авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ



Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Департамент по делам молодёжи Самарской области

Самарский государственный университет

Центр Практической Психологии

ПРОБЛЕМЫ ПРОФИЛАКТИКИ НЕГАТИВНЫХ

ЗАВИСИМОСТЕЙ

СРЕДИ МОЛОДЕЖИ

СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ КОНФЕРЕНЦИИ

1 февраля 2001года

Самара

Издательство "Самарский университет"

2001

УДК 159

ББК 74.9

Проблемы профилактики негативных зависимостей среди молодёжи: Сборник материалов конференции. Самара: Изд-во “Самарский университет”, 2001. 128 с.

ISBN 5-86465-143-5 В сборнике опубликованы тезисы областной научно-практической конференции “Проблемы профилактики негативных зависимостей среди молодёжи”, которая была организована и проведена Департаментом по делам молодёжи Самарской области, совместно с Самарским государственным университетом и Центром практической психологии.

В сборнике даны научные и практические материалы, статистические данные, комплексные программы и новые методики по профилактики наркомании.

Сборник предназначен для руководителей и специалистов системы народного образования, правоохранительных органов, медицинских наркологических диспансеров, ВУЗов медицинского, педагогического и юридического профиля, практических врачей, психологов, студентов, родителей и всех заинтересованных проблемой наркомании.

УДК ББК 74. Редакционная коллегия: канд. психол. наук

К.С. Лисецкий канд. психол. наук С.В. Березин асс. каф. психологии Н.Ю. Самыкина Рецензент докт. психол. наук, чл.–корр. РАО А.В. Петровский ISBN 5-86465-143-5 © Авторы, © Издательство “Самарский университет”, СОЖЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ Фурсов О.Б. Основные направления молодежной политики в сфере профилактики негативных зависимостей в Самарской области. Лисецкий К.С. Современные подходы к пониманию негативных зависимостей в молодежной среде. Корякин С.А. Анализ современных подходов к профилактике употребления наркотиков, и решение основных проблем профилактики. Березин С.В. К вопросу о сущности психической зависимости при наркомании. Березовский А.Э. Некоторые социально-психологические особенности аддиктивного поведения. Денисова О.И. Анализ содержания сайтов, посвященных профилактике наркомании. Левин С.

С. К постановке проблемы Интернет-зависимости. Лисецкий К.С., Токарева Г.В. Модель локального реабилитационного центра для наркозависимых. Березин С.В. Согласование родительских позиций как условие первичной профилактики наркомании в семье. Исаев Д.С. Социально – психологическая помощь в кризисных состояниях как профилактика негативных зависимостей. Серебрякова М.Е. Предпосылки подростковой наркозависимости. Усатова Н.А. Социально-психологическая помощь ВИЧ инфицированным. Волчкова А.А., Литягина Е.В. Организация профилактики наркомании в образовательных учреждениях города Самары. Коронцевич О.А., Макаров А.В. Модель первичной профилактики подростковой и юношеской наркомании. Самыкина Н.Ю. Психологическое сопровождение программ работы с детьми и молодежью по профилактике девиантного поведения в летний период. Евдокимова Ю.Б. Особенности психопрофилактической работы с наркозависимыми подростками, воспитывающимися вне семьи. ЗИНЧЕНКО О.П. Мотивация подростков на совместную коррекционную работу С ПСИХОЛОГОМ. Выволокина Н.В. Условия проведения личностно ориентированной профилактики. Куликова Е.Н. Информация из опыта работы по профилактике наркомании в молодежной среде по Исаклинскому району. Копылова Л.Д. О реализации Нефтегорской районной целевой комплексной программы “Профилактика и реабилитация подростков и семей по проблеме алкоголизма и наркомании”. Жаворонкина О.С. Профилактика наркомании и СПИДа, реализация программы “Свежий ветер” в учебных заведениях города Отрадного. Бондаренко Н.О. Общий обзор детского общественного движения Самарской области. Ромшина И.В. Информация отдела по делам молодежи Ставропольского района по формированию здорового образа жизни в 2000 году. Информация о деятельности муниципального территориального центра коррекционного образования, социальной помощи семье, детям и молодежи г. Сызрани. ВВЕДЕНИЕ Все специалисты, работающие с молодежью, столкнулись сейчас с рядом проблем. Это связано в основном с тем, что подростки и молодежь, т.е. те, с кем работаем мы с вами, испытывают трудности в установлении контактов с миром взрослых людей. С одной стороны, это и вина взрослых: они слишком увлечены зарабатыванием денег и делением сфер влияния, они слишком много уделяют внимания собственным болезням, забывая порой о проблемах собственных детей или, наоборот, решая их очень активно, не давая ребенку свободы в своих проявлениях. Все это ставит перед нами задачи, решать которые необходимо в работе с молодежью.

Одной из самых актуальных задач в работе с молодежью становится сейчас работа по профилактике различного рода зависимостей. На первом месте, конечно, остается наркомания и идущий с ней рядом СПИД, масштабы распространения которых уже давно признаны катастрофическими. Сотни молодых людей из тех, с кем нам приходится работать ежедневно, умирают либо от передозировки, либо от СПИДа.

Во-вторых, алкоголизм все еще остается проблемой, не смотря на то, что алкоголь уже “вплетен” в традиции и является скорее “частью культуры”, нежели веществом, приносящим вред. И то, что сейчас учащиеся 5 классов свободно приобретают пиво или коктейли, должно стать для нас “сигналом”, заставляющим пересмотреть формы, методы работы с молодежью по профилактике алкоголизма.

В-третьих, существует еще одна проблема, которая, однако, пока не распространена как наркотик, но является не менее опасной в виду своей “прогрессивности” и “безвредности”. Я имею в виду Интернет и компьютерные игры, точнее, излишнюю увлеченность ими детей и молодежи, что начинает переходить в зависимость. Например, в Москве создан компьютерный клуб, где дети, играя в стратегические “стрелялки” в сети зарабатывают на этом деньги. С одной стороны, это хорошо и наверняка устраивает родителей, потому что ребенок занимается любимым делом, развивается, общается с единомышленниками, да еще и зарабатывает за это деньги. С другой стороны, дети замыкаются в “виртуальном” мире, “живут” там, называют себя именами героев из компьютерных игр или часами пропадают в чатах, проводя там значительную часть своего времени, компенсируя недостаток реального, живого общения. И противоречие заключается в том, увлечение Интернетом и компьютерными играми поддерживается родителями, учителями и другими взрослыми.

Стоит уделить внимание и такой проблеме как появление и развитие неформальных движений, группировок, носящих не всегда адаптирующий характер. Дети попадают под влияние “авторитетов”, “Учителей”, “лидеров”, принося в жертву собственную свободу, а затем и свободу своих друзей, родителей. Нам известны случаи принесения в дар неформальным группировкам квартир, машин, другой собственности.

Кроме того, многие молодые люди, имеющие свое дело, зарабатывающие деньги, не находят иного способа применения им как проигрывать их в казино. И это тоже становится проблемой, поскольку постепенно азарт переходит в зависимость от “желания выиграть или отыграться” разрушая не только личность игрока, но и его жизнь.

Наряду с “очевидными” зависимостями типа наркомании, алкоголизма, интернет-зависимости, сектантства, есть также то, что не заметно на первый взгляд. Например, трудоголия. Есть молодые люди, которые уделяют работе или учебе много времени, не позволяя себе отдыхать, доводя себя до состояния нервного и физического истощения.

Другая проблема – это воины, вернувшиеся из горячих точек. Многие из них в первые полгода или год испытывают непреодолимое желание вернуться назад, чтобы там “быть нужным”, “отомстить” и т.д.

В любом случае в основе всех этих проблем лежат одни и те же причины: у молодежи не сформировано умения преодолевать сложные ситуации, владеть своими эмоциями, конструктивно решать проблемы, взаимодействовать со взрослыми, сотрудничать и находить компромисс.

Как найти “золотую середину” в общении с молодежью, когда стоит жестко вести себя с ними, а когда уступить, как достичь хотя бы частичного взаимопонимания и взаимодействия между старшим и младшим поколением, что делать, чтобы молодые люди не стали жертвами вредных привычек, амбиций, необдуманных поступков и т.д. Именно такие вопросы нам и стоит решать каждый день в нашей работе.

Основные направления молодежной политики в сфере профилактики негативных зависимостей в Самарской области Фурсов О.Б. – руководитель Департамента по делам молодежи Самарской области Проблема наркомании среди молодежи уже много лет является актуальной для нашей страны. В последнее время наметились малоутешительные тенденции перетекания проблем алкоголизма в проблемы наркотизации не только среди взрослых, но среди молодежи, и даже школьников. В середине 80-х годов в СССР насчитывалось 46 тысяч наркоманов. Сегодня на основе анализа следственной практики и результатов социологических исследований специалисты по незаконному обороту наркотиков делают вывод о наличии 3 миллионов россиян, употребляющих наркотики. По другим данным, общее число наркоманов в России в настоящее время приближается к миллиону.

В переходный период развития российского общества молодое поколение находится в очень сложной социально – психологической ситуации. В значительной мере разрушены прежние, устаревшие стереотипы поведения, нормативные и ценностные ориентации. Выработка новых происходит медленно и хаотично. Молодые люди утрачивают ощущение смысла происходящего и не имеют определенных жизненных навыков, которые позволили бы сохранить свою индивидуальность и сформировать здоровый и эффективный жизненный стиль. Молодежь и особенно подростки, находясь под воздействием хронических, непрерывно возрастающих интенсивных стрессовых ситуаций, не готовы к их преодолению и страдают от их последствий. Это побуждает искать средства, помогающие уходить от тягостных переживаний, и здесь на первое место вышла наркотизация подростков, а также различные виды других негативных зависимостей.

С другой стороны, отсутствие необходимых знаний, навыков и современных социально-адаптивных стратегий поведения у взрослой части населения – родителей, педагогов – не позволяет им оказывать необходимое воспитательное воздействие, психологическую и социальную поддержку. Подростки и молодежь в целом оказались одиноки и психологически беспомощны в связи с утраченными связями со старшим поколением. Профессиональные группы лиц, работающие с ними, также нуждаются в выработке совершенно нового подхода к взаимодействию со своими подопечными. Для того, чтобы обучить их новым формам поведения, сформировать стрессоустойчивую и наркоустойчивую личность, способную самостоятельно, эффективно и ответственно строить свою жизнь, требуется, во-первых, самим обладать необходимыми для этого качествами, а во-вторых, обладать знаниями, умениями и навыками обучения способности конструктивно решать жизненные задачи, формировать ценности здоровой личности.

За счет стремительного роста числа молодых людей, употребляющих наркотики, они превратились из обособленной группы потребителей в мощное субкультурное течение, способное существенно влиять на мировоззренческие позиции и ценностные ориентации уже нескольких поколений молодежи. Развитие ситуации по указанному пути сделало крайне затруднительным влияние на нее традиционными мерами.

Молодежная субкультура и ее взрослое окружение оказались принципиально по-разному сориентированы в отношении злоупотребления наркотиками. На фоне того, что употребление наркотиков и других психоактивных веществ стало у молодых социально приемлемым, все традиционные меры профилактического, разъяснительного и репрессивного характера, направленные “извне”, не достигают цели. Профилактическая работа будет эффективна только в том случае, если не ставить во главу угла необходимость изменения системы ценностей молодежной культуры в сторону неприятия употребления наркотиков и других психоактивных веществ, как способа жизни.

Столь масштабная задача может быть решена лишь путем объединения всего общества для выработки системы мер, позволяющих переориентировать молодых людей на принципиально иные способы преодоления трудностей и приобретения истинно позитивного жизненного опыта.

Реальные надежды общества могут быть связаны, прежде всего, с профилактикой наркотической и других видов негативной зависимости.

Самарская область как одна из крупнейших областей России не является исключением из правил: ситуация по распространению наркомании в нашем регионе близка к катастрофической. Проблема наркомании усугубляется также и ростом ВИЧ – инфицированных и больных СПИДом: 45 детей родилось от ВИЧ-инфицированных матерей, умерло от СПИДа как от заболевания 3 человека.

Поскольку наиболее подверженными и наименее защищенными от наркомании являются подростки и молодежь, то разработка концепции и программы профилактики наркомании и других видов зависимости становится одной из важнейших задач Департамента по делам молодежи.

Молодежная политика Самарской области в сфере профилактики наркомании строится на следующих принципах:

1. Во-первых, мы считаем, что наркомания – лишь частный случай проявления уязвимости молодежи и предлагаем понимать необходимость профилактики не только наркомании, но и других видов зависимости: алкоголизма, зависимости от компьютерных игр, Интернета, деструктивных культов и т.д. Эта конференция “Профилактика негативных зависимостей в молодежной среде” научно подтвердила необходимость такого “широкого” понимания проблемы. От наркомании нельзя избавиться, заменяя один объект зависимости другим, а именно на этом принципе, к сожалению, до недавнего времени строилась профилактика.

2. Во-вторых, мы понимаем, что причина распространения зависимости кроется в конфликте поколений: идеологические установки, принципы, бывшие актуальными 10 лет назад, становятся для нынешней молодежи “неправильными”, “странными” и даже “нелепыми”. В связи с этим мы, разрабатывая целевую программу по работе с молодежью, стараемся найти “точки соприкосновения” старой и новой идеологии, старого и нового поколения.

3. В-третьих, мы осознаем важность преемственности в профилактической работе с молодежью, поэтому при составлении программы учитываем необходимость сотрудничества с Департаментом здравоохранения, образования, социальной защиты и других комитетов, заинтересованных в решении этой проблемы.

Основные направления работы Департамента по делам молодежи в сфере профилактики негативных зависимостей:

1.

Работа с детьми и молодежью.

2. Работа с родителями, учителями, работниками комитетов и отделов по делам молодежи субъектов Самарской области.

3. Работа с руководителями комитетов и отделов по делам молодежи субъектов Самарской области.

За последний год в целях профилактики негативных зависимостей нами были проведены и готовятся к проведению следующие мероприятия.

1. В Самарской области готовится законопроект “О квотировании рабочих мест для граждан, особо нуждающихся в социальной защите и испытывающих трудности в поиске работы”, в котором предусмотрено квотирование рабочих мест для лиц, прошедших реабилитацию от наркологической зависимости. В рабочую группу по подготовке закона входит представитель департамента по делам молодежи Самарской области.

2. Организация летних лагерей для подростков, в том числе и для трудных, стала одним из приоритетных направлений деятельности комитета по делам молодежи Администрации Самарской области. Во время летних школьных каникул в 1999 году в городах Кинель, Тольятти, Новокуйбышевск, Похвистнево, Отрадный, в Исаклинском и Волжском районах области работали профильные смены для подростков с девиантным поведением, в которых отдохнули 396 подростков. В программу лагеря входили занятия военной подготовкой, туризмом, спортом, проводились беседы о вреде наркомании, курения, алкоголизма, демонстрировались видеофильмы. Летом 2000г. в подобных лагерях отдохнуло более 350 подростков.

3. Проведены социологические исследования (мониторинг) среди молодежи Самарской области по проблемам наркомании. Исследования опубликованы в научно-информационном бюллетене “Молодежь Самарской области в 1998-1999 гг.”, который был издан в октябре 2000 г.

4. Областной конкурс профилактических программ и социально значимой деятельности по профилактике вредных привычек среди детей и подростков проходил в Самарской области с января по май 2000 года.

Целями этого конкурса: были создание комплексной модели профилактики, обеспечивающей непрерывность обучения и воспитания без вредных привычек в образовательных учреждениях области, формирование у молодежи творческой, активной социальной позиции через пропаганду здорового образа жизни. На конкурс было представлено 63 работы. 23 мая 2000 г. в Центре социализации молодежи состоялось награждение победителей и призеров. Лучшие работы были опубликованы и рекомендованы для внедрения в образовательных учреждениях и социальных молодежных службах области.

5. Сотрудники Центра юридической помощи молодежи в 1999 году раз выезжали в трудовые и оздоровительные лагеря: “Салют-2”, “Восток”, “Заря”, “Прогресс”, “Тимуровец”, им. Ляпидевского, где были проведены правовые викторины, лекции и консультации. Ежемесячно специалистами Центра проводятся лекции в учебных заведениях по вопросам ответственности за употребление и распространение наркотических и психотропных веществ. В 1999 г. было проведено 436 лекций-бесед, их прослушало более 11 тысяч человек, было проведено 36 правовых игр, в которых приняло участие и присутствовало 3212 человек. При участии юристов Центра были подготовлены и выпущены в эфир 3 радиопередачи на тему “Ответственность за наркотики”. Кроме того, сотрудниками Центра был подготовлен и издан тиражом 1000 экз. буклет “Наркотики и ответственность” в рамках серии “Закон и ты”.

В 2000 г. юристами Центра по запросам учебных заведений Самары было проведено 464 лекции-беседы по правовой тематике, из них 19 - на тему “Ответственность за действия, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ”. На них присутствовало около 600 человек. Было проведено 20 правовых викторин по теме “Наркотики и ответственность”, в которых приняли участие около подростков. Юристы Центра по запросам педагогических коллективов учебных заведений проводили беседы по правовым аспектам профилактики правонарушений среди несовершеннолетних. Всего в мероприятиях Центра юридической помощи молодежи в 2000г.

участвовали около 13,5 тысяч человек.

В г. Тольятти работают телефоны доверия НП “Альфа-ритм” и Благотворительного фонда социально-психологической поддержки “Круг” для оказания круглосуточной экстренной психологической помощи детям, подросткам и молодежи. Правовыми Центрами и пунктами поддержки молодежи при муниципальных, подведомственных городскому комитету по делам молодежи мэрии г. Тольятти, за 1999-2000 гг. получили бесплатные консультации около 4 000 человек.

В 2000 г. был открыт пункт правовой помощи молодежи в г.

Жигулевске.

Большую работу по правовому просвещению подростков и организации их досуга проводят Молодежные центры – подведомственные организации органов по делам молодежи. Так юристами Молодежного центра Советского района в 2000 г. было проведено 213 бесед, с общим охватом 3590 человек, проведено 375 индивидуальных консультаций;

.проводилось анкетирование учащихся учебных заведений.

Результаты анализа учитывались при консультировании преподавательского состава. На базе муниципального центра “Диалог” летом 2000-г. был организован лагерь дневного пребывания для подростков. В муниципальном центре “Юность” г. Похвистнево 2 раза в месяц проводятся встречи с юристами, психологами, представителями правоохранительных органов.

6. Уже стало традицией в рамках Дня молодежи проводить акции “Самая здоровая тусовка”, которая проходит одновременно в 2-х точках области: на четвертой очереди Набережной (около Ладьи) в Самаре и на площади ДК “Синтезкаучук” в Тольятти. В 1999 году в акции приняло участие более 5000 человек. Программа этого мероприятия включала в себя:: выступление творческих коллективов Самары и Тольятти, лотерея, спортивные мероприятия. В 2000 году акция началась 25 июня в г.

Тольятти. Были проведены спортивные соревнования и концертные программы во всех районах города. Акция продолжилась 30 июня в Самаре. Праздник начался с шествия по Волжскому проспекту от бассейна СКА до Ладьи, где состоялся концерт и дискотека. Праздник проходил под девизом “За здоровый образ жизни!”. Подобные мероприятия состоялись во многих городах и районах области.

7. При Центре социализации молодежи (ул. Куйбышева, 131) создано молодежное объединение “Свежий ветер”, которое занимается подготовкой волонтеров, работающих по программам профилактики наркомании. Ребята занимаются с медиками, психологами, милицией, учатся работать с группами наркозависимых ребят по принципу “Подросток – подростку”. С 20. по 27 августа 1999 г. на базе оздоровительного лагеря им. Циолковского работала профильная смена для актива старшеклассников по программе профилактики вредных привычек “Свежий ветер”, в которой приняли участие 70 подростков.

В 2000 г. состоялись выезды волонтеров объединения “Свежий ветер” в Клявлинский, Сергиевский, Хворостянский, Приволжский районы для работы со старшеклассниками.

8. Ежегодно 26 июня отмечается международным сообществом как день борьбы с наркоманией. В этот день во многих городах и районах области под лозунгом “Наркотикам – нет!” проходят различные молодежные акции: спортивные мероприятия под девизом “Спорт за здоровый образ жизни”, выступление концертных агитбригад в рамках программы “Спасибо, нет!”. В 1999 г. в Центральном районе г. Тольятти состоялись митинг, шествие и турнир по мини-футболу под девизом “Студенты КВН за здоровый образ жизни”, в г. Октябрьск состоялась встреча молодежи с американскими специалистами на тему “Здоровый образ жизни – важнейший фактор выживания человечества”. А комитеты по делам молодежи Исаклинского, Камышлинского районов и г.

Похвистнево нашли новую форму работы. Они провели молодежный марафон “Молодежь портив наркотиков”, который начался 4 июня на городской площади в с. Исаклы, через 2 недели эстафету принял Камышлинский район, а 26 июня акция продолжилась в г. Похвистнево. В рамках акции проходили спортивные мероприятия (борьба, эстафета 4 х 100 м, соревнования по легкой и тяжелой атлетике), выступления творческих коллективов, конкурсы плакатов и рисунков на асфальте на антинаркотическую тему, дискотека “Скажи: “Нет!”. Всего в акции приняло участие более 3000 человек. В августе 1999 г. в парке им.

Горького в Самаре проведена акция “Молодежь против наркотиков!” с привлечением “звезд” студенческой эстрады, ди-джеев Москвы, Самары и Тольятти под девизом “Упрись, но не колись!”.

В 2000 году во всех городах и районах области прошли акции "Молодежь против наркотиков". Например, в рамках акции в Октябрьске прошел месячник "За здоровый образ жизни", в программе которого были:

выставка творческих работ, фотографий в городском краеведческом музее по профилактике наркомании "Знать, чтобы не оступиться", городской туристический слет "Красота и грация - здоровая нация", концерт-марафон "Молодежь против наркотиков". В Кошкинском районе прошел конкурс рисунка и плаката в лагере дневного пребывания, в Пестравском районе состоялся выпускной бал "Молодая Россия говорит наркотикам нет", в Сергиевском районе в рамках акции "Молодежь против наркотиков" состоялось выступление группы роллеров, танцевальной группы рэперов, выставка-продажа художественно-декоративных изделий, вечер закончился дискотекой.

5 февраля 2000 года в Центре творческой молодежи при Самарском государственном педагогическом университете прошел областной фестиваль-семинар “Дискомарафон – 2000” под девизом: “Музыка – жизнь, наркотики – не музыка”. Фестиваль проводился в рамках программы по борьбе и профилактике наркомании. В фестивале приняли участие 20 лучших ди-джеев области.

9. С 20 по 22 апреля 2000г. состоялся областной обучающий семинар “Моделирование системы первичной профилактики молодежной и юношеской наркомании” для руководителей органов по делам молодежи администраций городов и районов Самарской области.

В марте 2000г. тиражом 1000 комплектов (8 листовок в комплекте) выпущены рекламные листовки “Фу, какая гадость эти наркотики”, рассчитанные на подростков 12-16 лет. Они были использованы при проведении областных акций “Самая здоровая тусовка”, празднования Дня молодежи в городах и районах области, при проведении финала областной игры “Орленок”, профильных смен для подростков с девиантным поведением.

В ноябре – декабре 2000г. департамент по делам молодежи Самарской области провел конкурс на обобщение и изучение сценариев аудио визуальных программ по профилактике злоупотребления психоактивными веществами. На конкурс принимались сценарии видео- и радио-роликов социальной рекламы, пропагандирующих здоровый образ жизни, рассказывающих о последствиях употребления психоактивных веществ.

От Главного управления внутренних дел Самарской области поступила заявка на создание цикла аудио- и видеороликов под общей задачей: познакомить зрителей с рядом статей уголовного кодекса РФ, входящих в главу “Преступления против здоровья населения и общественной нравственности” и цикла, задача которого состоит в информировании аудитории о действиях в различных ситуациях, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Член Союза журналистов России Л.В. Шидловская представила на конкурс 7 сюжетов для роликов социальной рекламы и заявку на создание 10-минутного фильма на антинаркотическую тему.

Для анализа представленных материалов был создан Экспертный совет, в состав которого вошли врачи-наркологи, психологи, социологи и представители заинтересованных организаций.

По рекомендации Экспертного совета конкурса было выделено 20 рублей на создание аудиороликов социальной рекламы ГУВД Самарской области;

20 000 рублей - на создание видеоролика социальной рекламы (Л.В. Шидловская), 400 000 рублей - на информационное обеспечение программы по профилактике наркомании, которая включает в себя изготовление 3 игровых видеороликов социальной рекламы, создание интернет-сайта, работу пресс-группы, изготовление информационных материалов о борьбе наркомафии в Самарской области и о подростках, погибших от наркотиков.

Следует отметить, что в некоторых городах и районах области разработаны и действуют свои антинаркотические программы (г. Сызрань, Шенталинский, Кинель-Черкасский, Безенчукский, Исаклинский, Пестравский, Алексеевский районы), а при Главе администрации Советского района Самары создан и работает координационный совет по профилактике наркомании и безнадзорности. Силами органов по делам молодежи были подготовлены и проведены конференции, семинары и “круглые столы” по проблемам наркомании в г. Сызрань, Шенталинском, Сызранском, Красноармейском, Красноярском, Больше-Глушицком и др.

районах области.

Наряду со ставшими традиционными мероприятиями, такими как конкурс рисунка и плаката “Нет наркотикам” (г.г. Сызрань, Кинель, Отрадный, Самара, Больше-Черниговский, Ставропольский, Шигонский, Нефтегорский районы), спортивные соревнования под девизом “Спорт за здоровый образ жизни” (Шенталинский, Алексеевский и др. районы), выступление антибригад с программой “Умей сказать: “Нет!” (г.г. Кинель, Октябрьск, Безенчукский и Исаклинский районы), внедрялись новые формы работы по данной проблеме. Например, в Ставропольском районе была проведена игра “Стратинейджер” под лозунгом “В ХХ1 век без наркотиков”;

в Шигонском районе проведен тематический КВН по проблемам наркомании, в котором приняли участие 7 школ района;

в г.

Отрадном были проведены викторина “Научимся жить”, дискомарафон “За здоровый образ жизни”, в котором приняло участие 300 подростков, работал кинолекторий по профилактике наркомании для старшеклассников, его посетило 450 человек, проведена обучающая игра “Право и наркология” в учебных заведениях города;

в Молодежном центре Советского района Самары работал дискуссионный клуб “Мои проблемы”.

Особо можно отметить, что во многих районах области уже не первый год работает программа “Свежий ветер” по подготовке волонтеров. Так волонтеры Сызранского медицинского колледжа принимали участие в автопробеге “Молодежь за здоровый образ жизни” по загородным лагерям и микрорайонам города (9 лагерей, 9 КТОСов, охват 5059 человек).

Программа внедрена и успешно работает в городах Самара, Похвистнево, Отрадном, Тольятти, Больше-Черниговском и других районах области.

В последнее время все больше внимания уделяется проведению социологических исследований по проблемам подростковой наркомании.

Такие исследования были проведены в городах Самара, Сызрань, Октябрьск. Анкетирование и тестирование по данной проблеме проводилось в г. Похвистнево.

Во всех городах и районах области по данной теме с лекциями выступали врачи-наркологи, психологи, проводили консультации юристы.

Врачами-психотерапевтами проводились групповые тренинги с подростками девиантного поведения в городах Самара, Похвистнево, Сызрань, Тольятти, Нефтегорском р-не.

Подводя итог, нужно подчеркнуть: любое мероприятие, которые мы реализуем своими силами и при сотрудничестве с другими Комитетами, Администрациями, учебными заведениями, так или иначе решают задачу профилактики негативных зависимостей, актуальную в наше время.

Современные подходы к пониманию негативных зависимостей в молодежной среде Лисецкий К.С. – кандидат психологических наук, декан психологического факультета СамГУ, действительный член Международной Педагогической Академии, Председатель Общественного Совета при главе города Самары по профилактике наркомании и других видов негативной зависимости Я весьма признателен Департаменту по делам молодежи Самарской области и лично его руководителю Олегу Борисовичу Фурсову за такой “расширительный”, синтетический, нетривиальный подход к теме этой конференции. В нашей области в последнее время прошло несколько конференций по проблеме наркомании, которые представляли собой стандартный набор докладов и выступлений одних и тех же людей. В конце марта этого года планируется еще одна конференция по наркомании, насколько мне известно, даже с привлечением депутатов различных уровней. К сожалению, содержание докладов на таких конференциях напоминает либо рекламную кампанию наиболее нерезультативных программ (поскольку им отчитываться нечем), либо стандартные политические лозунги некоторых депутатов, высказанные без необходимого представления о предмете, но с придыханием и риторическими призывами: “Кто, если не мы?”, “Нужно объединяться!

Запишите номер моего пейджера” и т. д.

На сегодняшней конференции проблема поставлена по- новому и по умному, надеюсь, это вынудит выступающих говорить в соответствии с предложенным Департаментом по делам молодежи подходом.

Что такое негативная зависимость? Откуда берется? Можно ли от нее освободиться? Если можно, то как? Кто профессионально не только должен, но и сможет заниматься профилактикой этого явления?

На мой взгляд, изучение вопроса нужно начинать с понимания того, почему человек нарушает запреты. Что толкает его на преодоление ограничений?

Начинать нужно с рассмотрения противоречия в психике людей, которое в отношении наркомании выглядит следующим образом: все или почти все не против того, чтобы попробовать наркотики, но становится наркоманом НИКТО не собирается. Это вопрос сродни вопросу о том, почему Адам и Ева ослушались Бога и вкусили запретный плод. Так ради чего сегодня “Адам и Ева” не станут нарушать запреты родителей и учителей, священников и милиционеров.

Психологические основы профилактической программы наркотической контаминации могут быть использованы и в профилактике других зависимостей. Если сегодня не развернуть соответствующих программ в школах и центрах по профилактике интернет-зависимости, то через 2-3 года нас “накроет” волна, не менее разрушительная, чем наркотики. Сеть Интернет распространяется со скоростью геометрической прогрессии. Его достоинства очевидны всем. Если учесть, что употребление наркотиков уголовно наказуемо, а распространение в сети Интернет поддерживается государством, новое противоречие “змеи, проглатывающей свой хвост”, может осуществиться “по самые уши”.

Понятно, что одними специалистами вопрос не решить, нужны эффективные программы. “Предмет-навигации” не менее увлекательны и интересны, чем Интернет-навигации. О некоторых из них я хочу упомянуть. “Как рождаются реальные вещи”, “из чего состоит реальный мир” – такого рода программы компенсируют “виртуализованность” образа мира современного подростка. Сегодня такие программы мы готовы внедрять в школах города.

Естественно, что социально-психологическое развитие личности расширяет ее возможности, однако не будем забывать, что все имеет свою противоположность: вместе с компьютеризацией пришли компьютерные вирусы, точно так же вместе с демократизацией появились социальные вирусы и если не создавать антивирусных программ, вирусы “сожрут” всю информацию – читай – Жизнь.

Если мы сегодня осознаем и хотя бы частично проясним этот вопрос, можно будет наметить научно-обоснованные ориентиры разработки молодежных программ нашей области в сфере предупреждения негативных зависимостей.

К негативным зависимостям, зависимостям, содержащим угрозу личности или окружающим, мы предлагаем сегодня отнести:

- наркозависимость;

- интернет-зависимость;

- игромания (гемблинг);

- зависимость от деструктивных культов;

- посттравматические расстройства участников военных действий.

Наверное, есть еще негативные зависимости, но мы взяли аспекты социально-активных явлений, тех, что могут стать предметом для совершенствования молодежиной политики Самарской области.

Вопрос о том, как предотвратить возникновение зависимости, к которой молодой человек еще не приобщен, как “застраховать” от попадания в ту или иную зависимость – это, на наш взгляд, вопрос эффективного воспитания и общественного доверия. Выбор жизненного пути молодого человека сегодня сопряжен с необходимостью прохождения “минного поля” социальных напряжений, преодолеть которое в одиночку невозможно. Сам по себе запрет на удовлетворение любопытства в условиях изобилия противоречивой информации (например, о наркотиках) – от восторженной до сугубо отрицательной, как показывает жизнь, не может служить залогом спасения молодежи и, уж тем более, успеха в решении данного вопроса.

На наш взгляд, создание системы личностно ориентированных воздействий на объект профилактики и организация активного (субъектного) участия в этом процессе самого объекта и есть психологический аспект в решении проблем профилактики негативных зависимостей.

Создание такого рода системы возможно лишь при ясном понимании самого феномена негативной зависимости, алгоритма (генеза) ее возникновения, условий ее формирования, структуры потребностей и интересов современной молодежи, форм и методов предупреждения зависимости и главное - субъекта профилактики. Учитель, который сам не обучен, приносит больше вреда чем пользы. Те, кто в большинстве своем, занимаются решением данной проблемы сегодня, судя по результатам их работы, катастрофически некомпетентны. Это касается учреждений образования, системы центров “Семья” и сотрудников органов здравоохранения. Их отчеты, как ни странно, переполнены победными достижениями… Возможно, поэтому в Самарской области так быстро ухудшается эпидемиологическая ситуация с ВИЧ-инфекцией. Возможно, поэтому сегодняшней наркологии не удается лечение наркоманов, тогда как нам известно множество людей ранее наркозависимых, уже длительное время не употребляющих наркотики и при этом вообще не прибегающих к помощи нарколога. Сегодня наблюдается рост и распространение дорогостоящих и результативных программ и учреждений, претендующих на освобождение от психологической наркозависимости. К сожалению, все они ориентированы на количественные показатели: сколько пролечили, сколько провели консультаций, при полном сокрытии качественной информации – сколько же из прошедших рекламируемую программу выздоровело. Эта тенденция очень опасна и губительна для молодых людей, движимых любопытством все в жизни попробовать, и последствия такого лечения разорительны для их родителей. Так, день пребывания в такого рода центре стоит от 1000 рублей и более… И результатом пребывания там является разочарование, потеря веры в себя, углубление болезни, разорение семьи. Есть о чем задуматься всем, кто имеет отношение к данной проблеме.

Появление психолога в сфере борьбы с зависимостью также весьма противоречиво. Выученных знаний по психологии недостаточно для выполнения столь сложной работы. В результате поверхностной психологизации мы наблюдаем ухудшение положения, разочарование в возможностях психологии. Так, в структуре центров “Семья”, судя по выступлениям Е.Тонкопеевой - зам. директора областного центра, во многих рабочих центрах идет интенсивная работа как с наркозависимыми, так и с их родными. Однако докладчик умолчал, что работа ведется по программе “12 шагов”, к которой центры “Семья” не имеют никакого отношения, кроме предоставления территории. Я за программу “12 шагов”, но против, когда ее выдают за свою работу люди, в обязанность которых входят другие функции. Увы, но это факт.

Если говорить о других видах зависимости - интернет, гемблинг, деструктивных культах, то здесь психолог в том виде, в котором мы его сегодня имеем, окажется еще более жалким и бесполезным. Отрадно лишь то, что от названных зависимостей не так и не сразу заметен ущерб, наносимый личности и окружающим.

Компьютерные игры могут быть как условием развития, так и условием деградации – все зависит от способа употребления.

Деструктивные культы увлекают молодого человека в мир новых жизненных смыслов. О деструктивных культах и сектах сегодня пишут много. Раньше борьба с ними осуществлялась на уровне идеологии.

Сегодня, когда единая идеология перестала быть “дубиной”, проблема обострилась чрезвычайно. Деструктивные культы построены по принципу психологической зависимости, в них нет идеологии, они просто эксплуатируют некоторые штампы и стереотипы мировых религий. Я хочу высказать предостережение – чем интенсивнее развивается практическая психология и чем сильнее отстает общая психологическая культура населения, тем опаснее и сильнее используются достижения психологической науки в сфере деструктивных культов.

Казино как “монумент” свободы и демократии породили зависимость – игроманию. Это явление уже существует, а значит с ним тоже нужно уметь работать. На наш взгляд, здесь нужна новая стратегия предупреждения такого рода зависимости.

Наши исследования показали, что негативные зависимости, при всем их многообразии имеют между собой общую социально-психологическую природу, форму ее влияния на человека, сложность осознания уже возникшей зависимости и трудность безущербного для личности освобождения из-под ее “ловушек”. Самая надежная защита личности – защита ее изнутри, внутренняя психологическая устойчивость.

Департаменту по делам молодежи нужно активно набирать и готовить специалистов, способных работать с молодежью не только на уровне организации акций и совместной деятельности, но и на личностном уровне.

Анализ современных подходов к профилактике употребления наркотиков, и решение основных проблем профилактики.

Корякин С.А., главный врач областного наркологического диспансера.

Разработка и апробация различных программ профилактики наркотической зависимости среди детей, подростков, молодежи становится все более актуальным научным направлением в США, Австралии, Западной Европе, а в последние годы – и в России. Однако формирование эффективных превентивных стратегий происходит с большими трудностями. Это связано с несколькими причинами:

отсутствием теоретически строго обоснованных моделей, отсутствием достаточного количества апробированных техник, неточным определением предмета (объекта) воздействия и т.д.

Существенный прогресс в области профилактики наркоманий обеспечивается разработкой подходов, сфокусированных на психосоциальных факторах, содействующих началу наркотизации. Все программы должны быть построены на ряде подходов.

Подход, основанный на распространении информации о наркотиках.

Данный подход является наиболее распространенным типом превентивных стратегий, базирующихся на предоставлении частичной информации о наркотиках, их вредоносности и негативных последствиях употребления.

Обучающие программы ориентированы на когнитивные аспекты принятия решения, как особенно важные в поведенческом плане. Имеется в виду, что повышение качества знаний об употреблении психоактивных веществ и его последствиях будет эффективным для изменения поведения.

Существуют три различных варианта информационного подхода: 1) предоставление частичной информации о фактах влияния употребления наркотиков на организм, поведение, а также количественных данных о наркоманах;

2) стратегия запугивания, вызывания страха, цель которой – предоставить устрашающую информацию, описывая неприглядные стороны употребления наркотиков;

3) предоставление информации о деградации личности людей, употребляющих наркотики, и о проблемах, с этим связанных. В настоящее время эти подходы частично комбинируются между собой и с другими типами профилактических вмешательств.

Информационные программы обладают эффектом повышения уровня знаний обучающихся, но могут дать лишь толчок к уменьшению потребления алкоголя и наркотиков. Большинство этих программ не включает в себя задач, направленных на реальное изменение поведения, недостаточно интенсивны и весьма краткосрочны.

Данный подход должен быть строго дифференцирован в зависимости от пола, возраста, экономических и социальных условий, характерных для “фокусных” групп населения, ориентироваться как на индивида, так и на отдельные конкретные контингенты, слои, общество в целом.

Подход, основанный на аффективном (эмоциональном) обучении.

Этот подход концентрируется на ощущениях, переживаниях индивида, его навыках их распознавать и управлять ими. Аффективное обучение базируется на учете того, что зависимость от наркотиков чаще развивается у личностей, имеющих трудности в определении и выражении эмоций, выявляющих интраперсональные факторы риска – низкую самооценку, слабо развитые навыки принятия решений. В рамках этой концепции выделяются следующие цели: повышение самооценки, определение значимых личностных ценностей;

развитие навыков распознавания и выражения эмоций;

развитие навыков принятия решений;

формирование способности справляться со стрессом. Основная часть данной модели является центральным компонентом развивающихся в последнее время программ развития “жизненных навыков”.

Подход, основанный на роли социальных факторов. Программы такого рода включают в себя различные компоненты, однако не существует единой стройной системы социального влияния, исчерпывающим образом раскрывающей механизмы, приводящие к употреблению наркотиков. Преимущественными техниками в ходе реализации таких программ являются ролевые игры, техники усиления определенных видов социального влияния и т.д. Данный подход рассматривается как относительно успешный, так как он достигает цели, предотвращая или “отодвигая” начало употребления наркотиков.

Исследователями отмечается успешное влияние указанного подхода на прекращение многими подростками курения, подчеркивается важная роль формирования системы позитивных лидеров-сверстников.

Подход, основанный на формировании жизненных навыков.

Жизненные навыки – это те навыки личного поведения и межличностного общения, которые позволяют людям контролировать и направлять свою жизнедеятельность, развивать умение жить вместе с другими и вносить изменения в окружающую среду. Данный подход базируется на понятии изменения поведения и использует методы поведенческой модификации и терапии.

По сравнению с другими подходами модель программы развития жизненных навыков оценивается исследователями как имеющая шансы быть успешной.

Подход, основанный на альтернативной наркотикам деятельности.

Сторонники данного подхода предполагают, что значимая деятельность, альтернативная наркотизации и алкоголизации, способствует уменьшению распространения случаев развития зависимости от наркотиков и алкоголя.

Сформировав позитивную зависимость от среды, люди приобретают определенный тип целесообразной активности.

Можно выделить четыре варианта программ, которые основываются на модели поведенческой альтернативы употреблению наркотиков : 1) предложение специфической позитивной активности ( например, путешествия с приключениями ), которая как вызывает сильные эмоции, так и предполагает преодоление различного рода препятствий;

2) комбинация специфических личностных потребностей со специфической позитивной активностью;

3) поощрение участия во всех видах такой специфической активности;

4) создание групп поддержки молодых людей, заботящихся об активном выборе своей жизненной позиции.

Результаты внедрения этих программ не свидетельствуют о явных успехах и неудачах. Данные программы особенно эффективны для групп высокого риска адиктивного и других форм отклоняющегося поведения.

Подход, основанный на укреплении здоровья. Важной составляющей концепции укрепления здоровья является жизненная компетентность. В этом контексте наибольшее значение приобретают протективные факторы здоровья – в контрасте с концепцией факторов риска, которая учитывает состояние личности и среды, влияющее на развитие болезни. Основной целью программы укрепления здоровья является развитие здоровой личности, проявляющей здоровый жизненный стиль, в котором поведение человека рассматривается не изолированно, а вместе с социальной сетью личности. Таким образом, эта программа ориентируется на изменение среды, поскольку важность социальной и культуральной ситуации для их реализации очевидна.

Группы, в которых проводится обучение здоровью, преимущественно охватывают учащихся, поскольку в контексте школьного обучения возможно регулярное и систематическое образование. Кроме того, работа проводится с микросредой – семьей - общностью, в которой живет ребенок. Таким образом, концепция укрепления здоровья интегрирует школьную среду и связанные с ней группы взрослых;

она подразумевает изменение типа и структуры школьного образования. Действия на ее основе рассчитаны на длительный позитивный эффект в результате усиления личностных ресурсов и готовности людей использовать их.

Методологические аспекты первичной профилактики (ПП) зависимости от психоактивных веществ у детей.

Основные положения методологии ПП, включают:

- необходимые элементы методологии;

- наиболее широко применяемые методы ПП;

- описание семинаров – тренингов по подготовке к профилактической работе в соответствии с современной методологией;

- оценку семинаров – тренингов их участниками.

Необходимые элементы методологии первичной профилактики.

Первым необходимым элементом современной профилактической работы является групповая работа с учащимися. Поэтому каждый берущийся за реализацию ПП специалист должен обучиться основам групповой работы с детьми и подростками. В этом смысле он должен стать тренером.

Вторым важнейшим элементом методологии ПП является работа учащихся в трайбз или, как иногда их называют, в малых группах – обычно по 2-6, а иногда и более (до 10 ) человек.

Следующим элементом методологии ПП являются упражнения энергизаторы.

Таким образом, основными методологическими элементами ПП являются: групповая работа;

организация кооперативного обучения детей и подростков в малых группах трайбз;

введение в уроки упражнений – энергизаторов;

создание позитивной эмоциональной атмосферы. Все это предполагает необычную для учителя работу в роли тренера, освоение им новых методов обучения детей, а также овладение демократическим стилем лидерства.

Методы первичной профилактики.

Различные методы ПП предназначены для поддержания интереса у учеников и высокой учебной мотивации. Одни из них являются традиционными, другие предполагают менее привычное для российской школы активное взаимодействие и помощь детей друг другу. Наиболее часто используются:

- мозговой штурм;

- анализ конкретных историй жизни (случаев);

- классная дискуссия;

- драматические представления;

- индивидуальные и групповые исследования;

- индивидуальные и групповые выступления;

- применение проектора с демонстрационными материалами;

- просмотр видео материалов;

- панельные дискуссии;

- ролевое моделирование;

- лекции учителя;

- рабочие листки.

При создании Программы профилактики необходимо решить три основные проблемные ситуации, без которых не может быть реализована эффективная массовая антиалкогольная и антинаркотическая профилактическая деятельность.

Во- первых, это проблема компетентности, необходимости целевой своевременной подготовки всех категорий специалистов, работающих с детьми и подростками. Они должны обладать достаточным объемом информации по проблеме, знанием актуальных механизмов формирования наркологической ситуации на локальном и региональном уровнях, адекватными представлениями о своевременных принципиальных подходах к профилактике и конкретных превентивных технологиях, четкими понятиями о роли “своего” ведомства и о системе взаимодействия в проблемной работе между различными ведомствами и учреждениями.


Во-вторых, это проблема взаимодействия общества, различных организационных структур семьи. До настоящего времени не отработаны реальные механизмы сотрудничества с семьями в ходе решения остроактуальных социальных вопросов, какими являются массовая алкоголизация и наркотизация. Необходимо “насытить” семьи научно корректной информацией, специальной тематической литературой, которая позволит родителям и детям разговаривать на общем языке о самых трудных или деликатных проблемах, порожденных алкоголем или наркотиками. Возможна система организация “телешкол”, газетных рубрик, целевых обучающих семинаров (“родительских университетов”) и т.п. Важно создать широкую низкопороговую контактную сеть консультативных пунктов, обеспечивающих потребности семьи в информации и первичной помощи в проблемной сфере, служащих эффективными посредниками между семьей и компетентными специалистами, действующих в рамках соответствующих государственных или общественных структур. С другой стороны, не менее важна инициация активности самих родителей микрорайона, школы, муниципалитета, префектуры – в виде становления таких движений, как “Родители против алкоголя”, “Школа без наркотиков”, “Чистый город” и т.д.

Наконец, в третьих, остроактуальной остается проблемная ситуация с обеспечением реальной социальной и, особенно, правовой защиты детей.

Дети нуждаются в такой защите, прежде всего, в семье, когда их родители пьют, наркотизируются, а они лишены заботы, тепла, элементарного надзора, голодают, подвергаются насилию, усваивают асоциальный или антисоциальный образ жизни родителей. Необходимо решать вопросы формирования развивающейся системы социальной помощи детям (службы доверия, “уличной работы”, приюты, убежища и т.п.), создания системы ювенального судопроизводства, когда правовая помощь детям оказывается работниками юстиции, получившими специальную психологическую, наркологическую, превентологическую подготовку Только целенаправленное внимание всех институтов государства, а также общества в его гражданском понимании к указанным проблемным ситуациям позволит сделать работу по профилактике вовлечения детей и подростков в потребление алкоголя и наркотиков системной, легитимной и эффективной.

К вопросу о сущности психической зависимости при наркомании Березин С.В., кандидат психологических наук, доцент Самарского госуниверситета В традиционной наркологии наркомания рассматривается как неизлечимая болезнь, с более или менее продолжительными ремиссиями.

В структуре наркомании выделяют ряд основных феноменов, которые проявляются в ходе развития болезни:

1. Синдром психической зависимости. Ее суть заключается в том, что человек перестает чувствовать себя более-менее “вписанным” в жизнь без приема наркотиков. Наркотик становится важнейшим условием контакта человека с жизнью, собой, другими людьми.

2. Синдром физической зависимости, которая заключается в том, что постепенно наркотик встраивается в различные цепи обменных процессов в организме. Если наркоман не принимает соответствующее количество наркотика, то он испытывает различные по степени выраженности физические страдания: ломота, сухость кожи (или, наоборот, обильная потливость). Это явление называется абстинентным синдромом. Для его снятия необходимо принятие наркотика, дозы которого постоянно увеличиваются.

3. Синдром измененной реактивности организма к действию наркотика. Важнейшую роль в структуре данного синдрома играет толерантность. Ее возрастание, стабилизация на высоком уровне, снижение относят к стержневым симптомам наркомании.

С полной уверенностью можно утверждать, что современная медицина ориентирована преимущественно на реализацию лечебных воздействий, направленных на синдром физической зависимости и изменение реактивности организма на прием наркотического вещества. В подавляющем большинстве случаев лечение сводится к госпитализации больного, лишении его возможности принимать наркотики, проведению дезинтоксикационной и общеукрепляющей терапии. В последние годы в лечении больных наркоманией все более активно начинают использоваться различные средства, заимствованные из психиатрии.

Перечисленные мероприятия купируют абстинентный синдром, разрушают физическую зависимость.

При этом психическая зависимость, на наш взгляд, играющая в развитии наркомании важнейшую роль, остается вне досягаемости для существующих сегодня терапевтических мероприятий, построенных в соответствии с традиционным психиатрическим подходом. Увы, “внушение больному отвращения к принимаемому средству, когда он находится в состоянии гипноза и во время выработки отрицательного рефлекса на вещество, которым злоупотребляет”, оказывается малопродуктивным методом разрушения психической зависимости.

Клинические наблюдения показывают, что чисто медицинский подход к наркомании оказывается неэффективным ни в плане лечения, ни в плане реабилитации.

Низкая эффективность традиционно сложившихся в наркологии подходов к лечению наркомании связана с тем, что вне их досягаемости оказывается синдром психической зависимости. Анализ специальной литературы показывает, что различные аспекты возникновения, структуры, динамики, терапии, а также места и функции психической зависимости до сих пор остаются недостаточно исследованными.

На наш взгляд, сложившаяся ситуация связана с несколькими причинами. Прежде всего, с тем, что будучи одним из первых (по времени формирования), психическая зависимость одновременно является и самым длительным (по времени существования), и самым трудно устранимым феноменом. С развитием наркомании и появлением другой симптоматики психическая зависимость и в сознании наркомана, и в сознании связанных с ним людей - родственников и медицинских работников - отступает на второй план как менее острое (в переживаниях) и менее яркое (в проявлениях) явление, уступая место таким феноменам как, например, абстинентный синдром. Поскольку подавляющее большинство наркоманов обращаются за помощью на довольно поздних стадиях болезни, то внимание специалистов концентрируется прежде всего на физиологической симптоматике. В отношении же психической составляющей абстинентного синдрома используются, как правило, фармакологические средства из арсенала психиатрии. Не останавливаясь сейчас подробно на психологическом аспекте абстинентного синдрома отметим лишь, что, на наш взгляд, его значение в практике лечения наркомании явно недооценивается. Наши клинические наблюдения за поведением наркоманов в состоянии абстинентного кризиса показывают, что наиболее важную роль в его протекании играют не столько телесные страдания, сколько ожидания этих страданий и отношение к ним. Эти наблюдения хорошо соотносятся с давно известными в психологии фактами, говорящими о том, что физическая боль зависит от настроения и эмоционального состояния в конкретный момент. Так, даже очень болезненные раны в пылу сражения остаются незамеченными. Не менее важным, на наш взгляд, является научно еще незафиксированный, но хорошо известный из практики факт более ответственного отношения к лечению и последующей поддерживающей психотерапии у наркоманов, переживших абстинентный синдром без медицинской помощи (ломка “всухую”).

Таким образом, будучи оттесненной на второй план проявлениями абстинентного синдрома, психическая зависимость и воспринимается как явление второстепенное в структуре наркомании. Пребывание наркомана в стационаре, каким бы продолжительным оно не было, тем не менее, ограничено. Сложившаяся практика такова, что пребывание в стационаре ограничено периодом, необходимым для купирования абстиненции и стабилизации соматического здоровья. Таким образом, наркоман, находящийся в стадии ремиссии, оказывается за пределами лечебного учреждения при сохранении психической зависимости. В условиях крайней неразвитости в нашей стране системы амбулаторной психотерапевтической и поддерживающей помощи наркоманам в период ремиссии, сохранение психической зависимости является важнейшей причиной безуспешности усилий врачей и самого наркомана в отношении лечения, причиной рецидива.

Наш опыт показывает, что в условиях вынужденного отказа от употребления наркотиков, например, вследствие пребывания в исправительных учреждениях, психическая зависимость может сохраняться на протяжении нескольких лет.

Отметим здесь существенный для последующего анализа факт:

влечение больного к наркотику неспецифично и может удовлетворяться любым другим (обычно алкоголь и “легкие наркотики”) наркотическим веществом.

Еще одной причиной недостаточной исследованности психической зависимости является ее сложное строение. В наркологии психическая зависимость рассматривается как синдром, в структуре которого выделяют психическое (обсессивное) влечение к наркотику и способность достижения психического комфорта в интоксикации. При этом “психическое влечение выражается в постоянных мыслях о наркотике, подъеме настроения в предвкушении приема, подавленности, неудовлетворенности в отсутствии наркотика. Часто влечение сопровождается борьбой мотивов. В сочетании с навязчивостью мыслей о наркотике, это дает основание называть психическое влечение обсессивным”.

Отметим здесь, что одной из характеристик обсессивных состояний является то, что для их возникновения не требуется определенных ситуаций. Между тем, тот же автор отмечает, что “влечение обостряется при неприятных переживаниях, встречах с друзьями - наркоманами, разговорах о наркотиках”. На самом деле круг ситуаций, обостряющих стремление к наркотику, гораздо шире приведенного, и включает в себя по меньшей мере разнообразные семейные ситуации. Обратим внимание на то, что характеристика психического влечения как обсессивного и недостаточна, и неадекватна. Ее недостаточность связана с тем, что, фиксируя навязчивый характер стремления к наркотику, это определение игнорирует то, что само по себе употребление наркотика на определенном этапе развития наркомании перестает быть целью и становится средством, т.е. помимо аспекта “хочу”, в нем явно просматривается “могу”.


Неадекватность характеристики влечения к наркотику как навязчивого заключается, на наш взгляд, в том, что само это влечение переживается наркоманом как его собственное состояние, тогда как для навязчивых состояний характерно то, что они воспринимаются человеком как чуждые.

Низкий уровень разработанности проблемы психической зависимости обнаруживается и при соотнесении феномена зависимости с используемым для его характеристики понятием “влечение”. Как известно, влечение - это “психическое состояние, выражающее недифференцированную, неосознанную или недостаточно осознанную потребность субъекта.

Влечение является приходящим явлением, поскольку представленная в нем потребность либо угасает, либо осознается, превращаясь в конкретное намерение, желание, мечту и др.”. Очевидно, что такое определение влечения очень условно соотносится с обозначенным им в контексте проблемы психической зависимости явлением:

а) стремление к наркотику всегда осознается и субъективно переживается как желание и конкретное намерение, следовательно, это не влечение. Не осознается причина, по которой субъект стремится к наркотику;

б) трудно согласиться также с тем, что в стремлении к наркотику представленная в нем потребность угасает. Напротив, психологический анализ показывает, что представленная в стремлении к наркотику потребность воспроизводится, причем, воспроизводится в “расширенном” варианте.

Если же мы теперь вернемся к классическому психоаналитическому пониманию влечения, сформулированному З. Фрейдом, то мы должны будем выяснить и описать такие его аспекты, как источник, цель, объект и сила. Попытки характеризовать психическую зависимость как влечение, через характеристику ее аспектов приводит к необходимости отказа от этого понятия как неадекватного. Например, попробуйте дифференцировать источник, цель и объект влечения? Любые попытки такой дифференциации оказываются безуспешны, если только не вводятся различные допущения и оговорки.

Таким образом, мы приходим к пониманию того, что явление, обозначаемое в современной наркологии и психиатрии как обсессивное влечение к наркотику, требует более адекватного названия. Нужно отметить, что в “наркоманском” сленге существует жаргонизм совершенно точно отражающий сущность психической зависимости: “тяга”. Точно также, в сленге наркоманов существует слово, обозначающее физическую зависимость - “кумары”. Заметим, что в сознании наркомана эти виды зависимости также разведены, как и в научной литературе. Наркоманы говорят: “тяга - в голове, а кумары - в теле”.

Своеобразным подтверждением большего соответствия жаргонизма “тяга” сущности психической зависимости по сравнению с традиционно используемым в психиатрии понятием “влечение” является то, что в неформальном межличностном общении при обсуждении профессиональных проблем наркологи предпочитают использовать слово “тяга”.

Таким образом, анализируя структуру психической зависимости, мы сталкиваемся с особой реальностью, которая требует специального психологического обозначения.

В поисках обозначения для той особой формы активности, которая реализует психическую зависимость, мы остановились на понятии “устремление”. Мы полагаем, что смысл, который вкладывает в понятие “устремление” В.А. Петровский, наиболее адекватно раскрывает специфику обсуждаемого феномена. Прежде всего потому, что устремление является такой формой активности, в которой наркотик как цель и наркотик как средство представлены одновременно, совместно. В устремлении “хочу” (влечение) и “могу” (навыки, знание, опыт) выступают совместно, “поддерживая друг друга и переходя друг в друга”.

Далее. Вчитаемся в авторский текст: “Устремленный человек знает, чего он хочет, располагает определенной схемой действования и, кроме того, действует, а не просто грезит. Быть устремленным - это значит располагать возможностями, которые прорываются вовне. В устремлении проявляется именно избыток возможностей, а не их недостаточность. Здесь главное само действование. Оно самоценно и заключает в себе возможность самовоспроизводства”. Конечно, наркоман знает чего он хочет;

очевидно, что он располагает весьма эффективной схемой действования;

наконец, он действует! Очевидно, что сама возможность употреблять наркотик как средство изменения состояния, когда состояние не устраивает, выступает как побуждение к действованию в направлении возможности. Соблазн возможности (В. Петровский) оказывается сильнее, чем инстинкт самосохранения.

Таким образом, мы видим, что в психической зависимости проявляется для наркомана избыток возможностей. Бесспорным, на наш взгляд, аргументом в пользу последнего тезиса является существование второго выделяемого в наркологии симптома в структуре синдрома психической зависимости, а именно, симптома способности достижения состояния психического комфорта в интоксикации. Наиболее существенным нам представляется здесь понимание того, что состояние психического комфорта в интоксикации для наркомана означает не только уход от дискомфорта трезвости, но и восстановление психических функций. Наркотик становится необходимым условием благополучного психического существования и функционирования. Таким образом, мы действительно видим именно избыток возможностей, а не их недостаточность.

Если мы теперь признаем, что по психологическому статусу психическая зависимость от наркотика - это устремление, т.е. особая форма активности субъекта, которая характеризуется своей трансфинитностью (самовоспроизводством и самодвижением), то понятными и объяснимыми станут те особенности феномена, которые ранее только фиксировались, но не объяснялись. Мы имеем в виду такие особенности как: неспецифичность;

длительность;

трудноустранимость;

развитие в процессе болезни (появление со временем новых черт);

ажитация;

воспроизводимость.

Возможность объяснения перечисленных параметров психической зависимости возникает в ходе следующих рассуждений.

Психическая зависимость как устремление характеризуется своей самоценностью. Поэтому и совершенно лишен смысла вопрос:

устремление к чему? Поэтому психическая зависимость неспецифична.

Устремление как форма активности самоценно само по себе, а самоценность для субъекта заключается в возможности перехода “хочу” в “могу”, когда каждая последующая реализация “могу” становится условием возрастания “хочу”. Таким образом, причины движения не в какой-либо цели, что подразумевало бы возможность ответа на вопрос: “К чему влечение?” или “Устремление к чему?”, а в самом движении. Это и объясняет неспецифичность психологической зависимости: наркоману по большому счету не важно “что употребить”.

Понимание психической зависимости как устремления, практически снимает вопрос о причинах ее воспроизведения: устремление имманентно содержит в себе возможность самовоспроизводства. При этом важнейшим условием воспроизводства является “соблазн возможности”.

Также понятными становятся и причины трудноустранимости психической зависимости. Очевидно, что устранение психической зависимости означает либо нарушение возможности перехода ценностно целевого аспекта отношения к наркотику в инструментальный и наоборот, либо разрушение одного или обоих этих аспектов. Однако теперь достаточно вспомнить, что состояние наркотического опьянения - это состояние, когда достигается нормальное психическое функционирование, чтобы стала понятной вся сложность ответа на вопрос: “А что взамен?”.

Что можно предложить наркоману взамен доступных ему, хорошо им освоенных и простых способов достижения состояния нормального функционирования? Мы в процессе наших исследований и клинической практики обнаружили один возможный ответ: “Только более эффективные способы достижения удовлетворенности от жизни...”. Практическая инструментальная сторона этого ответа видится нам в поисках средств (терапевтические методы и техники, терапевтическая среда) развития других, не связанных с наркотиками устремлений. Возможность построения такой терапевтической практики показана в работах В.А.

Петровского и его сотрудников.

Мы полагаем, что на основе идеи развития устремлений могут быть построены не только реабилитационные, но и профилактические программы.

Мы считаем, что эффективность программ первичной профилактики напрямую зависит от того, насколько они способствуют порождению трансфинитных форм активности в когнитивной, эмоциональной и волевой сферах личности. Будучи самоцеными и самопорождающими, эти формы активности выступают как надежный фактор наркоустойчивости.

Некоторые социально-психологические особенности аддиктивного поведения Березовский А.Э., ст. преп. каф. психологии СамГУ Убей в себе государство Попытаюсь коснуться некоторых психологических особенностей зависимости в связи с особенностями незрелой личности вообще, что может оказаться важным для организации профилактики и реабилитации.

Одним из основных механизмов аддикции является перенос эмоционального отношения с живого объекта на неживой, либо наоборот отношение к живому как к неживому.

Так наркоман, например, "вступает" в эмоциональные отношения с веществами растительного происхождения, что в свою очередь подкрепляется их действием на его организм. В случае так называемой любовной аддикции по отношению к живому человеку может формироваться отношение, подобное отношению к вещи, т.е.

исключающее, например, всякую человеческую свободу. В свою очередь, сам зависимый постепенно теряет свободу и другие человеческие черты.

"Скажи мне кто твой друг, и я скажу кто ты". Нахождение в несвойственных человеку эмоциональных отношениях быстро или медленно формирует те общеизвестные нарушения самосознания, которые мы обнаруживаем у лиц, страдающих аддиктивным поведением. Быстрее Строчка из популярной детско – подростковой песенки 80–х годов всего это проявляется у наркоманов.

Аддиктивное поведение не является чем-то особенным, не свойственным "обычному" человеку, либо возникающим обязательно в связи с употреблением каких – то веществ. Точно так же, как и любое поведение, встречающееся при психических заболеваниях, аддиктивное поведение можно рассматривать как один из видов приспособительного поведения, манифестирующий в определенных условиях.

Для лучшего понимания сущности аддикции содержательным является вопрос – в чем приспособительный характер зависимости и чем за это приспособление приходится платить.

Оказывается, что аддиктивное поведение возникает повсеместно и имеет важное защитно–приспособительное значение в условиях, воспринимаемых человеком как лишение свободы или ее существенное ограничение2. Это было исследовано в концентрационных лагерях.

Аддикция, видимо, является своеобразной "защитой", с разной степенью успешности пытающейся предохранить личность от деградации в неприемлемых для нее условиях.

Аддиктивный субъект становится более эмоционально устойчивым, так как большая часть событий, способных явиться серьезной психической травмой для нормального человека, для него травмой не является, вследствие смещения зоны его эмоциональных интересов. Для того, чтобы не страдать, можно перестать быть человеком в эмоциональном смысле этого слова - временно или совсем.

Примеры аддиктивного поведения, не связанного с употреблением психоактивных веществ и носящего транзиторный характер часто Само по себе это является значимым фактом для нашей страны, держащей рекордное место в мире по количеству сидящих и отсидевших. В отличие от западных стран, субкультура мест лишения свободы у нас является важной частью общей культуры. В свою очередь, расхожая российская "философия взрослости" – "от сумы и тюрьмы не зарекайся", "не верь, не проси, не надейся" – вполне допускает аддиктивное поведение в качестве ответа на вопрос "какой ценой?".

встречаются в тюрьмах, колониях, а также среди военнослужащих срочной службы.

Аддикция является проблемой личностной.

Свобода является важнейшим условием для формирования и развития личности. "Нам все позволено, но не все полезно" - это условие декларировано еще в Евангелии.

Если в психотерапии мы понимаем под свободой возможность выбранной необходимости3, то любопытно, что условия "лишения свободы" становятся деструктивными тем, что хотя могут и не менять существенно саму необходимость, но сильно ограничивают ее выбранность. То, что мы называем необходимостью, несомненно носит личностный характер.

Подавление потребности выбирать может приводить к переоценке необходимости. Это может заставлять выбирать даже ценой того, что выбор будет ложным. Однако и переоценка необходимости, и ложный выбор не способны принести человеку действительного удовлетворения.

Личность невозможно придумать, человек может быть счастлив, только будучи собой. Аддикция лишь предоставляет возможность более менее шаткой компенсации в небытии. Необходимость, в личностном ее смысле для лица, страдающего аддикцией, всегда остается болезненной точкой, как бы она не была скрываема им даже от самого себя. Это подтверждает и тот кажущийся сначала непонятным факт – часто у лиц, страдающих аддиктивным поведением, мы наблюдаем высокую актуальность так называемой "экзистенциальной" проблематики, что подчас не согласуется ни с их возрастом, ни с уровнем образования, ни с их воспитанием, ни с образом жизни, который они ведут4.

Значимость “экзистенциальной” проблематики, характерная для лиц, То, что мы называем необходимостью, несомненно носит личностный характер Группа лиц склонных к аддикции преморбидно достаточно разнородна, но в общем для них характерна выраженная личностная незрелость.

страдающим аддиктивным поведением, определяется не только самим “моментом”, в который аддикция выбирается, но и особенностями их преморбидной личности, степенью ее зрелости.

Для подростка свобода в большей степени связана с возможностью выбирать, чем с пониманием того, что является необходимым. Такая особенность вообще является признаком незрелой личности, а не следствием каких-то болезненных процессов. И тогда то, что является личностной необходимостью, закономерно ускользает от внимания подростка. И соответственно является для него необычайно значимым, хотя значения этого подросток не сознает.

Можно отметить то огромное внимание к вопросам правды неправды, добра и зла, которое присутствует у всех подростков и часто в быту обозначается как "юношеский максимализм".

Эта естественная черта, с одной стороны, является признаком незрелости личности, с другой - позволяет подростку сформировать пространство для личностного роста и развития. Настоящее способно родиться только в настоящем.

Такого рода максимализм позволяет подростку точно отличить тех, кто может ему что-то дать от тех, кто на это не способен. При этом, достаточно равноценно значимыми являются те, кто определяется как "плохие" и как "хорошие". Разделение происходит на уровне - "ты чем-то являешься, либо ты являешься ничем". Сам знак большого значения не имеет, главное, чтобы он был. Можно обратить внимание, что "плохие парни" не сильно скрывают то, что они плохие. И если вспомнить подростковое жаргонное словечко "лох", то можно сказать, что оно обозначает человека, скорее не имеющего собственного знака и поэтому не имеющего какой-либо ценности, какими бы социальными атрибутами успешности он не обладал ("Один богатый лох").

Для того, чтобы быть услышанным незрелой личностью, например, в рамках первичной или вторичной профилактики, необходимо находиться в системе ее реальностей. Поэтому важнейшим вопросом первичной и вторичной профилактики является не вопрос - что делается?, а вопрос кто делает?

Именно правильное решение этого вопроса превращает пустое и иногда вредное морализаторство или абсурдное применение "методик" в серьезный разговор.

Не стоит забывать, что незрелой личности, неспособной еще разобраться в том, что является настоящим, необходимым, личностным, а что ложным, свойственно протестовать против всего, что обмануло хотя бы раз. Мы живем в мире, кажущимся незрелому субъекту двуличным и наполненным разнообразными подменами. Счастье подменено успешностью, любовь - сексом, ответственность власти - деспотизмом, религиозное чувство - отвержением "мира", забота - актерством, необходимость - обязанностью, свобода - независимостью, а иногда и откровенно - зависимостью, независимость - силой стадности, а обязанность все больше и больше представляется как допустимость насилия;

"мужчине нужна война", все проблемы решает человек с ружьем, служение родине подменяется слепым жертвованием жизнью, а смыслом жизни в какой-то степени декларируется "достойная" смерть. Личностный выбор подменяется торгом - как подороже продать свою свободу. То, к чему двигается подросток - это впадание в чудовищный компромисс, называемый "выживанием", компромисс между настоящим и тем, что требует общество, компромисс, называемый зрелостью и который должен перейти в жалкую старость. Незрелая личность не имеет инструментов разбираться со всеми этими подменами нереволюционным путем, что порождает характерную для незрелости подменненную ценность - "умри молодым".

Человеческие инструменты, позволяющие разобраться во всех этих подменах, в основном формируются в семье, в нормальной, здоровой семье. Осознаются - в школе. Становятся действующими - в том, что у педагогов называется "улицей".

Мы знаем, что человек способен учиться, приобретать недостающий ему опыт в том случае, если попадает в значимую ситуацию. От ситуации требуется лишь то, чтобы она, во-первых, оказывалась не чрезмерно агрессивной, не "уничтожала". А во-вторых, от ситуации требуется, чтобы она была ясной по своему знаку - чтобы волки не притворялись овцами.

Нам кажется, что это является серьезной проблемой для многих государственных и частных институтов, занимающихся профилактикой, лечением и реабилитацией наркозависимых, например.

Часто встает вопрос: “Кто должен заниматься профилактикой?” И обнаруживается, что никто ей всерьез не занимается или что предпринимаемые усилия оказываются бесплодными. Причинами этого являются не какие-то организационные ошибки или чья-то недобросовестность. Трудно назвать какой-то социальный институт, ставящий своей задачей защиту, поддержание и развитие свободы личности. В этой ситуации любые успехи в профилактике - скорее случайности, отклонение от правил. И тогда встает вопрос: “А способны ли существующие социальные институты осознавать свои ограничения и ставить своей главной задачей поддержание того, что не вписывается в их рамки, иметь и нарабатывать опыт в этом направлении5?” Пока этого не произойдет, всякая профилактика будет существовать вопреки установленному порядку и оставаться делом "чудаков" и "энтузиастов" или существовать по принципу "спасение утопающих - дело рук самих утопающих". В таком случае претензии на то, что кто-то занимается Неформально такой опыт есть, например, в системе оказания психиатрической помощи. Но эта система достаточно закрытая, находится в плачевном состоянии и по своим задачам не способна заниматься, в частности, первичной профилактикой аддикции. В других социальных институтах существование сформированного и организационно оформленного опыта личностно-ориентированных подходов представляется сомнительным.

"профилактикой наркомании"6 лучше бы снять. Снять хотя бы для того, чтобы подростки и их родители знали – они предоставлены самим себе и должны сами о себе побеспокоиться.



Pages:   || 2 | 3 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.