авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СО-

ЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ В ЗДРАВООХРАНЕНИИ:

БИОЭТИКА И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА»

7-8 декабря 2005 г. в Москве состоялась Международная

конфе-

ренция ЮНЕСКО «Социальная справедливость в здравоохранении:

биоэтика и права человека». Конференция проходила по инициативе

Отдела этики науки и технологии Сектора социальных и гуманитар-

ных наук ЮНЕСКО, была приурочена к 1-му декабря – Всемирному

дню борьбы со СПИДом и 10 декабря – Дню прав человека, объявлен ных Организацией Объединенных Наций. Базу для проведения кон ференции предоставил Московский гуманитарный университет (Мос ГУ), имеющий давние связи и опыт сотрудничества с ЮНЕСКО.

Приветствия участникам конференции направили: Московское Бюро ЮНЕСКО, Совет Федерации и Государственная Дума Феде рального Собрания Российской Федерации, Министерство здраво охранения и социального развития, Аппарат Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, Совет при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека.

Конференция проводилась с целью выработки экспертных ре комендаций по развитию сотрудничества государства (в лице органов здравоохранения) и институтов гражданского общества в деле обеспе чения справедливого доступа граждан к качественной медицинской помощи, защиты прав пациентов и участников медицинских исследо ваний. В числе приоритетных вопросов конференции, определивших направленность четырех ее тематических сессий: соблюдение права человека на охрану здоровья как приоритет политики в области здра воохранения;

взаимодействие государства и институтов гражданского общества в обеспечении социальной справедливости в здравоохране нии;

этические аспекты противодействия эпидемии ВИЧ/СПИДа;

ох рана здоровья граждан: государственная и общественная экспертиза.

Прозвучал целый ряд докладов и выступлений, посвященных наиболее актуальным проблемам современного здравоохранения.

Среди докладчиков – видные представители отечественной и зару бежной науки, государственные и общественные деятели, практи кующие врачи и специалисты в области прав человека.

И. М. ИЛЬИНСКИЙ ректор Московского гуманитарного университета, доктор философских наук, профессор ПРИВЕТСТВИЕ УЧАСТНИКАМ КОНФЕРЕНЦИИ ЮНЕСКО для нашего университета является давним партнером, мы провели совместно несколько конференций, наш вуз – единствен ный в Москве, который дважды посещал генеральный директор ЮНЕСКО Ф. Майор. Он приглашал меня лично в штаб-квартиру ЮНЕСКО в Париже, встреча, результатом которой стало решение о создание в нашем вузе Института «Молодежь за культуру мира и де мократии». Ф. Майор был автором и носителем этой высокой идеи – культуры мира, и мы вместе ее осуществляли. Здесь я, Ф. Майор и мэр Москвы Ю. М. Лужков подписали декларацию о провозглашении тер ритории нашего вуза территорией «культуры мира». Таким образом, для нас, для университета, встреча под флагом ЮНЕСКО дело не но вое, но чрезвычайно приятное.





Скажу также, что развитию научных исследований мы придава ли и придаем огромное значение, несмотря на те проблемы, которые существуют в сфере науки. Буквально на днях в рамках Института гу манитарных исследований, который существует в нашем университе те, мы открыли Центр проектирования университетского образования.

В этом и прошлом году здесь прошли конференции «Высшее образо вание для 21 века», с участием ведущих ученых России и многих ме ждународных организаций. Мы открыли Центр биоэтики, который возглавляет Б. Г. Юдин, ведущий специалист в этой области в нашей стране, открыли Центр русской филологии, который возглавляет Ю.

Л. Воротников, чл.-корр. РАН, Центр теории и истории культуры, ко торый возглавляет Вл. А. Луков, Центр математического и компью терного моделирования, который возглавляет крупнейший математик России Ю. И. Журавлев. Это только события 2005 г. Заметьте: речь идет о негосударственном вузе, которому никто средств на это не да ет. За исключением гранта, при поддержке которого проходит эта конференция.

Итак, я сердечно приветствую участников конференции в стенах нашего университета, желаю вам плодотворной работы, и уверен, что у вас все получится, и рекомендации конференции сыграют свою роль в решении той проблемы, которой конференция посвящена. Желаю успеха.

СОБЛЮДЕНИЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА НА ОХРАНУ ЗДОРОВЬЯ КАК ПРИОРИТЕТ ПОЛИТИКИ В ОБЛАС ТИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ С. И. КОЛЕСНИКОВ заместитель председателя Комитета по образованию и науке Государственной думы РФ АКТУАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДА ТЕЛЬСТВА В ОБЛАСТИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ В своем выступлении я попытаюсь рассказать о гармонизации нашего, российского законодательства с зарубежным и о том, чего нам не хватает в этом процессе. Позвольте привести несколько цифр.

Прежде всего, общие расходы на здравоохранение в нашей стране со ставляют 4 % от ВВП. Почему столько? У нас до 38 % медицинских услуг оплачивает сам пациент скрытым или явным образом. Эти за траты в 40 раз ниже, чем в США, и примерно в 20 раз – чем в странах Европы. Говорить о правах человека при очень низком финансирова нии достаточно сложно. Второе. Износ основных фондов в нашем здравоохранении составляет до 60 %, т. е. большая часть этих фондов находится в аварийном состоянии. Здания: почти треть учреждений находится в аварийном состоянии, санитарный транспорт – 65 %, т. е.

две трети, и аппаратура, которая эксплуатируется в основных меди цинских учреждениях, принимающих пациентов, имеет физический и моральный износ примерно 15-20 лет. Укомплектованность кадрами в первичном звене низкая, врачи работают на износ, средняя заработная плата равна 150 долл. в месяц. Законченность лечения и доступность высокотехнологичных видов медицинской помощи очень низкая.

Если говорить об устойчивом экономическом росте. Считается, что он зиждется на трех столпах: инновационный сценарий развития бизнеса, экономическое развитие, которое не нарушает экосистему, и максимальная социальная отдача бизнеса. Так развитие общества по нимает бизнес. Но если посмотреть модель построения взаимоотно шений бизнеса и общества, то повышение экономического потенциала страны зависит не только от взаимоотношений бизнеса и власти, но в базе – достойные условия жизни населения. Если их нет, то надежда на то, что будет прогресс самого государства, достаточно условна.

Посмотрим, как можно разбить ответственность общества и государ ства за здоровье.

Прежде всего, это три основных сектора. Сектор персональный сектор самого человека, его желания быть здоровым, его желания за щищать свои права в этой области, его желания навязывать свою во лю тем, кого он избирает. Здесь у нас очень сложная ситуация. Во первых, потому что население воспитано в патерналистской системе заботы о здоровье. Пока наше население не готово воспринимать здо ровье как частную собственность. Обращается очень небольшое вни мание на навыки безопасного труда, на повышение образовательного уровня, на формирование здорового образа жизни. Фактически сейчас период «оккультного» воспитания нашего населения. Государство не регулирует рынок рекламы;

наши попытки ввести такие механизмы по медицинской рекламе были отвергнуты правительством как не от вечающие потребностям государства.

Второй уровень – уровень предприятия. Если раньше предпри ятия были государственными и государство могло их контролировать, то сейчас большинство предприятий частные, и доступ на них факти чески ограничен. Нет открытости в безопасности труда, рисков утра ты здоровья, информации о состоянии производственной среды ра ботников не доводится, не разрабатываются методы эргономики, ме тоды профилактики, потому что сама система страховой медицины у нас отсутствует. Закон об обязательном медицинском страховании – это просто налог на оказание минимального количества медицинских услуг, которое гарантируется государством. У предприятия нет сти мула бороться с заболеваемостью на своей территории. Вторая про блема на предприятиях – государство не хочет давать им возможности развивать профилактические услуги. Это считается непрофильной деятельностью.

Третий уровень – уровень государства. Это разработка законо дательных актов и стимулирование ответственности работодателя за сохранение здоровья работающих. У нас нет закона о социальных га рантиях на предприятии. Гарантией является только выплата соци ального налога – всего 3 % от фонда заработной платы. И фонд соци ального страхования, куда тоже пойдут 3 % от заработной платы. Ос тальное – пенсионное обеспечение. И конечно, вопрос диспансериза ции групп риска, уязвимых по тем или иным параметрам – профес сиональным или социальным (туберкулез, СПИД, другие инфекции).

Конституция гарантирует обеспечение социальной помощи, но реаль но финансирование на эти программы недостаточно, чтобы выпол нить конституционные гарантии. Идет нарушение Конституции.

Ставится вопрос о корректировании Конституции. Например:

государство гарантирует только неотложную медицинскую помощь;

государство гарантирует такую помощь только социально незащи щенным слоям населения. Но трогать эту статью, на мой взгляд, нель зя, надо последовательно повышать финансирование структуры здра воохранения.

Второй уровень – базовые кодексы, которые существуют в стра не. Они создают рамку деятельности в государстве. Это трудовой, гражданский, уголовный, административный, таможенный и т. д., и федеральные законы. Если говорить о базовых кодексах, то они гаран тируют защиту прав и интересов работников. Гражданский кодекс – возмещение вреда жизни и здоровью. Защита личности – в админист ративном кодексе и т. д. В федеральных законах записаны гарантии социальные и медицинские, которые должны быть оказаны населе нию.

Очень важный уровень четвертый – постановлений и указов Президента. Это не цивилизованный путь, потому что в цивилизован ной стране все определяется конституцией и законодательством. У нас многие проблемы решаются «с колес», немедленно, поэтому вы ходят указы правительства и президента, которые призваны решать ряд проблем. В частности, в сентябре оглашены ряд социальный про грамм: программа охраны здоровья, программа по образованию, по доступному жилью и сельскому хозяйству. К сожалению, поскольку это делается путем указа, а не федеральной программы, эти указы, как правило, фрагментарные, и часто отражают усилия лоббистов, а не реальную необходимость в исправлении ситуации. Поэтому нацио нальные проекты – это отдельный вопрос, это правильный шаг, но там есть одна деталь: они не изменяют суммарные затраты в государстве на эти цели. Деньги путем налогов поднимают на федеральный уро вень, а потом перераспределяют. Это такая интересная игра, которая лично мне не нравится, потому что мы обесточиваем уровень базовый и поднимаем все на федеральный. Инструменты гражданского обще ства внизу не имеют шансов на развитие.

Конечно, стоит задача гармонизации российского законодатель ства с международными нормами, одна из них – Декларация ЮНЕ СКО, это один из элементов гармонизации. Но я хотел бы прежде все го остановиться на законе «О распределении полномочий и монетиза ции льгот», который изменил систему оказания лекарственной помо щи населению. Это важнейший закон, который переводит заботу из сферы того, что нельзя посчитать, в монетарную стадию. И важней шая вещь – то, что правительство сейчас не хочет принимать закон о минимальных социальных стандартах. Вот что нам сегодня нужно.

Мы сегодня рассчитываем медицинские услуги не по их реальной стоимости, а по тому количеству денег, которое можем выделить, что неправильно. Нужен закон об обязательных гарантиях оказания меди цинской помощи. В гражданском кодексе и Законе о здравоохранении нет упоминания о медицинских общественных организациях. Внесена такая поправка, и мы имеем отрицательную реакцию как правового аппарата Президента, так и Правительства. Налоговый кодекс также нужно поправлять, потому что из теневого оборота мы не сможем изъять деньги, которые пациенты платят лично врачам. Предлагается также перевести медицинские учреждения из статуса государствен ных или муниципальных, где есть защита государства или местных властей, в статус автономных, когда такой защиты не будет. Это для сегодняшнего состояния здравоохранения будет губительным.

Я хотел бы закончить словами Петра I, который сказал так: «Все прожекты должны быть исправлены, дабы казну не разорять и Отече ству ущерба не чинить». Но у него есть еще одно выражение: «Кто прожекты будет абы как ляпать, того чина лишу и кнутом драть велю в назидание потомкам». Очень хотелось бы, чтобы наша законода тельная власть работала по указам и заветам Петра.

Спасибо.

Л. М. РОШАЛЬ доктор медицинских наук, профессор, директор Московского научно-исследовательского института неотложной детской хирургии и травматологии, член Общественной палаты РФ АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РОССИЙСКОГО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ Эта конференция по своей тематике чрезвычайно важна, хотя мне представляется, что здесь надо было бы усилить представительст во медицинской части. Большинство здесь присутствующих знают проблемы здравоохранения, это очень важная для России проблема, сегодня это вопрос государственной безопасности, учитывая демо графию и неудовлетворительное состояние здравоохранения в России, которое за последние 10 лет стало гораздо хуже, чем было раньше, это мы должны признать. Общество в своем развитии должно жить так, чтобы жизнь с каждый годом для населения становилась все лучше.

Когда у нас в результате революций, перестроек ухудшается состоя ние социальной сферы, в т. ч. здравоохранения, это приводит к недо вольству народа, к ухудшению его здоровья. Ясно, что здравоохране ние не покрывает всех проблем здоровья, но оно играет важную роль в этом плане.

Сегодня, к сожалению, в нашем здравоохранении много про блем. Генератором идей развития здравоохранения должно быть Мин здравсоцразвития. В России есть Конституция, в которой есть 41 ста тья, гарантирующая бесплатное медицинское обслуживание в госу дарственных и муниципальных учреждениях. И сегодня мы можем сказать, что данная статья нарушается. Мы не имеем полноценного бесплатного медицинского обслуживания. Я совсем не говорю о част ной медицине. Она касается 10-15% населения. Я говорю о 80%, кото рые не имеют денег, и которые имею право на квалифицированную помощь. Нарушая Конституцию, мы нарушаем права человека в плане получение достаточной медицинской помощи, сохраняющей его здо ровье или проводящей профилактику.

Первичная причина этому – недофинансирование здравоохране ния. Что бы мы ни говорили, но пока государство не повернется ли цом к здравоохранению, ничего не получится. Сегодня – 2,8% от ВВП. Для того чтобы здравоохранение не развивалось, а просто суще ствовало, нужно 5%. Это проблема того, как руководители страны оценивают проблемы здравоохранения в России. Я все время привожу простой пример: если из человека выпустить половину крови, он ум рет. Так поступили со здравоохранением, а теперь говорим, что у нас плохая структура здравоохранения. Просто нужно дать ему то, что не обходимо.

Почему мы говорим о структуре? Потому что нет четкости в по зиции Минздравсоцразвития. Я имею в виду проблему врачей общей практики. Врачи общей практики – это хорошая идея, но для сельской местности. Там действительно нет необходимости держать всех узких специалистов. Но когда идет внедрение врача общей практики в су ществующую поликлиническую структуру, это не просто шаг назад, это разрушение. Мы должны пропагандировать на Западе свою струк туру, которая в ряде своих аспектов лучшая в мире. Она приближена к детскому населению, доступна, как ни в какой стране мира.

Конечно, есть проблема качества. Этот вопрос дебатируется се годня не только в России, но и, например, в Англии. Система врачей общей практики изжила себя на Западе. Существует огромное недо вольство этой системой. Но чтобы было качество, надо, чтобы были подготовленные кадры, достаточное их число, оборудование. Сегодня те, кто работает в первичном звене здравоохранения – это герои, по тому что они за мизерную зарплату пытаются спасти состояние дела.

Если сегодня участковый врачи принимает до 3 тыс. человек, то о ка ком качестве можно говорить?

Я поддерживаю тот поворот в социальную сферу, который на метился после выступления Президента. Это правильно, и я надеюсь, что это будет не единовременная, а последовательная мера, которая будет иметь дальнейшее продолжение для укрепления и развития здравоохранения в России. И те программы, которые предлагаются, являются абсолютно правильными. Я надеюсь, что наша конференция придет к конкретным решениям, которые действительно послужат улучшению здравоохранения в России.

Н. Н. СЕДОВА доктор философских наук, доктор юридических наук, профессор, заведующая кафедрой философии и биоэтики Волгоградского государственного медицинского университета ПРИНЦИП СПРАВЕДЛИВОСТИ В ЗАЩИТЕ ПРАВ ПА ЦИЕНТА Справедливость — важнейшая философская и политическая проблема, имеющая особое значение как для теории морали, так и для теории государства и права, причем значение это возрастает в наши дни в связи с: а) социальными реформами, обусловливающими изме нение представлений о справедливости в области здравоохранения, и б) с распространением новых биомедицинских технологий, откры вающих новые аспекты понятия «справедливость», пока не получив шие правовой оценки.

В истории права существовали следующие трактовки понятия «справедливость»: 1) справедливость — не только вечная, но и выс шая ценность в праве. Все остальные соизмеряются с ней и действи тельны лишь при условии, что они не противоречат справедливости (В.С. Нерсесянца), 2) право и справедливость не тождественны, 3) право — это не весь мир, а часть социальной жизни. И теория права не автаркична, не самодостаточна, не может быть “чистой” в духа Г.

Кельзена (О.Э. Лейст), теория права обретает почву и корни в более широких, чем право и государство явлениях и в более широких теори ях — философских, политических, социологических, этических.

Последняя точка зрения интересна в теоретическом плане, но когда речь идет о практическом применении норм права, гораздо ло гичнее отождествлять право и справедливость. В то же время, закон выступает лишь маркером «поля справедливости», внутри которого действуют моральные оценки, апеллирующие к тому же понятию, но уже в неформальном контексте. Именно так в медицине реализуется биоэтический принцип справедливости.

В биоэтике принцип справедливости вообще носит настолько общий характер, что его приходится уточнять и конкретизировать в каждом отдельном случае. При этом следует различать справедли вость как в распределении врачебной помощи, так и в оплате ее, спра ведливость в моральном смысле и в эстетическом, в религиозном и в политическом. Реализация на практике принципа справедливости свя зана не только с существующими в данной культуре критериями, но также с тем, по отношению к кому реализуется данный принцип, кто его реализует, с их возможностями и желаниями. И в этом смысле принципиальным представляется вопрос о том, справедливо ли адре совать функцию защиты прав пациента только специально организо ванным субъектам – органам здравоохранения и социальной защиты?

Не является ли пациент – первым и основным защитником своих прав?

Проблема пациента как субъекта защиты своих прав имеет дос таточно хорошее методологическое обоснование в концепции прав человека. Однако это – теория. На практике человек, которого застиг ла болезнь, либо не склонен отмечать нарушение своих прав, либо це ликом перекладывает бремя их защиты на другие социальные субъек ты. Такая позиция находится в русле широко распространенной в Рос сии патерналистской модели взаимоотношений в медицине. Так же как больной предоставляет врачу возможность полностью взять на се бя заботу о его здоровье, так же он предоставляет обществу возмож ность защитить себя от неверных действий медицинских работников.

Мы в течение трех лет проводили опросы пациентов ЛПУ гг.

Москвы, Иваново и Волгограда. При этом были выбраны среднеста тистические ЛПУ и получены сходные данные. Вопросы были сфор мулированы так, чтобы ответы на них не зависели от типа города.

Всего было опрошено 5460 человек, для анализа были оставлены анкет. Выборка квотная. В выборке представлены половозрастные группы пропорционально половозрастному составу пациентов ЛПУ.

Опрашивались только пациенты с низким уровнем психосоматогении (нетяжелые больные). Опрос анонимный. Лечащие врачи при опросе не присутствовали.

В опросе участвовало 40% мужчин и 60% женщин в возрасте:

от 14 до 17 лет – 510 человек (10%), от 18 до 24 лет – 740 человек (15%), от 25 до 39 лет – 990 человек (20%), от 40 до 55лет – 1260 че ловек (25%), старше 55 лет – 1490 человек (30%). Незаконченное среднее образование имели 12% опрошенных, среднее – 36%, среднее специальное - 30%, высшее – 22%.

В первую очередь мы определили адекватность позиции паци ентов целям опроса, задав простой вопрос «Известны ли Вам случаи нарушения прав пациента в медицине?». Оказалось, что такие случаи известны почти всем – 92% ответили утвердительно. Однако, только 26% признались, что знают такие ситуации по собственному опыту.

Остальные либо слышали от других (38%), либо знают о таких случа ях из СМИ (28%). Тем не менее, мы имели дело с респондентами, ос ведомленными о предмете опроса, что позволяло его проводить.

Второй серьезной проблемой являлся уровень компетентности респондентов. Важно было выяснить, насколько полно они осведом лены о своих правах. Выяснилось, что респонденты достаточно уве рены в том, что знают свои права. Общее число положительных отве тов (86%) говорит о высокой степени убежденности респондентов. Но так ли это?

Для выяснения этого, мы предложили респондентам отметить те права, которые они знают (в той или иной степени) в списке, состав ленном на основе контент-анализа юридических актов. Мы специаль но не задавали вопросы о регламентирующих эти права документах, поскольку здесь требуется не «компетентность пациента», а «компе тентность гражданина». Распределение ответов показало, что в пред ставлениях пациентов о своих правах царит путаница. Однако, в этой путанице ясно виден «пик незнания». Наибольшее число ответов при ходится на точку «не знаю». Респонденты очень плохо осведомлены о таких своих правах как: Право граждан на выбор лечебно профилактического учреждения, Право граждан на выбор врача, Пра во граждан на выбор страховой меди, инской организации, Право на планирование семьи, Право на трансплантологическую помощь, Пра во на охрану здоровья, при распространении рекламы, Право на до пуск адвоката, Право на допуск священнослужителя, Право на защиту субъективных прав.

При этом мы выясняли у респондентов методом интервью их понимание перечисленных прав. Интересно, что представления о субъективных правах нет ни у кого, право на допуск священнослужи теля и адвоката вызывает удивление («Мы же не арестованные!»), право на планирование семьи – усмешку («Как ее планировать при та кой зарплате?»), а право на охрану здоровья при распространении рекламы – всплеск недовольства по отношению к властям («Разреша ют рекламировать всякую гадость, а нам разрешают здоровье беречь, это лицемерие»). Таким образом, респонденты проявили незнание За кона РФ «О рекламе», а если бы они его знали, то могли отметить противоречие с Законом РФ «О лекарственных средствах» и «Осно вами законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан», о чем уже неоднократно писали и врачи, и юристы.

Вызывает беспокойство то, что граждане не осведомлены или плохо осведомлены о таких принципиальных для реформы здраво охранения правах, как право на выбор ЛПУ, право на выбор врача и право на выбор страховой медицинской организации. Создается впе чатление, что их преднамеренно плохо об этом информируют, так как при той модели страховой медицины, которая внедряется сейчас, и ТФОМСам, и муниципальным учреждениям здравоохранения выгод но а) планирование медицинских услуг населению и б) отсутствие конкуренции со стороны частной медицины. Возникает вопрос, не за ложена ли возможность нарушения прав пациентов в самой концеп ции реформы здравоохранения в РФ? Хотя говорить о концепции трудно, поскольку в стратегические планы постоянно вносятся изме нения.

Если принять все ответы за 100%, то получится, что знают свои права хорошо - 24,2%, знают немного – 15,8%, знают, но плохо – 16%, не знают – 37,5%, затруднились ответить – 6,5%. Опрос показал, что имеет место совпадение в пределах погрешности лишь по двум ответам – «знаю (хорошо)» и «затрудняюсь ответить». Вывод, кото рый здесь можно сделать, состоит в том, что пациенты знают, что у них есть права, но не знают, какие именно. Тем более они затрудня ются ответить, как можно защитить эти права. Удивила степень неин формированности пациентов о том, кто защищает их права, впрочем, это коррелируется с незнанием самих прав.

Очевидно, что о роли государственных органов в защите прав пациента сами пациенты больше знают, чем не знают, хотя и не на много. А вот о роли общественных организаций они, в основном, не знают. Таким образом, пациенты считают, что их права защищают, скорее, те, кто вообще защищает права человека в нашем обществе.

Из ответов видно, что в сознании респондентов права человека и пра ва пациента недифференцированы. Хорошо это или плохо? Скорее, плохо, потому что жалобы, направленные не по адресу, снижают эф фективность помощи, замедляя ее. Кроме того, они затрудняют работу тех органов, которые не имеют специализированных функций защиты прав пациента. Так, например, правоохранительные органы одним из предметов своей деятельности имеют защиту прав человека как граж данина данного общества. Специальной функции защиты прав паци ента они не имеют. Хотя потерпевшие вследствие медицинского вме шательства вправе обращаться в эти органы. Однако большинство дел передается на рассмотрение других органов и учреждений, поскольку они не содержат состава преступления. Правоохранительные органы участвуют в процедуре защиты прав человека непосредственно, пожа луй, только в судебно-медицинской экспертизе, которую они же и инициируют. Но и здесь мы не имеем дела с пациентом, а с потерпев шим, часто – с погибшим человеком. В юридических терминах это можно выразить так, что защита прав человека как предмет деятель ности правоохранительных органов включает защиту прав пациента в контексте выполнения своих функций специально созданными для этого органами.

В принципе, то же можно сказать и об органах власти, но низкая степень формализации их функций и то, что они имеют дело как с де виациями, так и с нормальным среднестатистическим поведением лю дей, делает возможным включение их в перечень структур, обеспечи вающих охрану прав пациента.

Следует обратить внимание на то, что респонденты очень плохо осведомлены о правозащитной деятельности общественных организа ций. Впрочем, они могут быть плохо осведомлены об их деятельности потому, что этой деятельности, как таковой, нет. Например, этические комитеты ЛПУ только начали создаваться в России, и тот, кто с ними сталкивался, о них знает. Но столкнуться трудно, так как их почти нет.

Значительно лучше осведомлены респонденты о государствен ных структурах, которые призваны защищать их права. Однако, и здесь мы сталкиваемся с отсутствием у них информации о деятельно сти лицензионных комиссий, страховых фирм и соответствующих от делений при уполномоченных по правам человека.

Мы также стремились выяснить правозащитные ориентации наших респондентов. Очевидно, что им должен быть известен пере чень структур, в чьи функции входит защита их прав. Ответы на во просы анкеты позволяли им обдумать эту структуру, в которой для них, как оказалось, было много нового. Так, государственные органи зации вызывают у пациентов гораздо больше доверия, чем общест венные объединения и негосударственные организации. Интересно, что респонденты сами вносили правоохранительные органы в пред ложенную номенклатуру. Это еще раз свидетельствует о том, что со блюдение прав человека, следование норме закона и соблюдение прав пациента для основной массы граждан является одним и тем же. Од нако при сравнении ответов на вопрос, знают ли респонденты, кто за щищает их права, и на вопрос, кому они доверят защищать свои пра ва, выяснилось, что общественные организации набрали большее ко личество ответов во втором вопросе, чем в первом. При этом ответ «я сам разберусь» и «никто не защищает права пациента» следует при знать выражением одной и той же позиции. В этой позиции выражает ся, скорее, не ответственность пациентов за себя, не готовность ак тивно участвовать в защите своих прав, а нигилизм и разочарование в существующей системе. Остается только радоваться, что таких отве тов немного.

Наибольшая степень доверия у пациентов – к администрациям ЛПУ. Видимо, это первый социальный субъект, который доступен для пациента, практически, в любое время и который имеет возможность вмешаться в процесс медицинского обслуживания и принять немед ленные меры. Однако, это только тогда, когда конфликт возникает на уровне «пациент – медицинский персонал». Если конфликт возник в системе «пациент – администрация ЛПУ», то разрешать его должны другие субъекты.

В отношении доверия к общественным организациям распреде ление ответов представляет интерес, скорее, в перспективном плане.

Дело в том, что, как мы показали выше, многие респонденты узнали о том, что их права могут быть защищены общественными организа циями, только из нашего опроса. Поэтому их реакция, в известной степени, относится к экспектациям. Для разработки практических ре комендаций имеет смысл обратить на это внимание, поскольку повы шение роли общественных организаций в защите прав пациентов – первостепенная задача реформирования здравоохранения. Именно общественные организации осуществляют гуманитарную экспертизу государственных проектов в сфере здравоохранения, поэтому распре деление ролей между ними весьма существенно. А оно, в свою оче редь, связано с экспектациями пациентов.

Опрос показал, что большое доверие вызывают общества по за щите прав потребителей, что не удивительно, поскольку наши рес понденты уже показали тенденцию отождествления прав пациента и прав человека. А, во-вторых, общества по охране прав потребителей достаточно хорошо известны. По крайней мере, лучше, чем профес сиональные медицинские ассоциации, не говоря уже о третейских су дах, которые существуют пока лишь в единичных экспериментальных вариантах.

По данным опроса и интервью, в ходе которого выяснялись не которые содержательные моменты представлений пациентов об их правах, можно сделать следующий вывод:

1. Пациенты хорошо информированы о том, что они обладают определенными правами, но плохо информированы о том, какими именно.

2. Граждане неправомерно относят правоохранительные орга ны к структурам, чьей функцией является защита их прав как пациен тов.

3. Общественные организации, движения, комитеты и т.п.

значительно хуже известны пациентам, нуждающимся в защите своих прав, чем структуры государственные. Однако, доверие и к тем, и к другим, невысоко.

4. В обществе очень мало людей, которые осознают свои со циальную роль как пациентов и могут активно выступить в защиту своих прав. Ярко выражены патерналистские настроения, а также от ношение к вопросу о правах пациента, которое можно назвать «сми рением».

5. Пациенты готовы поддержать такие структуры как этиче ские комитеты, третейские суды и общественные движения по защите прав пациентов, если у них будет достаточная информация по поводу деятельности этих образований, и если таковые будут созданы повсе местно.

В заключении отметим, что принцип справедливости в защите прав пациента реализуется не как принцип групповой деятельности, когда данная функция приписана специально организованным соци альным субъектам, а как принцип деятельности индивидуальной – ко гда каждый человек несет ответственность за свое здоровье.

С. В. СМИРНОВ помощник Директора Московского Бюро ЮНЕСКО по социальным и гуманитарным наукам, кандидат экономических наук ВСЕОБЩАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ О БИОЭТИКЕ И ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА В октябре этого года на Генеральной конференции ЮНЕСКО была принята Всеобщая декларация о биоэтике и правах человека, сфера применения которой как нормативного документа впервые на глобальном уровне увязывает этические вопросы, касающиеся меди цины, наук о жизни и использования технологий применительно к че ловеку с учетом их социальных, правовых и экологических аспектов.

ЮНЕСКО занимается биоэтикой постольку, поскольку в рамках своего международного мандата помимо образования, науки и куль туры в область компетенции организации входят социальные и гума нитарные вопросы, такие как права человека, этика науки, гуманитар ная безопасность, социальные преобразования. В рамках своей про граммы «Этика науки и технологий» ЮНЕСКО осуществляет под держку информационно-образовательной деятельности, научных ис следований, институционального развития с особым акцентом на био этике.

Стратегические цели, принятые ЮНЕСКО на период с 2002 по 2007 гг. включают содействие распространению принципов и норм, повышению гуманитарной безопасности, укрепление научно технического и человеческого потенциала. С 2002 г. биоэтика стала одним из ключевых приоритетов организации.

Деятельность трех консультативных органов ЮНЕСКО – Меж дународного комитета по биоэтике, Межправительственного комитета по биоэтике и Всемирной комиссии по этике научных знаний и техно логий направлена на оказание содействия в области нормотворчества, развития потенциала и повышения информированности среди обще ства. Межучрежденческий комитет ООН по биоэтике выступает в ка честве платформы, обеспечивающей координацию деятельности и программ ООН в области биоэтики.

Всеобщая декларация предлагается в качестве одного из инст рументов для совершенствования законодательства и политики и ори ентирована на следующие целевые группы: во-первых, на реципиен тов мер и решений – это отдельные граждане, семьи, сообщества;

во вторых, на тех, кто принимает решения и осуществляет деятельность, подпадающие под компетенцию биоэтики, будь то отдельные лица, профессиональные группы, общественные и частные организации и правительства. Таким образом, данный документ отражает подход в том, что биоэтика не должна оставаться областью вовлечения одних только экспертов, но призвана стать предметом общественного вни мания и общепринятым элементом социальных отношений.

ЮНЕСКО стала заниматься разработкой новой декларации по ряду причин. Во-первых, этические вопросы стали все больше обост ряться ввиду их непосредственного соотнесения с интересами граж дан и пациентов и тесной связью с проблемами защиты прав человека;

во-вторых, этические вопросы тесно связаны с культурными и фило софскими и прочими гуманитарными основами существования обще ства, что определяет ведущую роль ЮНЕСКО. И, в-третьих, за по следние годы ЮНЕСКО подтвердила свою нормотворческую роль и опыт в области биоэтики, в частности был внесен вклад в разработку фундаментальных принципов биоэтики посредством Всеобщей декла рации о геноме и правах человека 1997 г. и Международной деклара ции о генетических данных человека 2003 г.

В последние годы в рамках своей программы в области биоэти ки ЮНЕСКО осуществляет следующие виды деятельности: доступ к информации и интеллектуальный обмен, развитие образовательных программ и подходов, укрепление потенциала национальных органов, занимающихся этической проблематикой, в частности в России созда ется при Российский национальный комитет по биоэтике, выполнение этических норм, направленных на защиту прав человека в области биомедицины.

В этой связи перед декларацией была поставлена тройственная задача: 1. служить руководством для правительств;

2. обеспечивать рамочные принципы для использования в повседневной жизни;

3. со действовать общественному диалогу. В настоящее время сохраняет актуальность вопрос развития механизмов реализации принципов биоэтики. Очевидно, что в зависимости от национальной специфики приоритеты для приложения норм биоэтики будут различаться. Будь то проблемы сохранения генофонда, доступа к лечению ВИЧ инфицированных, тестирования лекарственных препаратов и т.п. Эти вызовы требуют приложения совместных усилий государства, науки и общества, а также международного содействия. Межсекторное парт нерство здесь является устойчивым механизмом реализации политики и мониторинга выполнения этических и правовых норм.

Будь содержательные рамки декларации слишком общими, она была бы менее полезна с точки зрения приложения к конкретным слу чаям, но с другой стороны, будь она слишком детализирована, это стало бы причиной ее быстрого устаревания ввиду новых достижений в науке и технике. Важнейшим положением декларации является за крепление связей между областями компетенции биоэтики и универ сальными принципами прав человека, уважения человеческого досто инства и основных свобод. Таким образом, биоэтика находит отраже ние не только в медицинской практике, но и в совершенствовании на ционального и международного законодательства.

В основе декларации лежат семь аспектов: 1. формулирование универсальных принципов и условий их реализации;

2. уважение че ловеческого достоинства и защита прав и свобод;

3. признание дости жений науки;

4. содействие общественному диалогу;

5. признание значимости биоразнообразия;

6. защита интересов настоящего и бу дущего поколений.

Большие ожидания возлагаются на комитеты по этике в плане расширения их мандата, охватывающего не только медицинские ас пекты, но и этические стороны науки и техники в целом. Декларация призвана способствовать усилению роли этических комитетов, их ак тивизации в принятии решений. В ней подчеркивается, что государст вам следует поощрять создание таких комитетов. Таким образом, не зависимые комитеты по этике призваны внести вклад в реализацию принципов, в частности посредством: 1. оценки этических, правовых, научных и др. проблем, 2. консультирования по этическим проблемам в клинической медицине;

3. оценки научно-технического прогресса, выработки рекомендаций, содействия подготовке руководящих прин ципов по вопросам, относящимся к сфере применения настоящей дек ларации;

4. просветительской деятельности в области биоэтики.

Достижения социальной справедливости в той или иной сфере, в частности, в здравоохранении, будут зависеть от вовлечения в обще ственный диалог различных сторон и степенью доведения тех или иных норм до прикладного применения. Поэтому биоэтика должна становиться не только сферой узкого вовлечения ученых и экспертов, но достоянием и инструментом широкой общественности, поэтому сейчас важно говорить и о популярной биоэтике. Принципиальную роль в этом должны сыграть институты гражданского общества и ме ханизмы межсекторного партнерства, например, между комитетами по этике и сообществами пациентов.

Б. Г. ЮДИН член-корреспондент РАН, заведующий отделом комплексных проблем изучения человека Института философии РАН СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ КАК ПРОБЛЕМА БИОЭТИКИ Постановка проблемы социальной справедливости в контексте биоэтики и прав человека, видимо, требует некоторых пояснений. В этой связи имеет смысл обсудить два вопроса. Во-первых, почему те матика социальной справедливости в здравоохранении обсуждается за пределами медицинской профессии? Ведь биоэтика, как известно – это междисциплинарная область, в рамках которой взаимодействуют философы, богословы, юристы, социологи, биологи и, конечно же, медики. Но не станет ли такое междисциплинарное обсуждение про блем социальной справедливости в здравоохранении некомпетентным вторжением дилетантов, которые по определению ничего не смыслят в организации здравоохранения, а стало быть, будут только чинить помехи специалистам?

Во-вторых, какой смысл в подключении к таким темам, как со циальная справедливость и биоэтика, еще и тематики прав человека?

Здесь следует заметить, что в последнее время эта проблематика в нашей стране часто оказывается не очень, если можно так выразиться, популярной. К тому же и воспринимается она односторонне, как от носящаяся только к политическим правам, таким, как свобода слова, свобода совести, право на проведение митингов и демонстраций и т.п.

В этой связи хотелось бы, нисколько не умаляя значимости всех пере численных прав, отметить тем не менее, что не одними ими жив чело век. Действительно, есть еще и права социально-экономического ха Работа выполнена при поддержке РФФИ, грант №№ 06-06-80309-а рактера, такие, как право на труд, на достойное вознаграждение за не го, право на образование и т.п. И есть, далее, права, которые можно было бы назвать витальными. К ним можно отнести право на жизнь, право на здоровье (или, как часто предпочитают говорить, на охрану здоровья), право человека на сохранение собственной целостности, право на обеспечение собственного достоинства и др. Думается, без должного обеспечения этих последних две первые группы прав по просту не смогут быть востребованными.

Попытаемся теперь ответить на эти вопросы. Начнем с того, что проблемы справедливого доступа к медицинской помощи, как и ко всему комплексу услуг, связанных с обеспечением здоровья, - это та кие проблемы, которые касаются далеко не только медиков, но всех и каждого из жителей России. Поэтому представляется вполне умест ным, чтобы при их обсуждении был представлен и голос тех, на кого направлены все уже предпринятые, предпринимаемые и планируемые преобразования в этой сфере.

В этой связи необходимо сказать о двух взаимосвязанных об стоятельствах. Первое. У нас нет надлежащего информирования:

граждане России не получают сколько-нибудь достоверной информа ции о том, какие шаги в отношении реформирования здравоохранения готовятся и предпринимаются. Второе. Представляется необходимым, чтобы граждане не только владели информацией, но и принимали уча стие в формировании политики в области здравоохранения.

Разговор о политике в области здравоохранения может пока заться неуместным – многие из нас привыкли к тому, что политика – это то, чем занимаются государственные мужи. А между тем реально, независимо от того, насколько мы это осознаем, такая политика суще ствует, и это – непреложный факт. Но, к сожалению, мнения и пред ставления россиян о том, как они воспринимают политику государст ва в области здравоохранения, что считают важным и первостепен ным, что считают справедливым, а что – несправедливым в нынешних институтах охраны здоровья, систематически не выявляются. Те, кто реально определяют эту политику, даже не задумываются о том, что бы всерьез изучать эти мнения и представления и использовать их в качестве ориентира для своей деятельности.

У нас принято считать, что россияне в своей массе за последние годы стали аполитичными. С этим можно было бы согласиться, если понимать под вовлеченностью населения в политику только лишь ин терес к программам и действиям политических партий, процент уча ствующих в выборах и т.п. Однако этим политическая жизнь общест ва никоим образом не ограничивается. В жизни общества происходит немало такого, что вызывают у граждан неподдельный интерес, и бы ло бы естественно именно эти, действительно интересующие россиян процессы и явления рассматривать как наиболее значимые с полити ческой точки зрения.

В качестве примера достаточно напомнить события, имевшие место в начале 2005 г., когда вступил в действие пресловутый 122-ой закон. Как оказалось, не только рядовые граждане, но и многие из тех, кому непосредственно надлежало реализовывать этот закон, не были должным образом проинформированы и подготовлены к новшествам.

Бурная реакция россиян, в некоторых случаях, возможно, даже и чрезмерная, продемонстрировала не только то, что их мнения и пред ставления могут воплощаться в формах весьма серьезных протестов, но и то, что стремление власти облагодетельствовать их через их го лову далеко не всегда воспринимается с энтузиазмом. Следует, конечно, иметь в виду, что проблемы выявления и уче та мнений и представлений россиян, обеспечения подлинного, а не декоративного участия их в выработке политики в области здраво охранения (как, впрочем, и в других социально значимых областях, например, в образовании), далеко не тривиальны. Ведь представления граждан о том, что в существующей системе оказания медицинской помощи справедливо, а что – несправедливо, как и о том, что и как в ней необходимо менять, будут, естественно, варьировать в широчай шем диапазоне. Само выявление этого диапазона, не говоря уже о по следующем его упорядочении, а также об организации широкой об щественной дискуссии, необходимой для поиска приемлемых реше ний – всё это очень непростые процедуры, методологическое обеспе чение которых еще предстоит разработать. Тем не менее, только та ким путем можно прийти к выработке такой политики здравоохране ния, которую граждане сочтут справедливой.

В этой связи следует напомнить, что понятие справедливости является одним из ключевых в этике. А следовательно, и биоэтику имеет смысл рассматривать и использовать в качестве одной из та Сходные формы протестного поведения демонстрирует сегодня французская молодежь: и в этом случае власти оказались неспособны обеспечить участие сту дентов в выработке политических решений, самым серьезным образом затраги вающих их интересы.

ких площадок, на которых могут конструироваться и отрабаты ваться формы участия гражданского общества в разработке и реа лизации политики в области здравоохранения.

Социальная справедливость в обеспечении здоровья граждан является для современной биоэтики одной из наиболее оживленно об суждаемых тем. Это нашло свое отражение и в процессе разработки, и в самом тексте той Всеобщей декларации ЮНЕСКО о биоэтике и пра вах человека, обсуждению которой посвящена наша конференция.

Вообще говоря, Декларация ЮНЕСКО – далеко не первый междуна родный документ, в котором излагаются принципы и нормы биоэтики.

По сравнению со всеми предыдущими он, однако, обладает рядом но вых черт и специфических особенностей. Эти особенности в значи тельной мере обусловлены тем, что этот документ разрабатывался са мым широким кругом экспертов, представляющих все регионы плане ты, если угодно – все мировое сообщество. В значительно большей мере, чем в других существующих международных документах по биоэтике, в Декларации ЮНЕСКО представлены проблематика и ин тересы развивающихся стран. Как выяснилось, сейчас происходит сдвиг интересов в области биоэтики. Этот сдвиг связан с тем, что биоэтическая проблематика привлекает все большее внимание тех, кто живет в странах третьего мира. Соответственно происходит опре деленная смена акцентов в том, что касается интерпретации основных положений биоэтики.

Например, прежде принцип социальной справедливости, будучи одним из ведущих в биоэтике, занимал все-таки подчиненное место по отношению к другим ее принципам. В свете происходящих сегодня изменений, однако, вопросы социальной справедливости в том, что касается здоровья человека, доступности медицинской помощи, каче ства оказываемой медицинской помощи, выходят на первый план. В значительной мере эти сдвиги связаны с тем, что в определении пове стки дня мировой биоэтики все более артикулированным становится голос развивающихся стран.

Но, более того, проблемы социальной справедливости переме щаются в фокус интересов и тех специалистов по биоэтике, которые представляют развитые страны, и мировой биоэтики в целом. Так, те ма 6-ого Всемирного конгресса по биоэтике в Бразилии (2002 г.) была обозначена как «Власть и несправедливость». В 2004 г. 7-ой Конгресс проходил в Австралии, в Сиднее, и на нем в центре внимания были проблемы социальной справедливости применительно к коренным народам. В августе 2006 г. в Пекине будет проходить 8-ой Всемирный конгресс по биоэтике, его тема – «Справедливое и здоровое общест во».

Весьма широкой областью дискуссий при этом становится обеспечение справедливого доступа к новейшим биомедицинским технологиям. Многие их них открывают колоссальные возможности в том, что касается восстановления и укрепления здоровья, однако рас пределение этих возможностей очень часто оказывается далеко не справедливым. Особую тревогу вызывает то обстоятельство, что не только не сокращается, но, напротив, быстро растет разрыв между те ми, кто имеет возможности доступа к этим новейшим достижениям, и основной массой населения. Он начинает принимать угрожающие размеры, и это осознается мировым сообществом как одна из ключе вых проблем. В этой связи говорят о соотношении 90:10. Имеется в виду то, что 90 % средств, которые тратятся сегодня в мире на биоме дицинские исследования, направляется на создание средств борьбы с теми заболеваниями, от которых страдает 10 % мирового населения. И только 10 % средств, расходуемых на эти исследования, идет на те за болевания, которым подвержены 90 % жителей планеты!

Возвращаясь теперь к ситуации в нашей стране, то хотелось бы отметить, что постепенно усиливается понимание того, что охрана здоровья должна стать подлинным приоритетом и для общества, и для государства. При этом, однако, обнаруживается довольно странный – при всей его привычности – феномен. Мы все время слышим о том, что самый выгодный способ вложения денег – это инвестиции в чело века, которые несут благо и человеку, и обществу. Однако тогда, ко гда формируются бюджеты всех уровней, оказывается, что все так или иначе касающееся здоровья человека попадает в графу убытков.


А между тем сегодня в России уже существует немало высоко технологичных предприятий, руководство которых понимает, что са мый ценный их капитал – это те высококвалифицированные кадры, которые прошли достаточно длительную и серьезную подготовку, и работают на этом предприятии. Таким образом, здоровье этих людей становится одной из важных составляющих того капитала, которым располагает предприятие. Поэтому такие предприятия разрабатывают и реализуют специальные программы сохранения и укрепления здо ровья своих работников.

Наконец, большой проблемой остается отношение граждан к своему здоровью. До сих пор у россиян сохраняются патерналистские установки: многие из нас привыкли перекладывать заботу о собствен ном здоровье на государство. При этом, однако, само государство склонно во все большей мере перекладывать ответственность за здо ровье на самих граждан. Тем не менее, как показывают в том числе и исследования, проводимые нами ранее в Институте человека РАН, а теперь – в рамках Отдела комплексных проблем изучения человека Института философии РАН, отношение россиян к своему здоровью начинает меняться. Все чаще они начинают сознавать его как цен ность. Это - факт существенный и обнадеживающий.

Хотелось бы надеяться на то, что российские специалисты в об ласти биоэтики будут более основательно заниматься проблемами со циальной справедливости. Как известно, в биоэтике наработаны очень важные механизмы, которые вполне заслуживают применения в са мых разных областях жизни общества. Это - механизм информиро ванного согласия и механизм этической экспертизы, которые обеспе чивают участие непрофессионалов, если угодно – потребителей того, что дает нам медицина, в принятии решений, касающихся нашего здоровья.

R. TER MEULEN профессор Университета Бристоля (Великобритания) СИСТЕМА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ В НИДЕРЛАНДАХ Если говорить о биоэтике как термине, то я бы хотел сказать, что в настоящее время он используется в очень широкой коннотации.

Именно поэтому я бы не стал в моем выступлении это слово заменять другим.

Я согласен, что, если мы используем слово «медицина», то луч ше говорить только о «куративной медицине», но я полагаю, что так же не стоит забывать и о реабилитации и социальном долгосрочном уходе за лицами преклонного возраста. Это очень важная часть систем здравоохранения. Поэтому я бы рекомендовал вам принимать также независимых экспертов на должности в систему домашнего ухода за пожилыми людьми, поскольку это будет очень важно в будущем, без условно, когда общество станет более индивидуализированным, а се мья будет не в состоянии обеспечить полагающегося ухода.

У меня есть два опасения: среди них я бы выделил социальный уход, а также вопрос дискриминации. Если вы думаете о здоровье как о социальной ценности, побуждая к индивидуальному ответственному отношению, то надо понимать, что не каждый в состоянии заботиться о своем здоровье. Мы могли бы решить проблему дискриминации лю дей, которые не в состоянии держать себя в руках и могут попасть в алкогольную или табачную зависимость, но это происходит потому, что им очень сложно контролировать свою жизнь. Я считаю, что должна быть поддержка людей, а не только их дискриминация из-за образа жизни.

Второй вопрос заключается в том, что я не понимаю ту роль и функцию этических комитетов во второй секции в обеспечении воз можности равного доступа к медицинской помощи и защиты прав па циентов. Я думаю, что комитеты по этике никогда не играли такой роли. Самые ужасные примеры происходят в США, где принимаются дискриминирующие законы. Я не доволен комитетами по этике, кото рые должны обеспечивать свободный доступ к медицинской помощи.

Мне кажется, что это ответственность государства – гарантировать доступ и ответственность медучреждений, докторов – а не комитетов.

Я бы хотел кратко рассказать о голландской системе здраво охранения. Я – голландский профессор и с недавнего времени препо даю в Университете Бристоля. Но я могу сказать пару слов об этиче ских принципах здравоохранения в Нидерландах. (Например, принци пы солидарности и равноправия.) В то же время я хочу затронуть и проблемы, возникающие в нашей системе. Я говорю «нашей», т.к. до сих пор считаю себя гражданином Голландии.

Что поразило меня сегодня утром, это то, о чем заявил Прези дент В.В. Путин. Он сказал, что только 10% населения России полу чают полноценное медицинское обслуживание. Поэтому понятно, что в России существует разрыв между состоятельными гражданами и те ми, кто не столь хорошо обеспечен. Я хотел бы подчеркнуть, что си туация, когда люди получают более качественные услуги только по тому, что у них больше денег, также непременно станет проблемой систем здравоохранения на Западе. Там существуют медицинские со глашения о системе здравоохранения и также много проблем как с доступом к медицинским услугам, так и с их качеством. (О чем и бы ло сказано сегодня утром.) Примером может послужить Великобрита ния.

Наиболее острая и важная проблема – которую В. Путин не за тронул – это проблема долгосрочного ухода, т.е. предоставление ус луг людям с умственными и физическими недостатками. Я заметил, что большинство дискуссий сегодня ведутся о куративной медицине, которая, конечно, очень важна, но я полагаю, что долгосрочный уход – это очень сложная проблема, т.к. происходит старение населения.

В своем докладе я кратко коснусь принципов и проблем нашей голландской системы здравоохранения.

Первый принцип – это Конституция Голландии и ее первая ста тья, которая гласит, что «все, кто находятся в Нидерландах, получат одинаковый объем медицинской помощи при одних и тех же обстоя тельствах». Это принцип равноправия. Каждый должен иметь одина ковое для всех право на доступ к медицинским услугам.

Статья 22: «Правительство будет принимать меры для подержа ния здравоохранения». Но это право ограничено наличием ресурсов.

Мы не можем предоставить все виды услуг каждому, поэтому мы вы нуждены определять, что будет входить в основной пакет услуг, что мы будем предоставлять каждому и к чему каждый будет иметь дос туп.

Принцип солидарности означает, что отдельный индивидуум вносит какой-то вклад в финансирование системы здравоохранения для того, чтобы гарантировать равную возможность доступа для каж дого голландского гражданина. Солидарность подразумевает, что вы отдаете часть вашего дохода для того, чтобы помочь другим людям, а те, кто имеет больше финансовых средств, платят за тех, у кого их меньше.

Другой принцип, который я бы хотел упомянуть, это то, что я называю «гуманитарной солидарностью». Она означает ответствен ность и опеку над теми, кто уязвим и не способен заботиться о себе сами (слабоумные, умственно неполноценные, пациенты психиатри ческих клиник).

Т.к. продолжительность жизни становится все больше и больше в западных странах – я заметил, что в России все совсем наоборот – у нас все больше людей 65-летнего и 80-летнего возраста и шансы того, что количество слабоумных среди престарелых будет расти, очень ве лики. Согласно прогнозу, в Голландии число пациентов, страдающих слабоумием, будет быстро увеличиваться в ближайшие десятилетия, поэтому нам необходимо строить около шести приютов в год, чтобы о них заботиться. Я думаю, что старческое слабоумие – очень большая проблема для западных стран, особенно для таких, как Голландия и Великобритания. Там существует недостаток услуг медицинской по мощи для незащищенных слоев населения. А принцип гуманитарной солидарности подразумевает, что общество должно заботиться о них в связи с их неспособностью делать это самими. Нам необходимо как можно больше вовлекать гражданское общество в обеспечение ухода внутри семьи.

У нас существует медицинское страхование: государственное и частное.

Смысл первого заключается в том, что люди отдают часть своих доходов в больничный фонд и на покрытие расходов на особые меди цинские услуги, которые им предоставляются при продолжительном лечении. Уход на дому, услуги, предоставляемые пациентам психиат рических клиник, сумасшедшим, финансируются из фонда общего страхования, в который каждый обязан вносить свой вклад.

Частное страхование подразумевает, что если у вас достаточно большие доходы, то у вас есть возможность застраховаться частным образом и не платить в больничный фонд. А кто-то получает дополни тельный частный пакет услуг, но платит и в больничный фонд.

Но ситуация изменится в январе 2006 г. Через пару недель у нас будет введено обязательное медицинское страхование для каждого гражданина Голландии. Т.е. каждый будет обязательно застрахован государством и будет платить взнос.

У нас существуют частные дополнительные пакеты услуг, кото рые не входят в основной или лучше по качеству.

Все же у нас есть страхование на случай неожиданных меди цинских издержек старого типа, которое предусмотрено для каждого гражданина и предполагает долгосрочное лечение в доме престаре лых, психиатрической клинике или учреждении для умственно непол ноценных.

Интересно проследить, как в область здравоохранения включа ются рыночные силы. Существуют большие проблемы в обеспечении медицинскими услугами. Им я и уделю свое внимание. Мы очень сильно погружены в систему здравоохранения. Мы очень много пла нируем и работаем как формальные центры в государствах восточной Европы. Роль государства здесь также чрезмерна, а планирования слишком много. Государство должно несколько отойти в сторону и дать возможность развиваться частному сектору здравоохранения. Го сударство контролирует качество, доступ к медицинским услугам, деятельность страховых компаний, госпитали. Учреждения, предос тавляющие медицинские услуги, должны конкурировать между собой на рынке и удовлетворять потребности пациентов. Т.е. государство уходит из этого сектора, но продолжает контролировать качество и доступность. Американский экономист Энфовен назвал это «управ ляемой конкуренцией».


Это идея должна решить следующие проблемы системы здраво охранения:

старение населения (больше 65- и 80-летних) – дороговизна медицинских технологий, в частности, диагно – стики и лечения пациент становится все требовательнее и может сказать:

– «Это лечение доступно и я хочу его получить, в противном случае я подам на вас в суд». Я слышал, что подобная ситуация развивается сейчас в Волгограде, где пациенты начали судебную тяжбу с лечащи ми врачами. Таким образом, по всему миру люди все чаще предъяв ляют права на предоставление необходимых им услуг.

С другой стороны, возникает все больше потребности в – дорогостоящем лечении, поэтому государство последние десятилетия устанавливает определенные лимиты. Т.е. это проблема недостатка ресурсов.

Отсюда возникают следующие последствия:

наличие очереди на получение длительного лечения – нормирование помощи: более четкие указания на специфиче – ские услуги временные ресурсы при длительном лечении – это очень – экономично при определенных обстоятельствах, т.к. тогда каждый пациент получает несколько препаратов.

В 1991 году у нас была собрана Согласительная комиссия по здравоохранению, которая разработала модель расстановки приорите тов в медицине. Проблема нехватки ресурсов может быть решена пу тем введения нормирования услуг. Т.е. можно сказать, что эта особая услуга и оплачивается за счет собственных ресурсов. Около 14 лет на зад был хороший доклад о том, как правительство Голландии не при няло программу приоритетов, чего так и не произошло. На самом де ле, основной пакет услуг был сокращен. Раньше было предусмотрено больше дополнительных услуг для тех, кто мог себе их позволить.

Следовательно, было больше частных финансовых совместных пла тежей и снижение уровня солидарности. Это означает, что обеспечен ные люди могли покупать услуги более высокого качества, которые не входят в перечень основных.

Что нас ждет в ближайшее время:

разница между объемом затраченных средств и ожидаемыми – результатами (качество/доступ к лечению). Люди просто больше не верят в то, что государство организует эффективную систему здраво охранения и что они смогут получить услуги, за которые они платят страховые взносы.

решение проблемы нехватки ресурсов частным образом – сокращение поддержки равнодоступного лечения – уменьшение уровня солидарности с теми, кто ведет нездоро – вый образ жизни (курение, алкоголизм и т.д.). Существует мнение, что они должны платить больше, чем те, кто поддерживает свое здо ровье.

Мы видим, что ситуация такова, что ресурсов все меньше, а лю ди интересуются тем, что получают и сколько они за это платят. Они финансируют систему здравоохранения, платят из собственного кар мана, но не отказываются от этого – если они боятся какой-то услуги, то они ее не покупают.

Даже министр здравоохранения сказал: «Пациенту необходимо ужесточить индивидуальную ответственность за свое здоровье, т.к.

свыше четверти всех проблем со здоровьем начинаются из-за непра вильного образа жизни».

Эта цифра спорна, но я процитировал это высказывание, т.к. оно подтверждает, что отношение к потребительству в здравоохранении становится все более критично. Если у вас потребительское здраво охранение, то вы должны быть уверены в том, как вы используете этот механизм, в частности, там, где люди не согласны с лечением.

Люди должны вести не только здоровый образ жизни, но и проявлять заботу о лечении и приходить к докторам, когда им это необходимо.

Критикуют как идею о значимости образа жизни, так и принцип солидарности. Перед нами встает вопрос. У нас долгое время была одноуровневая система, когда каждый мог получить одинаковый па кет услуг и платил налоги в зависимости от своего дохода и риска развития заболеваний. Т.е. каждый вносил свой вклад в один фонд.

Например, в Канаде уже давно существует одноуровневая, а не двух уровневая система. Это значит, что вы не можете купить дополни тельные услуги за свой счет или за счет страхования.

Но сейчас очевидно, что обеспеченные ведут свою политику в системе. Предположим, что 10% россиян – состоятельные люди, ко торые покупают медицинский услуги. В Голландии также определен ный процент населения могут позволить себе более качественное ле чение. В западных странах, в частности в США, существует большая разница между людьми, у кого есть страховка и доступ к здравоохра нению и теми, кто не может себе ее позволить. Заметим, что 35 мил лионов американцев из 250 миллионов не имеют медицинской стра ховки. Разрыв между доходами самых обеспеченных и самых бедных слоев населения США – очень либерально-индивидуализированной страны, где нет солидарности – еще более широк. Сейчас мы наблю даем, что такая же ситуация начинает развиваться и в странах запад ной Европы. Те, у кого достаточно денег, говорят, что они не доверя ют государству и хотят иметь право самим распоряжаться средствами в системе здравоохранения, приобретая услуги за свой счет. Так что в этом плохого? Дело в том, что неправильно иметь двухуровневую систему – обычное лечение для каждого и более качественное для тех, кто себе это может позволить.

Одноуровневая система также рассчитана на то, что услуги вы бирает пациент. При ней также велик риск черного рынка и корруп ции. При одноуровневой системе – например, в восточной Европе – существовал черный рынок услуг, а где-то он до сих пор есть. Напри мер, в Греции нелегальный рынок услуг развивается, и я думаю, что это неверное направление.

Т.е. двухуровневая система лучше, но опасение вызывает то, что при ней гарантировано только получение только определенного паке та услуг. Вот цитата заявления 20-летней давности: «При условии, что общество получает адекватный пакет медицинских услуг, равнодос тупный для всех людей, те, кто покупают услуги, которые не преду смотрены перечнем этого пакета, не нарушают каких-либо этических принципов». (Президентская комиссия США, 1983 г.) Если у вас есть возможность получить определенный набор услуг, который этически адекватен, и каждый имеет к нему доступ, то не нужно переживать, если кто-то покупает услуги. И это большая проблема грядущих деся тилетий – большая разница между двумя уровнями.

Основной вопрос, конечно, «что должен включать в себя основ ной пакет услуг и что должен получать каждый член общества?»

Моя позиция такова, что отправной точкой принципа гумани тарной солидарности является желание защищать тех, чье существо вание находится под угрозой обстоятельств, которые им не подкон трольны, и кто не может заботиться о себе. Сумасшедшие, умственно неполноценные, пациенты психиатрических клиник нуждаются в на шей защите. Забота о них должна быть прерогативой гражданского общества и правительств стран. Опека над малоимущими и незащи щенными слоями населения лежит в основе всего принципа солидар ности в гуманитарном его понимании. И затем мы уже делаем новые шаги в расстановке приоритетов на основе клинического и социально го критерия. Например, в американском штате Орегон существует практика вовлечения людей в установление приоритетов в здраво охранении.

А пакет основных услуг должен быть равнодоступным для каж дого без каких-либо финансовых барьеров.

Таким образом, то, о чем я вам говорил, свидетельствует о том, что западной части Европы – не только Нидерландам, но и таким странам как Германия, Англия, Бельгия – грозят множество проблем с качеством и доступом к здравоохранению, которое финансируется на селением (налоги в Великобритании, страхование в Нидерландах). Но проблемы в системах здравоохранения там есть и поэтому их нельзя назвать лучшими в мире.

Перед нами стоит проблема того, что более богатые имеют воз можность получать более качественные услуги. И ситуация будет только ухудшаться в ближайшие десятилетия, т.к. все больше населе ния стареет и нуждается в услугах. Я надеюсь, что вы cумеете сохра нить принцип солидарности в вашей системе.

МЕЖСЕКТОРОЕ ПАРНЕРСТВО В ОБЕСПЕЧЕ НИИ СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ В ЗДРАВО ОХРАНЕНИИ А. Я. АЗАРОВ директор Московской школы прав человека, кандидат философских наук РАЗВИТИЕ ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ В РОССИИ КАК УСЛОВИЕ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПОВ СОЦИ АЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ Я хотел бы обратить внимание на один аспект, который вытека ет из плана по реализации Всеобщей декларации о биоэтике и правах человека. Эта позиция касается информированности общественности о своих правах и умении их защищать. Население знает, что имеет права, но имеет о них слабое представление.

В 1996 г. РФ вступила в Совет Европы, ратифицировала Евро пейскую конвенцию о защите основных прав и свобод человека, при знала юрисдикцию Европейского суда по правам человека. После это го у лиц, находящихся под юрисдикцией РФ, появилась возможность жаловаться на свое государство в Европейский суд. За время с 1996 г.

туда поступило более 20 тыс. жалоб. Только 1 % из них имеет судеб ную перспективу (по данным уполномоченного по правам человека в Суде от России Павла Лаптева). Это говорит о том, что наши сограж дане плохо знают свои права и то, как их защищать. Это говорит и о некомпетентности наших юристов и адвокатов.

Думаю, возможно под эгидой бюро ЮНЕСКО или в наших ре комендациях предусмотреть более детально положения, связанные с информированностью, просвещением населения в области своих прав, и касательно нашей темы, прав пациентов на медицинское обслужи вание, тех гарантий, которые государство обеспечивает, но которые не выполняются. Мне думается, что если люди будут лучше знать и спрашивать с государства за те обязательства, которые есть в норма тивных актах, наверное те прецеденты, которые будут создаваться, и которые должны быть освещены СМИ, помогут реализации того принципа справедливости, о котором мы говорим, и на котором бази руется Всеобщая декларация.

Л. Н. ВИНОГРАДОВА (Российский исследовательский центр по правам человека) НЕПРАВИТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВОЗАЩИТНОЕ ДВИ ЖЕНИЕ И ОРГАНЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ Как представитель гражданского общества, точнее, представи тель неправительственного правозащитного движения России, я хоте ла бы познакомить присутствующих с реальной ситуацией в отноше нии возможностей сотрудничества с органами государственной вла сти в области охраны здоровья населения и обеспечения социальной справедливости.

Правозащитное движение страны с конца 1980-х годов прошло го столетия сделало большой шаг в своем развитии. Из отдельных плохо организованных и примитивно работающих организаций, зани мающихся разнообразной помощью населению, включая распростра нение получаемой из-за рубежа гуманитарной помощи, оно преврати лось в сеть разнообразных эффективно работающих неправительст венных организаций, которые стараются координировать свою дея тельность и решать общие задачи по утверждению идей демократии, прав человека и социальной справедливости.

Одной из первых программ координации правозащитной дея тельности стал созданный в 1992 году союз общественных объедине ний «Российский исследовательский центр по правам человека». Се годня он включает в себя 10 правозащитных организаций, каждая из которых работает по своим проектам, помогая различным категориям граждан. Кроме того, у Центра есть общие программы, которые вы полняются несколькими или всеми его членами. В состав Центра вхо дят такие известные и эффективно работающие правозащитные орга низации, как Московская Хельсинкская группа, Союз комитетов сол датских матерей России, Общественный центр содействия реформе уголовного правосудия, Организация «Право ребенка», Независимая психиатрическая ассоциация России и т.д.

Важным направлением работы Центра, которое объединяет всех его членов, является контроль над соблюдением прав человека в за крытых учреждениях России, в том числе, психиатрических больни цах. В 2003 году Московская Хельсинкская группа совместно с Неза висимой Психиатрической Ассоциацией России организовали прове дение мониторинга 93 психиатрических стационаров в 61 регионе Российской Федерации. Мониторинг проводили представители регио нальных правозащитных организаций, которые предварительно про шли обучение на специальном семинаре, где помимо подробной про работки инструментария по проведению мониторинга был проведен тренинг поведения в психиатрических стационарах и общения с ад министраторами, врачами и пациентами.

Разрешение Министерства здравоохранения Российской Феде рации, необходимое для проведения мониторинга, было получено, но в каждом субъекте федерации, участвующем в мониторинге, правоза щитникам пришлось добиваться согласия местных органов управле ния здравоохранением. В некоторых случаях (например, в Москов ской области) правозащитникам предложили исследовать не те боль ницы, которые они хотели, в других - правозащитников во время про ведения мониторинга сопровождали представители администрации или местных органов здравоохранения.

По результатам мониторинга был составлен объемный доклад, состоящий из описания инструментария, результатов и рекомендаций по улучшению ситуации. Он был издан отдельной книгой на русском и английском языках вместе с серией проблемных статей и распро странен по заинтересованным органам и учреждениям.

Каковы же были отклики на этот доклад? Его очень высоко оценили зарубежные коллеги, как врачи-психиатры, так и правоза щитники. Он вызвал огромный интерес у представителей Всемирной психиатрической ассоциации, которые считали, что этот опыт необ ходимо распространять. Докладом с удовольствием пользуются пред ставители СМИ, особенно когда нужно показать бедственное положе ние российской психиатрии. Но он не вызвал никакого интереса у ру ководителей органов здравоохранения, т. е. как раз у той аудитории, на которую был в первую очередь рассчитан. Ведь мониторинг прово дился не для того, чтобы в очередной раз зафиксировать, что треть российских психиатрических больниц находится в непригодном со стоянии, современными лекарствами могут пользоваться не более 10% пациентов, во многих отделениях пациенты имеют не более 3 кв.

м на человека и 1 туалет приходится на 30-50 человек. Все это руко водству российской психиатрии и так известно. Цель мониторинга была в том, чтобы предложить властям вместе поискать выход из сложившейся ситуации, продемонстрировав свою компетентность в данной области. Но этого не случилось. Ни одной ссылки, ни одного приглашения на обсуждение программ по реформированию россий ской психиатрии, которые обсуждались как раз в это время.

В середине 90-х годов на одной из конференций, посвященных взаимодействию неправительственных организаций с органами госу дарственной власти, прозвучала такая фраза: «Не всякий чиновник хочет слушать, но и не всякий правозащитник умеет говорить». За по следнее время правозащитники говорить научились. Появилось мно го организаций, которые эффективно работают и вполне могут высту пать экспертами в своей области. Их приглашают на зарубежные кон ференции, к их мнению прислушиваются различные международные организации. Но они по-прежнему не приняты в российских органах государственной власти, которые явно не готовы слушать, сотрудни чать, приглашать к обсуждению программ по обеспечению граждан медицинской помощью и к их реализации.

Гражданское общество в России достаточно активно, но непра вительственные организации пока не смогли добиться равноправного партнерства в процессе взаимодействия с государственными структу рами. Российские власти неизменно игнорируют гражданские органи зации, предпочитая диалогу с неудобным партнером псевдосотрудни чество с созданными ими же «общественными» организациями, кото рые действуют по принципу «чего изволите?».

Большую роль в налаживании конструктивного диалога между неправительственными организациями и государственными органами здравоохранения может сыграть деятельность международных орга низаций и, в частности, проведение таких конференций, как эта. На ши зарубежные коллеги должны демонстрировать свой интерес и уважение к деятельности неправительственных организаций, доби ваться участия представителей неправительственных организаций во встречах с руководителями здравоохранения, в комиссиях по разра ботке программ, в проведении мониторингов. Без давления извне (по стоянного международного прессинга) российским неправительст венным организациям придется еще очень долго отстаивать свое пра во на участие в реформах в области здравоохранения, разработке и реализации программ по обеспечению социальной справедливости и принципов биоэтики в области здравоохранения.

Н. КАЦАП руководитель программы информационного партнерства общественной организации «Трансатлантические партнеры против СПИДа»

РОССИЙСКОЕ «МЕДИА-ПАРНЕРСТВО» ПРОТИВ ВИЧ СПИДА Текущая ситуация с организацией и осуществлением реального межсекторного партнерства за последние 10 лет складывается для нас гораздо более благополучно в немалой степени за счет усилий граж данского общества.

Я представляю организацию «Трансатлантические партнеры про тив СПИДа», в т. ч. «Медиа-партнерство». Последняя представляет собой структуру, которую можно назвать межсекторной. Костяк ее составляют более 40 ведущих медиакомпаний России, деятельность всего механизма координируют «Трансатлантические партнеры». Мы привлекаем международные фонды как для привлечения экспертной поддержки, так и для инвестиций, и тесно сотрудничаем с российским частным сектором, с общественными организациями, в частности с сообществом людей, живущих с ВИЧ, а также с госструктурами как на уровне законодательной власти, так и на уровне министерств и да же начинаем активно пытаться работать с Правительством.

Целью программы российского «Медиа-партнерства» является мо билизация коммуникационных возможностей как медиа-компаний, так и производителей потребительской продукции в рамках единой комплексной образовательной инициативы в сфере ВИЧ-СПИДа. Эти мероприятия проводятся: во-первых, с тем, чтобы создать платформу для обсуждения этой тематики на общественном и политическом уровнях;

во-вторых, повысить информированность населения о самой проблеме профилактики и лечения ВИЧ;

в-третьих, снизить уровень превратного восприятия этой проблемы, которое приводит к дискри минации и нарушению прав особо уязвимых групп;

в-четвертых, соз дать социальную атмосферу, в которой обсуждение данной тематики было бы более результативно.

Хочу подчеркнуть, что решение подобной проблемы должно быть комплексным. «Медиа-партнерство» состоит из следующих бло ков:

информационная компания по всем возможным 1.

носителям (телевидение, радио, пресса, Интернет, наружная реклама, потребительские продукты);

тесная и тщательная работа с журналистами, тренинги 2.

по освещению данной тематики, программы, поддерживающие посто янные проекты, которые освещают различные аспекты этой тематики, опять же в различных форматах;

интеграция темы в редакционные форматы, т. е.

3.

работа с продюсерами и редакторами в развлекательных, аналитиче ских, информационных форматах ТВ и радио, для того чтобы сделать эту тему широко обсуждаемой. Нам надо научиться жить в мире, в ко тором существует проблема ВИЧ;

создание информационных ресурсов, с четким 4.

прояснением прав на профилактику, диагностику и лечение, которые есть у каждого из нас, это привлечение общественных деятелей с тем, чтобы дестигматизировать эту тему.

Проект реализуется в течение года, и за это время он показал возможность объединения конкурирующих медиа-компаний, которые работают в единой комплексной инициативе с некоммерческими ор ганизациями, государственными организациями и частным сектором.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.