авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 17 |
-- [ Страница 1 ] --

Центр проблемного анализа и государственно-управленческого

проектирования при Отделении общественных наук РАН

Конституция

и доктрины России

современным

взглядом

Материалы Всероссийской научной конференции

(Москва, 17 марта 2009 г.)

Москва

Научный эксперт

2009

УДК 342.4:321.01(470+571)

ББК 67.400.1+66.3(2 Рос)0

П 65

Редакционно-издательская группа:

С.С. Сулакшин (руководитель), В.Э. Багдасарян Ю.А. Зачесова, Ю.Е. Мешков П 65 Конституция и доктрины России современным взглядом / Ма териалы Всероссийской научной конференции (Москва, 17 марта 2009 г.) — М.: Научный эксперт, 2009. — 496 с.

ISBN 978-5-91290-063-1 Всероссийская научная конференция «Конституция и доктрины России современным взглядом» была посвящена актуальным меж дисциплинарным проблемам. На пленарном заседании, в секционных докладах конференции была предпринята попытка оценить с науч ной точки зрения пройденный 15-летний путь действующей Консти туции РФ, посмотреть на актуальное проблемное поле, представить новые теоретические, методологические и практические правовые и государственно-управленческие задачи в этой области.

Работа конференции, помимо пленарного заседания, велась в трех секциях — «Доктринальные документы в государственном управле нии», «Практическое состояние доктрин в российском законодатель стве», «Доктрина и государственная политика».

Все доклады, вошедшие в книгу и приложение к ней (на компакт диске), поименованы в общем содержании сборника.

Материалы публикуются в авторской редакции.

Издание предназначено для политиков, руководителей государ ственных структур, представителей органов законодательной власти, ученых, преподавателей и студентов вузов.

УДК 342.4:321.01(470+571) ББК 67.400.1+66.3(2 Рос) © Центр проблемного анализа и государственно управленческого проектирования при Отделении общественных наук РАН, © Научный эксперт, ISBN 978-5-91290-0630- Информационное письмо Отделение общественных наук РАН, Институт научной информации по общественным наукам РАН, Институт государства и права РАН, Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования при ООН РАН проводят Всероссийскую научную конференцию «Конституция и доктрины России современным взглядом»

(Москва, 17 марта 2009 г., новое здание Президиума РАН) Председатель конференции — Якунин В.И., доктор политических наук, научный руководитель Центра проблемного анализа и государственно-уп равленческого проектирования при Отделении общественных наук РАН Председатель программного комитета конференции — Лисицын Светланов А.Г. — чл.-корр. РАН, директор Института государства и права РАН Председатель оргкомитета конференции — Сулакшин С.С., доктор политических наук, доктор физико-математических наук, генеральный ди ректор Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования при ООН РАН На конференцию выносятся следующие вопросы:

I. Доктринальные документы в государственном управлении России:

Конституция России: уроки периода;

теория доктринальных документов в государственном управлении;

система и структура доктринальных документов;

правовая и управленческая природа доктринальных документов процедуры разработки и принятия доктринальных документов в Рос сии;

ревизия и систематизация российского законодательства.

II. Практическое состояние доктрин в российском законодательстве:

российские доктринальные документы: современное состояние и на правления развития;

иерархия правовых актов в системе российского законодательства;

послание Президента России, доктрина, стратегия, концепция, основы политики, национальные проекты, программы: есть ли система?

действующие российские доктрины: действующие ли?

доктринальные документы в зарубежном праве.

III. Доктрина и государственная политика:

политическая природа доктрины;

доктрина и государственная идеология;

доктрина и государственная политика как управленческая прак тика;

институты, возможности и ограничения участия гражданского общества и бизнеса в процедурах подготовки, принятия и реали зации доктринальных документов;

взаимодействие федерального Центра и регионов при определе нии приоритетов развития и реализации доктринальных доку ментов.

Учреждения и организации, принявшие участие в конференции Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации Академия труда и социальных отношений Академия экономической безопасности МВД России Аналитическое управление Аппарата Совета Федерации Ассоциация военных политологов Верховный Суд Российской Федерации Волгоградской областной административной комиссии Воронежский государственный университет Государственная академия инноваций Гродненский государственный университет им. Я. Купалы Гуманитарный университет Евразийский центр управления проектами Законодательное Собрание Красноярского края ЗАО «ТРИН»

Институт общественного мнения «Квалитас»

Институт проблем передачи информации им. А.А. Харкевича РАН Институт проблем управления им. В.А. Трапезникова РАН Институт регионального законодательства Институт социологии РАН Институт экономики переходного периода Институт экономики РАН Института права Башкирского государственного университета Института социально-политических исследований РАН ИППК МГУ им. М.В. Ломоносова Казанский государственный технологический университет Компания «Росюрконсалтинг»





Краснодарский университет Министерства внутренних дел Российской Феде рации Кубанский государственный университет Курский государственный университет Московская финансово-юридическая академия Московский государственный областной университет Московский институт юриспруденции Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет ООО «ИннИТ»

Пензенский государственный университет Российская Академия государственной службы при Президенте РФ Российская академия Правосудия Российский государственный институт интеллектуальной собственности Российский государственный социальный университет Российский государственный технологический университет им. К.Э. Циолков ского Рязанский государственный радиотехнический университет Санкт-Петербургский государственный университет Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского Сибирская академия государственной службы Сибирский государственный университет путей сообщения Ставропольский государственный университет Уральский государственный технический университет Финансовая академия при Правительстве Российской Федерации Фонд ИНДЕМ Центр законотворчества Правительства Москвы Южно-Уральский государственный университет Южный научный центр РАН Вступительное слово от оргкомитета конференции С.С. Сулакшин Уважаемые коллеги, cегодня, продолжая наши традиции научных кон ференций междисциплинарного плана, но всегда в тематическом коридоре проблем государственного управления, Отделение общественных наук РАН, Институт научной информации по общественным наукам РАН, Институт государства и права РАН, Центр проблемного анализа и государственно управленческого проектирования проводят Всероссийскую научную кон ференцию «Конституция и доктрины РФ современным взглядом».

Это междисциплинарная тема. Недавно исполнилось 15 лет со дня при нятия действующей Конституции России. Общественность это событие по-своему отметила;

целесообразно, чтобы и научное сообщество тоже оце нило пройденный путь, с научной точки зрения посмотрело на актуальное проблемное поле, поделилось своими результатами и, возможно, сформули ровала новые теоретические, методологические и практические правовые и государственно-управленческие задачи в этой области.

Конференция научная, поэтому оргкомитет, ее устроители ожидают, что состоится плодотворный обмен скорее не мнениями и вкусовыми оценками и предпочтениями, а научными результатами, научными постановками.

Труды конференции, как всегда, будут изданы и распространены по ши рокому кругу государственно-управленческих и научных адресов.

Перед тем как передать бразды правления председателю конференции В.И. Якунину, я хотел бы от имени оргкомитета пожелать творческих успехов конференции, интересных результатов, плодотворных научных обменов.

Пленарное заседание Крупные корпоративные инициативы как вклад в доктринальное государственное управление Якунин В.И. (Москва)* Доктрина как инструмент экономического развития В настоящее время в России в полной мере преимущественно осущест вляется только краткосрочное и среднесрочное прогнозирование и про граммирование развития. Долгосрочного доктринального государственно го управления до недавнего времени практически не было.

Правовой основой современного доктринального государственного управления является Федеральный закон от 20.07.1995 г. № 115-ФЗ «О го сударственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Российской Федерации»1, а также Бюджетный кодекс Российской Федерации.

Но закон о прогнозировании не закрепляет достаточным образом пра вовой статус долгосрочного планирования. Нормы закона, в отличие от остальных его положений о среднесрочных и краткосрочных программах, не закрепляют ни порядок разработки, ни содержание программ, а лишь дают отсылку к подзаконным актам уровня постановлений Правительства.

Такое понижение уровня нормативных актов, регулирующих долгосрочное развитие, было одним из ключевых препятствий для формирования и реа лизации данного направления государственной политики.

Потребность же формирования и легитимизации доктринального государ ственного управления в российской управленческой практике как имплемен тации долгосрочных документов государственного планирования и прогно зирования — доктрин — в законодательное и государственно-управленческое пространство России обусловлена целым рядом обстоятельств.

* Более подробную информацию об авторах см. «Сведения об авторах».

СЗ РФ. 1995. № 30. Ст. 2871.

Пленарное заседание В государственном управлении необходимы упорядочение, управленче ская организация, обеспечение обоснованности и согласованности с фор мулируемыми политическим руководством страны целями исполнительных действий государственных властей по управлению развитием государства.

Необходимо определение и нормативно-правовое закрепление самих целей как согласованных в обществе и в государстве ценностей развития, в их связи с общими конституционными императивами, общим государ ственным строительством и иными государственными политиками как бо лее высокого уровня, так и иными частными политиками.

Необходимо создание системы или публичного механизма управления экономическим развитием страны, отличающегося прозрачностью и устой чивостью в условиях изменчивости политической конъюнктуры.

Доктрина должна устанавливать цели, задачи, принципы, ресурсные ис точники, основные механизмы и мероприятия, определяющие и влияющие на экономическое развитие страны, их временные рамки, единый понятий ный и терминологический аппарат в области экономического развития, должна указывать систему (структуру) органов и организаций, их статус и ответственность в сфере управления экономическим развитием Российской Федерации.

В случае правового закрепления обязывающих норм и их реализации, доктрина может утверждаться федеральным законом или указом Президен та Российской Федерации. В таком случае она будет являться нормативным правовым актом и станет актом, обязательным к исполнению для всех ор ганов государственной власти и местного самоуправления, юридических и физических лиц (рис. 1).

Рис. 1. Место доктрин в системе механизмов и документов российского законодательства и политической нормативистики Конституция и доктрины России современным взглядом О роли крупных корпораций В разработке такого рода долгосрочных планирующих документов, на многие годы вперед определяющих ключевые приоритеты развития, долж ны принимать участие не только государственные органы и научные орга низации, но и представители крупных частных и государственных корпо раций.

В России, как правило, корпорациям (даже если это корпорации, создан ные государством) отведено решение только тактических задач. Вопросы же стратегического долгосрочного развития конкретных отраслей остаются на усмотрении государства. Но есть довольно заметный зарубежный опыт создания и функционирования государственных корпораций и других крупных хозяйствующих субъектов, который говорит о возможности уча стия частных структур в процессах разработки, определения и реализации стратегии развития государства.

Во многих зарубежных странах такие крупные государственные кор порации создаются (упраздняются) решениями органов законодательной или исполнительной власти с соблюдением всех положенных для принятия нормативного акта процедур. Бюджет и отчеты о результатах деятельности нередко утверждается такой корпорацией не самостоятельно, а тем государ ственным органом, который данную корпорацию учредил. Руководство кор порации также назначается актом законодательного органа, президента или премьер-министра. Корпорации не находятся в прямом подчинении какого либо органа и организационно самостоятельны, их статус во многом сходен со статусом частных компаний, но при этом включает и элементы статуса публичных субъектов: полномочия по досудебному урегулированию неко торых споров, полномочия по изданию нормативных правовых актов и др.

Таким образом, зарубежные государственные корпорации сочетают пу бличные, государственные и частные интересы в своей деятельности.

Отношение в России к крупным хозяйствующим субъектам как к из начально тактическому, а не стратегическому элементу решения стоящих перед государством задач очевидно. Например, при создании государствен ных корпораций о них декларировалось, как о временном явлении практи чески во всех сферах. То есть, это попросту временный инструмент для ре шения текущих задач. Более того, можно говорить о том, что это временное «сбрасывание» государством решения задач в отдельных отраслях на «пле чи» другого, частного, хоть формально и находящегося в госсобственности, субъекта, вместо предложения действительно работающего долгосрочного решения. При определенных стоящих перед крупными хозяйствующими субъектами публичных задачах (развитие отрасли, социальное партнер ство, прикладные и фундаментальные научные исследования и разработки) их суть сохраняют чисто коммерческой — получить максимальную при Пленарное заседание быль. Неслучайно наделение ряда госкорпораций бюджетными средства ми на целевые задачи на деле сводится в настоящее время к банковскому прокручиванию этих средств. Может быть, сняты указанные при создании госкорпораций целевые задачи? Но об этом ничего не сказано. Значит, сред ства планировались не на эти целевые, а на какие-то другие конъюнктурные надобности.

Участие же крупных хозяйствующих субъектов в формировании и реализации стратегий развития своей положительной стороной могло бы иметь и такие моменты, как установление более четких критериев эффек тивности (результативности) — денежные и другие ресурсы в пределах одной, даже крупной, компании не так распылены, а также — прозрачность и более открытая публичная отчетность при реализации государственной программы.

Бюрократизированность процедур в государственном аппарате замедля ет процесс подготовки и принятия решений, организационные структуры коммерческих субъектов позволяют придать данному процессу большую гибкость и оперативность реагирования на изменения внешних условий (кризис, техногенные и экологические катастрофы, землетрясения и др.).

В то же время, обширный и специализированный аппарат крупной компа нии позволяет принимать согласованные и сбалансированные решения до вольно быстро.

Стратегия В июне 2008 г. Правительством была утверждена Стратегия развития железнодорожного транспорта до 2030 года2, разработанная по инициативе РЖД и ставшая одним из первых долгосрочных документов по планиро ванию в стране. Отличительной особенностью Стратегии стало одновре менное утверждение и плана мероприятий по реализации первого этапа Стратегии до 2015 г. Долгосрочный характер планирования в сфере разви тия железных дорог обусловлен масштабностью стоящих задач по модер низации самой отрасли и смежных отраслей (машиностроения, металлур гической промышленности, придорожной инфраструктуры), значительной продолжительностью периода проектирования и строительства железных дорог. Необходимость опережающего развития сети железных дорог вызва на подготовкой основ для долгосрочного развития отраслей экономики и регионов страны. В таких условиях текущее, краткосрочное планирование становится неоправданным, близоруким.

На региональном уровне ОАО «РЖД» также участвует в развитии тер риторий. Например, заключено и уже реализуется Генеральное соглашение Распоряжение Правительства РФ от 17 июня 2008 г. № 877-р «Об утверждении Стратегии развития железнодорожного транспорта в РФ до 2030 года».

Конституция и доктрины России современным взглядом с Правительством Москвы о социально-экономическом сотрудничестве3.

В рамках этого и других соглашений с правительством города идет даль нейшее планирование развития транспортного комплекса Москвы: как соб ственно железнодорожной инфраструктуры в Москве и Московской обла сти, так и интеграции с инфраструктурой городского транспорта в единую комплексную систему, участия в социальных программах города. В 2008 г.

утверждена совместно разработанная Генеральная схема развития Москов ского железнодорожного узла4, реализация которой должна стать важной составной частью выполнения одобренной Правительством Российской Федерации Стратегии развития железнодорожного транспорта Российской Федерации до 2030 года. Инициативы РЖД по развитию территорий, при легающих к вокзалам, других объектов инфраструктуры железнодорожного транспорта в черте города и по участию в решении проблемы пробок и по вышения комфортности пассажироперевозок в столице были положитель но восприняты и приняты в разработку.

В современных условиях кризиса инвестиции в инфраструктурные про екты должны стать одной из мер по поддержке экономики. Подъем транс портной инфраструктуры позволит поддержать не только непосредственно железные дороги — они являются инструментом преодоления кризиса и позволяют продолжить рост ВВП, создать новые рабочие места и основу для дальнейшего развития экономики в посткризисную эпоху. Эти инвести ции позволили бы сохранить заказы для отечественной тяжелой промыш ленности, в частности, на закупки локомотивов, пассажирских вагонов. И, по оценке, сохранить более 130 тыс. рабочих мест в смежных с железнодо рожным транспортом отраслях. Во время кризиса начала 30-х гг. прошлого века именно инфраструктурные проекты стали стимулятором экономики, помогли производству не остановиться. Проекты тех лет создали развет вленную сеть автомобильных и железных дорог, связавших подавляющее большинство населенных пунктов, а не только крупные города.

В этом смысле Стратегия развития железнодорожного транспорта Рос сийской Федерации до 2030 года имеет еще и антикризисное значение. В за рубежной практике частная инициатива в государственном управлении реализуется не только в инфраструктурных, но и в иных сферах.

В качестве одного из самых известных примеров функционирования ор ганизаций частного бизнеса в системе государственного управления можно упомянуть Федеральную резервную систему США, выполняющую функции Постановление Правительства Москвы от 20 мая 2008 г. № 421-ПП «О реализации Ге нерального соглашения с ОАО "РЖД" и соглашений о социально-экономическом сотруд ничестве с Московской и Октябрьской железными дорогами — филиалами ОАО "РЖД" в 2006–2007 гг. и задачах на 2008–2009 гг.».

Постановление Правительства Москвы от 18 ноября 2008 г. № 1070-ПП «О Генеральной схеме развития Московского железнодорожного узла».

Пленарное заседание Центрального банка. ФРС США состоит из 12 региональных резервных банков, принадлежащих коммерческим банкам, которые являются их соб ственниками (учредителями). ФРС США независима в своей оперативной деятельности, но в долгосрочном развитии границы этой независимости ограничены. Деятельность Совета управляющих ФРС США постоянно кон тролируется Конгрессом США, председатель Совета управляющих или его представители еженедельно встречаются с представителями Казначейства, Экономического Совета, Бюджетного комитета и др. Другие члены Сове та управляющих и их помощники проводят регулярные совещания с пра вительством страны. В контакте с Казначейством региональные резервные банки проводят операции на валютных рынках, принимают меры по поддер жанию и стабилизации курса доллара. ФРС США также несет ответствен ность за защиту национальной банковской и платежной систем, процент ные ставки, эмиссионную политику, обеспечение максимальной занятости населения5. Это классический пример участия в государственных функциях негосударственных институтов. Правда, он же показывает, насколько опас ным может быть смешивание государственных полномочий и корпоратив ных интересов. Речь идет, конечно, о мировом финансовом кризисе, на чавшемся на американской финансовой территории. Поэтому государство никогда не может стать вторичным по отношению к бизнесу. Оптимальным является образ авиационной спарки, состоящей из ведущего и ведомого, в которой, тем не менее, важны именно оба элемента.

Примером участия в региональном планировании может являться го сударственное агентство без права акционирования капитала — Админи страция долины реки Теннесси. Данный регион в начале ХХ в. был одним из наиболее экономически отсталых. Федеральный акт о создании Адми нистрации был принят в 1933 г. и в его преамбуле были установлены сле дующие цели: интересы национальной безопасности, сельского хозяйства и индустриального развития, улучшения условий навигации и контроля за на воднениями. Возглавлял Администрацию совет, состоящий из трех членов, назначаемых президентом. Совет находился под контролем Сената США.

Актом были определены источники финансирования (преимущественно облигации), установлены координационные связи Администрации и феде ральных органов — Сената и Конгресса США, Казначейства, Федеральной энергетической комиссии и других агентств. По сути, речь шла о программе создания многоцелевых гидротехнических сооружений водосборного бас сейна в целом, за счет чего осуществлялось бы и социальное развитие ре гиона. По мере развития проекта Администрация брала на себя все более диверсифицированные полномочия, в которые стали входить — рыбное хо зяйство, городское планирование, поддержка сельских кооперативов, стро ительство дорог, инфраструктура здравоохранения и другие задачи. Таким Акт Конгресса о Федеральной резервной системе, 1913 г. (FEDERAL RESERVE ACT).

Конституция и доктрины России современным взглядом образом, создание Администрации из решения локальной задачи привело к возникновению и развитию субъекта, ответственного за комплексное раз витие региона.

В сфере высоких технологий и инструментов государственного управ ления также есть аналогичные примеры. Текущие разработки корпорации Microsoft направлены, в том числе, и на автоматизацию электронных госу дарственных служб (развитие концепции e-Government — «электронного правительства»). Пакет разработок включает три стратегические инициа тивы: концепция автоматизации государственных служб;

портал государ ственных служб;

электронные сообщества. Программные продукты корпо рация ориентирует на специфику процедур государственного управления и преодоление закрытости и бюрократизированности управления.

Похожие инициативы имеют место и в европейских странах. Так, напри мер, во Франции действует практика заключения отраслевых соглашений между государством и группой частных компаний, предусматривающих взаимные обязательства двух сторон. К примеру, государство обязуется формировать и поддерживать для бизнеса благоприятный налоговый, тамо женный режим, предоставлять госзаказ. В то время как частные компании обязуются достигнуть определенных объемов производства в установлен ный срок, провести модернизацию производств, направить необходимую сумму инвестиций в научно-исследовательские разработки, поддерживать качество продукции и услуг на высоком уровне.

Отраслевые ассоциации и союзы за рубежом активно участвуют и в про граммах профессионального образования и обучения. При возникновении новых потребностей в профессиональном обучении крупные компании са мостоятельно или совместно с правительством принимают непосредствен ное участие в планировании, реализации, контроле, а нередко и в финанси ровании новых видов профессионального образования.

В России только зарождаются протоформы соучастия крупных корпора ций в доктринальном нормативно-правовом строительстве. Можно назвать РСПП как инструмент коммуникаций по линии бизнес — власть. Совет по конкурентоспособности и предпринимательству при Правительстве РФ в принципе также находится в подобной нише. Однако сказать, что опыт по созданию Стратегии развития железнодорожного транспорта Российской Федерации до 2030 года ОАО «РЖД» отражает системно работающий ме ханизм — нельзя. Проблему расширения ряда документов стратегического планирования экономического развития можно и нужно решать с исполь зованием возможностей, ресурсов и заинтересованности крупных корпо раций.

Именно так мы расцениваем выводы из опыта ОАО «РЖД» по разработ ке и принятию Стратегии развития железнодорожного транспорта Россий ской Федерации до 2030 года.

Доктрина судебной власти в современной России:

проблемы теории и практики реализации Анишина В.И. (Москва) Доктрина как теоретическое образование в системе юридической нау ки, как известно, основным своим назначением имеет утверждение, рас пространение и продвижение идей, составляющих ее содержание. Учение о конституционно-правовом статусе судебной власти в системе науки кон ституционного права концентрирует в себе множество идей, касающихся всех сторон деятельности российских судов в системе современного госу дарства.

Формирование доктрины предполагает выявление и формулирование сущностных идей, продвижение их по пути официального признания, а при необходимости и нормативного закрепления. Для нас исходным мо ментом является наличествующее официальное провозглашение идеи са мостоятельности судебной власти в ст. 10 Конституции Российской Федера ции. Дальнейшее развитие этого постулата происходит как в других нормах Конституции, различных законодательных актах, так и в решениях органов судебной власти и реализуется в государственно-правовой практике.

Попытаемся выделить наиболее значимые из элементов, направлений, составляющих содержание правового явления самостоятельности судебной власти, а соответственно, и проследить, в каких общественных отношениях названная доктрина будет проявлять себя и влиять на их развитие и содер жание.

В характеристике «самостоятельность», относимой к судебной власти, первой и основной составляющей необходимо указать ее автономное су ществование, отделение от других ветвей власти. В данном признаке имеет ся несколько взаимосвязанных элементов: обособленная система органов, собственные конституционные функции, отличные от функций других ин ститутов власти, производные от функций государства в целом и реализуе мые посредством осуществления собственных конституционно-правовых полномочий, ресурсный потенциал.

Система органов. Обособленность судебной власти предполагает нали чие собственной системы органов, структурно организованных в единый механизм и наделенных полномочиями осуществлять функции государ ственной власти от имени Российской Федерации.

Первый объективный признак самостоятельности судебной власти — учреждение конституционными положениями и, на их основе, нормами федеральных конституционных законов системы органов судебной вла сти. Действующая Конституция РФ, учреждая судебную власть, определила Конституция и доктрины России современным взглядом основные параметры системы ее органов, призванных осуществлять право судие. В частности, она содержит:

а) положения о порядке установления судебной системы (ч. 3. ст. 118 — «Судебная система Российской Федерации устанавливается Конститу цией Российской Федерации и федеральным конституционным зако ном»);

б) нормы об учреждении высших судов России (ст. 125, учреждающая Конституционный Суд Российской Федерации и устанавливающая основы его статуса и полномочий;

ст. 126 об учреждении Верховного Суда Российской Федерации в качестве высшего судебного органа по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсуд ным судам общей юрисдикции;

ст. 127, устанавливающая что Высший Арбитражный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по разрешению экономических споров).

Структура как судебной системы в целом, так и строение отдельных ее элементов и подсистем устанавливается федеральным конституционным за конодательством, принятым в развитие указанных конституционных норм.

Это законы — «О судебной системе Российской Федерации»6, «О Конститу ционном Суде Российской Федерации»7, «Об арбитражных судах Россий ской Федерации»8, «О военных судах Российской Федерации»9, «О мировых судьях Российской Федерации»10. Однако правовое регулирование органи зации системы органов, осуществляющих судебную власть, на сегодняшний день не завершено. До сих пор отсутствуют необходимые законы о полномо чиях судов общей юрисдикции, О Верховном Суде Российской Федерации, нет единого модельного федерального акта об основах правового статуса конституционных (уставных) судов Российской Федерации11.

Представляется необходимым еще раз подчеркнуть идею конституцион ного определения системы судов в Российской Федерации, поскольку она за О судебной системе Российской Федерации: ФКЗ РФ от 23 октября 1996 г. // СЗ РФ.

1997. № 1. Ст. 1.

О Конституционном Суде Российской Федерации: ФКЗ РФ от 21.07.1994 г. // СЗ РФ. 1994.

№ 13. Ст. 1447.

Об арбитражных судах Российской Федерации: ФКЗ РФ от 28 апреля 1995 г. // СЗ РФ.

1995. № 18. Ст. 1589.

О военных судах Российской Федерации: ФКЗ РФ от 23 июня 1999 г. // СЗ РФ. 1999. № 26.

Ст. 3170.

О мировых судьях в Российской Федерации: ФЗ РФ от 17.12.1998 г. // СЗ РФ. 1998.

№ 51. Ст. 6270.

Построение системы судебных органов, виды судов и их процессуальные полномочия при осуществлении правосудия довольно подробно описаны в юридической литературе;

не дублируя эти исследования, назовем некоторые из них: Абросимова Е.Б. Судебная власть в Российской Федерации: система и принципы. М., 2002. С. 36–48;

Ермошин Г.Т. Статус су дьи Российской Федерации. Учебно-практическое пособие. М.: РАП. 2004. С. 31–37;

Савиц кий В.М. Организация судебной власти в РФ. М., 1996 и др.

Пленарное заседание нимает важнейшее место в доктрине судебной власти. Реализация этой идеи в аспекте ее структурной составляющей требует не только обязательного конституционного и нормативного оформления системы органов судебной власти, но и создания этих органов на практике. До настоящего времени ак тивно обсуждается, но практически не решается проблема создания орга нов конституционной юстиции в субъектах. Как известно, функционирует в настоящее время только 14 конституционных (уставных) судов субъектов12.

При этом в конституциях еще 38 субъектов Российской Федерации имеют ся действующие нормы о конституционном (уставном) суде, из них в семи субъектах приняты законы о конституционном (уставном) суде13. Однако сами суды не сформированы. Так же серьезная проблема в структурном формировании судебной системы связана с созданием специализированных судов. Широко обсуждается проблема формирования административных судов, которая в законодательном порядке была обсуждена и не получила одобрения14. Кроме того, ведутся дискуссии о создании трудовых судов15, ювенальных, пенитенциарных, социальных, торговых, патентных16 и других специализированных судебных учреждениях в системе российских судов.

Судебная власть для реализации своих полномочий должна иметь си стему органов, обеспечивающую эффективное, профессиональное, спра ведливое и своевременное рассмотрение дел. Конечно же, некоторые на учные дискуссии в названном направлении имеют небольшой шанс быть реализованными, систему и количество специализированных судов должен определить конституционный законодатель, исходя из позиции по данному вопросу самой судебной власти, потребностей правовой системы, общества и государства в целом. Конституционная норма об учреждении суда должна беспрекословно исполняться законодателем, и парламент обязан принимать Конституционные и уставные суды субъектов Российской Федерации. М. 1999. С. 16.

Законы приняты — в Республике Ингушетия, городе Москве, Красноярском крае, Ир кутской, Курганской, Тюменской областях, Ханты-Мансийском автономном округе.

См: например, Салищева Н.Г., Абросимова Е.Б. Федеральный конституционный закон «Об административном судопроизводстве. Общая часть». Инициативный проект. М., 2001;

Зеленцов А.Б., Радченко В.И. Административная юстиция в России. М.: РАП. 2002.;

Студе никина М.С. Административная юстиция нуждается в четком правовом регулировании // Журнал российского права. № 6. 1997. С. 11–20;

Бойцова В. Нужна ли нам административ ная юстиция? // Советская юстиция. 1993. № 7. С. 12–13 и др.

Костян И.А., Пискарев И.К., Шеломов Б.А. О специализированных судах по трудовым делам и Трудовом процессуальном кодексе РФ // Хозяйство и право. 2003. № 8;

Нуртдино ва А.Ф. Концептуальные проблемы формирования специализированной трудовой юсти ции // Проблемы защиты трудовых прав граждан: Материалы научно-практической кон ференции. М.: МОТ. 2004. С. 119–125;

Анишина В.И. Проблемы реформирования трудовой юстиции в Российской Федерации как инструмент реформирования трудового права (тру довой суд) — там же. С. 187–196.

Юсуфов А. Будет ли создан в России патентный суд? // Промышленная собственность (ИС). 2005. № 5. С. 2–8;

и др.

Конституция и доктрины России современным взглядом соответствующие законодательные акты без промедления и десятилетних задержек.

Признание конституционно-правовой доктрины самостоятельности судебной власти в ее институциональном аспекте означает наличие опре деленных обязательств у государства. Прежде всего, государство обязано учреждать систему судебных органов отдельно от других органов власти, вне системного подчинения — например, прокуратуре или Министерству юстиции, а, кроме того, — и это в настоящее время основная проблема в данном спектре для Российского государства — на нем лежит обязанность создания автономной системы органов судебной власти определенного ка чества.

Названная доктрина, как представляется, содержит идею о том, что обя занность государства — обеспечить условия, при которых создаваемые в государстве системы судов, во-первых, охватывали бы всю территорию17;

во-вторых, были адекватны общественно-правовым потребностям (были территориально доступны, имели достаточное число штатных единиц судей и судебного персонала)18;

в-третьих, включали органы, полномочные рас сматривать все категории правовых споров (общие и специальные суды);

в-четвертых, были организованы так, чтобы могли это делать компетентно и профессионально19. Таким образом, названная доктрина обязывает госу дарство к созданию отделенной от иных властных институтов системы ор ганов судебной власти, необходимой и достаточной для разрешения всех подведомственных судам дел — как в количественном, так и качественном измерении.

Функции. Следующей основополагающей составляющей доктрины само стоятельности судебной власти необходимо назвать собственные конститу ционные функции в системе государственной власти, посредством которых выражается функциональная обособленность этой ветви власти. Функции судебной власти не только напрямую производны от функций государства, но и в своем содержании базируются на функциях права.

Например, территории военных, межнациональных конфликтов, территории антитер рористических операций (функционирование судов на территории Чечни в 1994–2000 гг.) и т. п.

Проблема перегруженности российских судов делами исключительно остро стояла по следние несколько лет и была частично снята введением мировой юстиции и увеличением численности судей различного уровня, общее число судей общей и арбитражной юрисдик ции с 2000 г. (18252 чел.) до 2004 г. (22068 чел.) увеличилось на 3816 чел. или более чем на 20%. // Судья. Ноябрь 2004. Спецвыпуск. С. 17. Однако, как отмечается, штат судей увели чен на 20%, а количество дел возросло более чем в два раза.

Например, автор данной работы считает, что в сфере контроля в отношении нормативно правовых актов различного уровня необходима целостная система конституционных (уставных судов), необходимы специальные судебные органы для проверки подзаконных актов (актов администрации) и т. п.

Пленарное заседание В правовой науке под функциями государства понимают такие направ ления его деятельности, в которых непосредственно выражается его сущ ность как социального явления20. В функциях государственных органов раскрывается конкретная деятельность каждого отдельного звена в меха низме государства. Кроме того, функции государства носят эволюцион ный характер, изменяются по мере развития общественных отношений и государственно-правовой системы21.

В современных исследованиях к числу функций Российского государ ства авторы относят самые разнообразные направления его деятельности22, однако основной и общеопределяющей представляется функция государ ства организовать определенные социумы в их развитии, и использовать при этом право как инструмент, без которого невозможно регулирование23.

Доктрина разделения властей предполагает распределение функций го сударства между его ветвями, поскольку деятельность каждой из них имеет специфический характер, обусловленный направлением деятельности дан ной власти в системе управления обществом.

Каждая из ветвей власти занимает в этом функциональном механизме свое место. Законодатель создает регулирующий инструмент для поведе ния социума, исполнительная власть проводит его в жизнь. Основная же нагрузка по «отлаживанию» механизма, разработанного двумя названными ветвями власти, ложится на судебную власть. В сложных условиях рефор мирования российской государственности она обеспечивает такое направ ление в механизме государства, как разрешение социального и правового конфликта, т. е. основная функциональная нагрузка по достижению соци ального мира выполняется судом. В самой сущности правосудия как основ ной функции судебной власти заложена идея разрешения общественных противоречий, достижения социального компромисса на основе права.

Как известно, в юридической науке регулятивная функция права в самом общем виде определяется существованием позитивных норм, указывающих, Милль Дж.С. Утилитарианизм. О свободе. СПб. 1882. С. 169.

Такого мнения придерживаются, например: Сорокин В.В. Государство переходного пе риода: теоретические вопросы. Барнаул, 2000;

Владимиров В.А. Основные функции пост коммунистического государства в области внутренней политики. Учебное пособие. Тверь.

1992.

Подробнее см: Морозова Л.А. Функциональная характеристика российской государ ственности // Актуальные проблемы юридической науки. Курск. 1998. С. 19–54;

Буренче ва Т.В. Функции Российского государства: Понятие, содержание, классификация. // Во просы теории права и государства. М., 1998. Вып. 1. С. 22–29;

Бернацкий В.О. К вопросу о сущности и функциях государства. // Вестник Омского отделения Академии гуманитарных наук. Омск. 1997. № 2. С. 32–40. Лившиц Р.З. Государство и право в современном обще стве. // Теория права: новые идеи. М., 1991. Вып. 1. С. 13.;

Бабаев В.К., Бабаев С.В. Функции современного Российского государства. Н. Новгород, 2001;

Сырых В.М. Теория государства и права. М., 2002. С. 34;

и др.

Алексеев С.С. Право. Опыт комплексного исследования. М., 1999. С. 40.

Конституция и доктрины России современным взглядом что должны делать субъекты права при определенных ситуациях, какие сле дует выбирать варианты поведения и какие при этом возникают права и обязанности. Тенденции развития правотворчества судов свидетельствуют об участии судов в осуществлении данной функции государства. Охрани тельная функция в социальном аспекте — вытеснение правовыми сред ствами отношений, противоречащих интересам общества. С учетом связи с регулятивной функцией, охранительная характеризуется как функция, направленная на охрану, защиту отношений, являющихся правомерными, установившимися на основе регулятивных правовых норм. Судебная власть выполняет функции именно такого характера, осуществляя правосудие по уголовным, административным, гражданским и иным категориям дел.

Конституция или законодательство не указывают прямо на перечень функций судебной власти. Однако функция правосудия и конституцион ного судебного контроля прямо закреплены в ст. 118 и ст. 125 Конституции Российской Федерации. Это исключительные функции судебной власти, ни какая другая власть или ее отдельные органы или общественные институты не вправе их осуществлять. Конституционно также закреплены некоторые из важнейших форм реализации функции судебного контроля, которые также принадлежат исключительно суду. Ст. 22, к примеру, устанавливает, что арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению.

Судебная власть выполняет и другие функции в системе государственно сти. К примеру, М.Р. Чарыев относит к ним правосудие, судебный контроль, конституционный контроль, толкование Конституции РФ (основные) и су дебный надзор, воспитательную функцию, функцию предупреждения пра вонарушений, выступление с законодательной инициативой, обобщение су дебной практики и анализ судебной статистики и др. (вспомогательные)24.

Компетенция. Компетенционный элемент в содержании доктрины судеб ной власти — один из самых важных и мало изученных в российской правовой науке. Закрепленные в Конституции полномочия и возможности судебной власти выявлены и определены далеко не в полном объеме, хотя представля ют собой значимый и мощный блок средств в системе правовых механизмов развития государственности и управления общественными процессами.

Основным критерием системы разделения властей и различных систем государственных органов и органов власти по специализации (например, судов в РФ) является признак собственной компетенции и наличия опреде ленного комплекса полномочий, посредством которых данная система вы полняет свои функции.

Конституция Российской Федерации детально регламентирует полно мочия органов законодательной и исполнительной власти;

полномочия су Чарыев М.Р. Функции судебной власти. // Правосудие в Российской Федерации. 2002.

№ 3. С. 7–11.

Пленарное заседание дебной власти не выделены в отдельный перечень и их конституционное регулирование зачастую представляет собой не уполномочивающую нор му, как статьи 83, 84, 102, 103,114, устанавливающие правомочия других ор ганов власти в Российской Федерации, а складываются из общей картины правовых гарантий различных институтов конституционного права. Эта специфика юридической техники приводит к отсутствию единообразного понимания и определения круга полномочий судов, входящих в компетен цию судебной власти.

Полномочия судов закрепляются в действующей Конституции РФ, к примеру, и через гарантированность прав и свобод.

Первыми по важности и значимости для становления принципа само стоятельности суда, в том числе в компетенционной ее составляющей, необ ходимо указать полномочия судебного конституционного контроля. Ст. Конституции учреждает специальный судебный орган — Конституцион ный Суд Российской Федерации и устанавливает основы его компетенции по реализации этих полномочий.

Данные полномочия представляют собой комплекс средств реализации контрольной функции судебной власти, в них реализуется основной потен циал суда как сдерживающего и контрольного механизма в системе разде ления властей. Конституционная норма ст. 125 непосредственно содержит перечень полномочий Конституционного Суда РФ как одного из высших органов судебной власти по осуществлению функции судебного конститу ционного контроля. Многие исследователи отмечают, что именно с приоб ретением этих полномочий судебная власть становится самостоятельной силой, имеющей влияние не только на граждан, но и на само государство, его регулятивный и управленческий потенциал.

Базовым блоком полномочий наделяет судебную власть ст. 118 Консти туции РФ, которая определяет, что осуществление правосудия по консти туционным, гражданским, административным и уголовным делам являет ся исключительной прерогативой суда. Совершенно очевидно, что из этой нормы следуют правовые возможности судов по рассмотрению всех катего рий дел, возникающих из социальных коллизий и подлежащих судебному разрешению.

Это положение, рассматриваемое в системе с положениями ст. 46 Кон ституции о гарантированности судебной защиты прав и свобод каждого, позволяет прийти к выводу о том, что именно судебная власть наделяется Конституцией правомочиями по разрешению всех правовых споров и не может отказать в судебной защите (рассмотрении дела) даже при обстоя тельствах, когда, к примеру, законодатель не устанавливает порядка рассмо трения таких дел. По характеру эти полномочия могут быть оценены как общие, поскольку Конституция дает общий перечень видов полномочий и распределить их между судами должен законодатель. Это обстоятельство, Конституция и доктрины России современным взглядом как нам представляется, в полной мере не согласуется с доктриной само стоятельности судебной власти.

Действующий механизм конституционного определения полномочий су дебной власти (ст. 118) посредством провозглашения правосудия исключи тельной прерогативой суда и приведения перечня видов судопроизводства, недостаточно обеспечивает полноту и целостность системы компетенции и полномочий судов в различных сферах социальных и правовых конфлик тов. Именно в сфере полномочий суда чаще всего возникает пробельность процессуального закона по вопросам подведомственности и подсудности судебных дел.

Исходя из смысла принципа самостоятельности судебной власти, данные прерогативы законодателя должны дополняться двоякими гарантиями. Во первых, в гл. 7 Конституции РФ должен содержаться максимально широкий перечень полномочий судов, и он должен носить открытый характер. Во вторых, суды должны быть официально наделены полномочиями по рас ширительному толкованию этого конституционного перечня и иметь право и обязанность самостоятельно принимать к своему производству судебные споры в ситуации пробела закона. Из сложившейся практики известно, что судьи именно так и поступают, толкуя положения ст. 46 Конституции РФ о праве каждого на судебную защиту. Однако в данной ситуации право суда решать вопросы о наличии судебной подведомственности у тех или иных категорий дел, не отнесенных к его полномочиям специальными нормами, не является легитимным, четко определенным и может повлечь отказ в при нятии обращения.

Полагаем, что это право судов (принимать и рассматривать дела в случае отсутствия законодательно установленных процедур) должно быть закре плено конституционно. Известно, что до настоящего времени, к примеру, не определены законодательно полномочия судов в сфере нормоконтроля в отношении законов субъектов РФ, принятых по предметам их ведения, некоторых видов подзаконных актов, таких как постановления и распоря жения министерств и федеральных агентств, и т. п.

Предлагаемый порядок реализации дискреционных полномочий судов, представляющий собой право и обязанность судов в решении вопросов су дебной подведомственности дел, будет являться дополнительной гарантией права каждого на судебную защиту, причем судебную защиту тем судом, рассмотрению которого оно подлежит. Поскольку генеральная подведом ственность судебных дел, общая норма о легитимности такого права (и обя занности) суда будет определена Конституцией РФ, и будет иметь прямое действие в случае отсутствия нормы специального закона.

Исходя из принципа высшей ценности человека, его прав и свобод, Конституция РФ устанавливает особые гарантии в виде судебного поряд ка рассмотрения дел об ограничении прав и свобод в процессе уголовного Пленарное заседание преследования человека от имени государства. Так, статьи 22 и 23 Консти туции, декларирующие право на свободу и личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, устанавливают в виде гарантий этих прав су дебный порядок их ограничения государством. Каждому из перечисленных прав (ст. 22, 23, ч. 2 ст. 46) должна коррелировать конституционная обязан ность государства в виде правомочий органов судебной власти разрешать конкретные виды дел (об аресте, задержании, возможности прослушивания личных переговоров и перлюстрации переписки и т. п.). Полномочия эти должны быть определены конституционно, поскольку касаются вопросов:

а) ограничения конституционных прав и б) полномочий органа государственной власти, осуществляющего свою деятельность именем государства.

В сфере конституционных полномочий судебной власти можно выде лить еще так называемые «скрытые», подразумеваемые полномочия, ко торые вытекают из самого существа судебной власти, ее назначения, места и роли в государственно-правовой системе25. Это дискреционные полно мочия судов, правотворческие, интерпретационные и иные прерогативы, осуществляемые как в процессе рассмотрения конкретных дел, так и само стоятельно. Г.А. Гаджиев рассматривает некоторые из таких полномочий в качестве объективных критериев самостоятельности судебной власти. К их числу он относит дискреционные полномочия судов, применение конститу ционных правовых принципов в судебной деятельности, прямое примене ние Конституции, толкование Конституции и закона, а также оценку при меняемого закона судом.


Полагаю, можно выделить и другие признаки этого же порядка — при менение международных норм и решений международных судебных орга нов, правотворческие функции судов и формирование судебных источни ков права, разработка основ судебной политики и некоторые другие. Это важнейшие полномочия, отражающие в большей мере сущность судебной деятельности, проведение в правоприменительной практике идей права, проявление судейского усмотрения26.

Такие полномочия используются судами при разрешении так называе мых «трудных» дел, когда норма закона непонятна, противоречива либо во все отсутствует. Такие полномочия играют особую роль в системе право вого регулирования, поскольку они корректируют, исправляют, толкуют нормативное регулирование, и таким образом осуществляется правовое воздействие судебной власти в системе разделения властей.

О таких полномочиях говорит профессор Гаджиев Г.А. в книге «Самостоятельность и независимость судебной власти в Российской Федерации». М., 2006.

О сущности судейского усмотрения и его роли в правовой системе — см.: Барак А. Су дейское усмотрение. М.,1999;

Дворкин Р. О правах всерьез. М., 2004.

Конституция и доктрины России современным взглядом Выводы суда, формирование правовых позиций по различным вопро сам разрешения конкретных жизненных ситуаций при осуществлении правосудия формируют судебную практику, используются судами в анало гичных случаях, а зачастую и законодателем — при восполнении пробела.

Это полномочия правотворческого характера, и они представляют собой важнейший элемент в системе взаимодействия суда и законодателя по соз данию права, утверждают новое качество судебной деятельности, отражают судебное видение праворегулирования.

Правотворческие полномочия представляются нам особо значимыми для утверждения доктрины судебной власти, поскольку выражают сущ ность и смысл этой доктрины — достижение равенства суда с другими вет вями власти в потенциале регулятивного воздействия на сферу правовых отношений в обществе, на деятельность самого государства по установле нию нормативных предписаний. Это служит основной идее правового го сударства — ограничение государства правом, в данном случае — посред ством судебного решения.

Ресурсы. Последним из признаков наличия действительного властного потенциала наряду с системой органов, собственными функциями и полно мочиями, необходимо назвать ресурсную базу суда как ветви государствен ной власти. Это многогранная проблема, включающая в себя, прежде всего, ресурсы человеческого и материально-технического характера.

Ресурсы — это необходимое условие поступательного развития и форми рования состояния самодостаточности судебной власти. Конституция уста навливает основные параметры данной составляющей в целях обеспечения возможности функционирования судебной системы как комплекса органов и сообщества носителей власти автономно, без обращения к другим ветвям власти. Однако и в этом вопросе, как нам представляется, необходимы меры законодательного плана.

Важность проблемы определяется, прежде всего, тем, что ресурсы при званы не к тому, чтобы удовлетворить потребности конкретных лиц, вы полняющих судебные полномочия, а обеспечить эффективное и самостоя тельное функционирование судебной власти в конституционно означенных целях. Реальность такова, что множественные правовые и процессуальные нормы могут оставаться мертвой буквой, если нет самого здания суда, нет специалистов, которые могли быть назначенными на должность судьи, секретаря судебного заседания и т. п. Первая ресурсная составляющая — кадры судебной системы. Основы кадрового ресурса регулируют Закон «О статусе судей в Российской Федерации» от 26 июня 1992 г.27, Закон «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» от 14 марта 2002 г.

и другие акты.

СЗ РФ. 1995. № 26. Ст. 2399.

Пленарное заседание Доктрина самостоятельности судебной власти в ресурсном аспекте под разумевает возможность неангажированного, свободного подбора кадров, без допуска возможностей для определенных политических сил назначать «своих» судей. Обязательно закрепление не только системы гарантий не зависимости, несменяемости и неприкосновенности судьи, но и выработ ка паритетного подхода, определение равных начал в установлении статуса всех носителей власти (законодательной, исполнительно и судебной) и их роль в решении кадровых вопросов в том числе. Судебная власть должна иметь максимально широкие полномочия в решении кадровых вопросов собственной системы. К примеру, выборы председателей и заместителей председателей судов всех уровней коллективами данных судов.

Однако нельзя перейти и в другую крайность — закрытость, келейность решения кадровых назначений, поскольку это может привести к проблемам необновляемости, застоя в составе судейского корпуса, что также недопу стимо. Необходимо изменение законодательства и практики первичного подбора кандидатов на должности судей, привлечения к этому процессу широких слоев юридической общественности, прежде всего, из сферы юри дического образования и научных кругов.

Органической составляющей ресурсного элемента доктрины самостоя тельности является проблема материального и материально-технического обеспечения судебной власти. Ст. 124 Конституции РФ предусматривает, что «финансирование судов производится только из федерального бюджета и должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия в соответствии с федеральным законом». По всей видимости, под словом «полного» (осуществления правосудия) в этой статье консти туционный законодатель имел ввиду осуществление правосудия, обеспечи вающего потребности общества и государственно-правовой системы, каче ственного и эффективного, а независимого, т. е. не нуждающегося в том, чтобы обращаться к другим государственным и общественным структурам по вопросам финансового обеспечения. То есть, по сути, намерения кон ституционного законодателя явно направлены на учреждение такой систе мы финансирования судов, которая должна обеспечить самостоятельность суда как ветви государственной власти.

Однако конструкция конституционной нормы такова, что предоставляет право другой ветви власти — законодателю определять параметры «доста точности» материально-технического обеспечения судебной власти. Такой подход, как нам представляется, не согласуется с доктриной самостоятель ности судебной власти. Конституция должна отнести этот вопрос так же к числу основополагающих начал, которые должны решаться на основе их равного конституционного статуса.

В конституционных положениях необходимо отразить требования од ноуровнего материального обеспечения всех ветвей власти, т. е. каждый Конституция и доктрины России современным взглядом уровень органов всех ветвей власти (высшие федеральные, высшие ор ганы на уровне субъекта, местные органы) должен получать из бюджета материально-технические средства, транспортные, технологические, связь в одинаковом стандарте (например, на единицу носителей власти). Такой конституционный подход может обеспечить ресурсное равенство всех вет вей власти в целях эффективизации и действенности системы разделения властей. Финансовая самостоятельность судебной власти прошла весьма сложные этапы своего становления, когда исполнительная власть предпри нимала попытки частично приостановить финансирование судов, и Кон ституционный Суд РФ подтвердил, что нормы Конституции не допускают таких действий как нарушающих принцип самостоятельности судебной власти.

В результате, эти конституционные нормы получили свое развитие в Законе «О финансировании судов Российской Федерации» от 10 февраля 1999 г. Процессы формирования конституционного стандарта взаимоотно шений и взаимодействия властей в российской государственно-правовой системе, определения механизмов укрепления каждой из них, диктуют но вые алгоритмы решения ресурсных проблем обеспечения деятельности каждой из них.

Принцип паритетности, равноуровневости в этом вопросе должен стать вторым шагом после упомянутого решения Конституционного Суда РФ, утвердившего недопустимость произвольного отказа в финансировании судебной власти исполнительной. Нам представляется данная идея весьма важной составляющей в утверждении доктрины самостоятельности судеб ной власти.

Таким образом, в содержании доктрины самостоятельности судебной власти органически сочетаются элементы институционального, структур ного, функционального, компетенционного и ресурсного обеспечения. При этом идея самостоятельности носит характер системообразующей, целевой, на достижение которой должны быть направлены все конституционные и правовые средства данной сферы;

она устанавливает основные начала в регулировании правового положения судебной власти посредством как общих, так и специальных норм различных институтов конституционного права.

Для наиболее эффективной и конституционно адекватной реализации данного принципа нам представляется необходимым существенно изме нить и дополнить содержание гл. 7 Конституции Российской Федерации.

Представляется необходимым предложить специальную норму о полно мочиях судебной власти Российской Федерации как самостоятельной вет ви власти. Включить в данную норму возможно более полный, но при этом обязательно открытый перечень полномочий. Закрепить в качестве тако вых: осуществление правосудия по гражданским, уголовным, администра Пленарное заседание тивным и иным делам;


судебный конституционный контроль;

судебный контроль в отношении органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц в уста новленных законом процессуальных формах;

толкование Конституции РФ и казуальное толкование норм права;

полномочия специального характе ра в уголовном судопроизводстве (санкционирование ареста, задержания, обыска, выемки и др.). Так же в качестве специальной нормы установить паритетное начало в вопросах ресурсного обеспечения судебной власти (кадры, материально-технические средства, финансирование, информаци онные технологии и др.). На основании данной нормы сформировать пол ный комплект необходимых нормативных актов о полномочиях, структуре, ресурсном обеспечении судебной власти, отметив при этом, что судебная власть наделяется правом законодательной инициативы по этим вопросам как вопросам ее ведения.

Данная доктрина концентрирует в себе множество идей, в числе кото рых важнейшее место занимают исследованные в этой части основопола гающие начала институциональной, функциональной, компетенционной, ресурсной самостоятельности судебной власти. Важно и то, что это двусто ронний процесс, и названная доктрина воздействует и на формирование конституционно-правового содержания отмеченных элементов статуса су дебной власти.

Все названные элементы тесно связаны между собой, и в системе идей доктрины самостоятельности характеризуют две стороны данного право вого явления — внешнюю и внутреннюю. Внешний и внутренние аспек ты самостоятельности судебной власти состоят: первый — в отделении от других институтов власти, а второй — в наличии собственных внутренних ресурсов для осуществления властных полномочий. В каждом из анализи руемых элементов принципа самостоятельности четко прослеживаются эти характеристики, именно их комплекс необходим для обеспечения реализа ции идей доктрины.

На основании изложенного полагаем что, конституционно-правовое со держание принципа самостоятельности судебной власти заключается в уста новлении норм, обеспечивающих возможность эффективной организации и деятельности судебной власти в Российской Федерации;

его современное со стояние позволяет говорить о его доктринальном значении и формировании на его основе конституционно-правовой доктрины. Этот принцип включает полный комплекс правовых, политических, социальных, ресурсных (кадро вых, финансовых, материально-технических, информационных, коммуника ционных) средств для организации и осуществления деятельности судебной власти, а доктрина формирует основное идеологическое начало в развитии конституционно-правового механизма формирования и реализации таких средств в российской государственно-правовой практике.

Конституция и доктрины России современным взглядом Самостоятельность судебной власти — не самоцель, это необходимое средство для решения конституционных задач прогрессивного развития государства и общества, утверждения в Российской Федерации правово го государства, эффективной реализации функций и назначения судебной власти в государственно-правовой системе. Назначение же судебной власти состоит в том, чтобы всемерно способствовать утверждению демократиче ских принципов государственного строя, его стабилизации, укреплению господства права и раскрытию его богатого потенциала. Судебная власть в правовом государстве призвана утверждать в обществе идеи справедли вости и гуманизма, нести в широкие массы населения высокую правовую культуру28.

Конституция как ценностно-мировоззренческий феномен Багдасарян В.Э. (Москва) В знаменитой сенатской речи против рабства видный сподвижник Авра ама Линкольна, будущий госсекретарь США Уильям Сьюард заявлял: «Есть Закон и выше Конституции»29. Сенатор имел в виду Закон Божий. Указы валось на очевидный диссонанс между христианскими ценностями и уза коненным американской Конституцией институтом рабства. Как известно, в результате событий Гражданской войны эта конституционная норма была отметена, и ценностный диссонанс, таким образом, ликвидирован.

Задача, которая стояла в данном случае перед нами, заключалась в ана лизе ценностного содержания и ценностных диссонансов в Конституции Российской Федерации. В качестве ключевого исследовательского метода использовался контент-анализ, применяемый в широком страновом срав нении конституционных текстов.

Историко-аксиологическая эволюция Основного закона На настоящее время Конституция оценивается в качестве эквивалент ного понятия по отношению к дефиниции «Основной закон». Однако при рассмотрении проблемы в мегаисторической проекции обнаруживается их категориальное разграничение. Исторически смысловое значение Основно Топорнин Б.Н. Развитие судебной власти в России: Общие подходы. // Судебная рефор ма: Проблемы и перспективы / Отв. ред. Б.Н. Топорнин, И.Л. Петрухин. М., 2001. С. 3.

Клюкина Т.П., Клюкина-Витюк М.Е., Ланчиков В.К. Политика и крылатика: Высказыва ния деятелей Великобритании, Ирландии, США и Канады. М., 2004. С. 183.

Пленарное заседание го закона подвергалось кардинальным трансформациям (рис. 1). Первона чально под ним понимался комплекс религиозных заповедей. По существу, во всех религиях откровения под законом, в сакральном смысле слова, по нимался именно закон Божественный. В другом случае он попросту не был бы легитимен. Ведическая религия сама определялась индусами как закон Ариев. Для евреев Израиля Основной закон по сей день — это Тора. По этой причине израильтяне по сей день упорно воздерживаются от принятия Кон ституции30.

Закон Закон Сфера религиозный религиозный духовных ценностей рия н»

Тео исти ух «дв ценности духовные ценности Закон светский Закон светский естественные Конституция ценности Рис. 1. Историческая трансформация аксиологии Основного закона В правосознании населения средневековой Руси обнаруживается четкое разграничение: одно дело Судебник, а совсем другое — Закон Божий. От меченное разграничение сохранялось и в период Российской империи. За кон Божий по-прежнему четко различался по уровневой приоритетности со Сводом гражданских законов. Закон Божий в традиционных системах права ценностно окормлял собой светское законодательство31.

Начало расщепления единой аксиологической системы правосознания происходит под влиянием распространения теории двух истин. Оконча тельно наступление этого раскола контекстуализируется в идейном отно шении с эпохой Просвещения. Именно в атмосфере просветительства кон ца XVIII — начала XIX вв. возникают первые конституции, формируется направление конституционализма. В основе конституционного феномена, в диссонанс с прежним пониманием Основного закона, лежала секулярная идея. Другое дело, что остались, конечно, мировоззренческие компоненты, в большей или меньшей степени инкорпорированные в конституционные статьи.

Госратян С.М. Религиозные партии государства Израиль. М., 1996.

Памятники права периода образования Русского централизованного государства. XIV– XV вв. М., 1955;

Клибанов А.И. Духовная культура средневековой Руси. М., 1996.

Конституция и доктрины России современным взглядом Известно, что разработчиками первых конституций — и американской, и французской, и польской, и латиноамериканских (в т.ч. российских кон ституционных проектов эпохи Александра I)32 — являлись лица, принадле жавшие к ложам вольных каменщиков. Фиксируются буквально текстовые совпадения уставов масонских братств с первыми конституциями (осо бенно в части преамбулы)33. Еще более очевидно такого рода компоненты обнаруживаются в Декларации прав человека и гражданина и в первых де кларациях независимости. Так, Декларация прав гражданина и человека от крывается с апелляции к некой теологической фигуре — Верховному суще ству. Характерно, что не к Христу. Далее в ней проводится связь Верховного существа (традиционное масонское наименование Демиурга) с выдвигае мым концептом естественных прав человека. Сообразно с пантеистическим миропониманием, Бог растворяется в Природе, и человек, будучи частицей божественно-природной субстанции, уже в силу своего рождения наделен естественными правами. Отсюда выстраивалось все дальнейшее развитие идеологии прав человека34.

Показательна также в этом отношении Декларация независимости США.

Она открывается положением о том, что права человека устанавливаются по законам природы и ее Творца35. Дальше — все люди наделены их Творцом неотчуждаемыми правами. Христианская мысль, как известно, ничего о не отчуждаемых правах, а тем более, о естественном праве человека не гово рит. Напротив, в ней получила развитие прямо противоположная идея — о первородном грехе. Право, согласно с христианской традицией, дается не в силу рождения, а на основании Божественного завета: Ветхого — для евре ев, Нового — для христиан.

В итоге двухистинного расщепления духовные ценности оказываются вытесненными в сферу религии и культуры. Светское же законодательство фокусировалось в основном на естественном интересе, будучи связаннным с благосостоянием и гражданскими правами человека. Но, вместе с тем, проведенный нами анализ позволяет утверждать, что нет ни одной кон ституции, в которой не был бы представлен и духовно-мировоззренческий компонент правосознания. Весь вопрос в пропорциях представительства.

Именно духовные ценности конституций определяют их национальное сво Касаткин В.П. Попытка становления конституционализма в России в период правления Александра I / В.П. Касаткин // Проблемы правоведения. Вып. 1. Белгород: Белгородский государственный университет, 2003. С. 25–30.

Захаров В.Ю. Основные этапы развития масонства в России, его соотношение с кон ституционализмом // Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение». 2008. № 6.

История.

Французская Республика: Конституция и законодательные акты. М., 1989. С. 26–29.

Конституции и законодательные акты буржуазных государств XVII–XIX вв. М., 1957;

Фурсенк А.А. Американская буржуазная революция XVIII в. М.;

Л., 1960;

Аптекер Г. Исто рия американского народа. Американская революция 1763–1783. М., 1962. Т. 2.

Пленарное заседание еобразие. Наша задача состоит, в данном случае, в выявлении пропорций их представительства в Конституции РФ.

Конституционный ценностный классификатор Классификация ценностных ориентиров, которые присутствуют в кон ституциях разных стран, позволяет выделить следующие типы аксиологи ческих идеологем:

1) Бог, религиозные и этические ценности;

2) историческая традиция государственности, апелляция к предкам;

3) государственное единство;

4) идеологический проект, апелляция к будущему;

5) национальное освобождение, суверенность;

6) международное позиционирование, характер взаимоотношений с дру гими государствами;

7) специфика национального жизненного уклада, особенности нацио нального бытия;

8) права и благосостояние человека.

Данные установки представлены в конституционных текстах в разных соотношениях и иерархиях (рис. 2).

БОГ, религиозные ценности Историческая Идеологический традиция проект государствен ности Права Государствен- и благо ное единство состояние человека Международ Национальное ная интеграция, освобождение международное позициониро вание Специфика национального жизненного уклада Рис. 2. Доминация ценностных ориентиров в конституциях стран мира Посмотрим, как эти перечисленные ценностные ориентиры находят от ражение в современной российской Конституции. Ее преамбула содержит апелляцию к шести из восьми аксиологических принципов. Однако их фор мулировка в российской Конституции минимально решает те задачи, ко Конституция и доктрины России современным взглядом торые этими ценностными ориентирами определяются (рис. 3). Сравним характер их выражения с конституционными текстами иных государств.

НЕТ «соединенные общей судьбой «стремясь обеспечить на своей земле», «чтя память благополучие и процветание предков, передавших нам России», «исходя из любовь и уважение к Отечеству, ответственности за свою веру в добро и справедливость» Родину перед нынешним и будущими поколениями»

«сохраняя исторически «утверждая права и свободы сложившееся человека, гражданский мир государственное единство» и согласие»

«возрождая суверенную государственность «сознавая себя России и утверждая частью мирового незыблемость ее сообщества»

демократической основ», НЕТ «исходя из общих принципов равноправия и самоопределения народов»

Рис. 3. Ценностные номинации в преамбуле Конституции РФ 1-й параметр: Бог, религиозные и этические ценности В Конституции РФ данный ценностный ориентир вовсе отсутствует.

Противопоставить этому вакууму можно далеко не только законодатель ство полутеократического Ирана, но и конституционные тексты традицион но позиционирующихся в качестве светских либерально-демократических государств. Для примера возьмем Конституцию Швейцарии, демократизм которой вряд ли кто поставит под сомнение. Открывается она следующим обращением: «Во имя всемогущего Бога, швейцарский народ и кантоны, чувствуя ответственность перед Творением…»36.

2-й параметр: Историческая традиция государственности, апелляция к предкам Конституция РФ: «соединенные общей судьбой на своей земле». Что утверждает данная фраза? Она не так безобидна, как может показаться на первый взгляд. Проводится мысль, что народы России объединились, создав государственность не на основе какой-либо осознанной идеи, сознательного выбора, а в силу действия некой судьбы, фатума, сведшего их на одной терри тории. Для сравнения, обратимся к тексту Конституции Словакии: «В смыс ле духовного наследия Кирилла и Мефодия и исторического завета Великой Моравии…». Согласитесь, совершенно другая постановка вопроса.

3-й параметр: Государственное единство Конституция РФ: «сохраняя исторически сложившееся государственное единство…». К данной формулировке может быть адресован тот же упрек, Здесь и далее тексты конституций см.: http://constitution.garant.ru/DOC_4000.htm.

Пленарное заседание что и в предыдущем рассмотренном примере. Государственное единство России, указывает приводимый конституционный фрагмент, сложилось именно таким образом исторически, без объяснения причин и оснований этого единения. В общем, так случилось. Почему же народы России долж ны стремиться сохранить данный исторический конструкт — разъяснений не следует. Совершенно иная формулировка предложена в тексте договора о Европейском союзе: «Полные решимости перейти на новый этап в евро пейской интеграции, заложенные образованием европейских сообществ;

сознавая историческое значение прекращения деления европейского кон тинента и необходимость образования прочных основ для строительства будущей Европы».

4-й параметр: Идеологический проект, апелляции к будущему В российской Конституции данный ценностный ориентир представлен в минимально конкретизированном, с точки зрения номинации целей, виде:

«обеспечить благополучие и процветание России». Возможно ли в совре менном деидеологизированном мире нечто иное? Чтобы убедиться в такой возможности, достаточно обратиться к преамбуле турецкой Конституции:

«В соответствии с концепцией национализма, а также формами и принци пами, провозглашенными основателем Республики Турция бессмертным лидером и непревзойденным героем Ататюрком, настоящая Конституция, которая утверждает вечное существование Турецкой нации и Родины, а также неделимое единство турецкого государства…». Турция — это госу дарство — член Североатлантического альянса, для вхождения в который идеологически аккумулятивная Конституция не стала препятствием.

5-й параметр: Национальное освобождение, суверенность Номинированный ценностный ориентир представлен в Конституции РФ двумя смысловыми утверждениями: «возрождая суверенную государствен ность» и «исходя из общих принципов самоопределения народов». Заявляя о возрождении суверенной государственности, демонстрируется отрица ние советского опыта государственного строительства. Подразумевается, что суверенности в рамках СССР не было. Данное положение противоречит идее политического преемства Российской Федерации от Советского Сою за и непрерывности потока национальной истории. С изгнанием в 1612 г.

поляков из Москвы, Россия более не утрачивала государственного сувере нитета. Менялись лишь ее официальные названия. Суверенность России сохранялась и в прославленном многими выдающимися достижениями со ветском периоде ее истории. С этой точки зрения корректнее говорить не о возрождении суверенной государственности России, а об установлении нового формата российской государственности — Российской Федерации.

Апелляция к «общим принципам самоопределения народов» имеет в специфических российских условиях многоэтничности и вовсе дезинтегра ционное значение. Используемая как обоснование государственного един Конституция и доктрины России современным взглядом ства России, данная фраза может быть применена и в прямо противопо ложном смысле.

Иной тип формулировки идей национального освобождения и суверен ности представляет литовская Конституция: «Веками решительно защищав ший свою свободу и независимость, сохранивший свой дух, родной язык, письменность и обычаи, воплощая естественное право человека и каждого народа свободно жить и творить на земле своих отцов и предков — в неза висимом Литовском государстве».

6-й параметр: Международное позиционирование, характер взаимоот ношений с другими государствами Определение места России в мире исчерпывается в Конституции РФ следующим утверждением: «Сознавая себя частью мирового сообщества».

Претензии на какую-либо особую роль отсутствуют. Нет даже указания на национальные интересы. Главный обозначенный ориентир — международ ная интеграция. Для сравнения, Конституция КНР расставляет приоритеты внешней политики совершенно иначе: «Китайский народ должен будет ве сти борьбу против внутренних и внешних вражеских сил и элементов, ко торые подрывают наш социалистический строй. Тайвань является частью священной территории Китайской Народной Республики. Завершение ве ликого дела воссоединения Родины — священный долг всего китайского на рода, в том числе и наших соотечественников на Тайване».

7-й параметр: Специфика национального жизненного уклада, особенно сти национального бытия Данный ценностный ориентир в Конституции РФ совершенно не от ражен. Тематика цивилизационной специфичности и национальной само бытности России оказалась чужда конституционным законотворцам. Для сравнения, обратимся к Конституции Ирландии. Первая (что само по себе показательно) статья Основного закона республики звучит следующим образом: «Ирландский народ настоящим утверждает неотъемлемое, неот чуждаемое и суверенное право избирать собственную форму правления, определять свои отношения с другими народами и развивать свою полити ческую, экономическую и культурную жизнь в соответствии с его собствен ными склонностями и традициями». Ирландские законодатели посчитали, таким образом, необходимым продекларировать, что политика, экономика и культура страны имеет собственные национальные традиции формиро вания и определяется в своем развитии в соответствии с ними.

8-й параметр: Права и благосостояние человека Указанный ценностный ориентир не только номинирован в преамбуле, но и проходит через весь текст российской Конституции. Вторая статья дает перечень высших государственных ценностей — «человек, его права и сво боды». И все! В этом ценностном ряду не нашлось места даже для самой России. Идеологический перекос в российской Конституции в направлении Пленарное заседание неолиберального ценностного подхода представляется, таким образом, оче видным.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 17 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.