме нашей конференции.

Думаю, что многие участники конференции следят за событиями в парламентах России и Бурятии, знают о тех решениях, которые принимают законодатели. Не буду вас утомлять перечислением многочисленных инициатив коммунистов в Государственной Думе, которые не всегда находили отражение в итоговых документах в виде законов и постановлений. Это другой вопрос и поэтому не буду на нем останавливаться. Думаю, аудитории будет понятно и ближе то, что коммунистам в Госдуме до 2004 года удавалось не давать хода неоднократным попыткам правительств Кириенко, Черномырдина, Касьянова приватизировать сферу образования. К сожалению, сегодня это уже свершившийся факт – с принятием Государственной Думой, в котором доминирует партия власти «Единая Россия», закона «Об автономных учреждениях» учреждения образования, культуры, здравоохранения могут «пускаться в автономное плавание», со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Почему я так утверждаю? Да потому, что гражданское общество невозможно построить без высокообразованных людей!

Последствия этого закона выразятся в том, что для многих молодых людей закроются двери высших, средних учебных заведений, а учреждения культуры, в целях элементарного выживания, будут думать о том, каким образом извлекать прибыль. Думать о «высоком и гуманном» им станет недосуг!

19 февраля этого года в Народном Хурале Республики Бурятия, по инициативе фракции КПРФ, состоялся круглый стол по теме, касающейся ситуации в республике в сфере обеспечения конституционных прав и свобод человека, в котором приняли участие представители органов государственной власти, научных учреждений, общественности республики. Конкретно были обсуждены законопроекты «О государственной национальной политике Республики Бурятия» и «Об уполномоченном по правам человека»

Первый законопроект был подготовлен членами фракции КПРФ. Нам представляется, что в республике, где проживает более ста национальностей, такой закон крайне необходим. Причем, президент Бурятии В.Наговицын в своем послании народу республики и Народному Хуралу в июне 2008 года прямо сказал, что в следующем году надо принять закон «О межнациональных отношениях». Тогда же фракция выступила с предложением расширить и принять закон «О государственной национальной политике» и включить туда статьи, касающиеся межнациональных отношений. Это предложение было поддержано депутатами и в таком виде оно вошло в план работы на 2009 год.

Участники круглого стола единодушно высказались о необходимости принятия такого закона, что нашло отражение в рекомендациях. Проект поддержали председатель Конституционного суда К.Будаев, председатель Бурятского научного центра, чл.-корр. РАН Б.Базаров, председатель Совета национальностей при президенте Бурятии А.Лубсанов, зав.

кафедрой конституционного права БГУ Ю.Хамнуев, руководители национально-культурных центров и многие другие.

Почему мы придаем этому закону такое большое значение?

Потому что убеждены – без мира и согласия в нашем малом доме – Бурятия, созидательный труд невозможен! А без этого, ни о каком гражданском обществе можно даже и не мечтать!

Благодаря усилиям старших поколений, мудрой национальной политике советского государства и Коммунистической партии, в Бурятии сохранились традиции дружбы и уважения людей разных национальностей. Эти традиции поддерживались и продолжают развиваться усилиями президента, правительства, парламента, политических партий, общественных организаций и жителей Бурятии.

Правительством республики принята продуманная Концепция государственной национальной политики, конкретный план ее реализации на 2008-2010 годы. Но это только Концепция, а не закон, имеющий обязательную силу для всех на территории всей республики!

Мы все должны понимать, что межнациональное согласие – это хрупкое создание, его надо всячески беречь. Между тем его целостность подвергается постоянно нешуточным испытаниям в виде трудностей кризисного периода, реального снижения уровня жизни, мелкими конфликтными ситуациями на бытовом уровне.

Примеров в России предостаточно было в последние годы, когда конфликтные жизненные ситуации, подобно стихийному бедствию, приобретали межнациональную окраску и как цунами вовлекали в свой оборот тысячи людей, порождая в результате горе, а то и гибель ни в чем не повинных людей. На наш взгляд, закон должен однозначно провозгласить – в Бурятии все граждане Российской Федерации имеют равные права на национальное развитие независимо от численности.

Однако, несмотря на то, что проект был внесен в июне года, он так и не дошел до обсуждения на сессии Народного Хурала. Партия власти – фракция «Единая Россия» заматывает его и, пользуясь своим численным превосходством и тем, что все ключевые посты в парламенте занимают их представители, откладывает его от сессии к сессии, не утруждая себя какими-либо аргументами, кроме ссылок на ст.71 Конституции Российской Федерации и отсутствие федерального закона.

Я думаю, что даже этот маленький пример наглядно показывает то, как может влиять в ту или иную сторону фракция в законодательном органе на решение вопросов по теме нашей сегодняшней конференции.

Думаю, что нет необходимости убеждать аудиторию в том, что гражданское общество невозможно строить там, где нет условий для созидательного труда и уважения друг к другу.

Хочу также доложить вам, что участники круглого стола высказались за принятие закона «Об уполномоченном по правам человека в Республике Бурятия». Как вы, наверное, знаете, еще в 1997 году был принят Федеральный конституционный закон «Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации».

Сегодня Бурятия один из немногих субъектов, где нет ни закона и нет самого Уполномоченного по правам человека. Насколько мне известно, такой законопроект был ранее подготовлен группой юристов Бурятского госуниверситета, но по различным причинам не доведен до логического конца. В настоящее время такой проект, с учетом уже наработанного материала, готовится в прокуратуре республики и в ближайшее время будет представлен в парламент.

Этот проект также имеет исключительно важное значение в деле формирования гражданского общества. Могу твердо заверить вас, что депутаты – члены фракции КПРФ в Народном Хурале примут в обсуждении этих проектов самое активное участие, так же как и в любых других делах, способствующих утверждению подлинно демократических традиций, развитию прав и свобод человека и гражданина.

Э.Д. Дагбаев, д-р социол.наук, профессор БГУ Модернизация и актуальные проблемы регионального политического процесса Что представляет собой региональная политическая власть?

Каково устройство, иначе говоря институциональная модель данной власти?

В течение ряда лет мы исследовали эту проблему.

В настоящее время в политической науке существует несколько альтернативных подходов к определению сущности политического режима. В науке существует три подхода в трактовке режима:

институциональный, делающий акцент на формальные нормы и правила отправления власти институтов государства;

социологический, опирающийся на анализ средств и способов, с помощью которых осуществляется реальная публичная власть, которые обусловлены традициями;

и транзитологический, описывающий политический режим через совокупность методов функционирования основных акторов и институтов власти, используемых ими ресурсов и способов принуждения, которые оформляют и структурируют реальный процесс взаимодействия государства и общества В начале 1990-х годов выбор институционально-политической системы в регионе осуществлялся на основе собственного выбора.

Во многих республиках РФ политическая элита приступила к разработке проектов конституций и основ выборного законодательства, исключением не стала и Республика Бурятия.

Впервые к проблеме определения политического устройства в самих регионах местная элита обратилась 14 октября 1993 года на внеочередной сессии ВС РБ.

Несмотря на несколько вариантов конституционного устройства, в Бурятии в действительности же модель носила характер доминирования фигуры президента и во многом походила на модель конституционного распределения полномочий, зафиксированных в Конституции РФ.

С позиций первого подхода наш региональный политический режим можно определить как президентскую республику (Президент – глава региона и Правительства Республики Бурятия ст. 34 Конституции Республики Бурятия от 1994 года).

Социологический подход позволяет нам выделить такие особенности регионального политического режима, как: а) гипертрофированную роль исполнительных органов власти и бюрократии;

б) сильно ограниченную и сведенную к минимуму роль представительных органов власти;

в) отсутствие консенсуса в обществе по базовым ценностям;

г) отчуждение от власти основной части населения региона.

Транзитологический подход дает возможность описать наш региональный режим как гибридный. То есть выборы как механизм смены политической власти так или иначе функционируют;

они носят, с одной стороны, безусловно, конкурентный, свободный, но с сильным административным участием;

при этом очевидна модель моноцентрической власти (в лице Президента и его аппарата) с элементами полицентризма (мнимой оппозиции);

существует относительный баланс формальных и неформальных институтов;

роль представительных институтов ограничена;

основные региональные отделения политических партий России, кроме БРО «Единой России» не имеют возможности влиять на принятие решений;

СМИ находятся в экономической зависимости от государства, плюрализм в СМИ ограничен;

оппозиция существует, но реальных рычагов влияния у нее нет.

Оценки, полученные нами в ряде исследований ( в частности, по гранту РГНФ «Институциональный дизайн политических процессов в Байкальской Азии и) касательно взаимоотношений исполнительной и законодательной ветвей власти, позволяют говорить, что в современной Бурятии доминирует исполнительная ветвь власти во главе с Президентом над органами законодательной и судебной власти, и это доминирование с течением времени все более возрастает. Эта зависимость сложилась еще в начальный период, когда значительное число депутатов Народного Хурала с 1994 по 2002 годы были представлен главами местного самоуправления Бурятии, и государственными чиновниками, находившимися в силу своего официального статуса и тяжелой социально-экономической ситуации в определенной зависимости от исполнительной власти республики (31 из 65 депутатов в первом созыве и 22 во втором)[1. О влиянии Правительства на деятельность Народного Хурала Ш созыва позволяет судить избрание на альтернативной основе на пост его Председателя А.Г.

Лубсанова, экс-руководителя администрации Президента и Правительства Республики Бурятия, руководителя предвыборного штаба действующего Президента Бурятии Л.В. Потапова в кампании по выборам президента Бурятии в том же году. Не вызывает никаких сомнений, что в регионе самым сильным актором является, безусловно, глава региона – Президент, Председатель Правительства РБ – высшее должностное лицо в структуре исполнительной власти.

Представительный и законодательный орган республики – Народный Хурал – фактически реализует, на наш взгляд, две основные функции: легитимирует решения главы региона, разрабатывая законодательный аппарат, и осуществляет формальное и легальное посредничество в отношениях власти и бизнеса, сложившиеся уже в достаточно устойчивой форме.

Оценивая возможности власти при том или ином режиме, ее характер, мы выходим на механизм принятия решений, поскольку, как отмечает, например, В. Воротников, «сущность власти точнее всего выражается в системе принятия решений» [2].

Так, на вопрос: «Как Вы думаете, какой характер носит процесс принятия и реализации политических решений в регионе?», ответы экспертов распределились следующим образом: закрытый характер (53,3%);

открытый (20%);

с элементами закрытости и открытости (13,3%);

полуоткрытый(6,6%);

затруднились ответить (6,6%).

На сегодня процесс принятия и реализации политических решений в нашем регионе в большинстве своем носит закрытый характер, который и подтвердили наши эксперты. Выборы года показали, что политическая власть в нашем регионе находится в значительном отрыве от рядовых граждан, от населения в целом, выборы в Народный Хурал в 2007 году проходили уже в совершенно иной ситуации явного доминирования «Единой России», возглавляемого фактически назначенным новым президентом республики В.В.Наговицыным.

На примере характера принятия и реализации политических решений хорошо заметно различие между авторитарным и демократическим режимами, поскольку закрытость политики – одна из характерных особенностей авторитарного режима.

Мнения экспертов принципиально разделились примерно поровну по вопросу о наличии или отсутствии политической оппозиции действующей власти. Дело в том, что тут надо принимать во внимание политико-культурные особенности региона, находящегося на стыке общемонгольской и русской политических культур и обусловленные влиянием цивилизационных факторов.

Многовековой родовой строй и родоплеменная социальная структура предполагали умение их лидеров приспасабливаться к изменившемуся раскладу сил, обеспечивать безопасность себя и близких. Именно по этой причине многие из действий политиков носит характер различий между публичностью и «теневой»

стороной.

Например, возьмем проблему существования оппозиции. В целом по стране, в период 1990-2000-х годов к оппозиции относилась КПРФ. Но в Бурятии региональное отделение КПРФ проявляла себя как оппозицию, скорее, по отношению только к федеральной власти, но не президенту республики Л.В.Потапову, приостановившему членство в компартии в момент своего первого избрания в 1994 году(был исключен из КПРФ в конце своего третьего срока президентства в 2007 году, в 2009 г. восстановлен).

Оппозиция, конечно же, существует, но она носит скрытый и не политико-идеологический, а корпоративно-отраслевой характер.

При этом этнополитическое противостояние не является главенствующим.

Другое дело – какова сила этого скрытного влияния оппозиции.

Показательно, что ответы распределились следующим образом: не оказывает влияния (33,3%);

оказывает влияние (20%);

оказывает слабое влияние (6,6%);

затруднились ответить (40%). И это отражает ситуацию скрытной оппозиционности политических сил.

Так, законодательная и исполнительная власть постоянно находятся в определенном противостоянии, оно было особенно характерно для Бурятии в начале 90-х годов ХХ века. По сути, мы были свидетелями конкурентной борьбы двух наиболее влиятельных групп региональной элиты - Верховного Совета и Совета Министров Бурятии – в начале 1990-х годов. Данный процесс был персонифицирован фигурами Председателя Верховного Совета Бурятии Л.В. Потапова и Председателя Совета Министров Бурятии В.Б. Саганова. Еще одним примером противостояния политических групп может послужить конфликт, развернувшийся между Президентом Л.В. Потаповым и мэром столицы В.А. Шаповаловым в 1996 году. Победителем из создавшегося положения вышел Президент. Победе Л.В. Потапова способствовала поддержка, оказанная политической элитой [3]. Несомненно, когда политические группы находятся в состоянии «войны» друг с другом, это способствует абсолютизации властных функций.

Свободе СМИ явно не способствовала экономическая слабость регионального телевидения и печатной прессы. По мнению экспертов, СМИ «испытывают давление со стороны государства»

(53,3%);

«в регионе функционируют достаточно независимые СМИ» (20%);

«СМИ экономически зависимы от органов власти (20%);

«независимых СМИ не бывает» (6,6%). Многие эксперты прокомментировали свои ответы следующим образом: «большая часть информационного рынка контролируется политическими силами», «у БГТРК – государственный учредитель, у «Тивиком» администрация города, «Ариг Ус» - исключение»;

«СМИ не переведены в режим свободного функционирования»;

«в обществе не хватает объективной информации»;

«отдельные публикации имеют критический характер по отношению к власти, но они имеют ангажированный характер». Данные суждения экспертов позволяют нам говорить о том, что региональные СМИ так или иначе испытывают политико-экономическое давление со стороны власти.

Эксперты также неоднозначно оценили вопрос о преобладании формальных или неформальных институтов. Так, преобладающими формальные институты считают 53,3% экспертов, а сочетание формально-неформальных отмечают 46,6%. Исследования показывают, что важную роль играют неформальные соглашения и механизмы разрешения конфликтов, имеющие также политико культурную основу.

Важный параметр политического режима – сменяемость политических элит у власти. Поскольку элиты во многом доминируют в политике, принимают и реализуют политические решения, в их руках находится наибольший объем политической власти. Характерная черта Республики Бурятия – малая сменяемость и консервативность элит. Но этого нет и в России в целом. Лишь в 1999-2000 годах была сделана попытка «апробации»

механизма передачи власти и смены элит, который в общих чертах, очевидно, и был использован в 2008 году. С одной стороны, В.В.

Путин фактически был назначен Б.Н. Ельциным преемником и, таким образом, «по определению», продолжателем его дела, с другой стороны, В.В. Путин – фактически антитеза бывшему Президенту, поскольку он воспринимается как созидатель и восстановитель порядка в государстве. В Бурятии на протяжении 13 лет бессменным Президентом был Л.В.Потапов (фактически первым лицом с 1990 г.). Плавной смены в самой республике не было. Назначение получил, как и должно быть в подобной ситуации, «варяг».

Исходя из результатов опроса по выявлению характера трансформации политического режима региона, необходимо отметить, что просматривается оценка об явном тяготении Бурятии к авторитаризму. Здесь и доминирование исполнительной власти над законодательной;

наличие контроля над деятельностью СМИ со стороны государства путем административного давления;

закрытый характер принятия и реализации политических решений;

преобладание формально-неформальных институтов. Вместе с тем необходимо отметить, что все отмеченные выше явления сопровождаются вполне демократическими процедурами – деятельностью представительного органа, проведением конкурентных выборов, существованием формально независимой прессы.

Однако складывание в регионе устойчивой доминирующей группы региональной элиты, поддерживающей партнерские отношения с нейтральными группами элиты и выступающей в качестве неформального политико-экономического корпоративного сообщества, консолидированного вокруг фигуры президента Бурятии, проходит на легитимной основе. Единство обеспечивается за счет жесткой функциональной зависимости и должностной соподчиненности в иерархии исполнительной власти в регионе, а также комплекса устойчивых неформальных связей и совпадении интересов на личном уровне, что и подтверждают данные экспертного опроса. Очевидно, что времена, когда элита формировалась внутри республики, уже прошли.

Что касается формирования регионального парламента, избирательным кампаниям в регионах предшествует негласный отбор на основе принципа преданности президентской команде.

Таким образом, выборы легитимируют результаты теневого торга, в том числе относительно персонального состава региональных легислатур: наиболее значимые политические решения являются следствием негласного обсуждения с участием групп влияния и групп давления при доминировании административной вертикали.

Эксперты подтвердили, что механизмом трансформации регионального политического режима выступает согласование интересов между политической элитой и «группами давления», что позволяет политическим акторам сохранять свои достаточно устойчивые позиции в регионе.

Необходимо отметить, что динамика трансформации политического режима региона проходит достаточно медленно. Она представлена региональными электоральными циклами: 1990- гг. – становление полицентрического режима, основных институтов Бурятии как государственного образования;

1998-2002 гг. – формирование основных особенностей политического режима региона, характеризуется процессом консолидации политической элиты региона;

2002-2007 гг. – происходит дальнейшая консолидация политической элиты, ведущая к установлению моноцентрического режима. В ходе экспертного опроса мы выяснили, что динамика трансформации политического режима Бурятии заключается в контракте о взаимной лояльности между Центром и главой исполнительной власти региона. Данная компромиссная стратегия региональных политических акторов позволяет им сохранять статусные позиции. Региональная элита смогла сохранить и упрочить свое единство в начальной стадии процесса трансформации. Это обусловило возникновение и сохранение в регионе относительно устойчивого политического режима с доминирующим актором в виде правящей элиты. По нашему мнению, это стало возможным благодаря согласованию интересов между политической элитой и «группами давления», которое выступает механизмом трансформации регионального политического режима.

Однако в настоящее время складываются предпосылки для еще более жесткого авторитаризма. Фактическое назначение Президентом в 2007 году члена «Единой России», бывшего первого заместителя правительства Томской области В.В.Наговицына многие члены региональной политической элиты восприняли с определенной долей настороженности. Конечно, они волновались за свои личные судьбы. Упрочению нынешнего режима, конечно же, способствует и общая вертикализация власти в стране, механизм партийного контроля в виде «Единой России» и разразившийся глобальный экономический кризис. Анализ последующей деятельности президента показал, что принципиальных изменений в структуре и составе власти региона не произошло, несмотря на ряд кадровых назначений, в том числе и вовлечение в состав правительства нескольких 35-летних министров. В состав новых органов власти вошел минимум «приезжих». В.В. Наговицын сделал ставку на местных кадров и жесткий контроль по согласованию кандидатур местной легислатуры. В то же время в команде Президента одну из ключевых ролей играет заместитель Председателя Правительства А.А.Чепик, ставленник другой группы в администрации Президента РФ. Недавно приехал в республик и политтехнолог, также работавший в администрации Президента РФ, А.Г.Полосин.

Влияние Центра – в виде представителей самых различных групп на региональный политический процесс нарастает.

В то же время определенный технократизм в управлении может послужить несомненным плюсом в экономическом развитии региона. Новый президент сразу заявил, что в развитии республики нужно рассчитывать на собственные силы. Принята амбициозная Программа социально-экономического развития до 2017 года, предполагающая достижение бездотационной и опирающейся на современные технологии экономики. Ставка сделана на развитие туристско-рекреационной зоны на Байкале, разработку минерально сырьевого и транспортно-логистического комплекса.

Дело в том, что отмеченная ранее модель относится или является воплощением традиционного устройства. Почему сложилась именно такая авторитарная модель власти? И почему она является доминирующей в российских регионах? С позиций институционализма, политические институты есть воплощение компромисса и общей воли. Наиболее важным при анализе модельных характеристик является описание институционального взаимодействия ведущих акторов политического процесса, среди которых выделяются глава региона, исполнительная власть и представители Администрации Президента Российской Федерации, где наиболее зримо и проявляется общая воля. Вопрос о типе избирательной системы был решен в пользу мажоритарной системы в два тура. Несмотря на громоздкость и высокую себестоимость данной системы, она устраивала всех, поскольку блокировала перспективы аутсайдеров и экстремистов, способствовала победе наиболее приемлемых кандидатов для будущей власти.

В рамках этой модели исполнительная власть заполняет собой большую часть политического пространства. Для того, чтобы обеспечить доминирование исполнительной власти над законодательной, в дальнейшем были введены такие институциональные механизмы, в том числе и правовые нормы, которые были связаны с тем, что главы органов местного самоуправления районного и городского уровня не могли избираться депутатами, а в самом Народном Хурале формировались «проправительственные» депутатские фракции, контролируемые исполнительной властью. Подобным образом Народный Хурал все более контролируется Президентом, однако полного контроля так и не было достигнуто. Свидетельством тому – ряд судебных выяснений взаимоотношений по поводу полномочий по решению текущих вопросов.

Что касается взаимоотношений с политическими партиями, их роль значительно повысилась в связи с введением Федерального закона «О политических партиях», а впоследствии - с решением о выборах в региональные парламенты, в том числе и по партийным спискам. В отличие от ряда других регионов, где главы фактически контролируют весь спектр политических партий, в Бурятии сохранилось незначительное противостояние политических партий в лице «Единой России» и КПРФ.

Институциональный механизм взаимоотношений с федеральным центром в лице Администрации Президента РФ и федерального правительства основывается на очевидной подчиненности региональной власти и постоянным продуцированием лояльности. Именно этим вкупе с безусловной поддержкой лидера региона населением можно объяснить то обстоятельство, почему центр всегда оказывал поддержку президенту Бурятии. У него не было иных вариантов.

Президент Бурятии сумел создать ряд гибких механизмов, позволяющих сохранить существующую систему СМИ. Речь идет о дотациях муниципальным и ряду республиканских изданий, финансовой поддержке по обновлению их материально технической базы, поощрении журналистских коллективов. В этой ситуации глава региона и исполнительной власти обладает несомненным преимуществом. Лояльность и встречная политическая поддержка основных информационно коммуникационных каналов объясняется также и умелым созданием информационных поводов, постоянным общением с населением через СМИ.

Подобная модель политической власти является реальным ограничением как для новых экономических субъектов, так и для формирования самостоятельных политических лидеров в регионе.

Были ли иные варианты институализированной модели политической власти в Республике Бурятия? С большой долей вероятности, можно предположить, что незначительные. Дело в том, что для этого необходимо наличие многообразных политических акторов, обладающих различными социально экономическими и политическими интересами. Этого условия в Бурятии не существовало. Возможные линии институциональных конфликтов были разрешены правовым и не силовым путем, хотя и достаточно авторитарными методами. В первой половине 2000-х г.г. система политической власти в Республике Бурятия перешла в режим воспроизводства, стала устойчивой, в связи с построением интегрированной вертикали исполнительной власти и усилением позиций доминирующего актора в пространстве страны – Президента России, региональная власть сумела обеспечить определенный экономический рост и стабильность в регионе.

Неформальные и откровенно оппозиционные политические силы были отсечены от влияния на политические решения и маргинализованы.

Институциональные ограничения и возможности всегда являются следствием воздействия ряда факторов, отражающих существующие реалии регионов. Институциональная теория подчеркивает влияние доминирующих ценностей и стереотипов на функционирование политических институтов. В свою очередь, политические институты оказывают воздействие на предпочтения.

Моноцентричная власть в Бурятии сложилась на определенной культурно-исторической почве. Большинство удаленных от центра регионов России относятся к аграрным. Бурятия как регион имела аграрную направленность, исторически не являлась промышленно развитой зоной. 40 % населения республики относится к категории селян, а сельские жители традиционно более консервативны, склонные наделять фигуру лидера чертами хозяина, отца. При такой социальной структуре общества либеральные политики изначально имеют меньше шансов для успеха.

Исторически Бурятия – это окраинная земля, с самобытной культурой населяющих народов, расположенная на стыке цивилизаций. Более того, она находилась и находится на стыке крупных держав, что вынуждало ее лидеров постоянно лавировать, бороться за самосохранение. Отсюда высокая степень адаптации и резервы адаптационного механизма, когда политическая ситуация вынуждает приспосабливаться и усиливать внутренний контроль.

Очевидно, что политико-культурные традиции политического поведения региональных властей базировались на представлении о том, чтобы не вступать в серьезные противостояния с центральными властями, полагая, что такая стратегия и тактика принесет больше дивидендов. Даже в период «удельного княжения», когда региональные лидеры превратились в самостоятельных субъектов политики на федеральном уровне, проявлялось одно из очевидных качеств лидера Бурятии - это умение взаимодействовать с центром, быть лояльным.

Важным фактором создания моноцентрической модели власти в регионе является узкая ресурсная база. По своей экономической структуре Республика Бурятия в настоящее время – индустриально аграрный район с высокой долей бывших предприятий ВПК и сырьевой направленности. В регионе нет «стволовой» экономики, рентоориентированных отраслей, которые могли бы серьезно и динамично компенсировать последствия экономического спада 1990-х г.г. Сырьевой потенциал в виде угля, леса, горных руд и т.д.

оказались в руках «варягов».

Политические акторы республики были заинтересованы в моноцентрической власти еще и потому, что она позволяла обеспечить максимальный контроль над экономическими ресурсами и предсказуемость политического развития, она гарантировала контроль над традиционными ресурсами. Решалась задача хотя бы на минимальном уровне сохранить региональную экономическую корпоративность, противостоять крупным транснациональным корпорациям. Там, где была в этом не было заинтересованности, «олигархическим компаниям» легко удавалось внедриться в регионы, либо избрать «своего» губернатора. В регионах, подобных Бурятии, где ТНК не проявляли заинтересованности, в отношении местных экономических акторов естественным образом возник регионально-государственный патернализм, что также усиливает фундамент моноцентричности.

С этой точки зрения, нельзя считать модель политической власти Республики Бурятия неэффективным. Политико институциональное устройство республики, с одной стороны, следует считать закономерным, а с другой, заключавшим в себе и потенциал демократического «сообщества элит». В региональной модели политической власти Бурятии, безусловно, наличествуют и элементы полицентризма. Многолетний руководитель региона Л.В.Потапов по своим качественным характеристикам был консенсусным лидером, стремящимся поддержать диалог с влиятельными игроками: Администрацией и постпредством Президента РФ в СибФО, крупным бизнесом, группами интересов, в том числе этнонациональными и религиозными. Определенную автономию сохранил и законодательный орган. Народный Хурал, по определению объединяющий все многообразие социальных интересов, время от времени вступает в конфликтные ситуации с исполнительной властью, в результате нередко проводятся согласительные процедуры на правовой основе.

Элементы полицентризма как бы сосуществуют в рамках моноцентризма, что позволяет рассматривать возможные варианты дальнейшей трансформации. С одной стороны, политические противоречия разрешаются демократическим путем.

Конструируется партийная система. Пока это квазипартийная система, если ее каким-то образом квалифицировать на сегодняшний день, то ее можно назвать мягкой однопартийностью.

Развиваются институты гражданского общества. С другой стороны, содержание политических процессов, инициируемых федеральным центром, остается авторитарным.

При стабильной ситуации выбор был бы фактически между успешной и неуспешной («вялой, мозаичной») модернизацией. При кризисе выбирают, как правило, авторитарный способ управления, когда «власть съев запас прочности», может действовать решительно, чтобы не потерять доверие общества либо развивается инерционный сценарий. Например, при жестком развитии кризиса, возможны массовые волнения (из-за сокращения доходов, растущей инфляции, потери рабочих мест), тогда у власти появляется искушение установить новые барьеры для оппозиции, ужесточить законодательство о партиях, выборах, НКО и т.д.

Жесткий сценарий не решит системных проблем, а лишь отложит их.

Если брать развитие нашей республики, то в данном контексте можно сказать, что в ней прослеживаются те же тенденции как отголосок модернизационных процессов.

Начнем с того, что происходит в политической сфере. Бурятия воспринималась и еще продолжает восприниматься как регион с традиционной политикой, экономикой и социальной сферой, которую центр хотел бы разорвать и встроить в новый политический дискурс. С этим связана история с выдвижением кандидатуры на пост Президента Республики Бурятия является очень важным моментом в трансформации всей политической системы региона, изменении конфигурации политических сил.

Уникальность общественно-политической ситуации в Бурятии состоит в том, что и спустя более двух лет после вступления на пост нового Президента РБ и в условиях межпартийной борьбы он не имеет отчетливой оппозиции. Ни одна из политических сил не позиционирует себя в качестве альтернативы его политического курса. События вокруг «назначения» президента 2007 г. показали готовность к сотрудничеству.

В то же время ряд инициатив нового Президента РБ встретил скрытое противодействие парламентариев, так дважды не прошел процедуру утверждения на пост заместителя председателя правительства по экономике А. Чепика, с первого раза не удалось провести кандидатуру министра финансов И.Шутенкова. Также не была одобрена предложенная В.В. Наговицыным поправка в Конституцию РБ, суть которой сводилась к тому, что в момент отсутствия Президента РБ его обязанности должен был исполнять первый заместитель Президента и главы правительства [5]. Причем, как в том, так и в другом случае президент был недоволен тем, что на предварительных переговорах с руководителями фракций политических партий, входивших в парламент, его идеи всегда были поддержаны, но когда дело доходило до процедуры голосования ранее принятые договоренности все участники переговоров попросту игнорировали.

Если считать в нынешних условиях благоприятным фактором улучшение отношений с центром, что позволяет более динамично развивать экономику Бурятии, то оценка прихода Наговицына будет более позитивной. Дело в том, что все зависит от конкретных отношений конкретного регионального лидера с теми, кто олицетворяет собой центральную власть. Многое будет зависеть от конкретных политических обстоятельств, от того, удается ли региональному лидеру в целом выполнять возложенные задачи.

Как и во многих случаях, эксперты склонны говорить об «избирательной политике центра по отношению к различным регионам», то есть дифференцировать политику центра по отношению к сильным регионам и слабым регионам. Внимание к Бурятии явно возросло («политический туризм», постановка на высшем уровне вопросов, связанных с интересами республики).

В то же время последующие политические шаги центра (инициатива в данной модели политической власти, конечно же, принадлежит Президенту Российской Федерации) намечают тенденцию жесткого спроса с тех региональных лидеров, которые не справляются с задачей динамичного социально-экономического развития своих регионов независимо от того, как и при каких обстоятельствах они избраны или назначены. Задача, поставленная перед новым руководством очевидна: снижение дотационности, разработка инвестиционных проектов и минимизация этнокультурных факторов в политике.

Таким образом, в политическом пространстве Бурятии была задана новая формула взаимоотношений. Но такое динамичное встраивание в контекст общефедеральной политики была явно заторможена разразившимся кризисом.

Литература 1 Жалсанова В.Г. Политическая элита Бурятии на современном этапе. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2003. – С.50.

2. Цит. по: Шадт А.А. Политические режимы и системы. – Новосибирск: НГУ, 2002. – С.212.

3 Жалсанова В.Г. Политическая элита Бурятии на современном этапе. – Улан-Удэ: Изд. БНЦ СО РАН, 2003. – С.51.

4. См.: Дагбаев Э.Д. Национальные традиции в политико институциональной системе «монгольских» регионов // Политическая наука. – 2009. -№2.- С.154-170.

5. Конституция РБ утверждает, что на момент временного отсутствия президента его обязанности замещает спикер парламента, что институционально повышает возможности данной ветви власти.

Л.Р. Бартунаев, д-р экон. наук, профессор БГУ;

Т. В. Сергеева, научный сотрудник БГУ Власть и общество:

диалог в условиях экономического кризиса Перед каждой страной кризис ставит наряду с общими еще и локальные специфические проблемы. Оценивая ситуацию в нашей стране, большинство специалистов относит к специфическим российским проблемам техническую отсталость, неразвитость рыночной инфраструктуры, недостаточную диверсифицированность производства, сохранившийся монополизм во многих отраслях экономики.

Несомненно, названные факторы играют отрицательную роль в сложившейся ситуации и будут затруднять реализацию мер по выходу из кризиса. Но меры по преодолению этих недостатков известны и прошли успешную апробацию во многих странах, российские экономисты, даже при отсутствии единых взглядов, способны предложить конструктивные идеи. Но есть другая группа проблем, решение которых представляется более сложной задачей.

Это экономико-социально-политические проблемы в своем неразрывном единстве, где все максимально взаимосвязано и взаимообусловлено, что, может быть, требует отдельного терминологического определения.

В период кризиса перед каждой страной стоит альтернатива сосредоточения и использования накопленных ресурсов: либо на избежание значительного обнищания основной части населения и повышения социально-политической напряженности в обществе, — это во многом достигается «консервацией» предкризисного состояния, которое в сознании большинства оценивается как благополучное;

либо сосредоточение усилий на модернизации общества, смене социально-экономической, политической роли общества в жизни страны. Первый путь можно назвать «переживанием» кризиса, второй «перерождением» в период кризиса. В первом случае общество более спокойно пройдет кризис, но выйдет из него ослабевшим и неготовым к новым испытаниям, которые неминуемо проявятся вновь, второй путь более рискован, но он дает шанс извлечь пользу из необходимости изменений. По сути, второй путь — это реальное продвижение России в направлении формирования открытого, правового и гражданского общества. Без формирования такого общества никакие технические новшества не избавят нас от перманентно развивающегося кризиса, более того, разработка и особенно внедрение результатов научно технического прогресса будут постоянно затрудняться.

Актуальность формирования открытого общества для России обусловлена, прежде всего тем, что переход от одной общественно экономической формации произошел без «окольного пути», длившегося в разных странах от двух до трех столетий, в процессе которого постепенно сформировались другие общественные отношения на основе рыночных отношений в экономике и демократических принципов в политике. Россия лишена этого, смена формаций произошла в форме единомоментного сдвига.

Коллективистское, с многочисленными классовыми, эфемерно идеалистическими табу общество, где личные решения граждан постоянно угнетались, не может сразу превратиться в открытое, которое в своей сути подталкивает индивидуумов предпринимать ответственные личные решения, от которых зависит собственное благополучие. Можно сказать, что с началом преобразований в России началась Пелопоннесская война, которая с переменным успехом длится до сих пор, и государство в ней принимает участие то на одной, то на другой стороне. К сожалению, пока «спартанцы»

вопреки ходу объективного процесса гораздо чаще одерживают локальные победы потому, что, как ни парадоксально, именно они возглавляют отряды «афинян». Сохранение до сих пор подавляющей части губернаторских, мэрских постов за лицами, сформировавшимися в ушедшую эпоху, постоянно реанимирует в самой уродливой форме монстров прошлого, которые трансформируются в разрастающейся коррупции, подавлении и развращении малого бизнеса, профанации выборов как поли тического процесса, поддержке и распространении всех форм монополий.

Во время общественных потрясений крайне привлекательным становится замена правовых норм принципом «практической целесообразности», после утверждения которого, практически открываются все шлюзы, сдерживающие насилие над обществом. В настоящее время особенно в регионах идет активный процесс сращивания всех ветвей власти в единый управляющий орган.

Монополия власти - самый опасный вид монополии, который тиражируется во всех отраслях жизнедеятельности общества.

Неотъемлемым атрибутом монополии власти является «приватизация» права на истину за определенным органом, партией, лицом. В этом кроется главная опасность для зарождающегося российского открытого общества. Кризис способствует возрождению и развитию абсолютной тотальности государства, которая зиждется на двух столпах: административных возможностях (управление материальными, финансовыми и кадровыми ресурсами, а также право наложения санкций и разрешения или запрещения отдельных видов деятельности граждан) и обладание информацией. Административный ресурс государства находится в обратно пропорциональной зависимости от уровня развития открытого общества, в нашей стране он непомерно велик, постоянно порождая монопольные тенденции в экономических процессах, коррупцию во власти, подавляя и развращая малый бизнес.

Уязвимость российской экономики, особенно в условиях кризиса, кроется в неразвитости малого бизнеса (небольшой удельный вес в ВВП по сравнению с развитыми странами, несовершенная структура — предприятия малого бизнеса в основном сосредоточены в торгово-посреднической сфере и оказании вспомогательных услуг, низкая экономическая эффективность большинства предприятий малого бизнеса).

Малый бизнес в стране подвергается постоянному давлению со стороны региональной власти не только по причине его слабой фактической защищенности, но и от интуитивного осознания местной властью опасности, кроющейся в малом бизнесе как институте экономической демократии, хозяйственной самостоятельности индивидуумов, факторе, побуждающем и стимулирующем экономику в развитии общества, противостоящем монополизму. В этом кроется одна из главных причин противоречивого развития малого бизнеса в регионах страны, его недопущение в производственную кооперацию с крупным бизнесом по сравнению с экономически развитыми странами (например, концерн «Тойота»

имеет более четырех тысяч поставщиков комплектующих из числа малых предприятий). Необходимо ввести в число главных показателей успешной деятельности, региональной власти в экономической сфере показатель состояния и развития малого бизнеса, а не обобщенный индекс деятельности всех предприятий, так как местная власть имеет крайне незначительное влияние на результаты деятельности крупных предприятий. Малый бизнес в настоящее время больше всего страдает не от экономических факторов (кредиты, налоги, наличие квалифицированной рабочей силы), а от административных барьеров, устранение которых должно быть задачей местной власти. Только открытое общество, подразумевающее максимально возможную прозрачность принимаемых органами власти решений, может успешно противостоять злоупотреблениям. Например, государственные закупки, проводимые в форме торгов, конкурсов, тендеров, должны контролироваться не только УФАС, но и общественными организациями, представляющими интересы предприятий по отраслям, которые могут накладывать вето на все решения, принятые с нарушением правил.

Политика, проводимая в сфере жилищного строительства без стимулирования личного домостроения на основе создания самоуправляющих организаций, никогда не достигнет цели более или менее полного удовлетворения потребности населения в жилье.

Путь удовлетворения рыночного спроса на жилье за счет строительства многоквартирных домов может удовлетворить спрос лишь формально в контексте соотношения наличия денег у покупателя и установившейся рыночной цены, при удовлет воренном рыночном спросе десятки тысяч семей россиян так и останутся без крыши над головой. До сих пор в стране не разработан правовой и экономический механизм выделения земли для строительства, стройматериалов, ссуд, создания минимальной инфраструктуры для потенциальных жилых поселков. Поэтому идет постоянная, хоть и не всегда заметная борьба между населением, желающим иметь свой дом, и властью.

Муниципальная власть не только не оказывает помощь жителям в создании товариществ собственников жилья, территориальным организациям граждан по месту жительства как формам проявления гражданского общества, но и всячески препятствует данному движению, т.к. его развитие реально снижает возможности чиновников и игнорировать интересы людей.

До сих пор пока в отношении власти и народа будет преобладать патерналистский подход, конструктивный взаимовыгодный диалог невозможен. Инновации рождаются творчеством масс, а их внедрение обеспечивается административными, материальными и финансовыми ресурсами, сосредоточенными у властных органов. Именно действительное общение власти и общества во всем многообразии его проявления, в ходе которого выявляются проблемы и намечаются пути их решения на основе установления взаимных задач и требований создает необходимую основу для рождения инновационных путей преодоления кризиса. Фактически современный кризис, его преодоление не имеет иной альтернативы кроме инновационных решений.

Парадигма инновационного развития мирового хозяйства должна носить гуманистический характер, создающий возможности для проявления максимума творческих способностей людей в устройстве жизни общества. В век постоянных достижений технического прогресса мы должны четко осознавать, что он обеспечивает, формирует лишь одну из сторон жизнедеятельности и вместе с тем создает основу для гуманистического прорыва в развитии общества. Однако инновационный путь не должен восприниматься только как иной, лишь более высокий уровень применяемой в производстве техники и технологии, узко технократический подход к инновациям, в сущности, не решает возникших проблем, он может в какой-то мере отсрочить их про явление, но вместе с тем и усилить их негативные последствия.

Современный уровень развития общественных дисциплин, их научные результаты и идеи все более актуализируют значение развития и реализации творческих, морально-нравственных качеств общества, превращение их в реальный и существенный фактор производительных сил.

Современная власть, (особенно в России) должна преодолеть свою извечную болезнь – стремление встать над обществом, монополизировать право на решение самых различных вопросов жизнеустройства граждан, самоуверенность в возможности преодоления возникающих проблем своими силами без привлечения конструктивного потенциала людей. Особую специфику данная проблема приобретает на местном и муниципальном уровне, где власть и граждане непосредственно сосуществуют рядом. Конечно, в российских условиях, когда местная власть не может обеспечить свою экономическую самостоятельность за счет доли собственных доходов в буджет местных образований, можно списать на это обстоятельство все нерешенные проблемы, но во многом и по сути это – лишь уход от выполнения своих социальных функций. Финансы, при всей их важности, являются лишь одним из факторов развития социальной сферы, можно привести немало примеров, когда их достаточное наличие, но неэффективное использование не только не решало насущных проблем, но и приводило к усилению социальной напряженности. И наоборот, их значительная ограниченность при точно адресном расходовании приносило поразительные результаты, повышало социальную сплоченность, чувство гражданской значимости и ответственности. Но это достижимо лишь при реализации действительного диалога между властью и обществом, что является важнейшим условием успешного преодоления кризиса и показателем реальной демократии.

Парадокс современной ситуации в России состоит в том, что страна имеет значительные финансовые рычаги и «подушки»

переживания кризиса, но успешный выход из него лежит в большей мере во внеэкономической сфере. Инновационный путь развития страны — это прерогатива общества, это реализация «рассеянного в обществе знания и творческого потенциала», что проявляется в постоянном рождении огромного количества технических и социальных инноваций, но до тех пор пока они не упадут на благодатную почву открытого общества, это будут лишь фрагментарные результаты научно-технического прогресса.

Наша страна в прошлом столетии, имея достаточно хорошие стартовые возможности экономического и социального развития, не использовала их. Повторение этой ошибки в веке наступившем может приобрести роковой характер.

С.П. Татарова, д-р социол. наук, доцент, заведующая кафедрой менеджмента социокультурной деятельности ВСГАКИ Решение актуальных проблем общества посредством реализации социального партнерства Формирование гражданского общества не может согласовываться с инертностью, пассивностью населения, отсутствием участия его в жизни общества, в мероприятиях и акциях инициированных властными государственными структурами. Поэтому в последнее время все чаще создаются условия для осуществления социального партнерства различных организаций, предприятий, учреждений, общественных и бизнес структур и государства. Пришло осознание, что в целях осуществления организации актуальных для государства проектов, важным является привлечение различных категорий населения к посильному участию в решении вопросов, реализация которых направлена на обеспечение социального мира в обществе.

Одним из надежных партнеров в экономическом, социальном развитии общества должна стать молодежь, являющаяся важнейшим сегментом страны, больше других заинтересованных во всех направлениях ее развития. В связи с этим большая ответственность за создание условий для социального становления и развития ответственного гражданина, созидателя самого общества ложится на высшие учебные заведения.

Одной из основных целей современного образования является обеспечение разностороннего формирования и развития личности специалиста. В этой связи актуализируются различные подходы к обучению, способствующие усвоению не только академических знаний, практических навыков, но и развитию творческих способностей, умений быстро реагировать на изменяющиеся условия, быть мобильным и обладать высокой креативностью. Для реализации поставленной цели в вузе должны быть созданы оптимальные условия, одним из которых является развитие социального партнерства, позволяющее целенаправленно использовать научный, методический, кадровый и материально технический потенциал социокультурного пространства. Таким образом, значимым является разработка механизма, при котором реализуются возможности каждого студента в апробации своих способностей в различных видах деятельности, в раскрытии собственного потенциала в условиях реального взаимодействия с органами власти, учреждениями и организациями. Под механизмом социального партнерства как элемента его системы в целом мы понимаем совокупность методов и инструментов, с помощью которых обеспечивается достижение партнерского взаимодействия сторон. Механизм социального партнерства определяет и методы взаимодействия социальных партнеров. Все они очень тесно взаимосвязаны и являются дополнением и составными частями друг друга.

Чем шире налажена система социального партнерства вуза, тем большим количеством компетенций овладевает его выпускник, тем глубже происходит познание практики педагогами-теоретиками.


Рассмотрим некоторые направления социального партнерства, сложившиеся у кафедры социально-культурной деятельности (СКД) Восточно-Сибирской государственной академии культуры и искусств.

Важнейшей задачей преподавателей кафедры СКД является подготовка высококлассных специалистов для социально культурной сферы. Поэтому ими реализуются не только учебные занятия со студентами в аудиториях вуза, но и активная организация практического обучения, проведение круглых столов и конференций по актуальным проблемам социально-культурной деятельности для уже работающих специалистов сферы. Так, ежегодно преподаватели кафедры участвуют в подготовке и проведении курсов повышения квалификации работников культуры, организуемых Республиканским центром народного творчества РБ (Татарова С.П., Базарова А.В., Матвеева Е.В., Нужнова Н.М., Сергеева Е.Б., Фролова С.А., Умурова Л.Х. и др). В марте 2009 г. педагоги кафедры приняли участие в курсах повышения квалификации, организованных Учебным центром Федеральной службы исполнения и наказания (Татарова С.П., Матвеева Е.В., Нужнова Н.М.);

Татарова С.П. приняла участие в проведении курсов повышения квалификации работников образования «Социально-психологическое сопровождение социализации детей с ограниченными возможностями» (декабрь 2009 г.).

Кроме того, педагоги кафедры оказывают помощь при подготовке культурных проектов и программ, организации воспитательной деятельности в школах города и республики. Так, под руководством Невзоровой А.Л. осуществлена организационно методическая помощь для проведения воспитательных мероприятий - классных часов в школе № 35 со старшеклассниками (9-11 классы) «Из истории рок - движения», «Обо всем по немного», «Вокруг интересных и занимательных дел», «Моя профессия – гордость моя». Харитонова С.А. постоянно оказывает методическую и научную помощь в подготовке грантовых заявок школам № 42 г.Улан-Удэ и школе с. Хасурта.

Нужновой Н.М. в рамках 1 Межвузовского студенческого «Этнофорума – 2009» проведен мастер-класс с лидерами студенчества в рамках курсов молодого менеджера Байкальской школы толерантности: «Формирование коммуникативной культуры и профессионального мастерства специалиста СКС».

Большую работу педагоги и студенты кафедры проводят в организации фандрайзинговых акций, разномасштабных конкурсов, фестивалей и традиционных праздников. Так, студентка 351 группы Шикунова М. (ныне выпускница вуза, куратор Сергеева Е.Б.) сотрудничала с комитетом по делам молодежи РБ в рамках организуемых мероприятий (День молодежи, День молодой семьи).

В рамках празднования Дня защиты детей, студенткой 342 группы Ринчиновой С. разработан и реализован проект «Парад детских колясок» (1 место). Ежегодно студенты кафедры принимают участие в подготовке и проведении международного фестиваля «Звуки Азии».

Для многих студентов, тяготеющих к освоению политических технологий, заинтересованных в познании политической системы общества, определенной школой стало участие в клубе «Молодой избиратель» (под руководством Е.В. Матвеевой). В состав клуба входили студенты 2,3,4 курсов очного отделения. Данный клуб действовал в рамках проекта, получившего финансовую поддержку Комитета по молодежной политике. Ребята активно участвовали в молодежных политических акциях и инициативах, тесно сотрудничали с Администрацией Октябрьского района г. Улан-Удэ во время предвыборных кампаний, включались в работу лидерских тренингов и семинаров.

Формированию у студентов организационно-управленческих навыков, правового самосознания, инициативности, самостоятельности, способности к успешной социализации в обществе способствует участие их в работе общественных организаций. Так, студенты кафедры являются членами общественных молодежных организаций, землячеств (Курумканское землячество, Тункинское землячество, Закаменское землячество, которые входят в состав ассоциации молодежных объединений (АМО)).

Морально-этическая ответственность перед обществом, осознание необходимости помощи людям с ограниченными возможностями, детям-сиротам и другим слабозащищенным категориям граждан проявляется в работе преподавателей и студентов кафедры СКД с общественными некоммерческими организациями, такими как: «Байкальский благотворительный фонд», фонд «Надежда», подростковый клуб «Олимп», Детский дом в п. Верхняя Березовка и т.д. Так, в рамках подготовки акции «Телевизионный марафон» фондом «Надежда», студенты кафедры под руководством Фроловой С.А. осуществили ряд акций по привлечению внимания общественности к проблемам людей, больных сахарным диабетом;

в рамках подготовки Дня инвалида студенты кафедры под руководством Татаровой С.П. приняли участие в подготовке и проведении Фестиваля в подростковом клубе «Олимп», в преддверии Нового года, студенты и преподаватели кафедры (Невзорова А.Л., Фролова С.А.) организовали и провели новогоднее представление и вручение подарков детям детского дома в п.Верхняя Березовка.

Социальное партнерство кафедры осуществляется и в рамках реализации научно-исследовательских проектов, проведения социологических исследований. Так, традиционными стали исследования по профессиональной востребованности специалистов социально-культурной сферы, по подготовке специалистов для Социально-культурной сферы в учреждениях сферы Республик Бурятия, Тыва, Якутия, Иркутской области, Забайкальского и Красноярского краев (Бояк Т.Н., Солодухин В.И., Татарова С.П., Матвеева Е.В., Затеева Н.А., Сергеева Е.Б., Харитонова С.А., Борисова А.А. и др.). В рамках реализации проекта Президента РФ были проведены исследования в Республике Бурятия и Читинской области по изучению ценностных ориентаций сельской молодежи (Бояк Т.Н). Татаровой С.П. были осуществлены социологические исследования подростков в образовательных учреждениях Иркутской и Читинской областей, Республике Бурятия. Очировой В.М. проведены исследования политической элиты совместно с органами управления в Республиках Тыва, Бурятия. Педагогами кафедры были подготовлены и проведены социологические исследования по заказу различных организаций и ведомств (2008 г. Министерство культуры РБ (Матвеева Е.В., Бояк Т.Н., Татарова С.П., Базарова А.В.), 2009 г. Администрация Президента и правительства РБ (Татарова С.П., Базарова А.В., Харитонова С.А.). Определенной школой мастерства исследователя становится участие студентов в подготовке и проведении многих опросов. Так, под руководством Татаровой С.П. студенты 2-3 курса принимали участие в социологическом исследовании «Толерантность в современном обществе», студенты 5 курса провели социологическое исследование «Студенческое самоуправление в вузе» в вузах города: БГУ, БГСХА, ВСГАКИ.

Более глубокое понимание сущности профессии, определенный патриотизм по отношению к своему учебному заведению, осознание значимости своей специальности реализуется в ходе профориентационной работы студентов. Так, в 2009 году кафедрой был инициирован конкурс «Моя профессия – мое будущее», в рамках которой студенты разрабатывали логотип специальности, придумывали творческие электронные и сценические презентации профессии. Лучшие работы студентов были использованы в профориентационных встречах в школах города и республики.

Безусловно, огромной школой профессионального мастерства становится партнерство студентов с учреждениями социально культурной сферы в ходе производственной и преддипломной практики. Сегодня перечень организаций, с которыми кафедра сегодня работает в рамках данного направления, насчитывает несколько десятков и включает досуговые учреждения, органы власти, общественные организации, бизнес-структуры. Формы взаимодействия и сотрудничества, при этом, становятся чрезвычайно разнообразными: организация культурно-досуговых мероприятий, маркетинговых и социологических исследований, проведение фандрайзинговых и ПР-акций и многое другое. У студента появляется возможность применить теоретические знания, творческие и интеллектуальные навыки и способности, полнее реализовать наработанный опыт и нераскрытый потенциал.

Вследствие такой совместной работы складываются неформальные отношения с профессионалами своего дела, рождается атмосфера творчества и вдохновения, появляется состояние жизнерадостности, потребность в работе и общении. В ходе самостоятельного выполнения самых различных дел у студентов открываются перспективы реального самоутверждения, появляются возможности получения позитивной оценки личности студента и его деятельности со стороны специалистов, которые нередко не удается обнаружить во время лекционных и практических занятий в вузе.

Кроме того, приобретенный опыт позволяет студентам по окончании вуза более легко адаптироваться и приступить к самостоятельной практической деятельности.

Все виды социального партнерства оказываются выгодны не только предприятиям и учреждениям, с которыми сотрудничает вуз, но и немало значат для учебного заведения. Так, студенты имеют возможность работать с технологиями, специальными техническими средствами, оборудованием, программами, которых нет в вузе. Кроме того, педагоги имеют возможность изучать нужды учреждений социально-культурной сферы, требования к выпускаемым специалистам, а потому имеют возможность корректировать учебные программы дисциплин, вносить необходимые для изучения темы и даже предлагать новые предметы в блоке дисциплин регионального компонента.

Таким образом, все виды совместных мероприятий и проектов, в основе которых лежит социальное партнерство, позволяют координировать воспитательную, культурную, социальную и оздоровительную работу, поддерживать инициативы молодежи, направленные на развитие гражданского общества. Анализ основных направлений социального партнерства кафедры СКД показывает, что в случаях, когда создаются объективно комфортные, а не формально-авторитарные условия для развития и поддержки творчества, инициативы и общественно-полезной работы молодежи, она активно включается в создание и проведение программ и проектов, внося свою лепту в решение актуальных проблем общества.

Таким образом, развитие социального партнерства вузов становится важным слагаемым его конкурентоспособности, базой для выработки у студентов компетенций, значимых для его становления как специалиста. Развитие же социального партнерства оказывает непосредственное воздействие на формирование гражданского общества, обеспечение социальной стабильности, социально-экономической безопасности и социальной справедливости.

Литература:

1. Муниципальная социальная политика и общественность:

реалии и перспективы: Мат-лы муждунар. Науч.-практ.

конф. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2. Татарова С.П. Опыт социального партнерства в решении актуальных проблем современного общества // Современное общество: вопросы теории, методологии, методы социальных исследований: Материалы IX Всероссийской науч.

конф., посвященной памяти проф. З.И. Файнбурга Пермь, 2008: изд-во Пермского гос. Техн. Ун-та. – 2008. - С. 97- Т.А. Половинко, заместитель председателя районного Совета депутатов Селенгинского района Развитие территориального общественного самоуправления в МО «Селенгинский район»

На федеральном уровне ФЗ №131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»

определяет «местное самоуправление» как «форму осуществления народом своей власти, обеспечивающую самостоятельное и под свою ответственность решение населением вопросов местного значения».

Среди таких форм непосредственного осуществления населением местного самоуправления законом выделяются местный референдум, муниципальные выборы, голосование по отзыву депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления, голосование по вопросам изменения границ муниципального образования, преобразования муниципального образования, сходы граждан, правотворческая инициатива граждан, конференция граждан, публичные слушания, опрос граждан и территориальное общественное самоуправление.

Среди различных форм самоорганизации населения, предусмотренных законом "О местном самоуправлении", самой массовой является территориальное общественное самоуправление.

Эта форма исключительно гибкая и максимально приближённая к жизни. Она возникает, прежде всего, там, где есть подлинные инициативы граждан и основным направлением деятельности органов ТОС является решение социально значимых именно для этой местности вопросов.

Это вопросы благоустройства территорий, профилактики правонарушения, организации культурно-массовой и спортивно оздоровительной работы. Это вопросы работы по месту жительства, организация актов милосердия и благотворительности.

Примером могут служить благотворительные марафоны и благотворительные акции. К примеру в прошлом году с целью сбора средств были организованы благотворительные марафоны в поддержку строительства: храма Казанской иконы Божьей матери в г.Гусиноозерск, православного храма в с.Тохой, Иройского дацана, Музея декабристов. Всего собрано 1 млн. 540 тыс. руб.

Также в прошлом году мы провели акцию «Помоги собраться в школу», собравшую около 150 тысяч рублей.

Можно с уверенностью утверждать, что территориальное общественное самоуправление является одной из наиболее перспективных форм участия населения в управлении муниципальным образованием. Территориальное общественное самоуправление представляет собой резерв развития демократии и реального вовлечения граждан в управление общественными процессами, является эффективным способом повышения качества жизни населения, выступает фактором повышения патриотизма граждан и снижения уровня социальной напряжённости.

В настоящее время на территориальное общественное самоуправление обращено пристальное внимание депутатов районного Совета МО «Селенгинский район».

Понимая, что без ТОС не может быть полноценного местного самоуправления, а без последнего нет речи и о демократическом, успешно развивающемся обществе в целом, депутаты фракции ВПП «Единая Россия» выступили с инициативой создания ТОСов на территории района.

В результате депутатами было разработано «Положение о территориальном общественном самоуправлении в Селенгинском районе», которое впоследствии было принято на сессии райсовета в декабре минувшего года. Это положение определяет порядок создания и функционирование ТОСов на территории муниципалитета.

Вопрос передачи общественникам части полномочий продиктован самой жизнью. Сегодня ТОСы должны выступать в качестве советников власти. Общественники должны принимать участие в совещаниях у глав поселений и в ЖЭУ, вносить свои предложения при формировании планов социально-экономического развития территорий, выступать контролерами, без подписи которых не будут приняты работы по ремонту и благоустройству территории.

Постановлением главы МО «Селенгинский район» создан консультативный совет по созданию ТОСов из числа работников аппарата районного Совета депутатов. Консультативным советом разработаны методические пособия по организации ТОСов.

Консультативным советом создается база данных всех грантовых конкурсов, конкурсов социально-значимых проектов, объявленных для некоммерческих общественных организаций.

На сегодняшний момент заканчиваем работу по организации интернет-сайта районного совета депутатов, где создан раздел «Территориальное общественное самоуправление». В этом разделе будет предоставляться вся информация для ТОСов – нормативно правовые акты, методические пособия, объявления о новых конкурсах и т.д.

Совместно с заместителем председателя НХ РБ Цыденжапом Бимбаевичем Батуевым по развитию ТОСов в Селенгинском районе проведены встречи с населением в селах Нижний Убукун, Жаргаланта, Тохой, Харгана, Средний Убукун.

Также проведены встречи с общественностью и местными депутатами в селах Енхор, Ехэ-Цаган, Ноехон, Сутой, городе Гусиноозерск.

По результатам встречи готовы зарегистрироваться в качестве Территориального общественного самоуправления более десяти инициативных групп из различных поселений.

Полноценная система местного самоуправления немыслима без сотрудничества власти и жителей района. Поэтому создание условий для активного участия жителей муниципалитета в управлении своей территорией – должна стать одной из приоритетных задач районной власти.

Особую роль такая позиция приобретает в период мирового финансового кризиса. В условиях уменьшения доходной базы, итак небольшой доходной базы муниципальных образований, сокращение средств на реализацию полномочий может быть компенсировано активным, добровольным участием граждан в решении вопросов местного значения.

На наш взгляд развитие института ТОСов во многом может явиться опорной точкой в процессе сохранения и развития малых сел. Ни для кого не секрет, что упразднение института старост в малых селах повлекло негативные последствия. И по нашему мнению правление ТОСа достаточно органично придет на смену института старост.

В свою очередь жители района на сегодняшний день также сознательно приходят к мысли о том, что развитие поселения не должно и не может проходить без их активного участия.

Об это говорит тот факт, что такая работа в ряде сел ведется.

Фактически ТОСы – есть, просто они не формализованы. Так, в селе Енхор за последние два года методом народной стройки построено 3 социальных объекта – детский сад, сельский клуб, стадион, также жители возвели 3 священные ступы – субурганы.

Жители Енхора ежегодно собирают на благоустройство села по три тысячи рублей с каждого двора, привлекают спонсоров – предпринимателей района. Также методом народной стройки в селе Сутой построен сельский клуб.

Современный человек включен в жизнь общества не только через свой трудовой коллектив. Его повседневная жизнь подчас имеет большее значение, чем собственно производственная деятельность.

На территории района на протяжении пяти лет активно развивается казачье общество. На территории муниципального образования работают 12 поселковых казачьих обществ, создание которых закреплено сельскими сходами. (общая численность – казаков.) Казачьи сообщества – это один из ярких исторических примеров общественного самоуправления. Сегодня движение ТОСов позволяет казакам станицы селенгинской упорядочить свою деятельность.

На сегодняшний день уже есть положительные примеры социально-значимой деятельности казаков на закрепленной территории. Так в поселении МО СП «Убур-Дзокойское» казачий отряд совместно межрайонным отделом по борьбе с незаконным оборотом наркотиков проводит рейды, участвует в задержании правонарушителей, участвует в уничтожении очагов дикорастущей конопли.

Кроме того, актуальной и своевременной мы считаем идею создания на основе ТОСов системы вовлечения молодежи в общественную жизнь по месту проживания. По положению о «Территориальном общественном самоуправлении в Селенгинском районе» участие в ТОСах могут принимать все жители района с лет.

В этом случае ярким примером может служить программа СОШ №4 г.Гусиноозерск. В 2006 году руководство школы, ученический коллектив, активные родители разработали проект «Территориальное общественное самоуправление – сообщество успеха». Данный проект выиграл федеральный грантовый конкурс на сумму один миллион рублей. Цель этого проекта – создание условия для развития и саморазвития учащихся.

Работа ТОСа велась в нескольких направлениях – образование, воспитание, вовлечение в массовое занятие физической культурой и спортом, реализация социально-значимых проектов.

Практически во всех населенных пунктах жители самоорганизуются для уборки территорий и благоустройства.

Принимают участие в весенней посадке деревьев, проведение летнего водопровода, строительство водоколонок. Все это говорит о том, что население готово добровольно участвовать в решении насущных проблем дворов, улиц, поселений.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.