авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

Сервис виртуальных конференций Pax Grid

ИП Синяев Дмитрий Николаевич

Психология развития и стагнации

личности в рамках современного

общества.

II

Международная научно - практическая

Интернет - конференция

Казань, 19 февраля 2014 года

Материалы конференции

Казань

ИП Синяев Д. Н.

2014

УДК 316.6(082)

ББК 88.5(2)

П86

П86 Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества.[Текст] : II Международная научно - практическая Интернет - конференция : материалы конф. (Казань, 19 февраля 2014 г.) / Сервис виртуальных конференций Pax Grid ;

сост. Синяев Д. Н. - Казань : ИП Синяев Д. Н., 2014.- 232 с.- ISBN 978-5-906217-45-5.

ISBN: 978-5-906217-45-5 Сборник составлен по материалам, представленным участниками II международной научной Интернет-конференции : "Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества". Конференция прошла 19 февраля 2014 года.

Книга рассчитана на преподавателей, научных работников, аспирантов, магистров и студентов, обучающихся соответствующим специальностям.

Материалы представлены в авторской редакции ISBN 978-5-906217-45-5 © Система виртуальных конференций Pax Grid, © ИП Синяев Д. Н., © Авторы, указанные в содержании, Секции конференции Развитие личности на разных ступенях образования q Клиническая психология и психологическая помощь: психотерапия, q коррекция и психологическое консультирование Психическое здоровье и адаптационные возможности человека q Профилактика психических расстройств и реабилитация q Методы психологической помощи q Проблемы межличностной коммуникации и взаимодействия q Методологические и методические приемы клинической психологии q Клинико-психологические и социальные аспекты дезадаптации q личности Зависимое поведение: проблемы и пути их решения q Созависимость q Психология семьи q Психология профессионального самоопределения q Психологическая поддержка, коррекция и реабилитация учащихся q Психологическое обеспечение образовательного процесса q Психологическая культура: безопасность, феноменология, структура, q генезис Здравоохранение, социальная помощь, образование q Интеграция педагогической психологической и медицинской наук

и q для решения проблем психического здоровья Правовые аспекты психиатрии q СВЯЗЬ ЗАБОЛЕВАНИЙ СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТОЙ СИСТЕМЫ С ПОВЕДЕНИЕМ ТИПА «А»



Аллахярова С.А., Пириева Э.А.

Бакинский Государственный университет Уникальный код статьи: 52e95a4f04afc Как известно, ведущее положение среди всех внутренних болезней занимают нарушения в деятельности сердечно-сосудистой системы, что определяет особое отношение пациентов и врачей к заболеваниям сердца и сосудов. В последние годы все большее значение придается психосоциальным факторам риска и их связи с соматическими факторами. Образ жизни, установки личности и положение человека в его профессиональном и семейном окружении важны для кровообращения и его физиологической регуляции. Издавна известны такие соматические факторы риска, как неправильное питание, ожирение, курение и злоупотребление алкоголем, в которых отражаются особенности личности. Сердце и сосуды участвуют во всех формах жизнедеятельности, хотя в норме человек этого не осознает. При физических и психических нагрузках работа сердца начинает восприниматься в виде усиленного сердцебиения или тахикардии.

Происходящий при этом выброс адреналина вызывает сужение сосудов, учащение пульса и усиление сокращения миокарда, что, в свою очередь, приводит к состоянию беспокойства и страха.

В середине ХХ в. в Чикагском институте психоанализа Ф. Данбар проводила исследования больных с различными видами соматической патологии. Она обнаружила, что несмотря на различия жизненного пути, психосоматические пациенты с одинаковыми диагнозами имеют сходные личностные особенности. Данбар была убеждена в том, что определенное сочетание личностных черт может способствовать возникновению заболевания. Например, для коронарной личности характерны целеустремленность, торопливость, высокая мотивация достижения.

Интерес к психосоматическим аспектам сердечной деятельности вновь оживился в 1974 году после исследований Г. Фридмана и Р.

Розенмана, которые разработали интервью, состоящее из 25 вопросов.

Вопросы имели непосредственное отношение к коронарной личности. В результате исследования Фридман и Розенман выделили группу людей с II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

набором установок и поведенческих реакций, обозначив их как поведение типа «А» (далее – ПТА). ПТА включает в себя выраженное стремление к достижению успехов, склонность к соперничеству, нетерпеливость, враждебность, быстрый темп речи, оживленную манеру жестикуляции. Испытуемые не обладающие перечисленными качествами были отнесены к «поведенческому типу «В». В ходе многолетних исследований Фридман и Розенман доказали, что испытуемые, которым было присуще ПТА, в два раза чаще страдали от заболеваний сердечно-сосудистой системы. Основными характеристиками поведенческого типа «А» являются выраженное стремление к достижению успехов, склонность к соперничеству, нетерпеливость, враждебность, быстрый темп речи, оживленная манера жестикуляции. Согласно данным эмпирических исследований, враждебность является одним из важнейших факторов развития ишемической болезни сердца даже в том случае, когда все остальные признаки поведенческого типа «А» отсутствуют. Люди со склонностью к подобному типу поведения подвержены хроническим стрессам и имеют неадаптивные копинг-стратегии для их разрешения. В свою очередь, стресс способствует нарушению сердечного ритма и усиленному отложению холестерина на стенках кровеносных сосудов. В результате, как утверждают сторонники этой теории, может возникнуть сердечная ишемия.





Исследования, проводившиеся с целью подтверждения положений Фридмана и Розенмана, обычно основывались на предположениях о наличии высокой мотивации достижения у больных кардиологического профиля и их склонности к соревнованию. Это позволяло рассматривать таких пациентов как типичных руководителей или карьеристов.

Действительно, люди с поведением типа «А» стремятся сохранить за собой лидерство даже тогда, когда их партнер способен лучше справиться с задачей. Люди типа «А» особенно уязвимы к стрессорам, свидетельствующим о потере контроля над окружением или об ограничении личной свободы. В качестве причины возникновения ПТА описываются также особые свойства самооценки. Эти люди полагают, что их высокая самооценка нуждается в постоянном подтверждении, а жизнь, следовательно, представляет собой непрерывный процесс соревнования. Это суждение проявляется и в завышенных требованиях к себе, вследствие чего личность должна быть весьма активной, чтобы их удовлетворять. Личность типа «А», согласно данной модели, постоянно испытывает тревогу, поскольку никакие, даже самые выдающиеся успехи не могут позволить ей «почивать на лаврах». Помимо постоянной II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

тревоги за результаты действия, к негативным эффектам высокой мотивации достижения можно отнести устремленность индивида к значимым для него целям в ущерб собственному благополучию. Это приводит к тому, что люди с ПТА не в состоянии вовремя заметить угрожающие симптомы сердечного приступа, поэтому слишком поздно обращаются к врачу. Возможно, беда лиц с ПТА заключается в том, что они неспособны вовремя остановиться и отдохнуть. Их поведение значительно отличается от поведения лиц типа «В» (которое по-английски описывается как «stop and smell the rose»). Устремляясь к внешним по отношению к «Я» целям (пусть даже эти цели и весьма похвальны), лица с ПТА не всегда замечают, что они находятся в состоянии стресса, что им необходимо отдохнуть или даже обратиться к врачу. Для того, чтобы справляться с постоянными стрессами и внутренним напряжением, люди с поведением типа «А» могут использовать не вполне адекватные методы: пытаются снять стресс употреблением алкоголя, курением, с помощью еды, тем самым увеличивая риск заболевания. Переживание стрессовых ситуаций в значительной степени зависит от поведения человека, его усилий по преодолению стресса.

Первоначально Фридман и Розенман полагали, что поведение типа «А» представляет собой достаточно монолитный конструкт, все элементы которого одинаково важны. Однако дальнейшие работы в этой области показали, что наиболее значимыми с точки зрения этиологии компонентами ПТА являются враждебность и гиперреактивность симпатической нервной системы. Враждебность оказалась связанной не только с сердечно-сосудистыми заболеваниями, но и, независимо, с атеросклерозом. Даже для лиц, которым не свойственно поведение типа «А», наличие враждебности коррелирует с кардиопатологией. Что касается гиперреактивности симпатической нервной системы, то в интервью Фридмана и Розенмана она определялась на основе таких признаков, как оживленная жестикуляция, неусидчивость, быстрая речь с взрывными интонациями.Враждебность и стресс могут проявляться в ситуации, когда личность сталкивается с препятствиями на пути к своей цели. Кроме того, проявления враждебности, например, среди мужчин, могут быть культурно обусловленными и даже частично социально одобряемыми. Человек привык бороться с природой, отсюда взгляд на эволюцию и на процесс индивидуальной жизни как на соперничество.

Поэтому и стремление к соревнованию, и враждебность по отношению к потенциальному обидчику, и постоянное стремление к достижению все новых и новых успехов могут рассматриваться некоторыми людьми как II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

необходимые условия выживания. Однако занимая такую позицию, индивид сталкивается с проблемой разграничения тех жизненных обстоятельств, которые нужно активно преодолевать, и тех, к которым более полезно приспособляться.

Поведение типа «А» чаще всего встречается в мужской популяции.

Мужчины с поведением типа «А» (39-49 лет) в 6,5 раз чаще обнаруживают инфаркт миокарда и ишемическую болезнь сердца.

Именно два этих заболевания являются следствием определенных стереотипов поведения. Особый поведенческий синдром – поведение типа «А». Вильямс с коллегами изучал большую выборку испытуемых (около 3000 человек), в которой было диагностировано поведение типа «А». В результате у испытуемых с низкой враждебностью только в 48%, у кого высокая враждебность – 70% больных выявлялась ишемическая болезнь сердца. В другом исследовании изучалась обширная выборка врачей. В 20 лет диагностировалась враждебность, через 20 лет всех испытуемых диагностировали ещё раз. Результаты: чем выше враждебность, тем больше патологии.

Заключая тему психосоматических расстройств сердечно-сосудистой системы, представляется необходимым обратиться к размышлениям классиков медицины, одним из которых является Джеймс Тайлор Кент, великий гомеопат, лекции которого, прочитанные в 1900 г. и изданные через сто лет, звучат необычайно современно. Дж. Т. Кент писал, что «причина заболевания кроется внутри организма, а не снаружи, и, следовательно, в первую очередь необходимо устранить причину, а не следствие. Самое главное, определяющее в человеке, — это его воля, характер, затем разум и только потом его физическое тело».

Литература 1. Б р о й т и г а м В., К р и с т и а н П., Р а д М. П с и х о с о м а т и ч е с к а я медицина:Краткий учебник. М., 1999.

2. Bernard L.C., Crupat E. Health Psychology. Biopsychosocial Factors in Health and Illness. Harcourt Brace College Publishers, 1994.

3. Bundy C. Cardiovascular and respiratory disease. Treatment // The Handbook of Clinical Adult Psychology / Ed. by S.Lindsay &G.Powell.

London;

New York, 1995. P.573- 4. Contrada R.J, Levental H., O’Leary A. Personality and Health // Handbook of Personality: Theory and Research / Ed. by Pervin L.A. New York;

London: The Guilford Press, 1990. – Р. 638- II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ТИПА ЛИЧНОСТИ У ПАЦИЕНТОВ С ГЕПАТИТОМ С Андриянова Е.А., Миронова Н.И., Степанова Е.Н.

Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского, г. Саратов, Россия, МУЗ «Городская клиническая больница №2 им. В.И.Разумовского»

Уникальный код статьи: 52e27c86946da Нарастающий интерес к проблеме связи соматических и психологических процессов определил актуальность данного исследования [1].

Социально-психологический тип личности является важным фактором, влияющим на соматическое состояние человека. По определению В.М. Миниярова социально-психологический тип личности — это типический образ, отражающий особенности взаимоотношений человека с членами семьи, социальными группами и обществом в целом, определяющий особенности индивидуального поведения человека [2,3].

Индивиды с различным социально-психологическим типом личности отличаются друг от друга не только поведенческими особенностями, но степенью осознания своих отношений к разным сторонам действительности, глубиной и правильностью понимания причин сложившихся отношений [4].

Изучение социально-психологических особенностей данной категории пациентов имеет эвристическую значимость, так как позволяет выявить стили поведения больных в их повседневной жизни, особенности взаимоотношений в семье, c значимыми близкими в аспекте возможных рисков заражения, а также позволяет определить степень комплаентности данной категории пациентов.

Целью статьи является анализ социально-психологического типа личности в контексте изучения влияния индивидуальных социально-психологических характеристик на поведенческие особенности пациентов с вирусным гепатитом С.

Материалы и методы. В ходе исследования использовалась методика «Тест по определению социально-психологического типа личности» В.М. Миниярова для изучения характерологических свойств личности.

В исследовании приняли участие 100 пациентов с хроническим II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

гепатитом С (ХГС). Среди пациентов 48 женщин и 52 мужчины в возрасте от 20 до 56 лет с различным стажем заболевания (стаж заболевания колебался от 1 месяца до 15 лет).

В ходе обработки данных были получены следующие результаты:

гармоничный социально-психологический тип личности - 34 % пациентов;

сензитивный тип - 56%, интровертированный тип – 6%, тревожный тип – 2%, доминирующий тип – 1%, конформный – 1%.

В поведении и общении представители гармоничного типа личности проявляют следующие особенности: открытость, вежливость, требовательность к самому себе, уверенность в себе, ответственность, правдивость, доброжелательность, осознанная зависимость от других людей, адекватное отношение к своим возможностям, любовь как к физическому, так и к умственному труду.

Для сензитивного типа личности свойственна откровенность, правдивость, умеренная уверенность в себе, активность, глубокая увлеченность делом, доверчивость и человеколюбие в отношениях, заниженная самооценка, самокритичность.

Интровертированному типу личности свойственна внимательность и чуткость, неторопливость, сдержанность, стеснительность, осторожность, правдивость, вежливость, честность, заниженная самооценка, требовательность к себе, самокритичность, исполнительность, заботливость.

Тревожный тип проявляется в осторожности во взаимоотношениях с другими людьми, неуверенности в себе, отсутствии самокритичности, в добросовестности, подозрительности, в стремлении оказать помощь другим, замкнутости, иногда в грубости, вспыльчивости.

Доминирующему типу присущи вспыльчивость, завышенная самооценка, горделивость, высокомерие, завышенная оценка своих возможностей, требовательность к другим при отсутствии самокритичности, а также властолюбие.

Личности конформного социально-психологического типа характеризуются отсутствием адекватной самокритичности, нечестностью, хитростью, желанием понравиться окружающим, преувеличением собственных возможностей, хвастовством, отсутствием чуткости к людям, а также умением извлекать из всего личную выгоду.

Изучение взаимосвязи индивидуальных социально-психологических характеристик и особенностей поведения пациентов с вирусным гепатитом С позволяет обосновать выбор стратегий взаимодействия с данной категорией больных в процессе лечения.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

Литература 1. Шевченко В.В. Психосоматический статус больных вирусными гепатитами В и С на стационарном этапе лечения: дис. Канд. мед.

наук/ В.В. Шевченко.- М (Санкт-Петербург), 2008. - 192 с.

2. Минияров В.М., Щеколдина Н.В. Вторичное профессиональное самоопределение взрослых с различным характером: Учебное пособие.- Самара ООО «Издательство СНЦ», 2008. - 156 с.

3. Минияров В.М. Психология семейного воспитания (диагностико коррекционный аспект).- Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2000.- 256 с.

4. Бодалев А.А. Личность и общение. - М.: Международная педагогическая академия, 1995. - 328 с.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

СТАГНАЦИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ СТУДЕНТОВ ПОСЛЕДНЕЙ СТУПЕНИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ: ФОКУС НА ПСИХОЛОГИЮ РАЗВИТИЯ НОВАЦИЙ Апухтин А.Ф.

Волгоградский государственный медицинский университет, Россия Уникальный код статьи: 52daef30268ac Успешность развития здравоохранения, как и других социальных институтов, систем и практик, предполагает новации, успех которых в значительной мере определяет владение психологией создания и управления объектами авторского права [1]. Степень владения основами психологии создания и управления объектами авторского права существенна для гармоничного развития личности студентов и успеха воплощения профессиональных и общественных новаций. Цель исследования: оценка владения вопросами психологии создания и управления объектами авторского права студентами выпускного курса медицинского университета.

Материал и методы исследования. Проведено анонимное анкетирование 604 студентов 2009-2011гг выпуска 6 курса лечебного факультета медицинского университета. Для анкетирования были разработаны 15 вопросов. Вид опроса личный, респонденты отбирались в случайном порядке. В процессе статистического анализа данных с помощью программы “SPSS 11.0.1 for Windows” выполнена кодировка анкет для ввода данных в компьютер в формализованном виде.Закрытые вопросы, с несколькими ответами кодировались несколькими одновариантными переменными. Открытые вопросы, независимо от количества возможных вариантов ответа кодировались одной переменной. Максимальную статистическую ошибку для случайной выборки рассчитывали по формуле:=z±(p*q)/n,где z-статическая константа для соответствующего доверительного уровня;

p=q=50%-вероятность наступления/ненаступления исследуемого события (попадания/непопадания респондента в выборку);

Для случайных выборок данная вероятность принималась равной или 50%;

n-размер выборки (общее количество опрошенных). Показатель статистической ошибки при р=0,05 для случайной выборки из респондентов составил ± 3,99%.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

Полученные результаты и их обсуждение.

Проведённый анализ выявил 50,1% потребность студентов в дополнительном образовании по вопросам психологии создания и коммерциализации объектов интеллектуальной собственности (ИС).На самом деле более объективно отражает потребность в дополнительном образовании показатель 88% (84-92%,р=0,05), который получен суммированием 17% затруднившихся дать ответ и 70,9% не знающих раздела ГК РФ регламентирующего оборот ИС. Разница между 88% и 50% показывает, что 38% опрошенных студентов фактически не осознают недостаточный характер знаний психологии авторского права.

Данный вывод подтверждает анализ знаний студентами IV части ГК РФ в вопросе сроков охраны авторства. Лишь 17,8% (13,4-20,9%, р=0,05) правильно указали неограниченно бессрочный вид охраны авторства. Не знали срока 60,6% (55,7-65,5%,р=0,05) студентов, ограниченный срок охраны авторства указали 21,6% (18-26,3%,р=0,05). Всего (60,6+21,6) 82,2% студентов оказались некомпетентными в сроках охраны авторства.

Среди 34,4% студентов занятых в работе студенческого научного общества (СНО) 22,4% (18,41-26,39% р=0,05) правильно указали неограниченно бессрочный срок охраны авторства, ещё 56,8% (52,8-60,8%,р=0,05) студентов СНО затруднились дать ответ.

Ограниченный срок охраны авторства отметили 20,8% (16,8-24,8%,р=0,05). Среди 65,6% студентов не работающих в СНО правильно указали неограниченно бессрочный срок охраны авторства 22,0% (18,01-25,99% р=0,05), затруднились дать ответ 62,5% (58,51-66,49%,р=0,05). Всего 15,44% (11,45-19,43%, р=0,05) оказались правильно информированны в неограниченном сроке охраны авторства.

Установлена достоверно (р=0,05) более низкая заинтересованность в дополнительном образовании среди студентов не занятых в работе СНО (43,5-51,5%,р=0,05) в сравнении с работающими в СНО (52,9-60,9%, р=0,05). В статье 82 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», относящейся к медицинскому образованию отмечается, что профессиональные программы образования должны «обеспечивать постоянное повышение профессионального уровня и расширение квалификации». В трактовку «расширение квалификации» по № 273-ФЗ не включены вопросы разработок и внедрений врачебных новаций.

Интерес к вопросам психологии авторского права среди студентов последней ступени профессионального образования востребован, особенно среди работающих в СНО, и поэтому требует соответствующих решений.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

Выводы. Трех летнее исследование выпускников лечебного факультета медицинского университета обнаружило плохое владением студентами вопросами психологии авторского права.

88% студентов не знают раздела ГК РФ регламентирующего оборот интеллектуальной собственности. 82% студентов не ориентированы в сроках охраны авторского права. Чуть больше опрошенных студентов активно заинтересованы в получении дополнительного образования по вопросам авторского права.

Студенты не работающие в СНО, в сравнении со студентами занятыми в СНО, менее (р=0,05) мотивированы в дополнительном образовании по вопросам интеллектуальной собственности и авторского права.

Без формирования псилогически важных компетенций в вопросах авторского права у студентов выпускников ВУЗа успех реализации стратегии инновационного развития общественного здравоохранения сомнителен.

Литература 1. Апухтин А.Ф., Деларю В.В., Егоров В.Н., Прочная Е.Л. Мнение врачей о разработках и внедрениях отечественных инновационных технологий в здравоохранении. Журнал Социология медицины. 2010. 2(17).С.28-30.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

ВОЗМОЖНОСТИ ПСИХОМЕТРИЧЕСКИХ МЕТОДОВ В ИССЛЕДОВАНИИ ИНТЕРНЕТ-ЗАВИСИМОСТИ Ахмадеев Р.Р., Тимербулатов И.Ф., Юлдашев В.Л., Бакиров Л.И., Мусалимова Р.С.

ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный педагогический университет им. М.Акмуллы», ГБОУ ВПО «Башкирский государственный медицинский университет»

Минздрава РФ Уникальный код статьи: 52ea0531af95f Актуальность исследования процессов формирования, механизмов развития, особенностей проявления, воздействия на психическое и физическое здоровье, методов профилактики и коррекции различных форм компьютерной аддикции не вызывает сомнений. В изучении зависимого от компьютера поведения, как и поведенческих аддикций в целом, одним из основных инструментов являются психометрические методы. Как показывают обзор отечественных публикаций и анализ отдельных научных работ, психометрические методы исследования – тесты и опросники в исследовании нерационального использования персональных компьютеров (ПК) используются далеко не всегда корректно.

В доступном информационном пространстве можно найти различные по валидности, надежности, критериям нормы русскоязычные тестовые методики от простых до сложных многошкальных версий для оценки различных качественных и количественных характеристик Интернет-зависимости (например, тесты В.А.Лоскутовой [1], Л.Н.

Юрьевой и Т.Ю. Больбот [2];

С.А.Кулакова [3], Е.А. Щепилиной [4], А.Жичкиной [5] и др.).

Очевидно, что для решения проблем сохранения физического и психического здоровья пользователей компьютером изучение только характера и выраженности различных форм компьютерной зависимости (таких как компьютерный гемблинг, кибер-секс, социальные сети, компьютерный серфинг и т.д.) явно недостаточно. Учитывая сложность, динамичность, новизну, неясность нозологической принадлежности и других факторов, для изучения этого явления необходим мощный и в тоже время достаточно гибкий набор научных методов.

Как следует из базовых руководств по психометрике [6] и II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

аддиктологии [7], эффективным методом изучения компьютерной и Интернет-зависимости может быть «метод гибкой батареи». При этом в зависимости от конкретных исследовательских и клинических задач можно подобрать набор наиболее валидных, эффективных, надежных и признанных опросников и тестов.

Принимая во внимание основные особенности зависимого от компьютера поведения, в такую батарею, помимо методов оценки характера и степени выраженности аддикции, целесообразно включить тесты, оценивающие состояние физического и психического здоровья, психофизиологический статус пользователя ПК, особенности социально-психологической адаптации, качество жизни (например:

опросник ВОЗ-КЖ-100;

методику СПА;

опросник Мини-мульт;

различные версии опросника MMPI;

тест УНП;

шкалы ситуативной и личностной тревожности Спилбергера и др.). Примером такого подхода являются исследования группы В.Л. Малыгина [8,9,10].

Провести обзор этих методов здесь не представляется возможным, адресуем заинтересованного читателя к соответствующим изданиям, которые уже были приведены выше. В заключении напомним, что согласно канонам психометрии, любой тест или их набор являются лишь инструментом, и за успешность и последствия их использования ответственность несет исследователь.

Литература 1. Лоскутова В.А. Тест на Интернет-зависимость (полная версия теста).

Режим доступа: http://user.lvs.ru/vita/test/default_old.htm. 23.12.11г.

2. Юрьева Л.Н., Больбот Т.Ю. Компьютерная зависимость:

формирование, диагностика, коррекция и профилактика.

Днепропетровск: Пороги;

2006. – 196с.

3. Кулаков С.А. Практикум по клинической психологии и психотерапии подростков – СПб.: Речь, 2004. – 464с.

4. Опросник Е.А. Щепилиной «Восприятие Интернета» – Режим доступа http://psylist.net/praktikum/00121.htm. 15.01.12.

5. Жичкина, А. Шкала Интернет-зависимости А.Жичкиной – 2004. – Режим доступа http://flogiston.ru/articles/netpsy/addiction. 13.02.12.

6. Анастази А., Урбина С. Психологическое тестирование. 7-е изд. СПб.:

Питер;

2003. – 688с.

7. Крупицкий Е. М., Борцов А. В. Принципы доказательной медицины в аддиктологии / В кн.: Руководство по аддиктологии. Под ред. проф. В.

Д. Менделевича. СПб.: Речь, 2007. – С.140-146.

8. Малыгин В.Л., Цыгипко Б.Д., Искандирова А.С. и др. Нехимические II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

аддикции: патологический гемблинг. Интернет-зависимость.

Клиника и критерии диагностики. /Вопросы психического здоровья детей и подростков 2009. – №2. – С.24-42.

9. Малыгин В.Л, Искандирова А.С., Хомерики Н.С., Смирнова Е.А., Антоненко. А.А. Особенности личности подростков, склонных к Интернет-зависимому поведению. / Журнал неврологии и психиатрии. 2011. – №4. – С.105-108.

10. Малыгин В.Л., Феклисов К.А. Интернет-зависимое поведение:

критерии диагностики. 2011. – Режим доступа:

http://www.vsma.ac.ru/publ/vest/044/site/index23.html.13.02.12.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

ПРОБЛЕМНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КОМПЬЮТЕРА КАК ВАРИАНТ ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ И ОТКЛОНЕНИЯ ВЛЕЧЕНИЙ Ахмадеев Р.Р., Юлдашев В.Л., Тимербулатов И.Ф., Бакиров Л.И., Мусалимова Р.С.

ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный педагогический университет им. М.Акмуллы», ГБОУ ВПО «Башкирский государственный медицинский университет»

Минздрава РФ Уникальный код статьи: 52e9ff В соответствии с характером, масштабами и скоростью распространения компьютерных технологий во все сферы нашей жизни уместно говорить не просто о «воздействии компьютера на человека», а о смене исторической эпохи. Цифровые технологии радикально меняют не только образ жизни людей, характер его мышления, но и многие базовые человеческие качества и ценности, включая вмешательство в частную жизнь, изменение моральных, семейных и супружеских взаимоотношений, отношения к собственному физическому и психическому здоровью и т.д. Как отмечено Л.Н.Юрьевой и Т.Ю.

Больбот, «…В настоящее время мы переживаем … медиореволюцию исторического масштаба – компьютеризацию. Ее влияние на психические процессы и поведение человека уже не вызывает сомнений…» [1].

Отечественная и зарубежная литература по компьютерной аддикции однозначно указывает на то, что одной из наименее решенных и наиболее дискуссионных аспектов этой проблемы остается ее нозологическая принадлежность. С одной стороны, нет четких критериев для отнесения компьютерной или Интернет-аддикции к патологии, с другой – медико-социальная и психолого-педагогическая актуальность этого явления очевидны для всех. Авторы этой публикации придерживаются точки зрения, что компьютерные аддикции в своих выраженных проявлениях являются вариантом аддиктивного поведения и нарушения влечений.

В уже отмеченной выше работе Л.Н.Юрьевой и Т.Ю. Больбот [1] проведен очень интересный и полезный для понимания компьютерной аддикции краткий обзор о воздействии средств коммуникаций на психику и поведение человека. Одним из его важных положений, II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

основанных на исторических примерах, является то, что глобальная ориентация на зрительные образы способствует снижению грамотности и оживлению архаического и конкретно-образного мышления, в отличие от письменной речи, способствующей абстрактно-логическому мышлению. Потребление информации с помощью гаджетов, в которых находится минимальное количество предельно упрощенного текста и максимальное количество иллюстраций, стимулирующих базовые физиологические потребности (около 40% подростков являются постоянными посетителями порнографических сайтов), способствует росту деструктивных форм поведения.

В формировании аддикций весьма интересный подход связан с нейроэтологией. Ключевыми моментами этологических и нейробиологических механизмов формирования аддикций является всеобъемлющий характер зависимого поведения на ранних этапах онтогенеза человека от родителей, поскольку других возможностей для выживания попросту нет. Далее, ранняя и стойкая сепарация родителей и детей вызывает изменения в структурах мозга, ответственных за мотивационное поведение, возникновению новых систем привязанности.

Потеря и депривация родительского общения в сенситивные периоды роста и развития могут привести в дальнейшем к изменению порога психической зависимости и переключению на искаженные формы зависимости, в том числе и поведенческие – переедание, гиперопеку, гемблинг, сексуальную и виртуальную зависимость [2]. Для компьютерной аддикции это особенно актуально тем, что детям в качестве игрушек очень часто предлагаются различные гаджеты.

При рассмотрении поведения и мотивации нельзя обойти одну из наиболее продуктивных нейропсихологических концепций ХХ века – Джеймса Олдса, который показал, что для самостимуляции положительных зон мозга лабораторные животные с хронически вживленными электродами были готовы выдержать сильную боль, отказаться от пищи и спаривания [3]. Известные признаки Интернет-зависимости – хорошее самочувствие и эйфория за компьютером, угнетение и раздражение при ограничении пользования Интернетом, увеличение количества времени, проводимого в Интернете, пренебрежение семьей имеют четкую этологическую аналогию с рассмотренными выше лабораторными данными.

В завершении отметим, что наиболее значимым фактором в формировании зависимого поведения и отклонения влечений при компьютерных аддикциях мы полагаем неконтролируемую метаморфозу компьютера из средства в цель.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

Литература 1. Юрьева Л.Н., Больбот Т.Ю. Компьютерная зависимость:

формирование, диагностика, коррекция и профилактика.

Днепропетровск: Пороги;

2006. – 196с.

2. С а м о х в а л о в В. П., С а м о х в а л о в а О. Е. Э т о л о г и ч е с к и е и нейробиологические аспекты аддиктологии / В кн.: Руководство по аддиктологии. Под ред. проф. В.Д. Менделевича. – СПб.: Речь, 2007. – С.127-139.

3. Olds J. Self-stimulation of the brain. Science 127. 1958. – Р. 315-24.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

ВОЗРАСТ В РАЗВИТИИ ЛИЧНОСТИ Бельков С.А.

Уральский Федеральный университет Уникальный код статьи: 52f4c45c94ce Актуальность. Характер проведения психотерапевтической коррекции требует знания и учета характера основных психологических и возрастных кризисов, как неотъемлемой части процесса становления, развития и модификации личности.

Цель работы: Обзор основных (типовых) кризисов личности, применительно к процессу психотерапевтической коррекции.

Задачи:

1) Дать классификацию, возрастную периодизацию и краткую характеристику основных кризисных состояний;

2) Рассмотреть возможности учета кризисных состояний в психотерапевтической работе.

Материалы и методы.

В теориях развития личности выделяется несколько психосоциальных стадий:

1) Младенчество (базальное доверие - базальное недоверие);

2) Раннее детство (автономия – стыд сомнение);

3) Возраст игры (инициативность - вина);

4) Школьный возраст (трудолюбие - неполноценность);

5) Юность (эго-идентичность – ролевое смешение);

6) Ранняя зрелость (интимность - изоляция);

7) Средняя зрелость (продуктивность - инертность);

8) Поздняя зрелость (эго-интеграция - отчаяние).

При психокоррекции нас интересуют, как правило, люди взрослые или возраст юности, поэтому при психокоррекции могут учитываться только некоторые из этих стадий. Однако иногда при определении причин психологических проблем необходимо учесть и более ранние (детские) стадии. Большую роль играет также стили жизни, которые проявляются и в профессии, и в семейных отношениях, и в широком общении с окружающими.

Согласно Эриксону существующие стадии жизни универсальны для всего человечества. Причем каждая психосоциальная стадия сопровождается кризисом – поворотным моментом в жизни индивидуума, II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

который возникает как следствие достижения определенного уровня психологической зрелости и социальных требований, предъявляемых индивиду на данной стадии. Каждая из восьми фаз жизненного цикла (по Эриксону) характеризуется специфической именно для данной фазы эволюционной задачей – проблемой в социальном развитии, которая в свое время обязательно предъявляется человеку, но не обязательно находит свое разрешение. Характерные для индивида модели поведения обусловлены тем, каким образом в конце концов разрешается каждая из этих задач или как преодолевается кризис. Конфликты играют жизненно важную роль в теории Эриксона, потому что рост и расширение межличностных отношений связаны с растущей уязвимостью функций эго на каждой стадии. Каждый психосоциальный кризис содержит, таким образом, и позитивные и негативные компоненты.

До 18 лет одно из самых популярных противоречий – возможность ускорения развития путем присоединения к сильной личности. С другой стороны стоит вопрос: как удержаться в мире взрослых? Кризис личности в этот момент может еще отсутствовать, однако позднее он проявляется и чем больше была временная задержка, тем он больнее.

Внимание личности переключается на разработку внешних причин:

«Кто я? Где истина?» Этими обстоятельствами: стремление юности к авторитету и появление мировоззренческих проблем иногда могут воспользоваться не только родители, но и, например, представители религиозных конфессий, а также криминальные авторитеты.

В 20 лет часто полагают, что сделанный выбор – единственно правильный, что подкрепляется целым рядом иллюзий, верой в силу воли и еще относительно крепким здоровьем. При этом, малейший намек на схожесть образцов поведения с родительскими отвергается и вызывает недовольство. Внутренняя борьба юношеских противоречий:

«Как мне воплотить свои мечты? Какой путь выбрать? Кто мне может помочь? Как достичь цели?» немного затухает и наступает некоторая стабильность. Перед молодым человек встают трудные и большие задачи, которые он не всегда умеет эффективно решать, что повышает опасность срыва.

Приближение к 30-летию дает ощущение в себе новых жизненных сил и человек снова оказывается в ситуации выбора. Появляется стремление исправить сделанные ошибки и начать все сначала.

Появляются также новые кризисы, связанные с профессиональной деятельностью, материальным достатком, с поиском или появлением семьи.

Между 35-45 происходит утрата многих иллюзий, молодости, начало II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

постепенного угасания физических сил, изменение привычных жизненных полей. Любой из этих моментов может проявиться в форме кризиса. Это время больших возможностей и опасностей. Появляется возможность переосмысления ориентиров, по которым происходила оценка собственной личности в первой половине жизни и тот, кто воспользовался этой возможностью начинает заново искать истину и оправдание своей жизни. Для успешного преодоления этого кризиса необходимо повторно проанализировать свои цели и произвести внимательную переоценку своих ресурсов, оттолкнувшись от реалий сегодняшнего дня: «Почему я все это делаю? Во что я реально верю?».

Независимо от всей прежней жизни, в личности появляется нечто такое, что ранее подавлялось, а сейчас настойчиво рвется наружу. Как хорошие, так и плохие чувства заявляют о своем праве на существование.

Вступление на этот качающийся переходный мостик между первой и второй половинами жизни само по себе очень опасно. Это, как правило, путешествие в неопределенность, в которое некого с собой взять.

Необходимо преодолеть этот путь самостоятельно. Не нужно больше спрашивать чьего-либо разрешения, вся безопасность обеспечивается собственными поступками. Здесь личность напрямую сталкивается с особенностями своей натуры, осознание которых ранее было скрыто.

Старое я умирает и это часто приводит к печали, переход несет в себе немало темных сторон. Однако принимая наши подавленные и даже нежелательные качества, личность готовится к внутренней реинтеграции, которую может осуществить только данная личность и никто иной и которую невозможно обойти путем создания какой-то искусственной формы для потакания культурным традициям или друзьям.

Женщины замечают эти проблемы раньше, чем мужчины. Как правило уже в 35 лет время заставляет женщину провести детальное исследование всех направлений своей жизни. Она чувствует, что стоит перед новым выбором и выбор этот может оказаться ее последним шансом, отсюда желание просчитать все возможные варианты.

Мучительные раздумья «С чего начать подготовку к новому будущему?»

сменяются постепенно чувством осознанной свободы действия, убежденностью в том, что еще многое предстоит сделать. Мужчины также чувствуют, что время начинает их подгонять. Они начинают больше заботиться о своей карьере, рассматривая ее иногда как последний шанс вырваться вперед. Многим из них хочется руководить и добиться признания как в профессиональной, так и в семейной и общественной жизни.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

После 45 лет начинается постепенный переход к осмыслению пройденного пути и примирению с тем обстоятельством, что многие аспекты жизни уже нельзя или незачем менять. В развитой личности происходит большое смещение к мировоззренческим вопросам.

Выводы: При проведении психокоррекции важно определить как внешний (физический), так и внутренний возраст пациента, определить в какой психосоциальной стадии он объективно и субъективно пребывает, какие эволюционные задачи пытается решать, а также какие методы могут ему в этом помочь.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

СИСТЕМНЫЙ ПРОФИЛЬ ЛИЧНОСТИ Бельков С.А.

Уральский Федеральный университет Уникальный код статьи: 52f49ada6ec8b Гармоничная человеческая личность не сводится к набору выполняемых ею социальных ролей, а представляет собой некоторую целостную систему. Так культура конкретной личности может содержать в себе несколько относительно самостоятельных и в то же время взаимосвязанных аспектов (видов деятельности и культуры):

* мировоззренческий (философский и религиозный);

* экономический (проблема самообеспечения);

* общечеловеский (этический);

* нормативный (знание правил этикета);

* естественно-научный (знание теорий, методов и подходов);

* предметно-деятельностный (умение использовать ресурсы и ориентироваться в среде);

* художественный (различные виды искусства);

* спортивный (сохранение здоровья);

* и прочие виды культуры.

Это позволяет говорить о некотором системном (культурном) профиле личности. Так, например, традиционное разделение образования на техническое и гуманитарное становится достаточно условным, т.к. культурный профиль личности может включать в себя самые различные составляющие. Результатом же такого разделения становится то, что технологические открытия "гуманитария" или гуманитарный потенциал "технаря" оказываются выброшенными за пределы официальной культуры и переходят в область так называемой "субкультуры". В рамках культурного профиля личности такое разделение совсем необязательно, можно лишь говорить о преобладании в нем тех или иных аспектов. Например, западное определение научной степени, в котором на первом месте стоит понятие "доктор философии" (PhD) и лишь затем указывается в какой именно предметной области оно было получено, представляется более точным. То же можно сказать и про традиционные восточные определения "мудреца", "мастера" и "ученика". Поэтому, лучше говорить о гармоничном или негармоничном культурном профиле личности. Проблема уменьшения степени подобных II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

разделений должна быть учтена и в соответствующих образовательных структурах, включая вопросы, связанные с выдачей сертификатов и дипломов.

"Субкультура" - явление также неоднозначное. При определенных условиях (например, в тоталитарном обществе) она может играть и положительную роль. Например, увлечение молодежи неформальной музыкальной культурой имеет более глубокие причины, чем просто "отсутствие вкуса", и может служить удовлетворению целого ряда потребностей:

* психотерапевтических (рок-музыка как средство катарсиса для снятия эмоциональных напряжений или как своеобразная форма самостоятельного психоанализа);

* коммуникативных (большая степень откровенности и открытости);

* познавательных и мировоззренческих (одно из средств неформализованного постижения мира);

* и т.д.

Поэтому, интересен вопрос о представленности в личности официальных и неофициальных элементов культуры.

Культурный профиль личности может быть и многоуровневым. К более высокому уровню можно отнести, например, культуру самоорганизации и саморазвития.

Возможно интерес к работам Менегетти, Радшниша и Фромма обусловлен в первую очередь тем, что они не сводят человека к простому набору отдельных его частей, а ставят на первое место утверждение "человек есть нечто целостное". Именно целостное (системное) рассмотрение культурного и других аспектов личности представляет собой одну из важнейших задач современного человекознания.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

ПРОБЛЕМА УСПЕВАЕМОСТИ И ЭМОЦИОНАЛЬНОГО СТАТУСА МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ Бичерова Е.Н.

Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского Уникальный код статьи: 52d78c1e8938e Словарь психолога-практика определяет успеваемость, как степень усвоения знаний, умений, навыков, установленных учебной программой, с точки зрения их полноты, глубины, сознательности и прочности.

Находит свое внешнее выражение в оценочных баллах. Сравнительные данные отметок по отдельным предметам характеризуют успеваемость по каждому учебному предмету, по циклу предметов, по классам или школе в целом. Высокая успеваемость учащихся достигается системой дидактических методов, форм и средств, а также воспитательных мер [1, с. 197].

Изучая проблему школьной успеваемости, А.А. Бударный выделил три основных фактора успеваемости: требования к учащимся, вытекающие из целей школы;

психофизические возможности учащихся;

социальные условия их жизни, воспитания и обучения в школе и вне школы [2, с. 38]. Требования к учащимся составляют основу для разработки контрольных заданий и критериев оценок. Требования содержания образования могут быть выполнимыми, когда они не превышают физических и психических возможностей школьников и находятся в соответствии сословиями обучения и воспитания детей. В возможностях детей различают две тесно связанные друг с другом стороны – физические возможности и психические. При разработке требований к учащимся специалисты каждого учебного предмета ориентируются на некую норму возможностей детей того или иного школьного возраста. Невыполнение совокупности выше указанных требований, игнорирование факторов, способствующих успеваемости учащихся, приводят к неуспеваемости школьников. Формирование полноценной учебной деятельности у младших школьников, как отмечал Д.Б. Эльконин, может происходить лишь на основе определенного принципа развертывания материала, адекватного содержательному обобщению, который детерминируется теоретическими формами общественного сознания и требованиями духовного производства. В II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

настоящее время это осуществимо только в специально организуемых экспериментальных условиях [3, с. 10]. Неуспеваемость школьников закономерно связана с их индивидуальными особенностями и с теми условиями, в которых протекает их развитие [4, с.7]. Немаловажным в развитии личности ребенка младшего школьного возраста является эмоциональный статус. Л.И. Божович писала, что поступление в школу меняет эмоциональную сферу ребенка в связи с расширением содержания деятельности и увеличением количества эмоциогенных объектов. Раздражители, которые вызывали эмоциональные реакции у дошкольников, у школьников младших классов уже не действуют. Хотя младший школьник бурно реагирует на задевающие его события, у него появляется способность подавлять волевым усилием нежелательные эмоциональные реакции [5,с. 38]. Вследствие этого, пишет Т.М. Якобсон, наблюдается отрыв экспрессии от переживаемой эмоции как в ту, так и в другую сторону: он может как не обнаруживать имеющуюся эмоцию, так и изображать эмоцию, которую он не переживает [6, с. 27]. Школьники младших классов, как показано О.Е.Смирновой, легче понимают эмоции, возникающие в знакомых им жизненных ситуациях, но затрудняются облечь эмоциональные переживания в слова. Лучше различаются положительные эмоции, чем отрицательные. О.Е.Смирнова пишет, что в отличие от дошкольников, которые предпочитают воспринимать только веселые и радостные картины, у младших школьников возникает способность к сопереживанию при восприятии тягостных сцен и драматических конфликтов [7, с. 319]. И.Ю. Кулагина полагает, что по сравнению с дошкольниками у младших школьников возрастает частота «воображаемых» или прогнозируемых переживаний разных угрожающих ситуаций. Формирование такого рода страхов происходит на фоне развития операций прогнозирования на основе хранящихся в памяти ребенка представлений о событиях прошлого опыта. Наличие воображаемых страхов является важным регулятором поведения детей, облегчающим их приспособление к новым сферам жизни [8, с. 28].

Младшие школьники, указывает В.Г. Асеев, выполняют ряд ответственных школьных обязанностей, которые оцениваются учителем, коллективом класса, родителями. Все это рождает у ребенка определенные чувства: радость, удовлетворение, огорчение, недовольство собой, переживание. Неудачи могут порождать чувство раздражения по отношению к окружающим, недоброжелательность и т.

д. Нужно помочь ребенку, чтобы неудачи не носили длительный характер. Временные неудачи приводят обычно к возникновению острого желания занять в классе и дома достойное место, вызывают II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

стремление учиться лучше, чтобы добиться успеха [9, с. 18]. Таким образом, с поступлением в школу резко меняется эмоциональная сфера ребенка. Проявляется чувствительность к страхам, возникает стыд за плохие отметки в школе, развиваются положительные эмоции (радость) в игре, в общении со сверстниками, формируется интерес в процессе изучения предметов. Меняется уклад жизни ребёнка, изменяются его отношения с взрослыми и сверстниками, в нём укрепляется сознание нового положения школьника. Как видим из теоретического анализа, развитие личности младшего школьника проходит как в совокупности со школьной успеваемостью, поскольку благодаря успешности в ведущем виде деятельности, ученик впитывает в себя знания интеллектуальные и нравственные, так и в зависимости от уровня развития эмоциональной сферы. В подтверждение вышеизложенных тезисов, нами было проведено эмпирическое исследование, направленное на изучение успеваемости младших школьников в связи с их эмоциональным статусом. В исследовании приняло участие 40 детей младшего школьного возраста: 18 девочек, 22 мальчика, учащиеся 2-х классов г.

Брянска. Анализ успеваемости проводился с учетом итоговых отметок учащихся, выставленных в классном журнале за первую и вторую учебные четверти по основным учебным дисциплинам: математике, русскому языку, литературе, ознакомлению с окружающим. Затем выводилась средняя оценка успеваемости. Эмоциональный статус ребенка изучался с помощью методики исследования эмоционального состояния через изменение сдвига чувствительности по трем основным цветам (Э.Т. Дорофеева) и методики исследования состояния тревожности детей младшего школьного возраста в привычных для них жизненных ситуациях (Р. Тэммл, М. Дорки, В. Амен). Анализируя особенности эмоционального состояния школьников с различной успеваемостью, можно увидеть следующее. В подгруппе высоко успевающих младших школьников в большинстве случаев фиксируется устойчивость эмоциональных состояний (83%). При средних показателях успеваемости 33% школьников отличается устойчивостью эмоциональных состояний, а у 67% эмоциональные состояния достаточно лабильны: часто наблюдается быстрая смена нейтральных состояний на позитивные, а позитивные состояния могут резко измениться на негативные. Практически такая же картина характерна для школьников с низким уровнем успеваемости: устойчивость эмоциональных состояний свойственна лишь 30% этих детей, а у 70% школьников эмоциональные состояния отличаются высокой лабильностью, неустойчивостью. Как видим, высоко успевающие II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

младшие школьники отличаются работоспособностью, довольно высокой эмоциональной зрелостью и самоконтролем, постоянством интересов, слабой выраженностью нервного утомления, они могут хорошо контролировать свои эмоции и поведение, доводить всякое дело до конца.

Учащиеся со средними и низкими показателями успеваемости чаще характеризуются лабильностью эмоциональных состояний, низкой толерантностью по отношению к фрустрации, им свойственна подверженность чувствам, переменчивость интересов, склонность к лабильности настроения, повышенная утомляемость. Часто у них наблюдается недисциплинированность, внутренняя конфликтность представлений о себе (ученик не обеспокоен выполнением социальных требований). Итак, высоко успевающие младшие школьники в своем большинстве демонстрируют позитивные эмоциональные состояния:

удовлетворение, удовольствие, интерес. Неуспевающие учащиеся чаще демонстрируют негативные эмоциональные состояния: печаль, тоскливость, напряженность растерянность, беспокойство. Ученики со средними показателями успеваемости часто демонстрируют как негативные, так и нейтральные эмоциональные состояния (они отличаются еще и высокой лабильностью): активность, повышенное внимание, напряженность, неудовлетворенность, психологический дискомфорт. И, наконец, анализ показателей личностной тревожности у школьников с разной успеваемостью показывает следующее. Более чем у половины высоко успевающих учеников (58%) наблюдается низкая личностная тревожность, средние показатели тревожности выявлены у 25% данных школьников, и лишь 17% высоко успевающих учащихся имеют повышенную личностную тревожность. Более половины младших школьников со средними показателями успеваемости (56%) имеют среднюю личностную тревожность, у 33% данных детей выявлены высокие показатели тревожности, и только у 11% учеников данной подгруппы считаются низкотревожными детьми. У 60% неуспевающих младших школьников выявлена высокая личностная тревожность, средний уровень тревожности свойственен 40% данных детей, низких показателей тревожности среди неуспевающих школьников не выявлено.

Исследование статистической достоверности связи успеваемости младших школьников с их эмоциональными состояниями и уровнем тревожности по коэффициенту ранговой корреляции Спирмена показало, что показатели успеваемости школьников значимо коррелируют с показателями устойчивости-лабильности эмоциональных состояний, испытываемых младшими школьниками (r=0,340).

Следовательно, чем выше успеваемость учащихся, тем больше II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

свойственна устойчивость эмоциональных состояний. Показатели доминирующего эмоционального состояния также значимо коррелируют с уровнем успеваемости младших школьников (r=0,574). Поэтому, чем выше успеваемость учащихся, тем более благоприятные эмоциональные состояния они демонстрируют.

Показатели успеваемости школьников значимо коррелируют с индексом тревожности (r=-0,617). Данное значение имеет отрицательный знак, следовательно, связь между исследуемыми показателями - обратная. Т.е., чем выше успеваемость учащихся, тем ниже уровень личностной тревожности. Таким образом, была обнаружена статистически достоверная связь между успеваемостью младших школьников и их эмоциональным статусом.

Литература 1. Словарь психолога-практика. Сост. В.М. Астапова. – СПб.: Питер, 2001.

2. Бударный А.А. Преодолевать неуспеваемость // Народное образование, №10. http //www.aaa.kz/200208_08.htm 3. Эльконин Д.Б. Психология обучения младшего школьника // flogiston.ru/library/ D.B.Elkonin _pers.

4. Менчинская Н.А., Колмыкова З.И. Проблемы преодоления отставания в учении // Психологический журнал. – 2002, том 23. – №6. – с. 5. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. – М., 1968.

6. Якобсон Т.М. Эмоциональная жизнь школьника. – М.: Педагогика, 1996.

7. Межличностные отношения ребенка от рождения до семи лет. / Под ред. О.Е.Смирновой. – М.-Воронеж, 2001.

8. Кулагина И.Ю. Возрастная психология: Учебное пособие. – М., 1996.

9. Асеев В. Г. Мотивация поведения и формирования личности. – М., 1996.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МЕТОДИКИ ИЗУЧЕНИЯ ОТЦОВСТВА CAREGIVING AND BREADWINNING REFLECTED APPRAISAL INVENTORY (CBIRAI) НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ Борисенко Ю.В., Бондарчук Е.П.

Кемеровский государственный университет Уникальный код статьи: 52eb7efa3f3db В современных российских условиях эмпирическое исследование отцовства или его составляющих представляет определенную трудность в силу того, что существует очень ограниченный круг опросников, изучающих отцовство и материнства. В основном, это методики, разработанные для изучения материнства или родительских установок [1]. При этом, методик, созданных специально для исследования родительства, учитывающих специфику и отличие отцовских практик и функций от материнских не представлено. Это обусловливает необходимость разработки такого диагностического инструментария в нашей стране. Однако, зарубежные исследователи имеют целый блок опросников, специально разработанных для изучения родительства (например, CBIRAI;

или Father Attitudes Scale (FAS)) [2].

Среди методик, широко применяемых в США, одной из наиболее интересных с точки зрения исследования родительства является методика Caregiving and Breadwinning Reflected Appraisal Inventory (CBIRAI) созданная в 2001 году коллективом авторов во главе с Джозефом Плеком (Joseph Pleck) [2]. Нами была предпринята попытка адаптации и использования данной методики на русском языке.

Опросник родительской идентичности имеет шесть шкал, описывающих родительство и построен на основе концептуальной теории родительской идентичности J.H. Pleck’а. В современной науке при изучении родительства, как личностного феномена, влияния родительства на развитие личности самого родителя и родительской идентичности авторы чаще всего оперируют понятиями концепции гендерных ролей. При этом считается, что традиционно мужская гендерная родительская роль предполагает финансовое обеспечение семьи и ребенка, а женская – уход и заботу. Распределение этих функций, однако, варьирует в современной семье. Соответственно, определение для себя приоритета какой-то из ролей (или паритета обеих), а также согласованность принятия определенных ролей между II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

супругами может качественно описать родительскую идентичность личности. Авторы опросника полагают, что родительская идентичность партнеров-родителей тесно взаимосвязана между собой. То есть, родительство во многом обусловлено супружескими отношениями.

Теоретическое обоснование данного постулата дается в терминах системной семейной терапии. При создании опросника J. Pleck и соавторы опирались на идею о том, что собственная родительская идентичность может быть определена только в тесной взаимосвязи с оценкой своего партнера как родителя и с представлением об оценке себя как родителя в глазах супруга. При этом они полагают, что это одинаково значимо, как для мужчин, так и для женщин. То есть отцовская идентичность тесно связана с оценкой своей жены как матери и с теми ожиданиями, которые она имеет по отношению к отцовскому поведению мужа. С другой стороны, авторы полагают, что и материнская идентичность тесно связана с тем, как женщина оценивает своего супруга, как отца. При этом, чем меньше он принимает участия в жизни детей, тем большая ролевая нагрузка ложится на женщину, особенно, в финансовом плане. Материнская идентичность также связана и с ожиданиями мужчины относительно материнского поведения супруги:


вопросов возможности выбора и приоритета карьеры жены или воспитания детей. Таким образом, изучив все эти взаимовлияния, можно определить особенности родительской идентичности личности, прогнозировать развитее конфликтов и проблем в этой сфере, определить возможности роста и развития личности родителя. Подобная «зеркальность» отражена во второй, третьей, пятой и шестой шкалах опросника.

Адаптированный вариант опросника (ОРИ) прошел концептуальную валидизацию, опубликован ранее и доступен в пособии [1], использован нами в нескольких исследованиях, посвященных проблемам родительства.

Валидность адаптированной версии опросника оценивались в исследовании по апробации адаптированной на русский язык формы, которое проходило в 2012-2013 гг. в Кемеровской области. В обследовании приняли участие в общей сложности 893 человека ( мужчины, 456 женщины), из них 158 супружеских пар. Все испытуемые имеют детей. Средний возраст мужчин 31,9 лет. Женщин – 30,7 лет.

Полученные нами характеристики адаптированной методики ОРИ и сравнение их с американскими нормами говорят о ее достаточной достоверности и надежности.

Данная методика позволяет проводить исследования по психологии II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

родительства и сравнивать отечественные данные с зарубежными результатами. Опросник может быть подвергнут ручной или компьютерной обработке. Каждая шкала может быть использована, обработана и проанализирована отдельно. Наибольшее применение могут иметь 1 и 3 шкалы, описывающие родительскую идентичность в двух гендерных полярностях. Однако, для комплексного исследования семейных отношений, особенностей супружеской и детско-родительской диад необходимо использовать и анализировать все шесть шкал методики.

Литература 1. Морозова И.С., Психология семейных отношений: учебное пособие [Текст] Борисенко Ю.В. К.Н.Белогай //- Кемерово, 2012. – 424 с.

2. Maurer, T.W. Parental identity and reflected appraisals: Measurement and gender dynamics. [Text] / T.W. Maurer, J.H. Pleck, & T.R. Rane // Journal of Marriage and the Family, 2001. – №63. – p. 309-321.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

ОСНОВНЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ НАРУШЕНИЯ И ИХ КОРРЕКЦИЯ У КЛИЕНТОВ С ПОСЛЕДСТВИЯМИ ИНСУЛЬТОВ Бронников В.А., Русских О.А., Чупина А.В.

КГАУ «Центр комплексной реабилитации инвалидов» г. Пермь Уникальный код статьи: 52fb3d3e8a6e Инсульт занимает третье место среди болезней, создающих угрозу жизни взрослого населения планеты.

Пациенты с повреждением головного мозга особенно нуждаются в психологической помощи, так как психологические нарушения у них нередко становятся главной причиной медико-психологической и социальной дезадаптации. Занятия с психологом помогают пациентам изменить отношение к болезни и перейти от пассивного ожидания к активному участию в лечении. Когнитивная, эмоциональная и поведенческая сферы жизнедеятельности человека неразрывно взаимосвязаны, и при поражении головного мозга страдают совместно.

Вследствие чего максимальный реабилитационный эффект достигается благодаря комплексному психологическому подходу к пациенту.

Комплексный подход включает в себя как работу, направленную на преодоление когнитивного дефицита, так и работу с возникающими эмоционально-личностными проблемами.

Цель исследования: определение психологических нарушений и эффективности психологической коррекции, в работе с пациентами, имеющими с последствиями ОНМК.

В исследовании приняли участие 85 пациентов обоего пола с последствиями ОНМК, в возрасте 35-60 лет.

Изучение психологических особенностей постинсультных больных проводилось при помощи следующих методик: для экспресс оценки состояния когнитивных функций использовался тест мини – ментал Mini-mental state examination по M. Folstein, J. de Pualo и соавт., 1980;

D.

Wade, 1992. Для изучения эмоционально-волевой сферы пациентов применялись методика оценки ситуативной и личностной тревожности Спилбергера – Ханина, оценка восстановления Локуса Контроля (D.

Wade, 1992), методика оценки эмоционального фона, методика для диагностики депрессивных состояний Зунга.

По результатам первичной диагностики получены результаты:

Когнитивные нарушения характерны для 30%, основные II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

составляющие когнитивного дефицита: мнестические нарушения, нарушения внимания, функций счета, речи.

В эмоционально-волевой сфере повышенная ситуативная тревожность характерна для 23%, личностная тревожность диагностируется у 69%, депрессия выявлена у 7% клиентов. У 20% пациентов снижена активация, интерес снижен у 12%, снижение эмоционального тонуса характерно для 15% клиентов, психологический дискомфорт испытывают 25%, находящихся на реабилитации. Также, используя, методы статистического анализа были выявлены связи между данными показателями.

Интеллектуальные показатели имеют прямые связи с показателями локус-контроля (r=0,33;

р=0,002), что говорит о том, что чем выражение у клиента когнитивный дефицит, тем менее он способен брать на себя ответственность за свое состояние, он не отслеживает динамики в своем состоянии, предпочитает зависеть от других.

Психическая активация (обратная шкала оценки выраженности признака) имеет прямые связи с показателями ситуативной тревоги(r=0,30 р=0,005), депрессии (r=0,30;

р=0,005), и показателями эмоционального тонуса (r=0,35;

р=0,001), это говорит о том, что чем ниже у клиента активация, тем ниже будут интерес, эмоциональный тонус, психологическая комфортность, пациенты склонны воспринимать большой круг ситуаций как угрожающие, испытывают беспокойство, нервозность, подавленность.

Интерес имеет прямую связь с эмоциональным тонусом (r=0,36;

р=0), и обратную связь с показателями контроля (r= -0,26;

р=0,015), чем выше у пациента показатели интереса (обратная шкала), тем меньше пациент способен контролировать свое самочувствие и проявляет большую пассивность в реабилитационном процессе.

Напряжение находится в обратной связи со способностью человека к контролю за своим самочувствием (r=-0,31;

р=0,004), повышенное напряжение также ведет к понижению психической активации и комфортности клиентов.

Ситуативная тревожность имеет прямые связи с психической активацией (r=0,30;

р=0,005) и эмоциональным тонусом(r=0,42;

р=0), данные связи характерны и для показателей личностной тревожности, учитывая наличие обратных шкал в методике оценки эмоционального тонуса, следует, что чем большее беспокойство испытывает клиент, тем меньшую активность он будет проявлять.

Депрессия имеет прямые связи с психической активацией (r=0,30;

р=0,005), эмоциональным тонусом (r=0,27;

р=0,012) (обратные шкалы), II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

ситуативной (r=0,53;

р=0) и личностной тревожностью (r=0,43;

р=0).

Чем больше клиент подвержен депрессивным мыслям, тем он будет менее активным, и тем больше будут у него проявления необоснованной тревоги.

Было проведено сравнение выраженности психологических нарушений у пациентов, посещавших центр реабилитации до 2010 года и с 2010 по 2013 годы. По данным статистического анализа выявлено значимое различие по тесту MMSE (t=-2,14;

р=0,03), которое показало, что в последние два года пациенты, находящиеся на курсе комплексной реабилитации имеют более выраженные когнитивные нарушения, за счет снижения внимания, мнестических нарушений, нарушений ориентации и речи.

Полученные данные говорят о необходимости проведения коррекционных мероприятий, как в когнитивной, так и в эмоционально-волевой сфере.

Реабилитация пациентов велась по двум направлениям: первое преодоление когнитивного дефицита;

второе - работа с эмоционально-личностной сферой. В зависимости от дефекта и запроса пациента, коррекция была направлена на такие функции, как память, речь, зрительный и зрительно-пространственный гнозис, функции программирования, регуляции и контроля психической деятельности.

В результате диагностики были выявлены такие эмоциональные нарушения как, тревога и депрессия, снижение настроения и его неустойчивость. Следовательно, работа с эмоционально-личностной сферой имела своей целью эмоциональную адаптацию пациента к ситуации болезни, стабилизацию эмоционального фона.

Для коррекции эмоционально-волевой сферы были применены методы арт-терапии, психологические тренинги, направленные на повышение уверенность в себе, повышение мотивации, профилактику стрессовых расстройств, обучение пациентов способам саморегуляции.

При коррекции нарушений психоэмоционального состояния активное место занимал метод биологически обратной связи (БОС).

В результате психологической реабилитации снижение личностной тревожности и ситуативной тревожности (до показателей нормы) произошло у 24% и 13% клиентов соответственно. Для 9% клиентов характерно улучшение интеллектуально-мнестической деятельности. На момент повторной диагностики депрессия диагностировалась у 7% клиентов, снижение активации у 8%, снижен интерес 7%, эмоциональный тонус остался сниженным у 3%, данные психологической комфортности нормализовались у всех клиентов.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

Выявлены статистически значимые различия в показателях психической активации (t=2,70;

р= 0), эмоционального тонуса (t=3,95;

р=0), психологической комфортности (t=2,30;

р= 0,02), ситуативной (t=3,0;

р=0) и личностной (t=3,67;

р=0) тревожности и локус-контроля (t= -2,74;

р=0). Следовательно, в результате психологической реабилитации у пациентов снизились показатели тревоги, выросла активация, улучшился эмоциональный тонус, пациенты стали осмысление относиться к своему самочувствию, отслеживать изменения в физическом и психическом самочувствии, прилагать больше усилий для возможного восстановления.

Таким образом, психологическая реабилитация является необходимым звеном процесса комплексной реабилитации.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

СКАЗКОТЕРАПИЯ КАК МЕТОД ПСИХОКОРРЕКЦИИ СОЦИАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ДЕТЕЙ С ОСОБЫМИ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫМИ ПОТРЕБНОСТЯМИ (ДЕТИ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ ЗДОРОВЬЯ) Ведерникова Ю.В.

ТГПУ, МАДОУ ЦРР Д/С Уникальный код статьи: 52fc7e3e8bf Дети с ограниченными возможностями здоровья (далее дети с ОВЗ) – это дети, которые имеют временные или постоянные отклонения в физическом и (или) психическом развитии и нуждаются в создании специальных условий обучения и воспитания. Дети, которые имеют отклонения от условной возрастной нормы физического и психического здоровья, в первую очередь, нуждаются в помощи по социализации и адаптации к окружающему миру. Один из методов, способствующий успешной адаптации, развитию, коррекции, а так же личностному росту детей с ОВЗ в социуме, является сказкотерапия.

Любая сказка – это история, которая содержит в себе жизненный опыт разных народов, передающийся из поколения в поколение. Люди использовали сказки с давних времен как воспитательное средство. Они передавали и закрепляли нравственные ценности, правила поведения.

Занимательные приключения героев сказок, образность языка делают интересной, безопасной и приемлемой даже самую суровую мораль.

Дети, имеющие серьезные проблемы и нарушения в развитии, наиболее легко воспринимают сказку. Именно поэтому сказка призвана помочь ребёнку понять «законы» окружающей действительности.

Осознавать себя и исследовать устройство окружающего мира ребёнку с ОВЗ проще через сказку. Наблюдая за судьбами главных героев, проживая сказочные ситуации, воспринимая язык сказочных образов, ребенок складывает, как мозаику, собственную картинку мира.

На ее основании, он будет воспринимать различные ситуации, и действовать определенным образом. Сказка – это самый короткий путь, ведущий к внутреннему миру ребенка. А сказкотерапия – это метод, позволяющий использовать сказочную форму и занавесу волшебства для интеграции личности ребёнка, развития творческих способностей, развития адаптативных навыков, совершенствования способов взаимодействия с окружающим миром, а также обучения, диагностики и II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

коррекции.

Сказка всегда наполнена удивительными образами, тайной и волшебством. Благодаря этому, включая во взаимодействие со сверстниками и взрослым ребёнка с ОВЗ, сказка позволяет педагогу создавать сказочную атмосферу, наполняя ее разнообразными «волшебными» психологическими приемами. Сказка помогает создать такие условия для психологической и педагогической работы, которые помогут проявиться задаткам и способностям ребёнка, помогая ему преодолевать то, что тормозит его развитие. Сказкотерапия имеет не только терапевтическую направленность, её так же можно использовать с целью психодиагностики и психокоррекции.

Психодиагностика с помощью «сказочных» приемов подразумевает проективную диагностику, позволяющую описать как целостную картину личности, так и отдельные скрытые и потенциальные проблемы. Если ребёнок каждый раз просит прочитать одну и ту же сказку, это говорит о том, что именно эта сказка наиболее соответствует мировосприятию ребенка в данный момент и помогает ему понять важные для него вещи, «прожить» различные модели поведения. Если ребенок идентифицирует себя с каким-либо героем, можно судить о том, что именно через него в данный момент ребенок познает систему отношений в окружающем мире. Взрослому важно понять, каким видит ребёнок этого героя, почему его привлекает именно этот персонаж, какие черты характера и формы поведения ребёнок воспринимает, как образец для своего поведения.

Для детей с ОВЗ самым проблемным аспектом социализации является взаимодействие с окружающим миром. Коррекционная сказкотерапия подразумевает систематическое усиление потенциальных возможностей и творческих способностей ребёнка, за счет которого происходит преодоление проблемных ситуаций, путём «расширения спектра альтернативных реакций». Его суть заключается в следующем:

чем больше у ребёнка арсенал возможных реакций и моделей поведения, тем лучше он адаптирован к условиям окружающего мира. Ребёнку в сказочной форме предлагается множество моделей поведения в различных ситуациях и предоставляется возможность проиграть, «прожить» как можно больше таких моделей. Таким образом, использование сказки позволяет расширить спектр моделей поведения и служит подсказкой для альтернативного решения сложных ситуаций, ненавязчиво указывает на модели успешного поведения и реагирования, изменяя отношение к ситуации.

Искать подходящую сказку не обязательно в специальной литературе.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

Психокоррекционную сказку может сочинить сам психолог, педагог или родители. Главное, чтобы в сказке была отражена конкретная проблема ребёнка, затрагивающая поведенческий аспект: эмоциональные затруднения, трудности во взаимоотношениях, тревоги, обиды, страхи и пр.

Главный персонаж психокоррекционной сказки должен быть близок к ребёнку по полу, возрасту, характеру, интересам и поведению. В зависимости от того, какие образы лучше воспринимает ребёнок, герой может быть как человеком (мальчик, девочка, принцесса, воин и пр.), так и животным, растением и т.д. Взрослый, описывает в сказке жизнь героя, метафорически передавая реальную трудную ситуацию, в которой оказался ребёнок: структуру его взаимоотношений с окружающими, определённые черты характер, интересы, эмоциональные состояния, желания. То есть, герой сказки оказывается в ситуации, похожей на реальную проблему ребёнка. Необходимо четко описать мысли и чувства, которые овладевают героем, тем самым вербализируя эмоциональное состояние ребёнка. В поиске способа выхода из проблемной ситуации главному герою сказки могут помогать другие сказочные существа.

Так же в психокоррекционных сказках можно «зашифровать»

различные модели успешного разрешения проблемной ситуации. Важно, чтобы прослеживалась психологическая «мораль» или «жизненный урок», извлеченный героем из своих приключений, а так же все изменения, произошедшие в поведении героя (его реакции, удачный способ решения проблемы, изменение отношения к ситуации, получение новых знаний, позволяющих ему быть более успешным и т.д.).

Важно, чтобы ребёнок почувствовал и проговорил не сюжетную линию сказки, а ее скрытые смыслы: что происходит, почему это происходит, зачем это нужно, есть ли в нашей жизни ситуации аналогичные сказочным. Обсуждения сказок помогут ребёнку учиться думать, разбираться в скрытых механизмах происходящего, абстрагироваться от поверхностных смыслов и событий. Так же ребёнок имеет возможность высказаться и быть услышанным, научиться выстраивать свою линию поведения в социуме, аргументировано отстаивать свое мнение и без ущерба для себя принимать мнение других.

В первую очередь, это имеет большое значение для успешной социализации детей с ОВЗ.

Однако взрослому необходимо быть терпеливым, так как эффект от воздействия сказки может проявиться не сразу, а через некоторое время.

Чаще всего, смысл сказки понятен ребёнку сразу, однако ребёнок с ОВЗ может осознать связь истории, описанной в сказке, и своего поведения II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

или ситуации через какой-то срок, в этом случае происходит «отсроченный эффект». Важно четко знать, что воздействие с помощью сказки является глубинным и удивительно стойким, так как оно затрагивает поведенческие пласты психики и ее ценностную структуру.

Благодаря своей образности, сказки легко запоминаются детьми с ОВЗ и после окончания психологического воздействия продолжают «жить» в повседневной жизни ребёнка, помогая ему разбираться в ситуациях, принимать решения и успешно социализироваться в окружающем мире.

Литература 1. Зинкевич-Евстигнеева Т.Д. Путь к волшебству. Теория и практика сказкотерапии — СПб.: "Златоуст", 1998. — 352 с.

II - Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Февраль, 2014.

РОЛЬ ЭМОЦИЙ В ОБЩЕНИИ ПОДРОСТКОВ Воронкова Г.

ВГУ Уникальный код статьи: 5303ea4b6a7e Проблема общения относится к числу важнейших для подростка и старшеклассника сфер жизнедеятельности. Все психологи едины в признании значения общения в формировании личности в подростковом возрасте. Эти периоды весьма существенны для формирования основных структурных компонентов личности. Актуальность изучения особенностей общения подростков резко возрастает на данном этапе развития общества, когда идет резкая смена социальных отношений, характера личностных взаимодействий, моральных норм, ценностей и т.д.

Подростковый возраст – один из самых сложных в жизни человека. В это время человек начинает переход к самостоятельной жизни. Перед ним встает масса взрослых проблем, об образовании, специальности.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.