авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

ВЕСШИК

БУРЯТСКОГО

УВИВЕРСИША

Серия 3

География

Геология

Выпуск 5

Ш н -№ 1 1 5

М

ИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

БУРЯТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ВЕСТНИК БУРЯТСКОГО

УНИВЕРСИТЕТА

СЕРИЯ 3

ГЕОГРАФИЯ, ГЕОЛОГИЯ

ВЫПУСК 5

СТРАТЕГИЯ РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ:

РО Л Ь НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ Доклады Всероссийской научно-практической конференции 22-25 июня 2004 г.

Улан-Удэ Издательство Бурятского госуниверситета 2005 УДК 332.1+378(571) Утверждено к печати В редакционно-издательским советом Бурятского государственного университета Редакционный совет «Вестника»

С.В. Калмыков, чл.-кор. РАО, д-р пед. наук

, проф. (председатель);

Б.Б. Намзалов, д-р биол. наук, проф.

Редакционная коллегия серии А.Б. Иметхенов, д-р геогр. наук, проф. (гл. ред.);

В.Е. Викулов, д-р геогр. наук, проф. (зам. гл. ред.);

А.В. Турунхаев, канд. геогр. наук (отв. секретарь);

А.Г. Миронов, д-р геол.-мин. наук, проф.;

Б.Л. Радна ев, д-р геогр. наук, проф.;

K.LU. Шагжиев, д-р геогр. наук, проф.;

А.М.

Плюснин, д-р геол.-мин. наук, доц.;

Д.И. Царев, д-р геол.-мин. наук, проф.;

Ц.Д. Гончиков, канд. геогр. наук, доц.

Вестник Бурятского университета. Сер. 3: География, геология Вып. 5. Ь 387 Улан-Удэ: Издательство Бурятскою госуниверситета, 2005. - 160с.

ISBN 5-85213-832- Сборник содерж ит доклады всероссийской научно-практической конференции, посвящ енной роли науки и образования в стратегии регионального развития.

О бсуж даю тся теоретические, методологические и методические аспекты эко ном ико-географ ических наук, региональные особенности экономики и образо­ вания.

С борник рассчитан как на специалистов в области высш его географического образования, так и на ш ирокий круг читателей, интересую щ ихся региональной специф икой Сибири и Дальнего Востока.

Buryat State University Bulletin. Ser. 3: Geography, geology. Vol. 5. Ulan-Ude;

Buryat State University Publishing Department, 2005. 160p.

ISBN 5-85213-832- The collection contains reports o f the All-Russia scientific practical conference de­ voted to a role o f a science and education in strategy o f regional developm ent.



Theo­ retical, m ethodological and methodical aspects o f econom ic geographical sciences, regional features o f econom y and education are discussed It is designed for experts in the field o f the superior geographical education and the broad audiences o f the readers who are were interested in regional specificity o f Sibe­ ria and the Far East © Бурятский i осуниверситет, ISBN 5-85213-832- П редисловие В 1988 г в Бурятском государственном педагогическом институте им. Д. Банзарова было открыто географическое отделение, а в 1989 г. — кафедра географии, положившие начало подготовки географов высшей квалификации в Республике Бурятия. С 1995 г в связи с организацией университета на базе Бурятского государственного педагогического ин­ ститута им. Д. Банзарова и Бурятского филиала Новосибирского госуни верситета и укреплением кафедр докторами наук началась интенсивная подготовка научных кадров в области географии. В 1997 г. кафедра гео­ графии была разделена на две кафедры - физической и экономической географии. В настоящее время Бурятский государственный университет стал одним из крупных высших учебных заведений не только Сибири и Дальнего Востока, но и России.

С 22 по 25 июня 2004 г. в г. Улан-Удэ на базе кафедры экономической и социальной географии Бурятского государственного университета со ­ стоялось очередное заседание Секции экономической и социальной гео­ графии У чебно-методического совета по географии УМО по классическо­ му университетскому образованию, а также Всероссийская научно практическая конференция «Стратегия регионального развития: роль нау­ ки и образования».

В работе секции приняли участие 14 ее членов, представляющих вузов России, а также преподаватели и сотрудники Бурятского универси­ тета, Байкальского института природопользования СО РАН, Института географии СО РАН, Тихоокеанского института географии Д ВО РАН, Ин­ ститута природных ресурсов экологии и криолитологии СО РАН и других учебных и научных организаций.

На заседании секции были заслушаны доклады и обсуж дены следую ­ щие вопросы:

1. Классическое экономико-географическое образование в университе­ тах России: состояние и проблемы (В.Е. Шувалов, председатель секции, МГУ).

2. Проблемы гуманизации географического образования (А.И. Алек­ сеев, профессор МГУ).

3. Концепция курса «Общая социально-экономическая география»

(А.А. Ткаченко, зав. кафедрой Тверского университета).

4. Роль географов в подготовке специалистов по менеджменту и ре­ гиональной экономике (А.И. Чистобаев, профессор, директор института географии Санкт-Петербургского университета).

5. О направлениях совершенствования подготовки специалистов в рамках туристских специализаций в рамках специальности «География»

(Л.Ю.Мажар, декан Смоленского гуманитарного университета).

6. Опыт преподавания экономической и социальной географии в БГУ (Б.Л. Раднаев, зав. кафедрой Бурятского университета).

7. О специализациях экономико-географического профиля по специ­ альности «География» (Г'.И. Гладкевич, ученый секретарь секции, МГУ).





8. Региональный компонент в структуре географических учебных планов (В.К. Ивенина, зав. кафедрой Иркутского университета).

9. Вузовско-академическое сотрудничество в целях подготовки сту дентов-географов (B.C. Христолюбский, зав. кафедрой Курганского уни­ верситета).

10. Реализация регионального компонента в системе педагогического образования по подготовке учителя географии (Н.Н. Пономарева, зав. ка­ федрой Новосибирского педагогического университета).

На базе Международного эколого-образовательного центра « И с т о м и ­ н о й на Байкале (БИП СО РАН) был проведен семинар-совещание «Ключе­ вые проблемы и направления развития социально-экономической геогра­ фии и университетского экономико-географического образования», в рам­ ках которого выступили академик РАН, директор Тихоокеанского инсти­ тута географии ДВО РАН П.Я. Бакланов, зав. кафедрой МГУ А.С. Фети­ сов, директор Института географии Санкт-Петербургского университета А.И. Чистобаев, зав. кафедрой МГУ В.Е. Шувалов, зав. кафедрой Бурят­ ского университета Б.Л. Раднаев и другие участники семинара.

На научно-практической конференции «Стратегия регионального раз­ вития: роль науки и образования» было заслушано 10 пленарных докладов Всего на конференцию представлено 20 докладов. Теоретическим и мето­ дологическим вопросам экономической и социальной географии были по­ священы доклады академика РАН, директора Тихоокеанского института географии ДВО РАН П.Я. Бакланова;

д-ра геогр. наук, профессора Б.Л.

Раднаева;

д-ра геогр. наук, профессора Д.Д. Мангатаевой;

канд. геогр. наук А.Г. Базаровой;

д-ра геогр. наук Б.В. Гомбоева. Региональные проблемы образования рассматривались в докладах профессора В.К. Ивениной;

про­ фессора О.М. Кривошапкиной;

доцента Ц.Д. Гончикова;

доцента Н.Н. По­ номаревой;

доцента Г.М. Поздняковой и доцента А.В. Чуба.

Эколого-экономическим вопросам развития регионов были посвящены доклады канд. геогр. наук, доцента Г.И. Гладкевич, д-ра геогр. наук, профес­ сора Д.Д. Мангатаевой, канд, экон. наук Т.Б. Бардахановой, канд. геогр, наук А.С. Михеевой, канд. геогр. наук, доцента А.А. Томских, канд. биол. наук, доцента Н.Г. Гомбоевой, Ч.Б. Цыденовой, Е.С. Ромашевской и А.Н. Гладино ва. Региональные особенности туристско-рекреационных систем и вопросы подготовки туристских кадров освещены в докладах канд. геогр. наук, доцен­ та Л.Ю. Мажар и профессора С.Р. Ердавлетова (г. Алматы).

Зав. кафедрой экономической и социальной географии МГУ им. М. В. Ломоносова В.Е, Шувалов,доцент Ц.Д. Гончиков ПРОБЛЕМЫ И ПРЕДПОСЫЛКИ РАЗВИТИЯ ПРИГРАНИЧНЫХ РАЙОНОВ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА П.Я.Бакланав академик РАН, ТИГ ДВО РАН, г. Владивосток В статье дается оценка роли приграничных районов Дальневосточно­ го региона в социально-экономическом развитии России и роль геополити­ ческого положения. Рассматриваются вопросы качества регионального развития, а также оцениваются уровень экономического развития, эко­ номические и геополитические связи Дальневосточного региона.

The paper deals with the role offrontier areas of the Far East region in the social and economic development o f Russia and role o f geopolitical situation.

The questions of quality of regional development and also estimation of the level of economic development, economic and geopolitical connections of the Far East region are considered in the paper.

Дальний Восток no своему географическому, геополитическому положению играет важную стратегическую роль для России. Рос­ сийский Дальний Восток занимает огромное пространство (более млн км2), его удельный вес в социально-экономическом потенциале страны составляет всего 5-6%, а по природно-ресурсному его доля увеличивается до 30-36%, Значительная часть Дальнего Востока остается пока слабоосвоенной и редконаселенной территорией, ис­ ключая только юго-восточные районы.

Но нашему представлению, развитие приграничных районов Дальнего Востока должно идти по параметрам устойчивого разви­ тия. Основными критериями выдвигаются качественные параметры экономического, социального и экологического развития.

Под экономическим качеством регионального развития понима­ ется способность региона за счет собственных ресурсов - природ­ ных, материальных, финансовых и трудовых в течение длительного времени производить валовой региональный продукт, необходимый и достаточный для обеспечения определенных уровней потребления и накопления, а также инновационной деятельности. Чем выше эти уровни, тем выше уровень экономического качества регионального развития.

Под социальным качеством регионального развития понимается способность региона за счет собственных ресурсов в течение дти тельного времени обеспечивать определенные уровни воспроизвод­ ства населения региона и качества жизни всех групп населения. Чем выше эти уровни, тем выше уровень социального качества регио­ нального развития.

Под экологическим качеством регионального развитая понима­ ется способность региона за счет собственных ресурсов в течение длительного времени сохранять и поддерживать определенные ка­ чества природно-ресурсного потенциала и окружающей среды. Чем выше эти уровни, тем выше уровень экологического качества ре­ гионального развития.

Качества регионального развития в более полном и строгом ви­ де могут быть оценены сочетаниями экономических, социальных и экологических показателей, привязанных к определенной террито­ рии. В этой связи нами предлагается матричное представление ка­ честв регионального развития. При этом используется существую­ щее экономическое или административно-территориальное деление региона либо проводится специальное районирование.

Несмотря на наметившиеся тенденции преодоления экономиче­ ского кризиса в стране, уровень экономического развития Дальнего Востока остается невысоким. Валовой региональный продукт Даль­ невосточного региона за 2001 и 2003 гг, в среднем составил 14- млрд долларов, тогда как в соседнем Хоккайдо, имеющем числен­ ность населения немного меньше (6 млн человек), ВРП составил 200 млрд долларов. Для таких контрастов имеется много причин и проблем.

На качестве экономического роста отражается отраслевая и тер­ риториальная структура производства. Отраслевая структура эко­ номики за реформенный период фактически не изменилась. В до­ реформенный период как было три отрасли специализации: лесная, рыбная и горнодобывающая, так и осталось. Горнодобывающая и лесная отрасли снизили свои показатели, увеличивается доля рыб­ ной промышленности - 40%, хотя и здесь наблюдаем много про­ блем, например, теневой сектор. В целом большинство проблем в экономике идентично с другими регионами страны.

Вместе с тем есть специфические проблемы, характерные для Дальнего Востока. Это переориентация экономических связей ре­ гиона, разрыв социальных связей, низкая рыночная плотность про­ странства и др. Во многом они определены географическим поло­ жением Дальнего Востока, по оценке А.М. Майергойза - как уни­ кальное.

Об изменении пространственной и отраслевой структуры эко­ номических связей свидетельствуют следующие данные. В 1990 г.

19% реализованной продукции потреблялось внутри региона, 75% от всего объема вывозилось в западные районы страны и только 6% шло на экспорт. В 2004 г. имеем следующую картину. От общего объема ВРП 77 % идет на внутреннее потребление, 18% на экспорт и лишь 5% в западные регионы страны.

Происходит нарушение социальных связей. Каждый третий жи­ тель Дальнего Востока тесно связан родственными и другими узами с западными регионами России и странами СНГ. Если в дорефор­ менный период билет на самолет Владивосток - Москва и обратно стоил менее размера месячной заработной платы, го в настоящее время ежегодные поездки в западные регионы к своим родственни­ кам уже не под силу большинству жителей.

Следующей проблемой интенсификации экономического роста является удорожание строительства из-за сложных природно климатических условий. Удорожание по сравнению с европейской частью страны составляет 30-40%. К ним прибавляются высокие транспортные и энергетические тарифы. Так, последние в 2,7 раза выше, чем среднероссийские, а на Камчатке - 4,0-4,5 раза. Все это включается в себестоимость производимой продукции и отражается на их конкурентоспособности.

Все это отражается на динамике численности населения регио­ на. В начале 90-х гг.в XX в. население Дальнего Востока превыша­ ло 8,6 млн человек, а в 2002 г. оно уменьшилось до 7,04 млн чело­ век. Потери составили более 1,5 млн человек, что почти равносиль­ но населению Хабаровского края. Из них почти 90% составляет от­ ток населения в другие регионы России и в страны СНГ. На мигра­ ции населения сказывается конграст природно-климатических ус­ ловий не только с другими регионами страны, но и внутри самого региона. Наиболее существенным фактором, отражающим мигра­ цию людей, является изменение в худшую сторону социально экономических условий жизнедеятельности.

Для выявления территориальных контрастов предлагаем срав­ нительную характеристику южных районов Дальнего Востока и се­ веро-восточных регионов Китая. Так на нашей территории прожи­ вает 5 млн человек, на территории Китая - 100 млн человек, соот­ ветственно социальная и экономическая плотность у них значи­ тельно выше. Природно-ресурсный потенциал у нас менее затронут антропогенной деятельностью. Мы провели дробное природно­ ресурсное районирование нашей территории, особенно подробно для прибрежных районов. В морской экономической зоне выделили биопотенциальные промысловые районы, связанные с биологиче­ скими ресурсами океана шельфовой зоны. В результате выяснено, что потенциальные возможности объема вылова рыбы можно уве­ личить в 8-10 раз по сравнению с современным уровнем. Наличие рыбного сырья, запасов других природных ресурсов позволяет оп­ тимистично смотреть на социально-экономическое развитие при­ морских районов Дальнего Востока, но при условии активной рабо­ ты банковского сектора, проведения инвестиционной политики, создания совместных предприятий, внимания со стороны государ­ ства нашему региону. Несмотря на кризисные 90-е г. XX в. рыбо­ промысловая отрасль региона является единственной, которая более или менее удержана на плаву.

Важнейшим фактором, влияющим на развитие приграничных районов Дальнего Востока, является экономическое положение. Это положение рассматриваем с точки зрения типов политических сис­ тем тех стран, с которыми мы являемся соседями, включения наше­ го региона в зону геополитических интересов соседних стран и т.д.

Существенную роль в развитии СВА играют геополитические факторы. Важнейшей особенностью геополитического положения стран и районов в СВА является то, что здесь происходит непосред­ ственный контакт, стык крупнейших стран мира: Китая, Японии, России. Республика Корея также является крупной, развитой стра­ ной, а после ее объединения с развивающейся КНДР Корея также станет одной из крупных стран мира. Регион СВА, в свою очередь, 1раничит с самой мощной страной мира - США, попадая тем самым в зону активных национальных интересов Америки.

В СВА в настоящее время сложились, пожалуй, самые высокие в мире I еополитичсские контрасты в виде непосредственного со­ седства стран с очень различными политическими системами: от КНДР - страны с жестким коммунистическим режимом, Китая страны с социалистической ориентацией, России - страны с пере­ ходной системой и с ориентацией к открытой рыночной экономике до Республики Корея с республиканской политической системой, с сильной президентской властью и Японии - страны с конституци­ онной монархией и развитой демократией.

Страны СВА имеют активные геополитические интересы в виде стремления к расширению и укреплению географических (про­ странственных) сфер своего влияния. При этом геополитические интересы почти всех стран СВЛ имеют значительное пересечение в зонах Тихого океана, Охотского и Японского морей, в ряде районов российского Дальнего Востока, в т.ч. Сахалина и его шельфа, бас­ сейна Амура, Курильских островов, бассейна р. Туманной и других.

В отдельных случаях пересечение геополитических интересов мо­ жет приводить к появлению конфликтных ситуаций и геополитиче­ ских проблем, когда какая-то страна начинает препятствовать рас­ ширению и укреплению сферы влияния другой страны. Геополити ческая проблема может появиться и при стремлении страны устано­ вить какие-то особые формы влияния в том или ином регионе. А если мы посмотрим соседство с точки зрения геополитического по­ ложения России на западе, то первый пояс - непосредственно с граи-соседей - это бывшие республики, которые за исключением Белоруссии, наверное, пытаются строить свои отношения с ориен­ тацией на запад. Второй пояс - это бывшие соцстраны, которые то­ же пытаются ориентироваться на запад. Третий пояс - это развитые страны, составляющие основу Европейского союза. Поэтому вывод напрашивается такой, что федеральные органы правительства Рос­ сии должны большое внимание оказывать усилению стратегических интересов России на восточном направлении. Эту мысль я выска­ зал, когда встречался с президентом нашей страны В.В. Путиным во Владивостоке, Таким образом, для устойчивого развития Дальнего Востока имеются все предпосылки. Для этого необходимо решить те имею­ щиеся специфические проблемы, которые сводятся к следующим:

1. Разрыв и переориентация экономических связей.

2. Разрыв социальных связей.

3. Низкая плотность рыночного пространства.

4. Действие удорожающих природно-климатических факторов.

5. Действие удорожающих транспортных и энергетических фак­ торов.

6. Негативные социально-демографические процессы.

7. Экономико-географические и экологические контрасты.

8. Социально-экономико-географические и геополитические контрасты с регионами соседних стран.

К р и тери и к а ч ес т в а р о ст а к р и зи сн ы х терри тори й * (Опыт НАУЧНОЙ р а б о т ы с т у д е н т о в но р е г и о н а л ь н о м у р а з б и т и ю Б у р я т и и * * ) Г. И. Гладкевич канд. геогр. наук, доцент МГУ им. М.В. Ломоносова, г. Москва В работе даны результаты разработки антикризисного проекта по Республике Бурятия, направленного на обеспечение ее экономического развития с учетом экономико-географического положения и других осо­ бенностей территории, The paper discusses results of development o f the anti-recessionary project on the republic Buryatia, directed on maintenance its economic development in view of an economic-geographical location and other features o f territory.

В 2003 г. на кафедре экономической и социальной географ™ России географического факультета МГ'У им. М.В. Ломоносова по инициативе заведующего кафедрой В.Е. Шувалова был впервые проведен эксперимент проведения конкурса на лучший студенче­ ский проект, финансирование которого осуществил Русский банк развития.

Одним из таких проектов, получивших поддержку со стороны спонсоров, стал проект по Республике Бурятия: «Новая философия развития кризисных территорий (на примере Республики Бурятия)».

Работа по проекту никак не связана с курсовыми и дипломными работами, которые вели студенты. Их лозунг был таков, что иссле­ дование, которое они хотят провести, должно не дублировать их основные научные исследования, а дополнять его, расширить еще более их кругозор.

Анализ тенденций социально-экономического развития регио­ нов служит нескольким целям: а) понимания существа наблюдае­ мых процессов и роли, влияющих на них факторов;

б) выявления специфики регионов, проблемных и критических ситуаций в их развитии;

в) оценки последствий происходящих процессов;

г) выра­ ботки рекомендательных мер воздействия.

1 * Работа выполнена при содействии Русского байка развития, ** Состав участников проекта, студентов кафедры экономической и социальной географии России МГУ: П.А. Чистяков (ответственный исполнитель), Д.А. Гадко ва, E.A, Лаптева, A.M. Нуртдииова, А.А. Сидоренко, З.С. Содбоев.

Цель данного проекта заключалась в определении системы мер для обеспечения ускоренного экономического развития Республики Бурятия с учетом ее экономико-географического положения, на­ циональных, природноресурсных, социально-исторических, эколо­ гических и других экономико-географических особенностей терри­ тории.

Реализация проекта происходила в четыре этапа.

На первом этапе (апрель-август 2003 г.) в библиотеках Москвы изучалась литература по Республике Бурятия, была проанализиро­ вана информация с интернет-сайтов, составлена анкета для социо­ логического опроса жителей Бурятии с целью знакомства с наибо­ лее актуальными проблемами местного населения и выявления их отношения к развитию туризма в регионе.

Параллельно было начато сотрудничество с Департаментом экономики окружающей среды и природных ресурсов Минэконом­ развития и торговли РФ и ВНКЦ «Север». В течение июня-декабря 2003 г. было выполнено несколько больших по объему работы за­ даний Департамента и ВНКЦ «Север», а также подготовлены к пе­ чати и в настоящий момент опубликованы статьи (общим объемом 9,5 п.л.), отражающие тот или иной этап работы над проектом.

На втором этапе, в рамках научно-исследовательской экспеди­ ции в Республике Бурятия (август 2003 г.), был собран полевой ма­ териал (предоставленный при содействии Министерства экономи­ ческого развития и торговли Российской Федерации) Министерст­ вом экономики и внешних связей Республики Бурятия (Комитет по молодежной политике, туризму и спорту, Комитет по природным ресурсам и экологии), подразделением Министерства природных ресурсов РФ «Байкалприрода», Байкальским институтом природо­ пользования, Администрацией Тункинского района.

Во время полевого этапа также были проведены натурные об­ следования территории, собрано 150 анкет по результатам социоло­ гического опроса населения и бесед с работниками управленческих государственных структур.

Работа на третьем этапе (сентябрь-декабрь 2003 г.) включала анализ и изучение собранного в Республике Бурятия материала, вы­ явление «точек» роста, изучение влияния Байкальского фактора на развитие экономики Бурятии, анализ опыта ускоренного экономи­ ческого развития регионов и стран со сходными природными и эко­ номическими условиями. Более детально была исследована специ­ фика развития горнопромышленного, лесного, агропромышленного, рекреационного комплексов региона, обоснована актуальность формирования и развития информационного поля Республики Бу­ рятия.

На последнем, четвертом этапе реализации проекта (январь февраль 2004 г.) была проведена редакторская работа, построены карты и подготовлен окончательный вариант отчета.

В результате подготовлен отчет по проекту общим объемом бо­ лее 300 страниц, включая большое число схем, таблиц, графиков, приложений. Практическое значение работы состоит в возможности использования полученных выводов для выработки управленческих решений и определении профамм и концепций развития кризисных территорий.

Участники проекта выразили благодарность Министерству эко­ номического развития и торговли Российской Федерации, Всерос­ сийскому научно-координационному центру по проблемам Севера Арктики и жизнедеятельности малочисленных народов Севера за информационную поддержку и предоставление возможности посе­ щения государственных струкгур на территории Республики Буря­ тия. Участники проекта глубоко признательны кафедре экономиче­ ской и социальной географии России и руководству русского банка Развития за предоставленную возможность создания и реализации данного научно-исследовательского проекта.

В ходе работы достигнута главная цель - повышение уровня их профессиональных навыком, расширение кругозора, приобретение бесценного опыта самостоятельного экономико-географического исследования.

Работая над проектом, осознали более глубоко важность сохра­ нения того бесценного природного наследия, которое представляет собой уникальный Байкал. Пришли к мнению о необходимости привлекать внимание российской общественности, СМИ, людей, принимающих решения на самом высоком уровне, к этой чрезвы­ чайно значимой для нашей страны теме.

Основные научные результаты проведенного исследования за­ ключаются в следующем. С началом рыночных реформ усилилась дифференциация регионов России, что объясняется многими при­ чинами.

Во-первых, неодинаковой адаптируемостью к новым экономи­ ческим условиям хозяйствования регионов с разной структурой экономики и разным менталитетом населения и власти.

Во-вторых, значительным ослаблением рейдирующей роли го­ сударства (сокращением государственной финансовой поддержки, отменой большинства региональных экономических и социальных компенсаторов).

В-третьих, возникшим фактическим неравенством субъектов Федерации в экономических отношениях с "центром".

Для устойчивой прогрессивной эволюции экономического про­ странства необходима новая философия территориального развития страны, при этом в силу объективных различий регионов требуется дифференцированный подход к разработке стратегии их развития.

Особого внимания требуют проблемные регионы. К проблем­ ным регионам могуг быть отнесены, например, зона Севера, зона ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской ЛЭС, озеро Байкал и прилегающая территория и т.п. Число выделяемых про­ блемных регионов должно быть не очень велико, иначе усилия го­ сударства по их поддержке окажутся размытыми и малоэффектив­ ными.

Государство может оказывать поддержку экономически слабым регионам в форме развития производственной инфраструктуры, стимулирования притока частных инвестиций, некоторых налого­ вых и кредитных льгот и преференций, селективного дотирования предприятий, обеспечивающих минимальную занятость и т.п. Од­ нако масштабы такой экономической поддержки в ближайшие годы не могут быгь значительными и достаточными, учитывая ограни­ ченность финансовых ресурсов. Поэтому важно учитывать фактор саморазвития регионов на основе использования собственного по­ тенциала и конкурентных преимуществ. Возможности же межре­ гионального перераспределения федеральных доходов в пользу от­ сталых регионов будут возрастать по мере ускорения экономиче­ ского подъема в стране.

Развитие любой территории происходит под действием внут­ ренних и внешних факторов.

К внутренним факторам развития относятся ресурсно-сырьевой потенциал;

трудовые ресурсы и их образовательный уровень;

про­ изводственный потенциал (результаты деятельности в основных сферах хозяйства региона);

инновационный (уровень развития НИ ОКР и их финансирования, внедрение достижений научно технического прогресса в регионе);

институциональный (степень развития ведущих институтов рыночной экономики);

инфраструк­ турный (инфраструктурная обеспеченность);

финансовый потенци­ ал (объем бюджетных доходов, прибыльность предприятий и дохо­ ды населения региона);

потребительский (совокупная покупатель­ ная способность населения региона).

К внешним факторам относится экономико-географическое и, прежде всего, транспоргно-географичсское положение региона (свое­ образный ресурс, способный изменяться во времени). Соотношение тех и других на разных этапах исторического развития приводиг к так называемому территориальному неравенству в социально экономическом развитии регионов, к появлению проблемных регио­ нов, в т.ч. кризисных. Все названные проблемные регионы России мо­ гут быть проанализированы с точки зрения полюсов роста.

Какую территорию считать кризисной? В большинстве случаев под понятием «кризис» на территории подразумевается кризис эко­ номического развития или политическая нестабильность (нередки варианты совмещения). Если рассматривать экономическое разви­ тие как рост совокупности экономических показателей, то из вни­ мания ускользает качество этого роста. Анализируя именно качест­ во роста, возможно, выявить латентный кризисный период (период скрытого кризиса).

Синонимом «экономического развития» следует считать «ус­ тойчивое развитие», или «качественный рост». Такие акценты на­ кладывают необходимые императивы на процесс экономического роста в чистом виде (рост подушевого дохода, ВРП и т.д.) и обра­ щают внимание на то, каким образом достигается рост. Результаты аналитического исследования специалистов Института всемирного банка в области государственного управления, устойчивости окру­ жающей среды, управления глобальными рисками и т. д. показали, что повышения качества роста можно добиться не только в са­ мых богатых с экономической точки зрения территориях.

Отнесение района к тому или другому «классу» развития —«до­ нор», «депрессивный», «кризисный» или «отсталый» подобно рас­ пределению по кастам, надолго определяет его роль в стране, в экономике и т.д. В рамках федеративного устройства региону, по­ лучившему негативную оценку, государством могут быть предос­ тавлены различные льготы. Но если такая ситуация сохраняется в течение продолжительного срока, то в регионе формируется кон­ цепция существования «за чужой счет», внутренние ресурсы разви­ тия остаются в пассиве, у населения формируются заниженные по­ требности. Результатом является неэффективное распределение фе­ деральных ресурсов и, как следствие, усугубление кризиса. Класси­ ческим примером такой политики в России является «северный за­ воз».

С точки зрения инвестирования дело обстоит несколько слож­ нее. Негативная оценка, подразумевающая низкую стоимость рабо­ чей силы, слабую конкуренцию и т.д., может привлечь инвесторов, работающих с большими рисками. Так, реальные объемы инвести­ ций зачастую опровергают опубликованные инвестиционные рей­ тинги. В первую очередь, это касается прямых инвестиций. Порт­ фельные инвестиции имеют слабую территориальную привязку.

В то же время региональная политика должна быть направлена на переориентацию кризисных территорий на саморазвитие с ис­ пользованием собственного потенциала и конкурентных преиму­ ществ (незадейсгвованных полюсов роста).

Термин «саморазвитие» отнюдь не подразумевает отказ от суб­ сидирования, по крайней мере на начальном этапе. Отказаться сле­ дует от общего финансирования бюджета административной еди­ ницы, т.к. в средствах, проходящих через бюрократические инстан­ ции, повышается энтропия. Причиной тому - огромные транзакци­ онные издержки внутри госаппарата кризисных территорий. Сокра­ тить их возможно путем сокращения инстанций, принимающих ре­ шение, и согласования интересов центра и региона.

Под сокращением инстанций, принимающих решение, подразу­ мевается адресное финансирование. Это не противоречит принци­ пам федерализма, т.к. определение объектов такого финансирова­ ния происходит с учетом согласования интересов. С этой целью представляется обоснованным внедрение индикативной системы управления (ИСУ). Впервые предложенная Н.Д. Кондратьевым, ИСУ успешно действует во Франции и в некоторых субъектах РФ.

! 1омимо ценового механизма рыночная экономика должна быть до­ полнена так называемым индикативным планом, в котором заинте­ ресованы различные социальные и экономические группы. По сло­ нам французского экономиста М.А. Шалаидона, согласованная эко­ номика - это экономика «свободная, но не либеральная, дисципли иированная, но не регулируемая, основанная на коллективном тру­ де, но не коллективистская».

Система призвана регулировать социально-экономическую сфе­ ру путем совместных действий органов власти и негосударственных хозяйствующих субъектов, без вмешательства государства в про­ цесс хозяйственной деятельности предприятий. Однако индикатив­ ный план эффективен в том случае, если индикаторы определяются совместными усилиями органов власти, предприятий и других ор­ ганизаций. В настоящее время для многих регионов России это яв­ ляется утопией, т.к. крупнейшие промышленные предприятия «за­ крывают» информацию о своем функционировании, объявляя ком­ мерческой тайной все экономические показатели своей деятельно­ сти. Такая ситуация может быть следствием некоторого недоверия менеджеров по отношению к органам власти. В этих условиях кол­ лективный поиск индикаторов крайне затруднен.

Самым простым индикатором кризиса является уровень бедно­ сти. Стратегия «борьбы с бедностью» нацелена на повышение уров­ ня жизни людей через общее оздоровление экономики региона, оживление производства, одним словом, через реализацию полюсов роста.

В условиях недостаточности инвестиций в качестве социально эффективного полюса роста можно рассматривать самозанятость населения. Под самозанятостью подразумевается неюридическое и не противоречащее уголовному законодательству инициирование возможности заработка на основе имеющегося хозяйственного по­ тенциала. Самозанятость часто вступает в противоречие с экономи­ ческим законодательством, т.к. подразумевает отсутствие налого­ обложения, а значит, является частью теневого сектора экономики.

Тем не менее, по мнению крупнейшего экономиста Эрнанда де Со­ то, содействие развитию теневого сектора на определенном этапе при максимальной информированности о процессах, происходящих в нем, поможет государству провести его эффективную легализа­ цию в будущем. Необходимо дать самозанятости перерасти в малый бизнес и только тогда обременять налогами.

Приоритетными направлениями в сельской местности могут быть расширение доступа к земле, увеличение занятости в личном подсобном хозяйстве (действует также и для жителей небольших городов), содействие сбыту и переработке продукции ЛПХ. В усло­ виях низкой эффективности сельского хозяйства - расширение не­ сельскохозяйственной занятости: сбор и переработка дикоросов, развитие сферы услуг и торговли вдоль крупных автодорог для транзитных потребителей (дачники, туристы), развитие видов услуг для удовлетворения потребностей сельского социума.

Одним из основных ресурсов производства (полюсов роста) на постиндустриальном этапе развития является информация. До сере­ дины XX в. понятие информации носило чисто обывательский ха­ рактер. В связи с появлением кибернетики это понятие приобрело фундаментальный статус. Информация стала рассматриваться нау­ кой «как мера организованности системы в противоположность по­ нятию энтропии». У социальной группы любого масштаба имеется ряд стереотипов, моделей поведения и восприятия, которые эконо­ мят время, необходимое на принятие решения в каждый момент.

Например, ментальная карта, формирующаяся в сознании у боль­ шинства обывателей, значительно отличается от карты реальной.

Зачастую количество информации о регионе или стране вообще ставит вопрос о его существовании на ментальной карте мира.

Объем информации относительно определенной территории как нельзя лучше характеризует ее вхождение в информационную эпо­ ху. Информация сама по себе может послужить мощным ресурсом развития, изменить негативный стереотип региона, сложившийся в сознании многих людей. Информационное поле существенно влияет на принятие решений каждым конкретным экономическим агентом. В условиях радикальной неопределенности и больших рисков инвестор сделает выбор в пользу той или иной территории в соответствии с субъективным знанием, руководствуясь своей интуицией.

Количественные и качественные характеристики информацион­ ного поля могут быть учтены при определении инвестиционного климата кризисной территории. Формирование регионом этой со­ ставляющей инвестиционного климата может производиться с по­ мощью деятельности PR-компаний, проката рекламных роликов на федеральных телевизионных каналах, проведения различных кон­ ференций на своей территории и т.д.

В современных условиях информационное поле имеет большое значение для развития туризма в силу информационноемкости этой сферы. Зарубежный и отечественный опыт свидетельствует, что привлечение инвестиций в рекреационно-туристскую деятельность в большинстве случаев сдерживается не отсутствием финансовых источников, а отсутствием материалов и документов, подтвер­ ждающих инвестиционную привлекательность тех или иных тури­ стских объектов. Говоря об инвестициях, следует отметить, что ин­ тегральный показатель эффективности внедрения инвестиционных проектов в туризм, несмотря на капиталоемкость, выше по сравне­ нию с эффективностью вложения в другие отрасли. Однако эти проекты имеют высокий уровень инвестиционных рисков.

В рамках вопроса о создании информационного поля следует сказать о важнейшем атрибуте качественного роста - открытости экономики. Информационное поле может формироваться посредст­ вом расширения объективной информационной ба}ы. Например, положительно скажется на «имидже» территории наличие большого количества высококачественных статистических материалов, ана­ литических записок, информативных отчетов правительства.

Следует поместить в свободный доступ в Интернет подробные паспорта территорий разного уровня административной иерархии.

Преградой на этом пути может послужить слабая информатизация кризисных территорий. Реализация данного предложения может инициировать создание рабочих мест для высококвалифицирован­ ных кадров: аналитиков, PR-технологов, специалистов в области дизайна и др.;

привлечь дополнительную рабочую силу из других регионов.

При создании информационного поля следует уделить внимание «раскручиванию» бренда территории. Таковым может стать уни­ кальный природный объект, историческое событие, деятельность известного политика - буквально любая «экстремальная» характе­ ристика. Брендом территории могут пользоваться хозяйствующие субъекты, ориентирующиеся на экспорт. Особенно важно формиро­ вание бренда для развития рекреации. Опыт некоторых территорий (о. Ибица, Балеарский архипелаг) показывает, что грамотное ис­ пользование бренда может вызвать «эскалацию» развития турист­ ской индустрии. Есть такие примеры и в России (г. Мышкин Яро­ славской области).

Фактором развития кризисной территории следует рассматри­ вать туризм, особенно с учетом того мультипликативного эффекта, которым он обладает. Во-первых, туризм способствует росту заня­ тости местного населения в целом, что способствует снижению уровня бедности. При этом растет самозанятость населения. Во вторых, туризм как межотраслевой комплекс стимулирует развитие сопредельных отраслей экономики: торговли, транспорта, связи, сельского хозяйства, производства товаров народного потребления, обеспечивая тем самым дополнительные возможности роста регио­ нального дохода. Через сопредельные отрасли туризм косвенно стимулирует развитие промышленности и способствует росту дохо­ дов работников промышленных предприятий. Таким образом, реа­ лизуется модель зависимости одной отрасли хозяйства от другой, в чем и проявляется мультипликативный эффект, отражающий уве­ личение доходов региона в зависимости от расходов туристов.

При продуманной организации туризм также является фактором региональной устойчивости территории: он содействует политиче­ ской стабильности, сохранению культурных ценностей и естествен­ ной природной среды;

развитие туризма способствует увеличению инвестиционной привлекательности региона, совершенствованию муниципального и регионального менеджмента. Кроме того, спе­ цифика туризма заключается в том, что туристские услуги в между­ народном товарообороте выступают в форме «невидимого экспор­ та».

Для кризисных территорий рекреационно-туристская деятель­ ность служит альтернативной отраслью экономики, развитие кото­ рой придает территории устойчивое развитие, приводит к сокраще­ нию бедносги населения. Значимость роли туризма еще более воз­ растает, если учесть, что в целом в мире кризисные территории, как правило, представлены наименее измененными хозяйственной дея­ тельностью ландшафтами. Кроме того, есть территории, сохранив­ шие самобытность, где население продолжает заниматься традици­ онными направлениями хозяйства (охота, собирательство, олене­ водство и др.). Здесь туризм можно оценить как инструмент под­ держания социально-экономической устойчивости территории и естественного разви тия сообщества.

При минимальных затратах и в минимальные сроки обеспечить ускорение социально-экономического развития территории спосо­ бен, прежде всего, экотуризм. Примером страны, эффективно раз­ вивающей экотуризм, служит Коста-Рика, в которой с 1993 г. ту­ ризм, в том числе экологический, приносит в государственный бюджет доходов больше, чем любая другая отрасль экономики.

Другим примером, где экотуризм становится важной отраслью хо­ зяйства, является Непал. Здесь с 1980 по 1991 г. число туристов, принявших участие в трекинговых турах, увеличилось на 255%. Для финансовой поддержки предпринимателей, так или иначе связан­ ных с туризмом, были созданы специальные фонды: Фонд под­ держки общества, осуществляющий финансирование социальных программ;

Фонд рискованных капиталовложений, финансирующий бизнес-проекты малого предпринимательства и кредитующий их;

Фонд развития инфраструктуры, финансирующий прокладку ком­ муникаций.

Основным фактором, сдерживающим развитие туризма в кри­ зисных регионах, является состояние и уровень развития инфра­ структуры. Улучшение этого параметра требует значительных ин­ вестиций, что особенно проблематично для экономически менее развитых территорий. Однако для территорий, где возможно разви­ тие экотуризма, с его производными «отдыха на природе», необхо­ димы небольшие средства, о чем свидетельствует опыт Монголии, где специфика экотуров позволяет «забыть о цивилизации».

Туристская рента - самый короткий путь к социально экономическому развитию кризисных территорий. Ренту за качест­ во рекреационного ресурса непосредственно получает собственник ресурса - регион. Далее рента вкладывается обратно для поддержа­ ния и развития ресурсного потенциала туристского производства.

Ренту местоположения также получает собственник ресурса - тер­ ритория (регион).

Основная проблема развития кризисных территорий заключает­ ся в том, что стартовые условия их развития не позволяют обеспе­ чить социально-экономический рост за короткий период. В связи с этим предлагается принцип пошагового развития. На первом шаге целесообразно развивать самые высоколиквидные и конкуренто­ способные отрасли, максимально используя самозанятость населе­ ния и созданный научно-технический потенциал.

Второй шаг - это восстановление (переориентация некоторых предприятий на «мирные рельсы) отраслей ВПК (если таковые есть);

разработка месторождений уникальных полезных ископае­ мых в районах, оказывающих наименьшую нагрузку на окружаю­ щую среду (уникальность, равноценная незаменимости, является гарантией окупаемости), транзитные проекты.

Третий шаг - возрождение основных отраслей промышленно­ сти, сельского хозяйства, полное обновление основных фондов.

Четвертый - формирование общест венных институтов и граж­ данского общества. Все четыре шага должны начаться одновремен i/о, но сроки достижения результатов их возрастают от первого к четвертому.

Передача приоритетов от одного шага к другому будет осущест­ вляться на основе мультипликативного эффекта. Непременным ат­ рибутом каждого шага должно стать малое предпринимательство в соответствующих отраслях. Все меры должны разрабатываться ко­ герентно с экологическими ограничениями, которые по мере воз­ можности следует использовать как стимул качественного роста.

С тратегический реги о н в систем е террито ри альн ы х структур Б.Л. Раднаев д-р reoip. наук, профессор БГУ, г. Улан-Удэ В статье обосновывается формирование стратегических регионов как новых единиц в территориальной структуре. Дается обоснование того, что Байкальский регион может стать стратегическим регионом как для России, так и для международного сообщества.

The paper deals with the formation o f strategic regions as new units in ter­ ritorial structure. The author asserts that the Baikal region can become strate­ gic region as for Russia so for the international community.

По мере совершенствования пространственной организации жизни общества, продвижения государств к постиндус гриальному этапу развития происходит процесс глобализации, эволюционируют структуры и функции территориальных социально-экономических систем. В связи с этим эволюционируют научные идеи и модели, анализирующие и вскрывающие сущность происходящих явлений.

Традиционно они базировались на теории центральных мест, вскрывающие процесс формирования соотношения и взаимодейст­ вия «ядра» и «периферии». Затем она перешла в концепцию инду­ стриальных кластеров. П конце 80-х и в начале 90-х гг. XX в. поя­ вилась сетевая теория, рассматривающая развитие экономической жизни в пространстве в виде различного рода пространственных сетей, от глобального до локального. Действительно сетевая орга­ низация различных видов индустрии, сферы услуг, сервиса, финан­ сов позволяла существенно снизить все виды производственных и непроизводственных затрат, экономить время и улучшить террито риальную форму организацию жизни людей. Выгодное экономико географическое положение, интенсивное развитие науки и образо­ вания, активность людей и т.п., отдельных узлов этой сети позволи­ ли выйти в лидирующую группу и стать «экономическими ворота ми» В этой связи таким странам, как Россия, где сетевая организация экономики еще не набрала свою силу, приходится преодолевать различные объективные и субъективные препоны. Например, ре­ альный геополитический расклад сил по отношению к нашей стра­ не, низкий уровень плотности экономики и людей на большей части ее территории не позволяют быстро занять более достойное место в глобальной экономике. В этих условиях при поиске путей совер­ шенствования территориальной структуры экономики и социальной сферы наиболее приоритетным может стать выделение «регионов локомотивов», а не отдельных точек роста, хотя и это может иметь место в зависимости от специфики территории. Такие регионы локомотивы могут быть реально существующими или потенциаль­ ными, то есть могущие стать таковыми в будущем. При определен­ ных обстоятельствах такие регионы могут перейти в разряд страте­ гических.

Стратегический регион в нашем понимании - это часть террито­ рии страны, имеющая важное и существенное значение для разви­ тия территорий более высокого иерархического уровня. Ок может иметь стратегическое значение для государства в целом, для более крупного региона, в который он входит, для соседней страны или группы стран и в конечном итоге для мирового сообщества. Страте­ гичность территории определяется значительностью его географи­ ческого и геополитического положения, социально- экономическо­ го, культурного, людского, природного, территориального потен­ циалов. Стратегические регионы, расположенные в пограничных территориях, призваны обеспечить продвижение геополитических интересов государства, взаимно дополнять экономику соседних го­ сударств при условии их дружественных отношений, проводить перспективные взаимные интересы в гуманитарной сфере, способ­ ствовать селекции инвестиционных потоков, способствовать вклю­ чению сопредельных районов и стран в региональную и междуна­ родную систему территориального разделения труда. Для формиро­ вания стратегических регионов необходимы соответствующие ус­ ловия и факторы. Можно выделить следующие группы условий и факторов: геополитическое и экономико-географическое положе­ ние;

природные и экономические предпосылки развития;

социаль­ но-демографические особенности;

финансовая и инновационная привлекательность, транспортно-коммуникационные условия. В каждом регионе все эти условия и факторы имеют свою специфику и, соответственно, проявляется по-разному. В развернутом виде они выглядят следующим образом:

1) финансовая и инновационная привлекательность:

- доступность знаний, информации и высоких технологий;

- размер и возможности рынка;

- возможности финансовой инфраструктуры;

- наличие международных банков;

- уровень капитализации;

- положительное отношение к инновациям;

- политическая стабильность;

- характер налогообложения;

- затраты на проведение сделок;

- макроэкономические условия;

- законы, подзаконные акты, ведомственные инструкции и т.п.;

2) социально-демографические особенности:

- мобильность людей и рабочей силы;

- стремление к знаниям и инновациям;

- непрерывная обучающая среда;

- наличие обучающих сред, прежде всего по новым направле­ ниям;

- наличие фундаментальных научных центров, особенно но высоким технологиям;

- трудовая культура и трудовые отношения (трудолюбие, тра­ диции, навыки, восприимчивость к новым идеям, предпринима­ тельская энергия и т.д.);

- характер и уровень развития социальных институтов;

- общая и этническая культура;

- правовая и политическая культура;

- экологическая культура и т.п.;

3) природные условия и экологические факторы:

- сравнительно благоприятные природно-климатические ус­ ловия;

- возможности смягчения суровости природных условий;

- наличие конкурентоспособных на мировом рынке природ­ ных ресурсов;

- возможности комплексного освоения природно-ресурсного потенциала;

- предпосылки превращения регламентирующих природных факторов в стимулирующие;

- направления положительной трансформации экологической ситуации при различных вариантах антропогенного прессинга;

4) геополитическое и экономико-географическое положение:

- учет эволюции геополитического положения при изменении баланса сил (история, оценка современного состояния и перспективы);

- оценка позиционирования по отношению к мировым и ре­ гиональным центрам, соседним государствам, воротам глобальной экономики, АТР;

- оценка позиционирования к мировым экономическим сетям, тыловым и внутригосударственным экономическим центрам и се­ тям;

- территориальные аспекты миграции населения, трудовых ресурсов, потоков товаров и денег и т.д.;

5) транспортно-коммуникационные факторы:

- наличие магистральных путей сообщения, связанных с ми­ ровыми транспортными сетями;

- техническая и технологическая оснащенность видов транс­ порта и их взаимосвязь;

- наличие современных линий связи и телекоммуникацион­ ных систем и т.д.

Конечно, эти условия и факторы не обязательно должны быть в наличии или уже функционировать, а иметь потенциальные воз­ можности их развития или использования без особых на то усилий.

В начале XXI в., когда интенсивно начался процесс глобализа­ ции во всех сферах человеческой деятельности, страны и регионы постепенно вовлекаются в его орбиту. Данный процесс имеет чет­ кую пространственную картину. Локомотивом данного процесса выступают страны, вступившие в эпоху постиндустриального раз­ вития, и в результате пространственно - временные процессы, про­ исходящие в разных уголках земного шара, становятся общеплане­ тарными. В роли ядер пространственных аспектов глобализации выступают так называемые «Мировые экономические ворота».

В связи с этим остальные страны и регионы, находящиеся за пределами зон непосредственного их влияния, рано или поздно во­ влекутся в этот процесс, и поэтому становится необходимым перс смогр целей и направлений социально-экономической структуриза­ ции не только на уровне государств, но и в масштабе внутренних территориальных образований. Происходящий сегодня переход к глобальной экономике и постиндустриальному обществу требует иной модели пространственной организации экономической дея­ тельности и поиска мягкою пути входа в процесс глобализации.

Поиск таких путей особенно актуален для таких стран, как Россия, находящихся еще на индустриальном этапе своего развития и тем более специализирующихся на сырьевых товарах в международном разделении труда. Ущербность в сырьевой специализации в эпоху глобализации заключается в том, что цены на них определяются внешними факторами, т.е. мировой конъюнктурой, в отличие от инновационной деятельности и сферы услуг, определяемой произ­ водителями. Этим определяется неустойчивость экономики сырье­ вой ориентации.

В настоящее время Россия не может находиться в стороне от мировых экономических и геополитических событий, и она будет вовлечена в эти процессы. Россия, имеющая огромную и слабую пространственно структурированную территорию, большую протя­ женность государственных границ со множеством стран, находя­ щихся на разных ступенях социально-экономического развития, в принципе не может иметь единую доя всей страны стратегию вхож­ дения в глобализирующий мир. Поэтому необходимо иметь дивер фицированную в пространстве и во времени региональную полити­ ку вхождения в современные мировые процессы с четким выделе­ нием и оценкой своих возможностей, то есть с выделением страте­ гических регионов. Особенно актуально выделение стратегических регионов и их приоритетное развитие для Востока России, ибо в ближайшей перспективе на эту часть России будет оказывать воз­ действие две глобальные силы: процесс глобализации и растущая экономическая и демографическая мощь Китая. Для Сибири и Дальнего Востока эта проблема становится критической, ибо дан­ ная территория характеризуется протяженностью расстояния, суро­ востью природно-климатических условий, слабой инфраструктур­ ной обеспеченностью, являющейся важнейшим фактором мягкого вхождения в глобальные социально-экономические сети.

Россия, по нашему мнению, не должна стремиться противосто­ ять этим силам, да и она не сможет этого сделать по ряду объектив­ ных и субъективных обстоятельств. Наоборот, она должна и обяза­ на использовать эти силы в свою пользу, а также найти разумные пути использования «экономического преимущества отсталости»

[1]. Прежде всего, необходимо разумно управлять их приходом на российское социально-экономическое пространство, организовать этим двум силам конкурентную среду и на противоборстве этих сил найти свою выгоду и определить долгосрочную пространственную стратегию своих действий. В этом плане Сибирь и Дальний Восток являются хорошим полигоном. В такой ситуации некоторые отри­ цательные факторы нашего региона можно было бы повернуть в положительную сторону. Например, обилие земельных ресурсов, свободных пространств с богатым и со своеобразным природно­ ресурсным потенциалом, не обремененным внутренними устояв­ шими институциональными факторами, слабая населенность, низ­ кая экономическая плотность, относительная «экологическая сво­ бода» и т.д.

Поэтому появляется необходимость разработки диверфициро ванной региональной политики для мягкого вхождения сибирских регионов в глобальные экономические сети и нахождения рацио­ нальных путей сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

В настоящее время на мировом экономическом пространсчьс исследователями выделяются различные типы концентраторов, оп­ ределяемые как «ворота в мировую экономику» - города-ворога, регионы-ворота, во многом определяющие пространственную кар­ тину направлений развития мирового экономического процесса [1].

Соответственно каждая страна, в т.ч. регион внутри государства, особенно такой страны, как Россия, должна определить в долго­ срочной перспективе свою позицию по отношению к этим мировым воротам и создавать свои внутренние (государственного и регио­ нального масштаба) ворота для выхода к мировым экономическим воротам. Как показывает наш анализ, на территории Сибири и Дальнего Востока не созданы даже внутренние регионального мас­ штаба ворота, соответствующие международным критериям. Л эго создает благоприятные условия для экспансионистской деятельно­ сти для глобальных сил. Поэтому в условиях Российской политико экономической реальности и Сибирского и Дальневосточного ре­ гиона придется создавать нечто промежуточное звено для связи с мировыми экономическими центрами. Таким звеном, но нашему м н ен и ю, MOiyr стать специально выделенные стратегические ре­ гионы со своим институциональным механизмом. Концептуальной основой этою механизма может служить «концепция мобильно­ сти», определяемая как механизм гибкой системы реакции на внеш­ ние воздействия и адаптация к изменяющимся обстоятельствам [2].

Байкальский регион географически, геополитически, по уни­ кальности природно-ресурсного потенциала и другим факторам предопределен стать стратегическим регионом как для России, так и для стран Восточной Азии и в некоторой степени для мирового сообщества. Между тем глобализация имеет свои требования для вхождения в этот процесс. Регионы могут занять только определен­ ное место в процессе глобализации в зависимости от ресурсного, людского и культурного потенциала. И если регионы не будут ак­ тивно внедряться в этот процесс, чтобы занять достойное место в этом процессе, то они станут регионами-аутсайдерами, и вовлекут­ ся в этот процесс в жестком режиме и всеми вытекающими отсюда социально-экономическими последствиями. Только стратегические регионы при условии занятия ими активной позиции могут занять подобающее место в мировом социально-экономическом простран­ стве и не будут стихийно втянуты в мощный водоворот глобализа­ ции, а затем выброшены на задворки мировых процессов как пас­ сивный элемент после использования их ресурсов.

Объявление оз. Байкал Участком Мирового природного насле­ дия привлекло внимание всего мирового сообщества к этому уни­ кальному явлению природы как месту организации туризма и отды­ ха мирового значения. Но самое главное богатство Байкала - это хранилище 20% запасов чистой пресной воды планеты. Воспроиз­ водство и восполнение этой воды происходит в бассейне оз. Байкал:

в пределах Бурятии, Иркутской, Читинской областей и Монголии.

Этот фактор предопределяет особое внимание мирового сообщества на водосборный бассейн Байкала в целях сохранения в чистоте этой воды для человечества, когда чистая вода становится дефицитным сырьем Для формирования стратегического региона на данной террито­ рии должны существовать определенные объективные и субъектив­ ные предпосылки, факторы и условия. Они имеют временные пара­ метры, т е. должны соответствовать историческим условиям и тре­ бованиям развития общества.

Географическое и геополитическое положение Прибайкалья и Забайкалья всегда выгодно отличалось от соседних регионов. Рас­ положение между Сибирью и Дальним Востоком, наличие хороших естественных выходов в страны Центральной и Восточной Азии всегда использовались Россией для установления контактов и тор­ говли с этими странами, а также служило плацдармом для освоения ближнего Севера и Приамурья. В советское время оно стало воен­ но-стратегическим плацдармом, а в экономическом плане превра­ тился в транзитно - буферный район с положительными и отрица­ тельными сторонами.


В настоящее время, когда Россия стала открытой мировому со­ обществу, стратегическая роль географического положения Бай­ кальского региона еще более усилилась. Этому способствовало, прежде всего, его транспортно-географическое положение. Из ре­ гиона расходятся все наземные и водные пути сообщения в страны Восточной и Центральной Азии, на Восток и Север России, по его территории проходят магистральные авиалинии, включая кросспо лярные маршруты между странами Южной и Юго-Восточной Азии и Американским континентом. Этот фактор объективна предопре­ деляет организацию в транспортных узлах, таких как Иркутск, Улан-Удэ и Чита, мультимодального транспортно-терминального комплекса международного значения с включением транспортно­ экспедиторских фирм по интермодальным комбинированным пере­ возкам, с лизингом и арендой транспортных средств, страхованием грузов, созданием системы сервисного обслуживания людей и транспортных средств. Производство транспортных услуг мирового значения повлечет за собой структурную перестройку многих со­ путствующих отраслей экономики и подготовки кадров, способных работать на уровне мировых стандартов. Прежде всего, потребуется реконструкция всего транспортного комплекса. Если не будут про­ ведены предлагаемые мероприятия, то, с одной стороны, сущест­ венно ослабится геополитическое положение России в АТР, с дру­ гой стороны, не будут реализованы стратегические интересы зарубежных стран в Прибайкалье и Забайкалье (инвестиции, импорт и экспорт и т.д.). Транспортно-коммуникационные услуги в постин­ дустриальном мире являются самыми высокодоходными мероприя­ тиями, а для Байкальского региона важно то, что они являются от­ носительно экологически чистым производством.

Следующим фактором, способствующим становлению Байкаль­ ского региона до стратегического района, являются его этнокуль чурные особенности. Это стык западных и восточных культур, ценгр буддизма России, здесь происходит мирный сплав западных и восточных менталитетов. Этот фактор успешно использовала доре­ волюционная Россия и Советская власть в 20-е гг. прошлого века в целях проникновения и укрепления своих позиций в Монголии и в Китае.

В условиях усиления дефицита природных ресурсов в мире рай­ оны с богатыми ресурсами становятся привлекательными для стран, не имеющих их. Интенсивно развивающиеся страны Восточной Азии, имеющие дефицит природных ресурсов, в среднесрочной и долгосрочной перспективе вынуждены будуг обратить внимание на минеральные, лесные ресурсы региона в связи с выгодностью его транспортао - географического положения. При использовании экологически чистых и перспективных технологий освоения и пе­ реработки, а также при проведении соответствующей экономиче­ ской политики, эшелонированной и сгруктурированной в простран­ стве и во времени, природные ресурсы данной территории вполне могут стать конкурентоспособными на мировом рынке.

Важнейшим условием входа в глобальные социально экономические сети и контактирования с постиндустриальным ми­ ром и превращения в стратегический регион является производство знаний, уровень развития науки. В этом плане Байкальский регион имеет все потенциальные возможности. В регионе имеется более десятка высших учебных заведении самой широкой профессио­ нальной направленности, академические и отраслевые научные и технологические центры, наблюдается высокий образовательный уровень населения. Например, среди субъектов РФ по удельному весу людей, имеющих высшее образование, по количеству докторов и кандидатов наук регион занимает ведущее место, сохранив свой кадровый потенциал, способный работать на современных высоко­ технологичных производствах.

Существенным моментом для России в целом и Байкальского региона в частности является их финансово-инвестиционная при­ влекательность, хотя внутри региона она дифференцированна. Уро­ вень привлекательности Иркутской области выше благодаря деше­ вой электроэнерг ии, наличию крупных запасов лесных, минераль­ но-сырьевых ресурсов. В Бурятии выше уровень привлекательности туристско-рекреационных ресурсов, размещения экологически чис­ тых производств или имеющих такие требования.

Следовательно, Байкальский регион при условии разработки стратегии его развития и проведения соответствующей региональ­ ной политики со стороны государства имеет все потенциальные возможности стать стратегическим регионом. Таким образом, стра­ тегические регионы могут занять достойное место в системе терри­ ториальных структур внутри государств, но при условии их выде­ ления и целенаправленного формирования.

Литература L Ворота в глобальную экономику / Под ред. А. Андерсона, Д. Андерсона. - М.:

ФАЗИС, 2 0 0 1.-4 4 0 с.

2, Раднаев Б.Л, Мобильность транспортной системы региона. - Новосибирск:

Наука, 1991. - 136 с.

ЭКОЛОГО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ В РЕГИОНЕ Б.О. Гомбоев д-р геогр. наук БИП СО РАН, г. Улан-Удэ В статье рассматриваются методы исследования территориальной организации природопользования в регионе.

Methods of research o f (he territorial organization o f a natural manage­ ment in region are considered in the paper.

Совокупность социально-экономических, исторических и при­ родных условий и факторов обусловливает дифференциацию раз­ мещения хозяйства и населения территорий любой размерности. 11а данных территориях неизбежно происходит наложение интересов различных субъектов хозяйствования, социальной инфраструктуры и населения, порождающее определенные противоречия в природо­ пользовании, одно из проявлений которых находится в области ис­ пользования территории. Изучение и снятие этих противоречий следует отнести к непременным условиям достижения сбалансиро­ ванного развития территориальных образований со всем тем, что их наполняет. Для этого необходимо на основании анализа современ­ ного и прошлого использования природных ресурсов изучаемого региона исследовать и предложить пути совершенствования терри­ ториальной организации природопользования (структуры и управ­ ления) с учетом его районной специфики, причем основным средст­ вом является применение соответствующим образом разработанно­ го хозяйственного механизма (включающего экономические и пра­ вовые элементы).

Таким образом, суть нашего подхода заключается в определе­ нии принципов формирования рациональной структуры природо­ пользования в регионе на основе выявления и оценки функциональ­ ных характеристик территорий и обеспечения управлением терри­ ториальной организацией природопользования посредством соот­ ветствующего хозяйственного механизма.

Теоретические основы территориальной организации природо­ пользования Процессы взаимодействия природы и общества, производства материальных благ, как и сам процесс воспроизводства жизни, предполагают соответствующую организацию данных процессов. В любой организации выявляются: 1) элементы множества;

2) различ­ ные группировки этих элементов с внутренними и внешними взаимо­ связями или структура;

3) цель развития совокупности элементов в целом;

4) основной механизм функционирования и управления [1].

Совокупность систем и форм организации общества в целом и системы и формы природопользования, как частное проявление ор­ ганизации общества, имеют аналогичные элементы организации и те же структуры их упорядочения - вертикального (отраслевого) и горизонтального (территориального).

Территориальная организация природопользования определяет­ ся категориями пространственной организации общественного производства, среди которых основной являются районы. В качестве механизма функционирования структур и систем природопользования выступают производственные отношения, определяющие формы упорядочения функционирования общественного производства, в том числе и в территориальном Следовательно, территориальная организация природополь­ зования - это сочетание различных частных видов функциони рующих территориальных структур природопользования (зем­ лепользования, лесопользования, водопользования и т.д.), объе­ диняемых структурами управления в целях осуществления ис­ пользования, охраны н воспроизводства природных благ в си ответствии с экономическими законами и законами природы. В определении закономерностей и особенностей территориальной организации природопользования на региональном уровне, выявле­ нии и управлении процессами, от которых зависит эта организация, и должно заключаться одно из основных направлений исследований по сбалансированному региональному развитию.

Вещественной основой общественного развития является объек­ тивно существующая форма материального мира природы - ланд­ шафтная сфера Земли. Региональные эколого-экономические иссле­ дования, напрямую связанные с изучением взаимосвязей в системе «природа-общество», имеют своим предметом изучения различные территориальные образования, формирующиеся под воздействием данных взаимосвязей. Отсюда представляется, что методологиче­ ской основой региональных эколого-экономических исследований является хорологический (территориальный) или размещенческий подход, который наиболее полно реализуется в географии и регио­ нальной экономике. В сочетании с историческим методом он отра­ жает единство пространственно-временных аспектов определенных форм развития ландшафтной сферы.

Методологическая специфика принятого нами подхода, обу­ словленная категорией пространства, определяет особенности логи­ ки проводимых исследований. Основная методологическая пробле­ ма, которую предстоит разрешить в ходе разработки данной темы, заключается в объективном выборе средств познания изучаемых объектов и процессов их развития как сложной системы связей, функционирующих на различных территориях, являющихся средой человеческой жизни. При этом воспроизведение процессов разви­ тия системы «природа-общество», протекающих в пространстве, должно учитывать «обе формы бытия материи - время и простран­ ство в их неразрывной связи (единстве) [2].

Предметное содержание рассматриваемых исследований заклю­ чается в изучении территориальной организации природопользова­ ния на региональном уровне, средств (хозяйственного механизма) реализации принципов региональной политики, определяющей главные направления социально-экономического развития региона, изменений в территориальной организации природопользования в связи с развитием рыночных отношений.

При определении предмета изучения в рамках предлагаемого подхода мы исходим из того, что все элементы ландшафтной сферы (территории), как природные, так и общественные, находятся в еди­ ной взаимодействующей системе. Поэтому результаты обществен­ ной деятельности в вещественно-материальной форме в территори­ альном отношении находятся внутри конкретных пространствен­ ных образований, а в более общем плане - внутри географической оболочки Земли. Это положение формирует построение исследова­ ний па понимании единства между обществом и природной средой, где общество - одна из сторон взаимодействия в системе «природа - общество» и в то же время его результат. И изучение взаимодей­ ствия общества с природой в рамках рассматриваемого региона бу­ дет производиться на основе познания вещественно-материальных результатов этого взаимодействия в сочетании с хозяйственным механизмом, регулирующим процесс природопользования.

Пространственная организация производительных сил как кате­ гория, отражающая распределение производительных сил по черри тории в соответствии с природными, социальными и экономиче­ скими условиями отдельных районов, включает в себя и территори­ альную организацию природопользования.

В свою очередь, территориальная организация природопользо­ вания региона формируется определенной структурой природо­ пользования, которая регулируется посредством соответствующего хозяйственного механизма.

Понятие «структура» в общем виде отражает как отношение между элементами, составляющими определенное сочетание, так и сами эти элементы. Территориальная же структура включает сово­ купность связей между элементами, где непременно присутствует процесс преодоления пространства, а один из резервов оптимизации связей кроется в сокращении пространственных затрат анергии [1].

Применительно к нашему подходу необходимо провести выделение (членение) территории региона на пространственно четко выражен­ ные элементы среды, каждый из которых выполняет определенную функцию или набор функций, и эта функция (функции) будет свя­ зана с географическим положением элемента на исследуемой тер­ ритории. Необходимо изучить, выбрав соответствующие показате­ ли, процессы, изменяющие территориальную структуру природо­ пользования (дифференцирование, концентрирование).

Формирование структуры природопользования, отвечающей ус­ ловиям рационального использования природных ресурсов, охраны и иоспроизводства природной среды, предполагает создание соот­ ветствующего хозяйственного механизма (сочетающего экономиче­ ские и правовые элементы), посредством которого должно осуще­ ствляться управление природопользования путем создания опреде­ ленных условий и нормативов.

Следовательно, предстоит разработать совокупность экономи­ ческих и правовых рычагов и стимулов воздействия на процесс природопользования, на основе которых можно будет обеспечить согласование интересов производства и потребления, связанных с использованием природных ресурсов, с одной стороны, и задач ох­ раны и воспроизводства природой среды —с другой.

Природопользование как процесс, протекающий в пределах конкретных территорий, оказывает прямое влияние как на ланд­ шафтную оболочку, состоящую из особых территориальных обра­ зований - ландшафтов, представляющих собой сочетание абиотиче­ ских, биотических и антропогенных элементов, развивающихся во взаимодействии, так и на ойкумену - заселенную, освоенную или иным образом вовлеченную в орбиту жизни общества часть геогра­ фической оболочки Земли с ее пространственными структурами хозяйства и формами организации жизни общества [1]. Эти объекты исследования (ландшафтная оболочка и ойкумена) структурно ор­ ганизованы и включают элементы, пространственно-временное раз­ витие и взаимодействие которых на различных территориях соот­ ветствующим образом дифференцированы и обособлены.

Территориально-структурная организация общества вообще и природопользования в частности проявляется через районы, кото­ рые определены [1] как территории, отличающиеся по совокупно­ сти насыщающих их элементов и обладающие каждая единством, взаимосвязанностью составляющих элементов, целостностью, при­ чем эта целостность - объективное условие и закономерный резуль­ тат развития данных территорий.

Методическое обеспечение исследования территориальной ор­ ганизации природопользования в регионе Недостаточная методическая разработанность проблемы наряду с широким набором методов, предлагаемых для исследования раз­ личных аспектов природопользования, обусловливает необходи­ мость отдельного рассмотрения вопросов методического обеспече­ ния этих работ. При этом мы считаем необходимым высказать одно существенное замечание, выполнение которого должно обеспечить методическую стройность исследования.

Природопользование - это сложный и многовариантный про­ цесс, формирующийся под воздействием различных факторов. Он затрагивает чрезвычайно широкий спектр взаимоотношений в сис­ теме «природа-общество». Предметное содержание рассматривае­ мых работ, заключающееся в изучении территориальных аспектов данной проблемы, включает в себя практически весь набор приро допользователей в регионе. Поэтому главная методическая пробле­ ма, разрешение которой во многом обусловливает объективность исследований, заключается в выборе, а при необходимости - со­ вершенствовании и разработке соответствующих методов, которые обеспечили бы цельность таких работ. Прежде и более всего это касается методов оценки природных ресурсов, особенно в части экономической оценки. Соответственно выдвинутое требование касается и картографических методов. И насколько последователь­ но данное положение будет выдержано в отношении указанных ме­ тодов, зависят и результаты работ по районированию. Названные три группы методов (прежде всего оценки и картирования) и долж­ ны составлять сквозную методическую и методологическую линию работ по эколого-экономичсскому обоснованию территориальной организации природопользования в регионе.

Элементы анализа природопользования в регионе Исследование проблем совершенствования территориальной ор­ ганизации природопользования требует, прежде всего, полного и всестороннего анализа и обобщения именно тех свойств и особен­ ностей природной среды, которые отражают устойчивость природ­ но-территориальных образований к антропогенным нагрузкам и способности преодоления возмущений, вызываемых этими воздей­ ствиями. Поэтому на начальном этапе работ необходимо охаракте­ ризовать территориальные различия природных комплексов в вос­ производстве природной среды региона.

При определении характера, масштабов, очередности и спосо­ бов использования природной среды следует отправляться от ана­ лиза природных и социально-экономических особенностей региона и в первую очередь прогноза тех изменений среды, которые влекут за собой те или иные варианты ее использования [4]. При этом сле­ дует рассмотреть роль природных комплексов (геосистем, ланд­ шафтов) в формировании и функционировании природной среды региона, определить их основные функции в отношении воспроиз­ водства тех или иных элементов среды и, по возможности, произве­ сти количественную оценку данных функций, в т.ч. и в стоимост­ ном выражении - формирование стока, транзитные территории, ус­ тойчивость ландшафтов, соотношение различных элементов ланд­ шафта, их динамика (развитие) с точки зрения сбалансированности обменом веществом и энергией.

Далее необходимо выявить территориальные различия в про­ дуктивности и ценности природных ресурсов как средства произ­ водства и пространственного базиса основных видов хозяйственной и иной деятельности по различным видам пользования. В совокуп­ ности с оценкой экологических функций территории данная оценка даст количественное выражение общей эколого-экономической ценности территории региона.

В процессе оценки природопользования в регионе по основным видам пользования получаются частные оценки, касающиеся кон­ кретных природных ресурсов. Однако при решении вопросов со­ вершенствования территориальной организации природопользова­ ния невозможно обойтись без интегральной оценки совокупности всех форм эксплуатации обществом природно-ресурсного потен­ циала (ПРИ). Основным при этом является изучение использования и воспроизводства материальных неорганических и органических ресурсов, базисом которых являются все компоненты ПРП [7].

Из множества подходов к определению ПРП мы опираемся на понимание ПРП как системы природных ресурсов, условий, явле­ ний и процессов, которая, с одной стороны, является территориаль­ ной и ресурсной базой жизнедеятельности общества, а с другой противостоит ему как объект антропогенного воздействия [ 10]. При этом следует подчеркнуть историчеасую и территориальную (про­ странственную) конкретность величины ПРП, определяемую суще­ ствующими техническими и социально-экономическими возможно­ стями общества с условием сохранения среды жизни человечества.

Интегральную оценку ПРП территории рекомендуется осущест­ влять, согласно В. Г. Игнатенко, В.П.Руденко [5], через определение величины валовой продукции, получаемой при вовлечении ком­ плекса природных ресурсов территории в хозяйственный оборот.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.