авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
-- [ Страница 1 ] --

Федеральное агентство по образованию

Байкальский государственный университет экономики и права

Экономическая психология.

Туризм. Экология

Актуальные

теоретические и практические проблемы

Материалы восьмой

научно-практической конференции

Иркутск

Издательство БГУЭП

2007

1

УДК 316.6;

330.16 ББК 88.5 Э 40 Печатается по решению редакционно-издательского совета Байкальского государственного университета экономики и права Э 40 Экономическая психология. Туризм. Экология. Актуальные теорети ческие и практические проблемы: Материалы восьмой научно практической конференции / под общ. ред. д-ра психол. наук, проф. Кар нышева А.Д. – Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2007. – 418 с.

ISBN 978-5-7253-1608- В книгу включены материалы свыше 80 докладов и сообщений 92 ав торов из 16 городов России и ряда зарубежных стран: Казахстана, Китая, ФРГ, Японии. Публикации восьмой конференции несколько нетрадицион ны: наряду с общими направлениями экономической психологии, в сбор нике второй его частью широко представлены материалы по психологической проблематике экологии и туризма на Байкале. Это вы звано тем, что психологи Байкальского государственного университета экономики и права на данном этапе по гранту РГНФ работают над темой «Этнопсихологические ресурсы экологической и туристической деятель ности в Байкальском регионе».

Конференция подготовлена преподавателями и аспирантами кафедры социальной и экономической психологии Байкальского государственного университета экономики и права.

ББК 88. ISBN 978-5-7253-1608-7 © Издательство БГУЭП, Содержание Часть 1. Общие вопросы экономической психологии Раздел 1. Управление и деловое взаимодействие в экономике Раздел 2. Психологические вопросы освоения профессиональной деятельности, экономической социализации и адаптации Раздел 3. Отношение личности и социальных групп к налогам, деньгам и богатству. Часть 2. Туризм и экология в псхолого-экономическом контексте Раздел 1. Туризм как область экологичной экономики Раздел 2. Природа и сервис на Байкале: взгляд со стороны и изнутри _ Раздел 3. Туризм и проблемы межэтнического взаимодействия _ СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ Предисловие _ Карнышев А.Д.

Прикладная экономическая психология: некоторые вопросы развития и востребованность Часть 1. Общие вопросы экономической психологии _ Раздел 1. Управление и деловое взаимодействие в экономике Позняков В.П., Титова О.И.

Отношение к конкуренции и партнерству в деловом взаимодействии предпринимателей _ Решетников М.М.

Актуальные гуманитарные проблемы современной России и их экономические проекции Купрейченко А.Б., Табхарова С.П.

Особенности отношения к соблюдению нравственных норм делового поведения у менеджеров и наемных работников Чигрова В.Е., Плоткина В.Ю.

Корпоративная культура в медицинском учреждении Бажин Д.С.

К вопросу о психолого-экономической детерминации политического выбора _ Цуканова Е.В.

Индивидуальные стили управленческого взаимодействия руководителя с различными субъектами трудовых отношений _ Цуканова Е.В.

Функции управленческого взаимодействия Левин В.И.

Логические особенности мышления и его роль во взаимоотношениях людей Верба И.К.

Риск в бизнесе Будаева Э. В.

Влияние делового общения на социально – психологический климат в коллективе _ Терехова О.Н., Мироманова Н.В.

Взаимосвязь авторитета руководителя трудового коллектива и его стратегий поведения в ситуациях конфликтного взаимодействия_ Петрова О.А.

Лояльное поведение сотрудников организации как психолого-экономический феномен _ Таркова В.В., Мунгалов В.Н.

Влияние корпоративной культуры на внутренний имидж организации (на примере строительной компании) _ Раздел 2. Психологические вопросы освоения профессиональной деятельности, экономической социализации и адаптации Чернышев С.А.

Психологические проблемы работников в дискретном труде Терехова Т.А., Новикова Т.П.

Профессиональная карьера в представлении студенческой молодежи Забайкалья _ Карина О.В., Киселева М.А.

Психологическая проблема успешности профессиональной деятельности Тимошенко А.И.

Проблемы и методы развития психолого-педагогических составляющих предпринимательской деятельности школьников _ Терехова Т.А.

Психодиагностика карьерных ориентаций молодежи Гузяева Н.В.

Смысложизненные ориентации будущего врача и их место в профессиональном развитии _ Чигрова В.Е.

К вопросу о психологической роли периодической оценки в медицинской организации_ Цуканова Е.В.

Освоение управленческого взаимодействия в системе научного знания _ Максимова М. С.

Проблема теоретико-эмпирического психологического исследования мотивации трудовой деятельности Соболева Т.Н.

Психолого–экономические аспекты труда машиниста локомотива _ Семенов М. Ю.

Особенности экономического сознания старших школьников - жителей г. Омска Калуженина Т.А.

Социально-политическая активность молодежи _ Панова О.А., Данилова М.В.

Особенности поведения студентов с разными уровнями самооценки в различных ситуациях потребительского выбора Говорина М.Г.

Психологические компетенции продавцов-консультантов как основа подбора Горбунов Ю.В.

Оценка старшеклассниками значения коммуникативных качеств в экономической деятельности Мироманова Н.В., Безносова М.Ю.

Особенности экономической социализации учащихся профессиональных училищ в зависимости от ценностных ориентаций Черемухина К.С., Турганова Г.

Влияние личностных характеристик на уровень экономической социализации младших школьников _ Мироманова Н.В.

К вопросу об эмпирических методах изучения экономической социализации _ Константинов В.В., Филиппова Е.А.

Исследование особенностей экономико-психологической адаптации выпускников детских домов _ Комарова Д.В.

Особенности мотивации трудовой деятельности персонала Пенсионного Фонда Бутакова Д.А.

Психологические аспекты обучения взрослых в контексте практического применения в современной жизни Симончик Е.И., Левинцова Н.С.

Особенности самооценки у подростков с отклоняющимся поведением Раздел 3. Отношение личности и социальных групп к налогам, деньгам и богатству. Цуканов А.В.

Совершенствование механизма оптимизации налогообложения организаций на микроэкономическом уровне: налоговая безопасность и управление налоговыми рисками Цуканов А.В.

Совершенствование механизма оптимизации налогообложения организаций на макроэкономическом уровне: государственная налоговая политика и налоговое администрирование _ Федорова Е.П.

Оценка населением Читинской области основной тенденции социально – экономического развития и удовлетворенность экономическим положением (по материалам регионального исследования) _ Крамаренко Т.М., Черемухина К.С.

Особенности отношения к богатству людей разных профессиональных групп Бажина У.Н.

Мотивация благотворительной деятельности в работах зарубежных психологов Муравьева П. А.

Экономические роли личности и ее отношение к деньгам Бабицкая Т.В.

Социально-психологические факторы, влияющие на понимание значения денег и способы обращения с ними _ ПоловинкоН.Н.

Гендерные особенности в отношении к деньгам _ Черемухина К.С., Крамаренко Т.М.

Цвет и фигура как ассоциация с богатством Часть 2. Туризм и экология в псхолого-экономическом контексте _ Раздел 1. Туризм как область экологичной экономики Карнышев А. Д.

Экономика и психология туризма Шульгин М.В., Палкин О.Ю.

Экономика и поведение потребителей на туристическом рынке _ Дёмин А.Н.

Туристический досуг с точки зрения психологии занятости Миронова Т.Л., Собашникова А.С.

Психологические аспекты экологического воспитания Дементьев Б.П.

Байкал и психологические аспекты туризма Киселева М.А., Карина О.В.

Психолого – экономические особенности управления персоналом в сфере туристического бизнеса Пак С.Н.

Психолого-экономические особенности предпринимательства в сфере туризма (материал по Киргизии) Карнышев А.Д., Крицкий А.П.

Медико-психологические аспекты безопасности туристов Вишневая Н.Э., Почитаева Я.Н.

Организация рекламной деятельности на предприятии, специализирующемся в сфере туристических услуг _ Бабкина Е.В.

Экологические установки и возможности их влияния на взаимопонимание людей Карнышев А. Д.

Направления и принципы экологической социализации масс _ Помуран Н.Н.

Психологические проблемы экономической социализации в сфере туризма Казаринов В.В.

Интегральный подход к исследованию процесса экономической социализации личности _ Васильева Н.С.

Обучение студентов вопросам экологической деятельности в Байкальском регионе на занятиях по немецкому языку в неязыковом ВУЗе Островская Е.С.

Гендерные особенности отношения к природе _ Крицкий А.П Организационные и медико – психологические барьеры зимнего лыжного отдыха туристов _ Крицкий А.П.

Подледная рыбалка как разновидность зимнего туризма: психофизиологические проблемы и профилактические меры _ Михайлова О.П.

Особенности умственной работоспособности младших школьников, в условиях экологического благополучия / неблагополучия _ Катышева В.

Влияние цвета в рекламе на восприятие природных объектов Ефимова А.В.

Психология эмоций в их цветовом отображении _ Разуваев А.Л.

Влияние типа модальности на восприятие Байкала Раздел 2. Природа и сервис на Байкале: взгляд со стороны и изнутри _ Judith Baumgartner Baikalsee – er ist es wert!! _ Юдит Баумгартнер (Перевод Васильевой Н.С) Байкал стоит того, чтобы его сохранить! _ _ Сотова Синъя Впечатления, который производит сервис, предлагаемый туристам в России _ _ Вакула Е.А.

Объективные проблемы организации въездного туризма на Байкале _ _ Бэссё Михо Замечания о туристическом бизнесе в Иркутске _ Митигути С.

Воспоминание о поездке в Иркутск и на Байкал _ Карнышев А. Д.

Принципы природного брэнда (на примере Байкала) _ Хованчук О.А.

Сервис в Японии _ Одинец С. А.

Японский опыт в развитии туризма на Байкале _ Манаева А.С Особенности въездного туризма Огаркова Я.В.

Воздействие туристической деятельности на экосистему озера Байкал Непомнящих Т. В.

Байкал в восприятии и оценках звёзд и эстрады и известных людей _ Раздел 3. Туризм и проблемы межэтнического взаимодействия _ Екинцев В.И.

Коммуникативная среда как условие эффективности туризма Ван Цзин, Санжаева Р.Д.

Трансформация традиционных ценностей в китайской культуре Леонтьев М.Г.

Специфика делового поведения представителей китайской культуры Трофимова Е.Л.

Этнокультурная грамотность как неотъемлемая составляющая туристического бизнеса в Байкальском регионе Корытова Г.С.

Этнокультуральные различия психозащитного поведения в профессиональной деятельности Королев Д.Л.

Туризм как фактор развития этнической толерантности_ Симончик Е.И.

Особенности этнической идентичности бурятской молодежи в условиях межэтнического взаимодействия с русскими Трофимова Е.Л.

Межэтнические проблемы в Байкальском регионе по мнению современных старшеклассников Мунгалов В.Н., Токарская О.

Возможности исследования межэтнической толерантности с помощью психосемантических методов Дамбаева Н.Ц., Будожапова С.Н.

О некоторых новых подходах в этнопсихологии _ Валецкая Т.С., Н.Ф.Катанова Конформность, как черта хакасского этноса Чимбеева С.Д.

Исследование влияния этнических различий на самовосприятие личности и на формирование идеального образа будущего супруга Бронникова Е.С.

Взаимозависимость конфликтности между супругами и дисфункциональности семьи СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ Предисловие Сборник традиционной конференции «Экономическая психология:

актуальные теоретические и практические проблемы», которую уже 8-й раз проводит кафедра социальной и экономической психологии БГУЭП на иркутской земле в 2007 году несколько нетрадиционен. Наряду с анализом общих направлений и проблем экономической психологии (экономической социализации, отношения к налогам, деньгам и богатству, деловое взаимо действие в экономике и т.д.) в сборнике выделена вторая его часть, посвя щенная психологическим аспектам туристического бизнеса и защиты природы на Байкале. Обосновать это можно следующими доводами.

В российской психологической науке проблема взаимосвязей туризма и экологии разработана слабо, хотя данные отрасли экономической (и не только) жизни общества сегодня играют всё большую роль в стратегиче ском развитии страны и региона. Вне всякого сомнения, это, прежде всего, вотчина экономической психологии.

Байкал, как бесценное достояние человечества и отсюда объект миро вого природного и культурного наследия сегодня всё более и более нужда ется в защите, и эта забота должна быть продуманной до деталей.

Психологи уверенно могут найти в этом деле свою нишу, поскольку и ту ризм и экология во многом связаны субъективным фактором.

В Российской Федерации решением Правительства выделено семь особых экономических зон (ОЭЗ) туристско-рекреационного типа, среди которых две – в Байкальском регионе. Организаторы ОЭЗ, несомненно, столкнутся с массой проблем, в том числе социально-психологического характера. Значит, их нужно как можно скорее изучать, чтобы встающие проблемы решать с учетом научного знания.

Кафедра социальной и экономической психологии БГУЭП в 2007 году «выиграла» грант Российского Государственного Научного Фонда (РГНФ) для исследований по теме «Этнопсихологические ресурсы туристической и экологической деятельности в Байкальском регионе». Уже проведены пер вые исследования в Иркутской области, Усть-Ордынском Бурятском авто номном округе и республике Бурятия, результаты которых, наряду с другими материалами представлены в сборнике. Это и некоторый наш от чет работы по гранту и приглашение к размышление по такому сложному вопросу. Кстати, к размышлениям россиян присоединяются и представи тели зарубежных стран: Казахстана, Китая, ФРГ и Японии.

Карнышев А.Д., БГУЭП, г.Иркутск Прикладная экономическая психология: некоторые вопросы развития и востребованность Экономическая психология в России в последнее время развивалась и развивается достаточно быстрыми темпами. Этому способствуют, прежде всего, исследования, проводимые лабораторией социальной и экономиче ской психологии ИП РАН (А. Л. Журавлев, В. П. Позняков, А. Б. Купчейко и др.), кафедрой политической психологии Санкт – Петербургского уни верситета (О. С. Дейнека), некоторых других научных и учебных центров.

Вышедшие в начале 21 века работы (в первую очередь, два тома статей «Проблем экономической психологии», научные сборники и учебные по собия) пробудили интерес психологической общественности страны к во просам, которые актуальны в связи с осуществляемыми экономическими реформами, и география исследований расширяется.

Вместе с тем, некоторые моменты настораживают. Прекратилось с 2004 года проведение науно-практических конференций в Калуге и Санкт – Петербурге, которые будили мысль, становились мощным ресурсом тео рии и практики, объединяли учёных в решении значимых проблем эконо мической психологии. Да и на традиционных конференциях в Иркутске чувствуется некоторый спад заинтересованных лиц, непосредственно ис следующих данные проблемы. И возникает сомнение: не ждёт ли эконо мическую психологию участь модного одеяния, в которое можно нарядиться, покрасоваться по конъюнктурным соображениям, а затем спо койно сменить его на другую экипировку. Возможно, мы заостряем во прос, но эта острота в преддверии съезда российского психологического общества, на котором намечается симпозиум по экономической психоло гии, на наш взгляд, целесообразна (по крайней мере, будет полезна дискус сия по проблеме). Возразить ей лучше всего делом, а на региональном уровне, не столько научными публикациями, сколько участием в решении опять-таки острых и актуальных проблем экономической жизни.

При этом важно учитывать одно обстоятельство. Для значительного числа экономистов-теоретиков и практиков – появление экономической психологии – непонятное, да и нежелательное явление: она лезет в их вот чину с, на их взгляд, сомнительным и ненадёжным концептуальным и ме тодическим инструментарием. В. М.Соколинский в конце 90-х годов обоснованно писал, что марксистская экономическая наука объявляла пси хологические исследования в экономике ненаучным субъективизмом. Те перь же, осознав ущербность такого тезиса, немалое количество экономистов решило справиться в преодолении этой слабости без психо логов, так сказать «своими силами». И действительно, в их работах появи лись зримые элементы психологического анализа, к сожалению, не всегда компетентного. Справедливости ради стоит сказать, что и наш брат психолог достаточно часто анализирует некоторые экономические реалии несколько упрощённо и примитивно. В данном факте сказывается сла бость экономической подготовки многих психологов: и это на первона чальном этапе развития экономической психологии – не вина, а беда их.

Экономисты же, также не получавшие психологического образования, всё же настырней вторгаются в эту область, поскольку для многих из них предметом исследования является экономическое поведение. Если сегодня на одну чашу весов поставить количество докторов, кандидатов экономи ческих наук и «рядовых» представителей экономической науки и практи ки, субъективно способных и желающих самостоятельно заниматься психологическими аспектами экономических проблем, а не другую чашу весов поместить психологов, склонных к такому анализу и готовых к нему, то их весовые категории будут несоизмеримыми. Огромный перевес «кон курентов» интуитивно и субъективно чувствуют психологи и вполне обос нованно стремятся не рисковать.

Многолетние исследования по экономической психологии, проводи мые в экономическом вузе, убедили нас в некоторых истинах. Во-первых, психологам надо решительней идти на «стыковку» с представителями эко номической науки в анализе актуальных проблем. Экономист, видящий, что анализ его «психологического собрата» раскрывает, казалось бы, не значимые, но в реальности весомые детали и нюансы экономического по ведения человека, резервов и ресурсов хозяйственной и коммерческой деятельности, которые помогают правильно разъяснять и даже решать проблемы, - такой человек всегда может быть и будет союзником психоло га (именно в таком подходе проявился, на наш взгляд, «эффект Д. Канема на», принесший ему нобелевскую премию по экономической психологии).

Реальные пути данной интеграции многочисленны: совместные публика ции, сотрудничество в преподавании конкретных разделов и тем, в прове дении исследований и т.п. Во-вторых, намечая, темы психологических исследований в экономике, важно находить такие из них, в которых субъ ективный аспект выражен наиболее рельефно и может быть представлен лучше через мотивационные, личностные, когнитивные и другие психоло гические категории. Такой подход позволит (естественно, при компетент ной обработке данных) продемонстрировать и общественности, и экономистам, что психологические аспекты в любом современном анализе – это обязательное условие их эффективности. Рассмотрим в связи с этим некоторые примеры.

В 2007 году учёные вуза по заказу администрации г. Иркутска осуще ствляли разработку программы «Доступное жильё» и для этого пригласили психологов провести опрос населения города. Строительные компании, заинтересованные в массовом покупателе квартир в благоустроенных до мах, пролоббировали свои интересы и сначала добились, чтобы в анкеты не были включены вопросы об индивидуальном строительстве. Резон их был замаскирован просто: надо обеспечить жильём всех, а индивидуаль щики – это мизерная часть населения, и она сама решит все свои пробле мы. У нас был иной посыл: современные люди стремятся обустроить своё гнёздышко на природе, где легче обрести душевный покой, можно найти заинтересованному человеку попутные занятия, престижней принимать гостей и т.д. Этот момент зримо вторгся в психологию многих. Да и возве дение каменно-бетонных джунглей из многоэтажных домов лет через 50 – 70 может опять-таки обернуться какими-то проблемами ЖКХ, от чего обезопасен частный сектор. Нам удалось доказать необходимость изучения этого вопроса хотя бы в предварительном плане. Но результаты превзошли ожидания (см. таблицу 1).

Таблица 1. Предпочтения в выборе жилья у респондентов с разным уровнем доходов.

Доход семьи в месяц (на одного чело века) Предпочитаемое жильё От 15 От 20 От 30 Свы до 20 до 30 до 40 ше тыс. руб. тыс. руб. тыс. руб. тыс. руб.

Квартиру в «старом» до 3,8% 7,7% 0,0% 0,0% ме (вторичное жильё) Современную квартиру в 35,8 26,2 46, 18,2% многоэтажном доме % % % Современную квартиру в 10, небольшом 2-3-х этажном 6,6% 6,7% 9,1% % доме Отдельный коттедж в го- 12,3 13, 1,9% 0,0% родской черте % % Отдельный коттедж с зе 15,4 36, мельным участком в близи 6,6% 6,7% % % городских кварталов Отдельный коттедж за 13,8 18, 5,7% 6,7% городом % % 39,6 13,8 20, Не ответили на вопрос 18,1% % % % Таблица ярко демонстрирует обоснованность нашей позиции и то, что более менее состоятельные люди (а таких среди реально нацеленных на приобретение жилья свыше 50%) сориентированы на индивидуальные дома. Результаты опроса поставили в этом плане для властных и компе тентных структур, как минимум, три проблемы:

1. выделение земельных участков вблизи города;

2. создание строительной индустрии по производству «комплектую щих» индивидуальных домов;

3. помощь «частнику» в решении проблемных вопросов.

Другой пример касается создания особых экономических зон тури стского рекреационного типа (ОЭЗ) на Байкале. В позициях некоторых их организаторов – это сугубо экономическая проблема: строительство отелей и спортивных баз, создание ресторанных комплексов и заведений досуга и т.п. Забывается, что ОЭЗ – это, прежде всего, зона психологического ком форта и реализации специфических потребностей для людей, привлека тельность которой на 50% зависит от брэнда Байкала и в значительной степени от готовности местного населения принять и обслужить туристов, особенно иностранных. Ведь в психологии последних – сочетать воспри ятие уникальности «священного моря» с пониманием аборигенных наро дов, живущих на его берегах, с возможностью соучастия в их культурных мероприятиях и даже быте (популярность семейных гостиниц и обустрой ства пот типу «ночлег и завтрак»).

Пришлось опять-таки доказывать значимость в ОЭЗ субъективного фактора. Благодаря поддержке РГНФ, мы активизировали в 2007 году ис следования по теме «Этнопсихологические ресурсы экологической и тури стической деятельностей в Байкальском регионе». Проведён опрос местных жителей прибайкальских населённых пунктов из Иркутской об ласти и Бурятии (N=более 1000 чел.), который позволил на первом этапе выявить наиболее острые психологические вопросы развития туризма в регионе, отношения прибайкальцев к экологии и защите природы священ ного моря. Вот лишь один нюанс из результатов опроса. На вопрос «В ка кой мере Вы считаете себя и своих близких подготовленными к сотрудничеству с иностранными туристами, обладающими соответствую щими знаниями и навыками (язык, их требования к сервису и т.п.)?» были получены следующие ответы:

1. Можно сказать о хорошей подготовленности – 7,3%;

2. Какие-то навыки есть, но многому надо учиться – 59,4%;

3. Такой готовности нет совершенно – 26,3%;

4. Считаю, что для рядовых граждан эти знания и навыки не нужны – 5,3%;

5. Затрудняюсь ответить – 1,7% Исследование, в целом, показало, что психологическое сопровожде ние любых организационных и экономических мероприятий по созданию и функционированию ОЭЗ – это такой же важный момент, как и его фи нансовое обеспечение. В настоящее время готовится психолого экономическое обоснование такой работы и уже прорабатываются кон кретные меры: программное обеспечение обучения заинтересованных лиц, этнопсихологический паспорт региона, социально-психологические тре нинги взаимодействия с клиентами и т.д. Можно уверенно говорить, что это – «малопаханное поле» для психологов, на котором есть где развер нуться.

Прикладные исследования кафедры социальной и экономической психологии БГУЭП последних лет на хоздоговорной основе посвящены темам, актуальным и для психологии, и для экономики. Среди них:

«Разработка и внедрение корпоративной культуры в автообслужи вающей фирме «Кузьмиха-Сервис»»;

«Состояние социально-психологического климата в ООО Усолье химпром и меры по его совершенствованию»;

«Готовность населения г. Иркутска и управляющих компаний к взаимодействию в условиях реформы ЖКХ»;

Разработка программы развития г. Иркутска до 2020 года;

Социально-психологические особенности межэтнического взаимо действия и преодоления в Байкальском регионе.

Материалы названных и не названных исследований подтверждают известную, но мало практикуемую в России истину: любые реформы и но вации, любые «ноу-хау» и преобразования вызревают, прежде всего, в соз нании конкретных людей, и без понимания и учёта этого могут или «не допустить» новшества или обусловить их протекание «со страшным скри пом». Этот вопрос – те «грабли», на которые постоянно наступают и вла сти страны, и российские предприниматели, и рядовые граждане.

Порочность такой практики может быть преодолена только с помо щью компетентных психолого-экономических исследований.

Мощнейший стимул научной деятельности многих людей – осозна ние своей значимости и востребованности. Без этого внутреннего чувства и теория мертва и дело делается по принципу «спустя рукава». Реальное развитие экономической психологии требует как можно больше опираться на эту истину.

Часть 1. Общие вопросы экономической психологии Раздел 1. Управление и деловое взаимодействие в экономике Позняков В.П., ИП РАН, г.Москва, Титова О.И., СИБУП, г.Красноярск Отношение к конкуренции и партнерству в деловом взаимодействии предпринимателей Актуальность изучения отношения к конкуренции и партнерству в де ловом взаимодействии предпринимателей связана с тем, что они призна ются основными видами экономического взаимодействия, вместе с тем имеется дефицит исследований об их субъективной стороне, выступающей психологической предпосылкой успешности.

Также, несмотря на важную роль предпринимательства в развитии экономики, недостаточно ясна специфика предпринимательской деятель ности мужчин и женщин.

Это определило задачи проведенного нами исследования:

1. Проанализировать содержание понятий «конкуренция» и «партнер ство» как основных видов делового взаимодействия;

2. Выявить особенности отношений предпринимателей-мужчин и предпринимателей-женщин к конкуренции и партнерству в эконо мической деятельности.

Объектом исследования выступали предприниматели, занятые в сфере малого и среднего бизнеса на территории России. Основные сферы дея тельности участников исследования – оптовая и розничная торговля, сфера обслуживания и производство. В общей сложности в исследовании при няли участие 366 предпринимателей из Москвы и регионов России, среди которых доля женщин составила 35,3% и 64,7% – доля мужчин.

Мы предполагали, что психологические отношения предпринимате лей-женщин к конкуренции и деловому партнерству отличаются от отно шений предпринимателей-мужчин большей ориентацией на взаимоотношения в бизнесе.

Поскольку предпринимательство определяется, в том числе как эко номическая деятельность, основанная на распоряжении ресурсами, то со держание ресурсов может выступать основанием классификации форм делового взаимодействия предпринимателей. Теоретический анализ работ в области предпринимательства показал, что предпринимательская дея тельность связана с распоряжением ресурсами двух видов: организацион но-экономическими (в.т.ч. материальными) и ресурсами человеческими (или социальными). Ориентация на определенный вид ресурсов (социаль ные или экономические) отражает то, в какой мере для предпринимателя в организации экономической деятельности приоритетной выступает соци ально-психологическая ее сторона – контакты с другими участниками биз неса, личностные черты партнеров и конкурентов, характер взаимоотношений с ними, или же более значимой является организацион но-экономическая сторона – материально-техническое обеспечение бизне са, доступ в определенные сегменты рынка, технологические связи.

Соответственно, конкуренция и партнерство как виды взаимодействия ха рактеризуют процессы дифференциации и интеграции предпринимателей в их экономической деятельности.

Таким образом, разновидности делового взаимодействия в предпри нимательской деятельности характеризуются: 1) ориентацией на экономи ческие ресурсы / ориентацией на взаимоотношения;

2) дифференциацией / интеграцией в экономической деятельности предпринимателей. Сочетания этих характеристик определяют разновидности конкуренции и партнерст ва: конкуренция за экономические ресурсы, конкуренция-соревнование за личные достижения, личностноориентированное партнерство и технико экономическое партнерство (Титова, 2007).

Эмпирическое исследование отношения предпринимателей-мужчин и предпринимателей-женщин к конкуренции и деловому партнерству в предпринимательстве включало в себя изучение обыденных представле ний предпринимателей из обеих гендерных групп о конкуренции и дело вом партнерстве для более детального исследования содержания этих феноменов в сознании предпринимателей, которое может иметь различный смысл в индивидуальном сознании. Оно проводилось путем контент анализа суждений респондентов, содержащих обыденные представления о конкуренции и деловом партнерстве в предпринимательской деятельности.

Контент-анализ проводился по параметрам: цель взаимодействия;

способы организации взаимодействия;

мотивы;

принципы построения взаимодейст вия.

По результатам проведенного анализа психологических отношений предпринимателей-мужчин и предпринимателей-женщин к конкуренции в их экономической деятельности отношение предпринимателей к этому ви ду взаимодействия характеризуется следующим.

Так, результаты контент-анализа содержания отношения предприни мателей к ситуации конкуренции подтвердили обоснованность выделен ных в ходе теоретического анализа двух основных разновидностей конкуренции, представленных в эмпирическом исследовании различными характеристиками обыденных представлений предпринимателей о ситуа ции конкуренции в их экономической деятельности. Первое направление представлено конкуренцией за материально-технические, организационно экономические ресурсы, необходимые для осуществления предпринима тельской деятельности (первичные ресурсы для производства товара и ока зания услуг, деньги, существующие и потенциальные потребители).

Средства организации этого вида конкурентного взаимодействия и моти вация субъекта имеют явно выраженный экономико-организационный ха рактер (например, снижение товарооборота, цены, отрицательные отзывы потребителей, повышение производительности, внедрение идей).

Второе же направление представлено конкуренцией с человеком, пре жде всего соревнованием с другими предпринимателями, отношения с ко торыми строятся путем сравнения достижений на поприще предпринимательской деятельности. Личные достижения предпринимате лей могут быть объективированы в уровне цен, объема продукции, в раз нообразии, по другим критериям, а также ряд предпринимателей указывали на соревнование с самим собой, точнее с теми достижениями на поприще предпринимательской деятельности, которые были у субъекта в прошлом или же имеются на текущий момент, но в другой сфере бизнеса.

Средства организации взаимодействия с другими предпринимателями в рамках такой конкуренции лежат, соответственно, в пространстве взаимо отношений – «ругаю конкурентов», «думаю, как уменьшить их число», в качестве мотивации – «улучшение обслуживания», «сравнение себя с дру гими».

Таким образом, учитывая вышесказанное, конкурентные отношения в обыденных представлениях предпринимателей характеризуются двумя ос новными видами конкуренции: конкуренция за экономические ресурсы и конкуренция-соревнование с предпринимателем за личные достижения.

Следует заметить, что существующие научные подходы к определе нию феномена «конкуренция», как было выявлено нами в ходе проведения теоретического анализа изучаемых отношений, характеризуются в подав ляющем большинстве случаев именно экономической точкой зрения.

Смысл конкурентных отношений в них определяется тем, что между эко номическими субъектами, каковыми являются предприниматели, происхо дит ценовое и неценовое соревнование, что характеризует предпринимательское поведение только с позиций совершаемых действий в отношении стоимости производимого товара или оказываемых услуг.

В то же время другая традиция рассмотрения конкуренции – как фор мы взаимодействия субъектов – основана на характеристике ее по степени отчуждения, противостояния субъектов друг другу, которая проявляется в том числе в негативном отношении их и противодействии друг другу.

Сопоставляя эти подходы с результатами проведенного нами эмпири ческого изучения представлений предпринимателей, мы наблюдаем иное содержание, которое вкладывается предпринимателями в понимание кон курентных отношений. Отличия затрагивают, во-первых, значимость в оп ределении содержания взаимоотношений предмета, по поводу которого складывается взаимодействие конкурирующих субъектов, а не только ди намических характеристик (интенсивность взаимодействия, мера противо стояния) и эмоциональной оценки взаимодействия (как правило, считается, что в отношении конкуренции она негативная). Во-вторых, отличаются обыденные представления предпринимателей о конкуренции от представ лений о конкуренции в иных сферах, в том числе в сфере экономики, тем, что предмет конкурентного взаимодействия может иметь вид отнюдь не только экономических ресурсов, что смысл его может определяться со вершенно иным пространством – пространством взаимоотношений пред принимателей, а экономические ресурсы выступают в этом случае средствами соревнования предпринимателей, состязания их друг с другом, сравнения себя со своими же прошлыми достижениями.

Далее нами был проведен сравнительный анализ отношения к конку ренции у представителей разных гендерных групп – предпринимателей мужчин и предпринимателей-женщин. С этой целью нами определялось, какая доля характеристик конкуренции в группе предпринимателей мужчин соответствует конкуренции за экономические ресурсы, а какая до ля соответствует конкуренции-соревнованию с другими предпринимате лями за достижения, аналогичная процедура проводилась и с данными в группе респондентов-женщин. Полученные данные были подвергнуты ста тистической обработке с применением критерия углового преобразования Фишера.

В результате было получено, что ориентация на взаимоотношения, со циальные ресурсы в характеристике конкуренции (акцент на личностных особенностях конкурентов, сравнение своих достижений с достижениями других предпринимателей) у респондентов-женщин наблюдалась в 34% случаев, а у респондентов-мужчин – в 51%.

Характеристики отношения к конкуренции как к соревнованию с дру гими предпринимателями за личные достижения встречаются в группе мужчин гораздо чаще, чем характеристики отношения к конкуренции за экономические ресурсы (24,8%). Значимость различий подтверждается и статистически (Fэмп.=2,36;

р = 0,01). В оценках респондентов-женщин ха рактеристики конкуренции за экономические ресурсы (51,1%) встречаются чаще по сравнению с характеристиками конкуренции-соревнования за личные достижения, что подтверждается статистическими показателями на уровне, близком к значимому (р = 0,058;

Fэмп.=1,57).

Анализ обыденных представлений респондентов из разных гендерных групп выявил также ряд особенностей в понимании предпринимателями партнерских отношений в их экономической деятельности.

Так, характеризуя цели партнерства, его роль в эффективной предпри нимательской деятельности, большинство предпринимателей в обеих ген дерных группах подходили к этому преимущественно с позиции преумножения имеющихся у них материальных ресурсов, а также обеспе чения большей безопасности своей экономической деятельности путем взаимной поддержки друг друга в случае необходимости (92% респонден тов свойственно подобное видение целей партнерства).

Интересны, на наш взгляд, и обозначенные респондентами мотиваци онные аспекты партнерских отношений. Так, характеризуя условия, необ ходимые им для успешных партнерских отношений, респонденты отмечали преимущественно личностные характеристики, проявления ко торых они ожидают со стороны деловых партнеров, а экономические предпосылки делового партнерства оказались в заметном меньшинстве.

Подводя итоги анализа различных аспектов партнерства, отметим сле дующие особенности. Характеристики обыденных представлений о парт нерских отношениях, в которых предпосылками успешности называются личностные особенности деловых партнеров, т.е. выражена ориентация на отношения с другими предпринимателями, получившие название личност ноориентированного партнерства, чаще фигурировали в определениях респондентов-женщин (62,1%), подчеркивающих важность для эффектив ной экономической деятельности взаимопонимания, доверия, честности между партнерами.

Такое отношение к деловому партнерству в группе мужчин выявлено в 39,2% случаев, а в большей мере им свойственно отношение к партнер ству как к источнику новых ресурсов, как к условию расширения бизнеса и преумножения вложенных средств (53,1%;

р = 0,018), т.е. деловое парт нерство, ориентированное на распоряжение материальными и технически ми ресурсами и обозначенное нами как технико-экономическое партнерство.

Отметим, что преобладание ориентации на взаимоотношения в рамках делового партнерства в предпринимательской деятельности в группе рес пондентов-женщин не противоречит ранее выявленной социально психологической закономерности, согласно которой мужчины более ори ентированы в совместной деятельности на решение задачи, а женщины – на складывающиеся в процессе отношения.

Кроме того, по результатам эмпирического изучения обыденных представлений предпринимателей о конкуренции и партнерстве в их дея тельности следует отметить, что в сознании представителей обеих гендер ных групп – предпринимателей-мужчин и предпринимателей-женщин – конкуренты и деловые партнеры не выступают строго дифференцирован ными фигурами, а отношения с ними взаимосвязаны и взаимозависимы друг от друга, поскольку в реальных условиях экономической деятельно сти оба вида взаимодействия (конкурентное и партнерское) могут быть персонифицированы в лице одного и того же предпринимателя.

Вместе с тем по целям, мотивации, средствам и принципам виды взаимодействия в представлениях предпринимателей различаются. При этом содержание конкурентных отношений в большей мере дифференци руется в сознании предпринимателей по целям взаимодействия, а содер жание партнерских отношений в большей мере дифференцируется по средствам и мотивации к этому взаимодействию.

Полученные данные позволяют сделать следующие выводы:

1) Специфика отношения предпринимателей к партнерству и конку ренции как видам делового взаимодействия определяется значимостью предмета взаимодействия, в качестве которого могут выступать как эконо мические ресурсы, так и взаимоотношения предпринимателей. В зависи мости от преобладающей ориентации – на экономические ресурсы или на взаимоотношения – конкурентные и партнерские отношения предприни мателей включают в себя конкуренцию за экономические ресурсы, конку ренцию-соревнование за личные достижения, технико-экономическое партнерство и личностноориентированное партнерство.

2) Предпринимателям-мужчинам более свойственно отношение к кон куренции как к соревнованию с другими предпринимателями за личные достижения, а предпринимателям-женщинам – как к конкуренции за эко номические ресурсы. В деловом партнерстве предпринимателям мужчинам в большей степени свойственно отношение к нему как к техни ко-экономическому партнерству, а предпринимателям-женщинам – как к личностноориентированному партнерству.

Решетников М.М., Институт Психоанализа, Санкт-Петербург Актуальные гуманитарные проблемы современной России и их экономические проекции Исторические процессы духа Обсуждая вопросы «модели» и «реальности» мы не можем не при знать, что между ними всегда имеется то или иное несоответствие, которое заслуживает самостоятельного и самого пристального внимания. Профес сионально мне наиболее близки подходы Вильгельма Дильтея к понима нию человека с точки зрения «исторических процессов духа» и позиций понимающей психологии, цель которой – вникнуть в переживания инди вида конкретной эпохи. Это проникновение в переживания, как и все пси хологическое знание – неочевидно, и в большинстве случаев я не смогу представить коллегам каких-либо веских доказательств тем или иным иде ям. Поэтому, в данном случае целесообразнее говорить о тезисах, в кото рых будет предпринята попытка обобщить некоторые из наиболее актуальных гуманитарных проблем, а также затронуть вопросы их проек ции в сферу экономических отношений, в частности – вопросы миграци онной политики.

Демократические иллюзии В последние годы становится все более очевидным: что-то происходит с демократическими институтами и идеей гражданского общества. И это «что-то» происходит не только в России. Совсем недавно почти привыч ными стали новые термины - «управляемая демократия», «суверенная де мократия»;

ранее пытались говорить о «постдемократии» и т. д. О чем это свидетельствует?

Обращаясь к такой уважаемой аудитории, вряд ли уместно апеллиро вать к периоду формирования демократических идей (XVIII век) и хорошо всем известным понятиям экономической и политической свободы, поэто му обратимся только к этической составляющей лозунга демократии: «ра венству и братству». Эта этическая составляющая, по сути, предлагала новую веру: в величие свободы духа и свободной личности. Последний те зис априори предполагал естественное (или природное) равенство всех людей, а все имеющиеся формы неравенства рассматривались как искусст венные, обусловленные сложившейся в обществе несправедливостью, а также - воздействием морально устаревших социальных институтов. Счи талось, что достаточно освободиться от этих институтов, как человек про явится во всем величии своих духовных и физических сил.

И здесь было первое и глубочайшее заблуждение, ибо, как убедительно доказано современной наукой, а также всем историческим и социальным опытом Человечества, люди не равны по своим физическим, интеллекту альным и духовным качествам, и с этим, как отмечал даже Маркс, ничего нельзя поделать. Тем не менее, на протяжении двух последних столетий формальным критерием развития Европейской цивилизации (и европей ского гуманитарного знания, а затем и российского «нового мышления» и «демократического самосознания») оставалась апелляция к тем нравствен ным императивам, тем правам и свободам, которые были записаны сначала во французской революционной «Декларации прав человека и граждани на», а затем, уже в середине ХХ века - во «Всеобщей декларации прав че ловека».

И хотя провозглашенные принципы «Свободы, равенства и братства»

фактически никогда не пересматривались, в ХХ веке (и особенно – в нача ле XXI) они претерпели существенные изменения. Но пока - не были пере осмыслены.

Демократические принципы и современность Философия позитивизма и либеральная идеология, появившаяся как преемница идей Просвещения, и провозглашающая приоритеты, прежде всего - свободы экономической (следствием чего стало еще более явное неравенство), закономерно привела к появлению социал-демократических, а затем и коммунистических идей.

С психологической точки зрения, причина достаточно очевидна – де гуманизация идей Просвещения, из которых постепенно «выхолащива лись» идеи всеобщего «равенства и братства», на смену которым закономерно пришли столь же иллюзорные идеи парциального звучания:

«пролетарского братства», «социалистического единства» и т.д. В итоге, к началу ХХI века из всего идеологического обеспечения демократии сохра нилась только идея экономической свободы, обретшая новое звучание в другом иллюзорно-спекулятивном лозунге «равенства возможностей». Но и здесь также: и наука, и социальный, и исторический опыт множества по колений тысячекратно подтверждают, что никакого равенства возможно стей не было, и нет. Ни для отдельных людей, ни для конкретных наций, ни для тех или иных государств.

Новая эпоха Достаточно очевидно, что мы (имеется в виду Человечество в целом) сейчас переживаем или приближаемся к смене парадигмы развития, и эта смена, скорее всего, будет осуществляться чрезвычайно болезненно и … нецивилизованно. Если мы бросим взгляд на все предшествующие эпохи нашей европейской (Христианской) цивилизации, то, прежде всего, можем заметить, что все они опирались на реальные или иллюзорные гуманитар ные концепции. В некотором смысле - гуманизм был стрежнем развития европейской цивилизации и, соответственно – стержнем формирования личности европейского типа: поддержка слабых, забота о сирых и убогих, борьба за справедливость наполняли человечество духовными силами, да же, несмотря на то, что осуществление этих гуманитарных проектов часто граничило с огромной расточительностью и нерациональностью. Но имен но эти (гуманитарные) аспекты поведения сейчас, как представляется, под вергаются сомнению или – точнее – мало верифицируются на современной картине мира.

Мы вошли или входим в новую эпоху, о которой было много предска заний, и многие считали, что это будет гуманитарная эпоха. Не разделяю этих ожиданий, и думаю, что она будет скорее технократически информационной, с опорой на прагматизм и силу, а не на гуманизм. Более того, думаю, что она уже – почти такая. При этом прошлые достижения в сфере духовной жизни – будут чем-то замещаться. Еще не знаю – чем? Но понимаю, что наши прежние духовные ценности не могут быть переведе ны на язык технических систем и, уже поэтому, чужды современной эпохе.

При этом одновременно с кризисом гуманитарных идей будут ставить ся под сомнение традиционные понятия смысла жизни, духовных ценно стей и веры, которые являются не только существенными компонентами мировоззрения современной личности, но и входят в число важнейших ме ханизмов «социальной механики» - системы власти и управления. Поэтому вслед за модификацией поведения людей, скорее всего, начнется (точнее – уже началась) модификация действующих форм государственной власти практически во всех (самых демократичных) странах.

Массовые процессы и терроризм Когда массы имеют высокие объединяющие идеи, это всегда порожда ет ту или иную социальную активность, особенно – в молодежной среде.

Когда таких идей нет (опять же – прежде всего в молодежной среде) появ ляется качественно иное явление, которое можно было бы квалифициро вать как «социальный активизм», в самом определении которого присутствует некий деструктивный компонент. Как представляется совре менный социальный активизм отдельных национальных групп, включая наш «родной» русский национализм, впрочем, как и современный фана тизм отдельных направлений мировых религий и их переход в идеи муче ничества и терроризма – нужно рассматривать как явления одного порядка, и даже – как звенья одной цепи.

Привнесенная демократия (с немедленно гарантированными Консти туцией всеми правами и свободами), при отсутствии демократической тра диции, экономически свободных граждан и сохранении тоталитарного типа самосознания социума, создает особую «питательную среду» для размножения вируса интолерантности и терроризма. Безусловно, особо подверженной заражению этим вирусом оказывается категория уже упо мянутых социальных активистов из молодежной среды. Во всяком случае, никто не заподозрит в террористе, скинхеде или фашисте «пассивную лич ность».

Специфика современного общества Мы живем в обществе, где (несмотря на заметные всем экономические успехи) существует очень много людей, чьи представления о социальной справедливости подверглись большим испытаниям. Эти люди хранят в се бе и давние исторические, и совсем недавние психические травмы и оби ды, которые не были отреагированы, и (следовательно) – остаются активно действующими. Это касается и титульной нации и всех остальных. Ника кой социальной терапии в этом направлении не проводилось, и не прово дится. В надежде, что «авось, как-нибудь рассосется». Уверен, что само – не рассосется. Национальная идентификация – это последняя форма иден тификации, когда уже больше нечем гордиться, и нет никаких объеди няющих идей.

Нельзя не замечать и другого: на фоне последовательного усиления го сударственно-охранительного аппарата во всех развитых странах, гражда не чувствуют себя все менее защищенными. Если довести этот тезис до крайности и апеллировать к преобладающим чувствам европейцев, то по лучится, мягко говоря – мало приятный вывод: государство еще может ко го-то наказать, но в ряде случаев и ситуаций уже почти никого не может защитить, включая депутатов, мэров, банкиров, бизнесменов, олигархов и губернаторов, которых убивают десятками каждый год. Общемировой уровень преступности за последние 30 лет увеличился в 4 раза, а в самых развитых демократиях, таких как США, в 8 раз. В России – только за по следние пятнадцать лет, по оценкам независимых экспертов - также в раз. Правомерен вопрос: это неизбежное следствие демократии или ее по бочный эффект? Естественно, что уровень преступности напрямую и крайне негативно сказывается на инвестиционной политике и развитии ту ризма в России, хотя последняя сфера могла бы быть одной из весьма су щественных статей пополнения бюджета страны и развития депрессивных и субдепрессивных регионов.


Кризис власти Мы почему-то упорно не хотим замечать, что не только на постсовет ском пространстве, а во всем европейском мире наблюдается кризис суще ствующей формы государственной (демократической) власти и ее институтов. Перед каждой личностью появилось слишком много угроз:

экологического, техногенного, социального и криминального происхожде ния, от которых власть не может защитить (а точнее – от которых и она сама в ряде случаев оказывается беззащитной). В связи с этим граждане постепенно «переориентируют» свою лояльность на другие общественные институты (точнее – «организации самозащиты»): в том числе – крупные финансовые и промышленные корпорации с собственными армиями, а также - этнические группы, расы, религии и т. д.

Чем закончилась попытка противопоставить национализму интерна ционализм – всем очевидно. Мы почему-то не хотим видеть, что живем в обществе, где агрессивность поощряется, и даже более того - низкий уро вень агрессивности, как индивидуальная или национальная черта, в неко торых случаях подается как негативное качество (например, в известных фразах «о «горячих» эстонских или финских парнях»). Естественная агрес сивность сильно варьирует у различных этносов (здесь 50% наших межна циональных проблем), и ее нельзя запретить или подавить;

ее можно ко канализовать и окультурить.

Нет смысла обсуждать экономику – это не наша сфера. Но мы может констатировать, что попытка совершать социальные преобразования на платформе экономизма терпит крах. Неужели так трудно понять и учиты вать в принятии решений, что люди живут, прежде всего – в ментальном и духовном мире, а уже затем – в экономическом пространстве?

Многие исторические победы России и европейской цивилизации в це лом, были не только следствием технической достижений, а обеспечива лись идеалами, ради которых можно было умирать. Есть ли такие сейчас?

К информационной политике, основным действующим лицом которой стал артистический бомонд, с качественно иными стандартами морали и нравственности, еще больше много вопросов. Уместно напомнить, что по пытка управлять социумом посредством умалчивания, полуправды или манипуляций, как показывает недавний советский опыт, где контролиро валось все, не более чем иллюзия. Еще один аспект, относящийся и к ин формационной, и к экономической политике: в любом социуме, наряду с высокими, существуют деградационно-паразитические потребности обще ства. Это нужно объективно признать, и законодательно не позволять их удовлетворять. В первую очередь это относится к алкоголю, наркотикам, «игровому» и «секс-туризму».

Проблема депопуляции Европы Любой нормальный гражданин с огромной симпатией воспринимает заботу государства о повышении рождаемости, защите материнства и дет ства. Но есть процессы, которыми мы можем управлять, и есть историче ские, цивилизационные и планетарные процессы, которые мы можем только отслеживать и заблаговременно приспосабливаться к ним. По про гнозам авторитетных экспертов, к концу XXI века афро-азиатское населе ние будет составлять не менее 85%-90% планетарной популяции. Уже сейчас все «белое меньшинство» планеты оценивается в 21%, а будет 10 15% (Генерация 20-летних европейцев в аналогичной планетарной попу ляции сейчас составляет около 13%). В ряде европейских стран, включая Россию, от 25 до 40% (в последнем случае - в Германии) взрослого населе ния вообще не планируют иметь детей. Мы явно присутствуем при исто рическом процессе смены национальной и конфессиональной составляющей всей европейской популяции, и планирование этой новой семьи народов, скорее всего – вне нашей компетенции. Преуспев в позна нии физических законов природы, мы с некоторой наивностью предпола гаем, что способны менять ход истории, опираясь при этом не столько на новые идеи, сколько на силу. Увы, «…идея нации есть не то, что она сама думает о себе во времени, а то, что Бог полагает о ней в вечности» (Со ловьев В. Русская идея. – М.: Республика, 1992, с. 187).

Неидеологический кризис Уверен, что многие не согласятся, но наши демократические ценности сильно обветшали, более того, необходимо признать, что они во многом дискредитировали себя, и уже не имеют того пафоса и привлекательности, за которые когда-то шли на баррикады и на смерть. Мы не заметили того, как после долгого периода развития по пути европейского христианского гуманизма оказались без веры и идей. Мы все еще прибегаем к высокому слогу при описании современной действительности и все чаще снисходи тельны к злу. Это звучит не очень убедительно, но давайте повнимательнее всмотримся в лицо современного кинематографа, который удовлетворяет наши эстетические потребности.

Нашими общими усилиями мы создали высокую духовную и матери альную культуру, получившую название Европейской. Но она не единст венная. Последнее столетие мы стали сначала объединять, а потом путать культуру с техническим прогрессом, а позднее технический прогресс с ци вилизационным процессом, который нарциссически идентифицируется только с Европейской цивилизацией. Нет ли здесь заблуждения, или даже ряда заблуждений? Действительно ли весь неевропейский мир, в котором сейчас живет 79% населения планеты, страстно желает присоединиться к нашей преимущественно благоухающей, но местами дурно пахнущей ал коголем, безверием, наркотиками, распадом семьи, проституцией, порно графией, коррупцией и продажностью цивилизации? А если они не захотят? Какое наказание ждет инакомыслящих со стороны тех, кто столе тиями отстаивал право на инакомыслие? Не прослеживается ли здесь некая идея цивилизационного превосходства, которое ничуть не лучше расового или национального.

Сценарии адаптации мигрантов Количество не принадлежащего к Христианской цивилизации населе ния Европы уже достаточно значимо, и будет продолжать расти. В этой связи уместно напомнить мнение известного американского социолога, психолога и философа Фрэнсиса Фукуямы о том, что напряжение между различными частями общества определяется не столько экономикой или разными стартовыми возможностями, сколько отличием менталитетов.

Например, проблема белых и темнокожих в США на протяжении длитель ного периода нарциссически воспринималась в американском обществе не как проблема разных ценностей и их взаимной адаптации, а почти исклю чительно как проблема снисходительного согласия белого большинства принять в свою среду немного «черных», разделяющих их идеи и ценно сти. То, что этот «сценарий» оказался успешным в одной отдельно взятой стране, с весьма специфическим историческим прошлым, как у белого большинства, так и у темнокожего меньшинства, вовсе не дает прогноз на его воспроизводство в других странах. Примерно, на тех же условиях нас «принимают» в Европе, а мы, поддавшись этому гипнозу, вбиваем в голо вы граждан идею о нашей отсталости. Огромный народ не может опоздать.

Мы просто намного моложе, как нация. И мы просто пришли позднее. И с высоты нового времени должны видеть дальше, а не плестись в хвосте престарелой Европы, стараясь во всем ей уподобиться, ориентируясь на ее образцы – с «потускневших картинок» начала ХХ века Экономика «поглощения» миграционных потоков Западные рецепты адаптации мигрантов не применимы в России не только в силу различий ментальности. Возможности «поглощения» мигра ционных потоков – это и гуманитарная, и экономическая проблема. По оценкам Национального Исследовательского Совета США, один имми грант без среднего образования (типичный аналог нашего) в течение его жизни обходится бюджету принимающей страны в $89000. Иммигрант со средним образованием - в $31000. А вот если уровень образования имми гранта выше, то государственный бюджет может пополниться на $105000.

При этом в любом случае в течение первых 20-ти лет с момента прибытия в страну иммигранты не принесут никакой прибыли. По расчетам амери канских коллег, чистая прибыль появится только в последующих поколе ниях иммигранта, и в течение примерно 300 лет принесет госбюджету США $80 000. Еще одна любопытная информация: в случае немедленной легализации незаконных иммигрантов, дефицит государственного гос бюджета США увеличится на $29 млрд., так как, несмотря на то, что новые граждане будут платить налоги, они, тем не менее, смогут пользоваться го сударственными услугами и льготами для граждан, ранее для них недос тупными. Вряд ли можем использовать эти расчеты даже как ориентировочные. Скорее – как тенденции. И у нас, конечно, будут другие цифры. Но и подходы должны и могут быть другими.

Культура и прогресс Удивительно, но даже некоторые специалисты считают невозможным строго дифференцировать культуру, технический прогресс и цивилизацию.

Культура – сакрального происхождения, идет от культа, а затем - из храма, она возвышена, духовна, исходно аристократична и персонифицирована, то есть – имеет высоких носителей, формирует (соответствующие кон кретной эпохе) систему ценностей, идеалы и смыслы бытия. Культура – это то, что делает людей личностями.

Технический прогресс – мирского происхождения, он ориентирован в основном на удовлетворения телесных потребностей, начиная от орудий охоты и земледелия, и кончая всеми современными попытками покорения природы и народов (как части живой природы);

он имеет свом методы, орудия и даже выдающиеся достижения, которыми может воспользоваться любой человек, в том числе - обезличенный.

Цивилизация, в данном случае, в отличие от ее традиционного пони мания как «уровня общественного развития» – рассматривается как непре рывный исторический процесс, развивающийся по своим (природным, в частном случае - социальным) законам, относительно независимым ни от культуры, ни от технического прогресса;


а все ее формы, начиная от древ нейших до современных, принадлежат к единой земной цивилизации.

Чему учит история?

Исторический опыт свидетельствует, что – все империи и все цивили зации конечны. И это должно нас чему-то учить. Они обязательно прихо дили в упадок и «разложение»: то ли «сами по себе», то ли набеги «варваров» способствовали. А на обломках этих империй и цивилизаций появлялись новые (включая нашу - Европейскую) и, как правило, историки характеризовали это как прогресс. Мы еще раз собираемся пересмотреть историю? В принципе, неплохо бы, особенно если учесть, что мы пришли к началу нового века с весьма противоречивым и мало осмысленным бага жом достижений и утрат предшествующих столетий и даже тысячелетий.

И в этом новом осмыслении было бы неплохо принять за аксиому - нельзя обмануть природу, которая живет по своим, а не по нашим законам, а мы лишь сталкиваемся с их внешними проявлениям (но не самими законами), познавая их с помощью органов чувств, исторически предназначенных не столько для познания, сколько для адаптации.

Купрейченко А.Б., Табхарова С.П., ИП РАН, г. Москва Особенности отношения к соблюдению нравственных норм делового поведения у менеджеров и наемных работников В последнее время исследователями большое внимание уделяется изучению регуляторов экономической активности. Особое внимание оте чественные и зарубежные авторы уделяют проблеме нравственно психологической регуляции экономической активности (П.Н. Шихирев, Е.Д. Дорофеев, Е.В. Винославская, А.Л. Журавлев, А.Б. Купрейченко, М.В. Редькина, M.G. Borrello, E. Hoffman, E. Hoelzl, E. Kirchler, A. Padon и др.). Исследования отечественных и зарубежных авторов показывают, что нравственность выступает важной детерминантой экономической актив ности.

В основе нашего исследования лежит модель нравственно психологической регуляции экономической активности, разработанная А.Л. Журавлевым и А.Б. Купрейченко. Согласно данной модели психоло гические отношения нравственности понимаются как эмоционально окрашенные представления и оценки объектов, явлений и событий, свя занных с нравственностью и нравственной регуляцией жизни общества, группы и личности.

Опираясь на представления о трехкомпонентной структуре психоло гического отношения, авторы определяют психологическое отношение к соблюдению нравственных норм как структурный конативный компо нент психологических отношений нравственности, представленный в соз нании субъекта в виде мотивов, намерений и готовности совершать поступки, связанные с нравственной регуляцией. Таким образом, психо логическое отношение к соблюдению нравственных норм – один из ас пектов отношений нравственности, тесно связанный с моральным поведением.

Прежде чем говорить о нравственных нормах делового поведения не обходимо определить, что есть деловое поведение. В нашем понимании это внешнее (наблюдаемое) проявление активности субъекта, возникаю щее в ситуациях взаимодействия с другими людьми, связанных с выбором организационно-экономических условий деятельности и реализацией эко номической деятельности. Деловое поведение направлено на повышение эффективности и результативности деятельности. Можно сказать, что это основной определяющий признак делового поведения.

В современном, цивилизованно устроенном мире деловое поведение подчиняется социальным нормам, в частности, нравственным. Отношение к соблюдению нравственных норм в деловых отношениях особо значимо в ситуации высокого риска, где зачастую человек стоит перед моральным выбором. На одной чаше весов в ситуации такого выбора стоит выгода – на другой справедливость или ответственность.

Доверие и недоверие в деловом контексте также имеет специфику, и на наш взгляд, может определять отношение к соблюдению нравственных норм. Так же и обратно, отношение к соблюдению нравственных норм может определять доверие или недоверие. Гибкость отношения к соблю дению нравственных норм может зависеть от уровня собственного дове рия (недоверия) или доверия (недоверия) воспринимаемого.

Нами было проведено исследование по изучению особенностей отно шения к соблюдению нравственных норм делового поведения. Мы моди фицировали методику отношения к соблюдению нравственных норм (ОСНН), разработанную А.Б. Купрейченко. Респондентам предлагались вопросы, содержащие ситуации морального выбора в деловой сфере при взаимодействии с 4-мя категориями людей: человек, которому я доверяю, которому не доверяю, который мне доверяет и не доверяет. Респонденты выражали отношение к соблюдению таких нравственных норм как терпе ливость, принципиальность, правдивость, ответственность и справедли вость. В качестве респондентов выступили менеджеры различного уровня и наемные работники. Выборка составила 145 человек.

Результаты показали, что в основном, в деловых отношениях респон денты более терпимы к людям, которым доверяют и которые доверяют им. Интересно, что в отношении всех категорий людей респонденты тер пимы к мелким человеческим недостаткам, только когда они не мешают делу. То есть при деловом взаимодействии с любыми категориями людей сохраняется и не теряется ориентация на дело.

Большинство респондентов демонстрируют низкий уровень отноше ния к соблюдению норм принципиальности при деловых отношениях с человеком, которому доверяют и который доверяет им. В отношении че ловека, которому респонденты не доверяют и который не доверяет им, в большинстве случаев демонстрируют высокий уровень отношения к со блюдению норм принципиальности. Так, если неприемлемый вид бизнеса очень выгоден, четверть респондентов готова заняться им с человеком, которому доверяют. Т.е. способны поступиться своими и принципами и готовы к сообщничеству с близким человеком ради получения выгоды. В случае взаимодействия с другими категориями людей респонденты де монстрируют однозначный выбор в сторону более высокой принципиаль ности. Обнаружено, что на принятие решения об участии в неприемлемых видах бизнеса влияет тип деловой активности. Наемные работники досто верно чаще дают ответы в пользу участия в таких видах бизнеса, в то вре мя как менеджеры чаще отрицают готовность участия в таких видах бизнеса.

Можно предположить, что это различие продиктовано разницей в осо бенностях деятельности. В частности, в уровнях ответственности и риска в бизнесе, которые выше у менеджеров.

В отношении людей, которым доверяют, респонденты демонстрируют достаточно высокий уровень отношения к соблюдению норм правдиво сти. С человеком, которому не доверяют, респонденты готовы проявлять скорее низкий уровень правдивости. Так, например, больше половины респондентов иногда приукрашивают информацию о себе в деловых от ношениях с человеком, которому не доверяют. Почти четверть респонден тов дают трудновыполнимые обещания, чтобы получить выгонный заказ.

Интересны распределения ответов в вопросе о нарушениях закона. Здесь нет четкого выраженного перевеса в сторону высокого или низкого уров ня отношения. Хотя почти для половины респондентов «нарушения зако на допустимы только в интересах дела».

В большинстве случаев респонденты при взаимодействии с челове ком, которому доверяют и который доверяет им, готовы к проявлению бо лее высокого уровня ответственности в отличие от отношений с человеком, которому не доверяют и который не доверяет им. Так, напри мер, наиболее контрастные распределения ответов были получены в отве те на вопрос о компаньоне, который стал помехой. Более 90% респондентов, найдут новое занятие такому компаньону, если доверяют ему. И более 70% респондентов избавятся от такого компаньона, если ему не доверяют.

В отношении человека, которому доверяют и который доверяет им, большинство респондентов готовы быть высоко справедливыми по сравнению с отношениями с человеком, которому не доверяют и который не доверяет им. Так в частности, если в документах будет допущена ошибка в пользу респондентов, то они уступят партнеру, которому дове ряют, и будут следовать документам (и тем самым получат несправедли вую выгоду) при взаимодействии с партнером, которому не доверяют.

В результате эмпирического исследования установлено, что сущест вуют различия в уровне отношения к соблюдению нравственных норм в зависимости от собственного доверия (недоверия) и воспринимаемого до верия (недоверия). Так, например, уровень отношения к соблюдению норм принципиальности ниже, а уровень правдивости, терпимости, ответ ственности и справедливости выше при взаимодействии с людьми, кото рым личность доверяет и которые доверяют ей. Существуют различия в отношении к соблюдению некоторых нравственных норм у менеджеров и наемных работников.

Чигрова В.Е., БГУЭП, г.Иркутск Плоткина В.Ю., ИДЦ, г.Иркутск Корпоративная культура в медицинском учреждении Актуальность проблемы изучения и управления корпоративной культурой медицинских учреждений определяется с одной стороны ростом значимости этого феномена в обеспечении эффективной деятельности лечебно-профилактических учреждений, а с другой – необходимостью перестройки принципов, методов и форм управления медицинскими организациями с учетом новых положений теории и практики менеджмента и адаптации их к изменившимся социально-экономическим условиям в стране. Иркутский диагностический центр (далее ИДЦ) – одно из немногих в области медицинских учреждений, в котором сформирована корпоративная культура, ведется мониторинг ее состояния, намечаются пути дальнейшего развития.

Корпоративная культура - это совокупность типичных для нее ценностей, норм и точек зрения или идей, которые сознательно или подсознательно формируют образец поведения для сотрудников организации. Они входят в традицию, подвергаются изменениям и узнаются по символам. Грамотно построенная и развиваемая корпоративная культура может положительно влиять на мотивацию к труду, приверженность сотрудников своей организации, ускорить и облегчить процесс адаптации для новых сотрудников, задает регулирующие нормы поведения работников, способствует повышению качества предоставляемых услуг.

В мае 2007 года с помощью методики OCAI, предложенной К.С.Камероном и Р.Э.Куинном, нами было опрошено 29 сотрудников из управленческого состава ИДЦ - 14 человек медицинского персонала (в эту группу вошли заведующие медицинскими отделами и старшие медицин ские сестры) и 15 человек немедицинского персонала (в эту группу вошли заместители главного врача, заведующие и начальники немедицинских от делов). Цель проводимого исследования - анализ профиля текущего со стояния корпоративной культуры и определение профиля предпочтительной культуры для выработки стратегии необходимых изме нений.

Опрос показал, что корпоративная культура ИДЦ принадлежит к ие рархическому типу по классификации К.С.Камерона и Р.Э.Куинна (рис.1).

Клан Иерархия 35 Адхократия Рынок Рис.1. Профиль корпоративной культуры ИДЦ (2007 г.) Это свидетельствует о том, что организация характеризуется как формализованное и структурированное место работы. Важным является поддержание плавного хода деятельности организации. Долгосрочные за боты организации состоят в обеспечении стабильности, предсказуемости и рентабельности. Организацию объединяют формальные правила и офици альная политика.

В психологическом плане иерархический тип культуры может быть привлекателен для работников тем, что принятый порядок вещей упрощает жизнь. Ценности, на которых строится организация, должны в значитель ной степени разделяться сотрудниками, тогда они чувствуют себя вполне комфортно. Иерархический тип культуры мотивирует работника дополни тельными социальными трансфертами (бесплатное питание, путевки для сотрудников и их семей) и стабильностью, уверенностью в завтрашнем дне. Адаптация новых сотрудников в иерархической культуре облегчена, так как имеются оформленные правила и нормы поведения, оценка дея тельности персонала максимально приближается к адекватной, потому что в ней используются четко разработанные критерии.

Также опрос показал интересную особенность, заключающуюся в том, что тип копроративной кульутры, описываемый медицинскими и немедицинскими отделами не совпадает. Персонал немедицнских отделов описывает организационную культуру по иерархическому типу, а персонал медицинских отделов - по иерархическому и клановому (рис. 2).

Клан 30 Иерархия 36 20 32 Адхократия медицинский персонал немедицинский персонал Рынок Рис. 2. Профили корпоративной культуры в оценке медицинских и немедицинских отделов Присутствие в профиле корпоративной культуры ИДЦ кланового типа является хорошей тенденцией, так как клановая культура проникнута разделяемыми всеми ценностями и целями, сплоченностью, соучастием, индивидуальностью и ощущением организации как «мы». Именно клановый тип культуры способствует формированию наибольшей приверженности персонала, а это означает, что организация получает удовлетворенный, мотивированный, ратующий за свое дело коллектив, помогающий организации в достижении ее целей.

Сравнение профилей актуальной и предпочитаемой корпоративной культуры ИДЦ показало, что большинство сотрудников не устраивает су ществующий тип корпоративной культуры (рис. 3).

Клан Иерархия 35 22 Адхократия 22 профиль актуальной корпоратив ной культуры И ДЦ профиль предпочитаемой корпоратив ной культуры И ДЦ Рынок Рис.3Сравнение профилей предпочитаемой и актуальной корпоративной культуры ИДЦ Как видно из рис.3, в профиле предпочитаемой культуры домини рующим являются клановый и адхократический типы. Это значит, что со трудники ИДЦ хотели бы иметь дружественное место работы, где у людей масса общего и есть возможность проявлять творчество и инициативу. Они предпочитают руководителей, которые бы, с одной стороны, полагались на сво их подчиненных равных по должности и вышестоящее руководство, а также на тех, кто стремится быстро двигаться по служебной лестнице, а с другой сторо ны - являвших собой образы родителей, составителей бригад, радетелей за лучшие условия труда, воспитателей, наставников и людей, всегда готовых поддержать. Желательна направленность кадровой политики на высокую степень сплоченности коллектива и моральный климат, а также на гарантию стабильности и надежности для персонала. Критерии успеха ИДЦ видятся его сотрудниками в творческом решении проблем, генерировании идей на пере довом рубеже знаний, развитии технологий, предложении новых услуг, а также в сплоченности организации, высоком уровне морали и удовлетво ренности сотрудников условиями труда, развитии человеческих ресурсов и бригадной форме работы. Персонал медицинских и немедицинских отделов единодушны в своем предпочтении (рис.4).

19 профиль предпочтительной корпоратив ной культуры медицинских отделов профиль предпочтительной корпоратив ной культуры немедицинских отделов Рис.4. Профиль предпочитаемой корпоративной культуры медицинских и немедицинских отделов В 2003 году корпоративная культура, по данным аналогичного исследо вания, принадлежала к иерархическому и рыночному типу, а предпочтения отдавались иерархическому и клановому типам (рис. 5).

Клан Профиль актуальной корпоратив ной культуры 23 Профиль предпочитаемой корпоратив ной Иерархия культуры 28 Адхократия Рынок Рис. 5. Профили актуальной и предпочитаемой корпоративной культуры ИДЦ ( 2003 г.) Как видно из профиля актуальной и предпочитаемой культуры ИДЦ (рис.3) рыночный тип культуры утратил свои позиции, что соответствует прошлому и нынешнему предпочтению, клановые тенденции развились в культуре медицинских отделов.

Таким образом, анализ актуальной и предпочтительной корпоративной культуры ИДЦ показал, что существует огромное поле для развития и изме нения корпоративной культуры. Но необходимо помнить, что специфика ме дицинского учреждения не позволяет перестроить корпоративную культуру в русло клана или адхократии, можно только развивать тенденции этих куль турных типов в рамках доминирующей иерархической культуры. В ИДЦ на этапе найма проводится психодиагностическое тестирование, позволяющее составить психологический портрет соискателя и на его основе оценить соот ветствие личностных характеристик корпоративной культуре ИДЦ.

В медицинской организации развита система мотивации, она включает в себя особенности мотивации всех типов корпоративной культуры: социальный пакет, повышение квалификации и обучение, мониторинг удовлетворенности трудом, развитая система менеджмента всеобщего качества, премии за новые идеи, подарки. Выбор методов оценки персонала также осуществляется в зависимости от типа корпоративной культуры по классификации К.С.Камерона и Р.Э.Куинна. В ИДЦ применяются все рекомендуемые для иерархического типа культуры методы оценки, такие как оценка «360 градусов», самооценка сотрудников, биографический, анкетный методы, аттестационное собеседование, метод оценочного тестирования. Реальное достижение целей повышения качества в ИДЦ предполагает учет комплекса конкурирующих ценностей культур разного типа. В связи с этим рекомендуется для развития корпоративной культуры ИДЦ использовать многообразные виды деятельности четырех культур, определяющие успешность внедрения системы всеобщего менеджмента качества (СМК), такие как наделение полномочиями (участие в совещаниях, круглых столах), вовлечение наемных работников, организация корпоративных тренингов, других форм активного обучения, обеспечение открытости общения (проведение периодической оценки в отделах, корпоративных мероприятий) и др.

Таким образом, вопросы диагностики, формирования и совершенст вования корпоративной культуры в медицинском учреждении имеют ог ромное значение для эффективного управления процессами, формирования мотивации, удовлетворенности и лояльности персонала, и что самое главное – для поддержания качества предоставляемых медицин ских услуг на высоком уровне.

Бажин Д.С., ИРКАЗ, г. Шелехов К вопросу о психолого-экономической детерминации политического выбора Проблема детерминации политического выбора является сложной и многоаспектной. В отечественной и зарубежной психологии, социологии, политологии очерчен широкий круг факторов, способных, так или иначе, оказывать на политический выбор влияние. При этом известно, что с од ной стороны имеет место высокая сложность организации внутреннего процесса принятия решений, в том числе - системный и многоуровневый характер мотивации выбора. С другой стороны на личность, принимаю щую решение оказывают влияние многообразные внешние факторы и ус ловия. Среди совокупности внешних факторов особое место уделяется объективным экономическим и социально-экономическим условиям, в ко торых живет субъект политического выбора.

Как среди отечественных исследователей – так и за рубежом, развер нута активная дискуссия о месте и роли экономических факторов в про цессе политического выбора.

При этом с одной стороны, выдвигается тезис о тесной взаимосвязи экономических факторов и политического выбора. Он лежит в основе це лого ряда современных работ, в которых приводятся данные исследований, указывающих на зависимость итогов голосований от таких объективно из меряемых показателей, как уровень экономического и социального разви тия территории, её экономический потенциал и перспективы роста, уро вень задолженности по заработной плате (см., например, работы Мау В.

А., Кочетковой О. В., Яновского К. Э., Жаворонковой С. В., Ломакиной Ю.Е. и др.).

Однако с другой стороны, некоторые исследователи полагают, что прямой связи между экономической ситуации в том или ином регионе и электоральными предпочтениями его жителей не существует, а политиче ское поведение является гораздо более сложным феноменом, способным меняться в самом непредсказуемом направлении (Л.Смирнягин, Д.Б.Орешкин и др.).



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.