авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ

РАЗВИТИЯ ГОСУДАРСТВА И ОБЩЕСТВА

В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Материалы

международной научно-практической

конференции

27-28 июня 2012 г.

г. Харьков, Украина

ИФИ

Харьков - 2012

"Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации"

Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина УДК 316.4+321+324 ББК 60.5+66 С71 Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации: Материалы международной научно-практической конференции «Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации» (27-28 июня 2012 г., Харьков, Украина). – Х.: ИФИ, 2012. – 160 с.

В данном издании представлены материалы международной научно практической конференции, посвященной проблемам социально-гуманитарных знаний.

Сборник содержит тезисы докладов участников конференции – известных ученых и исследователей-новичков, аспирантов и соискателей, студентов и практикующих специалистов. Эти публикации создают широкий спектр доктринальных, прикладных и практических аспектов современной социально гуманитарной действительности.

Сфера социально-гуманитарного знания занимает значимое место в системе наук, ибо интегрирует в себе богатство методологических подходов, принципов и концептуальных установок, направленных на осмысление социального бытия.

Социально-гуманитарные науки в настоящее время развиваются в условиях отсутствия единой, общепризнанной парадигмы. Как известно, эта сфера освободилась от диктата исторического материализма, и как следствие возникла необходимость переосмысления теоретико-методологических основ гуманитарного познания. Для решения этой задачи необходимы целостное понимание исследователем истории становления социально-гуманитарных наук и анализ ключевых методологических подходов, концептуальных точек их «сопряжения».

Полное или частичное воспроизведение или размножение, каким бы то ни было способом материалов, опубликованных в настоящем издании, допускается только с письменного разрешения авторов.

© Авторы статей, © Институт фундаментальных исследований, ISBN 966-644-745- "Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина СОДЕРЖАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ Логинов А.В.

ЦИКЛ «СОЗИДАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ИДЕЙ»: ОПРЕДЕЛЕНИЕ СОДЕРЖАТЕЛЬНОГО ПОТЕНЦИАЛА Наконечний М.В.

КОНЦЕПЦІЇ НОВОГО СВІТОВОГО ПОРЯДКУ У КОНТЕКСТІ СУЧАСНИХ ГЛОБАЛІЗАЦІЙНИХ ТРАНСФОРМАЦІЙ Гильманова И.Р., Ураев Р.Р.

ДЕМОКРАТИЯ В РОССИИ: ПРОБЛЕМЫ СТАНОВЛЕНИЯ Новгородова А.И.

РОЛЬ ИНФОРМАЦИИ В ГОСУДАРСТВЕ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Полякова Ю.Н.

ИМИТАЦИОННАЯ МОДЕЛЬ ПОЛИТИКИ:

ШТРИХИ К ПОСТРОЕНИЮ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО КОНСТРУКТА НА ПРИМЕРЕ РОССИЙСКОГО ОПЫТА Царевский А.Н.

СРЕДСТВА И МЕТОДЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ РЕЛИГИОЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ НА ПРОЦЕСС РАЗРАБОТКИ И ПРИНЯТИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ ОРГАНАМИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ США ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ Бахтуридзе З.З.

ГРУЗИЯ-РОССИЯ: НОВЫЕ ВЫЗОВЫ БЕЗОПАСНОСТИ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ Эрназаров Д.З.

СТРАТЕГИЯ УЗБЕКИСТАНА И РОССИИ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ БЕЗОПАСНОСТИ И СТАБИЛЬНОСТИ В АФГАНИСТАНЕ Клевакина Е.В.

ОРГАНИЗАЦИЯ ДОГОВОРА КОЛЛЕКТИВНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В ГЛОБАЛИЗИРУЮЩЕМСЯ МИРЕ Джанталеева М.Ш.

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ТРАНСГРАНИЧНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН "Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина Фомин А.А.

АМЕРИКАНО-КИТАЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ СФЕРЕ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ Кот Р.Ю.

АРМІЯ МАХДІ ЯК ФАКТОР НАЛАГОДЖЕННЯ ІРАНО-ІРАКСЬКИХ ВІДНОСИН СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ И ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ Ласточкина М.А.

РОССИЯ И УКРАИНА ПЕРЕД ВЫЗОВАМИ МОДЕРНИЗАЦИИ Максимова С.Г., Омельченко Д.А., Гончарова Н.П.

ОБРАЗ «ДРУГОГО» В МНОГОНАЦИОНАЛЬНОМ ГОСУДАРСТВЕ: АНАЛИЗ ВОСПРИЯТИЯ СОЦИАЛЬНЫХ РОЛЕЙ ЭТНОФОРОВ В КОНТЕКСТЕ ИЗУЧЕНИЯ НАЦИОНАЛИЗМА Морев М.В., Попова В.И.

КРИЗИС ИНСТИТУТОВ СОЦИАЛИЗАЦИИ КАК ФАКТОР СОЦИАЛЬНОГО ОТЧУЖДЕНИЯ МОЛОДЕЖИ Калачикова О.Н.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИНФОРМАЦИОННЫХ СПОСОБОВ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА РЕПРОДУКТИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ Дементьева И.Н.

ПРОТЕСТНЫЕ НАСТРОЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ РЕГИОНА В УСЛОВИЯХ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НЕУСТОЙЧИВОСТИ Кожина Т.П.

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАСТРОЕНИЯ МОЛОДЁЖИ:

РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ Микишанов А.Л.

ОЦЕНКА НАСЕЛЕНИЕМ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ СОЦИАЛЬНО ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИТОГОВ 2011 ГОДА И ПЕРСПЕКТИВ 2012 ГОДА Міхно Н.К.

ОСОБЛИВОСТІ ОРГАНІЗАЦІЇ ПРОСТОРУ СУЧАСНОЇ УКРАЇНИ:

ДОСВІД РЕГІОНАЛЬНОГО ВИЗНАЧЕННЯ СОЦИОЛОГИЯ И СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА Максимова С.Г., Авдеева Г.С., Ноянзина О.Е.

ПРОБЛЕМЫ МЕЖПОКОЛЕННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В УСЛОВИЯХ "Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина СТАРЕЮЩЕГО ОБЩЕСТВА (ПО МАТЕРИАЛАМ РОССИЙСКОГО МЕЖРЕГИОНАЛЬНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ) Брянцева Е.А.

ПРОДУКТИВНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЛИЧНОСТИ ВО ВТОРОЙ ГРУППЕ ДЕТЕЙ РАННЕГО ВОЗРАСТА:

МЕТОДИКА СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО НАБЛЮДЕНИЯ Шумилова И.А.

СОЦИОЛОГИЯ И СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ Иванова М. Е., Султан-Галиева М.Ш.





РАЗРАБОТКА ИДЕОЛОГИИ КОРПОРАТИВНОГО МУЗЕЯ ОРГАНИЗАЦИЙ ТЭК КАК СРЕДСТВА СВЯЗЕЙ С ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ Логвинова А.Е., Кузьменков В.А.

ИНТЕРНЕТ-ЗАВИСИМОСТЬ – ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА Креймер Е. І.

ІНТЕРНЕТ ЯК ЗАСІБ СОЦІАЛЬНОЇ КОМУНІКАЦІЇ Денисова А.Ю.

ПІАР-ТЕХНОЛОГІЇ В УКРАЇНСЬКІЙ ПОЛІТИЧНІЙ ДІЙСНОСТІ, ЯК ЗАСІБ МАНІПУЛЯЦІЇ СВІДОМІСТЮ ВОПРОСЫ ФИЛОСОФИИ И РЕЛИГИОВЕДЕНИЯ Трофимова З.П.

ПРОБЛЕМЫ ГУМАНИЗМА И ЧЕЛОВЕКА В ТВОРЧЕСТВЕ К. ЛАМОНТА Турсунова Р.Ю.

ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ИССЛЕДОВАНИЯ ДУХОВНОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ ОБЩЕСТВА Фархитдинова О.М.

СТРАТЕГИИ РЕЛИГИОЗНОГО ДИАЛОГА Сисенбаева М.А.

К ВОПРОСУ О КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ В СОВРЕМЕННОМ ОТЕЧЕСТВЕННОМ НАУЧНОМ ДИСКУРСЕ Сташина-Неймет М.В.

СЬОМИЙ ВСЕЛЕНСЬКИЙ СОБОР КРІЗЬ ПРИЗМУ ІКОНІЧНОСТІ (ЗА ПРАЦЯМИ «ІКОНА ТА ІКОНІЧНІСТЬ» В. ЛЄПАХІНА ТА «НАРИС ІСТОРІЇ ВСЕЛЕНСЬКИХ СОБОРІВ» Я. ТУРКАЛА) "Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ Логинов А.В., кандидат политических наук, доцент МГУ им. Н. П. Огарва, Саранск, Россия ЦИКЛ «СОЗИДАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ИДЕЙ»:

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СОДЕРЖАТЕЛЬНОГО ПОТЕНЦИАЛА В настоящее время в науке имеют место отдельные подходы к рассмотрению проблемы развития различных типов систем. Анализ данной проблематики ведется с глубокой древности до наших дней [1]. Несмотря на многочисленные исследования различных аспектов системного развития можно констатировать, что данная проблема по-прежнему остается мало изученной.

В современной науке можно выделить два полюса теоретизирования по проблемам закономерностей функционирования и развития социально политической системы. Один из них связан с представлением о линейном характере общественного развития (история предстает как некоторое магистральное направление общественного прогресса), другой – с представлением о нелинейности, цикличности, волновом характере развития общества.

С позиций циклически-волнового подхода политический цикл определяет ресурсные, организационные и иные возможности политической системы на определенном этапе. Основываясь на данном тезисе можно предположить, что материальная и духовная составляющие политики соответствуют циклу развития политической системы, на котором она в данный момент находится.

Отсюда можно констатировать, что на любом этапе развития основные направления политики имеют свои ресурсы и ограничения, которые определяются внутренней логикой текущего цикла.

В. И. Пантин полагает, что представление о волновом движении сложных социальных систем не отрицает, а предполагает свободу и разнообразие деятельности людей, хотя степень этой свободы и этого разнообразия различна в различных точках и фазах развития [2, с. 35].

У правящей элиты всегда есть потенциальная возможность, используя циклические закономерности, понизить степень кризисности развития политической системы. Суть свободы выбора – это выбор наиболее эффективного пути развития. Эта проблема в широком аспекте связана с тем, насколько грамотно используется ведущий принцип конкретного цикла, природные законы.

Данная системная закономерность в силу ее универсальности применима и к политической системе. Характер дальнейшего политического развития на каждом цикле зависит не только от фактора предрешенности политического процесса, но и от того, как правящей элитой используется ведущий принцип Статья опубликована при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (Проект № 12-03-00211а «Политическая циклистика и систематика:

проблемы методологии и практического применения»).

"Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина цикла (во благо или во вред обществу). Иными словами, правящая элита должна грамотно использовать природные законы, а не придумывать свои. Она должна грамотно подстроиться под природную ситуацию, а не генерировать свою.

Для системного понимания политического процесса необходимо учитывать внутреннюю логику циклического развития политической системы.

Отталкиваясь от основных положений концепции «пяти движений», а также от ряда поздних (в том числе современных) аналогов этой теории [3], нами была разработана циклическая модель, состоящая из пяти политических циклов, которые последовательно проходит любая политическая система: 1) рождение (созидание новых идей);

2) рост (распространений идей);

3) зрелость (реализация созревшей государственной идеи и стабилизация);

4) подведение итогов (систематизация);

5) переход (накопление ресурсов и новый кризис).

Схему циклического развития политической системы условно можно разделить на две относительно равные половины, или сектора (см. рис.):

Зрелость Сектор I Сектор II (стабилизация) Дифференциация Консолидация (индивидуализация, (интеграция, централизация, унификация) децентрализация) Рост Подведение итогов (распространение (систематизация) идей) Рождение Переход (созидание (хаос) новых идей) Рис. Схема циклического развития политической системы Предложенная выше схематическая конструкция исходит из диаметральной противоположности процессов развития политической системы в рамках начальных циклов (рождение и рост) и завершающих циклов (систематизация и переход). При этом поворотной (переходной) точкой служит цикл стабилизации.

На основе системного рассмотрения многочисленных процессов в рамках описанной нами циклической конструкции мы пришли к выводу, что в процессе развития системы происходит чередование процессов дифференциации и консолидации, и наиболее четко эти процессы отслеживаются в рамках двух начальных и завершающих циклов.

Следует отметить, что предложенная нами конструкция (см. рис.) вполне соответствует модели волнового развития. Как было отмечено выше, одна из таких концепций – это концепция повышательных и понижательных волн Н. Д.

Кондратьева.

"Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина Так, повышательная волна кондратьевского цикла в рамках предложенной нами модели соответствует сектору дифференциации. Если исходить из образных аналогий, то повышательную волну системы можно сравнить со «вдохом», когда происходит забор энергии. Вдох – это накопление сил, принятие энергии, расширение.

Многообразные процессы, характерные для сектора дифференциации, соответствуют внутренней логике этого образа: обновление системы новыми идеями;

вовлечение в мировое сообщество новых регионов, связанные с этим географические и другие открытия во многих сферах;

процессы децентрализации и первоначального накопления капитала и другие подобные процессы. Если исходить из предложенной нами циклической конструкции, сектор дифференциации (см. рис.) включает в себя стадию рождения политической системы нового типа (или цикл созидания политических идей) и сопутствующие этому процессы обновления институтов власти, активного политического лидерства, реализации возможностей для политического, экономического, культурного и социального разнообразия, а также сопровождающие эти процессы локальные конфликты;

стадию роста и распространения идей и сопутствующие этой стадии процессы информационного обновления, развития идеологии, предложенной лидером, экономической экспансии, космополитизма и др.

Понижательная волна кондратьевского цикла соответствует сектору консолидации. Если исходить из образных аналогий, то понижательную волну системы можно сравнить с «выдохом», или периодом отдачи энергии, сужения, использования ранее накопленного потенциала с целью получения системного результата. Многообразные процессы, характерные для консолидации, соответствуют внутренней логике этого образа: замедление инновационного обновления;

эксплуатация ранее разведанных ресурсов;

постепенное исчерпание системой внутренних возможностей для дальнейшего развития;

процессы централизации и другие подобные процессы. Сектор консолидации (см. рис.) включает в себя стадию систематизации и сопутствующие ей процессы автоматизации действующих механизмов, более ярко выраженного сплочения во всех сферах (унификации, монополизации), резкого уменьшения разнообразия жизненных укладов, глобализации, к концу цикла снижения управляемости в силу повышения кризисности развития во всех сферах;

стадию перехода и сопутствующие этой стадии процессы: при грамотном использовании правящей элитой внутренних ресурсов предыдущих циклов происходит максимальное накопление ресурсов и их использование для развития новой системы (богатое социальное государство);

при нарушении циклических принципов старая политическая система уходит в прошлое, активно разрушаясь.

Цикл стабилизации, как было отмечено выше, находится посередине, образуя поворотную точку между дифференциацией (повышательна волна) и консолидацией (понижательная волна). Внутренняя логика этого цикла тесно связана с процессом системного «переваривания», усвоением нового, реализацией сгенерированных на предыдущей стадии идей.

Используя данную методологическую конструкцию, обратимся к исследованию содержательного потенциала цикла созидания новых "Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина политических идей. Основываясь на примерной временной периодизации политических циклов позднесоветской и постсоветской России, рассматриваемый цикл в большей мере соответствовал логике политических реформ в период с августа 1991 г. по декабрь 1993 г.

Цикл созидания новых политических идей – это период, когда формируются максимально динамичные, экстенсивные, расширяющиеся пространства, для которых характерна открытость, агрессивность, экспансивность, постоянно меняющиеся границы. Эти пространства одновременно предоставляют веер возможностей. Такие пространства – это череда быстро меняющихся образов и лидеров, воспроизводящих эти образы.

На этой стадии появляется несколько политических лидеров, но на начальном этапе они не заявляют о своих лидерских амбициях;

их текущая деятельность подчинена стихийным закономерностям, но они всегда имеют ту или иную связь с народом и потому пользуются его поддержкой. Они стремятся зарекомендовать себя, реализовать свой творческий потенциал невзирая на средства и используя любые возможности. У них много идей, которые они черпают в народной среде. Лидер этого цикла развития в своей содержательной основе противостоит старым лидерам, которые уже утратили духовную связь с народом. Это духовно яркие и контрастные на фоне старой элиты политические лидеры. Лидеров, как правило, несколько, поэтому происходит некая конкуренция идей, их смешение.

Со временем генерация идей для лидеров приобретает вторичный характер. Они лишь служат главной цели – цели привлечения к себе внимания со стороны широких слоев общества и желанию выделиться среди других лидеров, стать более заметной и статусной политической фигурой на их фоне. Нередко так ведут себя относительно молодые популистские режимы. Главное место среди ценностей, объединяющих элиту и составляющих цель ее жизнедеятельности, занимает стремление удержать свое положение над обществом как можно дольше. Как пишет Ж. Т. Тощенко, «создается впечатление, что идет заказная целенаправленная пропаганда тех групп и тех людей, которые обладают властью или капиталом (или тем и другим вместе) и которые хотят, чтобы их облик выглядел в общественном мнении более привлекательным, чем просто политика или бизнесмена» [4, с. 123]. Власть выборных кандидатов определяется успешностью их борьбы за голоса избирателей. Цель кандидатов – любой ценой приобрести власть и удержать ее.

Причем каждый из них не считается ни с чем. По законам жестокой конкуренции, которым подчиняются все индивиды, каждый стремится доказать свое превосходство перед другими.

Стремление начинающих реформаторов выделиться во чтобы то ни стало в этот период превалирует над идеологией грамотного прагматичного расчета. В такой системе происходит регулярная генерация новых политических идей, основная масса которых так и не реализуется на практике. Это является наиболее слабым местом в политике молодых реформаторов. В силу слабости (внутрисистемной рыхлости) популистского режима генерация идей политическими лидерами, как правило, не носит самостоятельного характера.

Происходит создание новых партий, которые генерируют новые идеи. На "Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина данном цикле уже в общих чертах обозначилась идейная направленность политического развития. Как отмечает И. Пригожин, «после того как некоторое хаотическое состояние сменяется упорядоченным, хаоса уже просто нет и никогда не было. Социальный выбор уже совершен, и все, что ему сопутствовало, просто исчезает. Остается «скачок», мгновенная, – а значит, не нуждающаяся в специальном анализе, перестройка элементов социальной системы» [5, с. 80].

Если лидеры слабые и не самостоятельные, то, как правило, находятся политические акторы, которые оказывают доминирующее влияние на неокрепший режим. И. Валлерстайн отмечает, что «в теории все государства независимы, но сильным государствам намного проще вмешиваться во внутренние дела слабых, а вовсе не наоборот, и все хорошо об этом знают.

Сильные государства оказывают давление на слабых и не позволяют им закрывать границы на пути продвижения факторов производства, выгодных фирмам сильных государств. Отношения строятся таким образом, что слабые государства не могут рассчитывать на взаимность в ответ… Сильные государства могут позволить себе привести к власти в слабых государствах приемлемых для них людей, которые позже вместе с ними будут давить слабые государства и добиваться, чтобы те придерживались политического курса, удобного сильным государствам. …Сильные государства заставляют слабые всюду следовать за собой и на международной арене, в международных организациях и договорах. И если сильные государства могут купить себе у слабых удобных политических лидеров, то слабые государства покупают себе защиту сильных, обеспечивая им свободное движение капитала» [6, с. 141].

Ведущие циклические тренды в определенной мере определяют логику реформ и находят свое проявление в многообразных направлениях государственной политики.

Так, например, социальная политика государства на этом этапе развития следует общей логике периода. Как правило, она носит очень хаотичный идейно ориентированный характер. Как и во всей политике, в социальной распространены популистские методы (экономически неоправданные социальные вливания и пр.). Лидерами даются многочисленные обещания, которые либо не выполняются, либо выполняются, но не в полном объеме.

Ресурсы выделяются только тем слоям населения, которые оказывают поддержку конкретному лидеру. Социальная политика на этом этапе имеет несистемный характер, поскольку любые мероприятия режима в социальной сфере преследуют единственную цель – повысить авторитет популистского лидера в обществе и позволить ему выделиться из среды других лидеров.

Необходимость социальной политики определяется кратковременными, конъюнктурными целями. Государство формирует среднесрочные и долгосрочные планы, принимает социальные программы, но все они носят преимущественно популистский характер, поскольку не только материально не обеспечены, но и фактически отсутствуют механизмы их реализации. На практике налицо краткосрочная ориентированность социальных проектов, очень часто воздействие на проблемы и кризисы в социальной сфере происходит в режиме «пожарного реагирования».

"Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина Если лидеры слабые и несамостоятельные, то идейное наполнение социальных реформ происходит за счет всевозможных идейных заимствований из стабильных социальных систем и экономик, которые выступают в качестве референтных для экономики популистского режима. Освоение социальных заимствований, не имеющих прочной исторической и ментальной основы, осуществляется в режиме политических имитаций.

Основываясь на гипотезе, что у любого цикла развития политической системы имеются свои ресурсы и ограничения, мы попытаемся их рассмотреть на примере социальной политики государства.

Ресурсы на данном этапе – это яркие лидеры и связанные с ними огромные личностные вложения, политические идеи: новые (зачастую привнесенные извне) и старые (традиционные).

Ограничения – кратковременность и высокая конъюнктурность политических целей;

недостаток материальных активов у государства для реализации новых идей, отсутствие минимально достаточной для их реализации политической стабильности и, как следствие, отсутствие у режима стратегического видения социальных перспектив;

ярко выраженный субъективизм процесса реформирования.

Такое общество очень бурно развивается, растет и частично реализуется творческий потенциал его членов, хозяйственные инициативы населения. В процессе реализации творческих потенций происходит и неизбежное социальное расслоение, которое пока все же не достигает экстремально высоких величин. В ходе политической модернизации ситуацию в социальной сфере зачастую осложняет кризис идентичности, который представляет собой разложение социально значимых идентификационных моделей традиционного типа (действуют механизмы социальной аномии и фрустрации, хорошо описанные в рамках теории кризиса). Параллельно разнообразию идей возрастает и разнообразие жизненных укладов. Политико-территориальное устройство в этот период нередко полицентрично, в нем преобладают центробежные тенденции. В обществе появляются преуспевающие люди, которые быстро занимают более высокие статусные позиции в социальной иерархии.

Постепенно складывается некое подобие социального контракта между властью и обществом. Социальный контракт более определенно формализует сложившуюся политическую практику, способы политического поведения власти и общества в рамках содержательной основы конкретного цикла развития. Поэтому модель социального контракта для каждого этапа (цикла) развития своя. Эта модель в большей степени отражает ведущий принцип соответствующего политического цикла.

Модель социального контракта на этом цикле развития, как правило, индивидуализирована, когда конкретный лидер апеллирует к обществу в надежде повысить свой авторитет. Отсюда следует, что ресурсы гарантированы только тем, кто окажет потенциальную поддержку конкретному лидеру.

Если лидер сильный и самостоятельный (например, духовный лидер), то ему оказывается более сильная и органичная поддержка со стороны общества.

Если лидер слабый и несамостоятельный, то ему оказывается более низкая общественная поддержка. В последнем случае при переходе системы на "Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина следующий цикл неизбежен силовой конфликт национального лидера с другими лидерами, претендующими на высокий статус, и поддержка его статуса со стороны внешних сил.

Литература 1. Логинов А. В., Магдеев А. М. Концепция цикличности в истории политической мысли / А. В. Логинов, А. М. Магдеев // European Social Science Journal. – 2011. – № 6. – С. 252-260.

2. Пантин В. И. Волны и циклы социального развития: Цивилизационная динамика и процессы модернизации / В. И. Пантин. – М.: Наука, 2004. – 246 с.

3. Логинов А. В. Концепция цикличности в политической мысли Древнего Китая / А. В. Логинов // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2012. № 5 (19): в 2-х чч. Ч. II. – С. 100-106.

4. Тощенко Ж. Т. Элита? Кланы? Касты? Клики? Как назвать тех, кто правит нами? / Ж. Т. Тощенко // Социс. – 1999. – № 11. – С. 123-133.

5. Цит. по: Бляхер Л. Е. Нестабильные социальные состояния / Л. Е. Бляхер. – М.: РОССПЭН, 2005. – 208 с.

6. Валлерстайн И. Миросистемный анализ: Введение. / И. Валлерстайн. – М.:

Территория будущего, 2006. – 248 с.

Наконечний М.В., магістр політології, Київ, Україна КОНЦЕПЦІЇ НОВОГО СВІТОВОГО ПОРЯДКУ У КОНТЕКСТІ СУЧАСНИХ ГЛОБАЛІЗАЦІЙНИХ ТРАНСФОРМАЦІЙ Кінець двадцятого та початок двадцять першого століття ознаменований посиленням глобалізаційних процесів, що зумовило зміну «звичного» для нас світу та, як наслідок, появу значної кількості нових елементів, і навіть цілих сегментів, у багатьох сферах життя людства, які потребують свого пізнання та осмислення.

Йдеться, перш за все, про проблеми глобального характеру, що стосуються намагань розвинених і потужних держав впливати на політику менш розвинених та менш потужних й маніпулювати нею задля досягнення домінантної чи монопольної позиції у сфері використання ресурсного потенціалу останніх. По-друге, це стремління до перерозподілу сталого пост воєнного світу, що притаманне, зокрема, «країнам третього світу» та територіальним одиницям у складі певних держав, які прагнуть до набуття незалежності, що реалізується, здебільшого, за рахунок ескалації різноманітних геополітичних конфліктів.

Важливе значення для стану сучасного постіндустріального світу мають такі реалії як: „змішування народів за рахунок великої активності міграційних процесів;

часткова, або ж повна асиміляція певних національностей;

радикальність ідеологічних засад певних теократичних держав чи окремих територіальних одиниць, що прагнуть до здобуття незалежності;

численні загрози глобального характеру, що існують у сучасному світі: транснаціональні "Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина небезпеки, глобальні епідемії (або так звані пандемії), глобальна організована злочинність, культурна та інтелектуальна деградація, а також загроза з боку ядерного тероризму.

Всі вищезгадані проблеми не можуть бути вирішеними жодною з націй держав поодинці, бо, так чи інакше, пов’язані з інтересами багатьох інших держав світу. Їх результативне дослідження потребує, як максимального охоплення всіх існуючих аспектів сучасної світової архітектоніки, так і формування якісно нового підходу до самих проблем, що виникли, через пошук нових підходів до їх осмислення та цілковитого переосмислення цілих сегментів набутого людством досвіду. Саме тому виникає необхідність у активному пошуку нових форм світового устрою, що відповідали би, за своєю ефективністю та можливістю протидії, усім сучасним загрозам.

Одним з важливих моментів, який суттєво впливає на проблему і потребує свого осмислення, є, власне, особливий стан сучасного світу. На даний момент, наш світ вже знаходиться у специфічній «фазі» свого розвитку – фазі трансформації, яка, до того ж, позначена впливом глобалізації і, таким чином, відбувається «одночасно й усюди», або ж тяжіє до цього. Ще однією важливою особливістю такої трансформації є значна, та постійно зростаюча, динаміка перебігу різноманітних процесів і змін, які відбуваються на усіх рівнях «світової системи» та у багатьох сферах життя суспільства. Проте, до особливостей такої трансформації можна віднести не лише масштабність та високу інтенсивність, але й, і це вкрай важливо, здатність до перетворення сукупності змін малого, локального, масштабу у зміни масштабу глобального. Сама ж ця «сукупність змін» утворюється відносно швидко, що є наслідком, вже згаданої, значної динаміки перебігу процесів. Результатами таких глобалізаційних трансформацій, у потенціалі, можуть стати всезагальні та всеохоплюючі, вкрай динамічні у своєму перебігу, зміни у масштабах планети, що, зрештою, призведе до актуалізації цілих пластів нових, не типових, проблем, успішне вирішення яких, вимагатиме суттєвої реконфігурації існуючої світової системи та розробки відповідної нової версії світового порядку.

Виходячи з цього, можна зробити доволі невтішний висновок – наявний світовий порядок, як варіант організації світоустрою та як існуюча нині, вкрай недосконала, версія «глобальної світової архітектури», починає стрімко втрачати свою актуальність та адекватність тим викликам та вимогам, що постають перед ним дедалі частіше. Саме це й зумовлює необхідність запровадження суттєвих та своєчасних змін, а також актуалізує необхідність пошуку і конструювання відповідної версії нового світового устрою або ж – нового світового порядку.

Досліджуючи дане питання, варто зауважити, що, на даний момент, ні у світовій, ні у вітчизняній науці не існує загальноприйнятого, повноцінного та однозначного визначення поняття «новий світовий порядок». Значною мірою, це зумовлено специфікою смислового поля, у межах якого відбувається формування даного поняття, оскільки воно поєднує у собі велику кількість різносторонніх точок зору, протиріч та підходів до тлумачення сутності та особливостей нового світового порядку. В свою чергу, це значно ускладнює процес формування єдиного підходу до цієї проблематики, як, власне, і єдиного поняття нового світового порядку. Таким чином, різноманітні науковці "Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина визначають поняття нового світового порядку по-різному, ґрунтуючись на тих чи інших його особливостях, або характеристиках.

Опираючись на думку К. Ясперса, світовим порядком є прийнятий усіма устрій, що виник внаслідок відмови кожного з суб’єктів міжнародних відносин від абсолютного суверенітету.

Автор зазначає, що прийдешнє століття є «століттям світової єдності» й позначене багатьма нетиповими особливостями, що є, водночас, підґрунтям для змін та формотворчим фактором, що визначатиме особливості нового світового порядку. Так, зокрема, всі процеси, що розгортатимуться у межах нового століття, тяжітимуть до перетворення у внутрішні, по своїй суті, у силу відсутності «зовнішнього ворога», який був би представлений ворожими варварськими народами чи загрозою зовнішньої інтервенції, що, в свою чергу, зумовить пріоритетність внутрішньої політики над зовнішньою. Новому світовому порядку буде властива світова єдність, формування якої відбуватиметься градуйовано, по багатьом ступеням та рівням свободи і тому він не може конструюватися у якості певного завершеного цілого. Саме поєднання різних рівнів та спільної цілі, на думку автора, й зумовить об’єднання окремих суверенітетів у єдиний всезагальний суверенітет.

Значний вплив на необхідність формування нового світового порядку справило явище нівелювання людського буття у його первинно індивідуалізованому вимірі, що, також, є однією з його особливостей. Ясперс вважає, що воно зумовлене посиленням «тісноти» міжлюдської комунікації через перетворення світового суспільства на єдиний великий «мурашник», який, згодом, може бути змінено згідно з логікою еволюції суспільства. Зрештою, відбуватиметься побудова нового правового устрою та нового типу суспільства, що ґрунтуватиметься на всезагальній комунікації та прийнятті рішень у якості умови і наслідку свободи.

Також автор зазначає, що світовий порядок охоплює як культурні принципи, тобто ті ігрові правила, відповідно до яких діють різноманітні організації та інститути на міжнародній арені, так і соціально-психологічні принципи, або так званий «ментальний порядок», які регулюють поведінку людей, міжособистісні стосунки та інтеграцію індивідів(цінності, норми, традиції та ін.) Апелюючи до цього, він зауважує, що створення нового світового порядку передбачає урахування ще двох його особливостей, які реалізуються через: пошук нових норм політичної діяльності, зокрема це: перегляд традиційних норм міжнародного права, створення нової системи міжнародних відносин;

виникнення та утвердження нової системи цінностей – «еластичних ментальних структур», – яка б забезпечила діалог і можливість «жити разом та знаходити спільну мову» враховуючи всі наявні розбіжності та розходження [1, с. 90-118].

В свою чергу О. Тоффлер серед змін, що стали поштовхом до формування нового світового порядку, виділяє наступні:

По-перше, це розпад «монолітного радянського блоку», що зіграло важливу роль призвівши до зміщення, централізованої у Москві, «значної влади»

в країни Східної Європи та внесло суттєві корекції у баланс світових сил;

По-друге, це розділення країн «третього світу» на декілька типів, що "Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина зумовило втрату цим поняття свого попереднього сенсу. Те, що раніше називали «третім світом», сьогодні включає в себе аграрні суспільства (африканські країни та частина країн Латинської Америки);

індустріальні країни «другої хвилі» (Бразилія, Китай, Індія);

та країни «третьої хвилі», що вже пройшли стадію індустріалізації й розвивають технології (Сінгапур, Південна Корея, Тайвань або так звані «азійські тигри»);

По-третє, це поява сильних, стосовно США, конкурентів у особі Японії та Європи, що об’єднується. Що, на думку Тоффлера, призвело до неможливості описання сучасного світу за допомогою понять «Захід», «Схід» та «третій світ», а отже – потребує нового підходу до свого осмислення.

Ще одним важливим моментом, з його точки зору, є ситуація, коли існуючі міжнародні законодавства та збудовані за принципом вертикальної ієрархічної структури міжнародні організації не є більше адекватними новій світовій реальності і потребують свого реконфігурування, що й зумовлює необхідність у новій (горизонтальній) структурі взаємозв’язків та побудові відповідних наднаціональних формувань [2, с. 70-94].

Що ж до Ж. Бодуена, то він до факторів, які зумовлюють необхідність створення нового світового порядку, відносить два наступних елементи: розпад радянсько-американського кондомініуму та поява, так званого, регіонального імперіалізму, які, у своєму поєднанні, спричинили виникнення трьох наступних:

1) занепад «Американської імперії» у контексті поступової втрати США своїх позицій в економіці, торгівлі, фінансах на користь Японії та країн Європейської Співдружності;

2) розпад «Радянської імперії», що став головною подією у світі після 1945 року;

3) поступова атомізація країн колишнього «третього світу» та їх розподілення на декілька типів.

Загалом, автор приділяє значну увагу саме питанню «третього світу», зупиняючись на типології та тенденціях його розвитку, та визначаючи це у якості вагомого фактору, що впливає на формування нового світового порядку вцілому.

Серед згаданих типів сучасного «третього світу» Бодуен виокремлює:

«багаті країни», що користуються наявністю значних запасів нафти та мінеральних ресурсів;

«перспективні країни», що здатні подолати низький рівень розвитку та створити сучасну економіку (до них автор відносить країни Південно-Східної Азії та деякі країни Латинської Америки);

та «загниваючі країни», що продовжують жити в злиднях та не мають змоги змінити ситуацію на краще.

На думку автора, для сучасного «третього світу» характерна стратегія реадаптації, тобто намагання використати старі принципи міжнародного права, надаючи їм нового змісту, що відповідає інтересам таких країн. Прикладом може бути намагання розповсюдити принцип абсолютної рівності країн на економічну сферу і, на підставі поняття про спільну спадщину людства, сприяти використанню у власних інтересах тих природних багатств, які знаходяться у спільній власності всіх держав [3, с. 152-170].

Ще одним важливим доробком, до якого потрібно звернутися є концепція "Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина нового світового порядку запропонована Римським клубом. Відповідно до її положень, передумовами створення нового світового порядку є: – прискорення темпів змін у технічній, економічній та демографічній сферах;

– збільшення кількості держав, що відіграють на сьогодні активну роль у світовій системі;

– посилення взаємозалежності країн;

– зіткнення різнорідних соціальних систем, які мають різні рівні культури;

– розмивання державних суб’єктів світових політичних процесів;

– інформатизація, яка має набути характеру глобального явища;

– поява великої кількості проблем, що потребують для свого вирішення глобального управління;

– зниження довіри до влади: феномен «кризи демократії», спричинений прогресуючою нерівністю між багатими і бідними, дискримінацією релігійних та національних меншин, відсутністю прямої залежності між економічним зростанням та якістю життя, нерівними можливостями в отриманні інформації та знання.

Виходячи з цього, новий світовий порядок має стати, в першу чергу, новим порядком управління глобальними проблемами. Пріоритетним аспектом «світової проблематики» стає проблема прийняття адекватних рішень у середовищі інтенсивних багатовимірних змін. У той же час, однією з найвагоміших причин для формування нового світового порядку є нездатність традиційних структур управління (держав, урядів та відомств) вдало та своєчасно вирішувати глобальні проблеми. Така ситуація має місце у зв’язку з багатьма факторами. Одним із них є наявність жорстких бар’єрів, що ними відмежовуються нації-держави при співпраці, що, в свою чергу, унеможливлює реалізацію достатнього потенціалу необхідного для вирішення проблеми.

Іншими причинами є надмірна формалізація та бюрократичний чинник у подібній взаємодії, прийняття нацією-державою вузьковідомчих рішень при намаганні впоратися з проблемою самостійно тощо.

Серед вимог, висунутих Римським клубом до нового світового порядку, та покликаних сформувати його деякі особливості можна відзначити: – формування більш досконалого механізму інтеграції галузевих напрямків політики, що відповідав би взаємозалежному характеру глобальних проблем;

– орієнтація на довгострокові цілі, які ігноруються внаслідок регулярного проведення парламентських виборів;

– децентралізація, що є реакцією на процес переходу від форми національної держави до деякого нового типу міжнародних відносин;

– розробка рішень на рівні, що є максимально наближеним до відповідного прошарку населення;

– формування органів управління, які були б гнучкими та динамічними, а інколи й спеціально створеними на певний термін;

– врахування ролі місцевих ініціатив та слідування принципу «думай глобально, а дій локально»;

зникнення чіткої грані між офіційними та неофіційними організаціями та інститутами [4, с. 183-205].

Цікавий підхід до розгляду проблеми нового світового порядку демонструє Жаком Атталі у своїй праці «Лінії горизонту».

Французький вчений зазначає, що у сучасному світі наступила ера грошей, які є універсальним еталоном будь-якої цінності. Через те, що на всій планеті панують ринкові відносини, які ґрунтуються на грошах та інформаційних технологіях, домінує ліберально-демократична ідеологія, немає сенсу вести мову про геополітичний дуалізм. На думку автора існує єдиний "Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина однорідний світ, який базується на принципах геоекономіки. Остання віддає пальму першості не географічним, етнічним, духовним чи іншим факторам, а передусім економічним.

Усі країни та регіони Землі «обертаються» навколо міст, де є центри світових бірж, інформаційні центри, великі виробництва та корисні копалини. Ці міста та рух навколо них утворюють своєрідні економічні простори, які замінюють «географічну вісь історії» Маккіндера. Такими просторами сьогодні є: Американський простір, що включає Північну та Південну Америки у єдину фінансово-промислову зону;

Європейський простір – Європа, що об’єднується;

Тихоокеанський регіон із конкуруючими центрами: Токіо, Тайвань, Сінгапур.

На думку Атталі, у наслідок глобалізаційних трансформацій відбудеться перетворення трьох існуючих просторів у два основні світові геоекономічні полюси: Європейський (об’єднана Європа) і Тихоокеанський (Японія, Корея, Малайзія, Індонезія, Сінгапур, Тайвань, Філіппіни, Гонконг та країни двох американських материків), що стане основною складовою нового світового порядку.

Таким чином США, у підсумку, будуть інтегровані в Тихоокеанський простір. Західна й Східна Європа зблизяться, віднайшовши спільний баланс. А кожен полюс буде управляти своєю периферією. Для Тихоокеанського полюса нею будуть країни Азії, а для Європейського – Африка. Поза обома великими просторами-полюсами залишаться Індія та Китай, за вплив над якими будуть йти постійні змагання. Проте, між згаданими просторами, не зможуть виникнути якісь суттєві протиріччя, оскільки за своїм економічним та ідеологічним типами вони будуть подібними.

Згаданий ринковий світовий порядок організується як єдина світова форма, що вже пройшла, у своєму розвитку, вісім етапів і зараз вступила у дев’ятий, що й зумовлює необхідність конструювання нового світового порядку.

У кожній наступній ринковій формі впроваджується більш ефективна технологія виробництва енергії й організації комунікацій, що є наслідком виникнення нових технологій, нового мислення та нових відносин. І кожна наступна форма виникає після закінчення кризи, викликаної крахом попередньої.

У центрі кожної такої форми – одне місто або так зване «серце». Тут концентрується фінансова, технічна, культурна, ідеологічна влада. Навколо «серця» – оточення з багатьох країн або розвинених регіонів, які купують товари, вироблені в ньому. Далі йде периферія, де ще частково панує соціальна форма сили: експлуатовані регіони, що продають корисні копалини й працю «серцю» й оточенню, не одержуючи доступу до багатств самого «серця».

Атталі вважає, що наступна ринкова форма розвиватиметься завдяки свободі творчості, виробництва й обміну, завдяки демократії. На відміну від колишніх технологій, заснованих на використанні енергії, майбутні будуть засновані на використанні інформації та обміні нею. Нові, кочові предмети змінюють образ і ритм життя людини. Ключовою фігурою нового періоду стане людина-творець, що працює у всіх областях. Творчість перетвориться в суспільно корисну роботу, а не у форму дозвілля, і це стане ще однією вагомою особливістю нової форми світового порядку [5, с. 68-127].

Окрім вищезгаданих підходів до нового світового порядку, варто "Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина відзначити ще один вагомий напрямок, що має значний потенціал для розвитку.

Мова йде про ті версії нового світового порядку, які формуються та конструюються у контексті прагнень деяких світових держав до перетворення у наддержави чи центри нових наддержавних формацій. Такі версії, зрештою, не можуть бути проігнорованими, оскільки концентрують у собі реальні намагання поєднати та узгодити велику кількість протиріч, не зважаючи на те, що апелюють до «права сильного».

Підсумовуючи, варто зазначити, що, не зважаючи на різноманіття та суперечливість існуючих підходів, сценаріїв, моделей та концепцій, більшість таких пошуків можна, умовно, звести до двох основних напрямків: тяжіння до організації нового світового порядку на базі «суперліберальної ідеї всезагального консенсусу» та тяжіння до організації нового світового порядку виходячи з «права сильного». Проте, на даний момент, наявні концепції не дають однозначного і чіткого розуміння куди, як і яким чином потрібно рухатися щоби створити якісну, дієву та збалансовану модель нового світового порядку, або, звертаючись до доробку американського вченого Амітаї Етционі, – нової «глобальної світової архітектури» [6].

Апелюючи до робіт автора, варто зауважити факт народження нової гілки цих глобальних пошуків – комунітаристичного підходу, запропонованого Етционі як продукт осмисленого синтезу двох попередніх напрямків з орієнтацією на концепцію всезагального блага, що вплетена в оболонку імперської форми державного світового устрою. Проте й у цьому випадку залишається ще багато пошуків до створення остаточної і дійсно дієвої моделі нової глобальної світової архітектури, яка би могла ефективно вирішувати існуючі та майбутні проблеми не призводячи до краху демократичних та ліберальних цінностей і здобутків людства, забезпечуючи відкритість нових горизонтів для його розвитку.

Загалом же, наявні концепції нового світового порядку у контексті сучасних глобалізаційних трансформацій є спробою осмислити особливості існуючих змін сучасного світу, передбачити зміни світу майбутнього, а також, і це головне, сформувати узгоджений підхід та збалансовану модель для подальшого конструювання та, зрештою, реалізації майбутнього нового світового порядку.

Література 1. Ясперс К., Будущий мировой порядок // Век ХХ и мир. – 1990. – № 9 – С. 90 118.

2. Тоффлер Э., Третья волна. – М.: ACT, 1999. – 784 с.

3. Бодуен Ж., Вступ до політології. – К., 1995. – 174 с.

4. Гаврилишин Б. Дороговкази у майбутнє. Доповідь Римському клубові./ Пер. з англ. – К.: Основи, 1993.- 238 с.

5. Аттали Ж. Линии горизонта // Европа и вызовы 21 века. – М., 1993. – С. 68 127.

6. Этциони А. От империи к сообществу: новый поход к международным отношениям / ред. В.Л. Иноземцева. – М.: Научн.-изд. Центр «Ладомир», 2004. – 342 с.

"Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина Гильманова И.Р., студент 1-го курса факультет информационных технологий и управления, ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный аграрный университет»

Ураев Р.Р., кандидат социологических наук, доцент ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный аграрный университет»

Уфа, Россия ДЕМОКРАТИЯ В РОССИИ: ПРОБЛЕМЫ СТАНОВЛЕНИЯ Демократия... Какой смысл таит в себе это слово? Все ли мы правильно его понимаем? И вообще, есть ли место демократии в нашем необъятном государстве? Эти вопросы равно или поздно должны заинтересовать каждого гражданина нашей страны.

В начале 90-х годов распалась советская однопартийная, командно административная система. Но в итоге мы получили не свободное и справедливое общество, которое бы действительно являлось демократическим, а борьбу между «самоназначенной верхушкой» и простыми людьми. И, наверное, только благодаря честным и умным людям, которых тоже было немало, наша страна все-таки «не утонула» в олигархии или анархии.

Сегодня наше общество совершенно другое, нежели в 2000-е годы. Стало больше образованных людей. Развита политическая конкуренция. Наступил век информационных технологий. То есть, мы можем говорить о том, что за это десятилетие в несколько раз возросла общественная активность, и, как следствие этого, намного улучшилось качество жизни населения. Конечно же, отрицательные моменты тоже присутствуют. И одним из ярких примеров, я считаю, является коррупция.

Разговоры об этом ведутся уже давно. Но что же может сделать государство, если корень проблемы лежит слишком глубоко – внутри каждого человека? Так уж получается, что многие люди не могут побороть соблазн «легкого богатения». И все вроде бы по мелочам, а в целом формируется такая вот система, в которой за деньги можно получить практически все. Государство же в данном случае прилагает усилия для искоренения проблемы: поднимает заработную плату тем, кто имеет преобладающее служебное положение, проводит всевозможные проверки, облагает штрафами. Этот комплекс мероприятий эффективен в какой-то степени, но конечного результата, к которому мы все стремимся, не будет до тех пор, пока каждый человек не решит для себя, что нужно добиваться всего честными, законными путями.


Одним из признаков подлинного демократического государства является наличие гражданского общества. А гражданское общество – это общество с высоким развитием правосознания. Это общество, в котором те, кто выбирает «принимающих решение» понимают, кого и что они выбирают. Именно здесь присутствует справедливость, доверие, конструктивный диалог и взаимоуважение между обществом и властью. И важным элементом тут является местное самоуправление.

Александр Солженицын писал о местном самоуправлении: «Только в таком объеме люди безошибочно смогут определить избранцев, хорошо "Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина известных им и по деловым способностям, и по душевным качествам. Здесь – не удержатся ложные репутации, здесь не поможет обманное красноречие или партийные рекомендации… Без правильно поставленного местного самоуправления не может быть добропрочной жизни, да само понятие «гражданской свободы» теряет смысл».

Эта мысль невероятно точно демонстрирует суть местного самоуправления. Действительно, именно в таких условиях люди будут верить власти, а желание участвовать в политической жизни страны будет только увеличиваться. Ведь само осознание того, что от твоего мнения зависит судьба родной страны, мотивирует на активную жизненную позицию.

Конечно же, мы все понимаем, что истинную демократию невозможно построить за короткие сроки или просто-напросто скопировать с образца.

Необходимо собрать и привести в движение огромный единый механизм, который будет работать только благодаря слаженной и непоколебимой силе народа. Сегодня в гораздо большей степени от каждого из нас зависит, будет ли исполняться Конституция, будет ли срабатывать тот самый механизм гражданского общества. Другими словами судьба демократии в наших руках. От каждого гражданина зависит в какой стране мы будем жить завтра. Хотелось бы верить, что это будет сильное, высокоцивилизованное, демократическое государство.

Литература 1. Авторская статья В. Путина «Демократия и качество государства» [Текст] / В.Путин // «Коммерсант», – 2012.

Новгородова А.И., соискатель кафедры сравнительной политологии, факультет политологии, Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова, Москва, Россия РОЛЬ ИНФОРМАЦИИ В ГОСУДАРСТВЕ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ В XXI веке глобализация является одним из ключевых понятий, характеризующим процессы мирового развития.

Предпосылками процессов глобализации явились информационная революция.

В целом в государстве информация всегда выступала в нескольких формах:

- источник власти;

- фактор регулирования политических систем и процессов;

- ресурс политического управления и как продукт управленческого процесса.

Другими словами, информация являлась одним из ресурсов государства наряду с экономическими, правовыми, кадровыми, технологическими и коммуникационными [13, с. 13].

"Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина Сегодня информация и связанные с нею процессы обращения сообщений становятся основным условием функционирования всей политико административной системы, а также механизмов принятия решений в национальных государствах и надгосудартвенных органах. Информация стала исходным ресурсом для разработки правительственной политики и осуществления государственного управления в любой сфере деятельности государства и общества. А информационное обеспечение государственной власти и ее своевременное снабжение необходимой информацией превратилось в важнейшую предпосылку эффективного функционирования всего государственного механизма, реализации фаз и стадий процесса государственного управления [2, с. 11].

Прежде всего на свойства и возможности государства влияет информационное пространство политики. В настоящее время информационное пространство трактуют в науке трояким образом. По мнению И.Дзялошинского его интерпретируют как метрическую (или геополитическую) форму распространения информации;

как социальную форму обращения информации, совокупность определенных социальных отношений;

а также как показатель локализации процесса обмена и передачи информации [6]. В данном случае нам важно, что суммарный смысл этих трактовок прежде всего отражает изменения во внешней среде функционирования государства, складывание особой (возможно, даже институализированной) конфигурации инфопотоков, определяющей его социальную нишу или перечень возможностей для обмена сообщениями и осуществления функций. Другими словами, складывающееся информационное пространство выражается в изменении специфических правил политической игры, при которых государство уже не владеет монополией на свои политические продукты и вынуждено остро конкурировать со своими оппонентами за продвижение той или иной информации. Этому способствует:

хаотический характер инфопотока, только частично направляемый действиями государства;

постоянное оппонирование целенаправленно создаваемой государством информации со стороны оппозиционных кругов;

непрогнозируемый характер восприятия информации даже при давлении на социальные аудитории;

мало институализированный характер информационной сферы.

Более того, в условиях возникающей гиперреальности и виртуализации политики местоположение политических процессов освобождается от своих географических и пространственных значений, разрывает связь топологических и функциональных параметров деятельности групп, институтов и индивидов.

Другими словами, политика в целом – а, следовательно, и деятельность государства как ее основного института – организуется в форму вневременного и внепространственного континуума. Более того, действующие в этих условиях акторы вынуждены переходить к новым для них формам и технологиям политического взаимодействия, способных обеспечить требуемое позиционирование, взаимное согласование интересов, влияние на власть, а также и постоянное приспособление государственных и общественных институтов к возникающим инновациям.

"Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина Существенно и то, что все более интенсивно развивающиеся на информационной основе сетевые структуры деформируют вертикально иерархический характер организации политической власти в государстве. То есть, даже создавая возможность осуществления инноваций без нарушения стабильности государства (М. Кастельс), сеть как динамически открытая система предлагает совершенно иные основания для взаимодействия субъектов и объектов государственной власти. Основания, при которых централизация взаимодействия верхов и низов сменяется координацией их деятельности, а контроль и управление поглощаются формами политического руководства, ориентированного на общекорректирующие функции.

Новая роль информации и массовое распространение технических средств передачи сообщений существенно перестраивает функции и даже строение государства. Многократное увеличение объема используемой государством информации формирует специфические формы поведения и деятельности государства. В частности, возникновение государства оп line и e-government показывает перестройку и возникновение новых форм взаимосвязи правящих элит и гражданского населения, свидетельствующих о качественной «модернизации власти» и осуществлении передовых «реформ государственного управления» [15, с. 1].

Принципиальным значением обладает и трансформация взаимоотношений государства со своими основными контрагентами и прежде всего гражданскими структурами. Речь в данном случае прежде всего идет об изменении спектра агентов, взаимодействие с которыми и создает пространство современной политики. Сегодня большинство ученых выделяют в качестве политических акторов, продуцирующих коммуникативные процессы, политические институты (в первую очередь, государственные) и структуры гражданского общества. В других работах можно встретить характеристику политических акторов в зависимости от производства ими социально значимой информации. Так, например, Т.С. Илларионова выделяет государство, социальные институты, социальные группы и индивиды [8, с. 5].

В настоящее время вопрос о том, какие изменения происходят в функциях государства и какова его судьба в условиях информационной революции.

Можно выделить два аспекта: роль института государства в мировом сообществе и внутри отдельной страны.

Многие исследователи предполагают, что неминуемо отмирание национальных государств. Р. О’Брайен в книге «Глобальна финансовая интеграция. Конец географии» пишет: «Нация делается неуместна, хотя она еще и существует. Чем ближе мы подходим к глобальному интегральному целому, тем ближе мы к концу географии» (т.е. государственно-национального деления мира). Это утверждение сомнительно. Стихийные процессы глобализации не превращают мировую экономику в интегральное целое, а наоборот усиливают е диспропорцию. Увеличивается контраст между высокоразвитым центром, в котором проживает 1/6 населения, и периферией, сосредоточивающей основную массу жителей нашей планеты.

Информационная борьба ведется не только в военное время, но и в мирное, явно и скрытно между государствами в защиту собственных интересов, "Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина за зоны политического влияния, за рынки сбыта, за спорную территорию, за собственность, за укрепление оборонной сферы и т.д. Она постоянно ведется и внутри каждого государства и, в первую очередь, за власть и деньги, за возможность управлять большими массами людей, за контроль над производством продукции, за доходы в ее реализации. Вмешиваясь в регулирование потока информации, воздействуя на ход ее обработки и управления, можно влиять на те, или иные события и процессы – одной из причин ожесточенной борьбы соперничающих группировок за контроль над средствами массовой информации (СМИ), а значит и за контроль над сознанием населения страны.


Второй аспект роли государства внутри страны. В условиях информационных технологии в обществе происходит ослабление или разрыв традиционных экономических и социальных связей, социальным расслоением, межэтническими и межконфессиональными конфликтами. Отсюда – усиление исторической роли государства как гаранта социальной стабильности, призванного обеспечивать прежде всего необходимую помощь наиболее нуждающимся категориям населения и защищать общество от волны насилия, преступности и террора, приобретающего глобальные масштабы.

Литература 1. Багиров А. Интернет в международных отношениях // Международная жизнь. – 1999. – № 8-9.

2. Гаджиев К.С. Введение в геополитику. – М. Логос, 1998.–73-88 с., 128-133 с.

3. Герман К.. Политические перепутья при движении к глобальному информационному обществу // Социологические исследования. – 1998. – № 2. – С.12 25.

4. Гладкий Ю.Н. Глобалистика: трудный путь становления // Мировая экономика и международные отношения. – 1994. – №10. – С. 104-116.

5. Давыдова Р.И., Кочкина В.Г. Основы геополитики. – Н.Новгород, 2001. – С.

48-57.

6. Дзялошинский И. М. Информационное пространство России: политическая метафора или научное понятие // Право знать: история, теория, практика. – 2001. – № 7 8.

7. Иванов Н. Глобализация и проблема оптимальной стратегии развития // Мировая экономика и международные отношения. – 2000. – № 2. – С. 15-19;

№ 3, с. 12 18.

8. Иларионова Т.С. Проблемы социального регулирования информационных процессов // Проблемы государственной информационной политики. – РАГС, 1997. – с.

9. Информационное обеспечение государственного управления / Никитов В.А., Орлов Е.И., Старовойтов A.B., Савин Г.И.;

Под ред. Гуляева Ю.В. – М., 2000. – 11 с.

10. Европа и глобальные проблемы современности: По материалам 44 сессии Генеральной ассамблеи ООН. – М.: РАН ИНИОН, 1992. – 207 с.

11. Тревоги мира. Социальные последствия глобализации мировых процессов.

ЮНРИСД. – Женева, 1995. – С. 10-11.

12. Статистическое обозрение. – 1998. – № 1. – 38 с.

13. Сухомлинова Т.П. Государственная информационная политика: понятия и закономерности // Проблемы государственной информационной политики. – М., 1997.

– 13 с.

"Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина 14. Ценности, которые мы защищаем, перемены, к которым мы стремимся.

Социальная справедливость в условиях глобализации экономики : Доклад Генерального директора МОТ. 81 сессия. – Женева, 1994.

15. Электронное правительство. Опыт США. – М., 2003. – 7 с.

Полякова Ю.Н., аспирант Южно-Российского института-филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, Ростов-на-Дону, Россия ИМИТАЦИОННАЯ МОДЕЛЬ ПОЛИТИКИ:

ШТРИХИ К ПОСТРОЕНИЮ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО КОНСТРУКТА НА ПРИМЕРЕ РОССИЙСКОГО ОПЫТА Процесс глобализации, характеризующийся на данный момент своей необратимостью и инклюзивностью, стал причиной формирования новой системы взаимоотношений, как между государствами, так и внутри отдельного государства. Все большую силу приобретают процессы открытости, взаимообмена странами имеющимся опытом, но, с другой стороны, происходит не просто доминирование, а манипулятивное вытеснение признанной «мировой элитой» западноевропейской системой целой культуры, норм, традиций отдельного общества. Так называемый процесс демократизации, набравший свою силу в 90-хх гг. (третья волна демократизации), способствовал переосмыслению (и насильственному в том числе) государствами своей политики, культуры, норм и т.п. и их желанию соответствовать идеальному образцу, которым представлялась в их глазах демократическая система управления обществом. Другим толчком, имеющим ключевое значение в переосмыслении государством особенностей их функционирования, стал распад Советского Союза с его жесткой тоталитарной системой управления, послуживший формированию новых независимых государств, которым предстояло сделать выбор принятия в пользу либо ранее существующей системы, либо системы управления, в которой отражались, как тогда казалось, желаемые идеалы не только самой власти, но и общества. Но уставшему от жесткости, закрытости, насилия, страха, однородности, и даже одинаковости обществу западноевропейская демократия предлагала новую систему взаимоотношений, построенную на кардинально иных принципах: создание свободного, демократического, социально и политически активного общества.

Но спустя уже 2 десятилетия можно констатировать факт, что действующая на сегодняшний день предложенная демократическая система управления с ее институтами, нормами и ценностями не способствовала развитию общества в различных его направлениях, от действенности и результативности общество с его государственной властью сменило курс на имитацию и симуляцию. Так, резкий переход российского государства в начале 90-х гг. на новый государственный режим, и, соответственно, на новую систему взаимодействия как внутри системы государственной власти, так и между властью и населением, стал причиной стагнации и упадка в развитии "Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина государства. В результате, «общественные идеалы» так и не были достигнуты и приобрели лишь имитационный характер. Так, «достигнутый идеал»

российского общества представляет собой в реальности аполитичное, социально незащищенное, манипулятивное, подчиненное навязанным нормам общество, в котором институты являются лишь демонстрацией демократичности режима и способны симулировать свою деятельность, направляя ее на достижение быть эффектной, а не эффективной. В данном контексте автором предлагается осмысление проблемы несоответствия исходов проводимого государственной властью курса желаемым/необходимым обществу результатам через рассмотрение реализуемой государственной политики в рамках ее имитационной модели.

Рассматривая в целом сущность политики, обратим свое внимание на толкование данного определения Э. Хейвудом. Исследователь рассматривает политику в четырех значениях: политика, во-первых, есть компромисс и консенсус;

во-вторых, искусство государственного управления;

в-третьих, публичный процесс;

и, в-четвертых, власть. Говоря о сущности политики, данные понятия не стоит рассматривать как отдельные ее стороны. Политика – это есть сложный процесс государственного управления, решением которого в идеале является компромисс или консенсус, возникающий в результате борьбы между интересами различных социальных групп, страт и т.д. (т.е. в ходе публичного обсуждения возникающих проблем), и имеющий влияние на принятие решений на более низших уровнях власти. Представляется важным рассмотрение политики через процесс принятия решений. Схематично данную проблему можно рассмотреть, опираясь на упрощенную нами модель функционирования политической системы Д. Истона.

Применяя данную схему к определению государственной политики, попробуем раскрыть не только сущность, но и содержание политики. В каждом отдельном элементе системы скрывается определенная цепочка действий, служащих стимулом к дальнейшим новым актам.

Политическая система Вход Выход Обратная связь Рис. Так, «вход» представляет собой процесс формирования потребностей снизу вверх. Основными акторами здесь выступают как отдельные индивиды с их интересами и проблемами, так и социальные группы/классы, интересы которых представляют либо они сами, либо делегированные ими политические партии, общественно-политические организации, ТНК, различного рода неправительственные организации и т.д. Одним из наиболее ярких и уместных примеров представления интересов является политическая борьба партий и "Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина непосредственные выборы либо в законодательные органы власти, либо главы государства, а также лоббирование интересов. В своей первоначальной форме интересы, так или иначе, не могут пройти во второй цикл процесса принятия решений по ряду причин. Во-первых, при политической борьбе акторам необходимо представлять общественные интересы не только в наиболее презентабельном виде, но и так, чтобы данные интересы затронули большее количество сторонников. Во-вторых, сама интерпретация интересов зависит как от внутренней идеологии организации/индивида, так и от существующей государственной идеологии. И, наконец, немаловажным фактом является победа на выборах как основное условие представления интересов во власти. Но политика как соперничество за презентацию конкретных интересов не заканчивается на первом этапе, т.е. на «входе».

«Политическая система» является срединным и решающим звеном в выработке политического решения. Если на первом этапе происходит только аккумулирование и агрегирования интересов, то второй характеризуется формированием единых для всех социальных страт норм, законов, системы взаимоотношений и т.д. На данном участке функционирования ключевыми акторами является политическая бюрократия, которую представляют лидеры победивших политических партий, крупные политики, аналитики и исследователи, и другие. Именно данными субъектами будет вестись соперничество за возможность реализации представляемых ими интересов и потребностей через принятие нормативно-правовых актов, которые будут служить «выходом» в рассматриваемой нами цепочке процесса принятия решения. Выработанный политической бюрократией курс действий служит толчком к новой волне политических актов со стороны социальных страт и их представителей, поддерживающих или опровергающих выбранные траектории развития своего государства, выдвигающих новые требования в различных формах взаимодействия – от простого обсуждения вопросов на собраниях до крайне радикальных форм активности – митинги, протесты, революции.

Таким образом, политика характеризуется как постоянное соперничество между акторами различного уровня за возможность представления и реализации своих интересов. Именно в такой форме представляется модель политики в обществах с демократической системой управления, к которой стремятся многие государства. Но современные исследования, направленные на изучение деятельности российского государства и его политики ставят под сомнение вопрос об эффективности и целесообразности принимаемых мер государством по решению общественных проблем. В данном контексте возникает необходимость анализа проблемы имитации и выявления особенностей имитационной модели политики.

Обращаясь к понятию имитации, рассмотрим основные особенности ее проявления в обществе. Во-первых, имитация внешне неотличима от реальных явлений/процессов/предметов, что создает видимость внутренней идентичности с реальными явлениями/процессами/предметами;

это есть сознательное представление действительности в ложном свете. Во-вторых, одним из условий возникновения имитации является наличие реальной модели, которая берется за "Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина должный и желаемый субъектами образец для формирования необходимого образа у объектов.

Имитация как воспроизводство за счет копирования западных образцов со временем приобретает инклюзивные формы и проникает во все элементы сложной общественной структуры. Следует отметить, что не только власть и ее институты имитируют свою деятельность, но и активность общества приобретает имитационный характер.

Имитация как социальный процесс, прежде всего, есть совокупность целенаправленных социальных действий, непосредственно ориентированных на другие субъекты. Основная цель имитации – формирование желаемого образа действительности посредством искажения социальной реальности. Как отметила, Т.А. Шалюгина, в процессе имитации происходит подмена предметно смысловой реальности путем конструирования символической социальной реальности. Имитация есть процесс, способствующий: символической легитимизации властных субъектов посредством реализации имитационных практик;

и выявлению отношения «массового человека» к доминирующей власти.

В результате процесса имитации закладываются и насильственно усваиваются новые, ранее отвергаемые обществом нормы, будучи со временем воспроизводимы как традиции – общество само начинает включаться в данный процесс и становится одним из акторов воспроизводимого спектакля.

Основываясь на представленной в начале работе чистой модели реализации политики, рассмотрим соответственно основные особенности имитационной модели политики.

На «входе» мы можем предположить следующие выводы:

Разрыв связи в цепочке отношений:

НАРОД Медиатор ВЛАСТЬ В данном случае медиатором представляется делегированные от социальных групп общественно-политические организации, НПО, ТНК и т.д., разрыв связи может происходить по разным направлениям. Во-первых, во взаимодействие медиатора и народа. Институт может перестать выполнять требования народа, в то время как общество перестанет доверять своим медиаторам, станет аполитичным, и не будет оказывать поддержки. Во-вторых, медиатор в силу субъективных и объективных обстоятельств, не способен повлиять на государственную власть, которой он безудержно подконтролен. Тем самым, возможны два варианта – либо данные субъекты (медиаторы, народ, государство) функционируют независимо друг от друга, либо народ и власть находят иные формы взаимодействия, обходя данные социальные институты, которые оказываются вне системы отношений.

Следующей особенностью является подмена медиаторами реальных функций на те роли, которые необходимо играть, чтобы остаться в рамках политической системы. Следует отметить, что деятельность субъектов в данном случае можно представить в виде внешних и внутренних («закулисных») функций. Внешним функциям соответствует априори должная роль медиатора, но в действительности не обладающая высокой значимостью. Институт выполняет данную роль с целью произвести необходимое впечатление на "Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина общественное мнение. К внутренним («закулисным») функциям относятся реальные роли, исполнение которых позволяет добиться своих целей.

В результате, уже на «входе» мы получаем, что отсутствие действенного медиатора приводит к уменьшению значимости реальных общественных интересов и потребностей, что влечет за собой невозможность их представления вверху пирамиды власти. Но отметим, если, например, между политическими партиями и ведется борьба, то уже не с целью презентации интересов социальной группы и возможного влияния на процесс принятия решений в пользу общества, заинтересованность будет связана с сугубо частными целями самой политической партии.

Как следствие, мы получаем, что соперничество между политической бюрократией в рамках «политической системы» будет затрагивать только индивидуальные, а не общественные интересы.

На «выходе» конструируются следующие выводы: проводимые реформы по стабилизации и улучшению положения населения не соответствуют реальной ситуации в стране или реализовываются частично, но при этом приобретают положительный оттенок в сознании общества при помощи использования манипулятивных практик. Прописанные в конституционных актах и выдвигаемые на международном уровне принципы государственного устройства подталкивают индивидов / социальные группы соответствовать в своем взаимодействии установленным свыше нормам, где имитация – главное средство на пути к достижению данной цели. Например, участие населения в выборах законодательных органов власти и глав всех уровней, участие в митингах внешне рассматривается как одобрение и принятие обществом политических норм в обществе, участие в политическом процессе есть сложившаяся традиция.

Но если взглянуть изнутри на данные процессы, то обнаруживается, что активность общества в политическом процессе носит принудительный и вынужденный характер.

Весь политический процесс можно рассматривать как спектакль, методами поддержания которого выступают социальные технологии «внушающего воздействия» и «эмоционального заражения», манипулятивные практики и т.д. Главное – представить спектакль реальностью и вовлекать большее количество акторов в его исполнение.

Литература 1. Дебор Г.Э. Общество спектакля. Пер. с фр. / Перевод C. Офертаса и М.

Якубович. – М.: Издательство Логос, 1999.

2. Зиновьев А.А. Распутье. – М.: Элефант, 2005.

3. Кара-Мурза С.Г. Угасание рациональности: имитация // Социально гуманитарные знания. – 2004. – № 6.

4. Шалюгина Т.А. Имитация в обществе как предмет социально-философского анализа // http://teoria-practica.ru/-8-2011/philosophy/shalyugina.pdf 5. Хейвуд Э., Водолазов Г.Г. Политология. – М.: Юнити-Дана., 2005. – 544 с.

"Социально-политические перспективы развития государства и общества в условиях глобализации" Международная научно-практическая конференция. 27-28 июня 2012 г. Харьков, Украина Царевский А.Н., аспирант 2-го года обучения, факультет Международных отношений, Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского, Нижний Новгород, Россия СРЕДСТВА И МЕТОДЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ РЕЛИГИОЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ НА ПРОЦЕСС РАЗРАБОТКИ И ПРИНЯТИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ ОРГАНАМИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ США Рассматривая вопросы воздействия религиозных организаций на процесс принятия политических решений, исследователи прибегают к термину «религиозное отстаивание интересов» («religious advocacy»).

«Религиозное отстаивание интересов» включает в себя лоббистскую деятельность (так, как она определена Налоговой службой США), а также любые другие способы влияния на общественную политику, в Белом доме и федеральных агентствах, судебные тяжбы для продвижения своих политических целей, а также мобилизацию электората и воздействие на него для решения определнных задач. Они, в свою очередь, могут варьироваться от чисто религиозных вопросов (продвижение религиозной свободы и помощь приходским школам) до социальных и политических проблем, по которым религиозные группы высказывают сво мнение (аборты, однополые браки, проблемы голода и ВИЧ и т.д.) [1, c. 30].

Первым по значимости во взаимодействии религиозных организаций и органов государственной власти является лоббизм. Будучи вполне традиционным элементом американской политической системы, он также активно используется церквями в достижении ряда целей.

Корни религиозного лоббизма прослеживаются ещ до начала становления независимого американского государства, на уровне локальных правительств. С тех пор церкви оказываются включены практически во все крупные политические кампании, в том числе в обретении США независимости, всегда воспринимаясь в качестве «необходимых источников морали для граждан нового государства» [2, c. 1].



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.