авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Дальневосточный федеральный университет

Институт окружающей среды

СОВРЕМЕННЫЕ ГЕОФИЗИЧЕСКИЕ

И ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ

Материалы 10-й научной конференции

Владивосток, 23 марта 2010 г.

Конференция приурочена к

Всемирным дням воды и метеорологии

Владивосток

Издательство Дальневосточного университета

2010

УДК 55+91

ББК 26

С 56

Печатается по решению Ученого совета Института окружающей среды ДВФУ Под редакцией Б.Е. Ламаша, доктора физ.-мат. наук, зав. каф. метеорологии, климатологии и охраны атмосферы ИОС ДВФУ С 56 Современные геофизические и географические исследования на Дальнем Востоке России : материалы 10-й научной конференции, Владивосток, 23 марта 2010 г./ Под ред. Б.Е. Ламаша:

- Владивосток : Изд во Дальневост. ун-та, 2010. – 167 c.

Сборник материалов конференции включает результаты новых исследований в области геофизических и географических наук.

Для специалистов в области гидрометеорологии, океанологии, географии и геодезии, студентов и преподавателей специализированных вузов и университетов.

С ББК 180(03) - © Институт окружающей среды ДВФУ, © Издательство Дальневосточного университета, ПРЕДИСЛОВИЕ Профессору Валерию Петровичу Тунеголовцу ПОСВЯЩАЕТСЯ Конференции, проводящиеся в Институте окружающей среды и приуроченные ко Всемирным дням воды и метеорологии, уже стали традиционными. Это можно смело заявлять, поскольку в этом году прошла ДЕСЯТАЯ! Они собирают ученых и студентов Дальневосточного федерального округа и посвящены, как правило, проблемам, стоящим в нашем регионе.

Пока готовился этот сборник, произошло два события. Во-первых, 20 октября 2010 года Дальневосточный государственный университет плавно превратился в Дальневосточный федеральный университет. Во-вторых, 6 августа на 64-м году жизни скончался ведущий специалист по тропической метеорологии и тайфунам, доктор географических наук, профессор Тунеголовец Валерий Петрович.

Валерий Петрович окончил отделение океанологии геофизического факультета ДВГУ, однако его страсть и призванием стала метеорология. Порой катастрофические для Приморья тайфуны, их природа и предсказание определили направление научной деятельности профессора Тунеголовца на всю оставшуюся жизнь. В 1998 году он защитил диссертацию «Тропические циклоны северо-западной части Тихого океана: структура, эволюция, прогнозы интенсивности и перемещения статистическими методами» на соискание ученой степени доктора географических наук в Диссертационном совете ДВГУ. Валерий Петрович успешно совмещал научную деятельность (будучи зав. Отделом ДВНИГМИ) с преподавательской (заведование Тунеголовец кафедрой в Дальрыбвтузе, работа профессором на Валерий Петрович кафедре метеорологии ДВГУ). Им воспитана (4.05.1947 – 6.08.2010) плеяда учеников, которые продолжают начатое.



Со следующего года начнется реализация «Стратегии деятельности в области гидрометеорологии и смежных с ней областях на период до 2030 года (с учетом аспектов изменения климата)». Принятие «Стратегии» вызвано экстремальными погодными условиями 2010 года.

Перефразируя известное изречение, скажем: «Конференция прошла, ждем следующую!»

Б.Е. Ламаш РАЗДЕЛ 2. ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ НАУКИ РОЛЬ ГРЫЗУНОВ В ПОДДЕРЖАНИИ ХАНТАВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИИ НА ПРИХАНКАЙСКОЙ РАВНИНЕ Д. С. Борисова, П.С. Симонов Тихоокеанский институт географии ДВО РАН, г. Владивосток Приханкайская равнина относится к наиболее освоенной территории Приморского края, на которой из-за широкого развития агроценозов отмечается стабильно высокий уровень численности мышевидных грызунов [5;

8], в населении которых доминирует полевая мышь (Apodemus agrarius Pallas, 1771) - основной носитель вируса Hantaan, вызывающего у людей геморрагическую лихорадку с почечным синдромом [12], наиболее распространённое природно-очаговое заболевание в России [2].

Несмотря на хорошую изученность сообществ грызунов Приханкайской равнины [5;

8;

11], причины функционирования здесь активного очага хантавирусной инфекции, связанные с особенностями циркуляции хантавирусов в популяциях видов, слагающих население мышевидных грызунов, до настоящего времени изучены слабо.

Поэтому целью нашей работы было выявление степени инфицированности хантавирусами грызунов в зависимости от динамики их численности и оценка лоймопотенциала изучаемой территории.

Материал и методика Учёты мышевидных грызунов проводились в окрестностях посёлка Гайворон Спасского района Приморского края на стационарном участке площадью около 20 км в течение 2003-2005 гг. в строго ограниченные сроки: весной с 10 по 20 апреля, летом с 15 по 25 июля, осенью с 5 по 15 октября. По стандартной методике [6;

9] в каждый тур учётов выставлялись 78 постоянных линий по 25 плашек Геро в каждой, равномерно охватывающих типичные местообитания района исследований (см. рис.). Приманкой служила пробка, пропитанная нерафинированным подсолнечным маслом. Всего за время наблюдений отработано 17550 ловушко-ночей (л-н) и отловлено 2085 грызунов видов: восточноазиатская (Apodemus peninsulae Thomas, 1778) и полевая мыши, красная (Myodes rutilus Pallas, 1778), красно-серая (M. rufocanus Sundervall, 1846) и большая (Microtus fortis Buchner, 1889) полёвки, серая крыса (Rattus norvegicus Berkenhout, 1769), мышь-малютка (Mycromys minutus pallas, 1771) и барабинский хомячок (Cricetulus barabensis Pallas, 1773). Степень доминирования видов в структуре сообществ определялась по следующей шкале: более 50 % - абсолютный доминант;





50 30,1 % - доминант;

30,0 - 10,1 % - содоминант;

10,0 - 2,1 % - второстепенный;

не более 2,0 % - третьестепенный [3]. Названия видов приведены по Каталогу млекопитающих СССР [4] с поправками И.Я. Павлинова [10].

Для изучения характера эпизоотического процесса хантавирусной инфекции проводились специальные работы по отбору биологических проб и крови у отловленных грызунов. Всего на наличие хантавирусов обследовано 1698 особей, от которых взято 10220 проб внутренних органов (сердце, лёгкие, печень, почки, селезёнка, слюнные железы, бурый жир, мозг) и крови. К особям, участвующим в эпизоотическом процессе, отнесены те, в пробах крови и внутренних органов которых в результате иммунологических методов исследования был обнаружен антиген хантавируса либо специфические антитела. Поиск антигена вируса проводился методом иммуноферментного анализа (ИФА), используя "Хантагност" производства Института полиомиелита и вирусных энцефалитов им. М.Н. Чумакова РАМН.

Антитела к хантавирусам определяли непрямым методом флюоресцирующих антител с использованием культуральных антигенов хантавирусов, согласно (НМФА) рекомендациям Вирусологические исследования выполнены сотрудниками [7].

лаборатории ГЛПС НИИЭМ СО РАМН, за что авторы выражают им искреннюю благодарность. Инфицированность грызунов приведена в особях-вирусоносителях на 100 л-н [1].

Рис. 1. Основные типы местообитаний стационарного участка.

Типы местообитаний: 1 - дубняки и их редины;

2 – лесополосы и колки;

3 прирусловые комплексы;

4 – вейниковые и осоково-вейниковые луга;

5 – разнотравные луга;

6 – рисовые системы;

7 – поля зерновых и бобовых культур;

8 – приусадебные участки и огороды;

9 – места постановки стационарных ловушко-линий.

Результаты и обсуждения Рассмотрим население грызунов и степень его инфицированности хантавирусом в каждом из 8 типов местообитаний, выделенных нами на исследуемой территории (см.

рис.1).

Дубняки и их редины. Дубовые леса из дуба монгольского, занимающие 6-7 % района работ, сформированы на наиболее дренированных участках, приуроченных к Гайворонской сопке (Н=154 м н.у.м.). Древостой одноярусный. Кустарник, главным образом, средней густоты представлен леспедецей и лещиной. В травостое доминируют разнотравье и осоки. Местами леса подвержены интенсивным рубкам. В зависимости от стадии восстановления растительности, можно наблюдать обширные поляны, порослевые труднопроходимые заросли, либо берёзово-осиновые леса.

Население мышевидных грызунов состоит из пяти видов (таблица).

Доминируют восточноазиатская мышь (39,3 %) и красно-серая полёвка (30,2 %), содоминирует полевая мышь (20,3 %). Отмечается довольно высокая доля серой крысы в структуре населения - 8,6 %, что можно объяснить близким расположением к дубнякам посёлка. Среднемноголетняя общая численность грызунов равна 4,4 ос./ л-н. Заражённые хантавирусами зверьки составляют 4,6 % всех пойманных, их уловистость - 0,19 ос./100 л-н. Интерес представляет структура инфицированных зверьков, в которой присутствуют серая крыса и красно-серая полёвка. Отметим, что крыса - носитель хантавируса была отловлена на участке, разреженном рубками, близ домов.

Прирусловые комплексы. Ленточные многопородные долинные леса с густым кустарником и сильной захламлённостью тянутся вдоль русла реки Спасовки. В древостое обычны дуб монгольский, клёны, осина Давида, берёзы, ивы, яблоня маньчжурская и др. Кустарник представлен в основном лещиной, чубушником, элеутерококком, жимолостью и др. Повсеместно встречаются лианы. Травостой вейниково-разнотравный с примесью папоротников, неоднородный по высоте и проективному покрытию. Данные леса систематически выгорают и вырубаются. На месте сплошных рубок формируются вторичные берёзово-осиновые леса с густым кустарником из лещины и спиреи. В настоящее время на месте коренных лесов образовались растительные сообщества, для которых характерны сочетания комплексов древесной и луговой растительности.

Среди 8 видов отловленных здесь грызунов, доминирующими оказались полевая мышь (41,6 %) и красная полёвка (37,7 %) - типичные представители лугово-полевого и лесного фаунистических комплексов. Из остальных видов наиболее многочисленна красно-серая полёвка, занимающая в сообществах второстепенную роль (9,6 %).

Средняя многолетняя численность составляет 13,4 ос./100 л-н., инфицированных - 0, ос./100 л-н. Доля носителей хантавирусов в населении равна 4,8 %, при этом в структуре последних во все сезоны превалирует полевая мышь. Её численность колеблется от 0,14 до 0,42 ос./100 л-н, в то время как остальные виды-вирусоносители (восточноазиатская мышь, красно-серая и большая полёвки, барабинский хомячок, серая крыса) отлавливаются периодически.

Население и инфицированность хантавирусом грызунов исследованных местообитаний (2003-05 гг.) Виды грызунов Cr. barabensis R. norvegicus A. peninsulae M. rufocanus M. minutus A. agrarius Типы местообитаний M. rutilus M. fortis Всего Дубняки и их % 20.3 0.0 1.5 30.2 39.3 8.6 0.0 0.0 100. редины n 0.9 0.0 0.1 1.3 1.7 0.4 0.0 0.0 4. n инф. 0.00 0.00 0.00 0.06 0.00 0.13 0.00 0.00 0. Прирусловые % 41.6 3.0 37.7 9.6 5.0 1.7 1.2 0.2 100. комплексы n 5.6 0.4 5.0 1.3 0.7 0.2 0.2 0.0 13. n инф. 0.26 0.02 0.02 0.05 0.05 0.02 0.02 0.00 0. Лесополосы и % 56.3 5.6 29.7 4.2 4.2 0.0 0.0 0.0 100. колки n 5.9 0.6 3.1 0.4 0.4 0.0 0.0 0.0 10. n инф. 0.44 0.30 0.00 0.00 0.00 0.0 0.00 0.00 0. Вейниковые % 74.9 8.1 7.5 1.5 1.2 0.9 5.7 0.2 100. луга n 11.5 1.2 1.1 0.2 0.2 0.1 0.9 0.0 15. n инф. 0.60 0.35 0.00 0.00 0.00 0.00 0.00 0.00 0. Разнотравные % 76.6 10.2 6.2 0.5 1.8 4.2 0.5 0.0 100. луга n 5.2 0.7 0.4 0.0 0.1 0.3 0.0 0.0 6. n инф. 0.41 0.13 0.00 0.03 0.00 0.00 0.00 0.00 0. Рисовые % 74.2 5.0 8.9 0.6 0.0 2.8 7.9 0.5 100. системы n 11.1 0.7 1.3 0.1 0.0 0.4 1.2 0.1 14. n инф. 0.40 0.12 0.00 0.04 0.00 0.08 0.00 0.00 0. Поля % 87.5 5.0 0.0 0.0 0.8 5.0 1.7 0.0 100. зерновых иn 15.3 0.9 0.0 0.0 0.1 0.9 0.3 0.0 17. бобовых n инф. 1.93 0.44 0.00 0.00 0.00 0.37 0.00 0.00 2. культур Приусадебны % 84.3 1.3 0.6 0.0 0.6 11.5 0.0 1.9 100. е участки и n 10.4 0.2 0.1 0.0 0.1 1.4 0.0 0.2 12. огороды n инф. 0.67 0.00 0.00 0.00 0.00 0.37 0.00 0.00 1. Примечание. % - доля вида в населении;

n - численность всех особей на 100 л-н;

n инф. - численность инфицированных особей на 100 л-н.

Лесополосы и колки. Одноярусные древесные насаждения из дуба монгольского, ив, клёнов, ясеня маньчжурского, маакии, яблони, осины, берёз отмечаются вдоль дорог и среди луговых сообществ. Часть деревьев вырублена, и на месте лесов сформированы заросли из подроста указанных выше видов деревьев с густым кустарником из лещины, спиреи, шиповника и др. Травостой, состоящий из осок, злаков и разнотравья, здесь неоднороден: в лесополосах и экотонах он высокий и густой, в колках под сомкнутым пологом древостоя - редкий. Сочетания древесной и луговой растительности создают разнообразные условия для существования пятивидовых сообществ грызунов, в которых абсолютно доминирует полевая мышь 56,3 %, содоминирует красная полёвка - 29,7 %. Красно-серая и большая полёвки, восточноазиатская мышь не превышают в структуре населения 5,6 %. Полевая мышь достигает здесь максимальной уловистости - 12, красная полёвка - 9,3 ос./100 л-н при общей многолетней численности грызунов 10,4 ос./100 л-н.

Количество заражённых хантавирусами грызунов (0,74 ос./100 л-н) как и их доля в населении (8,5 %) почти в 2 раза выше, чем в двух описанных выше типах местообитаний. Вирусоносители отмечаются как среди полевых мышей, так и больших полёвок. Первые стабильно встречаются во все сезоны (0,44 ос./100 л-н), вторые только осенью.

Вейниковые и осоково-вейниковые луга. Данный тип местообитаний широко распространённый на исследуемой территории характеризуется различной степенью увлажнения: от умеренно влажных до переувлажнённых и сырых. Соответственно изменяется высота травостоя (50-120 см) и его проективное покрытие (60-100 %). В восьмивидовых группировках грызунов при средней многолетней численности 15, ос./100 л-н абсолютным доминантом во все годы выступает полевая мышь- 74,9 %, уловистость которой колеблется по годам и сезонам, достигая максимума в осенние периоды. Барабинский хомячок, большая и красная полёвки выступают второстепенными членами сообществ (7,5 - 8,1 %).

Доля зверьков, инфицированных хантавирусами, составляет здесь 8,6 % при их численности 0,95 ос./100 л-н. Вирусоносители отмечаются только среди двух видов:

полевых мышей и больших полёвок. Если среди первых они фиксируются во все сезоны (0,57 - 0,67 ос./100 л-н), то среди вторых, главным образом, осенью.

Разнотравные луга. Разнотравные луга, расположенные на наименее увлажнённых участках Приханкайской равнины, примыкают к посёлку и местообитаниям прируслового комплекса. Они характеризуются сложным видовым составом и высоким проективным покрытием травостоя. Вблизи села на них интенсивно выпасают скот, что ухудшает их кормовую ценность и ремизность.

Из семи видов грызунов, формирующих население данных лугов, абсолютно доминирует полевая мышь (76,6 %), содоминирует большая полёвка (10,2 %), второстепенные виды - красная полёвка и серая крыса, третьестепенные восточноазиатская мышь, красно-серая полёвка и барабинский хомячок. Здесь отмечается самая низкая численность грызунов среди лугово-полевых биотопов - 6, ос./100 л-н.

Доля инфицированных грызунов выше, чем в предыдущих типах местообитаний (11,0 %) при их общей численности 0,57 ос./100 л-н. Основные носители хантавирусов полевая мышь (0,41 ос./100 л-н) и большая полёвка (0,13 ос./100 л-н).

Рисовые системы. Данные системы, прекратившие своё существование в годы перестройки, в настоящее время используются под посевы зерновых культур, главным образом, овса, уборка которого заканчивается уже к середине сентября. Валы чеков заросли вейником и тростником, высота которых достигает 2,5 метра при 100 %-ном проективном покрытии.

Как и во всех типах лугово-полевых местообитаний в населении мышевидных грызунов абсолютно преобладает полевая мышь - 74,2 %, достигающая максимальной численности осенью (19,6 %). Видовое разнообразие и средняя многолетняя численность зверьков максимально схожи с вейниковыми лугами, что неудивительно:

по экологическим условиям они приближены друг к другу. Доля инфицированных грызунов здесь самая низкая среди луговых сообществ - 5,8 % при их численности 0, ос./100 л-н. Полевая мышь, носитель хантавируса, стабильно участвует в эпизоотическом процессе во все сезоны. При этом от весны к осени число инфицированных особей постепенно уменьшается от 0,61 до 0,12 ос./100 л-н.

Участвующие в циркуляции хантавирусов, большая полёвка, серая крыса и красно серая полёвка имеют низкую уловистость инфицированных особей (соответственно 0,12;

0,08 и 0,04 ос./100 л-н).

Поля зерновых и бобовых культур. По окраинам полей, расположенных на слабо увлажнённых равнинных участках, находятся нераспаханные межи, покрытые разнотравно-полынно-злаковыми зарослями, высотой от 30 до 80 см и проективным покрытием от 40 до 90 %. Именно здесь происходит концентрация мышевидных грызунов, уловистость которых составляет 17,4 ос./100 л-с - максимум среди всех биотопов. В структуре населения абсолютно доминирует полевая мышь - 87,5 % при численности 15,3 ос./100 л-н. Большая полёвка и серая крыса относятся к второстепенным видам с низкой численностью (по 0,9 ос./100 л-н), барабинский хомячок и восточноазиатская мышь - к третьестепенным (0,3 и 0,1 ос./100 л-н соответственно).

Для данного типа местообитаний характерна как самая высокая доля инфицированных грызунов в структуре населения (22,5 %), так и самая высокая численность вирусоносителей (2,67 ос./100 л-н). Основное число инфицированных хантавирусом особей зафиксировано среди полевых мышей - 1,93 ос./100 л-н. На второй позиции стоит большая полёвка - 0,44, на третьей - серая крыса - 0,3 ос./100 л-н.

Приусадебные участки и огороды. Приусадебные участки и огороды являются основной структурной частью села. При общей численности грызунов 12,3 ос./100 л-н, в структуре населения здесь абсолютно преобладает полевая мышь (84,3 %), содоминирует серая крыса (11,5 %). Доли каждого из остальных четырёх отловленных видов (красная и большая полёвки, восточноазиатская мышь и мышь-малютка) колеблются от 0,6 до 1,9 %. Вне учётов единично в постройках фиксируется домовая мышь.

Процент инфицированных хантавирусом грызунов составляет 12,5 населения при их численности 1,04 ос./100 л-н. Основной вирусоноситель здесь - полевая мышь (0,67), второй по значимости - серая крыса (0,37 ос./100 л-н). Максимальный показатель инфицированности у первой отмечен весной - 1,56, у второй - осенью (0,89 ос./100 л-н).

Выводы Население мышевидных грызунов Приханкайской равнины представлено видами, из которых крысовидный хомячок и домовая мышь в районе исследования редки.

Во всех типах местообитаний, кроме дубняков, доминирует полевая мышь носитель опасного для человека хантавируса генотипа Hantaan.

Доля участия полевой мыши в сообществах и ее численность возрастают при переходе от лесных типов к лугово-полевым и антропогенным.

Красная полёвка преобладает в прирусловых комплексах и колках. Она постоянно с низкой численностью фиксируется и в луговых сообществах.

Красно-серая полёвка и восточноазиатская мышь доминируют в дубняках, занимают второстепенные позиции в прирусловых комплексах и колках, в лугово полевые и антропогенные типы местообитаний заходят лишь в отдельные годы.

Грызуны, инфицированные хантавирусами, фиксируются на исследованной территории повсеместно, при этом их численность не превышает 2,67 ос./100 л-н.

Доля и численность грызунов - вирусоносителей максимальны на полях зерновых и бобовых культур, минимальны в дубовых лесах.

Литература 1. Бернштейн А.Д., Апекина Н.С., Мясников Ю.А. и др. Некоторые закономерности циркуляции вируса геморрагической лихорадки с почечным синдромом в популяции рыжей полевки // XIX Всесоюзн. конф. по природной очаговости болезней. М., 1989. - С.26-27.

2. Головинская О.Н., Клюева Е..В., Щербакова С.А., и др. Изучение природной очаговости ГЛПС на территории Саратовской области // Мат. VIII съезда Всерос. об-ва эпидемиол., микробиологов и паразитологов. М.: РОСЭНЭКС, 2002. Т.1. - С. 307-308.

3. Емельянова Л.Е. Принципы и основные этапы создания карты населения мелких млекопитающих СССР // Общая и региональная териогеография. М.: Наука, 1988. - С. 310-342.

4. Каталог млекопитающих СССР / Под. ред. И.М. Громова, Г.И. Барановой. Л.:

Наука, 1981. - 457 с.

5. Костенко В.А. Закономерности биотопического размещения и распределения грызунов на Дальнем Востоке СССР // Наземные млекопитающие Дальнего Востока СССР. Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1976. - С. 3-62.

6. Кучерук В.В. Новое в методике количественного учета вредных грызунов и землероек // Организация и методы учета птиц и вредных грызунов. М.: Изд-во АН СССР, 1963. - С. 159-183.

7. Методы лабораторной диагностики геморрагической лихорадки с почечным синдромом / Методические рекомендации. М., 1982. - 22 с.

8. Нестеренко В.А. Мышевидные грызуны агробиоценозов Приханкайской низменности // Автореф. дис. … канд. биол. наук. Владивосток: ДВО АН СССР, 1987. 18 с.

9. Новиков Г.А. Полевые исследования по экологии наземных позвоночных. М.:

Советская наука, 1953. - 503 с.

10. Павлинов И. Я. Myodes Pallas 1811 - действительное название для рода лесных полевок (Cricetidae) // Зоол. журн., 2006. Т. 85. № 5. - С. 667-669.

11. Симонов С.Б. Структура территориальных группировок мышевидных грызунов юга Дальнего Востока России. Владивосток: Дальнаука, 2003. - 196 с.

12. Слонова Р.А. Геморрагическая лихорадка с почечным синдромом на юге Дальнего Востока и эколого-эпидемиологические аспекты).

(вирусологические Автореф. дис… докт. мед. наук. М., 1993. - 42 с.

ОЦЕНКА РЕКРЕАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ГУАМА М.В. Гущина Дальневосточный федеральный университет, Уссурийский филиал Комплексная оценка рекреационного потенциала туристского региона позволяет определить общее состояние региона, его популярность, транспортную доступность, наличие инфраструктуры и возможность ее улучшения и прочее. В докладе изложены материалы комплексной оценки рекреационного потенциала Гуама. Для его эффективного использования в целях рекреации, туризма и отдыха, необходима оценка его природно-географических условий с последующим выявлением его привлекательности для различных типов туристов.

Индустрия туризма относится к отраслям с ярко выраженной ресурсной ориентацией. Определение пригодности ресурсов окружающей среды и их оценка для целей рекреации – одна из главных задач географии туризма. Важно определять и оценку самого рекреационного потенциала – совокупность природных и социо культурных предпосылок для организации рекреационной деятельности на определенной территории. Знание рекреационного потенциала может быть гарантией того, что этот потенциал может быть использован. Рекреационный потенциал территории очень изменчив и зависит от особенностей социо-культурного образования, в пределах которого она расположена. Основная масса людей ориентируется на контрастную среду как на место отдыха. После прохождения пика процесса освоения территории значимость ее рекреационных ресурсов значительно снижается [1]. Таким образом, в процессе оценки рекреационного потенциала необходимо выделить следующие особо важные моменты: определение объекта оценки, субъекта оценки (вида рекреации и категорию туриста), установление критериев и параметров оценки, выделение этапа развития рекреации на объекте, получение оценок. Начать целесообразно с выделения объекта и субъекта оценки, а также этапа развития рекреации на нем.

Объектом исследования в регионе Океания выбран Гуам – островная территория с ярко выраженной туристской направленностью и высокими темпами развития туризма. Феномен Гуама как стремительно развивающегося туристского центра интересен. До Второй мировой войны Гуам оставался закрытой страной для внешнего мира, открыт был лишь Японии. Во время военных действий территория страны оказалась закрытой и для японцев, которые потом не преминули посягнуть на американскую землю в Тихом Океане и установили свой протекторат. Территория была быстро возвращена США, однако и сегодня основные туристские потоки формируются на Гуам из Японии – исторический фактор [8].

Важной является оценка рекреационного потенциала местности. За субъект оценки берем среднестатистического туриста. Как правило турист на первое место ставит фактор безопасности в стране, куда он отправляется. Причем в этой связи важна как политическая стабильность страны, так и вероятность природных катастроф или санитарное состояние страны. Туриста также интересуют природные пейзажи и фактор контрастности ландшафтов, благоприятствующие получению большего количества положительных эмоций от отдыха. Кроме того, одна из наиболее распространенных целей туризма – познавательная – нуждается в наличии объектов туристского интереса, в частности исторических или архитектурных. Лучше всего для туриста, если эти объекты находятся под угрозой исчезновения или разрушения. Ну и, наконец, для особо удаленных территорий важно выяснять фактор транспортировки: насколько она легка, имеются ли регулярные рейсы, являются ли они прямыми, случаются ли нестыковки и отмены рейсов. В данной связи мы выделили четыре группы факторов, по которым следует провести оценку рекреационного потенциала Гуама в сравнении со странами Океании, наиболее популярными в отношении въездного международного туризма [10].

Таблица Оценка рекреационного потенциала Гуама Страна Природны Полит. Простота История, Общий е пейзажи стабильность и транспорти- наследие балл безопасность ровки 4 4 4 4 Вануату 5 4 5 5 Гуам 4 4 3 3 Самоа 4 5 5 4 Острова Кука Северные Марианские 5 4 5 5 острова Французская 4 3 5 3 Полинезия 5 4 5 3 Фиджи Для высокой оценки природных пейзажей необходимо наличие на территории краевых зон. На Гуаме такие зоны представлены в наилучшем виде: равнинный пляж – океан – скалы – тропический лес – река – горы – водопады. Налицо сочетание столь контрастных ландшафтов на сравнительно небольшой территории острова. Это фактор дополняется еще и тем, что относительно одинаковые по своей природе ландшафты разнообразны в своем проявлении. Например, большинство пляжей в бухте Тумон (Tumon) покрыто белоснежным песком, а пляж Талофофо (Talofofo) – черным песком [14]. По данному критерию возможна оценка Гуама на 5 баллов из пяти. Что касается, например, такого направления, как Вануату, здесь также налицо краевые зоны, более того, страна обладает заповедными тропическими лесами, однако здесь очень мало равнин, что значительно усложняет перемещение по территории. В отношении Самоа следует заметить, что береговая линия сильно изрезана лагунами и рифами, что также понижает оценку страны по данному фактору. Территория же островов Кука обладает выраженной холмистостью, а также состоит преимущественно из атоллов разного типа, однако имеется болотистая местность, не пригодная для использования. Равнин тут практически не наблюдается.

В отношении политической стабильности следует отметить, что территория Гуама некогда была японской, хотя и весьма непродолжительное время. Сегодня это американская территория, принимающая японских туристов [3]. Отношение к японским туристам доброжелательное и гостеприимное. Однако не следует забывать об исторических моментах. Нельзя назвать однозначно стабильной территорию, на которой велись боевые действия и в данный момент располагается военная база.

Ситуация может осложниться политической нестабильностью на материковой части США. Штаты не один раз предпринимали действия, не одобряемые мировым сообществом (ситуация в Ираке, например). Тем не менее, сегодня на Гуаме не наблюдается политических или народных волнений, что положительно характеризует территорию в отношении приема туристов. Оценка по критерию политической стабильности можно дать на 4 балла. С другой стороны, на Гуаме военная база обеспечивает и относительно низкий уровень преступности, в отличие, например от Северных Марианских островов, где уровень преступности увеличивается с каждым годом. Из стран, популярных в отношении туризма, только острова Кука могут получить высшую оценку по безопасности. На Фиджи, наиболее популярной (после Гуама) туристской территории Тихого океана, почти ежегодно отмечаются политические волнения. Французская Полинезия имеет даже несколько более низкую оценку по безопасности, в связи с тем, что французские власти ведут ядерные испытания на данной территории [5], что влечет за собой экологические последствия и политическую нестабильность.

Гуам является американской территорией, и на данный момент в отношении транспортной доступности наблюдается неоднозначная ситуация. С одной стороны, не все страны имеют прямые аэролинии с данным островом, с другой стороны, основные рынки въездного туризма на Гуам данную связь имеют. Налажено регулярное сообщение с США, Японией, Южной Кореей. Из России, например, на Гуам можно добраться с минимальной потерей времени на стыковках через Японию или Корею. Из представленных в исследовании стран, только Самоа получает низшую оценку, в связи с тем, что рейсы здесь не регулярны и связывают столицу Апиа в основном со странами Океании, практически не имея прямого сообщения с мировыми столицами.

Что касается истории, культурного наследия и памятников архитектуры, то Гуам в данном отношении выигрывает даже такому туристскому региону, как Фиджи, который практически не обладает объектами экскурсионного показа, связанными с историей и культурой. Его основным достоянием являются пляжи, влекущие туристов с разных концов света. Наряду с Гуамом высокую оценку историческое наследие получает и у Северных Марианских островов. Они также обладают объектами, связанными с временами Второй мировой войны, что интересно туристам со всего мира. Однако архитектурными памятниками не богата ни одна представленная страна.

В результате проведенной оценки имеющегося рекреационного потенциала стран получается, что Гуам и Северные Марианские острова получают наибольшую оценку. Причем, если сравнивать эти две территории, то в связи с тем, что та же контрастность пейзажей выше у Гуама, то он выигрывает. Однако и здесь есть с чем поспорить.

Далее, сравнивая Гуам с Северными Марианскими островами по инфраструктуре туризма (что тоже способствует его развитию), мы видим, что Гуам располагает 38 отелями [6] наряду с 30 отелями [11] Северных Марианских островов.

Большее количество предприятий питания и предприятий сферы развлечения обуславливает больший интерес к территории. Гуам здесь отличается – 566 подобных заведений против 193 на северных Марианских островах. Здесь же выигрывает и база для игры в гольф на Гуаме – имеется 9 полей против 6 на Северных Марианских островах. Таким образом, в данном сравнении Гуам обладает большей привлекательностью по наличию не только рекреационного потенциала, но и по инфраструктуре.

В связи с наибольшим посещением Гуама японцами субъектом оценки следует также считать японского туриста (рисунок 1).

Туризм на данной территории начал свое развитие в 1967 году, когда рейс авиакомпании Pan American Airways высадил первую группу японских туристов на берега Гуама [9]. Именно с организацией туризма связывают и экономический подъем Гуама. Сегодня спустя более сорока лет экономика продолжает держаться за счет туристской отрасли, зависимой от въезда японских туристов [12]. Въездной японский туризм находится в своей стадии относительной стабильности, хотя за последнее время отмечается некоторое снижение турпотока [4]. Если же тенденция окажется устойчивой, это может отрицательно сказаться на экономике Гуама, столь зависимой от туризма. В данной связи видится необходимой оценка рекреационного потенциала Гуама относительно привлекательности для японских туристов.

Рисунок 1. Основные поставщики туристов на Гуам в 2008 г. (составлено по [7, 13]).

Рассмотрим предпочтения японских туристов в отношении отдыха. Согласно исследованию Ассоциации Азиатско-Тихоокеанских путешествий (PATA – Pacific Asia Travel Association) привлекательность дестинаций для японских туристов определяется следующими критериями, оцененными в баллах (таблица 2).

Таблица Оценка привлекательности дестинаций в баллах для японских туристов (составлено по [15]) Компоненты привлекательности в баллах (по пятибалльной шкале) Природные Политическая История, наследие, Еда Простота доступности, пейзажи стабильность архитектура регулярность рейсов 4,15 4,15 3,99 3,97 3, Таким образом, выделяются и основные критерии оценки рекреационного потенциала Гуама в отношении посещаемости японскими туристами: природные пейзажи, политическая стабильность, история с культурным наследием и архитектурой, своеобразие еды, а также транспортная доступность и возможность осуществления регулярных поездок.

Фактор наличия объектов истории, наследия и архитектуры выражает себя следующим образом. Территория Гуама ценна для японских туристов уже тем, что располагает боевыми реликвиями времен Второй мировой войны. На Гуаме велись боевые действия, и сегодня большое количество объектов влечет туристов из Японии с ностальгическими целями. Что касается архитектуры, то как таковых памятников здесь не имеется. За исключением разве что парка Латте парка Латте (Latte), где представлены образцы древних построек чаморийцев.

В отношении еды японцы как правило высказывают желание питаться исключительно японской пищей, практически не пробуя экзотическую кухню. Гуам считается космополитом в плане организации питания туристов и предлагает блюда разнообразных кухонь мира. Японская кухня представлена как ресторанами высокого уровня, так и предприятиями быстрого питания. Это оставляет свободу выбора за туристом. Данный параметр оценивается на 5 баллов.

Согласно того же исследования, японцы за последние годы совершают в основном внутрирегиональные поездки (в АТР), то есть фактор доступности и близости места путешествия действительно играет большую роль [15]. По сравнения с другими рынками выездного туризма Японии (Гавайские острова, материковые США), Гуам находится в большей географической близости. Однако в силу проведения политики поездок в еще более близкие к месту проживания дестинации при снижении привлекательности прочих факторов Гуам может проиграть Южной Корее. Тем не менее из Японии (в частности из разных аэропортов Токио) на Гуам курсируют ежедневные авиарейсы различных компаний (Delta, Continental), а также при необходимости формируются чартерные рейсы. Соответственно, оценка по данному критерию дается на 5 баллов.

Важным видится также проведение оценки Гуама для российского туриста.

Россия является одним из перспективных поставщиков туристов на Гуам. Наша страна находится в десятке стран, лидирующих по расходам на туризм, выездной туризм преобладает. Что касается экзотического островного туризма, здесь россияне выезжают на Бали (Индонезия), Сайпан (Северные Марианские острова) и Фиджи. Поездки на Гуам минимальны, хотя он располагается очень близко к Сайпану. На указанные островные направления российскому туристу требуется виза. В этом отношении у Гуама появляются шансы получить преимущество. В настоящее время в правительственных кругах Гуама разрабатывается программа безвизового въезда россиян с туристскими целями на остров [2]. Сложность в принятии такой программы заключается в том, что Гуам – это территория США, и многие могут захотеть использовать подобные визы для иммиграции в США. Однако программа отмены визы разрабатывается по примеру программы с Кореей и Тайванем, где виза отменяется только на Гуам, но не распространяется на материковую часть Штатов. Если таковое решение будет принято, то Россия получит новое направление выездного туризма, а Гуам – нового поставщика туристов, к тому же высоко тратящихся на отдыхе. В случае отмены визы на Гуам облегчится работа туристских компаний, связанных напрямую с поставщиками туристских услуг на Гуаме. И здесь есть шанс удешевления туров.

Практически все виды туризма, развитые на Гуаме культурно (пляжный, познавательный, деловой, спортивный и так далее), могут стать перспективными для России. Однако большинство российских туристов отправляются на острова для отдыха на уединенных белоснежных пляжах. Однако и возможности игры в гольф (столь новой пока для российского рынка), и СПА-процедуры, и познание культуры другого народа является высоко ценным для российского туриста. Относительно путешествия с целью поиграть в гольф следует отметить, несмотря на то, что это относительно новый вид спорта для России (в частности для ее азиатской части), все же есть желающие попробовать себя в этом деле. Известно, что мировые стандарты для игры в гольф предоставляют США, однако не у всех туристов есть возможность туда отправиться, в том числе из-за сложностей с визой. А Гуам в этом отношении имеет шансы стать весьма популярным направлением российского выездного отдыха. В ближайшее время при благоприятной экономической ситуации и правильных маркетинговых действиях Россия может улучшить контакт с Гуамом по линии поставки российских туристов на этот остров Океании.

Литература 1. Николаенко, Д.В. Рекреационная география: учеб. пособие для студ. высш. учеб.

заведений. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2001. – 288 с.

Режим доступа:

2. Destination marketing Guam. – 2009. – http://www.visitguam.org/reports/destination_marketing_guam.pdf 3. Details about Guam. – 2009. – Режим доступа: http://ns.gov.gu.

Режим доступа:

4. Evolution of the tourism industry on Guam.– 2008. – http://guampedia.com/evolution-of-the-tourism-industry-on-guam/ Режим доступа:

5. French Polynesia research – 2004. – http://isber.ucsb.edu/~blewalker/french_poly_research.htm 6. Guam hotels and restaurants summary. – 2009. – Режим доступа: http://www.guamhotel restaurant-association.org/hotels_restaurants_summary03.10.pdf 7. Guam statistical yearbook 2008//Bureau of statistics and plans, Office of the governor. – Hagatna, 2009. - Режим доступа: http://www.guamchamber.com.gu/pdf/2009/2008 guam-statistical-yearbook.pdf.

8. Harrison, D. Tourism in Pacific islands.//Journal of Pacific studies:. – NY, 2004. – Режим доступа: http://www.usp.ac.fj/editorial/jpacs_new/DavidHarrison.Edtrs.Intro.pdf Режим доступа:

9. HISTORY OF GUAM. – 2009. – http://www.visitguam.org/Runtime/History.aspx Режим доступа:

10. Oceania//Free encyclopedia Wikipedia. – 2010. – http://en.wikipedia.org/wiki/Oceania.

11. The Northern Mariana Islands: Accomodations. – 2009. – Режим доступа:

http://www.mymarianas.com/html/display.cfm?sid= 12. THE ULTIMATE GUAM-AMERICAN HISTORY. – 2009. – Режим доступа:

http://www.historymania.com/american_history/Guam#Transportation_and_Communicati ons_in_Guam 13. Tourism statistics Oceania/Official site SPTO. – Suva, 2008. – Режим доступа:

http://www.spc.int/prism/country/vu/stats/TOURISM Режим доступа:

14. Universal of beaches. – 2008. – http://www.guamportal.com/beaches/matapang_beach.html 15. Visa_PATA_Asia_Travel_Intentions_Survey_2009.pdf ЗАВИСИМОСТЬ ПРОТИВОЭРОЗИОННЫХ СВОЙСТВ ПОЧВ ОТ РЕОЛОГИЧЕСКИХ КОНСТАНТ А.М. Дербенцева*, А.И. Степанова*, А.В. Назаркина** * Дальневосточный федеральный университет ** Биолого-почвенный институт ДВО РАН, г.Владивосток Проведено сравнение пластичности основных типов почв Приморья с использованием констант Аттерберга. Показано, что консистенция почвы зависит от ее влажности и является важным диагностическим критерием при характеристике ее эрозионного состояния. Установлено, что наиболее эрозионноопасными являются аллювиальные серогумусовые почвы, наименее – подбелы темногумусовые.

The comparison of plasticity of the main soil types of Primorye was taken using the Atterberg’s constants.

It was shown that the soil consistence depends on moisture content and is significant diagnostic criteria for erosion characteristic of the soils. It was found that the alluvial greyhumus soils are exposed to erosion at the greatest degree, the darkhumus soils – at least.

Реология, как наука о течении и деформациях материальных тел, о качестве структурных связей, преобладающих в природном теле и об их прочностных свойствах, позволяет исследовать почву в целом и её горизонты в отдельности в процессе течения и выделять его граничные условия. Это важно и при оценке опорно-механических свойств почв, и при оценке устойчивости природных комплексов к антропогенному воздействию.

При изучении почвенного покрова и почв естественных и антропогенных ландшафтов особую роль приобретают исследования их физико-механических свойств, как с точки зрения питательного субстрата, так и опорной механической системы. В связи с этим изучение физической прочности и устойчивости почв к механическим воздействиям в условиях муссонного климата (при котором морфологический профиль некоторых почв или их отдельные генетические горизонты длительное время находятся в состоянии, близком к текучему) становится актуальным.

Одна и та же почва в зависимости от влажности может проявлять свойства текучести, упругости, пластичности. Известны два критических состояний в реологическом поведении почв [2]: а) «предел Шведова» - предельное напряжение, после которого почва начинает течь с эффективной вязкостью;

б) наступление упруго вязкого состояния. Поэтому важно знать диапазон влажности, в котором почва течёт, то есть, когда начинают проявляться пластические деформации.

Объектом исследования явились почвы, развитые в естественных ландшафтах Приморья: текстурно-метаморфические, темногумусово-глеевые, аллювиальные серогумусовые, гумусово-гидрометаморфическая и подбел темногумусовый.

Для нахождения влажности, при которой начинают проявляться те или иные физико-механические свойства, Аттерберг предложил почвенно-механические константы: верхняя граница текучести – смесь глины с водой течёт как вода;

нижняя граница текучести – тесто почвы, помещённое в фарфоровую чашку и разделённое на две половины шпателем, при ударе о внешнюю поверхность чашки рукой вновь сливается в единую массу;

граница клейкости – влажность, при которой почва перестаёт прилипать к другим предметам;

граница скатывания в шнур – при скатывании почва распадается на отдельные кусочки.

Верхним пределом пластического состояния почвы служит влажность нижней границы текучести. Нижним пределом пластического состояния почвы является влажность границы скатывания почвы в шнур. Величина пластичности измеряется числом пластичности, которое представляет собой разницу в содержании воды в весовых процентах при нижней границе текучести и границе скатывания в шнур. В интервале увлажнения от нижней до верхней границы пластичности почва деформируется с сохранением приданной ей формы, максимально набухает, обладает слабым сопротивлением при внешнем механическом воздействии. Механические воздействия могут быть различными: удары капель дождя, движение водных дождевых или талоснеговых потоков (при этом возникают эрозионные процессы – и наступает механическая деградация почв);

уплотнение почвенной массы под воздействием различных механизмов (при этом почва подвергается физической деградации).

Верхний предел пластичности максимально связан с гранулометрическим составом почв.

По числу пластичности почвы подразделяются следующим образом: 1) глины имеют число пластичности больше 17;

2) у суглинков число пластичности от 17 до 7;

3) супесям соответствует число пластичности в диапазоне от 7 до 0;

4) пески непластичны, с числом пластичности, равным 0.

Согласно [1] пластичность характеризует возможность проявления в почве остаточных деформаций, обусловленных содержанием в почвогрунте связанной воды.

Нижняя граница текучести (верхний предел пластичности) показывает минимальные значения влажности, при которой частицы способны перемещаться относительно друг друга без нарушения сплошности почвы (рис.1).

Верхний предел пластичности максимально связан с гранулометрическим составом почв. В тяжелой по гранулометрическому составу темногумусово-глеевой почве среднее значение влажности, при котором частицы почвы начинают двигаться, составляет 59 %. В легких аллювиальных серогумусовых почвах, в которых преобладают песчаные фракции, этот процесс начинает происходить при влажности %. Остальные почвы занимают промежуточное положение в пределах влажности от до 50 %, обусловленной иловато-пылеватой фракцией гранулометрического состава.

При дальнейшем увлажнении почвы приобретают способность течь. Текучего состояния уже при влажности соответствующей 45 % достигают аллювиальная серогумусовая почва и подбел темногумусовый В тяжелой по (рис. 2).

гранулометрическому составу темногумусово-глеевой почве среднее значение влажности, при котором частицы почвы начинают двигаться, составляет 59 %. В легких аллювиальных серогумусовых почвах, в которых преобладают песчаные фракции, этот процесс начинает происходить при влажности 37 %. Остальные почвы занимают промежуточное положение в пределах влажности от 43 до 50 %, обусловленной иловато-пылеватой фракцией гранулометрического состава.

Гумусово-гидрометаморфическая почва начинает течь приблизительно с влажности 57 %, текстурно-метаморфическая – с 62 %. В соответствии с числом пластичности текстурно-метаморфическая почва характеризуется как глина легкая. При этом самый узкий интервал влажности, при котором почва сохраняет приданную ей форму, обнаруживается для подбела темногумусового – около 3 %, что указывает на эрозионноопасные свойства этой почвы. В текстурно-метаморфической почве этот интервал увеличивается почти в 3 раза. В остальных исследованных почвах деформация сохраняется при перепадах влажности в среднем на 8 %.

Влажность, % ±Std. Dev.

±Std. Err.

Mean 1 2 3 4 Рис. 1. Нижняя граница текучести почв: 1 – текстурно-метаморфической;

2 – подбела темногумусового;

3 – гумусов – гидрометаморфической;

4 – темногумусово глеевой;

5 – аллювиальной серогумусовой.

Влажность, % ±Std. Dev.

±Std. Err.

Mean 1 2 3 4 Рис.2. Верхняя граница текучести почв: 1 – текстурно-метаморфической;

2 – подбела темногумусового;

3 – гумусово-гидрометаморфической;

4 – темногумусово глеевой;

5 – аллювиальной серогумусовой.

Весьма ценным показателем при рассмотрении эрозионных процессов является величина влажности на границе скатывания почвы в шнур, которая характеризует нижний предел пластичности. Почвы обнаруживают аналогичную закономерность, которая характерна для верхнего предела пластичности. Однако значения влажности, соответствующие нижнему пределу пластичности, во всех исследованных почвах находятся в интервале 25-30 %. Значения влажности, соответствующие верхнему пределу пластичности, более индивидуальны для каждого типа почв. Полученные данные позволяют определить диапазон влажности, в котором проявляются пластические свойства почвы. Сопоставление пределов пластичности и естественной влажности почв позволяет косвенно сделать вывод о том, в каком состоянии находится почва в естественных условиях – в твердом, пластичном или текучем. Определение консистенции почвы важно при определении спелости почвы для обработки и предотвращении эрозионных процессов. В этом случае учитывается влажность, соответствующая границе клейкости.

Граница клейкости у аллювиальной серогумусовой почвы практически совпадает с верхним пределом пластичности и соответствует влажности около 37 %. У гумусово-гидрометаморфической и темногумусово-глеевой почв значения влажности, соответствующие границе клейкости на 3-4 % ниже, чем значения, характерные для верхнего предела пластичности. В текстурно-метаморфической почве и подбеле темногумусовом эта разность увеличивается до 6-9 %. Такая закономерность связана с особенностями гранулометрического состава и степенью агрегированности почв.

Таким образом, реологические константы, характеризующие состояние и поведение системы почва-вода, косвенно показывают способность почвы противостоять эрозионному разрушению, вызванному природным или антропогенным фактором.

Литература 1. Сергеев Е.М., Голодковская Г.А., Зиангиров H. С., Осипов В.И., Трофимов В.Т. Грунтоведение. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1971. - 595 с.

2. Шеин Е.В. Курс физики почв. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2005. - 360 с.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РАСТИТЕЛЬНОГО ПОКРОВА ДЛЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ЗОНИРОВАНИЯ МОРСКИХ ПОБЕРЕЖИЙ ПРИМОРСКОГО КРАЯ А.Г. Киселёва Тихоокеанский институт географии ДВО РАН, г.Владивосток Растительный покров морских побережий является индикатором условий среды. Для каждой зоны он специфичный и имеет отличительные черты и разнообразные биотопы и экотопы. Сосудистые растения на морских побережьях распространены в трёх прибрежно-морских зонах, которыми являются сублитораль, супралитораль и прибрежная суша. Степень воздействия моря на растительный покров уменьшается от сублиторали к супралиторали и к прибрежной суши. Сублитораль полностью покрыта морской водой, супралитораль периодически затапливается и забрызгивается, а на прибрежную сушу морская вода поступает через тропосферу в результате механического ветрового захвата брызг. Активное взаимодействие моря и суши происходит в зоне супралиторали, которая подразделена на две подзоны:

нижний горизонт супралиторали или супралиторальная кайма и верхний горизонт супралиторали. Для сублиторали характерны биотопы аккумулятивный, абразионо-аккумулятивный, абразионный участки шельфа, для супралиторали - пляж, бенч, марш и клиф и прибрежной суши - приморские скала, болото, озеро, морская терраса и приустьевый участок.

Растительный покров является индикатором условий местообитаний, что отмечалось ещё с XIX-ого века [1, 3, 5, 6, 8], также основным средообразователем и ландшафтным стабилизатором. Сосудистые растения могут служить для определения прибрежно-морских зон, экотопов и биотопов морских побережий. В вертикальной зональности морских побережий для распространения сосудистых растений в глубину и от прибрежья к открытым частям выделяют зону - прибрежная суша, находящаяся в пределах дальности проникновения ингрессивных вод в глубь суши. Берег, состоящий из супралиторали, где происходит заплеск волн и штормовых выбросов, заливаемой лишь в самые высокие сизигийные приливы и литорали - приливо-отливной зоны.

Шельф или сублитораль, постоянно покрытая водой до минимального уровня четвертичных регрессий [2, 4, 7]. Экологическое зонирование морских побережий с использованием сосудистых растений в Приморском крае раннее не проводилось.

Цель работы - провести экологическое зонирование морских побережий по распределению растительного покрова Приморского края.

Исследования проходили на побережье северного, центрального и южного Приморья в 1998-2009 гг. Материалом работы послужили гербарные сборы, геоботанические описания и аннотированный список прибрежно-морских видов сосудистых растений.

В методы исследования входили геоботанические описания по стандартной методике. Экологические зоны выделены по степени влияния моря с помощью растительного покрова. Биотопы и экотопы сосудистых растений морских побережий определяются по сходству рельефа, типа берега, субстрата, почв и степени увлажнения.

Экотопом называют относительно однородное по абиотическим факторам среды пространство в пределах водной, наземной и подземной частей биосферы, занятое одним биоценозом, а биотопом – такое же местообитание, но изменённое биоценозом [7].

Сосудистые растения на морских побережьях распространены в трёх прибрежно-морских зонах, которыми являются сублитораль, супралитораль и прибрежная суша. Растительность этих зон названа нами прибрежно-морской. На литорали она не произрастает. Степень воздействия моря на растительный покров уменьшается от сублиторали к супралиторали и к прибрежной суши. Сублитораль полностью покрыта морской водой, супралитораль периодически затапливается и забрызгивается, а на прибрежную сушу морская вода поступает через тропосферу в результате механического ветрового захвата брызг. Прибрежно-морские биотопы сосудистых растений Приморского края разнообразны и дифференцированы по экологическим зонам. Для каждой зоны он специфичный и имеет отличительные черты и разнообразные биотопы и экотопы. Для сублиторали характерны биотопы аккумулятивный, абразионо-аккумулятивный участки шельфа и экотоп – абразионный участок шельфа, для супралиторали - пляж, бенч, марш и клиф и прибрежной суши приморские скала, болото, озеро, морская терраса и приустьевый участок (рис. 1).

Береговая зона взаимодействия литосферы и гидросферы приморская скала морская терраса приустьевый участок Клиф приморское озеро Пляж бенч приморское болото Марш Абразионный шельф абразионно-аккумулятивный шельф аккумулятивный шельф м Прибрежная суша Литораль Cупралитораль Cублитораль Рис. 1. Экологические зоны и биотопы (экотопы) сосудистых растений морских побережий Приморского края В условиях полного погружения в морскую воду обитают Сублитораль.

длинокорневищные покрытосеменные растения (гидатофиты), приспособленные к постоянному засолению (галофиты),. Тип шельфа, субстрата, степень волнения моря влияют на неоднородность растительности. На экотопе абразионного участка шельфа образуются открытые группировки на каменистом субстрате. Здесь встречаются Zostera asiatica Miki, Phyllospadix iwatensis Makino, Ph. juzepczukii Tzvel., общее проективное покрытие 10-40%, средняя высота растений 0,3-1 м. На биотопе аккумулятивного, абразионно-аккумулятивного участках шельфа формируются обширные подводные луга на песчаном, каменистом и илистом грунтах: Z. marina L., Z.

caulescens Miki, Z. japonica Aschers. Graebn., Phyllospadix iwatensis Makino, общее проективное покрытие 50-90%, средняя высота растений 0,5-1,5 м.

Супралитораль. На супралиторали, забрызгиваемой волнами, затапливаемой в квадратурные и сизигийные приливы моря произрастают в основном ксерофиты, галофиты (эу-, крино- и гликогалофиты). Растения имеют биоморфы с повышенным опушением, сизым восковым налётом (адаптации от повышенной инсоляции), розеточные и полурозеточные (адаптации к сильным ветрам и заплескам волн), столонообразующие (для накопления питательных веществ), длиннокорневищные (для закрепления в динамичном субстрате и добывания глубокозалегающей воды).

Активное взаимодействие моря и суши происходит в зоне супралиторали, которая является наиболее литодинамичной. Супралитораль подразделена на две подзоны: 1) нижний горизонт супралиторали или супралиторальная кайма – максимально забрызгиваемый и затопляемый морскими волнами от литорали до 0-0,5 м над уровнем моря, характеризующийся разреженными, мозаичными и контагиозгыми растительными группировками;

и 2) верхний горизонт супралиторали – от супралиторальной каймы до поднятых морских террас, затапливаемый лишь в сильные шторма и сизигийные приливы, характеризующийся сомкнутыми фитоценозами.

Ширина супралиторали зависит от уровня прилив-отлив (в Приморье она составляет м), от открытости, мористости берега для ветрового и штормового воздействия со стороны моря.

Биотоп пляжа или бенча (пляж - аккумулятивный берег, бенч - абразионный берег) представляют собой пологие или склоновые берега с сильным прибоем и подвижностью грунта с несомкнутыми растительными группировками, или галофитными лугами, или кутарниковыми сообществами на песке, гальке, камнях, ракушках, валунах. Для них характерны Leymus mollis, Glechnia littoralis Fr. Schmidt ex Mig., Honckenya oblongifolia, Dracocephalum charkeviczii Probat., Senecio pceudoarnica, Lathyrus japonicus Willd., Linaria japonica Miq., Papaver anomalum Fedde, Mertensia simplicissima, Carex kobomugi Ohwi, C. macrocephala, Artemisia stelleriana Bess., Salsola komarovii, Phragmites australis (Cav.) Trin. ex Steud., Chorisis repens (L.) DC., Scutellaria strigillosa Hemsl., Rosa rugosa и др., общее проективное покрытие 5-70%, средняя высота растений 0,03-0,8 м.

Биотоп марша сформирован на низинных берегах, периодически заливаемых морем с маршевыми лугами на песке, глине, илу, маршевых почвах. Образованы гигрофитными, галофитными растениями Salicornia europeae L., Triglochin maritimum L., T. palustre L., Juncus haenkei E. Mey., J. tenuis Willd., Suaeda heteroptera Kitag., Carex pediformis C.A. Mey., Puccinellia hauptiana V. Krecz., Ranunculus sarmentosus Adams и др., общее проективное покрытие 70-95%, средняя высота 0,2-1,5 м.

Биотоп клифа представляет собой выступ в материнских породах, упирающийся в море, который подвергается воздействию морских волн, брызг, приливов-отливов, с несомкнутыми петрофитными группировками в расщелинах скал. На клифе крепятся ксерофиты, ксеромезофиты, галофиты Allium senescens L., Artemisia littoricola, Kitagawia littoralis (Worosch. et Gorovi), K. terebinthaceae (Fisch. ex Spreng.) M. Pimen., Orostachys iwarenge (Makino) Hara, Gypsophilla pacifica Kom., Dianthus chinensis L., Koeleria tokiensis Domin, Plantago camtchatica Link, Saxifraga serotina Sipl., Scabiosa lachnophylla Kitag., Sedum aizoon L., S. kamtschaticum Fisch. и др., общее проективное покрытие 10-50%, средняя высота 0,05-0,5 м.

Прибрежная суша. Прилегающая к супралиторали часть суши уже испытывает меньшую степень влияния морской воды (только через тропосферу), но также подвергается действию направленных сильных ветров с моря, туманов, тайфунов, периодически цунами. Характеризуется наибольшим разнообразием биотопов и растительных сообществ. Биотоп приморская скала - с широколиственным, хвойно широколиственным кустарниково- разнотравным лесом на скале, примитивных почвах, бурозёмных. Растительный покров представлен мезофитами, ксерофитами и ксеромезофитами. В древесном ярусе встречаются: Pinus densiflora Siebold et Zucc., P.

koraensis Siebold et Zucc., Malus manschurica (Maxim.) Kom., Alnus japonica (Thunb.) Steud., Quercus mongolica Fisch. ex Ledeb., Q. dentata Thunb. и др., общая сомкнутость крон 30-85%, средняя высота 4-8 м. Кустарниковый ярус формируют Juniperus davurica Pall., J. rigida Siebold et Zucc., Rosa rugosa, R. maximowicziana Regel и др., общее проективное покрытие 40-60%, средняя высота 1-1,5 м. В травяном ярусе встречаются Adenophora sublata Kom., A. triphylla(Thunb.) A. DC., Diantus chinensis, Campanula cephalotes Nakai, Heteropappus saxamarinus Kom., H. villosus Kom., Dendranthema coreanum (Level. et Vaniot) Worosch., D. naktongense (Nakai) Tzvel., Angelica gmelinii (DC.) M. Pimen., Saxifraga serotina, Ligusticum hultenii Fern., Lilium buchianum Lodd., L.

cernuum Kom., Allium condensatum Turcz., Saussurea pulchella (Fisch.) Fisch., Platycodon grandiflorus (Jacq.) A. DC. и др., общее проективное покрытие травостоя 40-75%, средняя высота растений 0,1-0,8 м.

Биотоп морская терраса занят растительностью приморских лугов на лугово болотных, луговых, глеевых, дерново-луговых почвах и приморских лесов на буроземах. Приморский луг с растениями мезофитами, ксерофитами представлен разнотравником из Calamagrostis angustifolia Kom., Melilotus suaveolens Ledeb., Geranium eriostemon Regel et Maak, Artemisia mandshurica (Kom.) Kom., A. saitoana Kitam., A. stolonifera (Maxim.) Kom., Saussurea pulchella, Festuca rubra L., Oxitropis mandshurica Bunge, Patrinia scabiosifolia (Pall.) Dufr., Thermopsis lupinoides (L.) Link, Viola mandshurica W. Beck., V. patrinii W. Beck. и др., общее проективное покрытие 50 100%, средняя высота растений 0,2-1,5 м. В приморских лесах широколиственных или хвойно-широколиственных с сильно подветренной и штормовой стороны деревья, в основном, имеют низкорослую, некоторые стелющуюся жизненную форму. В местах менее подверженных воздействию ветров и штормов лес образуют деревья средней высоты. Встречаются мезофиты, мезоксерофиты Alnus japonica, Tilia amurensis Rupr., Carpinus cordata Blume, Malus mandshurica (Maxim.) Kom., Betula mandshurica (Regel) Nakai, Larix olgensis A. Henry., Taxus cuspidata Siebold et Zucc. ex Endl., Phellodendron amurense Rupr. и др., общая сомкнутость крон 50-100%, средняя высота 1-6 м. Из кустарников - Aralia elata, Berberis amurensis, Eleuterococcus septemlobum и др., общее проективное покрытие 45-95%, средняя высота 1-4 м.


Биотоп приустьевый участок - с кустарниково-разнотравником на влажных луговых, глеевых, дерно-луговых почвах, глине, песке. В местах, где вода близко расположена к поверхности встречаются растения мезофиты;

где засушливые условия – ксерофиты:

Salix integra Thunb., Atriplex gmellinii C.A. Mey., Gallium davuricum Turcz. ex Ledeb., Heracleum dissectum Ledeb., Ligularia calthifolia Maxim., Angelica gmelinii (DC.) M.

Pimen., Bistorta pacifica (V. Petrov ex Kom.) Kom., Ranunculus japonicus Thunb., Poa skvotzovii Probat., Cerastium arvense L. и др., общее проективное покрытие 30-70%, средняя высота 0,2-2 м.

Биотоп приморское болото с осоково-разнотравником формируется на низинных участках на лугово-болотных, низинных болотных почвах. Он имеет более увлажненные условия и занято гигрофитами, гидрофитами, галофитами: Iris laevigata Fisch. et C.A. Mey., I. uniflora Pall. ex Link, Hemerocallis middendorfii Trautv. C.A. Mey., Sanquisorba parviflora (Maxim.) Takeda, Phragmites australis (Cav.) Trin. ex Steud., Potentilla anserina L., P. chinensis Ser., Ranunculus chinensis Binge, Carex pumila Thunb., Juncus haenkei E. Mey., J. tenuis Willd., Rumex gmelinii Turcz. ex Ledeb. и др., общее проективное покрытие 60-95%, средняя высота - 0,2-1,4 м.

Биотоп приморское озеро близко расположен к морской воде, затапливаемый в сильные приливы и подпитываемые грунтовыми водами с прибрежно-водными сообществами на камнях, песке, илу. Образованы гидрофитами Potamogeton perfoliatus L., P. Pusillus L., Ruppia maritima L., общее проективное покрытие 40-60%, средняя высота - 0,4-0,8 м.

Проведенное исследование выявило, что представителей морских террас, приморских скал, приустьевых участков превалирующее количество видов эвритопных, толерантных растений (рис. 2). Биотопы пляж, бенч, клиф, марш, приморские болото, озеро и сублитораль характеризуются меньшим количеством видов, потому что представлены стенотопными сосудистыми растениями. Наименьшее общее проективное покрытие растительности характерно для битопов супралиторали (38%);

средние величины (70%) – для биотопов сублиторали;

наибольшие (75%) – для биотопов прибрежной суши.

приморское озеро приуст ьевый участ ок приморское болот о морская т ерраса биотопы приморская скала клиф марш пляж, бенч сублит ораль 0 20 40 60 80 100 120 количество видов Рис. 2. Соотношение видов сосудистых растений по биотопам морских побережий Приморского края Каждую экологическую зону маркируют свойственные только ей сосудистые растения. Для сублиторали характерны длиннокорневищные покрытосеменные травы представители семейства Zosteraceae. Для супралиторали различные биоморфы трав, покустарников, кустариников семейств Asteraceae, Poaceae, Chenopodiaceae, Cyperaceae, Caryophyllaceae, Crassulaceae, Lamiaceae, Apiaceae, Rosaceae, Fabaceae и др. Для прибрежной суши биоморфы трав, полукустарников, кустарников, деревьев и лиан семейств Asteraceae, Poaceae, Rosaceae, Fabaceae, Polygonaceae, Brassicaceae, Ranunculaceae, Caryophyllaceae, Apiaceae, Scrophullariaceae, Chenopodiaceae, Lamiaceae и др.

В работе сделаны следующие выводы: 1. По степени уменьшения влияния моря растительный покров морских побережий Приморского края отнесен к трём прибрежно-морским зонам: сублитораль, супралитораль и прибрежная суша, образующие маргинальные прибрежно-морские экотоны. 2. Прибрежно-морские биотопы и экотопы сосудистых растений Приморского края разнообразны и дифференцированы по экологическим зонам. Для сулиторали характерны биотопы аккумулятивных, абразионно-аккумулятивных и экотопы абразионных участков шельфа. Для супралиторали биотопы - пляж или бенч, марш и клиф. Для прибрежной суши биотопы - приморские скала, болото, озеро, морская терраса и приустьевый участок. 3. Представителей морских террас, приморских скал, приустьевых участков превалирующее количество видов эвритопных, толерантных растений. Биотопы пляж, бенч, клиф, марш, приморские болото, озеро и сублитораль характеризуются меньшим количеством видов, потому что представлены стенотопными сосудистыми растениями.

Литература 1. Виноградов Б.В. Растительные индикаторы и их использование при изучении природных ресурсов. М.: Высш. Шк., 1964. - 328 с.

2. Кафанов А.И., Кудряшов В.А. Морская биогеография: Учебное пособие. М.: Наука, 2000. - 176 с.

3. Комарова Т.А., Ловелиус Н.В., Жильцов А.С. Индикация природных процессов в лесах средне-горного пояса Южного Сихотэ-Алиня. Владивосток: Дальнаука, 2009. 4. Короткий А.М., Худяков Г.И. Экзогенные геоморфологические системы морских побережий. М.: Наука, 1990. - 216 с.

5. Корчагин А.А. Использование растительных сообществ как индикаторов среды // Теоретические вопросы фитоиндикации. Л.: Наука, 1971. - С. 7-15.

6. Раменский Л.Г. Проблемы и методы изучения растительного покрова: Избранные работы. Л., 1971. - 333 с.

7. Реймерс Н.Ф. Популярный биологический словарь. М.: Наука, 1990. - 544 с.

8. Humbolt A. De distributione geographica plantarum secundum coeli temperiem et altitudinem montium prolegomena. Lutetle Parisiorum, in Libraria Greco-Latino-Germanica.

1987. - 249 pp.

Работа выполнена при поддержки гранта Президиума ДВО РАН 10-III-09- ЛАНДШАФТЫ РАЙОНА ОЗЕРА КОРБОХОН (ХР. ДУССЕ-АЛИНЬ) Л.О. Кудрявцева, А.М. Сазыкин Дальневосточный федеральный университет, г.Владивосток Дается характеристика ландшафтов района озера Корбохон (хребет Дуссе-Алинь, Дальний Восток). Выделено 8 типов урочищ. Прилагается ландшафтная карта. Специфика района обусловлена палеогеографическими особенностями территории: четвертичным оледенением и речным перехватом истоков долины.

Дуссе-Алинь, горный хребет в Хабаровском крае, занимает центральное положение в Буреинском нагорье [1]. Является водоразделом рек Бурея и Амгунь.

Значительная часть входит в состав Буреинского заповедника. В 2009 г. в районе озера Корбохон проходила ландшафтная практика студентов-географов Дальневосточного государственного университета. Материалы, собранные при ландшафтной съемке полигона, приводятся в данной статье.

Основным ландшафтообразующим фактором является литогенная основа [3], которая проявляется в сочетании коренного фундамента, рыхлых отложений и форм рельефа, влияющих на формирование ландшафтов. Все контуры выделяемых нами ландшафтных единиц имеют геоморфологические границы. Полигон сложен в основном палеозой-мезозойскими сланцами и алевролитами, что определяет суглинисто-супесчаный механический состав почв, а также их химические особенности.. К северу от полигона в меловой период происходило внедрение интрузий, образовавших гранитный массив, который определил особенности принесенного моренного и аллювиального материала и грубозернистый характер коры выветривания по морене. Большую роль в формировании ландшафтов сыграло четвертичное оледенение, в этом районе было два (поздний плейстоцен). В результате его деятельности высокогорные районы приобрели альпинотипные формы, были сформированы крупные кары и цирки, карлинги, гребневидные водоразделы и троги, а также морены [2]. В пределах полигона имеются следы только первого, в виде троговой долины и конечной морены.

Важным моментом геоморфологической истории территории стал речной перехват в послеледниковый период верховьев долины р. Корбохон (бассейн р.Буреи) ручьем Водопадный (бассейн р. Нилан, приток Амгуни). Этим объясняется наличие речной террасы, которая при современных размерах ручья, впадающего в озеро Корбохон, не сформировались бы. Ледниковые цирки древнего Корбохонского ледника ныне относятся к истокам р.Водопадный.

Климатический фактор проявляется в распределении количества тепла и влаги.

Летом климат образуется под влиянием океанической муссонной циркуляции, а зимой суровым воздействием Сибирского антициклона. Вследствие этих разнонаправленных факторов температура имеет большие годовые амплитуды, от +38° летом до -42° зимой (по данным метеостанции Софийска, 902 м). В горах проявляется вертикальный температурный градиент, соответствующий в этом районе в среднем 0,6°. В летнее время он равен примерно 0,5° на каждые 100 м, зимой может достигать 1° [2].

Положение изучаемого района в восточной части Буреинского нагорья определяет несколько большее количество осадков по сравнению с более континентальными территориями: 800-900 мм. Обилие снега способствует сохранению снежников, иногда летующих. Озеро Корбохон обуславливает смягчающее действие на климат данного района, вызывая снижение температурных контрастов и повышение влажности.

Озеро подпружено конечной мореной, поверхностный сток затрудненный. Его уровень постепенно снижается за счет прорезания русла. Современная глубина озера м. Колебания уровня воды составляют около 0,5 м. Озеро вызывает подтопление ручьев, что в частности проявилось в формировании ПТК озерно-аллювиальной равнины на днище троговой долины, а также в частой перестройке русла ручьев в нижнем течении, что привело к образованию грядово-бугристой поймы.

Изолированность озера от речной системы р. Буреи вызвало появление эндемичной формы ленка пучеглазого. Озеро является своеобразным горным оазисом, привлекая обитателей местной тайги и тундры для водопоя и влияя на разнообразие растительного мира.

Растительный покров представлен различными видами и растительными ассоциациями. Кедровый стланик встречается повсеместно, и в зависимости от местоположения изменяется по высоте, фенофазе и характеру распространения. Береза овальнолистная выступает как второстепенная, так и основная порода, формируя древостой в ложбинах пролювиальных водотоков и на крутых склонах. Ель аянская и лиственница даурская также широко распространены по территории до высот 1600м.

На горнотундровых и горнолесотундровых формациях, которые распространены в верхних частях склонов, широко представлен рододендрон золотистый, багульник подбел, брусника обыкновенная, кассиопея вересковидная, шикша и другие виды. На склонах и уплощенных водоразделах широко распространены кустистые лишайники (преимущественно кладония), проективное покрытие которых иногда достигает 100%.

На курумах распространены листовые и накипные лишайники.

Среди животных наиболее широко распространены общепалеарктические виды – бурый медведь, северный олень, горностай, соболь, заяц-беляк, бурундук, кедровка, каменный глухарь, белая куропатка. Из бореальных выделяется комплекс эндемичных для этой провинции охотских видов, к которым относятся, к примеру, дикуша и японский свиристель. Менее распространен лось, который поднимается по долинам вверх.

Из-за труднодоступности района влияние антропогенного фактора сводится к минимуму. Но следы гари на морене и рядом расположенных склонов, могут быть следствием небрежности человека.

В районе озера Корбохон можно выделяется 8 видов ПТК в ранге урочищ, со своими характерными характеристиками рельефа, подстилающего грунта, микроклимата, почвенного покрова, увлажнения, растительности и животного мира (рис.1).

• Поймы рек и ручьев. Пойма сложена галечным материалом разной сортированности с грубозернистым песчаным заполнителем, почвы – от торфяно болотных тяжелосуглинистых до иловато-дерновых гумусовых, относительно большой мощности. Древостой представлен елью аянской, березой овальнолистной, в переферийной и верхней части - лиственницей даурской. Подлесок, как и для большинства ПТК, представлен кедровым стлаником с разным фенотипом. Травяно кустарничковый покров здесь более разнообразен и представлен голубицей, брусникой, осоками, сиверсией, кровохлебкой и другими типичными видами. Моховый покров на всей рассматриваемой территории развит хорошо и проективное покрытии часто достигает 100%.

• Озерно-аллювиальная равнина. Расположена при впадении реки в озеро.

Вся поверхность разбита морозобойными трещинами, западинами и котловинами.

Почвы болотные тяжелосуглинистые. Древостой практически не развит и лишь единичными экземплярами встречается угнетенная лиственница даурская.

Представителями травянистого покрова являются голубица, багульник-подбел, осоки, брусника, сиверсия, кровохлебка, местами нетипичные для заболоченных участков тундровые виды - лаузелеурия лежачая, дриада аянская.

• Речная Сложена гравийно-песчаным аллювием, в нижних терраса.

горизонтах галечным. Почвы – бурые лесные дерновые. Древесная растительность представлена главным образом лиственницей и кедровым стлаником. Во внутренней Рис.1. Ландшафтная карта района оз. Корбохон Легенда к рисунку 1. ПТК Пойм рек и ручьев Пойма реки, сложенная супесчаным аллювием, с березово-елово 1a.

лиственничным лесом с березовым подлеском с голубично-осоковым покровом на мху на торфяно-болотных тяжелосуглинистых почвах.

1б. Речная пойма, сложенная гравийным материалом, с отдельными экземплярами ивы и лиственницы с осоко-голубичным покровом с моховой подушкой на торфяно-болотистых почвах.

1в. Речная пойма, сложенная песчано-галечным материалом, с редким березово лиственничным лесом с осоково-чемеричным покровом с маломощной моховой подушкой на иллювиально-гумусовых почвах.

2. Озерно-речная равнина Озерно-речная равнина, сложенная гравием, с разнотравно-голубично-осоковым покровом с мощной моховой подстилкой на торфяно-болотных почвах.

3. ПТК речных террас 3a. Речная терраса, сложенная гравийно-песчаным материалом, с березово еловым лесом с березово-ольхово-голубичным подлеском с осоковым травянистым покровом с мощным моховым покровом на бурых лесных почвах.

3б. Речная терраса сложенная гравийно-песчаным аллювиальным материалом и перекрытая средне-мелкобломочным коллювиальным материалом с разреженным лиственничным лесом и обилием поваленных деревьев с густым березовым подлеском с осоково-голубичным и моховым покровом на лесных дерновых почвах (лавинный прочес).

4. ПТК морен 4a. Холмисто-западинная конечная морена, сложенная крупноглыбовыми обломками, с гарью березово-ивового леса багульникo-осоковым травостоем с маломощной моховой подушкой на темно-бурых гумусовых задернованных горно тундровых почвах.

4б. Котловины моренного происхождения, сложенные крупными обломками, с березо-ивовым лесом, с осоко-голубичным покровом с маломощной моховой подушкой на горно-тундровых гумусовых почвах.

4в. Моренные валы, сложенные глыбовым материалом, с песчано-гравийным заполнителем, с горно-тундровым бруснично-багульниковым покровом по кедровостланиковой гари на горно-тундровых гумусовых супесчаных почвах.

4г. Мореные ложбины, сложенные крупно- и среднеглыбовым материалом, с песчано-гравийным наполнителем, с бруснично-вейниково-багульниковым покровом по гари на дерново-бурых горнотундровых почвах.

4д. Боковая морена, сложенная средне-глыбовым материалом, с голубично бруснично-багульниковым покровом с моховой подстилкой на горно-тундровых почвах.

5. ПТК конусов выноса и шлейфов 5а. Пролювиальный конус выноса, сложенный мелкоглыбовым материалом, с зарослями кедрового стланика с осоково-голубично-багульниковым покровом на гумусо-иллювиальных почвах.

5б. Пролювиальный конус выноса, сложенный глыбовым и щебнистым материалом, с елово-ольхово-березовым лесом с кедровостланниковым подлеском с осоково-разнотравным покровом на дерновых суглинистых иллювиально-гмусовых почвах.

5в. Пролювиальный конус выноса, сложенный щебнисто-глыбовым материалом, с ольхово-лиственнично-березовым лесом с березово-кедровостланиковым подлеском с багульниково-рододендрово-осоковым покровом на лесных дерновых почвах.

5г. Коллювиальный конус выноса, сложенный мелко- и среднеглыбовым материалом, с зарослями кустарниковой березы с осоково-кассиопово-багульниковым покровом на маломощных торфяно-глеевых почвах.

5д. Коллювиальный конус выноса, сложенный средне- и мелко-глыбовым материалом, с зарослями кедрового стланика с кассиопово-бруснично-багульниковым покровом на торфяно-глеевых почвах.

5е. Коллювиальный шлейф, сложенный глыбовым материалом, с зарослями кедрового стланика с кассиоповым травянистым покровом с зеленомошно-ягелевым покрытием на примитивных грубоскелетных горнотундровых почвах.

5ж. Коллювиальный шлейф, сложенный глыбовым материалом, с разреженным кассиоповым и мохово-лишайниковым покровом на примитивных грубоскелетных горнотундровых почвах.

6. ПТК ложбин 6а. Ложбина коллювиальная, сложенная мелко-глыбовым материалом, с кедровостланниково-березовым лесом с бруснично-кассиопово-филадоциевым покровом на примитивных грубоскелетных почвах.

6б. Ложбина коллювиальная, сложенная средне-глыбовым материалом, с куртинами кедрового стланика с кассиопо-осоково-можжевеловым и мохово лишайниковым покровом на гумусо-иллювиальных почвах.

6в. Ложбина временного водотока, сложенная мелко- и средне-глыбовым материалом, с ольховым лесом с кассиопово-осоко-багульниковым покровом на суглинистых иллювиально-гумусовых почвах.

6г. Ложбина временного водотока, сложенная супесчаным материалом, с осоково-багульниково-рододендровым покровом с мхом на лесных дерновых почвах.

6д. Склон ложбины временного водотока, сложенный щебнисто-глыбовым материалом, с березовым лесом с ольхово-кедровостланиковым подлеском с бруснично-голубичным покровом на маломощных иллювиально-гумусовых задернованных суглинистых почвах.

6е. Днище ложбины временного водотока, сложенное гравийно-щебнистым материалом, с елово-березовым лесом с ольхово-кедровостланиковым подлеском с чемерично-вейниковым травянистым покровом на мощной зеленомошной подушке на иллювиально-гумусовых задернованных суглинистых почвах.

6з. Склон ложбины временного водотока, сложенный щебнисто-глыбовым материалом, с березовым лесом с ольхово-кедровостланиковым подлеском с разнотравно-вейниковым травянистым покровом на темно-бурых гумусовых задернованных почвах.

6и. Днище ложбины временного водотока, сложенное щебнисто-глыбовым материалом, с березово-лиственничным лесом с ольхово-кедровостланиковым подлеском с багульниково-рододендроновым покровом с моховой подстилкой на темно бурых суглинистых почвах.

7. ПТК вершинных поверхностей 7а. Гребневидные вершинные поверхности, сложенные средне-глыбовым элювием, с куртинами кедрового стланика с кассиопо-багульниково-арктоусовым и мохово-лишайниковым покровом на горно-тундровых почвах.

7б. круглые вершинные поверхности, сложенные гравийно-щебнистым элювием, с арктоусо-кассиопо-рододендровым покровом со мхом и лишайниками на горно тундровых почвах.

Седловина, сложенная гравийно-щебнисто-песчаным элювием, с 7в.

кедровостланниковыми зарослями с обширными пятнами кассиопово-багульниково голубичной тундры на горно-тундровых маломощных супесчаных и дерновых почвах.

7г. Седловина, сложенная гравийно-щебнистым элювием, с пятнами багульнико арктоусово-брусничной тундры по мохово-лишайниковому покрову на маломощных супесчаных горно-тундровых почвах.

8. ПТК склонов 8а. Склон осыпной, сложенный глыбовым материалом, с одиночными представителями березы овальнолистной, с разреженным кассиоповым покровом с зеленым мхом и кладонией на примитивных грубоскелетных почвах.

8б. Склоны средней крутизны, сложенные щебнисто-глыбовым материалом, с зарослями кедрового стланика с осоково-кассиоповым покровом и мохово лишайниковым покровом на горно-тундровых почвах.

8в. Склон крутой, сложенный щебнисто-глыбовым материалом, с куртинами кедрового стланика и березы с голубично-багульниковым покровом на маломощных иллювиально-гумусовых задернованных суглинистых почвах.

Склон, сложенный щебнисто-глыбовым материалом, с осоково 8г.

багульниковым травянистым покровом на бурых горно-тундровых задернованных почвах.



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.