авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Уральский федеральный университет

имени первого Президента России Б. Н. Ельцина»

Институт государственного управления и предпринимательства

ИНСТИТУТ

ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ

И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА:

ДНИ СТУДЕНЧЕСКОЙ НАУКИ Материалы Всероссийской научно-практической конференции (26-27 апреля 2012 года) Часть 1 Екатеринбург 2012 УДК 378.1 ББК Ч 448.4 (2) я 43 И 286 ИГУП: Дни студенческой науки : Материалы Всерос. науч.-практ. конф.

(26–27 апреля 2012 г.) : в 2-х ч. / Ин-т гос. упр. и предпринимательства УрФУ;

департамент гос. и муниц. упр.;

департамент инноваций и предпринимательства;

департамент маркетинговых коммуникаций и брендинга.

– Екатеринбург, 2012.

Ч. 1: Региональные аспекты состояния и перспектив развития социальной политики. Современное состояние и перспективы развития отраслей, рынков и хозяйствующих субъектов: региональные аспекты / [отв. ред. Л. И. Воронина, В. В. Акбердина]. – 2012. – 164 с.

Секция РЕГИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ СОСТОЯНИЯ И ПЕРСПЕКТИВ РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ Представлены материалы по различным проблемам социальной политики в сферах образования, социальной защиты населения, здравоохранения, занятости населения, в том числе в предпринимательстве. Рассматриваются современные технологии государственного и муниципального управления:

формирование положительного имиджа органов местного самоуправления, PR технологии в государственном секторе, технологии эффективности деятельности органов власти, информационное обеспечение деятельности органов власти. Анализируются такие актуальные проблемы как социальные и технические аспекты предоставления населению нового жилья взамен ветхому;

повышение энергетической эффективности;

развитие электронного правительства как одного из направлений повышения эффективности деятельности органов власти;

установление границ пенсионного возраста в условиях старения населения.

Надеемся, что мнение авторов и предлагаемые ими подходы будут интересны не только для представителей научного сообщества, но и для практиков.



Руководитель: Заслуженный работник культуры Российской Федерации, кандидат социологических наук, доцент Воронина Людмила Ивановна.

Г. Е. Ахахлина Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина г. Екатеринбург К вопросу о формировании положительного имиджа органов местного самоуправления Необходимость целенаправленной деятельности в области формирования положительного имиджа власти вызвана наличием в сознании населения устоявшихся отрицательных образов чиновников. По мнению В. Виноградова, одной из трудностей, с которыми сталкиваются служащие органов местного самоуправления, является феномен ассоциативного имиджа: «Речь идет о явлении переноса в общественном мнении устоявшихся оценок, имиджевых представлений с тех или иных типичных или привычных действующих субъектов в обществе на других субъектов, чаще всего деятельностно с ними связанных. Этот феномен особенно ярко проявляется в автоматическом переносе населением в нынешние условия на нынешние органы местного самоуправления своих социальных ожиданий, сформированных в социалистическом обществе, причем неразрешенность этих ожиданий по объективным социально-политическим причинам естественно работает на формирование негативного имиджа местного самоуправления» [1].

Данные социологических исследований, проведенных консалтинговым центром «Статус» в 2004–2008 годах и Муниципальным фондом поддержки малого бизнеса и предпринимательства в 2007 году, свидетельствуют о наличии определенных проблем во взаимоотношениях органов власти и населения [2].

К таким проблемам относятся отчужденность власти от населения, низкий уровень доверия органам власти, социальная апатия населения, а также представление о том, что власть не добивается социально значимых результатов. Такие общественные настроения приводят к тому, что инициативы органов власти не находят должной поддержки у населения. В результате наблюдаются определенные сложности при реализации тех или иных решений, предпринимаемых органами представительной и исполнительной власти.

Данная ситуация требует профессионального реагирования со стороны органов местного самоуправления с целью формирования положительной противодействующей составляющей имиджа.

Другим проявлением этого феномена является перенос в общественном мнении негативных проявлений в поведении отдельных представителей властных структур на всех носителей властных полномочий, в т. ч. и местных функционеров. Противодействием здесь являются не только открытость и гласность в работе органов местного самоуправления (далее – МСУ) и исключение любых случаев укрывательства нарушений, но и целенаправленное формирование положительного имиджа муниципальных служащих на достойных примерах.

Имидж в значительной мере детерминирует поведение граждан по отношению к органам местной власти. Формирование позитивного имиджа органов местного самоуправления является необходимым условием эффективного функционирования и развития данного социального института.

Говоря о формировании положительного имиджа органов местного самоуправления, необходимо понимать, что это собирательный образ, формируемый ни одним должностным лицом, а сообществом представителей интересов органов местного самоуправления в целом. Поэтому необходимо создание корпоративного имиджа.





Корпоративный имидж местного самоуправления есть целостное восприятие института местного самоуправления различными субъектами российского общества на основе интегрированного восприятия его субъектов (функционеров, органов, структур, объединений), включающего понимание и оценку [2].

Можно выделить ряд структурных компонентов корпоративного имиджа МСУ:

1. Имидж профессиональных функций и услуг МСУ – представления людей, населения о роли и значении органов МСУ на местах, о качестве предоставляемых ими услуг;

2. Имидж субъектов взаимодействия – представление о статусе и других характеристиках субъектов взаимодействия от демографии населения и характеристик его объединений до понимания и оценки субъектов государственной власти;

3. Внутренний имидж – это представления функционеров МСУ всех уровней об институте местного самоуправления, целях и направлениях его развития;

4. Имидж руководителей органов и структур МСУ;

5. Имидж функционеров МСУ (рядовых представителей органов и структур МСУ);

6. Социальный имидж – общее представление широкой общественности об институте МСУ;

7. Деловой имидж – представление субъектов хозяйственной деятельности, деловых кругов, других партнеров по взаимодействию о деловых возможностях, деловой активности, деловой культуре субъектов института местного самоуправления;

8. Имидж внешнего восприятия – это необходимая в современных условиях часть формирования представления о местном самоуправлении, включающая зрительное восприятие атрибутов функционирования (офисов, внешнего вида и культуры общения функционеров, культуры делопроизводства и т. д.).

Крайне важно, чтобы каждый структурный компонент корпоративного имиджа местного самоуправления формировался целенаправленно. В противном случае, вступит в действие стихийное формирование имиджа.

Массовое сознание в силу определенных стереотипов наполнит своим содержанием упущенный элемент, что грозит, во-первых, вынужденным преодолением сложившихся информационных установок, а, во-вторых, прямыми потерями позиций и формированием негативного имиджа. Проблемы формирования положительного имиджа органов местного самоуправления нашли отражение в ряде нормативных правовых актов. В целях повышения доверия общества к государственным институтам, обеспечения условий для добросовестного и эффективного исполнения служащими должностных обязанностей, исключения злоупотреблений была проведена работа по закреплению норм служебного поведения государственных и муниципальных служащих. На основании Указа Президента Российской Федерации от 12.08.2002 № 885 «Об утверждении общих принципов служебного поведения государственных служащих» [3] в муниципальных образованиях были разработаны кодексы служебной этики муниципальных служащих (к примеру, в городском округе «Первоуральск») [4].

Согласно Указу Президента Российской Федерации от 28.04.2008 № «Об оценке эффективности деятельности органов местного самоуправления городских округов и муниципальных районов» и Распоряжению Правительства Российской Федерации от 11.09.2008 № 1313-р, показатель удовлетворенности населения качеством муниципальных услуг, а также деятельностью органов местного самоуправления введен в общий перечень показателей оценки эффективности деятельности органов местного самоуправления [5].

В то же время необходимо отметить, что в отношении формирования положительного имиджа органов местного самоуправления пока не выработано единой политики. На уровне муниципальных образований недостаточно уделяется внимания этому вопросу. В соответствии с этим проблемы формирования позитивного имиджа органов местного самоуправления требуют теоретического и практического изучения, разработки комплекса мер для их решения.

Библиографический список 1. Виноградов В. Формирование корпоративного имиджа местного самоуправления // Городское управление. 2001. № 8. URL:

http://emsu.ru/um/default.asp?c=1022&p= 2. Мартынова В. Е. Актуальность технологии формирования имиджа органов местного самоуправления в условиях современных инноваций. URL:

http://pr.tsu.ru/articles/ 3. Об утверждении общих принципов служебного поведения государственных служащих: Указ Президента РФ от 12 августа 2002 г. № 885 (с изменениями от 20 марта 2007 г., 16 июля 2009 г.). URL:

http://base.garant.ru/ 4. Кодекс этики и служебного поведения муниципальных служащих городского округа Первоуральск: утвержден решением Первоуральской городской Думы от 31 марта 2011 г. № 343. URL: http://base.garant.ru/ 5. Об оценке эффективности деятельности органов местного самоуправления городских округов и муниципальных районов: Указ Президента РФ от 28 апреля 2008 г. № 607 (с изм. и доп.). URL:

http://base.garant.ru/ А. А. Бармин, Т. Е. Зерчанинова Уральский институт – филиал РАНХиГС г. Екатеринбург Эффективность деятельности территориальных органов Федеральной службы исполнения наказаний Актуальность темы обосновывается необходимостью реализации современной государственной политики развития уголовно-исполнительной системы (далее – УИС), одной из основных целей которой является повышение эффективности работы учреждений и органов, исполняющих наказания, до уровня европейских стандартов обращения с осужденными и потребностей общественного развития. К основным стратегическим направлениям развития УИС до 2020 года относится повышение эффективности управления, которое включает совершенствование ведомственного контроля, создание и использование комплексной системы непрерывного мониторинга и оценки деятельности [3].

Проблема, рассматривающаяся в статье, связана с несовершенством системы критериев и показателей оценки эффективности деятельности территориальных органов Федеральной службы исполнения наказаний России (далее – ФСИН). Целью статьи является анализ сложившейся практики оценки эффективности деятельности территориальных органов ФСИН и направлений ее совершенствования.

В рамках модели управления по результатам оценка эффективности деятельности органов власти понимается как совокупность эффектов управленческой деятельности. В зависимости от того, на какой вид эффекта делается акцент, специалисты по-разному определяют эффективность: как соотношение целей и результатов;

как соотношение затрат (издержек) и результатов;

как соотношение результатов деятельности и социальных потребностей, интересов и ценностей людей. Эффективность в целом определяется качеством управленческой деятельности. Поэтому степень эффективности представляет собой меру качества управления.

Оценка эффективности деятельности территориальных органов ФСИН проводится в рамках инспектирования их деятельности. Инспектирование представляет собой «комплекс мер по изучению, проверке и оценке фактического выполнения федерального законодательства, приказов и распоряжений Минюста России, ФСИН России, состояния оперативно служебной, производственно-хозяйственной и финансово-экономической деятельности, соблюдения законности и прав осужденных и лиц, содержащихся под стражей, готовности к действиям в условиях осложнения оперативной обстановки в подчиненных им учреждениях». Инспектирование проводится с целью оценки результативности деятельности территориального органа ФСИН по выполнению возложенных на него задач [6].

Для оценки деятельности территориальных органов ФСИН при инспектированиях утверждена методика, согласно которой эффективность управленческого воздействия территориального органа на положение дел в подведомственных ему подразделениях УИС оценивается по 20 показателям [5]. Анализ этих показателей позволяет прийти к выводу о том, что предметом оценки в основном является организация различных видов деятельности (организация работы коллегии территориального органа ФСИН, организация служебных командировок, организация инспектирования подведомственных подразделений УИС, организация работы по взаимодействию со средствами массовой информации, организация работы с обращениями граждан и т. п.).

Таким образом, на основе данной методики осуществляется в основном оценка процесса, а не результата деятельности территориального органа управления.

По системе показателей выставляется два вида оценок: «удовлетворительно» и «неудовлетворительно». Показатели деятельности ФСИН публикуются на официальном сайте [7].

9 февраля 2012 года состоялось расширенное заседание коллегии ФСИН, посвященное подведению итогов УИС в 2011 году и постановке задач на год. Директор ФСИН генерал-полковник внутренней службы А. А. Реймер обозначил проблемы, требующие особого внимания.

«Несмотря на сокращение численности спецконтингента и ввод новых площадей в следственных изоляторах, до настоящего времени в территориальных органах ФСИН России размер санитарной площади, приходящейся в среднем на одного содержащегося под стражей, не доведен до нормы, установленной законодательством Российской Федерации (…) По-прежнему пристального внимания требуют воспитательные колонии, где в течение прошлого года допущено 8 преступлений, столько же, сколько и в 2010 году. Основной причиной этих происшествий стало попустительство развитию в среде осужденных воровских традиций на фоне всепрощения и заигрывания администрации с воспитанниками.

Продолжают выявляться факты создания привилегированных условий так называемым «ворам в законе», «смотрящим» и прочим «авторитетам», завуалированной передачи администрацией учреждений исполнительно распорядительных функций осужденным. Заигрывание с лидерами уголовно преступной среды в конечном итоге приводит к неспособности руководителей учреждений и управлений контролировать обстановку (…) Не снижается уровень побегов из-под надзора. В расчете на одну тысячу осужденных, находящихся под надзором, он возрос на 6,3%. Причины и условия совершения побегов не меняются годами. Практически все они допускаются по причине отсутствия контроля, самоуспокоенности руководителей и сотрудников при несении службы, а также в результате отсутствия упреждающей информации и низкой результативности профилактической работы.

Продолжает оставаться большим число осужденных, не погашающих иски.

Из 234 тыс. человек, имеющих иски, погашает их только 98 тыс. или 41,6%.

В 24 территориальных органах ФСИН России допущено снижение по сравнению с предыдущим годом объемов производства. Отмечается низкая экономическая эффективность производственной деятельности отдельных учреждений, что приводит к росту кредиторской задолженности, в том числе и по обязательным платежам.

Несмотря на то, что численность условно осужденных в 2011 году снизилась на 5,2%, уровень повторной преступности среди этой категории осужденных возрос на 8,4%, при этом уровень продлений испытательного срока снизился на 23,9%, уровень возложения судом дополнительных обязанностей также снизился на треть (…) В последние два года на острие проблемных вопросов, требующих незамедлительного решения, выходит ситуация с текучестью кадров и замены кадрового ядра, обусловленная не только уходом на заслуженный отдых сотрудников, достигших предельного срока службы, но и освобождением службы от руководителей и сотрудников, препятствующих, в силу непонимания или осознанного противодействия, реформированию системы (...) В 2011 году сотрудниками подразделений собственной безопасности выявлено 584 факта неслужебных связей (2010 г. – 475). В отношении сотрудников УИС (2010 год – 372) возбуждено 416 уголовных дел (2010 год – 356), из них 261 – коррупционной направленности (2010 год – 192)» [1].

По итогам 2011 года можно признать работу учреждений и органов УИС в целом удовлетворительной (по системе «удовлетворительно» – «неудовлетворительно»), так как было исполнено практически все, что было запланировано на год в рамках реализации Концепции развития УИС до года. Однако, с учетом сохраняющихся долгое время проблем, можно сделать вывод, что УИС функционирует недостаточно эффективно.

Система оценки эффективности деятельности на основе показателей, предоставляемых самими территориальными органами ФСИН, применяется в УИС давно. В настоящее время разрабатывается новая модель оценки эффективности, которая «предполагает участие в ней Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, заинтересованных федеральных органов исполнительной власти, общественных организаций и средств массовой информации (…) Новая модель оценки эффективности деятельности территориальных органов ФСИН России заработает в текущем году и будет применена в полном объеме по итогам работы за 2012 год» [1].

Таким образом, совершенствование системы оценки эффективности деятельности территориальных органов ФСИН происходит в направлении расширения возможностей внешнего общественного контроля. Идея общественного контроля уже реализована применительно к обеспечению прав человека в местах принудительного содержания [4]. «Взаимоотношения между государственной властью и гражданским обществом в России развиваются в настоящее время в направлении усиления влияния последнего на процессы функционирования и развития государственно-правовых институтов (…) Развитие форм и методов взаимодействия общественных структур и органов государственной власти связано с реализацией, прежде всего, такой важной функции, как общественный контроль» [2: 3].

Общественный контроль представляет собой управленческую функцию, форму участия граждан в государственном управлении. Она связана с развитием форм и методов взаимодействия общественных структур и органов государственной власти. Это взаимодействие должно быть конструктивным, основанным на принципах сотрудничества, не должно сводиться к критике и выявлению недостатков, а должно предполагать установление диалога, создание условий для успешного решения стратегических и текущих задач деятельности органов ФСИН.

Библиографический список 1. Выступление директора ФСИН России генерал-полковника внутренней службы А. А. Реймера на расширенном заседании коллегии ФСИН России февраля 2012 года // Официальный сайт ФСИН. URL:

http://www.fsin.su/news/index.php?ELEMENT_ID=28904 (дата обращения:

20.03.2012 г.).

2. Колодин Р. В. Правовые и организационные аспекты общественного контроля за деятельностью воспитательных колоний: Автореф. дисс.... канд.

юридич. наук. Вологда, 2010. 25 с.

3. О Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года: Распоряжение Правительства Российской Федерации от 14.10.2010 № 1772-р // Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

4. Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания: Федеральный закон от 10.06.2008 № 76-ФЗ (ред.

от 06.12.2011) // Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

5. Об оценке деятельности территориальных органов Федеральной службы исполнения наказаний при инспектированиях: Приказ ФСИН РФ от 31.01. № 40 // Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

6. Об утверждении Инструкции об организации инспектирования территориальных органов ФСИН России: Приказ ФСИН РФ от 20.12.2005 № 913 // Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

7. Показатели деятельности ФСИН России // Официальный сайт ФСИН России. URL: http://www.fsin.su/activity/performance_fsin_of_russia (дата обращения: 20.03.2012 г.).

И. С. Басова Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина г. Екатеринбург Проблема отсутствия должного государственного регулирования туристического бизнеса Туристическая отрасль в России стала развиваться в начале 90-х годов XX века после падения железного занавеса. Объем рынка первоначально был невысок, но ситуация стала меняться в конце 1990-х – начале 2000-х годов.

Туристический рынок ежегодно начал прирастать на 20–30%. Стремительное развитие данной отрасли при одновременном несовершенстве действующего законодательства привели к нарастанию негативных последствий, особенно в части конкуренции. Актуальность проблемы регулирования отношений в туристической индустрии очевидна, и это в очередной раз подтвердилось в январе 2012 года в связи с банкротством туроператора федерального масштаба – компании «Ланта-тур». С каждым днем эксперты все чаще говорят о выстраивании финансовых пирамид в туристическом бизнесе. Обрушение этих организации лишь дело времени. А значит, еще тысячи российских туристов могут оказаться в ситуации клиентов «Ланта-тур».

Механизм формирования пирамиды известен. Это активный рост объемов бизнеса, не соответствующий росту платежеспособного спроса, который может обеспечиваться только за счет ценового демпинга. Когда туроператору не хватает оборотных средств, он берет кредиты, полученные от банков, и использует их для покрытия расходов от предыдущих туров. Чтобы увеличивать доходы, необходимо наращивать продажи, все больше вкладывать в развитие, все агрессивнее конкурировать, по большей части по низкой цене. В какой-то момент активно растущим компаниям не хватает привлеченных финансовых ресурсов. Как следствие, возникает желание воспользоваться средствами клиентов для покрытия кассовых разрывов. А когда средств на покрытие кассового разрыва не хватает и банк отказывает в выдаче кредита, то пирамида обрушивается. В России, по неофициальным данным, подобным образом реализуются почти 45% всех туров [3].

Государственное регулирование развития туризма подразумевает воздействие государства на деятельность хозяйствующих субъектов и рыночную конъюнктуру для реализации государственных социально экономических приоритетов и выработки единой концепции развития туристской сферы, а не устранение последствий неверно выстроенной политики работы предприятий туристической индустрии.

На данный момент единственный нормативно-правовой акт, обладающий высшей юридической силой в области туристских отношений, является Федеральный закон «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» [1;

2]. Законодательство Российской Федерации о туристской деятельности состоит из названного закона, а также принимаемых в соответствии с ним федеральных законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации. В связи с этим основной целью законодательных органов должна быть деятельность по объединению юридических правил и процедур, касающихся туризма, во всеобъемлющее законодательство.

Главная цель государственной политики развития туризма должна быть направлена на создание нового, более эффективного комплекса услуг и продуктов туризма, который смог бы обеспечить и удовлетворить потребности как российских, так и зарубежных туристов. Кроме того, туристический комплекс должен внести весомый вклад в развитие экономики страны за счет увеличения рабочих мест, налоговых поступлений в бюджет страны и притока иностранной валюты.

Библиографический список 1. Об основах туристской деятельности в Российской Федерации:

Федеральный Закон № 132 от 24.11.1996.

2. О внесении изменений в Федеральный Закон «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации»: Федеральный Закон № 12 от 05.02.2007.

3. URL: http://парамедиа. РФ/100013201.html Е. В. Батуева Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина г. Екатеринбург Роль некоммерческих организаций в решении социальных проблем Оставшаяся в наследство от социализма модернизированная система учреждений социального обеспечения не в состоянии решать задачи, встающие перед обществом, находящимся на пути перехода от государственно уравнительной к рыночно-конкурентной системе социальных отношений.

Нынешняя ситуация пока еще обстоит таким образом, что даже многие трудоспособные и активные граждане вынуждены находиться в определенной степени на иждивении общества, не говоря о том, что отсутствуют условия для сокращения иждивенчества тех категорий «законных» получателей помощи, которые имеют силы и способности к самообеспечению. Сегодня масштаб вынужденного, реального иждивенчества превышает производительные возможности активной трудоспособной части общества. С этим связано и большинство тех проблем, которые касаются институционального оформления новых отношений в области социальной защиты населения.

Необходимость в социальной защите граждан растет, а адекватной системы контроля за развитием процессов еще не создано. Прежние институты и относящиеся к ним учреждения способны оценивать ситуацию только по подконтрольной, подчиненной им (т. е. государственной) сфере. Но этот вид контроля сегодня не охватывает всех процессов, и субъекты контроля явно не справляются с действительными масштабами незащищенности граждан.

Многие формы незащищенности оказываются не только необеспеченными соответствующими программами и ресурсами, но и неучтенными.

В решении ключевых задач формирования гражданского общества и важнейших социальных проблем значительную роль играют негосударственные некоммерческие организации, которые образуют так называемый третий сектор. Отличительным признаком этих организаций является то, что они не преследуют извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяют полученную прибыль среди своих участников. Имущество этих организаций не находится в государственной или муниципальной собственности.

В современных условиях ряд факторов препятствует усилению значимости участия некоммерческих организаций в социальной сфере. Основная причина – отсутствие опыта взаимодействия частных и государственных структур.

Однако в сфере социальной работы есть положительные примеры участия гражданского общества [1].

Например, на территории городского округа «Первоуральск» идет процесс формирования сети общественных и благотворительных учреждений, которые занимаются проблемами социальной работы. Они работают с подростками, оказывают поддержку пенсионерам, детям-инвалидам, многодетным семьям, матерям-одиночкам. Организации, ставящие своей целью социальную работу с населением, разнообразны.

Первоуральский Союз промышленников и предпринимателей является негосударственным некоммерческой организацией, основанной на добровольном членстве и объединяющей как организации, так и предпринимателей с целью содействия развитию экономики города, формированию современной промышленной, финансовой и торговой инфраструктуры, создания благоприятных условий для предпринимательской деятельности, урегулирования отношений предпринимателей с их социальными партнерами. Союз занимает активную позицию при защите интересов промышленников и предпринимателей, особенно в таких важнейших сферах, как развитие малого предпринимательства. Благотворительный фонд местного сообщества «Первоуральск – 21 век» отказывает грантовую финансовую поддержку молодежи. Молодежная дума занимается проведением социально значимых мероприятий. В Фонде поддержки малого и среднего предпринимательства можно получить консультацию специалиста по выбору направления деятельности, а также финансовую поддержку. Социально методический центр оказывает психолого-педагогическую поддержку гражданам, проводит профориентационную диагностику, профилактические и досуговые мероприятия для молодежи.

Взаимодействие органов власти и НКО в городе усиливается.

Соответственно, возникает потребность в совершенствовании деятельности НКО, действующих в социальной сфере, например, социальная поддержка СМИ, что может быть предметом дальнейшего исследования.

Библиографический список 1. Влияние СМИ на политическое сознание граждан России. URL:

http://knowledge.allbest.ru/political/2c0a65625b3ac68b4c43a89421306c27_0.html А. Е. Вяткина, Д. Э. Маркина Кузбасский государственный технический университет имени Т. Ф. Горбачева г. Кемерово Основные тенденции и проблемы формирования здорового образа жизни молодежи в Кемеровской области Формирование здорового образа жизни (далее – ЗОЖ) среди молодежи было всегда актуальным вопросом в социальной политике, проводимой органами государственной власти и местного самоуправления. И сегодня ЗОЖ должен быть важнейшей составляющей стиля жизни современного молодого человека. По мнению Всемирной организации здравоохранения (далее – ВОЗ), на здоровье человека в большей степени (на 50%) влияет его образ жизни [6]. В силах каждого из нас сохранить свое здоровье. Однако немногие имеют целостное представление о том, в чем суть ЗОЖ. Еще меньше молодых людей его придерживаются. Эти выводы сделаны, исходя из результатов исследования, в котором участвовало 133 студента вузов г. Кемерово. Для создания полного представления о рассматриваемой проблеме дополнительно были проанализированы целевые программы и областные законы, касающиеся формирования ЗОЖ.

Анализ данных, полученных в ходе проведения опроса, позволяет выделить следующие основные тенденции, касающиеся здорового образа жизни молодежи Кемеровской области. Это недостаточная осведомленность молодежи о ЗОЖ. Также это легкомысленное поведение молодых людей по отношению к собственному здоровью. Кроме этого, употребление алкогольных напитков среди подавляющего количества студентов, а также курение как составляющая жизни современного молодого человека, и попытка снять с его помощью стресс.

Кроме того, можно обозначить такие проблемы формирования здорового образа жизни молодежи в Кемеровской области, как отсутствие свободного времени, желания заниматься физической культурой, а также недостаток денежных средств. К перечисленным проблемам добавляется намерение молодежи переложить ответственность за формирование здорового образа жизни на государство.

Обратившись к студентам с вопросом «Что для вас ЗОЖ?», мы получили весьма интересные ответы: «Для меня это смысл жизни, сила, уверенность в себе», «тренажерный зал и не употребление алкоголя часто», «один из принципов успешного человека», «это будущее моих детей», «совершенствование самого себя», «это возможность чувствовать себя комфортно при своем стиле жизни», «отказ от курения и употребления алкоголя». Однако это только одна сторона вопроса, узкий взгляд с позиции того, чего делать нельзя. Отказ от вредных привычек еще не означает соблюдение здорового образа жизни.

Опрос показал, что меньше половины респондентов (46%) молодых людей проводят свободное время, занимаясь спортом и физической культурой, или увлекаются хореографией, футболом, зимними видами спорта, поддерживают свою форму в тренажерном зале и др. Помимо этого, молодежь предпочитает общение в социальных сетях, просмотр фильмов, прогулки с друзьями, а также чтение книг.

44,7% читающих студентов увлекаются художественной, научно популярной, эзотерической литературой, публицистикой, психологией.

На вопрос «Как вы проводите время с друзьями?» респонденты ответили:

«Гуляем, готовим, ходим в кино, ночные клубы, общаемся, веселимся, выпиваем». Некоторые отметили, что катаются на машинах, играют в бильярд, ходят в кафе. К сожалению, только единицы опрошенных указали, что тренируются вместе с друзьями, ходят в тренажерный зал, катаются на лыжах, играют в настольные игры.

Одной из важных составляющих здорового образа жизни является правильный режим дня, который соблюдают лишь 33% респондентов. Из всех опрошенных только 22,6% не употребляют алкогольные напитки, 37,6% студентов пьют часто и 39,2% выпивают «редко» (по праздникам, один раз в месяц). Из результатов исследования выясняется, что 36,1% респондентов курят, начиная в среднем с 16-ти лет.

По мнению студентов, такое поведение можно объяснить тем, что вузы не заботятся о формировании их здорового образа жизни. Так ответили 65% участников опроса. Более того, на вопрос «Пропагандируется ли в наше время ведение ЗОЖ?», 54% опрошенных студентов отвечают: «Скорее нет, чем да», «очень мало уделяется внимания этому вопросу», «очень часто преподается плохой пример на телевидении, на радио».

Создается впечатление, что большинство опрошенных не задумываются о вреде курения, употребления алкоголя и психотропных веществ. Для многих это источник удовольствия и попытка таким образом снять стресс. Молодежь не придает значения предостережениям социальной рекламы, наставлениям взрослых. Также студенты утверждают, что им мешает заниматься ЗОЖ отсутствие свободного времени, лень и недостаток денежных средств на платные услуги спортивных и оздоровительных учреждений.

Для того, чтобы подтвердить или опровергнуть точку зрения респондентов, проанализирована реальная ситуация в области.

В 2011 году коллегия администрации Кемеровской области приняла ряд долгосрочных целевых программ, таких как «Молодежь Кузбасса. Развитие спорта и туризма в Кузбассе», «Развитие системы образования и повышение уровня потребности в образовании населения Кемеровской области», «Здоровье кузбассовцев», «Программа по снижению масштабов злоупотребления и профилактике алкоголизма среди населения Кемеровской области». Их целями являются формирование ЗОЖ населения Кемеровской области, духовно нравственное воспитание молодежи, популяризация и поддержка массового спорта, поддержание и развитие спорта высших достижений.

Органы власти Кемеровской области принимают меры по предоставлению школьникам и студентам возможности бесплатно заниматься массовыми видами спорта, проводят мероприятия по организации отдыха и оздоровления детей и молодежи, улучшают материально-техническую базу учреждений физической культуры и спорта, строят новые спортивные учреждения. Данные мероприятия предоставляют возможность заниматься спортом, информируют общество о пагубном влиянии вредных привычек, что в свою очередь в некоторой степени способствует формированию ЗОЖ молодежи.

На наш взгляд, указанные программы будут реализовываться гораздо успешнее, если среди молодых людей станет модным образ здорового, сильного и красивого человека. Сама идея здорового образа жизни должна преподноситься как бренд, без которого современный человек не может обойтись. Для этого социальная реклама должна стать интересной и быть направленной на умы молодых людей. Это означает, что разрабатывать ее должны креативные представители молодежи, у которых есть свежие идеи, с четким пониманием того, что актуально сейчас и как это можно преподнести.

В погоне за успехами в учебе, карьере и высокой загруженности дня нет времени задуматься о собственном здоровье, поэтому нужно прививать с детства понимание необходимости здорового образа жизни. В связи с этим мы предлагаем, например, ввести в школьное расписание дисциплину «ЗОЖ», на которой учащиеся могли бы получать знания о каждом элементе, входящим в систему здоровой жизни. Это информация о здоровом питании, о вреде различных пищевых добавок, консервантов, загустителей, фастфуда, последствиях их употребления.

Необходимо научить детей правильно строить распорядок своего дня, учитывая индивидуальные особенности биоритма, график учебы, расписание тренировок.

На занятиях школьники могли бы просматривать информационные видеоролики о вредных привычках, мотивирующую на занятие физической культурой и спортом социальную рекламу и многое другое.

На основе приобретенных навыков можно организовать следование студентов ЗОЖ по индивидуальной траектории обучения. Для этого необходимо взаимодействие медицинских и образовательных учреждений, чтобы поступив в ВУЗ и пройдя медицинский осмотр, с учетом своих интересов и потребностей студент имел возможность выбора занятий. Со стороны учебного заведения должен быть предложен широкий спектр услуг: это аэробика, йога, баскетбол, футбол, волейбол, хореография и др.

Кроме того, предлагается в вузах в рамках таких мероприятий, как «Студенческая весна», дополнительно ввести номинацию «Здоровый образ жизни», где студенты будут придумывать сценки, рекламу, короткометражные фильмы на данную тему.

Мы видим рациональное зерно во введении единой высокой цены на все табачные изделия, в продаже алкогольной и табачной продукции исключительно в специализированных магазинах. Об этом много говорится, но до сих пор не приняты меры. Наблюдается противоречие, когда, с одной стороны, законодательно запрещено молодым лицам покупать алкогольную и табачную продукцию, а с другой стороны, эти изделия выставляются напоказ, что провоцирует желание попробовать и воздействует на подсознание людей.

Также администрации городов на условиях взаимного сотрудничества могут договориться с различными коммерческими спортивными организациями, которые обеспечивают досуг жителей, и устроить ежемесячный День здоровья, когда бесплатно можно сходить на каток, покататься на лыжах, посетить бассейн или спортзал. Такой вид социально ответственного поведения организаций популярен в Европе и США, так как влияет на формирование их положительного имиджа. В тоже время, данная мера будет привлекать молодежь к проведению свободного времени с пользой для здоровья.

Реализация предложенных мероприятий позволит с раннего возраста усвоить основные принципы здорового образа жизни, научиться не поддаваться влиянию вредных привычек.

Имидж здорового человека должен стать привлекательным для молодых людей. В первую очередь, именно на это следует обратить внимание при проведении политики в отношении молодежи. Здоровая молодежь, сильная нация, крепкое государство!

Библиографический список 1. Об общих принципах осуществления государственной молодежной политики в Кемеровской области: Закон Кемеровской области от 25.10.2011 № 98-ОЗ.

2. Об утверждении Программы по снижению масштабов злоупотребления алкогольной продукцией и профилактике алкоголизма среди населения Кемеровской области на период до 2020 года: Постановление Коллегии Администрации Кемеровской области от 02.09.2010 № 365.

3. Об утверждении долгосрочной целевой программы «Развитие системы образования и повышение уровня потребности в образовании населения Кемеровской области» на 2012-2014 годы: Постановление коллегии Администрации Кемеровской области от 26.10.2011 № 487.

4. Об утверждении долгосрочной целевой программы «Молодежь Кузбасса. Развитие спорта и туризма в Кемеровской области» на 2012- годы»: Постановление Коллегии Администрации Кемеровской области от 10.11.2011 № 495.

5. Об утверждении долгосрочной целевой программы «Здоровье кузбассовцев» на 2012-2014 годы: Постановление Коллегии Администрации Кемеровской области от 07.12.2011 № 555.

6. Сайт Всемирной организации здоровья. URL: http://www.who.int/ru А. В. Галицких Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина г. Екатеринбург Развитие автоматизированной системы информационного обеспечения в сфере государственного управления Программа приоритетных национальных проектов была сформулирована президентом России Владимиром Путиным 5 сентября 2005 года на встрече с членами Правительства, Президиума Государственного совета, руководством Федерального Собрания. В своей речи президент подчеркнул следующее:

«Концентрация бюджетных и административных ресурсов на повышении качества жизни граждан России – это необходимое и логичное развитие нашего с вами экономического курса, который мы проводили в течение предыдущих пяти лет и будем проводить дальше. Это гарантия от инертного проедания средств без ощутимой отдачи. Это курс на инвестиции в человека, а значит – в будущее России» [1].

В Российской Федерации были сформированы четыре приоритетных национальных проекта (далее – ПНП): «Здоровье», «Образование», «Доступное и комфортное жилье – гражданам России», «Развитие агропромышленного комплекса».

Именно 5 сентября 2005 года фактически стало стартовым для развития проектно-ориентированного подхода в системе государственного управления.

Для обеспечения эффективного функционирования проектного управления и его административно-правового механизма государство должно являться не только источником и распределителем ресурсов. Государственные органы управления должны применять управленческие процедуры и осуществлять мероприятия, направленные на достижение конечного результата с учетом анализа эффективности деятельности.

Анализ теории и практики реализации бизнес-проектов, появляющийся в теоретической литературе позволяет применять некоторые подходы к государственным проектам и программам. Тем более, что в современные бизнес-проекты имеют масштаб (особенно мегапроекты), сопоставимый с государственными проектами по таким показателям, как сроки и территория реализации, объем инвестиций, виды и количество привлекаемых ресурсов и т.

п.

Базовые принципы проектного управления сформулированы в следующих работах:

1) Руководство к своду знаний по управлению проектами – PMI (Институт проектного управления) [10];

2) Основы профессиональных знаний и национальные требования к компетентности (НТК) специалистов по управлению проектами – IPMA (Международная ассоциация по управлению проектами) и Ассоциация управления проектами (СОВНЕТ) [11].

Необходимо отметить, что Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии утвердило серию российских национальных стандартов в области проектного управления. Это ГОСТ Р 54869– «Проектный менеджмент. Требования к управлению проектом» [7];

ГОСТ Р 54870–2011 «Проектный менеджмент. Требования к управлению портфелем проектов» [8];

а также ГОСТ Р 54871–2011 «Проектный менеджмент.

Требования к управлению программой» [9].

Эффективность реализации проектно-ориентированного подхода в государственном управлении непосредственно зависит от использования эффективных инструментов, позволяющих автоматизировать рутинные процессы сбора, анализа и визуализации результатов деятельности.

Таким образом, в целях информационно-аналитического обеспечения поддержки принятия управленческих решений в области реализации приоритетных национальных проектов, а также оперативности и качества мониторинга их выполнения распоряжением Правительства РФ от 24.04. № 516-р (ред. от 10.03.2009) была одобрена «Концепция создания государственной автоматизированной системы информационного обеспечения управления приоритетными национальными проектами» [2].

Создаваемая информационная система стала первым этапом реализации единой вертикально интегрированной государственной автоматизированной системы (далее – ГАС) «Управление».

Постановлением Правительства Российской Федерации от 25.12.2009 № 1088 определены цели и задачи ГАС «Управление» [3]. Целью создания системы является повышение эффективности государственного управления. В ее задачи входят: обеспечение информационно-аналитической поддержки принятия органами государственной власти Российской Федерации и органами местного самоуправления решений в сфере государственного управления и местного самоуправления, а также планирования деятельности этих органов;

осуществление мониторинга, анализа и контроля за исполнением принятых решений органами государственной власти Российской Федерации и органами местного самоуправления, в том числе за реализацией государственных программ Российской Федерации, основных направлений деятельности Правительства Российской Федерации и выполнения приоритетных национальных проектов;

осуществление мониторинга и анализа процессов, происходящих в реальном секторе экономики, финансово-банковской и социальной сферах, социально-экономического развития субъектов Российской Федерации;

обеспечение оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления.

ГАС «Управление» – это комплекс информационных систем и информационных ресурсов в виде трехуровневой структуры.

Первый уровень (центральная информационная система) – это комплекс информационных систем, производящих сбор, обработку, хранение и распространение информации, поступающей со второго и третьего уровней ГАС «Управление».

Второй уровень (ведомственный) – это входящие в ГАС «Управление»

информационные системы федеральных органов исполнительной власти, информационные ресурсы которых предназначены для принятия управленческих решений в сфере государственного управления, и информационные ресурсы иных информационных систем, необходимость интеграции которых в ГАС «Управление» определяется функциональными требованиями к ней.

Третий уровень (региональный) – это информационные ресурсы информационных систем органов государственной власти субъектов Российской Федерации, необходимость интеграции которых в ГАС «Управление» определяется функциональными требованиями к ней.

ГАС «Управление» обеспечивает выполнение следующих функций. Это сбор данных, предназначенных для принятия управленческих решений в сфере государственного управления от ведомственных и региональных информационных систем и иных информационных систем, необходимость интеграции которых в ГАС определяется функциональными требованиями к ней.

Далее это функция систематизации и анализа, объектами которых является информации об уровне социально-экономического развития Российской Федерации и ее субъектов, в том числе в сопоставлении с мировой статистикой.

Это информация об эффективности деятельности федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации. К объектам систематизации и анализа также относится информация о ходе реализации программ, проектов, комплексов мероприятий, реализуемых за счет средств федерального бюджета;

о бюджетных проектировках и об исполнении федерального бюджета, включая информацию о кассовом исполнении федерального бюджета и бюджетную отчетность главных распорядителей средств федерального бюджета. Систематизируется также государственная официальная статистическая информация, собираемая в соответствии с федеральным планом статистических работ. Наконец, это картографическая информация и связанные с ней данные об объектах и ресурсах на территории Российской Федерации;

нормативно-справочная информация, содержащаяся в ведомственных информационных системах;

иная информация, требующаяся пользователями ГАС «Управление».

На данный момент первый и второй уровни ГАС «Управление»

реализованы в Министерстве регионального развития Российской Федерации, Министерстве экономического развития Российской Федерации, Министерстве связи и массовых коммуникаций Российской Федерации (далее – РФ).

Третий уровень (региональный) реализован в 8 субъектах РФ. В 2010 году ГАС «Управление» должен быть внедрен еще в 17 субъектах РФ, в 2011- годах система будет внедрена в 13-ти субъектах РФ, в том числе и в Свердловской области.

Региональный сегмент государственной автоматизированной системы «Управление» (ГАС «Управление») введен в действие с 1 ноября 2011 года распоряжением Правительства Свердловской области от 24.10.2011 г. № 1896 РП «О вводе в действие регионального сегмента государственной автоматизированной системы «Управление» [5].

Участники проекта ГАС «Управление» в Свердловской области:

Министерство регионального развития РФ;

Администрация Губернатора Свердловской области;

29 исполнительных органов государственной власти Свердловской области;

94 органа местного самоуправления Свердловской области.

В соответствии с п. 5 и 6 постановления Правительства Российской Федерации от 08.09.2011 г. № 759 «О внесении изменений в Постановление Правительства Российской Федерации от 25 декабря 2009 г. № 1088 «Об единой вертикально-интегрированной государственной автоматизированной системы «Управление» Министерством информационных технологий и связи Свердловской области завершен комплекс мероприятий по внедрению в Свердловской области сегмента федеральной государственной автоматизированной системы «Управление» (ГАС «Управление»).

Согласно п. 3 распоряжения Правительства Свердловской области от 24.10.2011 г. № 1896-РП «О вводе в действие регионального сегмента государственной автоматизированной системы «Управление» в декабре года завершена интеграция ГАС «Управление» с автоматизированной системой управления деятельностью исполнительных органов государственной власти Свердловской области (далее – АСУ ИОГВ СО), введенной в действие с февраля 2011 года распоряжением Правительства Свердловской области № 56– РП от 26 января 2011 года «О вводе в действие автоматизированной системы управления деятельностью исполнительных органов государственной власти Свердловской области».

Министерством информационных технологий и связи Свердловской области отработан механизм передачи данных, согласованных с Министерством экономики Свердловской области, в электронном виде на федеральный уровень, а также возможность импорта данных с федерального уровня в АСУ ИОГВ СО для сравнения показателей социально-экономического развития Свердловской области с другими субъектами Российской Федерации.

Передача данных отработана на значениях показателей оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти Свердловской области [6].

Ожидаемый эффект от реализации проекта следующий:

1) Работа в едином информационном пространстве федеральных и региональных структур государственной власти.

2) Оперативное предоставление информации в электронном виде для осуществления информационно-аналитической поддержки принятия решений высшими органами государственной власти Российской Федерации в сфере государственного управления, планировании деятельности, мониторингах процессов, происходящих в реальном секторе экономики, финансово банковской и социальной сферах, оценке социально-экономического развития субъектов Российской Федерации.

Библиографический список 1. Из выступления Президента РФ В. В. Путина на встрече с членами Правительства, руководством Федерального Собрания и членами Президиума Государственного совета 5 сентября 2005 года.

2. О концепции создания государственной автоматизированной системы информационного обеспечения управления приоритетными национальными проектами: Распоряжение Правительства РФ от 24.04.2007 № 516-р (ред. от 10.03.2009).

3. Об единой вертикально-интегрированной государственной автоматизированной информационной системе «Управление»: Постановление Правительства РФ от 25.12.2009 № 1088 (ред. от 08.09.2011).

4. О вводе в действие регионального сегмента государственной автоматизированной системы «Управление»: Распоряжение Правительства Свердловской области от 24.10.2011 № 1896-РП.

5. О вводе в действие автоматизированной системы управления деятельностью исполнительных органов государственной власти Свердловской области: Распоряжение Правительства Свердловской области от 26.01.2011 № 56-РП.

6. Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации: Указ Президента РФ от 28.06.2007 № (ред. от 13.05.2010).

7. ГОСТ Р 54869–2011 «Проектный менеджмент. Требования к управлению проектом».

8. ГОСТ Р 54870–2011 «Проектный менеджмент. Требования к управлению портфелем проектов».

9. ГОСТ Р 54871–2011 «Проектный менеджмент. Требования к управлению программой».

10. Руководство к своду знаний по управлению проектами. Четвертое издание (руководство PMBOK).

11. Управление проектами: Основы профессиональных знаний, национальные требования к компетенции специалистов. М.: Консалтинговое агентство «КУБС Групп – Кооперация, Бизнес-Сервис». 2001. 265 с.

М. В. Гуминюк Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина г. Екатеринбург Туристический потенциал Свердловской области В настоящее время, несмотря на потенциальные возможности Свердловской области в привлечении туристов, существуют различные проблемы. Одна из них – это противоречие между ожиданиями туристов и реальным туристическим потенциалом Свердловской области. Наличие этого противоречия влияет на качество туризма и привлекательность области для туристов из других регионов и зарубежных.

Проанализируем факторы, влияющие на развитие туристического потенциала Свердловской области и ему препятствующие. Туризм рассматривается как временные выезды (путешествия) людей в другую страну или местность, отличную от места постоянного жительства на срок от 24 часов до шести месяцев в течение одного календарного года или с совершением не менее одной ночевки в развлекательных, оздоровительных, спортивных, гостевых, познавательных, религиозных и иных целях без занятия деятельностью, оплачиваемой из местного источника. Человека, совершающего такое путешествие, называют туристом. Такое определение является очень важным при рассмотрении проблем в настоящей статье.

Уникальное природное и историческое наследие уральских народов, несомненно, привлекает туристов из разных уголков России, а также из многих стран в Свердловскую область. Величественной красотой поражает гостей так называемый «Каменный пояс» – уральские горы. Еще одна богатая страница истории и тема для экскурсий по Уралу – это история местных рудознатцев и мастеровых, заводчики и золотопромышленники.

Большой интерес и внимание (особенно в последнее время) вызывают у туристов места, овеянные трагическими событиями истории России начала прошлого века, связанными с династией Романовых. На Среднем Урале гостям кроме делового и культурно-познавательного туризма могут предложить еще и возможности рекреационного, лечебного и экстремального отдыха. Уральские горы как будто специально созданы для разных по степени сложности горнолыжных спусков и сплавов. Каменные скалы, прежде всего, интересны скалолазам и альпинистам, а закрученные ходы пещер – спелеологам.

Маршруты, разработанные в хвойных и смешанных лесах, это чудесная возможность для туристов совершить прогулки верхом на лошади либо пешком, проехаться на мотоциклах, снегоходах, санях или лыжах.

Туристический рынок Свердловской области, реально по своему содержательному потенциалу богат. По нашему мнению, этот рынок также имеет хорошие перспективы развития.

Но в то же время ёмкость туристского рынка Свердловской области по сравнению с серединой 80-х годов сократилась втрое и составляет около тыс. человек или 15% населения. Сегодня направления туризма включают детскую летнюю оздоровительную кампанию, обслуживание в санаториях профилакториях, двухдневный отдых на турбазах и базах отдыха. Очевидно, что важную роль в столь резком сжатии ёмкости рынка туристических услуг в Свердловской области сыграл фактор общеэкономического характера, а именно, обвальное падение реальных доходов населения в результате либерализации цен, а также быстрые темпы роста цен на платные услуги.

Еще один фактор, который отрицательно повлиял на состояние социального туризма: недоступность путёвок в рекреационные и туристические учреждения для подавляющего большинства населения с фиксированными доходами. Резкая дифференциация населения области по уровню доходов, безусловно, повлияла двояко. С одной стороны, сокращение спроса на внутриобластные туристические маршруты и средства размещения, с другой стороны, усиление интереса к высококачественным дорогим услугам, увеличение спроса на зарубежные поездки [2: 34]. О невысокой конкурентоспособности внутреннего регионального туристского продукта свидетельствует соотношение въездного и выездного туризма, не в пользу внутреннего туризма.

Тем не менее, ситуация, сложившаяся в туристском комплексе региона не может оцениваться однозначно. Расширение предложения зарубежных поездок, которые стали сравнимы по стоимости с поездками по стране, наряду со снижением популярности внутреннего туризма, способствует формированию новой туристской инфраструктуры. На начало 1998 г. в Свердловской области 118 туристических фирм имели лицензию на осуществление международной туристской деятельности.

Деятельность многих субъектов туристской деятельности имеет отрицательные характеристики. Это недобросовестность, низкий уровень обслуживания. Но есть и положительные моменты, проявляющиеся в углублении специализации, всестороннем учёте разнообразных потребностей потенциального потребителя. Дальнейшая кооперация производителей туристических услуг является залогом формирования новой эффективной системы туристского обслуживания в области. Факторов, тормозящих развитие внутреннего туризма, достаточно, и они очевидны. Трудно заставить отдыхать наших граждан на российских курортах, если в Турции и Египте дешевле, да и сервис на порядок выше. Также на сегодняшний день происходит смещение спроса в сторону неорганизованного отдыха, увеличение доли автотуристов, что сказывается на работе туроператоров.

В тоже время наличие разнообразных туристско-рекреационных ресурсов страны позволяет развивать практически все виды туризма, в том числе рекреационный (пляжный), культурно-познавательный, деловой, активный, оздоровительный и экологический туризм, а также морские и речные круизы, сельский туризм и др. Однако в 2011 году по внутреннему туризму наблюдался еще больший спад, чем в предыдущем. «До сих пор сказываются отголоски кризиса 2008 года. Пляжный отдых всегда будет оставаться основным в России, так как он доступен для людей, имеющих ограничения по выезду заграницу.

Сегодня набирают популярность и активно развиваются такие направления, как Байкал, Дальний Восток и Заполярье. Их еще можно назвать «российской экзотикой» [3: 21].

По нашему мнению, для развития туристического потенциала Свердловской области следует предпринять ряд мер. Следует уделить внимание разработке и реализации направлений маркетинговых стратегий туристических структур и применить соответствующее воздействие со стороны органов власти.

Также необходим комплекс мероприятий, направленных на совершенствование системы современной статистики туризма в Свердловской области. Для этого областные органы государственной власти во взаимодействии со Свердловским областным комитетом государственной статистики, по мнению автора, должны инициировать работу по оптимизации системы статической отчетности, соответствующей международным требованиям в рамках решений Статистической комиссии ООН, а также содействовать сбору и последующему анализу полученной информации.


Одновременно, со стороны туристических структур требуется своевременное предоставление всей информации в соответствии с принятой системой отчетности.

Необходима реализация маркетинговой стратегии в части восстановления объектов туристского и культурного наследия на территории Свердловской области, а также сохранения местных традиций. Сохранение местных традиций предполагает разработку туристских продуктов с использованием культурного колорита местного населения. Реализация такой стратегии возможна только при совместном участии как бизнес-структур, использующих данные объекты, так и органов власти, в компетенции которых находится принятие нормативных правовых актов, закрепляющих разработанные программы и концепции. В рамках маркетинговой стратегии должна идти работа по формированию имиджа Свердловской области как привлекательного региона для развития туризма. Стратегической задачей органов власти и бизнеса является создание бренда Свердловской области на международном уровне, ориентированного на предоставление высококачественных эксклюзивных услуг [1: 92].

Анализ материалов позволяет сделать вывод о том, что Свердловская область имеет большой потенциал для развития туризма, а также для привлечения инвестиций. Благодаря реставрации культурных памятников, увеличению финансирования туристических маршрутов (в том числе на паритетных началах, в рамках частно-государственного партнерств), а также благодаря улучшению инфраструктуры Свердловская область может стать одним из самых посещаемых регионов в России.

Библиографический список 1. Грачева О. Ю., Маркова Ю. А., Мишина Л. А., Мишунина Ю. В.

Организация туристического бизнеса: технология создания турпродукта. М:

Дашков и К, 2008.

2. Дмитриев М. Н., Забаева М. Н. Экономика и предпринимательство в социально-культурном сервисе и туризме. М: ЮНИТИ-Дана, 2009.

3. Екатеринбург как туристический центр: Концепция развития туризма в Екатеринбурге. Екатеринбург: Администрация г. Екатеринбурга;

УрГУ, 2009.

О. С. Золотовская Уральский институт – филиал РАНХиГС г. Екатеринбург PR-технологии в государственном секторе (на примере Министерства здравоохранения Свердловской области) Ключевым механизмом постоянного взаимодействия государственной власти с гражданским обществом в условиях демократии являются связи с общественностью или «public relations» (далее – PR) [1: 24].

В тоже время PR есть важнейшая часть управления обществом, любой организационной структурой. Это своего рода «идеология политической, экономической и конкурентной борьбы, идеология сотрудничества и согласования интересов, технология управлением сознанием и настроением людей как внутри организации, так и на уровне социальной группы, социального слоя, класса и в целом на уровне общества» [2: 77].

Органы государственной власти в России, являясь координаторами политической жизни, ответственны за соблюдение не только государственных, но и общественных интересов. Поэтому государственное строительство не может проходить успешно без привлечения общественности на основе постоянного механизма взаимодействия государства и общества. Обеспечить согласование интересов – это задача связей с общественностью [3: 42].

Вместе с тем использование PR-технологий в системе государственного управления современной России имеет специфические особенности.

Так, инструментарий взаимодействия отдела по связям с общественностью и средствами массовой информации Министерства здравоохранения Свердловской области показывает редкую для современной российской практики открытость PR-структуры отдела: информация, представляемая Минздравом общественности, практически всегда носит официальный характер. Если информация, источником которой является Министерство, неправильная или неточная, то специалисты дают официальные опровержения.

Отдел занимается формированием имиджа Минздрава как структуры, которая открыта для общества и успешно функционирует, к тому же ее деятельность направлена на развитие медицинского обслуживания, на реализацию целей, поставленных перед Министерством здравоохранения Свердловской области. Отдел поддерживает имидж Министерства при возможных неудачах на международном и общероссийском уровнях или при внутренних конфликтах.

Средством поддержания и улучшения имиджа Минфина является предоставление точной, полной информации в установленные сроки. В ответах на официальные запросы всегда используется вежливая форма, сообщаются все доступные на данный момент сведения: кто занимается конкретным вопросом, на какой стадии находится его разрешение;

если вопрос не входит в компетенцию органа, которому депутат направляет запрос, предоставляют координаты, куда следует обратиться.

С технологической точки зрения для информирования общественности Министерство здравоохранения Свердловской области использует собственный веб-сайт в Интернете (www.midural.ru/minzdrav). На сайте публикуется различная аналитическая информация, обзоры, проекты законопроектов и статьи на медицинскую тематику. В совокупности с другими технологиями и способами взаимодействия с общественностью сайт способствует решению такой сложной задачи как информирование аудитории. В настоящее время сайт не просто модный атрибут современной организации – это ее электронное подразделение, выполняющее определенные функции, направленные на формирование и улучшение имиджа структуры, увеличение эффективности интеракций с общественностью. Но только комплексный подход к использованию интернет-технологий в государственной сфере позволит достичь реальной эффективности от подобного инструмента.

Поэтому следующим этапом использования Интернета Министерством, по мнению автора, должно стать внедрение технологии «электронной обратной связи», что означает двухстороннее взаимодействие с целевыми аудиториями.

Это позволит отслеживать реакцию общественности на деятельность Министерства, изучать целевую аудиторию, ее потребности, анализировать предлагаемые рекомендации, реализовывать новые проекты. Основное преимущество Интернета – невысокие финансовые затраты в совокупности с достаточно высокой эффективностью, что для бюджетной организации является основополагающим критерием в выборе PR-инструмента.

В тоже время в деятельности Министерства наблюдается типичная для сегодняшнего дня и, в определенном смысле, порочная практика, в рамках которой связи с общественностью подчас сводятся к пропаганде успехов Министерства. А сама программа деятельности строится, исходя из личных пристрастий и предложений его руководства. В таком случае фундаментальные принципы PR – согласование интересов, паритетное управление, солидарное разрешение конфликтов – трансформируются в правила пропаганды, не позволяющие реализоваться целям PR в полном объеме. Каким образом можно минимизировать или вовсе преодолеть это противоречие?

Во-первых, путем четкого разделения функций PR-служб с другими структурами органа власти. Когда эти функции не просто обозначены, но и нормативно, технологически закреплены, обеспечены кадрами. Тогда возникает возможность строить работу во всем диапазоне PR-целей, а не в узкой сфере восхваления достоинств лидера или организации.

Во-вторых, посредством реализации принципа «взаимной дополняемости»:

PR-служба работает над программами, не дублирующими действия коллег из других отделов, но находящими свою, особую нишу в системе управления.

В-третьих, с помощью упреждающего стратегического и тактического планирования деятельности и последующего контроля за достигнутыми результатами.

Таким образом, особенности работы PR-служб в органах власти и в политических структурах выявляются в характеристике субъекта и средств деятельности, в специфике эффектов, достигаемых в результате этой деятельности [4: 68].

Наконец, отметим несколько важнейших предпосылок своеобразия PR, связанных с двуединой направленностью связей с общественностью: они равно активно действуют как в сфере внутрикорпоративных отношений («фирменный менеджмент»), так и в сфере межкорпоративных отношений.

По нашему мнению, именно в этом единстве кроется разгадка многих отличительных черт PR в органах государственного управления: будучи чиновником, специалист службы действует под одномоментным влиянием разных факторов. С одной стороны, как государственный служащий, он следует предписаниям, вытекающим из закона о государственной службе и нормативов своего учреждения. С другой стороны, он выступает представителем профессии, которая предполагает небанальные, подчас неожиданные приемы и формы общения, своеобразные, часто основанные на интуитивных решениях действия.

Библиографический список 1. Комаровский В. С. Связи с общественностью в политике и государственном управлении. М.: РАГС, 2009. 520 с.

2. Комаровский В. С. Государственная служба и СМИ. Воронеж: ВГУ, 2008. 102 с.

3. Почепцов Г. Г. Паблик рилейшенз для профессионалов. М.: Ваклер, 2010. 624 с.

4. Русаков А. Ю. Связи с общественностью в органах государственной власти: Учеб. пособие. М., 2006. 402 с.

Н. Ю. Киргизова Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина г. Екатеринбург Социальный туризм в Свердловской области В последние годы появляется новое направление в социальной сфере – социальный туризм. Это явление пока не нашло должного освещения в нормативно-законодательных актах. Согласно архивным данным Государственной Думы Российской Федерации, разработка закона о социальном туризме на федеральном уровне была осуществлена в 1998 году.

Депутат Государственной Думы К. С. Савельев 30 ноября 1998 года направил Председателю Государственной Думы законопроект № 98097722-2 «О социальном туризме». 2 июня 1999 года законопроект был отклонен. 18 октября 1999 года доработанный законопроект (№ 99802317-2) был внесен К. С.

Савельевым повторно на рассмотрение Государственной Думы. 24 апреля года законопроект снова был отклонен. В заключении ответственного комитета было отмечено, что «регулирование правоотношений в области социального туризма включено в разрабатываемый комитетом проект Федерального закона «О туризме» отдельной главой» [2]. Но сегодня в Федеральном законе № 132 ФЗ «Об основах туристической деятельности в Российской Федерации» дано только определение социального туризма: «туризм, полностью или частично осуществляемый за счет бюджетных средств, средств государственных внебюджетных фондов (в том числе средств, выделяемых в рамках государственной социальной помощи), а также средств работодателей». А в ст.

4 говорится, что приоритетным направлением государственного регулирования туристической деятельности является поддержка и развитие социального туризма [5]. В областном законе № 51-ОЗ «О туризме и туристической деятельности в Свердловской области» в ст. 18 указано, что социальный туризм осуществляется в интересах лиц, обладающих низким уровнем дохода, в целях реализации их конституционных прав на отдых, свободу передвижения, здоровый образ жизни, а виды и условия осуществления деятельности в сфере социального туризма регулируются законодательством Российской Федерации [1].

В чем причины актуальности развития социального туризма в современный период? В последние десятилетия в Российской Федерации произошло увеличение удельного веса пожилых людей. А многие пожилые люди являются той категорией граждан, которая обладает низким уровнем дохода. Рассматривая туризм как естественное право, мы видим, что не всем пенсионерам доступно посещение историко-культурных и санаторно курортных объектов.

Согласно данным справочно-информационного издания «Меры социальной поддержки отдельных категорий граждан» (на 01.05.2011), один раз в календарный год при наличии медицинских показателей предоставляются санаторно-курортные путевки гражданам, которым присвоено почетное звание Свердловской области «Почетный гражданин Свердловской области» и обладателям знака отличия «За заслуги перед Свердловской областью». Также имеют право на первоочередное получение путевки в санаторий, профилакторий или дом отдыха один раз в год Герои Союза Советских Социалистических Республик, Герои Российской Федерации, полные кавалеры ордена Славы, Герои Социалистического Труда и полные кавалеры ордена Трудовой Славы. Неработающие лица, награжденные знаком «Житель блокадного Ленинграда», признанные инвалидами вследствие общего заболевания и не имеющие инвалидность при наличии медицинских показателей обеспечиваются путевками органами, осуществляющими пенсионное обеспечение [4]. Но есть и другие пенсионеры, которые не удостаивались званий и орденов, но принесли стране не меньше пользы. Им также хотелось бы получать помощь не только в виде услуг санаторно курортного характера, но и познавательного. На данный момент для пожилых людей в Уральском федеральном округе практически не существует специальных маршрутов и экскурсий.

Во время международной туристической выставки «Expotravel-2011»

проводился круглый стол по развитию внутрирегионального социального туризма в Свердловской области. Здесь было отмечено, что с 2009 года в природном парке «Река Чусовая» действует специальный маршрут для пожилых людей – двухкилометровая экологическая тропа «Счастливое долголетие». Начальник отдела развития туризма государственного учреждения «Центр развития туризма» Елена Нестерова рассказала о том, что разработаны проекты еще двух социальных туров для пенсионеров: «На родине русского героя 007» (в город Талицу и деревню Зырянка) и маршрут «Верхотурье – духовный центр Урала».

В сферу социального туризма попадает и такая категория населения как семьи, имеющих троих и более детей. Большинство таких семей имеют низкий уровень благосостояния. Имея средний семейный доход, у них возникает большая иждивенческая нагрузка по сравнению с другими типами семей, за счет чего снижается среднедушевой доход семьи. Туризм является специфическим средством духовного саморазвития личности, эстетического восприятия и экологического просвещения и патриотического воспитания.

Если мы хотим иметь духовное, культурное и здоровое будущее поколение, необходимо развивать социальный туризм, направленный на семьи с тремя и более детьми.

Рассмотренные категории населения нуждаются в комплексной программе развития социального туризма, которая сделала бы доступными для них посещения музеев и выставок, объектов культурного наследия, природных достопримечательностей, а также санаториев и профилакториев. По нашему мнению, это можно осуществить путем совместного финансирования власти и субъектов предпринимательской деятельности. Также нужно рассмотреть возможность оказания услуг по льготной стоимости. Возрождать базы для социального туризма необходимо и как источник налоговых поступлений в бюджет. Целесообразно рассмотреть возможность законодательно стимулировать данный вид туристического рынка таким образом, чтобы наряду с выездным туризмом, объем которого неуклонно растет, смог развиваться и внутренний туризм. Этому может способствовать принятие закона «О социальном туризме в Российской Федерации».

Библиографический список 1. О туризме и туристской деятельности в Свердловской области: Закон Свердловской области от 31 декабря 1999 г. № 51-ОЗ.

2. Официальный сайт Государственной Думы РФ. URL:

http://www.duma.gov.ru 3. Правительство Свердловской области готово развивать социальный туризм // Сайт Министерства культуры и туризма Свердловской области. URL:

http://www.mkso.ru/pokolenie/news-sp/ 4. Меры социальной поддержки отдельных категорий граждан: Справочно информационное издание. Екатеринбург: Министерство социальной защиты населения Свердловской области, 2011.

5. Об основах туристской деятельности в Российской Федерации:

Федеральный закон от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ.

М. А. Колотыгина Институт экономики УрО РАН г. Екатеринбург Семья научного работника как предмет и объект социологического исследования Коренные изменения российского общества в 1990-х годах, современный этап кризисного состояния социально-экономической системы России в целом, равно как и Урала, повлияли на социальную структуру общества, его социальные институты.

Семья оказалась на перекрестке сложнейших социальных проблем переходного общества, среди которых: 1) стратификация семей, отражающая процессы расслоения общества, увеличение социальной дистанции между семьями с различным уровнем дохода;

2) трансформация функций семьи, связанных с репродуктивным и сексуальными поведением, социализацией и воспитанием детей, а также социокультурных и коммуникативных функций семьи;

3) изменение семейной структуры населения и социально демографических характеристик семьи, связанное с сокращением числа браков, ростом внебрачных рождений, разводов, доли неполных семей. Указанные тенденции можно рассматривать как закономерное следствие реформ, которые не имеют четкой социальной направленности. При этом демографические показатели могут служить наиболее чуткими социальными индикаторами общественного неблагополучия, важной составляющей которого выступает снижение уровня и качества жизни российского населения.

Основной целью и средством процесса воспроизводства общественной жизни было и остаётся производство человека, человеческого сообщества, так называемое классиками социально-экономической мысли «производство третьего рода». Основным же «организатором» этого процесса исторически традиционно остаётся первичная социальная ячейка – семья.

Как основополагающий первичный компонент структуры общества, семья фокусирует в себе те социальные достижения (или недостатки), которые характеризуют развитие данного общества. Исходя из этого, на примере анализа семейных отношений, образа и стиля жизни первичной социальной ячейки можно судить о благополучии и социальном здоровье общества в определенный момент его развития.

Семья, как в качестве социального института, так и в качестве малой социальной группы (первичной социальной ячейки общества) в различных аспектах её жизнедеятельности, является, пожалуй, одним из наиболее распространенных объектов внимания теоретиков социологии и социологов практиков. Заметной особенностью социологических изысканий, связанных с жизнедеятельностью семьи, является их многоаспектность и междисциплинарный характер, детерминирующие огромный объем и спектр исследований данной сферы.

В социологической литературе, посвященной проблемам семьи, большое внимание уделяется специфике образа жизни семей в зависимости от социальной характеристики их членов. Прежде всего, выделяются черты, дифференцирующие образ жизни городских и сельских семей (Г. Беднарски, Э.

К. Васильева, Б. Гэбски, К. Лапиньска-Тышка, Б. Лободзиньска). Ряд исследований посвящено специфическим чертам семей, связанных с определенными профессиями, например шахтеров (В. Мрозек), моряков и рыбаков (Л. Янишевски), а также семей безработных (Г. И. Осадчая), вынужденных мигрантов (В. П. Мошняга, С. С. Нагдалиев). Роль жен и детей военнослужащих как разновидность социальной поддержки рассматривали американские социологи Дж. Вильямс, Н. Голдмен, Б. Кэмпбелл, Н. Ши, И.

Хантер и др. Ученые пришли к выводу, что жены военнослужащих становились ассоциированными членами военной службы, их статус фиксировался рангом мужа, что для офицерских жен означало прямую адаптацию к уже существующим неписаным традициям и порядкам. Тему семьи госслужащего (чиновника) представили в своих работах Р. Зидер, Х. Розенбаум, Х. Хеннинг, Р. И. Акьюлов и др. Особое внимание уделялось изучению проблемы совмещения семейной и деловой жизни, в которой имеет место строгая дисциплина, субординация и «целесообразная рациональность» (М. Вебер).



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.