авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

КАФЕДРА ПСИХОЛОГИИ ЧЕЛОВЕКА

РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО

ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. А. И. ГЕРЦЕНА

ИНТЕГРАТИВНЫЙ ПОДХОД

К ПСИХОЛОГИИ ЧЕЛОВЕКА

И

СОЦИАЛЬНОМУ ВЗАИМОДЕЙСТВИЮ

ЛЮДЕЙ

Материалы III Всероссийской научно-практической

(заочной) конференции

Санкт-Петербург, 3-4 апреля 2013 года

Издательская группа СВИВТ/

Publishing group SViWT

Московская область 2013 УДК 159.9 ББК 88 И 73 Интегративный подход к психологии человека и социальному вза имодействию людей // Материалы III Всероссийской научно-практиче ской (заочной) конференции. –МО.: СВИВТ, 2013. – 171 с.

ISBN 978-5-4362-0011-8 Председатель оргкомитета:

Коржова Е.Ю., зав. кафедрой психологии человека, доктор психологи ческих наук, профессор.

Организационно-программный комитет:

Клецина И.С., доктор психологических наук, профессор;

Еремеев Б.А., доктор психологических наук, профессор;

Векилова С.А., кандидат психологических наук, доцент;

Поссель Ю.А., кандидат психологических наук, доцент;

Беломестнова Н.В., кандидат психологических наук, доцент;

Терешкина И.Б., кандидат психологических наук, доцент.

Координатор:

Микляева А.В., кандидат психологических наук, доцент.

Материалы публикуются в авторской редакции УДК 159. ББК ISBN 978-5-4362-0011- © ООО «СВИВТ»- © Коллектив авторов- СОДЕРЖАНИЕ ИНТЕГРАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПСИХИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА ЧЕЛОВЕКА Безгодова С.А., Куликова А-М.И.

Исследование взаимосвязи стрессоустойчивости и локуса контроля личности........................................... Евграфова О.В.

Особенности совладающего поведения у подростков, имеющих опыт употребления психоактивных веществ..................... Ермакова Н.Г.

Психологическая адаптация больных с последствиями инсульта.... Жарикова Т.П.

Учет личностного ресурса развития при проведении занятий с подростками по программе профилактики аддиктивного поведения.................................................. Жолобов Е.В.



Механизмы психологической защиты и субъектность............. Киреев А.С.

Некоторые вопросы самовосприятия медицинских работников..... Якунин А.П.

К проблеме смысловой сферы как форме отражения действительности........................................... МЕТОДОЛОГИЯ ИНТЕГРАТИВНОГО ПОДХОДА К ИЗУЧЕНИЮ ПСИХОЛОГИИ ЧЕЛОВЕКА Адмакина Т.А.

Половые отличия показателя психопатизации в методике УНП в судебно-психологической экспертизе в гражданском процессе.... Адмакина Т.А., Басыгысова Т.А., Золотов.Е.

Степень согласованности мнений экспертов при оценке субъективных признаков рисуночного теста «Несуществующее животное»................................. ПСИХОЛОГИЯ СОЦИАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ И ОБЩЕНИЯ Борисова Е.Л., Филинкова Е.Б.

Отношение предпринимателей к сотрудникам................... Квочкина Н.А.

Анализ проблем и теоретических исследований имиджа в психологии............................................... Максимова А.А.

Некоторые особенности межличностных отношений и ценностных ориентиров современных подростков.............. Самохвалова А.Г.

Подростковая субкультура как фактор затрудненного общения................................................... Солдатенкова О. Б., Дегтярева А. С., Диденко П.А., Малышева Е.А., Смирнова В.А., Возрастные и гендерные стереотипы как фактор интерпретации студентами поведения преподавателя в конфликтной ситуации..................................... Терешкина И.Б., Мотивация модного поведения................................ Фролова О. В., Солнцева Н. В., Нарушение организации околотренингового пространства......... Чораян И.О.

Социально-психологические особенности личности и организации межличностных отношений при различном уровне адаптивности на начальном этапе школьного обучения..... ПСИХОЛОГИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ Коржова Е.Ю.

Жизненные ситуации и их значение для личности Ф.М. Достоевского.......................................... Трегубенко И. А.

Психобиографические факторы восприятия истории.............. ПСИХОЛОГИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ Кузнецова О.В.

Проблема становления профессиональной идентичности студентов высших учебных заведений.......................... Микляева А.В.

Межвозрастные манипуляции в профессиональном взаимодействии............................................ Поссель Ю.А.

Социальные представления о России у петербуржцев............ ПРОБЛЕМЫ ЭТНИЧЕСКОЙ И КРОСС-КУЛЬТУРНОЙ ПСИХОЛОГИИ Арсланбекова З.Б., Соотношение этнической и национальной идентичности......... Смолина Т.Л.

Методика исследования социальной поддержки временных переселенцев.............................................. ПСИХОЛОГИЯ ОТНОШЕНИЙ В ЖИЗНЕННОМ ЦИКЛЕ СЕМЬИ И В ИСТОРИИ СЕМЕЙНОГО РОДА Солнцева Н. В., Майорова А. Н.





Особенности супружеских отношений в многодетных семьях.................................................... Юнин А.Г.

Комплексный подход к исследованию влияния семейной структуры на систему представлений о будущем................ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТРАНСФОРМИРУЮЩИХСЯ ГЕНДЕРНЫХ ОТНОШЕНИЙ Ильиных С.А.

Трансформация социальных представлений о гендерных отношениях или что за этим скрывается?...................... ПРОЯВЛЕНИЯ ПСИХОЛОГИИ ЧЕЛОВЕКА В РЕЧЕВЫХ ФОРМАХ СОЦИАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ Еремеев Б.А.

Мнения о людях у одного мастера производственного обучения................................................. ПРОБЛЕМЫ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ Жарикова Е.В.

Современные тендеции ДОУ для детей с тяжелыми нарушениями речи в реализации сотрудничества с социумом..... Журавлева Н.В.,Тукова О.С.

Комплексная система работы школы по сохранению здоровья и адаптации личности учащихся в полиэтнической образовательной среде...................................... Леонтьев М.С.

Мониторинг формирования экологического мышления при преподавании дисциплины «безопасность жизнедеятельности».... Семенова Г. В.

К вопросу о формировании психологии дистанционного обучения. ИНТЕГРАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПСИХИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА ЧЕЛОВЕКА ИССЛЕДОВАНИЕ ВЗАИМОСВЯЗИ СТРЕССОУСТОЙЧИВОСТИ И ЛОКУСА КОНТРОЛЯ ЛИЧНОСТИ Безгодова С.А., к.пс.н., доцент, Российский государственный педагогический университет, кафедра психологии человека, Санкт-Петербург, РФ Куликова А-М.И., магистрант, Российский государственный педагогический университет, кафедра психологии человека, Санкт-Петербург, РФ Исследования феномена стрессоустойчивости являются акту альными довольно долгое время. Это связано, прежде всего, с тем, что социальные изменения, к которым необходимо приспосабливаться человеку становятся все более интенсивными. Социальные изменения сопровождаются увеличением информационных потоков, посколь ку владение информацией считается одним из признаков и условий социального успеха. Таким образом, наш современник, чтобы быть успешным, а иногда порою, просто чтобы быть, испытывать серьезное давление стрессогенных факторов и зачастую балансировать на грани психологического и даже физического истощения. Подтверждением этому является статистика заболеваний, и в первую очередь психосо матического характера. В этой связи, на передний план выходит забота о формировании стрессоустойчивости современного человека и сохра нении психического и физического здоровья. Изучение стрессоустойчи вости может происходить на психофизиологическом и психологическом уровнях. Поскольку в нашем исследовании рассматривается психо логический стресс, то противостоящее ему явление должно изучаться также на психологическом уровне. Поэтому нами стрессоустойчивость понимается как интегративное свойство личности, характеризующееся таким взаимодействием эмоциональных, волевых, интеллектуальных и мотивационных компонентов психической деятельности человека, ко торые обеспечивают оптимальное успешное достижение цели деятель ности в сложной эмоциональной обстановке. В этой связи представляет интерес, какие личностные характеристики связаны со стрессоустойчи востью для их развития в качестве психологического ресурса личности.

Учитывая специфику стрессогенных факторов, последствия которых часто описываются людьми в терминах удачи и неудачи, со провождаются оценкой своих сил и возможности изменить ситуацию, а также приятием ответственности за последствия. Как люди пережива ют критические ситуации, как ведут себя в стрессовой ситуации, на что возлагают надежды. В этой связи, наиболее близким характеристика ми личности, описывающими эти состояния нами были выбраны локус контроля и копингстратегии личности. Выявив характер взаимосвязи стрессоустойчивости и локуса контроля личности, нам представляется значимым определить то, как это отражается в поведении. Поскольку люди могут одинаково переживать ситуацию, но реагировать по-разному и наоборот. Именно взаимосвязь данных явлений помогает определить степень адаптивности людей в стрессовых ситуациях.

Итак, целью нашего исследования было изучение взаимосвязи стрессоустойчивости и локуса контроля личности, а также выражение этой связи в поведении личности. На основе теоретического анализа проблемы нами была построена следующая теоретическая модель ис следования:

В исследовании принимали участие 65 человек в возрасте от до 28 лет. 12 мужчин и 53 женщины. Испытуемые имеют различное об разование (высшее техническое, высшее гуманитарное, незаконченное высшее), различное материальное и семейное положение.

Исходя из теоретической модели исследования, нами были ис пользованы следующие методики, которые мы разделили на блоки:

1. Блок исследования стрессоустойчивости:

• Тест самооценки стрессоустойчивости С.Коухена и Г.Вилли ансона.

• Тест на стрессоустойчивость 2. Блок исследования локуса контроля:

• Тест «Смысложизненные ориентации» (СЖО).

• Методика «Локус контроля» Ксенофонтовой Е.Г.

3. Блок исследования копинг-стратегий:

• Копинг-тест Р.Лазаруса Так как переживание испытуемых является одним из главных по казателей, то дополнительно нами в исследовании применялись такие методы как: опросные методы и самонаблюдение.

При обработке данных нами были использованы следующие математические методы: корреляционный анализ, кластерный анализ и факторный анализ. Все виды статистического анализа были сделаны с помощью программы STATISTIKA.

Анализ результатов уровня стрессоустойчивости и самооцен ки стрессоустойчивости показал, что показатели по шкалам находятся в рамках среднего. Это означает, что стрессоустойчивость и её само оценка испытуемых выражены в том, что испытуемые эмоционально реагируют на стресс, но данные реакции не истощают их организм. Тем не менее, высокий показатель стандартного отклонения по показателю стрессоустойчивости говорит о том, что в выборка по данному показа телю неоднородна.

Сходную картину мы наблюдаем и по результатам шкал, на правленных на исследование локуса контроля. Полученные результаты по этим шкалам также находятся в пределах средних значений по ис пользуемым методикам. Интерпретируя результаты, мы пришли к вы воду, что испытуемые считают себя ответственными за свою жизнь, но не исключают внешнего влияния на нее. Это относится к профессио нальной, межличностной сфере и сфере здоровья. Так же они считают себя готовыми к деятельности, связанной с преодолением трудностей, и самостоятельному планированию решения проблем. Но данная го товность больше зависит от случая и степени трудности проблемы.

Средние значения интернальности в сферах неудач и достижений го ворит о том, что в зависимости от случая испытуемые склонны брать ответственность за неудачи и достижения на себя или перекладывать на других. Высокий показатель стандартного отклонения по шкале «об щей интернальности» говорит о том, что в выборке представлены люди с разным уровнем интернальности.

Анализ результатов по методике Копинг-тест Р. Лазаруса пока зал, что данные испытуемых по шкалам методики находятся в пределах средних значений. Результаты средних значений по показателям само контроля, поиску социальной поддержки, избеганию, планированию ре шения проблем, положительной переоценки находятся на границе с вы соким уровнем выраженности данных копингов. Тогда как результаты по шкале «Принятие ответственности» находится на границе с низким уровнем выраженности копинга. Это означает, что испытуемые в стрес совых ситуациях пытаются контролировать свои чувства, планируют решение проблемы. В некоторых случаях, они воспринимают критиче скую ситуацию как стимул к личностному росту. Но при этом они ищут поддержку от окружающих и пытаются избегать проблемных ситуаций, стараясь избавиться от личной ответственности. Испытуемые не хотят принимать решения, но делают вид, что пытаются решить проблему, что снимает эмоциональное напряжение. Средние значения по шкалам дистанцирования и конфронтации говорят о том, что временами в раз личных стрессовых ситуациях испытуемые прилагают агрессивные усилия по изменению ситуации и пытаются уменьшить значимость си туации. Высокие показатели стандартного отклонения по показателю избегания говорит о том, что в выборке представлены люди с разным уровнем избегания.

Анализ взаимосвязей стрессоустойчивости, локуса контроля и поведенческх копингов показывает, что существует взаимосвязь меж ду показателями шкал разных методик.

Данные корреляционного анализа говорят о том, что испыту емые с внутренним локусом контроля удовлетворены своей жизнью.

Они планируют решения проблем и принимают ответственность за со вершённые действия. У испытуемых опора на себя в решении проблем связана с, ощущением саморуководства собственной жизнью. Интер нальность и удовлетворённость жизнью связаны со стрессоустойчиво стью, что приводит к активности в жизни.

Испытуемые, которых можно отнести к целеустремленным (вы сокие значения показателя «Цель» методики СЖО) проявляют интер нальность в жизненной, профессиональной и деятельностной сферах.

Внутренний локус контроля этих испытуемых связан с дистанцирова нием от людей, принятием ответственности за свои поступки и, а также положительной самооценкой.

В целом, полученные результаты по взаимосвязи стрессоустой чивости и локуса контроля говорят о том, что стрессоустойчивость свя зана с внутренним локусом контроля.

Тем не менее, учитывая разнородность выборки по результатам всех блоков методик нами был проведен более детальный анализ полу ченных результатов.

Для разделения выборки на группы нами был использован кла стерный анализ. Испытуемые разделились на две группы. Первая группа объединила в себе 26 человек, вторая - 39 человек. Далее для исследова ния различий каждой подгруппы и характеристики их был использо ван метод сравнительного анализа. Наибольшие различия у подгрупп по шкале «стрессоустойчивость» одноимённой методики (t=-8,3157).

У одной части группы (26 человек) этот показатель наиболее ни зок (29,9231), что говорит о высокой устойчивости к стрессу, т.к. данная шкала сама по себе обратная (чем выше показатель, тем ниже уровень стрессо-устойчивости). В то время как другая часть группы (39 чело век), наоборот, имеет повышенную чувствительность к стрессу. Но в рамках средних значений, данная группа попадает в категорию «нор мы» по уровню стрессоустойчивости, т.е. нельзя сказать, что они очень сильно чувствительны к стрессам.

Что касается самооценки стрессоустойчивости, то тут тоже до вольно сильные различия (t=-5,6389). Хотя обе группы по средним значениям попадают в категорию «удовлетворительно» Но интересно то, что первая группа имея фактически высокий уровень устойчивости к стрессу при самооценки уровня стрессоустойчивости оценила его как «удовлетворительный», а вторая, будучи более чувствительной к стрес су, наоборот, оценила себя скорее как плохо переносящих стрессовые ситуации. Таким образом, испытуемые обеих групп, имея объективно высокие и оптимальные показатели по стрессоустойчивости оценивают свои возможности ниже.

Исходя из максимальных различий по показателям и для удоб ства интерпретации результатов первая группа нами была обозначена как «более стрессоустойчивые», вторая - «менее стрессоустойчивые»

Группы имеют достоверные различия по показателю «цели в жизни». Испытуемых группы «более стрессоустойчивые» характери зует наличие в жизни целей в будущем, которые придают жизни осмыс ленность, направленность и временную перспективу. Тогда как испыту емых группы «менее стрессоустойчивые» можно охарактеризовать как менее целеустремлённых, но имеющих планы на будущее.

Так же существуют достоверные различия и по эмоциональной насыщенности жизни (процесс жизни, или интерес). Испытуемые груп пы «более стрессоустойчивые» воспринимают сам процесс своей жизни как интересный, эмоционально насыщенный и наполненный смыслом.

Испытуемым группы «менее стрессоустойчивые» жизненный процесс кажется менее эмоционально насыщенным.

Испытуемые группы «более стрессоустойчивые» удовлетворены своими результатами в жизни. Они ощущают, что их жизнь продуктив на и осмысленна. Испытуемые же группы «более стрессоустойчивые»

удовлетворены прожитым отрезком жизни в меньшей степени.

По остальным показателям шкал локуса контроля у групп су ществуют значимые различия. Испытуемые группы «более стрессоу стойчивые» имеют представление о себе как о сильных личностях, об ладающие достаточной свободой выбора, чтобы построить свою жизнь в соответствии со своими целями и представлениями о её смысле. Так же они убеждены, что каждому человеку дано контролировать свою жизнь, свободно принимать решения и воплощать их в жизнь. Тогда как испытуемые группы «менее стрессоустойчивые» не так уверены в сво их силах контролировать события собственной жизни. Хотя они пола гают, что человек свободен в принятии решений, но бывают моменты, когда в силу вступают внешние события (случай, судьбы, высшие силы).

Общий же уровень осмысленности жизни у группы «более стрес соустойчивые», выше чем у группы «менее стрессоустойчивые».

Различия в показателе профессионально-процессуального аспек та интернальности говорят о том, что испытуемые группы «более стрес соустойчивые» в процессе решения конкретных производственных задач при наличии соответствующей мотивации редко сталкиваются с большими трудностями, что может свидетельствовать о хорошо раз витых навыках качественного осуществления самостоятельной деятель ности. Тогда как испытуемые группы «менее стрессоустойчивые» чаще сталкиваются с трудностями при осуществлении производственных за дач, что может говорить о менее развитых навыках качественного осу ществления самостоятельной деятельности.

Различия по показателю интернальности в межличностном об щении говорят о том, что испытуемые группы «более стрессоустойчи вые» четко осознают свою позицию в отношениях, которые они сами выстраивают с близкими людьми и мало знакомыми окружающими.

Они независимы от других людей и способны изменить характер своего отношения с ними. Испытуемые же группы «менее стрессоустойчивые»

более зависимы от окружающих и, бывает, с трудом меняют характер своего общения с ними.

Различия в показателе интернальности в сфере здоровья говорят о том, что испытуемые группы «более стрессоустойчивые» склонны более активно следить за своим здоровьем, при заболевании не откла дывать лечение в долгий ящик. Тогда как испытуемые группы «менее стрессоустойчивые» склонны чаще пускать лечение на самотёк и реже обращаются за медицинскими услугами.

Различия в показателях «отрицание активности», «готовность к деятельности, связанной с преодолением трудностей» и «готовность к самостоятельному планированию, осуществлению деятельности и от ветственности за неё» говорят о том, что испытуемые группы «более стрессоустойчивые» склонны к самостоятельному планированию и осу ществлению деятельности и решению проблем. Испытуемые группы «менее стрессоустойчивые» реже планируют и осуществляют свои дей ствия.

Таким образом, стрессоустойчивость положительно коррелирует со всеми показателями внутреннего локуса контроля.

Значимые различия наблюдаются в показателях, иллюстриру ющих копинг-стратегии. Группа «менее стрессоустойчивые» имеют более высокие показатели по шкалам «Принятие ответственности»

и «Бегство-избегание»

Таким образом, «менее стрессоустойчивые» считают себя ответ ственными в критических ситуациях, но и одновременно им присуще мысленное стремление и поведенческие усилия, направленные к бег ству или избеганию проблемы. Испытуемые же первой группы менее склонны к избеганию проблем. Таким образом, они концентрируются на переживании проблемы и все психологические силы уходят на это, поэтому другого выхода как игнорирование избегание проблемы они не видят. Анализируя взаимосвязи показателей этой группы, видно, что показатель «Конфронтационный копинг» отрицательно связан с по казателем «Предрасположенность к самообвинению». Учитывая, их некоторую зависимость в отношениях, они действительно в большей тепени переживают то, что они сделали не так.

Группа «более стрессоустойчивые» в переживании стрессовых ситуаций стараются не брать ответственности на себя за происходящее, но и не избегают ее решения, переключаясь на планирование решение проблем, о чем говорят значимые различия как раз по этому показателю.

И в завершении описания различий между группами стоит отме тить, что в группе «более стрессоустойчивые» статистически значимо больше мужчин.

В итоге, можно сказать, что оба стиля поведения являются адап тивными в стрессовых ситуациях, но представители группы «более стрессоустойчивые», являясь прагматичными и менее направленными на свои переживания, холоднее относятся к ситуации, а значит, эмоци онально легче переносят воздействие стресса. Они предпочитают сами решать свои проблемы, не ища поддержки со стороны;

больше склон ны думать над проблемой и её решением, нежели переживать по пово ду сложившейся ситуации, а в решении проблемы стараются применить более адаптивную стратегию поведения, что говорит о взаимосвязи ло куса контроля стрессоустойчивости личности. Интерпретируя результа ты, мы не смогли не обратить внимание на то, что две выделенных нами группы сходны по описанию с активным и реактивным типами темпе рамента Я. Стреляу. Это может служить доказательством нашего пред положения о том, что стрессоустойчивость многоуровневый феномен, а также того, что определенные характеристики одного человека прояв ляются сходным образом на разных уровнях. В этой связи, для проверки последнего положения и более полного описания феномена стрессоу стойчивости, мы планируем его исследование на социально-психологи ческом уровне.

Литература:

1. Баранов А.А. Стрессоустойчивость и мастерство педагога Ижевск, 1997. -108 с.

2. Водопьянова Н. Е. Психодиагностика стресса. СПб.: Питер, 2009. - 336 с 3. Газиева М.З. Стрессоустойчивость личности как предмет психо лого-педагогического изучения //Вестник ПГЛУ №4, 4. Лазарус Р. Теория стресса и психпфизиологиеские исследова ния. - М., 1970. - 209с.

5. Рассказова Е.И., Гордеева Т.О./ Копинг-стратегии в психологии стресса: подходы, методы и перспективы исследований/ «Пси хологические исследования» 2011 - No. 3(17) ОСОБЕННОСТИ СОВЛАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ У ПОДРОСТКОВ, ИМЕЮЩИХ ОПЫТ УПОТРЕБЛЕНИЯ ПСИХОАКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ Евграфова О.В., аспирант, Российский государственный педагогический университет имени А. И. Герцена, Санкт-Петербург, РФ Возраст от 13 до 15 лет является критичным с точки зрения ри ска возможного начала употребления психоактивных веществ (ПАВ).

В этот период подросткам важно проявить свою независимость, и соци альная среда, в которую попадает ребенок, стремящийся уйти от требо ваний родителей, учителей и конфликтов с ними, может способствовать возникновению аддиктивного поведения. В большей мере этому под вержены подростки, которые трудно справляются со стрессовыми ситу ациями и чувствуют себя некомфортно в повседневной жизни.

Основным мотивом поведения подростков, склонных к аддик тивному поведению, является желание уйти от суровой для них реаль ности: проблем в школе, конфликтных отношений с родителями, учи телями и друзьями. К внутренним причинам можно отнести чувство собственной неполноценности, внутриличностные конфликты, особен ности характера, нежелание исполнять требования родителей и учите лей, отсутствие интереса и мотивации к обучению и социально-полез ным занятиям.

О. Ю. Калиниченко и В. Л. Малыгин полагают, что наиболее зна чимыми личностными чертами, способствующими обращению к алко голю и наркотикам, являются: нетерпеливость, неспособность «ждать и догонять», плохая переносимость скуки обыденной жизни, склон ность к риску и «вкусу опасности», крайне развитое любопытство, на ряду с недооценкой степени риска и последствий своих поступков;

максимализм, крайность в каких-либо требованиях, взглядах, эмоциях и естественное разочарование при невозможности достичь удовлетво рения своих завышенных требований;

эгоцентризм, гедонистическая направленность личности, стремление получить удовольствие любой ценой;

подчиняемость, зависимость от обстоятельств и других людей, стремление уходить от ответственности в принятии решений [2].

Находясь в конфликте с родителями, строя ненадежные отноше ния с возлюбленными и друзьями, не имея четких представлений о сво ей будущей профессии и жизни в целом, подростки могут относиться к ПАВ, как к средству, которое помогает снять внутреннее беспокой ство [3].

Н. А. Сирота также выявила, что низкая устойчивость к стрессам, к новым сложным ситуациям, плохая переносимость конфликтов часто являются причиной обращения к ПАВ [4].

О. Ю. Калиниченко и В. Л. Малыгин в своем исследовании выя вили, что копинг-поведение подростков с зависимостью характеризует ся неспособностью эффективно справляться со стрессовым давлением среды, и вызывает у подростков потребность уйти от реальности, ис пользуя для этих целей ПАВ. Подростки с высоким риском аддиктивно го поведения не могут быстро ориентироваться в проблеме, определить и сформулировать ее. Неэффективное разрешение многочисленных проблемных ситуаций приводит к снижению самооценки, уверенности в возможности самостоятельно разрешать проблемы, контролировать среду [2].

Т. А. Шилова в своем исследовании показала, что для подростков, склонных к аддикции, характерны следующие психологические особен ности: сниженная переносимость трудностей повседневной жизни, сте реотипность, повторяемость поведения [5].

Из результатов исследования Н. В. Дмитриевой и Л. В. Левиной видно, что показатели психологических особенностей личности с ад диктивным поведением, характеризуются недостаточностью самокон троля и адекватной самокоррекции своего поведения. Показатели эмо ционального, когнитивного, поведенческого компонентов в структуре личности с отклоняющимся поведением, оказались рассогласованными, скрытыми, функционирующими на уровне стереотипа и глубоко укоре нившихся привычек [1]. Употребления алкоголя и наркотиков становит ся способом облегчающим процесс общения и получение удовольствия.

Анализ исследований, посвященных проблеме употребления ПАВ подростками, позволяет сделать вывод о том, что склонность под ростков к употреблению ПАВ, тесно связана с особенностями личности подростков, их отношениями с родителями и способностью подрост ков справляться со стрессами.

Нами проведено исследование особенностей копинг-стратегий и методов воспитания родителей с точки зрения подростков, имеющих опыт употребления психоактивных веществ и подростков, не имеющих подобного опыта. Целью исследования стало изучение особенностей копинг-стратегий и методов воспитания родителей с точки зрения под ростков, имеющих опыт употребления ПАВ.

В целях изучения стресс-преодолевающих стратегий и методов воспитания родителей с точки зрения подростков, имеющих опыт упо требления ПАВ, были исследованы две группы подростков (основная и контрольная) в возрасте 15-ти лет. В основную группу обследован ных вошли подростки, имеющие опыт употребления ПАВ (9 мальчиков и 11 девочек). Контрольную группу составили подростки (13 мальчи ков и 7 девочек), не имеющие опыт употребления ПАВ. В соответствии с задачей исследования были использованы: копинг-тест Лазаруса для выявления копинг-стратегий, используемых подростками в слож ных ситуациях и методика «Подростки о родителях», которая изучает установки, поведение и методы воспитания родителей так, как видят их дети в подростковом и юношеском возрасте. Данные были обрабо таны статистически с использованием программного пакета IBM SPSS Statistics 20.

Значимые различия в показателях копинг-стратегий и представ лений о методах воспитания родителей представлены в таблице 1.

Таблица 1.

Средние показатели использования копинг-стратегий и представления о методах воспитания родителей, подростков, имеющих и не имеющих опыт употребления ПАВ Исследуемые Экспериментальная Контрольная Достоверность показатели (в баллах) группа (есть опыт группа (нет опыта различий употребления ПАВ) употребления (t-критерий) N=20 ПАВ) N= Автономия от матери 11,75±2,2 9,8±3,3 0,038087* Конфронтация 9,45±1,9 7,45±2,1 0,003803** Поиск социальной 9,7±3,2 7,15±1,8 0,004624** поддержки 8,3±2,2 6,25±1,7 0,002474** Принятие ответственности Бегство-избегание 10,75±2,9 8,5±3,1 0,024909* * - p0,05, ** - p0, Как видно из таблицы, подростки, имеющие опыт употребления ПАВ, более отдалены от матери, в трудных ситуациях склонны прила гать агрессивные усилия по изменению ситуации, допуская в поведе нии определенную степень враждебности и готовности к риску.

Они, также, в большей степени испытывают потребность в информационной, действенной и эмоциональной поддержке. Для таких подростков более характерно признание своей роли в возникновении проблемы и ответ ственности за ее решение, в ряде случаев с отчетливым компонентом самокритики и самообвинения.

У подростков, имеющих опыт употребления ПАВ, наблюдается склонность к мысленному стремлению и поведенческим усилиям, на правленным к бегству или избеганию проблемы.

У подростков контрольной группы более близкие отношения с матерью и они менее склонны воспринимать эти отношения, как осно ванные на деспотической «слепой» власти, не терпящей противоречия.

В результате данного исследования выявлены особенности ко пинг-стратегий и методов воспитания родителей, с точки зрения под ростков, имеющих опыт употребления ПАВ, которые могут послужить основой для корректировки уже существующих программ психопрофи лактической работы с семьями подростков, имеющих опыт употребле ния ПАВ и создания новых программ такого назначения.

Литература:

1. Дмитриева Н. В., Левина Л. В. Психологические механизмы раз вития аддиктивного поведения // Сибирский педагогический журнал. Новосибирск. – 2012. - № 9. - С. 65-72.

2. Калиниченко О. Ю., Малыгин В. Л. Аддиктивное поведение: опре деление, модели, факторы риска // Вестник новых медицинских техноло гий. – Тула. – 2005. - том 12. - С. 36-38.

3. Леонова Л. Г., Бочкарева Н. Л.: учебно-методическое пособие / Новосибирский медицинский институт. - Новосибирск, 1998: Вопросы профилактики аддиктивного поведения в подростковом возрасте, учеб но-методическое пособие.

4. Сирота Н.А. Ялтонский В.М., Теоретические основы копинг – профилактики наркоманий как база для разработки практических пре вентивных программ // Вопросы наркологии. – Москва. – 1997. - № 4. - С.

59-67.

5. Шилова Т. А. Психологические особенности отклоняющегося по ведения подростков // Системная психология и социология. – Москва. – 2012. - № 5. - С. 85-90.

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АДАПТАЦИЯ БОЛЬНЫХ С ПОСЛЕДСТВИЯМИ ИНСУЛЬТА Ермакова Н.Г., к. пс.н., доцент, Российский государственный педагогический университет им.А.И. Герцена, Санкт-Петербург, РФ В последние десятилетия отмечается увеличение числа сосуди стых заболеваний головного мозга, что делает актуальной медико-со циальной проблемой реабилитацию больных с последствиями инсульта, направленную на восстановление нарушенных функций, социальных контактов, возвращение больного в общество, к посильному труду[1.] Длительный период восстановления больных с последствиями инсульта, инвалидизирующие последствия заболевания в значительной мере оказывают негативное влияние на самооценку больного, на его эмоциональное состояние и приводят к невротическим, депрессивным, ипохондрическим реакциям на заболевание. Нередко у больных возни кает пессимистический прогноз лечебной и жизненной перспективы, апатичность и неуверенность в будущем. В связи с этим возникает не обходимость включения психокоррекционных мероприятий в реабили тацию больных с последствиями инсульта[2].

Внезапные и неожиданные изменения в организма и в теле боль ного после заболевания, нарушения двигательных, сенсорных, ког нитивных функций;

необходимость пребывания в больнице, в палате интенсивной терапии, обездвиженность являются стрессом, значитель ной психической травмой для больного. Болезнь изменяет всю жизнь больного, весь привычный ход событий и дел;

блокирует реализацию различных потребностей больного (физиологических,психологических.социальных) После перенесенного инсульта у больных возникает необходи мость восстановления и компенсации нарушенных функций, необходи мость адаптации к самому себе, и к окружению.

В условиях реабилитационного стационара городской больницы № 40 Курортного района Санкт-Петербурга нами наблюдались за пе риод с1995 по 2005 годы 446 больных с последствиями перенесенного инсульта. В процессе комплексного лечения со всеми больными про водилась лекарственная терапия, лечебная физкультура, физиотерапия, трудотерапия, психотерапия, при необходимости занятия с логопедом, помощь социального работника.

Своеобразие адаптации после заболевания и проблемы восста новления нарушенных функций проясняются во время клинического интервью проводимого психологом.

В процессе исследования нами был применен контент- анализ вы сказываний больных в процессе клинического интервью, который про водился с каждым больным в начале лечения. Наряду с клиническим интервью изучалась медицинская документация больного (история бо лезни), в которой были отражены клинические наблюдения лечащего врача,и других специалистов, а также результаты функциональной диа гностики и лабораторных исследований.

Жалобы больных в процессе интервью касались проблем адапта ции к новым условиям жизни, к самому себе, к другим людям,а также по отношению к болезни и к лечению, и по отношению к своему буду щему.

На основание проведенного контент- анализа высказываний больных нами были выделены различные уровни адаптации больного.

Проблемы адаптации на каждом уровне корригировались различными биологическими и психосоциальными методами реабилитации.

Адаптация происходит на разных уровнях психологической регу ляции.Нами выделяются уровни психологической адаптации больного после перенесенного инсульта: психофизиологический, когнитивно психологический, социально-психологический, экзистенциально-пси хологический.

Проблемы психофизиологического уровня адаптации в большей мере проявлялись у больных вначале заболевания –от 1-2 месяцев от на чала заболевания до полугода и связаны в блокирование реализации физиологических потребностей, потребностей в самостоятельном пере движение и самообслуживание.

Психофизиологический уровень адаптации осуществляется пре имущественно при поддержке биологических методов реабилитации (лекарственная терапия, физиотерапия, лечебная физкультура) и на правлен на активизацию афферентной импульсации, восстановление двигательных и чувствительных функций. Сферой воздействия явля ется преимущественно является индивид, организм. Психологическая помощь осуществляется путем психологической поддержки гумани стически-ориентированной среды отделения, а также индивидуальной работой психолога.

Проблемы когнитивно-психологического уровня адаптации свя заны с нарушениями высших психических функций (памяти, внимания, мышления, речи, праксиса и гнозиса), а также нарушениями сенсорных функций (слуха. зрения(гемианопсия), стереогнозиса) и корригируются биологическими и психосоциальными методами реабилитации.Блоки рована потребность больных в независимости в повседневной жизни и самодостаточности наблюдается в начальном восстановительном пе риоде от 2-3 месяцев до полугода,в ряде случаев и до года. Осуществля ются биологические и психо-социальные методы реабилитации.

Применение патогенетически обусловленной лекарственной те рапии (нейрометаболической) способствуют профилактике и лечению выраженной тяжести когнитивных расстройств и более успешному ре грессированию речевых и когнитивных расстройств. Применяется ле чебная физкультура.физиотерапия, эрготерапия, трудотерапия Психосоциальные методы : работа логопеда (по восстановлению речи), работа психолога по восстановлению нарушенных когнитивных функций (памяти, внимания, праксиса, гнозиса) проводится индивиду ально и в группе.

Проблемы социально-психологического уровня адаптации чаще наблюдаются у больных от 2-3 месяцев до полугода до года после за болевания.

Вернувшись из стационара домой, больные соприкасались с про блемами межличностных отношений, осознавали свой изменившийся социальный статус. В домашних условиях при взаимодействии с бли жайшим окружением больные ощущали или повышенную заботу гипе ропеку или наоборот безразличие к деталям ухода за больным. Больные осознавали изменившееся отношение к себе со стороны родственников, а также сослуживцев, соседей. Блокирована потребность в уважение и признании.

Проблемы социально-психологического уровня адаптации кор ригируются прежде всего в процессе индивидуальной психологической коррекции. Большое значение имеют групповые методы коррекции: те матически-ориентированный тренинг, в процессе которого происходит изучение иррациональных установок больных и их коррекция. Приме няются гуманистически-ориентированные технологии (осознание и от реагирование чувств больных, осознание отношений) и когнитивно-по веденческие методы коррекции иррациональных установок.

Проблемы экзистенциально-психологического уровня адаптации связаны с осознанием больными возможностей самореализации, смыс ла дальнейшей жизни после инсульта, поиском новых доступных спо собов самореализации, перестройкой ценностных ориентаций. Блоки рована потребность в самоактуализации. Проблемы возникают спустя полгода –год после заболевания, когда проблемы предыдущих уровней в известной мере разрешены. Применяются психосоциальные методы:

психологическая коррекция индивидуально и в группе.

Психологическая коррекция способствуют формированию ак тивной направленности личности больных с последствиями инсульта на преодоление дефекта, на формирование оптимистической лечебной и жизненной перспективы;

на улучшение адаптации.

Литература:

1. Кадыков А.С., Черникова Л.А., Шахпаранова Н.В. Реабилитация неврологических больных.М.,Мед-пресс-информ,2008. 560с.

2. Демиденко Т.Д.,Ермакова Н.Г.Основы реабилитации неврологи ческих больных.Спб.,Фолиант,2004. 304с.

УЧЕТ ЛИЧНОСТНОГО РЕСУРСА РАЗВИТИЯ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ЗАНЯТИЙ С ПОДРОСТКАМИ ПО ПРОГРАММЕ ПРОФИЛАКТИКИ АДДИКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ Жарикова Т.П., доцент кафедры общей и социальной психологии Государственное бюджетное образовательное учреждение Высшего профессионального образования города Москвы «Московский городской педагогический университет»

Самарский филиал, Самара, РФ В последнее время уделяется особое внимание роли ресурсного потенциала личности и социальной среды в профилактике различных форм девиантного поведения. Однако, остается неясной и недостаточно изученной роль личностного ресурса развития в профилактике аддик тивного поведения подростков.

В определении понятия «личностный ресурс развития» мы ис ходим из концепции Л.С.Выготского о зонах ближайшего и актуально го развития и из представлений современной возрастной психологии о «задачах возраста» и «возрастных механизмах» [1]. В соответствии с данной концепцией в зоне актуального развития возраста - сформи рованные способности индивида, отражающие достижения предше ствующего возрастного периода, в зоне ближайшего развития - задачи возраста, определяющие мотивацию возрастного развития и механизмы осуществления возрастных изменений.

Из достижений предшествующего подростковому возрасту пе риода следует выделить способность к рефлексии и способность к са морегуляции. Сформировавшаяся в недрах учебной деятельности в младшем школьном возрасте, рефлексия выступает в роли важней шего фактора личностного развития в подростковом возрасте. В то же время есть основания полагать, что сама способность к рефлексии пре терпевает качественные изменения [2]. Так, в младшем школьном воз расте в рамках ведущей деятельности рефлексия сопряжена, в первую очередь, с учебными действиями контроля и оценки. Впервые только у подростков она проявляется как личностная рефлексия, направленная на осознание себя в личностных качествах и характеристиках.

Подростковый возраст является сензитивным периодом для разви тия способности к личностной рефлексии. В возрасте 12 лет у подростков возникает желание понять, лучше узнать себя и появляется потребность в самооценке. Вместе с тем они чувствуют, что не умеют, не могут оце нить себя, не знают, как, с помощью каких средств это сделать. Возник шее острое «чувство Я» сочетается со слабым развитием рефлексивного анализа – эта способность в зоне ближайшего развития подростков.

В подростковом возрасте происходит существенное развитие сферы саморегуляции, что связано с усложнением и углублением само познания, а также перестройкой структуры волевой активности, усиле нием роли внутренней стимуляции. В отличие от младших школьников подростки значительно чаще регулируют свое поведение на основе вну тренних психологических средств и механизмов, однако, психологиче ские механизмы еще недостаточно сформированы. Исследования, по священные изучению подросткового возраста, указывают на развитие целеполагания в данном возрасте. Однако возможность владеть собой ради определенной цели часто сочетается с отсутствием цели такой зна чимости, ради которой следовало бы это осуществлять. Цели, которые подросток ставит перед собой, часто не имеют личностного смысла, си туативны, заимствованны.

Отрочество сензитивно для развития средств общения – вербаль ных и невербальных коммуникативных навыков и умений, обеспечива ющих контакт с партнером или группой людей, процессы и уровни по нимания другого человека, самораскрытия и получения удовлетворения от этого. Однако, желание общаться часто сочетается у подростков с не достатком средств общения, отсутствием навыков общения, трудностя ми открытого эмоционального общения.

Формирование механизмов осознанной эмоционально - волевой саморегуляции находится в зоне ближайшего развития подростка и вы ступает наряду с развитием способности к личностной рефлексии лич ностным ресурсом развития и ресурсом профилактики аддиктивного поведения.

Анализ научной литературы и результаты собственных исследо ваний убеждают нас в том, что при низком уровне развития этих спо собностей повышается риск аддиктивного поведения. В группе риска оказываются подростки с низким уровнем развития способности к лич ностной рефлексии, испытывающие затруднения в преодолении нега тивного психоэмоционального состояния, не умеющие выстроить по следовательность своих целевых действий.

Предлагаемая нами профилактическая программа направлена на активизацию личностного ресурса развития подростков посредством специально организованного обучения способам личностной рефлек сии, целеполагания и эмоциональной саморегуляции.

Основная идея программы - обеспечение условий для форми рования у современных подростков основных возрастных новообразо ваний – способности к личностной рефлексии и способности к само регуляции, полноценность которых является основой их «личностного ресурса развития» и ресурса профилактики аддиктивного поведения.

Программа состоит из четырех блоков, которые включают: 1) об учение способам самопознания и личностной рефлексии;

2) обучение способам целеполагания;

3) обучение способам эмоциональной саморе гуляции;

4) анализ ситуаций, связанных с проявлением различных форм аддиктивного поведения.

Содержание программы составлено с учетом зоны ближайшего развития подростка, что позволяет последовательно повышать уровень развития способностей к личностной рефлексии и уровень саморегу ляции. Задача занятий, направленных на актуализацию способности к личностной рефлексии - поддержать «доминанту самопознания» - мо тивацию к своей личности у подростка и предоставить подростку мак симально расширенный взгляд на себя. В связи с этим, периодически возвращаясь к теме идентификации на протяжении всей программы, создается возможность для подростка осознать себя в контексте ос новных конструктов идентификации: физического Я, социальной роли и связи с другими людьми, осознания своих психологических качеств и динамических характеристик, рефлексии эмоциональных состояний, рефлексии своих желаний, потребностей, интересов, целей, ценностей.

Задача занятий, направленных на актуализацию способности к саморегуляции - поддержать «доминанту усилия» - мотивацию к пре одолению, сопротивлению, волевым напряжениям у подростка;

расши рить диапозон способов саморегуляции с использованием внутренних психологических средств, подвести подростка к осознанному уровню эмоционально-волевой саморегуляции. Этому способствуют занятия программы, направленные на обучение способам целеполагания, рас ширение репертуара способов эмоционального саморегулирования, по буждающие к самостоятельности в принятии решений (не переклады вать на других решение собственных проблем, понимать собственные задачи в конкретной ситуации, выбирать соответствующую линию по ведения, осуществлять выбор на основе рефлексии ситуации, осозна вать необходимость ограничений).

Существенное значение имеет то, что данная программа также направлена на обучение подростков способам эмоционального обще ния. На занятиях подростки не только обучаются конкретным коммуни кативным умениям и навыкам, но и получают психологические знания, направленные на понимание другого человека, на развитие эмпатии, то есть отзывчивости на переживания другого человека, способности представить его на своем месте. Наиболее эффективно в этом плане обучение подростков пониманию средств выражения эмоционального отношения в общении. На занятиях подростки учатся понимать свои эмоции, правильно и разнообразно выражать их.

Целый блок программы посвящен анализу ситуаций, связанных с проявлением различных форм аддиктивного поведения. Программой предусмотрено использование художественных фильмов, историй и ил люстраций, в качестве средств профилактики аддиктивного поведения.

Подобные произведения несут не только смысловую наполняемость, но и глубокую эмоциональную насыщенность. Весьма важной в дан ном случае является разработка вопросов для последующей рефлексии и структуры её проведения, т.к., лишь при последующей проработке увиденного или прочитанного материала можно закрепить осознанное отрицательное отношение к аддиктивным формам поведения.

В содержание занятий с учетом принципа развивающей диагно стики включены упражнения и ситуации, помогающие подросткам по знавать себя, особенности своей личности и предоставляющие обрат ную связь об эффективности выбора форм реагирования и поведения.

Программа содержит подробный тематический план занятий, методические рекомендации по их проведению, снабжена диагностиче скими материалами.

Данная программа реализовывалась с 2009 по 2011 гг. на базе МОУ СОШ 132 с углубленным изучением ряда предметов, МОУ СОШ 156, МОУ СОШ 101 г. Самары.

В ходе проведения формирующего эксперимента по реализации программы оценивались различия в показателях уровня личностной реф лексии, уровня саморегуляции и выраженности признаков склонности к аддиктивному поведению у подростков контрольной и эксперименталь ной групп (по U критерию Манна-Уитни). Выявлены достоверные разли чия в показателях уровня самоидентификации: «физическое Я» (U=2,000;

p0,01);

«социальное Я» (U=116,000;

p0,01) и в уровне самопрезента ции (U=42,000;

p0,01). Данные отражены на диаграмме (рис.1).

Рис. 1. Различия показателей уровня личностной рефлексии контрольной и экспериментальной групп после реализации профилактической программы На основе оценки различий в показателях «физическое Я» и «со циальное Я» установлено, что в экспериментальной группе эти по казатели оказались выше, что можно объяснить влиянием программы.

Как отмечалось выше, в содержание занятий включены упражнения, способствующие эмоциональной включенности подростков в процесс взаимодействия с собственным «Я». Физическое Я» и социальное Я»

органично входят в целостный образ «Я» подростков. «Физическое Я»

является одновременно социальным символом, знаком взросления, воз мужания, на которое обращают внимание и за которым следят другие, как взрослые, так и сверстники.

Установлены значимые различия в показателях уровня регулятор ных процессов: планирования (U=153,000;

p0,01);

программирования (U=139,000;

p0,01);

регуляторного личностного свойства «гибкость»

(U=192,000;

p0,01), а также значимые различия в показателе «общий уровень саморегуляции (U=167,500;

p0,05) (рис.2).

Рис. 2. Различия показателей уровня саморегуляции экспериментальной и контрольной групп после реализации профилактической программы Важный показатель – значимые различия в уровне регуляторного процесса «планирование» указывает на актуальную потребность под ростков в осознанном планировании деятельности и свидетельствует об эффективности профилактических занятий, направленных на обучение подростков способам целеполагания.

Выявлены достоверные различия в показателях выраженно сти признака склонности к аддиктивному поведению «частота переживания отрицательных эмоций» в сфере взаимодействия с компьютером (U=194,000;

p0,05);

достоверные различия в по казателях выраженности признака ««частота переживания отри цательных эмоций» в сфере взаимодействия с компьютерными играми (U=168,00;

p0,01).

Произошедшие изменения в показателе выраженности признака «частота переживания отрицательных эмоций» в сфере использования компьютера в экспериментальной группе можно объяснить развивающим влиянием программы, ее направленно стью на «работу» с эмоциями подростков, развитие навыков эмо циональной компетентности, расширение репертуара способов эмоциональной саморегуляции.

Полученные результаты убеждают в том, что предлагаемая нами программа, построенная с учетом личностного ресурса раз вития подростков, может стать достойной альтернативой суще ствующей в отечественной школе практике некритичного и эклек тического использования различных психологических программ профилактики аддиктивного поведения среди подростков без ос мысленной опоры на четкие теоретические ориентиры.

Литература:

1. Гинзбург М.Р. Использование метафоры изменения при работе со старшими подростками // Психологическая на ука и образование. 1997. №1. С. 66-75.

2. Каяшева О.И. Кравцов Г.Г. Личностная рефлексия как возрастное психологическое новообразование. Журнал «Вестник РГГУ». Серия «Психология» № 1, 2006. - С.

127-138.

3. Программа профилактики аддиктивного поведения подростков в условиях образовательного учреждения на основе ресурсного подхода Автор-составитель: Та тьяна Петровна Жарикова, доцент кафедры общей и со циальной психологии СФ ГОУ ВПО МГПУ - Самара: СФ МГПУ, 2010.

4. Роль личностного ресурса возрастного развития в про филактике аддиктивного поведения подростков Чаус И.Н., Жарикова Т.П. Сборник трудов молодых учёных «Научные проблемы образования третьего тысячелетия»

(НПОТТ-11). Самара: СФ СПб ГУП, 2011. - С. 35-42.

МЕХАНИЗМЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ И СУБЪЕКТНОСТЬ Жолобов Е.В., аспирант, Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена, кафедра психологии человека, Санкт-Петербург, РФ В современной психологии одной из центральных научных кате горий, неизменно привлекающей внимание исследователей, является ка тегория субъекта. Особый интерес при этом вызывает изучение субъект ности как особой интегративной характеристики личности, связанной с ее активно-преобразующими свойствами и способностями. В данной статье мы хотим поделиться результатами пилотажного исследования в рамках диссертационной работы, посвященной изучению защитно-со владающего поведения у представителей различных типов субъект-объ ектных ориентаций личности. В статье мы ограничимся рассмотрением именно аспекта психологической защиты у лиц с различным уровнем выраженности субъектности и попытаемся ответить на вопрос: какова же специфика психологической защиты личности при высоком и низ ком уровнях субъектности?

Прежде всего, определимся с основными понятиями. Проблемой психологической защиты занимались многие исследователи, и в раз личных теоретических школах выделено большое количество вари антов содержания указанного образования. В теоретической модели данного исследования нами было принято определение Р. Плутчика, который в своей структурной теории защиты указывает на то, что ме ханизмы психологической защиты – это совокупность способов после довательного искажения когнитивной и аффективной составляющих образа реальной ситуации [4]. Целью такого искажения является устра нение психического дискомфорта и тревоги. При этом автор выделяет восемь основных механизмов психологической защиты: отрицание, вы теснение, регрессия, компенсация, проекция, замещение, интеллектуа лизация, реактивные образования.

Исходные положения психологии субъекта были разработаны Рубинштейном С.Л., при этом категорию субъекта он характеризовал активностью, способностью к развитию и интеграции, самодетерми нацией, саморегуляцией и самосовершенствованием [5]. Позднее, бла годаря работам многих ученых, прежде всего основателя отечествен ной традиции в исследовании психологии субъекта Брушлинского А.В.

и его последователей, категория субъекта обрела статус системообра зующей, методологической категории отечественной психологии. Так, по словам Брушлинского А.В., важнейшим из всех качеств человека является быть субъектом, т. е. творцом своей истории, вершителем сво его жизненного пути. Это значит инициировать и осуществлять изна чально прак¬тическую деятельность, общение, поведение, познание, со¬зерцание и другие виды специфически человеческой активности (творческой, нравственной, свободной), добиваться необходимых ре зультатов [2].

Под субъектностью мы понимаем способность индивида активно участвовать в процессе своей жизнедеятельности и тем самым «выстра ивать» собственное бытие. Данное определение дано Коржовой Е.Ю., автором теории субъект-объектных ориентации личности. На основа нии упомянутой теории автором так же был разработан опросник жиз ненных ориентаций, использованный нами в исследовании. По словам Коржовой Е.Ю., субъект-объектные ориентации личности проявляются в тех моментах, когда, сталкиваясь с какой-либо жизненной ситуацией, человек взаимодействует с ней определенным, индивидуально-спец ифическим образом. Они характеризуют степень субъектной включен ности в жизненную ситуацию [3]. Соответственно, субъект-объектные ориентации представляют собой базовые жизненные ориентации чело века относительно жизненных ситуаций и являются реализацией потен циала субъектности. Мы предполагаем, что различным базовым ориен тациям личности (субъектной и объектной) соответствуют различные особенности психологической защиты.

Теперь переходим непосредственно к описанию исследования.

Выборка составила 30 человек, 20 лиц женского и 10 лиц мужского пола, средний возраст – 25 лет, имеющие различные социальные стату сы и профессии. С помощью психодиагностических методик изучались механизмы психологической защиты и базовые ориентации личности.

Использовались следующие методики: опросник «Индекс жизненно го стиля» (Life Style Index, автор - Р.Плутчик, методика адаптирова на в НИПНИ им. В.М. Бехтерева под руководством Вассермана Л.И.) и опросник жизненных ориентаций Коржовой Е.Ю.

Для полученных данных с помощью программы SPSS был про веден корреляционный анализ. Мы изучали взаимосвязи между пока зателями опросника Плутчика (механизмы психологической защиты) и показателями опросника жизненных ориентаций. В результате были получены данные о том, какие механизмы психологической защиты ста тистически достоверно относятся к субъектной (высокий уровень субъ ектности) или объектной (низкий уровень субъектности) ориентациям личности. Общий показатель субъект-объектных ориентаций имеет положительную корреляцию с такими механизмами защиты, как «ин теллектуализация» (r=0,428, р0,05) и «компенсация» (r=0,384, р0,05).

Отрицательно коррелирует один из основных компонентов субъектной ориентации (трансситуационный локус контроля) с механизмами защи ты «замещение» (r=-0,441, р0,05), «реактивные образования» (r=-0,411, р0,05), «проекция» (r=-0,370, р0,05), что позволило нам отнести ука занные механизмы защиты к объектной ориентации. Кроме того, от рицательную корреляцию с механизмом «регрессия» (r=-0,373, р0,05) имеет другой компонент субъектной ориентации – трансситуационная изменчивость.

Для наглядности мы представим результаты в таблице 1:

Таблица 1.

Механизмы психологической защиты при субъектной и объектной ориентациях личности Субъектная ориентация (высокий Объектная ориентация (низкий уровень уровень субъектности) субъектности) Интеллектуализация Регрессия Компенсация Проекция Замещение Реактивные образования Таким образом, на основе полученных данных мы можем утверж дать, что лица с субъектной ориентацией чаще склонны использовать такие механизмы защиты, как «интеллектуализация» и «компенсация», тогда как лица с объектной ориентацией чаще прибегают к механизмам защиты «регрессия», «проекция», «замещение» и «образование реак ции».

Попробуем проанализировать полученные результаты исследова ния. Первое, на что хочется обратить внимание, это взаимосвязь объект ной ориентации с большим количеством механизмов психологической защиты. Можно выдвинуть предположение о том, что лица с объектной ориентацией чаще склонны прибегать к использованию психологиче ской защиты. Напомним, что данное образование исследователи чаще относят к бессознательной сфере, противопоставляя стратегиям совла дания (копингам) как сознательному выбору индивида в преодолении сложных жизненных ситуаций. Означает ли это, что низкий уровень субъектности соответствует и более низкому уровню осознанности личности? Возможно, пока такие догадки остаются на уровне рабочих гипотез. Однако напомним определение субъектности, указанное нами выше, - способность индивида активно участвовать в процессе своей жизнедеятельности и тем самым «выстраивать» собственное бытие.


Главным критерием субъектности является осознанная активность. Так, по словам Анцыферовой Л.И., «в мировой психологической науке субъ ектное начало человека связывается с его способностью самому ини циировать активность на основе внутренней мотивации» [1]. Думается, что такой подход к субъектности соотносится с указанным нами пред положением об осознанности личности.

Далее, в психологической науке принято делить механизмы пси хологической защиты на «зрелые» и «примитивные». Так, механизмы психологической защиты «интеллектуализация» и «компенсация», ко торые соответствуют, по нашим данным, высокой субъектности, отно сятся исследователями к «зрелым», то есть формирующимся на более поздних этапах онтогенеза. Можно предположить, что развитая субъ ектность – это также более позднее в онтогенетическом плане образова ние. В качестве тенденции можно ожидать, что субъектная ориентация усиливается с возрастом, однако это предположение требует эмпириче ской проверки.

Наконец, если обратиться к содержанию механизмов защиты «интеллектуализация» и «компенсация», то можно заметить, что оба эти механизма имеют ярко выраженную направленность «на себя». То есть на построение интеллектуальных конструктов и объяснений в своем внутреннем мире (часто к интеллектуализации относят и рационализа цию), а так же на изменение себя, своей личности (компенсация). На правленность на себя вообще характерна для субъектной ориентации, где важным фактором является направленность на себя, эгоориентация, не говоря уже о внутреннем локусе контроля и принятии ответствен ности за свою жизнь. Механизмы «проекция» и «замещение», взаимос вязанные с объектной ориентацией, видятся нам направленными более вовне, на внешний мир, экоориентированными.

Таким образом, нам кажутся весьма логичными и закономерны ми результаты нашего исследования. Высокому уровню субъектности соответствует меньшее количество механизмов психологической защи ты, причем механизмов «зрелых» и направленных на себя, свою лич ность. Соответственно, низкому уровню субъектности соответствует большее количество механизмов защиты, более «примитивных» в он тогенетическом аспекте и направленных более вовне. Интересно будет в дальнейшем расширить выборку и методический инструментарий та кой исследовательской стратегии, чтобы дифференцировать результаты, сделать их более точными и выявить явные закономерности.

Литература:

1. Анцыферова Л.И. Психологическое содержание феномена субъ екта и границы субъектно-деятельностного подхода // Проблема субъекта в психологической науке / Под ред. А.В.Брушлинского, М.И. Воловиковой, В.Н.Дружинина. М.: Академический проект, 2. Брушлинский А.В. Психология субъекта / Под ред. В.В.Знакова.

М.: Институт психологии РАН;

СПб.: Алетейя, 3. Коржова Е.Ю. Психология жизненных ориентаций человека. – СПб.: Издательство РХГА, 4. Романова Е.С., Гребенников Л.Г. Механизмы психологической защиты: генезис, функционирование, диагностика. – М.: Талант, 5. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – СПб.: Питер, НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ САМОВОСПРИЯТИЯ МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ Киреев А.С., студент, Московский Городской Психолого-Педагогический университет, кафедра Клинической и судебной психологии, Москва, РФ Всем людям свойственно делать определённые выводы в момен ты осознанного и неосознанного отслеживания своих поведенческих реакций. На самовосприятие человека влияют все ситуации, через ко торые он проходит. Примером построения самовосприятия могут по служить множественные неудачные попытки пройти собеседование на работу, вследствие чего мы чувствуем себя в чем-то неполноценны ми. Формируемые под действием неправильного восприятия негатив ные социальные установки сопровождают человека на протяжении его жизнедеятельности. Они, постепенно наслаивают все новые и новые уровни негативных стереотипов восприятия себя и другого. Так же про цесс самовосприятия дополняет сравнение себя с другими людьми, вы деление аспектов отличия, сходства и так далее [1]. Теория самовоспри ятия сходна теории эмоций Уильяма Джеймса, в которой он утверждал, что мы осознаем свои эмоции, когда наблюдаем за движениями своего тела и поведением [4]. Опираясь так же на имеющиеся данные по ди намической системе представлений человека о самом себе, именуемой как «Я-Концепция», можно сказать, что самовосприятие складывается из поведения человека, его социальных контактов, способностей, оцен ки этих составляющих и того, как он ведёт себя в действительности [3].

Касательно поведенческой составляющей мы рассмотрели, как и в ка кой степени, агрессивное поведение влияет на некоторые стороны само восприятия в группе медицинских работников.

Итак, по нашему мнению, одним из определяющих факторов, влияющих на самовосприятие индивида, является уровень его агрессии.

Мы использовали определение Л. Берковица в качестве раскрытия по нятия агрессии: «Агрессия – некоторый вид поведения физического или символического, которое мотивировано намерением причинить вред кому-то другому» [2]. Мы полагаем, что перцептивные ошибки в про цессе общения могут выражаться в различных деструктивных формах, в том числе в необоснованных агрессивных проявлениях. В рамках дан ного исследования изучалась взаимосвязь аутоперцептивных процессов у работников медицинского учреждения и проявления у них агрессив ных тенденций.

В исследовании была рассмотрена выборка медицинских ра ботников отделения реанимации и интенсивной терапии Госпиталя Ве теранов Войн №2. В силу профессиональных требований они находятся в состоянии постоянной готовности в условиях неопределенности. Это объясняется наличием в отделении больных в тяжёлом состоянии. Си туации угрозы жизни больному, дефицит времени для принятия реше ния, от которого зависит жизнь пациента, являются мощным фактором, воздействующим на психику медицинского работника отделения реа нимации, даже с большим стажем работы. Возникающие проявления профессиональной деформации затрагивают различные сферы профес сиональной деятельности субъекта, и проявляются, в том числе и в по вышенном уровне агрессии.

Теоретическая значимость исследования заключается в расшире нии степени разработанности вопроса о процессе самовосприятия под влиянием негативных факторов.

Практическая значимость и новизна заключается в том, что мы более полно раскроем то, как агрессивные проявления поведения могут повлиять на аспекты самовосприятия медработников, ежедневно нахо дящихся в условия повышенного стресса.

В качестве методик для исследования были взяты методика А. Ассингера «Диагностика склонности к агрессивному поведению»

[5], методика «Тест Р.Б Кеттела (16 ЛФ Кеттела)» форма С. Программ ное обеспечение для подсчета статистических данных: SPSS (РSAW) Statistic 18. Для обработки результатов методики «Тест Р.Б Кеттела ( ЛФ Кеттела)» были взяты только 2 фактора: фактор «А» «открытость замкнутость» и фактор «С» «эмоциональная стабильность-эмоциональ ная неустойчивость», т.к. на наш взгляд именно они являются суще ственными при соотношении аутоперцепции и агрессивного поведения.

Исследование проводилось на рабочем месте участников на шей выборки. Это позволило получить более достоверные результаты, т.к. испытуемые находились в своей профессиональной среде и под её непосредственным влиянием. В силу того, что свободного времени на рабочем месте у испытуемых почти не бывает, приходилось подстра иваться под каждого в зависимости от его занятости, чтобы провести запланированные методики.

Для определения уровня агрессивности нами была исполь зована методика А. Ассингера «Диагностика склонности к агрессив ному поведению». Данная методика была выбрана нами по несколь ким причинам. Во-первых, она предназначена для аудитории старше 21 года, что подходит для нашей выборки, возраст в которой варьируется от 22 до 40 лет. Во-вторых, она наиболее других методик направлена на изучение агрессивного и некорректного поведения во взаимоотноше ниях со своими коллегами. Кроме того, она не занимает много времени, что немаловажно при данных условиях проведения. Для изучения са мовосприятия была взята методика «16 ЛФ Р. Кеттела». Прежде всего, необходимо указать, что выбранный нами вариант этой методики наи более соответствовал нашим критериям. Поскольку мы изучали опре делённые аспекты самовосприятия, методика представляла собой шест надцать горизонтальных линий длинной 10 см (что представляет собой 10 стен), на полюсах каждой из которых были стандартные характери стики всех шестнадцати факторов. Испытуемый должен был отметить на каждой линии насколько у него, по его мнению, развит тот или иной фактор. Данный вариант методики позволяет существенно сократить временные затраты как на её проведение, так и на обработку результа тов. Таким образом, мы получили профиль самовосприятия каждого ме дицинского работника по 16 шкалам методики Р. Кеттелла.

В ходе исследования по двум методикам нами были получены следующие результаты. Вначале рассмотрим результаты по методике А. Ассингера «Диагностика склонности к агрессивному поведению».

Поскольку суть нашего исследования предполагала поиск наличия или отсутствия корреляций между психологическими характеристиками, в отношении этой, отдельно взятой методики, мы можем только при вести значение среднего, самого высокого и самого низкого уровней агрессивного поведения по группе. Среднее значение равно 38,14 бал ла, что соответствует умеренному уровню агрессивности, который впи сывается в рамки нормы по данной методике, которая же свою очередь варьируется от 36 до 44 баллов. Самый высокий результат составляет 42 балла, самый низкий – 33 балла. Таким образом, 5 из 21 работни ков, обследованных нами, показали результаты ниже заявленной нормы.

Из чего мы можем сделать вывод, что 16 из опрошенных нами сотруд ников отделения реанимации склонны к умеренному уровню агрессив ности в общении с коллегами и пациентами. Теперь приведём результа ты по методике «16 ЛФ Р. Кеттела». Аналогично предыдущей методике, приведём только средние, самые высокие и самые низкие значения по двум исследуемым факторам. Среднее значение по фактору «А» рав но 6,43 стенам и 6,05 стенам по фактору «С». Самое высокое значение по фактору «А» равно 10 стенам, самое низкое – 1 стен. Самый высокий показатель в выборке по фактору «С» составляет 10 стен, самый низкий – 1стен. В целом мы видим, что группа испытуемых демонстрирует по вышенные показатели общительности и эмоциональной устойчивости, представляется, что это обусловливается двумя факторами. Первый это то, что общительность является профессионально-важным качеством медицинских работников. Второй – наличие постоянной практики уста новления и поддержания социальных контактов.

Теперь мы можем перейти к интерпретации данных, получен ных в ходе корреляционного анализа результатов методики А. Ассинге ра «Диагностика склонности к агрессивному поведению» с результата ми методики «16 ЛФ Р. Кеттела». Коэффициент корреляции результатов методики А. Ассингера с фактором А («открытость-замкнутость») равен -0,440 при уровне значимости 0,05. Это свидетельствует о наличии сла бой и статистически незначимой отрицательной корреляционной связи.

На основании чего мы можем сделать вывод о том, что агрессивность не влияет на данный аспект самовосприятия в нашей выборке. Анализи руя корреляцию результатов методики А. Ассингера с фактором С («эмо циональная стабильность-эмоциональная неустойчивость») методики Р. Кеттела, мы можем говорить о наличии слабой, статистически не зна чимом отрицательном коэффициенте корреляции, равном -0,340.

В ходе теоретического анализа материалов по теме и статисти ческого анализа результатов исследования, корреляционной зависимо сти между изучаемыми явлениями выявлено не было, на основании чего мы отвергли нашу изначальную гипотезу о том, что эта связь суще ствует. Остановимся подробнее на полученных результатах. Как видно из нашего исследования уровень агрессии в поведении медработников не влияет на такие аспекты самовосприятия как эмоциональная устой чивость и открытость в общении. То есть, образ собственной личности (те его ракурсы, которые мы изучали), имеющийся в сознании медра ботника, не будет изменяться под влиянием некорректного поведения по отношению к коллегам или пациентам. Мы могли бы предположить, что агрессивное поведение и агрессивность как устоявшаяся черта ха рактера не влияют на форму самовосприятия медработников вообще, но нам уже известно, что такое поведение, по крайней мере, связано с самооценкой, которая, как известно, является одной из формирую щих сторон самовосприятия [6]. Если, скажем, агрессивные действия субъекта по отношению к кому-либо выходят за рамки, установленные обществом, то при отсутствии патологий включаются механизмы, за пускающие чувство вины, осуждение себя, и, как следствие отрицатель ную самооценку [6].

На данный момент мы не можем знать, чем обусловлено отсут ствие связи между агрессивным поведением и тем, как медицинский ра ботник воспринимает свою эмоциональную устойчивость и открытость в общении. Вероятнее всего, наши следующие исследования будут на правлены на то, чтобы определить, где лежат корни этого явления.

Литература:

1. Андреева Г.М. Психология социального познания. М.: Аспект Пресс, 2007.

2. Берковиц Л. Агрессия: причины, последствия, контроль. СПб.:

Прайм-Еврознак, 2007.

3. Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М.: Прогресс, 1986.

4. Майерс Д. Социальная психология. СП6.: Питер, 2007.

5. Райгородский Д.Я. Практическая психодиагностика. Методики и тесты. М.: Бахрах-М, 2006.

6. Хекхаузен Х. Мотивация и деятельность. СПб.: Питер, 2003.

К ПРОБЛЕМЕ СМЫСЛОВОЙ СФЕРЫ КАК ФОРМЕ ОТРАЖЕНИЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ Якунин А.П., аспирант, Российский Педагогический Государственный Университет, кафедра психологии человека, Санкт-Петербург, РФ.

Актуальность данного доклада была вызвана одной из насущных проблем психологии человека: проблема определения психологических механизмов смыслообразования у человека.

Для того, чтобы сделать шаг к решению заявленной проблемы, необходимо во главу её решения поставить другую проблему: пробле му смысловой сферы человека как формы отражения действительности.

Определение её результата отражения, а также системы, формой отра жения которой она является, позволит по-новому объяснить проявление психологического потенциала человека.

Обозначение смысловой сферы как формы отражения действи тельности затрагивает, в свою очередь, проблемы теории отражения и психологии субъекта. Проблема субъекта, на наш взгляд, является ключевой в решении основной задачи, поскольку через понимание дан ной категории решаются методологические принципы интегративного подхода в исследовании психологии человека. Однако проблема теории отражения и проблема психологии субъекта решаются вместе.

Наиболее универсальным определением отражения было опре деление К.К. Платонова: «Отражение – это такое взаимодействие фе номенов, при котором отражаемый феномен, оставаясь существенно неизменным, создаёт в отражающей системе феномен отражённого как продукт процесса отражения.» [9, c. 91]. Им же [9] была создана систе ма иерархических уровней отражения материи. Нас в первую очередь интересует уровень, носителем которого является человек. К.К. Плато нов[9] обозначил, что отражающей системой данного носителя являет ся личность, а формой отражения выступает сознание.

Но будет ли удовлетворять в этом случае только «личность» как отражающая система. Безусловно нет, так как ещё Б. Г. Ананьев [2] пи сал, что понимание всей сущности психологии человека возможна толь ко при одновременном анализе основных структурных свойств челове ка, т.е. индивида, личности и индивидуальности, Закольцовываться же данный анализ должен на проблеме человека как субъекта деятельности.

Более конкретно в дальнейшем об этой проблеме высказался А.В. Брушлинский, дав следующее определение: «Человек как субъ ект – это высшая системная целостность всех его сложных и противо речивых качеств, в первую очередь психических процессов, состояний и свойств, его сознания и бессознательного. Такая целостность фор мируется в ходе исторического и индивидуального развития» [3, c. 10].

Поэтому у человека как носителя материи отражающей системой надо полагать является не одно из его системных качеств (личность, индивид, индивидуальность), а субъект, в котором трансформированы названные качества человека.

Реализация же анализа данной трансформации (т.е. системных качеств человека как индивида, личности и индивидуальности в его ка честве как субъекта) лежит в исследовании субъект – объектных свойств человека на уровне его системных свойств, которое реализовано в ис следованиях В.Н. Панферова [7]. Представленные им структурные ком позиции [7] дают ясное понимание организации человека как субъекта жизнедеятельности и как субъекта психической деятельности.

Поскольку в понятие субъекта, как видно из определения А.В. Брушлинского, объединяются понятия «сознания» и «бессозна тельного», постольку необходимо найти целостную форму отражения.

Такой формой должна стать смысловая сфера, так как [5];

[4] она в пол ной мере вбирает себя сознательное и бессознательное как целостное психологическое образование.

На наш взгляд, структурные компоненты человека как субъекта жизнедеятельности и как субъекта психической деятельности, прелом ляясь сознательно или бессознательно в смысловой сфере как формах отражающих систем человека, результируются в некоем психологиче ском образовании, содержащем и проявляющем отношение человека к объекту отражения.

Предположение о таком результате обосновывается анализом ра бот по психологии смысловой сферы [4-7], который показывает, что об щепризнанным пониманием действия человека по смыслу является вы ражение человеком своего отношения к объекту или явлению. Поэтому основной проблемой смысловой сферы как формы отражения действи тельности становится акцент на «отношении».

Таким образом, результатом отражения человеком как субъектом жизнедеятельности посредством его смысловой формы выступает жиз ненное отношение, а результатом отражения на уровне субъекта пси хической деятельности будет личное отношение. Всё это согласуется с мнением Д.А. Леонтьева [5], который указывал на формирование у че ловека на уровне смысловой сферы двух типов смыслов: жизненный смысл и психологический смысл. Мы же подчёркиваем, что данным ре зультатом является отношение.

Разделение человека на субъекта жизнедеятельности и психиче ской деятельности связан с творческим аспектом отражательной дея тельности [10],[4], при котором человек всегда по-новому результирует отражение при взаимодействии с объектом или явлением. Постоянная новизна взаимодействия и обусловливает, как писала К.А. Абульханова – Славская[1] разграничение человека как субъекта жизнедеятельности и субъекта психической деятельности.

Определение отношения как результата отражения связано с тем, что до настоящего времени никто не рассматривал отношение с данной позиции. Хотя, еще К.К. Платонов [9] постоянно подчеркивал, что оно является некой формой отражения субъективного у человека. Мы же хо тим указать на проблему отношения ещё и как на результат, на основе которого происходит регуляция всех форм объективации психологиче ского потенциала человека.

Указание на «все формы» мы согласуем с пониманием понятия «формы объективации», разрабатывавшейся В.Н. Панфёровым [7]. По нашему мнению, все указанные им формы объективации, независи мо от их общественно выработанной природы и времени, проявляют ся у человека в зависимости от сформированности у него отношения к объекту или явлению взаимодействия.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.