авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

«МОДЕРНИЗАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ

И ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ РОССИИ»

Материалы Российской

научно-практической конференции,

посвященной Году Республики Башкортостан и 10-летию

образования Нефтекамского филиала Башкирского

государственного университета

Уфа

РИЦ БашГУ

2010

УДК 32(470) + 34(470)

ББК 66.2(2Рос) + 67.0 М74 Редакционная коллегия:

д-р филос. наук, проф. О.К. Валитов - главный редактор;

д-р полит. наук, проф., канд. юрид. наук М.М. Утяшев – зам. гл. редактора;

канд. экон. наук, доц. Р.Х. Аллагулов, канд. полит. наук, доц. А.В. Васильев, канд. юрид. наук, доц. Р.Ф. Асанов, ст. преп. А.В. Глущенко – отв. за выпуск.

М74 «МОДЕРНИЗАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ И ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ РОССИИ»:

Материалы Российской научно-практической конферен ции, посвященной Году Республики Башкортостан и 10 летию образования Нефтекамского филиала Башкирского государственного университета – Уфа: РИЦ БашГУ, 2010.

– 110 с.

В сборнике представлены материалы российской научно практической конференции, где нашли свое отражение доклады и вы ступления различных ученых, профессоров, кандидатов наук, препо давателей вузов Российской Федерации по широкому спектру научных интересов в области модернизации политической и правовой системы Российской Федерации.

Материалы сборника представляют интерес для исследователей, преподавателей, аспирантов и всех, интересующихся проблемами мо дернизации политической и правовой системы России.

УДК 32(470) + 34(470) ББК 66.2(2Рос) + 67. © Коллектив авторов, © БашГУ, ОГЛАВЛЕНИЕ Комкова Г.Н. Становление системы защиты прав человека в Российской Федерации…………………………………………………............................... Кокин В.И. Проблемы ограничения прав и свобод лиц с девиантным по ведением в условиях модернизации политической и правовой систем Рос сийской Федерации………………………………………............................... Глухарева Л.И. «Антропологический поворот» в стратегии модернизации государственно-правовой системы России………..……………………….. Янгиров А.В. Проблемы модернизации экономической системы Респуб лики Башкортостан…………………………………………………............... Ахматьянова В.А. Институт адвокатуры и предпринимательская деятель ность……………………………………………………………....................... Галиев Ф.Х. Правовая культура в условиях модернизации России……... Глущенко А.

В. Досудебное соглашение о сотрудничестве: проблемы со вершенствования института в условиях модернизации политической и правовой систем России…………………………………………………….. Глущенко Г.А. К вопросу об оптимизации избирательной системы, при меняемой на выборах в представительные органы местного самоуправле ния……………………………………..………………….…………………... Гумарова Р.Р. Правовое регулирование охраны растительного ми ра……………………………………………………………………................. Гусев В.Е. Прокуратура в условиях модернизации политической и право вой систем…………………………..………………………………………… Гусев В.Е. О проблеме интерпретации функции и дисфункции прокурату ры……………………………………………………………………………… Дольникова Л.А., Глухова О. К вопросу о конституционной ответствен ности………………………………………………………………………….. Кузнецова Е.А. Опыт модернизации управления свободного государства Саксонии и пути его применения в Республике Башкорто стан…………………………………………………………………..………. Пономарева Н.А. Проекты политической модернизации в воззрениях А. Валидова…………………………………………………………………... Рафиков Р.И. Модернизация как основа безопасного посткризисного раз вития России…………………………………………………………………. Сафина Р.Б. Дискриминация и этническая, расовая нетерпимость в Рос сии: история и современная действительность………………………......... Спирина А.Б. Реализация права на судебную защиту граждан, страдаю щих психическим заболеванием…………………………………................. Тимиршина С.В. Социально-экономическая модернизация регионов на примере Республики Башкортостан……………………………………….. Уразаев Р.А. К вопросу о проблемах трансформации отношений соб ственно сти……………………………………………………………………... Хазиева Л.Ф. Проблемные аспекты реализации права на жилище детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей……………………. Г.Н. Комкова, д-р юрид. наук, проф., зав.

каф. конст. и муниц. пра ва, декан юрид. факульте та Саратовского государ ственного университета им. Н.Г. Чернышевского г. Саратов СТАНОВЛЕНИЕ СИСТЕМЫ ЗАЩИТЫ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ История развития человечества свидетельствует о том, что об ретение человеком прав и свобод, расширение их перечня всегда ста новились ареной острых столкновений между индивидом и государ ством. Добровольно предоставлять социальные блага и политические свободы государство не стремилось никогда. Все ныне существующие права человека, закрепленные в международных документах, консти туциях, законодательстве, были выстраданы и отвованы человече ством с боем. История показывает, что данная битва еще не окончена, что новым поколениям нужно снова и снова защищать свои права. По ка, к сожалению, ещ нереальна ситуация, при которой не будет тре боваться усилий для поддержания и защиты прав и свобод человека.

В полной мере права могут быть обеспечены и защищены в де мократическом, социальном, правовом государстве. «Права человека могут быть защищены только в таком государстве, которым управляет право, а не отдельные люди»[1], - писал выдающийся швейцарский юрист профессор Томас Фляйнер.

Признание прав и свобод человека высшей ценностью и их за щиты обязанностью государства (ст.2 Конституции РФ) непосред ственно вытекает из зафиксированного в статье 1 Конституции поло жения о России как о демократическом правовом государстве. Конеч ная цель деятельности последнего состоит в обеспечении прав и сво бод человека и гражданина. Достижение этой цели неразрывно связано с обязанностью государства создавать систему защиты прав и свобод, а также устанавливать четкие юридические процедуры такой защиты.

Содержание второй главы Конституции, посвящнной правам и свобо дам человека и гражданина, не вызывает особых нареканий. Многие ученые сходятся на том, что е содержание соответствует междуна родным стандартам прав человека.

Однако реализация основных прав и свобод, гарантированных Конституцией, выступает объектом критики. Основной дефект дей ствующей Конституции России состоит в отсутствии механизмов от ветственности и наказуемости лиц, принимающих решения, которые нарушают права человека. Гарантией реализации прав человека вы ступает необходимость создания государством и его органами дей ственной системы защиты прав человека.

Система защиты прав человека включает в себя два основных направления: защита прав человека органами власти и самозащита прав человека. Становление и развитие этих направлений в России всегда было сопряжено с определенными трудностями.

Так, органам Российского государства тяжело привыкнуть к тому, что вся их деятельность должна быть подчинена интересам граждан, тогда как предстоящий период их существования был связан с тезисом о том, что «человек – лишь винтик большой государствен ной машины». Однако органы государства с начала перестройки по степенно приходили к пониманию необходимости изменить свою дея тельность, подчинив е защите прав граждан.

Президент РФ в соответствии с ч.2 ст.80 Конституции является гарантом прав и свобод человека и гражданина, что налагает на него обязанности по созданию условий и средств, обеспечивающих их все стороннюю охрану и фактическую реализацию, и означает, что он призван действовать персонально[2]. Именно так наука конституцион ного права трактует категорию «гарантирования»: Президент РФ име ет реальную возможность оказать воздействие на воплощение любого субъективного права (свободы), и потенциально «…может защитить права каждого, которые нарушены любыми органами власти или ины ми объективно существующими факторами (преступность, рост цен, безработица и т.д.)»[3].

Полномочия Президента в данной сфере выражаются в различ ных формах. Президент наделен неограниченными правами в области законодательной инициативы, позволяющей ему в конкретной право вой форме ставить вопросы о реализации конституционных положе ний, касающихся прав и свобод. Президент также использует право вето и право приостановить действие актов органов исполнительной власти субъектов РФ в случае противоречия этих актов Конституции и федеральным законам, международным обязательствам РФ или в слу чае нарушения прав и свобод человека и гражданина до решения этого вопроса соответствующим судом (ч. 2 ст. 85).

В настоящее время связи с внесением изменений в Федераль ный закон «Об общих принципах организации законодательных (пред ставительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» от 22 сентября 1999 г. возможно отрешение от должности высшего должностного лица субъекта Феде рации Президентом Российской Федерации в связи с утратой доверия Президента Российской Федерации, за ненадлежащее исполнение сво их обязанностей, которое также может выражаться в нарушении прав граждан (например, отрешение от должности главы Корякского авто номного округа за срыв подготовки к отоплению в зимний сезон)[4].

Если акты самого Президента РФ будут посягать на конститу ционные права и свободы человека, то их можно оспорить в Консти туционном Суде, однако отрешению от должности при этом Прези дент подлежать не будет. По предложению некоторых ученых необхо димо устранить данный пробел: нуждается в уточнении правовой ста тус Президента РФ «как должностного лица, действия которого мож но оспаривать в общем суде»[5].

Федеральное Собрание РФ обеспечивает принятие законов, свя занных с защитой прав человека. Однако многие законы принимались непростительно долго (законы об обращениях, митингах, персональ ных данных). Нельзя привлечь законодательные органы к ответствен ности за бездействие, за принятие некачественных, непродуманных законов. Чаще всего законы, нарушающие права граждан, являются следствием лоббизма, сущность которого заключается в финансирова нии и оказании различных услуг со стороны финансово промышленных групп, а также криминальных структур конкретным представителям органов государственной власти и управления, отста ивающим интересы данных структур путем принятия определенных нормативных правовых актов, политических, административных и иных официальных решений. Качественной характеристикой лоббизма является то, что продвижение интересов конкретных субъектов осу ществляется за счет ущемления законных интересов других субъектов (различных категорий граждан, организаций, общества и государства в целом)[6]. Здесь о защите прав граждан говорить, естественно, не приходится, поскольку само принятие такого закона – это воплощение незаконных привилегий одних групп населения перед другими.

Можно отметить, что ряд депутатов пытаются изменить дан ную ситуацию в пользу защиты прав граждан. Так, недавно Комитет по государственному строительству Государственной Думы Феде рального Собрания РФ подготовил к рассмотрению законопроект «Об ответственности органов федеральной исполнительной власти за обес печение конституционного права граждан на достойную жизнь и сво бодное развитие». В законопроекте введен механизм заключения со глашения между различными социальными группами, корпорациями, общественными объединениями и органами государственной власти при выработке социально-экономического курса на определенный пе риод. Соглашение будет основываться на целевых ориентирах показа телей уровня жизни населения. К сожалению, приходится констатиро вать, что данный законопроект, скорее всего, принят не будет.

Конституционная ответственность парламента за нарушения прав и свобод граждан выступает в случае принятия неконституцион ных законов, реализация которых посягает на основные права челове ка. Мерой ответственности в таком случае будет признание таких за конов недействующими Конституционным Судом РФ. К сожалению, бездействие Федерального Собрания, выражающееся в непринятии очень важных законов, регламентирующих конституционные права и свободы человека и гражданина, не влечт за собой никакой ответ ственности. Хотя можно было бы предусмотреть конкретные сроки принятия того или иного закона, касающегося прав и свобод граждан, и нарушение таких сроков рассматривать как основание для конститу ционной ответственности вплоть до роспуска нижней палаты парла мента.

Правительство РФ ответственно за повышение благосостояния граждан, улучшение социальной защиты. Однако, несмотря на рост золотовалютных резервов, высокие цены на нефть в последние годы, по сравнению с другими странами, в отечественную социальную сфе ру вкладывается недостаточное количество бюджетных средств. Так, по данным английского журнала «Экономист», затраты на решение социальных вопросов в США составляют порядка 14,5% ВВП, во Франции - 9,9%, в Германии - 9,6%, и всего 1,3% в России. При этом США на социальные расходы направляет 62% своего бюджета, а Рос сия - менее 20%[7]. Система доходов населения несбалансирована, что предопределяет их высокую дифференциацию. По результатам по следних исследований приблизительно 50% населения живет за чертой прожиточного минимума, доходы 10% самых бедных и 10% самых богатых различаются в 15 раз[8].

Нельзя сказать, что проблемы эти не решаются: руководство страны предпринимает определенные шаги для повышения уровня благосостояния населения. Так, за первые три месяца 2007 г. рост де нежных доходов россиян составил 13%, тогда как за этот же период прошлого года он был всего 7%. Средняя заработная плата выросла на 18,4%. По прогнозам социально-экономического развития России, под готовленного Правительством Российской Федерации, к 2010 г. число россиян, проживающих за чертой бедности, сократится до 10,7%, средняя зарплата в месяц составит 20053 руб., средняя трудовая пен сия – 5105 руб., денежные доходы населения увеличатся на 27%[9].

Тем не менее нельзя говорить о том, что существует продуман ный механизм ответственности как всего Правительства, так и отдель ных министров за результаты деятельности в деле обеспечения и за щиты прав человека. Можно было бы предусмотреть в Федеральном конституционном законе «О Правительстве РФ» основания для от ставки всего Кабинета министров или отдельных членов за массовое нарушение прав человека.

Суды в правовом государстве выступают в качестве самого эф фективного инструмента защиты прав граждан. Так, одним из важных результатов судебной реформы является то, что количество граждан, отдающих предпочтение при защите своих прав судебным органам за последние годы выросло на 10%.

Тем не менее не все ожидания от результатов судебной рефор мы были достигнуты. Как обоснованно отмечается Уполномоченным по правам человека в России В. Лукиным: «Начатая в 90-х годах в Рос сии судебная реформа позволила добиться укрепления независимости судей, положила начало формированию института мировых судей, постепенному введению суда присяжных, установлению судебного контроля за правомерностью применения мер процессуального харак тера. Однако законодательные и организационные мероприятия по следних лет не обеспечили достижения многих целей реформы»[10].

Сегодня в России на каждые 10 000 жителей приходится 1, федерального судьи, однако ощущается острая нехватка федеральных судей – их численность планируется довести до 35 734 человек (2, судьи на 10 тыс. населения). Одна из причин необходимости почти двукратного увеличения судейского корпуса – постоянно увеличива ющееся количество дел, рассматриваемых судьями[11].

Неудовлетворенность правосудием обусловлена, прежде всего, не субъективными факторами, а объективными причинами: нарушени ем независимости судей, недостаточным уровнем оперативности при рассмотрении дел и, наконец, отсталостью существующей судебной системы от степени развития российского общества.

Широко распространены нарушения закона при рассмотрении и гражданских, и уголовных, и арбитражных дел. Конституционные нормы, установившие права граждан и гарантии реализации этих прав и отраженные в действующем законодательстве, судьями часто не со блюдаются. Эффективной защиты от нарушений закона судьями, дей ствующей на систематической и предсказуемой основе, сейчас не су ществует. Совместное действие причин недопустимого положения в судебной системе - неисполнение действующего закона судьями и се рьезных дефектов законодательства – усиливает негативное воздей ствие на общество.

Так, по результатам опросов общественного мнения, проведен ных в 2003 году, судебной власти доверяют всего 28,3%, тогда как не доверяют 47,7% [12]. Одна из важнейших причин, по которой граж дане не доверяют суду, - это неверие в справедливость решений, выно симых судом – 54,3% опрошенных[13], т.е. отсутствие гарантий реали зации принципа равенства перед судом.

В ходе судебной реформы поднималась проблема неприкосно венности судей. Хотя в большинстве европейских стран никакой осо бой процедуры привлечения судей к ответственности не существует.

Полицейский имеет право начать расследование в отношении судьи так же, как и в отношении всех других граждан. Это равенство всех перед законом и судом, осуществляемое на практике. В соответствии с изменениями в законе о статусе судей, решение по вопросу о воз буждении уголовного дела в отношении судьи теперь принимается Генеральным прокурором РФ на основании заключения судебной кол легии суда соответствующего уровня о наличии в действиях судьи признаков преступления.

Когда зам. главы администрации Президента РФ Дмитрию Ко заку, который занимался разработкой законопроектов по судебной реформе, задали вопрос о том, что нужно ли ограничивать неприкос новенность судей в России, ведь в Европе все судьи завидуют нашим судьям, он ответил: «Да, конечно, завидуют. А их граждане нашим завидуют? Они хотят быть судимыми нашим судом?».

О неэффективности судебной системы свидетельствует и тот факт, что больше всего нарушений Европейской конвенции по жало бам против России выявлено в 2006 году по вопросам нарушения пра ва на справедливое судебное разбирательство – 64.

Институт Уполномоченного по правам человека – одно из луч ших нововведений в деле защиты прав человека. Однако для усиления его правозащитной функции как на федеральном, так и на региональ ном уровнях следует наделить омбудсменов не только правом законо дательной инициативы, но и обязанностью давать заключения по про ектам законов, затрагивающим права и свободы граждан. Думается, такой предварительный контроль за предлагаемыми законопроектами позволил бы во многом снять негативные последствия в случае нару шения ими прав и свобод человека.

Статья 45 Конституции РФ предусматривает возможность че ловека защищать свои права и свободы всеми способами, не запре щенными законом.

Самозащита прав человеком включает в себя разнообразные способы. Прежде всего, широко распространены обращения граждан в государственные органы и органы местного самоуправления, возмож ность которых предусмотрена ст. 33 Конституции РФ. Обращения граждан представляют собой не только способ защиты прав граждан, но и реализацию права граждан на участие в управлении делами госу дарства. С одной стороны, организация своевременного и правильного рассмотрения обращений граждан позволяет осуществлять обществен ный контроль за исполнительной властью, добивается восстановления нарушенных прав граждан, обеспечения социальной справедливости.

С другой стороны, информационно-аналитическая работа по обраще ниям граждан способствует широкому информированию руководите лей органов государственной власти и местного самоуправления о наи более острых проблемах, существующих среди населения страны. Та ким образом, письменные и устные обращения граждан, содержащие в себе коллективное или личное мнение, оценки, требования, просьбы, пожелания, помогают совершенствовать работу федеральных и мест ных органов, обеспечивают двустороннюю связь между государством и населением.

К сожалению, долгое время право граждан на обращения не было урегулировано на законодательном уровне, только в 2006 году был принят Федеральный закон «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ»[14]. Несмотря на долгое время, в течение которого раз рабатывался этот закон, ряд существенных вопросов, связанных с обеспечением прав граждан, остался неурегулированным. Так, напри мер, существенным моментом в рассмотрении жалобы является опре деление срока исполнения принятого по ней решения, а также уста новление момента завершения всего производства по жалобе. В дей ствующем законе такой срок не установлен. По-видимому, его должен определить сам орган, вынесший решение.

Другим важным способом самозащиты прав граждан является обжалование в суд действий должностных лиц, нарушающих права граждан. В действующем Законе РФ от 27 апреля 1993 г. «Об обжало вании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граж дан»[15] обязанности по доказыванию спора определяются следую щим образом:

а) государственный орган или орган местного самоуправления, их должностные лица, действия и решения которых обжалуются, обя заны документально доказать законность своих действий и решений, т.е. они должны доказать законность, основываясь только на докумен тах и не вправе использовать другие средства доказывания;

б) гражданин обязан доказывать лишь факт нарушения своих прав и освобождается от обязанности доказывать незаконность обжа луемых действий. При этом гражданин вправе использовать любые законные средства доказывания.

Таким образом, закон устанавливает дополнительные преиму щества гражданам в спорах с органами власти, что далеко не всегда используется в судебной практике.

Кроме того, защищая свои права, гражданин может обратиться за помощью в средства массовой информации и правозащитные орга низации, привлечь внимание к своим проблемам путем публичных выступлений, что урегулировано соответствующими законами.

Наконец, если исчерпаны все внутригосударственные средства правовой защиты, то в соответствии с ч.3 ст.46 Конституции РФ каж дый может обратиться в международные органы по защите прав чело века. Особенно актуальным данное право стало после вступление Рос сии в Совет Европы и присоединения к Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод. В настоящее время Россия по количеству обращений в Европейский суд по правам человека стоит на одном из первых мест. Поток жалоб на Россию впечатляет: только в 2006 году в Европейский Суд их поступило 10 569. Тем не менее, большое количество таких обращений свидетельствует не только о возросшей правовой грамотности российских граждан, но и о том, что в своем государстве граждане не могут получить удовлетворение сво их жалоб, восстановления своих прав.

В заключение следует отметить, что, несмотря на большой ар сенал средств, которыми российские граждане могут воспользоваться для защиты своих прав, используются они не в полной мере. Необхо димо постоянное правовое просвещение жителей России относительно тех прав, которыми они обладают и способов защиты, которыми они могут воспользоваться для защиты своих прав. Таким образом, систе ма защиты прав человека в России находится в стадии становления и только от совместных усилий органов государства, правозащитных организаций, и самих граждан будет зависеть, как скоро такая система заработает в полную силу.

Литература и примечания:

1. Фляйнер Т. Что такое права человека. - М., 1997. - С. 129.

2.Окуньков Л.А. Президент Российской Федерации. Конститу ция и политическая практика. - М., 1996. - С. 40.

3. Снежко О.А. Президент Российской Федерации – гарант прав и свобод граждан // Право и политика. - 2005. - № 2. - С. 69.

4. СЗ РФ. 1999. № 42. Ст. 5005;

2000. № 31. Ст.3205;

2002. №19.

Ст.1792;

№ 30. Ст. 3024;

№ 50. Ст.4930;

2003. № 27. Ст. 2709;

2004. № 50. Ст.3950;

2005. № 30 (ч. 1). Ст. 3104;

2006. № 1. Ст. 13. № 29. Ст.

3124;

№ 50. Ст. 5279.

5. См.: Самсонов В.Н. Круглый стол журнала «Государство и право» : «Проблемы правовой ответственности государства, его орга нов и служащих»// Государство и право. - 2000. - № 3. - С. 35.

6. См.: Красинский В.В. Правовая оценка российского лоббизма // Юридический мир. - 2004. - № 8-9.- С. 86.

7. Аргументы и факты. - 2004. - № 48. - С. 17.

8. Однако есть и более удручающие данные. Например, в иссле довании Руткевич М.Н. (Воспроизводство населения и социально демографическая ситуация в России // Социс. 2005. № 7. С. 30) гово рится о том, что «децильный коэффициент» в России равен 25 - 30, а в Москве превышает 50.

9. Комсомольская правда. - 2007. - № 58 (21 апреля). - С. 10. Лукин В. Заявление «К 140-летию начала судебной реформы в России» // Доклад Уполномоченного по правам человека в Россий ской Федерации за 2004 год. - М., 2005. - С.268.

11. См.: Яковлев В. На очереди – обеспечение доступности и по вышение качества правосудия // Российская юстиция. - 2001. - № 11. С.11.

12.См.: Митрошенков О.А. Отношение населения и госслужа щих к существующему правопорядку // Социс. - 2004.- № 5. - С.117.

13. Митрошенков О.А. Указ. раб. С. 119.

14. СЗ РФ. 2006. № 19. Ст. 2060.

15. ВВС. 1993. № 19. Ст. 685;

СЗ РФ. 1995. № 51. Ст. 4970.

© Г.Н. Комкова, 2010 г.

В.И. Кокин, начальник Управления ФСКН России по РБ, генерал-лейтенант полиции, г. Уфа ПРОБЛЕМЫ ОГРАНИЧЕНИЯ ПРАВ И СВОБОД ЛИЦ С ДЕВИАНТНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ В УСЛОВИЯХ МОДЕРНИЗАЦИИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ И ПРАВОВОЙ СИСТЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Наркоситуация в любой стране в значительной степени зависит от дееспособности и эффективности формируемой и реализуемой гос ударственной антинаркотической политики, являющейся продуктом (результатом) деятельности общегосударственной политической си стемы. Можно привести немало примеров прямой корреляции между изменениями в антинаркотической политике и состоянием наркоситу ации.

Объявленная Президентом Российской Федерации Д.А. Медведевым модернизация всех сторон жизни Российского госу дарства коснется прежде всего политических и правовых систем Рос сии, что, безусловно, внесет существенные изменения в протекающие в обществе социальные процессы, а это в свою очередь не может не отразиться на условиях осуществления противодействия наркоугрозе и особенно профилактике наркомании.

В этой связи прогнозы вероятного развития ситуации, сопря женной с проблемами наркомании, по нашему мнению, могут пред ставлять определенный интерес для научной общественности.

Как известно, на основании принятой на тот или иной период времени государственной антинаркотической политики, разрабатыва ются федеральные и региональные программы противодействия наркомании, осуществляется антинаркотическая законодательная и иная правотворческая работа, планируется выделение средств на ре сурсное обеспечение антинаркотической деятельности и т.п.

Под модернизацией государственной антинаркотической поли тики мы понимаем переход от формально-теоретического к реально практическому подходу к ее формированию на основании реалий се годняшнего дня, перспектив развития наркоситуации и наркоугроз, планирования ресурсного обеспечения исходя из объективно суще ствующих потребностей, а не по остаточному принципу.

Сегодня уже ни для кого не секрет, что наркомания представля ет собой одну из острейших социальных и криминальных проблем современности. Уровень наркопотребления таков, что реально создает угрозу здоровью и благополучию людей, способствует распростране нию коррупции, экстремизма, терроризма и организованной преступ ности, подрывает общественный порядок, разрушает экономические, социальные и культурные основы общества. При этом непосредствен ным объектом наркоагрессии является молодое поколение. В этом са мая страшная угроза – потеря генофонда нации. Поэтому можно рас сматривать наркотики, и особенно героин, как особый вид оружия массового поражения, причем, селективного действия - направленного на молодежь.

По оценке Организации Объединенных Наций, к 2010 году структура наркопотребителей в Российской Федерации включала око ло 2 млн потребителей опиатов, более 3 млн потребителей каннабино идов (в первую очередь марихуаны) и примерно полмиллиона потре бителей кокаина и синтетических наркотиков. Основная часть этого 6-миллинонного контингента – в возрасте до 40 лет. Продолжитель ность жизни наркомана редко превышает 10 лет[1]. Если в 2009 году от передозировки наркотиков ежедневно умирало более 80 жителей России, то прогнозируемая ежедневная смертность в 2010 году может достичь 200 случаев. Известное утверждение «бывших наркоманов не бывает» подтверждается возвратом к наркопотреблению более 90% больных, прошедших лечение и реабилитацию в наркологических учреждениях России.

И задача государственной антинаркотической политики на со временном этапе состоит в том, чтобы свести к минимуму существу ющий в сознании личности дисбаланс правовых установок с личност ными установками морально-нравственного плана, определенный пе рекос в сторону отрицания позитивно важнейших из них. При этом нужно учитывать, что данный дисбаланс возникает в силу того, что правовые установки формирует государство, а моральные – преиму щественно общество, его социальные группы. Чтобы добиться макси мально возможного баланса между ними, государству необходим бо лее тесный контакт с обществом. Проще говоря, взаимная экстраполя ция правовых норм и морально-нравственных норм, выработка прием лемых для обеих сторон установок становится возможной только на этапе максимальной демократизации государства и существования развитого гражданского общества.

Следует отметить, что правовые и моральные нормы вообще тесно связаны друг с другом и находятся в постоянном взаимодей ствии. Морально-нравственные нормы, заложенные в сознание лично сти, оказывают значительное и порой даже более сильное влияние на поведение индивида, чем нормы права, а вместе они регулируют об щественные отношения [2].

Важнейшей частью совокупности морально-нравственных и, следовательно, правовых норм общества и большинства его социаль ных групп являются общечеловеческие ценности – те морально нравственные установки, без которых невозможно нормальное суще ствование демократического правового государства и развитого граж данского общества. В связи с этим приоритет общечеловеческих цен ностей в демократическом государстве должен пронизывать все сферы деятельности государства, и в том числе процессы создания и приме нения правовых норм.

Отсюда логично проистекает и взаимоподчиненность прав лич ности, осуществляющей жизнедеятельность в социуме, и прав самого социума. К сожалению, в обществе нередко пропагандируется тезис о приоритете прав личности над правами социума как совокупности личностей, что стимулирует в общественном сознании отрицание прав социума в пользу прав личности и формирование на этой основе нега тивного правосознания, в т.ч. и приятия наркотической субкультуры со всеми ее отрицательными последствиями для социума. Полагаем, что надуманные дебаты о приоритете прав личности над правами со циума есть аналог бесконечного философского спора о том, что пер вично – яйцо или курица. Нельзя так однозначно противопоставлять права личности правам социума и наоборот, должен быть установлен разумный баланс. Потребление наркотиков не является неотъемлемым правом человека, более того, нарушает права других людей. Между наркоманами и теми кто неприемлет наркотики нарастает наркокон фликт, который эффективно может разрешать только основанная на понимании сути этого конфликта государственная антинаркотическая политика.

Разработка, законодательное установление и реализация огра ничений прав и свобод индивида сами по себе – наиболее сложные и неоднозначные проблемы юридической системы. Поскольку очень трудно и очень важно обеспечить при этом должное равновесие между правами и свободами индивида и интересами демократического обще ства в соответствии с основополагающей задачей Конституции (Ос новного Закона), направленной на сохранение максимально возмож ной степени свободы личности и соблюдения ее прав. И тем более, что принципы, цели и правовая форма ограничений, т.е. основы (общие условия) ограничений прав и свобод, устанавливаются Основным За коном с целью непосредственной защиты индивида, его прав и свобод от произвола со стороны других индивидов, общества и государства.

Особенно со стороны государства, поскольку Основной Закон ограни чивает государственную власть в возможности посягать на права и свободы личности[3].

Разработке мер по ограничению прав и свобод наркомана должно предшествовать разрешение трех основных вопросов: является ли индивид, злоупотребляющий наркотиками, личностью;

имеется ли настоятельная необходимость в ограничении прав и свобод такого ин дивида и, наконец, – есть ли правовые основания для этого?

Ответ однозначен – имеются, поскольку на основе наркопо требления индивид деградирует до уровня безличности, активирует деятельность негативного характера, а правовые нормы предполагают возможности ограничения подобной деятельности.

Уже сам факт первоначального потребления наркотиков содер жит в себе запуск в действие механизма разрушительных тенденций, т.к. результирующим итогом такого действия является самоуничтоже ние личности в индивиде и нанесение определенного ущерба обще ству, от которого происходит его отчуждение. Однако, в течении всего процесса саморазрушения личности, т.е. до «конечной точки» - момен та юридического подтверждения на основе результатов медицинской экспертизы факта полной утраты индивидом личности и превращения его в безличность, у государства нет оснований к полному ограниче нию установленных норм свободы индивида в обществе. Ибо до выхо да индивида на данную «конечную точку» саморазрушающаяся лич ность все-таки продолжает оставаться личностью (пусть даже и ущербной в определенной степени), находится в социуме, продолжает нести в нем определенные функции и, следовательно, обладает право мочностью на владение определенными правами и свободами[4]. Но общество уже с момента первоначального потребления наркотика ин дивидом начинает воспринимать наркопотребителя как обузу, как утраченный объект социума, паразитирующий на нм. И это вполне справедливо, поскольку именно за счет общества потребитель удовле творяет свои негативные потребности – общество тратит огромные ресурсы на восстановление «статус-кво» и несет реальные потери.

Обществом и государством установлены и поддерживаются си лами общественного осуждения и государственного принуждения определенные морально-нравственные и правовые нормы по отноше нию к производству, сбыту и потреблению наркотиков. При этом нор мы общественного осуждения зависят от уровня развития общества в целом и в ряде случаев значительно более строги и категоричны, чем нормы установленные государством. И наоборот - государство в ряде случаев стремится установить более жесткие нормы регуляции, враз рез с бытующими в обществе относительно либеральными социаль ными представлениями. Процесс в последнее столетие идет именно в таком направлении, что подтверждается принятием определенных юридически закрепленных ограничений, в т.ч. и международно правового характера, направленных на регуляцию данной сферы.

Далее, нарушение наркоманом установленных норм является действием негативного характера, подлежащим наказанию в соответ ствии с уголовным или административным законодательством.

Личность, еще не дошедшая до «крайней точки», но уже взяв шая на себя роль саморазрушителя и разрушителя сферы обществен ных отношений, в процессе саморазрушения постепенно приобретает и усиливает свою негативную по отношению к социуму ориентацию и постепенно практически полностью выходит из правового поля соци ума, поскольку в данном случае происходит отчуждение е от обще ства, и личность превращается в опасную, асоциальную безличность.

В результате систематического употребления наркотиков про исходит стремительная девальвация индивида как личности с разру шением морально – нравственных и правовых основ регуляции пове дения. Ценности жизни, закрепленные традиционной моралью, оказы ваются низвергнутыми, формируется наркоманская система ценно стей, определяющая асоциальный, антигражданский способ жизнедея тельности и окончательно превращающий личность в безличность.

Осуществляя такую жизнедеятельность, добиваясь своих лич ных целей любой ценой, наркоманы доходят до открытого антагониз ма в отношениях с другими индивидами, обществом и государством, результирующим итогом которого становится противодействие наркомана установленным общественным нормам, в том числе и пра вовым. Поэтому лиц, потребляющих, а в особенности – лиц, вопреки нормам права и общественным установкам сбывающих в корыстных целях наркотики, можно отнести к антагонистам, как и уголовных пре ступников, экстремистов и террористов радикального толка, стремя щихся силовыми средствами изменить либо собственный социальный статус, либо общественно-политическое устройство окружающего их социума.

Наконец, имеются и конкретные юридические основания для ограничения прав и свобод наркомана. Речь идет прежде всего о кон ституционно-правовых основаниях.

К данным конституционным основам ограничения прав и сво бод следует отнести такие нормы Конституции РФ, определяющие принципы ограничений, как:

признание человека, его прав и свобод высшей ценностью и уважение достоинства личности (ст.2 и ч.1 ст.21);

соответствие ограничений конституционно закрепленным це лям (ч.3 ст.55 и ч.1 ст.56);

соразмерность ограничений конституционным целям (ч. ст.55);

равенство ограничений прав и свобод (ч.2 ст. 19);

запрет на ограничение прав и свобод по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности (ч.2 ст. 19);

требование определенной правовой формы закрепления огра ничений ((ограничения должны устанавливаться исключительно феде ральным законом) ч.3 ст.55 и ч. 1 ст.56);

соответствие ограничений прав и свобод международным стан дартам (ч.4 ст. 15 и ч.1 ст. 17).

Таким образом, Основной Закон предполагает ограничение всех других прав и свобод, но только в целях, установленных Конституцией РФ. А это – защита основ конституционного строя, защита нравствен ности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечение обороны страны и безопасности государства.

При этом уточняется, что данные конституционные нормы должны находиться в соответствии с положениями международных актов в той мере, в какой это необходимо для достижения данных це лей.

Таким образом, Основным Законом государство предполагает ограничение прав и свобод человека и гражданина при решении сле дующих задач: поддержание правопорядка;

обеспечение личной без опасности;

обеспечение внутренней и внешней безопасности общества и государства;

создание благоприятных условий для экономической деятельности и охраны всех форм собственности;

учет минимальных государственных стандартов по основным показателям уровня жизни, культурное развитие граждан.

Поскольку действия наркоманов имеют прямо противополож ный данным задачам вектор направленности, Конституция, тем самым предоставляет и определенные возможности ограничения их прав и свобод в рамках вышеперечисленных статей. Поэтому с точки зрения права имеются все основания для такого ограничения.

Когда наркоман разрушает свою личность, сводя в себе к нулю бытие общественных отношений, закрепленных нормами права, и пре вращаясь в асоциальную безличность, то данным индивидом одновре менно делается добровольный выбор к отказу от реализации граждан ских функций и жизнедеятельности в обществе. Это означает отчуж дение его от государства и общества, следовательно, и от правового поля, которым устанавливаются нормы общественного бытия, в т.ч.

права и свободы. Следовательно, выпадение наркомана из правового поля, превращение его в безличность одновременно означает и добро вольное отчуждение наркомана от прав и свобод, обеспеченных госу дарством и обществом гражданину и члену общества. Тем самым наркоман уже добровольно ограничивает себя в правах и свободах, добровольно ставит себя вне морально-нравственных и правовых норм, регулирующих отношения в социуме.

В такой ситуации общество и государство, основываясь на кон ституционных нормах, разумеется, могут и должны юридически огра ничивать права и свободы наркомана в пользу прав и свобод лично стей, входящих в социум. Ведь не останавливаются же общество и государство перед лишением прав и свобод иных носителей деструк тивных действий – убийц, воров, террористов, экстремистов и других асоциальных элементов, чьи действия реально ущемляют права и сво боды нормальных членов социума.

Права и свободы человека – это ценностный ориентир, позво ляющий применять «человеческое измерение» не только к государ ству, праву, закону, законности, правовому порядку, но и к граждан скому обществу. Степень зрелости и развитости последнего в значи тельной мере зависит от состояния дел с правами и свободами челове ка, от объема этих прав и свобод, от уровня их реализации[5]. Широко распространившиеся идеи гражданского общества и правового госу дарства основаны на признании прав человека. Но демократия немыс лима не только без самых широких прав для граждан, но и без опреде ленных запретов и ограничений, установленных против различного рода антиобщественных явлений.

Таким образом, при разработке законодательства, связанного с ограничениями прав и свобод наркоманов, нам представляется вполне разумным руководствоваться ч.3 ст.55 Конституции Российской Феде рации, которая устанавливает названные выше критерии, в соответ ствии с которыми могут быть ограничены права и свободы. Но следует учитывать и то, что данный пункт содержит лишь указание о том, что ограничение должно действовать в той мере, в какой это необходимо в конкретных случаях.

Вместе с тем, придерживаясь позиции необходимости установ ления ограничений прав и свобод наркомана, считаем, что такие огра ничения – это «post factum», поскольку они могут быть применены лишь тогда, когда наркоман уже превратился в асоциальную безлич ность, стремительно деградирующую до уровня простой биологиче ской особи.

По нашему твердому убеждению абсолютным приоритетом ан тинаркотического противодействия должна являться профилактика наркомании, т.е. конкретные действия превентивного характера, направленные на индивида с целью детерминации в его сознании устойчивого неприятия наркотической субкультуры. Профилактика должна базироваться на становлении своего рода общественного им мунитета к вредным привычкам, начиная с детско-подросткового воз раста, формировании социальной востребованности и занятости насе ления, в первую очередь молодежи, вовлечения ее в разнообразные программы развития, предоставлении возможности для реализации талантов. Одновременно в профилактических целях вполне обосно ванно могут быть ограничены права и свободы наркомана путем вве дения обязательной постановки на учет, в т.ч. и на максимально ран ней стадии наркопотребления, организации обязательного лечения от наркозависимости, установления на период ремиссии соответствую щего контроля со стороны правоохранительных органов и органов здравоохранения, а также государственного патронажа.

Подводя итоги сказанному, попытаюсь кратко сформулировать основные сегодняшние проблемы профилактики наркомании:

-отсутствие законодательных оснований для максимально пол ного выявления на ранней стадии лиц, потребляющих наркотики их своевременному лечению и социальной реабилитации;

-недостатки в формировании и материальном обеспечении гос ударственной антинаркотической политики как на федеральном, так на региональном и местном уровнях;

-неразвитость системы оказания наркологической и медико социальной помощи населению.

Полагаем, что эти проблемы могут быть успешно решены в хо де модернизации политических и правовых систем в Российской Фе дерации.

Теперь коснусь некоторых проблем антинаркотического зако нодательства.

Прежде всего это относится к вопросам государственного управления антинаркотической деятельностью.

Антинаркотическая деятельность государства невозможна без предварительного планирования ее ресурсного обеспечения. Я имею в виду финансовое, нормативное правовое, научное, организационное, кадровое и т.п.

Дело в том, что федеральное законодательство не предусматри вает обязательную постановку на учет потребителей наркотиков. По становка на учет это дело добровольное, т.е. необходимо согласие са мого лица или его законных представителей.

В этой связи необходимы соответствующие изменения и до полнения в федеральный закон в части обязательного учета лиц, изоб личенных в немедицинском употреблении наркотических средств.

Одной из серьезных причин, сдерживающих выявление нарко потребления и наркозависимости на ранней стадии, когда еще воз можны полное излечение и реабилитация наркозависимых, является отсутствие установленного порядка системного и регулярного тести рования учащейся молодежи. На законодательном уровне обязатель ное тестирование отдельных категорий граждан не предусмотрено, что дает основания разного рода «правозащитникам» утверждать о нару шении прав человека и гражданина. Данная проблема сдерживает изу чение состояния наркоситуации в детско-подростковой и молодежной среде и, соответственно, выработку необходимых мер реагирования на нее.

Наряду с этим, результаты анализа наркоситуации свидетель ствуют о настоятельной необходимости увеличения количества цен тров медико-социальной реабилитации больных наркоманией. Не смотря на то, что количество наркологических коек, развернутых на территории республики, соответствует Программе государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной ме дицинской помощи, их число явно недостаточно для эффективного лечения и последующей социальной реабилитации наркозависимых лиц.

Основанием для дальнейшего развития наркологии могут стать положения Стратегии национальной безопасности Российской Феде рации до 2020 года, утвержденной Указом Президента РФ от 12.05.2009 № 537, о том, что решение задач национальной безопасно сти в сфере здравоохранения и здоровья нации в среднесрочной и дол госрочной перспективе достигается в том числе путем формирования национальных программ по лечению социально значимых заболеваний (онкологические, сердечно-сосудистые, диабетологические, фтизиат рические заболевания, наркомания, алкоголизм) с разработкой единых общероссийских подходов к диагностике, лечению и реабилитации пациентов. Основной прирост наркобольных происходит за счет детей и юношей-учащихся средних и высших образовательных учреждений, поэтому необходимым элементом процесса модернизации системы наркологической помощи должны стать подготовка высококвалифи цированных врачей-наркологов и иных специалистов, особенно в об ласти детской и юношеской наркологии, внедрение передовых мето дов диагностики и лечения наркомании детей и подростков, социаль ной реабилитации наркобольных.

Представляется необходимым в ближайшие годы создать еди ную федеральную систему мониторинга наркоситуации на основе Стратегии государственной антинаркотической политики, в соответ ствии с которой предусматривается смещение акцента с силовых и запретительных способов решения проблемы на лечение, а затем на реабилитацию после этого лечения и меры профилактики.

Основной целью государственной стратегии антинаркотической политики является существенное сокращение немедицинского потреб ления наркотиков населением, которое должно достигаться на двух основных направлениях:

сокращение спроса на наркотики путем организации системно го взаимодействия механизмов профилактической, лечебной и реаби литационной работы;

сокращение предложения наркотиков путем целенаправленного пресечения их нелегального производства и оборота внутри страны и снижения уровня внешней наркоагрессии.

Суть профилактики должна базироваться на становлении своего рода общественного иммунитета к вредным привычкам, включая наркоманию, путем формирования востребованности личности моло дых людей и предоставление им возможности для реализации своего творческого потенциала.

Привести наркозависимого человека к лечению, затем даже вы лечить его крайне важно, но абсолютно недостаточно. Возвращаясь из наркологической больницы, человек попадает в ту же самую среду, которая до этого содействовала его наркомании. Главной задачей должно стать возвращение наркомана к полноценной жизни, а для это го требуется максимально полный отрыв от прежней среды.

Пора к процессу реабилитации подойти системно и по государственному. Надо создать систему реабилитационных центров, которые бы на новой технологической основе, объединяя усилия госу дарства, общества и бизнеса, кардинально решали проблему.

В целях повышения заинтересованности и ответственности ре гионов перед федеральным центром за эффективность антинаркотиче ской деятельности считаем необходимым дополнить оценочные кри терии, установленные Постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2009 года № 322, показателем уровня наркозаболеваемости в субъекте Российской Федерации в расчете на 100 тыс. населения, а также расхо дами консолидированного бюджета субъекта Российской Федерации на мероприятия по профилактике алкоголизма, наркомании, токсико мании среди подростков и молодежи в возрасте от 11 до 24 лет в рас чете на 1 человека данной категории.

Предполагается, что модернизация политической и правовой систем России будет развиваться в сторону либерализации. Однако при этом нельзя забывать, что любые изменения антинаркотического законодательства в сторону либерализации государственной политики всегда ведут к возрастанию численности наркопотребителей.

Литература и примечания:

1. Мониторинг наркотической ситуации в Республике Башкор тостан по итогам 2009 года (Атлас). – Уфа: Здравоохранение Башкор тостана, 2010. – С. 6.


2. В.И. Кокин. Личность наркомана: проблемы отчуждения и разрушения (социально-философский аспект). Автореферат диссерта ции на соискание ученой степени кандидата философских наук. Уфа.

2009 – С. 10–11.

3. Малько А.В. Политическая и правовая жизнь России: акту альные проблемы. М., 2000. – С.121.

4. С чего начинается личность. – М.: Политиздат, 1979. – С.

232–233.

5. Личность в ХХ столетии: Анализ буржуазных теорий. – М.:

Мысль, 1979. – С. 232.

© В.И. Кокин, 2010 г.

Л.И. Глухарева, д-р юрид. наук, проф.

каф. гум. права юрид. фа культета Института экономики, управления и права РГГУ, г. Москва «АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ ПОВОРОТ» В СТРАТЕГИИ МОДЕРНИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ РОССИИ В Российской Федерации за последние десятилетия ощущается заказ на модернизацию, настоятельно заявляет о себе потребность осуществления нового витка государственно-правового развития стра ны. Риторика осовременивания российской государственной и право вой системы, причем по самому широкому фронту, присутствует прак тически во всех областях юридической жизни. Разумеется, идея мо дернизации не нова, в разных вариантах и с разными целями она не раз осуществлялась в истории России. Например, только в ХХ в. стави лись цели демократизации общественных отношений, разделения вла стей в организации государственного аппарата, гуманизации уголов ной системы, преодоления последствий репрессий, повышения благо состояния населения[1] и др., но каждый раз самым сложным вопро сом оказывалось отыскание тех средств, которые наиболее успешным образом смогут привести к означенным целям.

Не является исключением и современный период, для осу ществления которого разными авторами предлагаются различные средства, как фундаментального, так и более частного характера [2].

Но вс же, определяющими, стратегическими среди них следует счи тать права человека, поскольку последние с наибольшей степенью эффективности способны осуществить «антропологический поворот», составляющий суть современности, направить новации на человека, гуманизацию общественных отношений. «Антропологический пово рот» сегодня крайне необходим России, поскольку «современность»

означает «высокое качество населения»[3], комфортное самочувствие каждого члена общества, трансформацию массового сознания в направлении усвоения гуманистических идеалов и рационализма при некотором сохранении специфики этнонациональных традиций. А от этого, естественно, зависит уровень интеллектуальных ресурсов стра ны, переход государства на инновационное развитие. Известный поли толог Л. Радзиховский, например, считает, что для модернизации «необходимо интеллектуальное и моральное оздоровление России.

Необходимо изменение качества жизни. Уровень образования. Право вая защищенность. Экология. Медицина. Права человека» [4]. Именно права человека, их гуманистический потенциал способны сыграть роль тех средств, которые могут осовременить отечественную государ ственно-правовую систему [5], сориентировать стратегию [6] модерни зации России на человека.

Впрочем, приоритеты государственно-правового развития Рос сии в контурном виде были обозначены еще в начале 90-х гг. прошло го века, когда тезис о человеке, его правах и свободах в качестве выс шей ценности был закреплен на конституционном уровне [7]. Сегодня же настало время оценить результаты действия прав человека, соотне сти итоги с российской реальностью, подумать о целесообразности дальнейшего применения их на практике в том виде, в котором они до сих пор были известны (т.е. как западный институт).

Следует отметить, что ни одна страна мира не модернизирова лась за счет только собственных сил. Россия в сфере прав человека также много почерпнула из западноевропейских источников. Но пер вые результаты показывают, что прямое воспроизведение западных образцов не дали того эффекта, на который можно было бы рассчиты вать, наблюдая политический опыт и социально-экономические до стижения стран Западной Европы и США. Это подвигает к предполо жению, что плодотворным может стать реформирование другой направленности – через заимствования, но на базе национальных тра диций. Для России, как становится вс более очевидным, целесообраз на модернизация, реципирующая успехи разных народов, но в сочета нии с лучшими чертами самобытной национальной культуры. В ин тервью датской радиовещательной корпорации Президент РФ Д.А.

Медведев, указывая ориентиры демократического развития России, выдвинул тезисы, развивающие именно такую установку: «Мы не должны для себя изобретать никаких новых демократических ценно стей», «демократические принципы должны иметь национальное пре ломление», «демократия должна отвечать уровню развития общества и экономических институтов [8].

В этой связи актуально продумать и создать отечественную со циокультурную концепцию прав человека, которая давала бы понима ние человеческих прав, адекватное российским условиям, указывала на потенциальные возможности, место, роль и значение прав в госу дарственно-правовой и социальной системах, исключала надежды на достижение каких-то результатов, которые права человека принципи ально не могут дать.

Для формирования такой концепции важно учитывать положе ния западной (классической) теории прав человека, которая создала основу для появления универсальных прав. Необходимо принимать во внимание традиционные российские ценности, особенно в части оцен ки человеческой личности. Не лишним будет и учет подходов, исполь зуемых сегодня незападными моделями человеческих прав. Если сум мировать показатели, следующие из всего этого, то нужно сделать вывод, что российские стандарты прав человека в целом близки запад ноевропейским. Доводы и подтверждения тому таковы.

В первую очередь, близость ценностей, лежащих в основе за падной концепции прав человека и принимаемых российской культу рой. На Западе права человека возникли и развиваются, как известно, на принципах индивидуализма. Права идентифицируются со свободой, поэтому к правам человека в собственном смысле относят только гражданские и политические права, которые, как известно, защищают автономию и самостоятельность индивида. Социально-экономические права квалифицируются в качестве программных ориентиров в сфере политики социального и правового государства, в деле общественной солидарности и помощи слабым и обездоленным. Предполагается, что наличие прав зависит, главным образом, от усилий самого человека, его самодеятельности, поэтому права именуются естественными и не отчуждаемыми, полагаются равными для всех. Права стимулируют активность личности, прививают чувство ответственности, формируют установку на повседневную борьбу за свои права. Признание взаимно сти на равной основе развивает уважение к свободе и правам других людей. Права подлежат выражению в законе, который не воспринима ется собственностью государства, а фиксирует лишь объективную ре альность. Именно поэтому предъявляются высокие требования к нор мативной формализации прав, их знанию, навыкам выполнения про цессуальных действий по реализации и защите. Права человека проти востоят произволу государства (его агентов), поэтому считается, что они предупреждают перерождение государственности в тоталитарную власть. Существование прав человека связывается с демократией и гражданским обществом, участием граждан в формировании органов государства, контролем за деятельностью его должностных лиц. Счи тается, что государство должно минимальным образом присутствовать в жизни человека («государство – ночной сторож прав и интересов своих граждан»), оно обязано подключаться лишь при посягательствах на права. Права человека – светский институт, стоящий на страже со циально-политического плюрализма. Права человека относят к защит ным юридическим механизмам, поэтому сложилась практика понима ния в качестве прав только тех, которые могут быть защищены в су дебном порядке [9].

Очевидно, что многие из перечисленных идей и ценностей находят прямой отклик в современных российских общественных от ношениях (сказывается многовековой опыт вестернизации), они ярко заявляют о себе, особенно в сопоставлении с традициями незападных стран. Например, это установка на принцип личности, а не группомер ного человека, как на Востоке. Возрастает тенденция к индивидуали зации, а не к коллективистскому образу жизни, о чем свидетельствуют многочисленные социологические исследования [10]. Имеется стрем ление россиян к свободе и равноправию, а не к гармонии и солидарно сти. Приняты ориентиры на демократические, а не на клиентские или иерархические отношения. Права имеют светский и отражающий со циальный плюрализм характер (в противовес дарованным и сакраль ным по происхождению правам в понимании не-Запада). В основе прав лежит гуманистическое, а не теоцентричное мировоззрение. Пра ва равнозначны с обязанностями и не воспринимаются как вытекаю щие из них. Приоритет отдан законодательному, а не этическому, ре лигиозному или обычному регулированию общественных отношений.

Произошел отказ от всеохватного патернализма в отношениях госу дарства и личности. Интенсивно развиваются юридические механизмы защиты прав и т.д.

Но очевидны и различия. Прежде всего, заметно сочетание ин дивидуалистических и коллективистских установок в образе жизни россиян, поэтому права индивида признаются как имеющие такую же значимость, как и права социальных общностей. Заявлена необходи мость толкования индивидуальных прав в контексте нравственно духовных ценностей, выдвигается требование их непротиворечивости этическим (светским, православным и др.) канонам. Приоритет отдает ся справедливости и равноправию в отличие от свободы. С государ ством связываются основные надежды на социальную защищенность людей. Социально-экономические права востребованы в большей сте пени, чем гражданские и политические. Российская культура ставит перед правами человека очень высокие интеллектуальные и воспита тельные сверхзадачи, поскольку они воспринимаются не столько в качестве юридического инструмента защиты индивидуальных притя заний, сколько в качестве гуманистической программы формирования личности, ее духовно-нравственного и гражданского сознания. По этим причинам институт прав человека было бы целесообразно имено вать в нашей стране как «права и обязанности человека».


С точки зрения модернизационных задач, именно эти аспекты прав человека, указывающие на специфику российской общественной жизни, нужно активизировать и развивать в первую очередь. Именно они позволят эффективно осуществлять модернизацию в России, сде лать ее необратимой, обеспечить «антропологический поворот» в об щественных и государственно-правовых отношениях.

Литература и примечания:

1. Об этапах модернизации российской правовой системы см.:

Несмиянов А.Н. К вопросам о формировании и основных этапах мо дернизации российской правовой системы // Гражданское общество и правовое государство как факторы модернизации российской правовой системы: Материалы международной научно-теоретической конфе ренции. Санкт-Петербург, 11-12 декабря 2009г. / Под. общ. ред. Н.С.

Нижник. В 2 ч. СПб.: Астерион, 2009. С.32-36. О витках модерниза ции, ее целях и особенностях для разных стран см.: Малько А.В., Са ломатин А.Ю. О некоторых чертах модернизационных процессов в современных условиях // Государство и право. - 2004. - № 3. - С. 23-31.

2. Подробнее см., например: Гражданское общество и правовое государство как факторы модернизации российской правовой систе мы: Материалы международной научно-теоретической конференции.

Санкт-Петербург, 11-12 декабря 2009г. / Под общ. ред. Н.С. Нижник. В 2 ч. СПб.: Астерион, 2009.

3. Новейший философский словарь. 2-е изд. - Мн.: Интерпрес сервис;

Книжный Дом, 2001. - С.641.

4. Л. Радзиховский. Приоритеты // Российская газета. - 2010. 18 мая.

5. Малько А.В. и Саломатин А.Ю. также считают, что «обнов лении права происходит сегодня прежде всего на основе уважения свободы и собственности индивида» (Указ. соч. С.24-25). Несмиянов А.Н. аналогичным образом полагает, что «основным направлением модернизации правовой системы является создание таких условий, чтобы центром правовой системы действительно стал ее основной субъект – человек как носитель субъективных прав и обязанностей»

(Указ. соч. С.35).

6. Под стратегией в данном случае понимается система связан ных единым замыслом мер, направлений, планов, прогнозов и т.д.

гармоничного развития человеческой личности. Ее роль заключается в том, чтобы координировать и направлять все действия и ресурсы госу дарства на достижение поставленных социальных целей (подробнее см.: Гаврилов О.А. Стратегия правотворчества и социальное прогнози рование. - М., 1993. - С. 26-27).

7. Ст.2 Конституции РФ 1993г. (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. – 2009. - № 4. - Ст. 445.

8. Российская газета. – 2010 г. - 28 апреля.

9. Необходимо отметить, что здесь изложены идеи классическо го, идущего от эпохи Просвещения учения о правах человека. В насто ящее время, особенно в странах Европы, многие из этих положениий переинтерпретированы под влиянием принципов социального госу дарства.

10. См., напр., сайты ВЦИОМ, Левада-центра, Института со циологии РАН и др.

© Л.И. Глухарева, 2010 г.

А.В. Янгиров, д-р экон. наук, проф., НФ БашГУ, г. Нефтекамск ПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН В Послании Президента Республики Башкортостан Государ ственному Собранию-Курултаю республики на первом месте стоит задача продолжения модернизации Башкортостана.

Попытаемся оценить общие условия, в которых предстоит осу ществлять Республике Башкортостан модернизацию экономической системы.

Если на уровне предприятия основным результатом хозяйство вания считать прибыль, то на уровне региона это будет добавленная стоимость, составляющая важнейшую часть регионального продукта (наряду с промежуточным продуктом). Поэтому, на наш взгляд, неотъ емлемым элементом в анализе экономического развития является учет особенностей валового регионального продукта.

Для получения агрегированной динамики развития экономики, соединяющей плановый и рыночный периоды хозяйствования, нами осуществлен пересчет макроэкономических показателей по системе баланса народного хозяйства в систему национальных счетов, т.е. пе реход от национального дохода к валовому региональному продукту (ВРП). Для этого использовалась следующая информационная база:

межотраслевые балансы БАССР за 1966, 1972, 1977 и 1982 гг., а также показатели национальных счетов (СНС) Республики Башкортостан (РБ) за 1990-2009гг.

Сформирован ряд ВРП РБ в динамике за 1966, 1972, 1977, 1982, 1990, 1992 и за 1995-2009 гг. (в ценах 1990 г.). Всего охвачено 44 года.

Выявлено, что до 1990 г. экономика республики развивалась достаточ но динамично, а затем до 1995 г. происходило значительное сокраще ние ВРП, достигшее 63,3% от уровня 1990 г.

После некоторого оживления в 1997 г., кризис 1998 г. вызвал падение ВРП до 57,0% от уровня 1990 г., т.е. производство упало ниже объемов 1975 г. За 1999-2008 гг. наблюдался подъем экономики, и, согласно графику, производство в 2008 г. достигло уровня 110,3% от 1990 г.

Однако последствия мирового финансового кризиса, проявив шиеся уже в конце 2008 г., не могли не отразиться на развитии как Российской Федерации, так и Республики Башкортостан. Тем не ме нее, система реализованных антикризисных мер в республике, ориен тация на траекторию устойчивого развития позволила смягчить эко номический спад, более эффективно противостоять протекающему финансово-экономическому кризису. В результате по итогам 2009 г.

ВРП республики составил 106,4%, а ВВП Российской Федерации опу стился на уровень 1990 г. Таким образом, возникает первая задача – обеспечение модернизации экономической системы в условиях пере ломления тенденций стагнации и обеспечения дальнейшего устойчи вого экономического роста.

В Послании Президента республики особое внимание обращает ся на реализацию ключевых задач, поставленных Председателем Пра вительства страны Владимиром Владимировичем Путиным: «Первое – обеспечение устойчивой работы системообразующих предприятий, содействие программам их технического обновления и модернизации.

Второе – стимулирование отечественного высокотехнологичного экс порта. Третье – развитие жилищного строительства. Четвертое – под держка внутреннего спроса. И, конечно, борьба с безработицей, реше ние проблем моногородов».

Одним из главных объектов модернизации являются основные фонды в экономике. Необходимо оговорить, что одной из трудностей оценки регионального развития является достаточно долгий период обработки Росстатом статистической информации по регионам. Так, полноценная статистическая информация по итогам 2008 г. региональ ного развития была опубликована лишь в конце 2009 г. В этой связи на момент подготовки материала отсутствовали подобные региональные статистические данные по 2009 г. и приведен анализ по 2008 г. Если попытаться провести оценку основных фондов Приволжского Феде рального округа (ПФО) на начало 2009 г., то можно отметить, что по совокупной их стоимости лидирующие позиции занимают такие реги оны, как республики Башкортостан, Татарстан, а также Самарская об ласть и Пермский край. На их долю приходится около 51,9% (в 2005 г.

- 53%) всей стоимости основных фондов ПФО. На замыкающих пози циях находятся Ульяновская область, республики Мордовия и Марий Эл (их удельный вес в совокупности составляет лишь 7,4%).

Наивысшая общая степень износа основных фондов на начало 2009 г. по сведениям Росстата зафиксирована в Пермском крае (58,3%), Оренбургской области (57,1%), Кировской области (55,7%).

Минимальными значениями степени износа обладают Республика Башкортостан (43,3%), Чувашская республика (44,8%), Нижегородская область (46,2%). В целом по Приволжскому федеральному округу за 2000-2009 гг. коэффициент износа основных фондов повысился и до стиг примерно уровня в 50%. Это обусловлено повышением степени износа в 12 регионах из 14 (за исключением Самарской области и Рес публики Башкортостан). Но даже наименьший по Приволжскому фе деральному округу коэффициент износа основных фондов в 43,3% нельзя признать удовлетворительным. Поэтому требуется усиление мер по обновлению основных фондов.

Президентом республики ставится задача продолжения внедре ния новых технологий, поиск и разведка нефтяных месторождений.

Важно сохранить и развивать традиции технико-технологической мо дернизации в энергетике, нефтепереработке, химии и нефтехимии.

Необходимо в кратчайшие сроки разработать схему и программу раз вития энергосистемы республики. Предстоит серьезная работа по реа лизации нового закона об энергосбережении.

В машиностроении нужно продолжить диверсификацию произ водства, изготовление экспортной и импортозамещающей продукции, изделий двойного назначения. Приоритетной задачей является выпуск двигателей для истребителей пятого поколения. Важно обеспечить мировой уровень качества вертолетов, автомобильной техники. Следу ет продолжить освоение новых рынков предприятиями, которые про изводят станки, а также оборудование для нефтегазового комплекса.

Отдельная задача – организация сборки импортной сельхозтехники и локализация в республике производства необходимых узлов и агрега тов.

По мнению Президента республики, нужно активнее диверси фицировать АПК, развивая специализированные хозяйства и выпуск продукции более высокого передела. Следует также добиваться балан са интересов производителей сельскохозяйственной продукции, пере рабатывающих предприятий и торговли. Развивать инфраструктуру услуг для сельхозпредприятий.

Одной из главных задач становится максимальная занятость населения. Даже в кризисный год удалось за счет ввода новых произ водственных объектов организовать более 6 тысяч новых рабочих мест. А в ближайшие годы их предстоит создать не менее 50 тысяч.

Модернизация экономической системы невозможна без обеспе чения перелома в демографической ситуации. Демографическая ситу ация в Российской Федерации на современном этапе оценивается как неудовлетворительная. В ней происходит процесс ежегодного абсо лютного уменьшения населения. Так, если на начало 1992 г. население страны составляло 148,7 млн. чел, то на начало 1995 г. – 147,9 млн.

чел., на начало 2000 г. – 146,9 млн. чел., на начало 2002 г. – 145,6 млн.

чел., на начало 2005 г. – 143,5 млн. чел., на начало 2010 г. – 141,9 млн.

чел. То есть население уменьшилось за эти годы на 6,8 млн. чел. Тем не менее, в последние годы наблюдается в РФ замедление уменьшения численности населения от 700 до 100 тыс. чел. в год.

Демографическая ситуация в регионах Приволжского федераль ного округа отражает негативные тенденции в воспроизводстве насе ления в России. В подавляющем большинстве регионов Округа мигра ция не компенсирует естественную убыль населения. В результате численность населения имеет тенденцию к уменьшению. На совре менном этапе практически все регионы Приволжского федерального округа характеризуются отрицательными темпами общего прироста, что связано с тем, что во всех регионах весьма существенен отрица тельный естественный прирост. Хотя нельзя не заметить замедление этого негативного процесса.

Наивысшие отрицательные значения естественного прироста в 2008 г. характерны для Нижегородской, Пензенской, Кировской, Сара товской областей, Республики Мордовия. Наибольший чистый мигра ционный отток наблюдается в 2008 г. в таких регионах, как Мордовия, Удмуртия, Кировская, Оренбургская области, Республика Марий Эл, Пермский край. За счет значительного чистого миграционного притока существенно смягчается ситуация по убыли населения в Самарской и Нижегородской областях, республиках Башкортостан и Татарстан,. В итоге наибольший отрицательный общий прирост населения в 2008 г.

можно зафиксировать в Республике Мордовия, Кировской, Пензен ской, Нижегородской областях, Республике Марий Эл. Наименьший – в республиках Татарстан, Башкортостан, Самарской и Оренбургской областях, Чувашской и Удмуртской республиках.

В 2009 г. продолжилась позитивная тенденция в демографиче ской ситуации Республики Башкортостан. Достигнут естественный прирост в 2,3 тыс. чел. Его усилило положительное сальдо миграции, в итоге общий прирост составил 8,5 тыс. чел. Однако следует помнить, что если в 2000 г. численность населения республики составляла почти 4 млн. 120 тыс. чел., то на начало 2009 г. – 4 млн. 57 тыс. чел.

В Послании Президента Республики Башкортостан ставится за дача, чтобы уже в ближайшее время была принята республиканская программа «Семья» на 2010-2012 годы. Отмечается, что следует доби ваться более значимых результатов в развитии здравоохранения. Нуж но усиливать его восприимчивость к достижениям науки, техники и технологий, инновационных идей. Одна из важнейших задач – повы шение доступности лекарственной помощи.

Источником модернизации экономической системы являются инвестиции в основной капитал. За период реформ инвестиции в ос новной капитал Российской Федерации значительно упали (в 1998 г.

их уровень составил 21,1% от 1990 г.). И даже в 2008 г. их уровень не поднялся выше 66% от 1990 г. Напротив, в Республике Башкортостан падение инвестиций в основной капитал оказалось намного меньше, чем в целом по Российской Федерации (минимальный уровень соста вил в 1998 г. 51,2% от 1990 г.). А в 2008 г. инвестиции в Республике Башкортостан более, чем в 1,5 раза превышали уровень 1990 г. В кри зисном 2009 г. в республике в отличие от Российской Федерации в целом удалось сохранить дореформенный уровень (106,4% и 54,6% от 1990 г. соответственно), хотя их падение оказалось значительно глуб же. В 2009 г. объем инвестиций (по данным Башкортостанстата) соста вил 139,7 млрд. руб. или 69,0% от уровня 2008 г. Для сравнения: по Российской Федерации в целом этот показатель составил 83,0% по сравнению с 2008 г.

По Приволжскому федеральному округу Республика Башкорто стан входит в число регионов, где осуществляются наибольшие объе мы инвестиций, наряду с такими регионами, как Республика Татар стан, Нижегородская Самарская области, Пермский край. В целом ос новным источником финансирования инвестиций в республике были привлеченные средства предприятий, на долю которых пришлось 53,6% от общего объема инвестиций в основной капитал. Собственные средства составили 46,4%.

Доля инвестиций в основной капитал в валовом региональном продукте по Республике Башкортостан в среднем за 1996-2008 гг. пре вышала как среднероссийское значение, так и средний показатель по Приволжскому федеральному округу. Но по показателю производи тельности инвестиций в основной капитал относительно ВРП в 1995 2008 гг. (руб. ВРП на 1 руб. инвестиций) Башкортостан несколько от стает от среднероссийского значения.

Можно выделить следующие проблемы инвестиционной актив ности в Республике Башкортостан: слабая роль банковского кредито вания;

направленность инвестиций в большей степени на производство промежуточного, а не конечного продукта;

диспропорциональность структуры финансирования по видам экономической деятельности;

существенное снижение нормы инвестиций по таким видам деятель ности, как сельское хозяйство, добыча полезных ископаемых, обраба тывающие производства.

В качестве основного направления развития инвестиционной ак тивности продолжает оставаться замена изношенной техники и обору дования (эту цель реализуют 69% организаций республики). Далее по значимости следуют автоматизация производства (45%), экономия энергоресурсов (43%), снижение себестоимости продукции (42%), охрана окружающей среды (41%), внедрение новых производственных технологий (36%).

Президентом республики подчеркивается, что вся система мер должна быть ориентирована на создание еще более благоприятного инвестиционного климата, усиление инвестиционной активности.

В Послании Президента Республики Башкортостан обращается внимание на то, что в прошлом году значительные государственные средства были направлены в банковский сектор. Это позволило сохра нить его финансовую устойчивость. Однако капитализация региональ ных банков остается низкой. В пять раз сократилось ипотечное креди тование. Низкий уровень долгосрочных ресурсов не позволяет финан сировать реальный сектор в нужном объеме. Объем банковских инве стиций в основной капитал в 2009 г. составил 9,6 млрд. рублей, хотя республиканский банковский сектор от Банка России получил 61, млрд. рублей. А это сопоставимо с бюджетом республики! Хочется спросить – дошли ли эти деньги до предприятий? И какой от этого эффект для экономики?

Нередко совместно с инвестициями в основной капитал рас сматривают научно-технический потенциал.

В Российской Федерации в настоящий момент внедряется лишь 2-4% передовых технологий, в то время как в развитых странах этот показатель колеблется от 80 до 86%. Причем период внедрения новых разработок за рубежом в 7 раз короче, чем на территории РФ. Доля наукоемких отраслей в общем объеме выпускаемой продукции остает ся крайне низкой.

Среди регионов по научно-техническому потенциалу суще ственно выделяется Республика Башкортостан наряду с такими регио нами, как Нижегородская, Самарская области, Республика Татарстан, Пермский край. Вместе с тем заметно отставание Республики Марий Эл.

В Послании отмечается, что республике жизненно необходимы передовые производства и технологии, новые виды продукции с высо кой добавленной стоимостью и современная инфраструктура. Нужны внятные предложения, чтобы экономика стала восприимчивой к наукоемким технологиям, эффективнее заработали ключевые отрасли.

Нужно формировать спрос на инновации, в том числе посредством частно-государственного партнерства, венчурного финансирования.

В рамках реализуемых на территории Республики Башкортостан инвестиционно-инновационных проектов в 2010-2014 гг. планируется привлечь свыше 600 млрд. руб., создать около 55000 рабочих мест. Из 76 инвестиционных проектов на долю обрабатывающих производств приходится 41 проект, добычи полезных ископаемых – 3, сельского хозяйства – 7, создания инновационной инфраструктуры – 6, предо ставления прочих коммунальных, социальных и персональных услуг – 5, транспорта и связи – 2, производства и распределения электроэнер гии – 1, оптовой и розничной торговли – 1, инфраструктурного обес печения – 10.

Однако по интегральному показателю научно-технического по тенциала Республика Башкортостан находится лишь на 5-м месте в Приволжском федеральном округе, что заставляет проявлять большую активность в этой сфере.

Рассмотрим отдельные параметры финансового потенциала ре гионов Приволжского федерального округа за 2008 г. Очевидно, что одним из важнейших элементов финансового потенциала региона яв ляется региональный бюджет.

Можно утверждать о наличии существенного финансового по тенциала в республиках Башкортостан, Татарстан, Самарской области, Пермском крае. На замыкающих позициях – уже встречавшиеся ранее Республика Марий Эл, Чувашская республика, а также Пензенская, Кировская, Ульяновская области.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.