авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

ЭТНОС

НОРМЫ И ЦЕННОСТИ

В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Научная конференция

Лондон, 14 октября 2013 г.

ETHNOS

NORMS AND VALUES

IN THE ERA

OF GLOBALIZATION

Scientific Conference

London, October 14, 2013

ББК 63.5

Э91

Научные редакторы:

А. С. Запесоцкий, ректор Санкт-Петербургского

Гуманитарного университета профсоюзов,

член-корреспондент Российской академии наук

— текст на рус. яз.

В. М. Титов, исполнительный директор Magna Carta College (Oxford) — текст на англ. яз.

Этнос: нормы и ценности в эпоху глобализации : Научная кон Э91 ференция, Лондон, 14 октября 2013 г. = Ethnos: Norms and Valu es in the Era of Globalization : Scientic Conference, London, Octo ber 14, 2013. — 2-е изд. — СПб. : СПбГУП, 2014. — 128 с. — (Уни верситет без границ).

ISBN 978-5-7621-0757- Публикуются материалы научной конференции «Этнос: нормы и ценности в эпоху глобализации», организованной Санкт-Петербургским Гуманитарным университетом профсоюзов совместно с Magna Carta College (Oxford) при под держке Министерства иностранных дел РФ. Конференция прошла в Лондоне 14 октября 2013 года.

Среди участников научного форума — известные ученые, дипломаты, обще ственные деятели: директор Института Европы РАН, академик Н. П. Шмелев, ди ректор Института востоковедения РАН, член-корреспондент РАН В. В. Наумкин, заместитель директора Института Европы РАН А. А. Громыко, Посол России в Великобритании А. В. Яковенко, британские профессора А. Джонс, О. Дэвис, К. Кокер, Д. Милбэнк, А. Пабст, архиепископ Сурожский Елисей и др.

На конференции были проанализированы проблемы построения Большой Европы, способы преодоления противоречий, возникающих в ходе глобализа ции. Рассматривались различные модели глобализации, учитывающие в том чис ле традиционные ценности.

Особое внимание участники уделили обсуждению судьбы Европы, которая в процессе глобализации по-новому взаимодействует со странами Азии и арабско го мира, а также выбору определенных стратегий геополитического развития.



Адресовано широкому кругу читателей.

ББК 63. ISBN 978-5-7621-0757-0 © СПбГУП, СОДЕРЖАНИЕ Участники................................................ Дискуссия................................................. А. В. Яковенко, Посол РФ в Великобритании О КУЛЬТУРНО-ЦИВИЛИЗАЦИОННОМ МНОГООБРАЗИИ МИРА.............................. А. С. Запесоцкий, ректор СПбГУП, член-корреспондент РАН СТОЛКНОВЕНИЕ ЦЕННОСТЕЙ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ.......................... Адриан Пабст, профессор МОДЕЛИ ГЛОБАЛИЗАЦИИ.......................... Н. П. Шмелев, директор Института Европы РАН РОССИИ НУЖНЫ СИСТЕМНЫЕ РЕФОРМЫ........... Джон Милбэнк, профессор РЕГИОНЫ, НАЦИИ И ГЛОБАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК........ Оливер Дэвис, профессор СОЦИАЛЬНОЕ ПОЗНАНИЕ И ДИАЛОГ КУЛЬТУР...... Елисей, архиепископ Сурожский РЕЛИГИОЗНЫЕ ЦЕННОСТИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ.......................... Кристофер Кокер, профессор ЧТО ТАКОЕ ДИАЛОГ?............................... В. В. Наумкин, директор Института востоковедения РАН ЭТНИЧЕСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ И КОНФЛИКТЫ...... Алан Джонс, профессор ОРГАНИЗАЦИОННАЯ АКСИОЛОГИЯ................. А. А. Громыко, заместитель директора Института Европы РАН ВОЗРОДИТСЯ ЛИ ЕВРОПОЦЕНТРИЗМ В XXI ВЕКЕ?... Пояснения к публикуемым фотографиям...................... Приложение Александр Запесоцкий. БУДЕТ ЛИ ПОСТРОЕНА БОЛЬШАЯ ЕВРОПА? (Доклад).............................. TABLE OF CONTENTS Participants............................................... Debate................................................... Alexander Yakovenko, Ambassador of the Russian Federation to the Great Britain ON THE WORLD’S CULTURAL AND CIVILIZATIONAL DIVERSITY.................... Alexander Zapesotsky, President of SPbUHSS, corresponding member of the RAS CLASH OF VALUES IN THE AGE OF GLOBALIZATION... Adrian Pabst, Professor MODELS OF GLOBALIZATION........................ Nikolay Shmelyov, Director of the Institute for Europe of the RAS RUSSIA NEEDS SYSTEM REFORMS................... John Milbank, Professor REGIONS, NATIONS AND THE GLOBAL ORDER........ Oliver Davies, Professor SOCIAL COGNITION AND THE DIALOGUE OF CULTURES...................................... Elisey, Sourozh Archbishop RELIGIOUS VALUES IN THE AGE OF GLOBALIZATION... Christopher Coker, Professor WHAT IS DIALOGUE?............................... Vitaly Naumkin, Director of the Institute for Oriental Studies of the RAS ETHNIC IDENTITY AND CONFLICTS................. Alan Jones, Professor ORGANIZATIONAL AXIOLOGY...................... Alexey Gromyko, Deputy Director of the Institute of Europe of the RAS WILL EUROCENTRISM REVIVE IN THE 21st CENTURY?............................. Photo captions............................................ Supplement Alexander Zapesotsky. WHETHER LARGE EUROPE WILL BE BUILT? (Proceeding).............................. УЧАСТНИКИ:





А. А. Громыко заместитель директора Института Европы РАН, руководитель Ассоциации европейских исследований, доктор политических наук, про фессор Алан Джонс профессор Magna Carta College (Oxford) Оливер Дэвис профессор Королевского колледжа Лондона Елисей архиепископ Сурожский (Русская православ ная церковь), Лондон А. С. Запесоцкий ректор Санкт-Петербургского Гуманитар ного университета профсоюзов, член-коррес пондент Российской академии наук, академик Российской академии образования, доктор культурологических наук, профессор, заслу женный деятель науки РФ Кристофер Кокер профессор Лондонской школы экономики и политических наук Джон Милбэнк профессор Университета Ноттингема В. В. Наумкин директор Института востоковедения РАН, член-корреспондент РАН, доктор историче ских наук, профессор Адриан Пабст профессор Университета Кента Н. П. Шмелев директор Института Европы РАН, академик РАН, доктор экономических наук, профессор А. В. Яковенко Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ в Соединенном Королевстве Великобритании и Северной Ирландии, доктор юридических наук, профессор А. С. ЗАПЕСОЦКИЙ: — Уважаемые дамы и господа!

Я очень рад, что вы приняли приглашение участвовать в кон ференции, посвященной этносу, нормам и ценностям в эпо ху глобализации. Хочу поблагодарить за организацию встречи «Россотрудничество» и сказать несколько слов о том, зачем, соб ственно, мы сегодня вас сюда пригласили. Хочу подчеркнуть, что это инициатива не правительственная, а нашего Универси тета и ряда выдающихся ученых Российской академии наук. Она вызвана большим интересом, который сейчас проявляют и в на шей стране, и в Западной Европе, в частности в Великобрита нии, к проблемам построения Большой Европы и преодоления противоречий, возникающих в понимании норм и ценностей в ходе глобализации.

В настоящее время эти проблемы широко обсуждаются не только в России, не только в Российской академии наук и уни верситетах, но и в Европейской академии наук и искусств, чле нами которой некоторые из присутствующих здесь являются, в том числе академик Шмелев и я. За последние месяцы был проведен целый ряд дискуссий в Германии, Испании, Франции и других странах. Главная идея этих встреч — возможность пре одоления различных проблем в развитии глобализации и судьба Европы, которая в процессе глобализации по-новому взаимодей ствует с Востоком, в частности с Китаем и другими древними цивилизациями. В этой ситуации наши ценности подвергаются переосмыслению, даже испытаниям.

Существует еще один интересный аспект, к которому хоте лось бы привлечь ваше внимание. Еще 30–40 лет назад огром ную роль в жизни Европы играли интеллектуалы — писате ли, ученые, люди, которые специально занимались знанием, это было их профессией. Сейчас, на очередном этапе развития А. В. ЯКОВЕНКО системы массовых коммуникаций, повестку общения и темы диалога в Европе начинают определять чиновники, средства мас совой коммуникации. Это происходит практически повсеместно.

Возникает вопрос: правильно ли, что значение интеллектуалов в современном обществе сводится к роли некоего вспомогатель ного персонала, который реагирует на текущие процессы в сво их академических исследованиях, но не является автором пе ремен? С нашей точки зрения, университеты и академические круги должны быть генераторами идей, своевременно реагиро вать на различные вызовы времени. И для этого, как мне думает ся, нам необходимо встречаться и обмениваться мнениями.

Теперь позвольте предоставить слово Александру Владими ровичу Яковенко, Чрезвычайному и Полномочному Послу Рос сийской Федерации в Великобритании, который приложил боль шие усилия, чтобы сегодняшняя встреча состоялась. Он является не только формальным, административным представителем на шей страны, но и известным ученым, профессором, доктором юридических наук. Мы очень благодарны ученому и послу Яко венко за помощь в подготовке сегодняшней встречи.

А. В. ЯКОВЕНКО О КУЛЬТУРНО-ЦИВИЛИЗАЦИОННОМ МНОГООБРАЗИИ МИРА Для меня огромное удовольствие открывать эту важную кон ференцию сегодня. Российское посольство в Лондоне поддер живает ее совместно с «Россотрудничеством», Санкт-Петер бургским Гуманитарным университетом профсоюзов, а также Magna Carta College.

Уже стало общей тенденцией утверждать, что вопросы нацио нальной идентичности играют все большую роль в между народных отношениях. Кстати, об этом писала в 2006 году в одной из своих книг бывший госсекретарь США Мадлен Ол брайт. Безусловно, это утверждение связано с обострением про блемы международного терроризма и трансформационными 8 ЭТНОС: НОРМЫ И ЦЕННОСТИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ процессами, происходящими в арабо-исламском мире, но важно еще и то, что оно заставило открыть глаза на эту реальность.

В своей внешнеполитической философии Россия исходит из того, что культурно-цивилизационное многообразие мира — имманентная черта человеческой цивилизации. Другое дело, что на последнем этапе глобализации, когда раздавались суждения о конце истории, это было забыто. Более того, многие исхо дили из того, что глобализация призвана унифицировать мир по одному образцу, ликвидировать культурные и иные противо речия, вернее, различия между обществами, которые якобы ле жат в корне всех международных конфликтов. Теперь очевидно всем, что это была очередная антиутопия, за попытку реализа ции которой приходится дорого платить.

По-своему ситуацию предвидел Сэмюэль Хантингтон. Как минимум он понимал, что глобальная империя Запада — не на всегда, что на арену мировой политики, глобальной экономи ки и финансов уже в качестве самостоятельных игроков выйдут государства, представляющие иные культуры и цивилизации.

В числе таких государств, например, Китай и Россия.

Мы имеем дело с объективной реальностью, которую кто-то не хотел замечать. Применительно к российской идентичности об этом говорил президент В. В. Путин на Валдайском форуме в сен тябре этого года. Речь должна идти не о конфликте цивилизаций, а о диалоге культур и цивилизаций, поиске между ними общего экзистенциального знаменателя, который существует на уровне традиционных ценностей, укорененных в мировых религиях. Для этого надо отказаться от попыток выдавать специфические цен ности той или иной культуры или цивилизации за универсальные и делать их продвижение внешнеполитической задачей.

Надо также понять (и это понимание приходит сейчас), что культурно-цивилизационное многообразие мира в числе проче го означает множественность моделей развития общества и си стем ценностных ориентиров. Если это признать, тогда не будет оснований заниматься алармизмом и запугивать себя и других упадком Запада. Тем более что причины именно сравнительного упадка носят чисто объективный характер и коренятся в пробле мах нравственности. Так, нынешнее положение дел с либераль А. В. ЯКОВЕНКО ным капитализмом во многом обусловлено тем обстоятельством, что износилась пресловутая протестантская этика. Это лиш ний раз говорит о том, что любая общественная система может успешно функционировать лишь в определенной системе нрав ственных координат.

Это говорит и в пользу того, что контрпродуктивно и бес смысленно навязывать извне институты и ценности. Надо учи тывать, что в каждой стране есть свое общественное мнение, отражающее реалии и ценности данного общества. Нельзя экс траполировать общественное мнение одной страны на мнение другого государства, тем более что, как всеми признается, вся политика является не только национальной, но и местной.

Что можно и нужно делать всем? Взаимодействовать на рав ноправной основе и в рамках существующего международного правопорядка, несущими опорами которого являются система ООН и сложившееся международное право. Это также означает равноправие в торгово-экономических делах, участие всех госу дарств в создании отвечающей новым требованиям глобальной торгово-экономической и финансовой архитектуры. Это пере форматирует и саму глобализацию, обеспечив ее устойчивость.

В противном случае правы те, кто предрекает деглобализацию, возвращение всех в свои национальные «квартиры», в том чис ле региональные.

То, что принято называть подъемом Китая, России, Индии, Бразилии и других государств, не означает конца света для ве дущих государств мира. Просто создается глобальная конку рентная среда, которой давно не было, возможно, на протяже нии всего ХХ века, и которая в период холодной войны носила биполярный и насквозь идеологизированный характер.

Поэтому, на мой взгляд, мир возвращается в более есте ственное и органичное состояние. Требуется только это при знать и всерьез взяться за гармонизацию интересов в рамках формирующейся полицентричной международной системы.

Как представляется, такое понимание присутствует и у нынеш него коалиционного правительства Великобритании, что пози тивно сказывается в том числе и на наших двусторонних отно шениях.

10 ЭТНОС: НОРМЫ И ЦЕННОСТИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ В заключение я еще раз хочу поприветствовать всех присут ствующих. Предвкушаю очень интересные выступления, тем более что у нас весьма представительный состав участников, в зале присутствуют специалисты мирового уровня по той тема тике (и даже шире), которая сегодня заявлена на конференции.

А. С. ЗАПЕСОЦКИЙ СТОЛКНОВЕНИЕ ЦЕННОСТЕЙ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Уважаемые коллеги, если позволите, начну выступление с за мечания, которое, возможно, прозвучит странно. Дело в том, что интеллектуалы, как правило, не любят соглашаться с чиновника ми, но под докладом господина Яковенко лично я бы с удоволь ствием поставил свою подпись.

В последнее время в России мы столкнулись с целым рядом сложных проблем. Когда произошло крушение Советского Сою за и мы отказались от господства коммунистической идеологии, то полагали, что быстро войдем в семью европейских народов и вместе с Западной Европой построим общеевропейский дом.

Но на практике все получается не так хорошо, как хотелось бы.

Целый ряд идей, которые Михаил Горбачев называл общечело веческими ценностями, не подлежат однозначной интерпрета ции в разных странах.

Назову несколько известных примеров. Прежде всего это си туация с группой “Pussy Riot”, которая повлекла за собой стол кновение в нашем обществе двух важных идей. Одна идея — свободы творчества, другая — недопустимости оскорбления людей, их унижения. Нельзя совершать действия, которые су щественной части общества могут показаться неприемлемыми.

Группа “Pussy Riot” выступила в неподходящем для своего са мовыражения месте — в православном храме, чем оскорбила чувства верующих. Это вызвало огромный протест в обществе.

Люди требовали, чтобы участницы этой группы понесли наказа ние. В это время другая часть общества, апеллируя к западным А. С. ЗАПЕСОЦКИЙ идеалам, говорила: «Но у нас должна быть свобода слова, сво бода творчества».

Недавно, незадолго до этого Европейский суд по правам че ловека был вынужден выработать для подобных случаев специ альное решение. Есть уже решение по другому делу. В нем го ворится, что экспериментальное искусство может иметь место, но только в тех аудиториях, где зрители готовы к восприятию этого искусства, заранее предупреждены о его характере, то есть в специальных местах. Нельзя демонстрировать образцы этого искусства широкой аудитории, которая не хочет его восприни мать. Так Европе приходится искать баланс интересов, ценно стей в совершенно новой ситуации.

В нашем обществе ведутся споры относительно прав гомосек суалистов. Недавно эта проблема зазвучала необычайно остро.

Еще 3–5 лет назад в России вообще не было данной проблемы, и люди нетрадиционной сексуальной ориентации спокойно жили рядом с людьми традиционной сексуальной ориентации. Не было никаких конфликтов. Сейчас российский парламент и президент Владимир Путин были вынуждены принять закон, запрещающий пропаганду среди детей гомосексуальных связей. Этот закон стал реакцией на вызов, который был брошен лидерами сообщества гомосексуалистов, когда они стали требовать особых прав для пропаганды нетрадиционной ориентации среди детей.

Наше общество было к таким действиям гомосексуалистов не готово. Огромная его часть считает, что нельзя пропагандиро вать нетрадиционные сексуальные отношения. Вдруг высвети лась крайняя степень отношения к представителям нетрадици онной ориентации: после того как лидеры гей-сообщества стали требовать особых прав, гомосексуалистов начали избивать рядо вые граждане, склонные к совершению правонарушений. Геев начали убивать. По нашей стране прокатилась волна убийств.

И когда правоохранительные органы зафиксировали престу пления, которые были совершены как реакция на деятельность гей-активистов, конечно, власти были вынуждены реагировать.

Страна не готова допустить геев и лесбиянок к детям. Оказа лось, что и гей-активистов, и просто гомосексуалистов надо за щищать. А для того чтобы их защищать, полиции недостаточно.

12 ЭТНОС: НОРМЫ И ЦЕННОСТИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Нельзя приставить к каждому гею полицейского, нужна какая то иная реакция со стороны властей.

Этот пример показывает, насколько сложна проблемати ка столкновения различных ценностей. С одной стороны, в об щественном сознании столкнулись ценности прав сексуальных меньшинств, а с другой — ценности прав детей, требования за щиты детей от невмешательства в их представления об окружа ющем мире;

требования освободить детей от преждевременно го выбора ценностей в сексуальной сфере. Для нашего общества это оказалось очень важным.

Приведу пример, который в Англии, может быть, не очень изве стен. Недавно российское общество было потрясено деятельностью экспериментальной художественной группы, членов кото рой люди считают хулиганами. В Петербурге ночью на одном из огромных разводных мостов (которые весят по 600 тонн) группа молодых людей нарисовала мужской половой орган раз мером 25 метров. Когда мост развели, на одном из пролетов ока зался поднятым вертикально рисунок мужского полового органа.

Данный мост расположен напротив здания Федеральной службы безопасности. Кому-то это показалось остроумным, но бльшая часть общества была возмущена, потому что мосты в Петербур ге — это символ нашей культуры, нашего города. Изобразить мужской половой орган на мосту — для многих людей примерно то же самое, что нарисовать его сзади на пальто у матери.

Произошло оскорбительное вторжение в область символов, которые имеют для нас особое романтическое значение, связан ное с любовью к нашему городу. В годы нашей юности мы на значали своим любимым свидания у этих мостов и любовались их видами.

Огромная часть общества восприняла происшедшее как не приемлемую пошлость, оскорбление, но 10 самых известных кураторов искусства выдвинули данный «художественный» акт на соискание Государственной премии России. Российское об щество восприняло это как вызов. Здесь ценность свободы са мовыражения, свободы слова, свободы творчества вдруг самым неприятным образом столкнулась с другими ценностями, кото рые в нашем обществе имеют важное значение.

А. С. ЗАПЕСОЦКИЙ Выстраивание новых систем ценностей, их осмысление про исходят не так быстро, как хотелось бы. И мы с удивлением и огорчением воспринимаем попытки Запада нас учить, как нам нужно это делать в России. Попытки нас учить вызывают недоумение.

Столкновение ценностей происходит сегодня во многих об ществах. Что происходит сейчас у нас на Кавказе? Было бы, конечно, честно сказать, что там с властью борются террори сты — бандиты, которые воюют на средства, полученные из-за рубежа. Это правда. Но думаю, что это не вся правда, ситуация там намного сложнее. Много лет назад Россия победила в Кав казской войне, когда наши солдаты взяли в плен предводителя кавказских горцев Шамиля, но это всего лишь часть истории.

Когда Шамиля привезли в Петербург, он был поражен вели кой культурой, которая создала этот город, его архитектуру. Для него приезд в столицу России стал большим потрясением. Еще бльшим потрясением для него стало посещение Кунсткамеры, созданной Петром I, — одного из оригинальнейших музеев че ловеческой анатомии. Это действительно удивительный музей.

Когда Шамиль посетил Кунсткамеру, он понял, что Россия — это великая цивилизация, это огромная культура и он, как вождь на родов Кавказа, должен склонить голову перед нею. Так закончи лась война на Кавказе.

Но сегодня народы Кавказа, наблюдающие многочислен ные примеры проявлений «свободы», которые транслируют ся по телевидению из Москвы, заявляют: «Мы не хотим, чтобы наши женщины становились такими “свободными”. Мы не хо тим, чтобы у нас распространялся алкоголь. Мы не хотим, что бы разрушались традиционные ценности нашего народа». Они воспринимают новации и большую часть наших новых свобод как нечто неприемлемое. И молодежь уходит «в леса», чтобы бо роться с тем, что, как она считает, не подходит для ее культуры.

Сегодня приходится понимать, что когда мы в христианском мире пытаемся выстроить новый баланс ценностей, то Китай, арабские страны и другие государства смотрят на нас с большим удивлением: они рассматривают и Россию, и Западную Европу как примеры того, как нельзя жить, к чему можно прийти, если 14 ЭТНОС: НОРМЫ И ЦЕННОСТИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ слепо следовать тому, что Горбачев называл общечеловечески ми ценностями.

В завершение своего выступления я хочу привести высказы вание китайского ученого Ли Цзин Цзе, выступившего в нашем Университете, которое произвело на меня сильное впечатление.

В Китае работают специальные научные институты, которые ис следуют опыт ошибок России, для того чтобы их не повторять.

Ли Цзин Цзе назвал свой доклад следующим образом: «При за имствовании опыта Запада нельзя допустить ошибок, уклоняясь как влево, так и вправо». Он сказал, что во времена Советского Союза, который, конечно, в 1917 году не был готов ни к постро ению коммунизма, ни даже к построению социализма, слепо отрицался весь опыт Запада, все достижения, которые у вас име ли место. В СССР Запад однозначно признавали больным об ществом. Но следует сказать, что в то время на Западе делалось много интересного и полезного для людей.

После 1991 года Россия впала в другую крайность: весь за падный опыт теперь механически признавался применимым в России. А это, с точки зрения Китая, неправильно, так быть не должно. Ли Цзин Цзе интересно иллюстрировал свои поло жения китайскими народными мудростями, например: «Манда рины не растут севернее реки Янцзы». То есть, как вы пони маете, они могут расти там. Но южнее реки Янцзы мандарины большие и сладкие, а если вы возьмете то же самое дерево и ме ханически пересадите его севернее реки Янцзы, то они будут маленькие и горькие. Надо осторожно заимствовать опыт дру гих стран и нельзя механически переносить ценности и их по нимание на свою почву, в общество с другими национальными и культурными традициями.

Я убежден, что в культурном отношении Россия — это пол новесная, полноправная часть Большой Европы, которая ведет свой отсчет со времен христианства Константинополя. Западная часть — это другая ветвь, ведущая свой духовно-нравственный отсчет от Рима. Но это две ветви одной великой цивилизации.

Сегодня мы совместно должны работать над тем, чтобы эти две ветви не засохли, а ствол и корни, то есть наша цивилизация, не исчезли. Это мне представляется очень важным.

АДРИАН ПАБСТ Я хочу поблагодарить вас за внимание и прошу подняться на трибуну профессора Адриана Пабста, который представляет здесь Университет Кента.

АДРИАН ПАБСТ МОДЕЛИ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Прежде всего я хочу поблагодарить организаторов этой встре чи за предоставленную возможность выступить здесь, это для меня большая честь. Я хочу рассказать о различных моделях гло бализации. Первая модель основана на либеральных ценностях.

Считаю, что этническая, национальная идентичность очень важ на. Но есть и другая модель — специфические ценности, ко торые являются универсальными и соответствуют различным культурам и практикам.

Глобализация — не новый феномен. Можно говорить о том, что она существовала во второй половине XIX века. Пролифе рация, продвижение глобальных институтов включали прежде всего развитие коммерции и коммуникаций, например проводи лись форумы, посвященные обсуждению соглашения о свобод ной торговле, выставки и пр. Второй вид — институты, занима ющиеся транснациональной политической кооперацией, и т. д.

Наконец, третий вид — институты, которые занимаются вопро сами гражданских обществ, например Международный коми тет Красного Креста, который был основан в 1883 году, а также Международный олимпийский комитет, президентом которого в 1896 году стал Пьер де Кубертен.

Но оставим детали в стороне и посмотрим на то, почему гло бализация, происходившая тогда, очень похожа на ту, что мы переживаем сейчас. Супернациональные институты продвига ли торговлю на идеологических принципах, распространенных в XIX веке. Поэтому можно провести историческую аналогию.

Сейчас человечество стремится достичь высокого уровня ци вилизации и стать обществом взаимного понимания. Глобаль ные ценности заменяют, может быть, проблемы национального 16 ЭТНОС: НОРМЫ И ЦЕННОСТИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ суверенитета и этнических регионов. Экономическая глобали зация лежит у истоков глобальной цивилизации, но доминиру ющая модель глобализации продвигает в основном либераль ные ценности за счет гражданских. Политика, основывающаяся на традиционной культуре, утрачивает свои корни, националь ное взаимодействие становится абстрактной финансовой эко номикой. Так происходило в конце XIX века, что впоследствии вылилось в депрессию начала ХХ века, те же процессы мы на блюдали в 2008–2009 годах.

В общем, эта тенденция проявляется во время долгосрочных взаимоотношений. Они имеют различные модели взаимодей ствия. Глобализация сейчас задается вопросами справедливо сти, которую мы можем описать как универсальный принцип, имеющий свою практику. То есть глобализация, которая изме нит или заменит эту ценность, будет более формальной, и цен ности будут основаны на праве личности.

Также глобализация навязывает односторонние стандарты, замаскированные под глобальные ценности и не учитывающие культурных различий и образа жизни. Понятия с безусловно от рицательным смыслом определяются как «негативная свобода», то есть отсутствие любых ограничений, кроме закона и, возмож но, совести каждого человека, а демократия редуцируется до на бора процедур, таких как свободные выборы. Конечно, очень важно, чтобы выборы были свободными, но демократия долж на действовать заодно с культурой, нужны демократические ин ституты, которые будут помогать в проведении свободных вы боров. Этого трудно достичь при быстром изменении режима.

Также глобализация должна продвигать утилитарную этику, ко торая может максимизировать частный выбор. Частный выбор — это хорошо, но сейчас важен фактор счастья, который означа ет процветание человеческой личности и установление добрых взаимоотношений с другими людьми. Мы не должны фокусиро вать внимание на процедуре и формальных нормах. Возможно, эта логика глобализации должна продвигать то, что действитель но важно, — чтобы физически человек чувствовал себя комфор тно, был доволен своей жизнью, семьей, жизнью в сообществе, традициями и т. д. Сейчас же под влиянием посткоммунистиче АДРИАН ПАБСТ ских факторов человека не считают единым целым (тела и души), а относятся к нему как к мешку с костями, и все.

То же самое можно сказать и о глобализации рынка, которая сейчас происходит. Но не все, что есть, должно быть именно так.

Существует и другая возможность — продвижение коммуника ций и связей, что является условием для возникновения так на зываемой «глобальной деревни». Это такая форма социального и политического взаимодействия, где локальное важнее, чем гло бальное, то есть значимее социальные и культурные связи, по литическое сотрудничество. В настоящее время глобализация скорее уничтожает локальные ценности, но предоставляет воз можность для одной традиции связаться с другой страной, ло кальной культурой, даже в другой части земного шара. Поэтому коммуникации между странами важны. Глобализация становит ся более органичной и разумной в том смысле, что весь мир дол жен подчиняться формам общего поведения, равенства. Полити ка и экономика отражают взаимоотношения человечества.

Тот факт, что мы не просто являемся абстрактными индиви дуумами, но у нас есть взаимоотношения, говорит о том, что мы должны поддерживать культурные, политические и экономиче ские взаимоотношения друг с другом. Такая глобализация, ко нечно, хороша и, естественно, поможет установить взаимоот ношения между индивидуумами и миром. Неважно, на каком уровне — локальном, национальном или глобальном, она бу дет происходить. Для этого важно понять, что такое ценность.

Мы знаем, что ценности сейчас — довольно абстрактное поня тие, включающее свободу, равенство, права человека. И у каж дого из этих понятий есть контент, содержание. Сегодня нам нужны различные ценности. Люди часто говорят, что не могут определить, какие ценности хорошие, а какие нет, потому что все подходят к этому по-разному. Конечно, не может быть со гласия, общего мнения по этому вопросу, но я считаю, что мы не должны пренебрегать универсальными принципами и нормами морали. Общие глобальные ценности, о которых мы говорили, такие как культура, равенство, безопасность, не конечны, пото му что ни одна из них не является ценностью сама по себе, даже прежняя ценность свободы. Аргумент следующий: ценности 18 ЭТНОС: НОРМЫ И ЦЕННОСТИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ значимы, потому что происходят из какого-то ценного источни ка. И мы должны понимать, что ценно и как это оценивать.

Например, святость жизни и достоинства человеческого суще ства, принцип либеральности, справедливость, безопасность, — если мы не будем принимать во внимание достоинство челове ка, мы ничего не сможем сделать. Поэтому нам нужно думать и о самой ценности, и о контенте, содержании этой ценности.

Аргумент будет такой: это традиции Платона и его окружения.

И достоинство, и призвание — важные универсальные принци пы. Например, говоря о справедливости, надо иметь в виду, что существуют ее различные формы. Ценность достоинства заклю чается в том, что должно быть не только индивидуальное досто инство, но и всего общества. Тогда общество будет свободно.

Антропология показывает, что различные общества выжи вают не потому что соблюдаются какие-то абстрактные пра ва, а потому что существует практика защиты достоинства. По этому обмен ценностями обогащает культуру и общество, и это срабатывает, только если существуют нормы и им все следуют, иначе не будет доверия. Всем человеческим обществам, всем культурам необходим обмен ценностями, на этом и основана идентичность.

О некоторых различиях нам известно по сказкам, мифам, на пример из истории Древнего Китая или индейцев. Может быть, некоторые из них основаны на исторических фактах, предрас судках и стереотипах, а может быть, это правда. Лучшие тра диции дают нам возможность задать вопрос: «Действительно ли это стереотипы?». Ведь эти истории, рассказы могут о мно гом нам поведать. Сегодня американская мечта — возможно, кошмар для многих людей в разных странах, в том числе и для американцев. Существуют и хорошие американские тради ции — борьба с расизмом, неравенством. И практики, кото рые реализуются в современной Америке, несмотря на идею американской мечты, тоже важны. То же происходит и в дру гих культурах.

Итак, мы не можем жить без обмена традициями, в том чис ле основанными на мифах, которые нам помогают. Не существу ет абстрактного разума, который не находился бы в контексте Н. П. ШМЕЛЕВ истории, исторического развития. Все человеческие общества придерживаются примерно одинаковых ценностей. Самое глав ное — это справедливость, уважение к людям. Также значимы культурный диалог и обмен, который мы ведем с Россией. Ве ликобритания может предложить России делать многое вместе.

Обе культуры, оба общества, обе цивилизации всегда считали, несмотря на то что романтика не является современной тради цией, что поэзия и любовь к ней помогают воспитывать чувство уважения к людям. Лучшие традиции наших стран помогают нам сейчас и будут помогать в дальнейшем.

А. С. ЗАПЕСОЦКИЙ: — Я хочу пригласить на трибуну за мечательного российского ученого-экономиста, который пред ставляет Российскую академию наук и пользуется в научном мире большим авторитетом, — академика, профессора и писа теля Николая Петровича Шмелева.

Н. П. ШМЕЛЕВ РОССИИ НУЖНЫ СИСТЕМНЫЕ РЕФОРМЫ Уважаемые коллеги, я хотел бы представить общую картину того, что происходит сейчас в России, и сказать о том, что стране нужно делать. Это не только культурный или этнический момент, это картина в целом. Сегодня мы переживаем системный кризис (я раньше скептически относился к этому термину, но, думаю, что он правильный), то есть кризис по всем направлениям чело веческой или общественной жизни, начиная с политики и закан чивая этническими вопросами и вопросами человеческих цен ностей. Причем этот кризис продолжается более 20 лет, может быть, это самый продолжительный кризис в нашей истории.

Поговорим о плюсах. Что российский народ получил за эти 20–25 лет лихорадки? Страна из закрытой от западного мира, огороженной непроходимой стеной превратилась в открытую и стала активно участвовать в процессах глобализации. Это не сомненный плюс.

20 ЭТНОС: НОРМЫ И ЦЕННОСТИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Второй плюс: изголодавшаяся страна наконец получила пол ные прилавки в магазинах;

теперь как в Лондоне, так и в Мо скве, и в любом провинциальном российском городе есть все.

Третий момент, который бы я отнес к плюсам: человек стал не полностью, но в значительной мере свободным в своей стра не. Та самая свобода, о которой мы мечтали, теперь у нас есть.

Если я хочу уехать в Парагвай, вопрос лишь в том, сколько стоит билет. Или поменять место жительства — нет проблем. Правда, выйти с акцией на улицу немного сложнее, тут можно не найти взаимопонимания с муниципальными и федеральными властя ми, но, в общем-то, можно.

Может быть, вам покажется циничным, но я лично к плюсам периода системного кризиса отнес бы и то, что мы сохранили гарантию своего существования. На всю видимую перспекти ву, после того, что произошло в начале XX века, и того, что про изошло в 1940-х годах, мы, наверное, обеспечили себе гаран тию существования, то есть сохранили и модернизировали свой ракетно-ядерный потенциал. Это единственная в современном мире гарантия исторического существования.

Но есть очень серьезные минусы этого революционно го периода. Один из пунктов, в котором я солидарен с нашим президентом Владимиром Путиным, — то, что мы пережили крупнейшую катастрофу — развал Советского Союза. Я до сего дняшнего дня не уверен, что эта катастрофа была неизбежна, и значительную часть причин я отнес бы к глупости и самым низким моральным стандартам определенных категорий людей, в особенности в ряде бывших союзных республик. Они проме няли здравый смысл на красную ковровую дорожку к трапу са молета, которая им стала полагаться по их вновь обретенному официальному статусу. Это колоссальные экономические, бы товые, человеческие издержки — страна развалилась, но, слава богу, сохранилась хотя бы в своей основной части.

Второй минус этой революции: за 20 лет мы потеряли по ловину своего промышленного потенциала, и сейчас промыш ленное производство и валовой продукт страны меньше, чем в 1989 году. С этой точки зрения, на что мы потратили 25 лет?

Только на движение назад. В машиностроении трагедия: при Н. П. ШМЕЛЕВ мерно 70–75 % всего потенциала отрасли уничтожено, направ лено в переплавку или выброшено.

Третий минус — это сельскохозяйственная катастрофа. Пу стует как минимум 40 % пахотной земли, там ничего не растет, кроме бурьяна и молодой поросли. Пущена под нож половина крупного рогатого скота. Стада за эти 20 лет сократились в два раза. Десятки тысяч деревень просто исчезли.

Четвертый минус, пожалуй, наиболее важный, который бы я отметил, — это колоссальное «кровопускание» чисто в чело веческом смысле для страны. До сих пор критикуют и проклина ют Ленина, и это справедливо, за то, что он в 1922 году на «фи лософском пароходе» отправил 160 человек в Европу. Но если сравнивать, то за последние 20 лет из страны эмигрировало око ло 200 тыс. только ученых. В целом эмиграция составила около 3 млн человек, что сопряжено с колоссальными потерями в сфе ре образования и науки.

Как известно, есть фундаментальная и прикладная наука, профессиональное образование. Прикладная наука включает деятельность, в частности, конструкторских бюро — тех, где проектируют самолеты, строят ракеты и т. п. Из 5 тыс. проект ных институтов 4 тыс. уничтожены. У нас почти не осталось прикладной науки, сохранилась часть организаций, где приду мывают ракеты и бомбы или строят атомные подводные лод ки. Но ведь чтобы сварить корпус лодки, приходится искать сварщика по всей России. Дефицит рабочей силы сейчас со ставляет порядка 40 %, потому что была уничтожена система профессионально-технического образования, техникумов, ре месленных и профтехучилищ. К сожалению, мы пока не знаем, что делать и как это компенсировать.

Плюсы существенные, но минусы более чем существенные, поэтому цена системного кризиса оказалась чрезмерно высокой:

страна понесла ущерб больше, чем в 1941–1945 годах, и срав нительно больше, чем в 1917 году во время революции. Есть ли выход из этого состояния? Кризис системный, и выход может быть тоже только системный — начиная от политической систе мы и заканчивая психологией простого человека. Должно быть все вместе, потому что одно зависит от другого, и хотелось бы, 22 ЭТНОС: НОРМЫ И ЦЕННОСТИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ чтобы все меры принимались синхронно, и главное — чтобы они сработали.

Назову несколько главных, по моему мнению, направлений, которые необходимо развивать нашему государству. Прежде всего надо решить вопрос: «Что главнее — план или рынок, государственная или частная собственность?». В цивилизо ванном мире уже давно существует симбиоз: без плана нельзя, но и без рынка невозможно. Мы только начинаем изживать кон фликт между стратегическим планированием на уровне всей страны и рыночными агентами, которых нельзя притеснять.

Сейчас идет большая дискуссия, сколько нужно отдать госу дарству — больше или меньше. И я всегда говорю: «Государ ству нужно не больше и не меньше, а ровно столько, сколько нужно». Сейчас не может существовать только частный капи тал, во-первых, он пока слишком слабый, а во-вторых, имеет опасные настроения.

Наверное, не новость, что утечка капитала из страны стала бедой России. По приблизительным оценкам она составляет око ло 2 трлн долл. за последние 20 лет. Это наша собственность, и в Лондоне и на Сейшельских островах об этом прекрасно зна ют. Причем это данные по так называемой легальной утечке, нелегальную даже подсчитать нельзя. К сожалению, модель «своровать в России и убежать в Монте-Карло» очень устойчи ва, и по ней «работают» не только бизнесмены. Не буду назы вать фамилий, но это начали делать те, кого британские власти потом пригрели у себя на груди, и постепенно к этому подклю чилась часть чиновников.

Это не позволяет нам предоставить свободу рынку, частно му предпринимательству. Не хотят предприниматели занимать ся бизнесом в России — либо денег не хватает, либо риска бо ятся, и лучше направить средства на Канарские острова или Кипр и держать их там. Это капитальные национальные про блемы, поиск решения которых идет очень медленно. Это глу пое идеологическое столкновение — государство, рынок, план… Эта комбинация продиктована не абстрактными идеологемами, а здравым смыслом: где надо — там рынок, где рынок недоста точен — там государство.

Н. П. ШМЕЛЕВ Что мы имеем от «эмиграции» капитала из страны? Что бы не было иллюзий, скажу то, что для кого-то может ока заться новостью: все 20 лет не Запад финансировал Россию, а Россия, и в значительных количествах, финансировала За пад. Соотношение такое: на 1 долл., привезенный в Россию, — 3–4 долл., вывезенных из России. И наше участие в экономи ческом балансе и прогрессе западных экономик достаточно существенное. Я никого не виню, это наша собственная глу пость, а не Запада, но это факт нашей жизни. С моей точки зрения, это безграмотный идеологический конфликт, из кото рого надо выходить.

Может возникнуть вопрос: «Надо ли приватизировать пред приятия?». Надо, но с умом. Сравним, например, Боливию и Рос сию. Боливия за приватизацию национальных государственных активов получила 90 млрд долл. А огромная Россия за свои ак тивы получила всего 9 млрд долл. Анатолий Чубайс наконец озвучил, что энергосистема приватизирована, но он не сказал, за сколько была куплена эта колоссальная государственная си стема, а купили ее за 1–2 % от реальной стоимости активов. Та кая приватизация нам не нужна, и я всегда буду выступать про тив, хотя одним из первых 25 лет назад начал говорить о том, что мы в этом нуждаемся.

Что еще надо делать России? Нужна вторая индустриализа ция страны, но более глубокая и всеохватывающая, чем то, что с нами происходило в 1920–1930-х годах. И нужно ее начинать не с супергигантов, а с потребительских отраслей, примерно так, как делал Дэн Сяопин, когда поднимал полумертвый Китай, — сначала потребительские отрасли, а затем, через 10–15 лет, тя желая индустрия и гиганты. Еще нам нужны инновации;

стра на не может работать на старой технике. Сейчас примерно 70 % оборудования в стране нуждается в обновлении и новых техни ческих решениях. Что этому препятствует? Прежде чем ответить на этот вопрос, надо понять, кому это нужно.

Приведу пример. Все знают жену бывшего московского мэра Ю. Лужкова, женщину-миллиардера, состояние которой оцени валось в 34 млрд долл. Как она их заработала? Средняя прибыль на капитал в мире (я подчеркиваю — в мире) составляет 9 % 24 ЭТНОС: НОРМЫ И ЦЕННОСТИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ годовых. Ее прибыль была 500–700 % годовых. Так происходи ло и в других областях, где есть нефть или газ.

Сколько получает король Саудовской Аравии от конечной цены проданной нефти? 90 %, а 10 % достается всем осталь ным, включая «Шелл» и прочие компании. И этих 10 % хвата ет, все довольны, а остальное оставляют королю. В России же считается хорошо, если это соотношение составляет 50 на 50 %.

А когда можно получить такие шальные деньги, кому нужны инновации? Зачем рисковать, когда и так хорошо? Здесь нужны очень серьезные стимулы. К сожалению, мы наблюдаем, может быть, самую серьезную болезнь современной российской эконо мики — монополизм, невероятную степень монополизации.

Надо проводить радикальные изменения. Финансирование науки в России в три раза меньше, чем в европейских странах, в четыре раза меньше, чем в Израиле. У нас наблюдается глубо чайший научный кризис, эмиграция знаний. За последние 20 лет Россия потеряла треть своих мозгов. Все надо восстанавливать, причем всю систему — от фундаментальной науки, прикладных наук, университетского образования, среднего технического об разования до рабочих специальностей.

Наконец остро стоят нравственные проблемы, наблюдается моральное одичание определенной части населения, состояние культуры все больше приводит в уныние. Этот показатель не имеет прямых экономических коэффициентов.

Еще одна проблема — коррупция. Еще во времена советской власти мы с компанией экономистов пытались посчитать, сколь ко в России разворовывают. Получалось 12–13 % национально го дохода. А сейчас? Недавно Е. М. Примаков, наш академик, бывший министр иностранных дел и премьер-министр и очень уважаемый мною человек, в одном выступлении сказал: «Разво ровывается примерно 50 % национального дохода». Что это — показатель морального состояния общества или значение мора ли для нашего экономического успеха?

В заключение хочу повторить cвою главную мысль: все рефор мы должны осуществляться системно и одновременно. У кого хватит сил на такую реформаторскую деятельность, я не могу сказать. Может быть, у нынешнего президента, но здесь есть ДЖОН МИЛБЭНК сомнения. Нынешняя «несистемная» оппозиция — смешные ребята-горлопаны, скомпрометировавшие себя тем, что натвори ли в 1990-е годы. Значит, должна быть еще какая-то сила. Мы ее ищем, может быть, она возникнет сама.

Я вообще не верю ни в какие прогнозы, по крайней мере в ко личественные, математические. Но верю, что за 10–15 лет в мире обязательно случится что-нибудь, что перевернет все с ног на го лову, и все будет не так, как сейчас. Так что любой прогноз пред полагает веру. Мой прогноз: 51 % позитива и 49 % негатива.

А. С. ЗАПЕСОЦКИЙ: — Позвольте пригласить на трибуну профессора Джона Милбэнка, который представляет Универси тет Ноттингема.

ДЖОН МИЛБЭНК РЕГИОНЫ, НАЦИИ И ГЛОБАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК Благодарю вас за то, что вы пригласили меня выступить на конференции. Я согласен с тем, что говорил Адриан Пабст и хотел бы более подробно остановиться на регионах, нациях и глобальном порядке по отношению к вопросам этики, наци онального характера и права. Прежде всего я считаю, что мы можем охарактеризовать весьма широко один большой регион, с одной стороны, и какой-то небольшой регион — с другой. Что я имею в виду? Большой регион — это, например, Европа, исто рическая Европа — Восточная и Западная, где полностью совпа дают культурные ценности и понимание правовых аспектов свя зано с пониманием инцидентов. Я думаю, что в принципе это так для всех крупных регионов. С точки зрения права, некоторые выступающие уже говорили об этом, оно основывается на неис коренимых ценностях, которые не могут быть просто аргумен тированы и так же основываются на идеалах и реальностях, ко торые в какой-то мере только частично были внедрены в вашей собственной культуре. Другими словами, каждая культура осно вывается на общих ценностях и ориентируется на определенные 26 ЭТНОС: НОРМЫ И ЦЕННОСТИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ горизонты, может себя укрепить в каких-то общих параметрах.

Возникает чувство общего сознания, которое проявляется как не кое откровение. Я думаю, именно поэтому культуры мира всегда основаны на религиозных чувствах. И если речь идет об атеисти ческом государстве, мы видим, что есть очень глубокие пробле мы с таким пониманием вопроса.

Крупный регион — это культурный регион, который имеет общую практику. Затем мы переходим к более мелким подраз делениям, которые характеризуются общим языком, более кон кретной культурой и более конкретным набором ее проявлений, например народных традиций. Я не думаю, что Льюис Номи го ворил о том, что можно разделять нации, народности по геогра фическому принципу, с одной стороны, и государства, которые создаются с помощью языкового признака, — с другой. Думаю, что все нации взаимодействуют на другом уровне. Говорили, что Европа — уникальный случай, особенно Западная Европа. По чему? Потому что здесь так много маленьких регионов, и исто рически это все прослеживается от начала цивилизации. Реки, горы, моря, то есть географические основы, ограничения, грани цы, дали рост микрокультурам, и мы можем провести контраст между ситуацией в Западной Европе и Китае, где более заметны унификации: народная культура, народные традиции и религия очень унифицированы по сравнению с Европой.

Россия скорее всего подпадает под европейскую концепцию, но может быть отнесена и туда, и туда. У России и Европы много небольших регионов, общая организация Европы — культурная, а не политическая. Кристоф Доссен заметил, что церковь — это Европа, Европа — это церковь, и никаких других организую щих сил в Европе не было. Поднимаясь на следующий уровень, мы видим, что в прошлом, когда была эпоха империй, страны пытались, чтобы избежать войны, захватить определенные круп ные регионы. И в России, в частности, до сегодняшнего дня мы видим, что такое имперское решение действительно имеет ме сто. Соединенное Королевство, хотя в принципе не признает ся таковым, но это не континентальное государство, это до сих пор средневековая империя, скажем так, потому что четыре на ции, государства сосуществуют на этом уровне. Поэтому такая ДЖОН МИЛБЭНК аналогия может быть проведена между Соединенным Королев ством и Россией.

Из Второй мировой войны были вынесены неправильные уроки. В принципе, после войны все начали обвинять государ ства с имперскими «замашками» в том, что Первая и Вторая ми ровые войны вообще имели место. Другими словами, Германию обвиняли в том, что она вела имперскую захватническую поли тику. И Австро-Венгерская империя также исторически сталки валась с такими же проблемами. В общем, империя — это пло хо, национальное государство — это такое невинное существо, и именно на основании этого Британия на Ближнем Востоке ви дела, к каким ужасным последствиям могут привести принятые решения. Эта политика проводилась и проводится до сегодняш него момента. Люди не понимают, что та имперская модель, ко торой придерживался Гитлер, — это действительно выражение национализма, его уникальное расистское выражение. На Ближ нем Востоке были попытки решения кризиса с точки зрения на ций, которые идею империи хотели выставить за рамки и пыта лись сказать, что это сотрудничество, а не империя, скажем так, и основанием всего этого были региональный принцип и необо снованный захват территории. То есть сами нации вели такую же политику насилия, как и империи.

Идея небольших регионов, которые развиваются в государ ства, проблематична, потому что приводит к ксенофобии, и па радоксальное сохранение этноса и различий между местными культурами гарантируется лучше всего имперским подходом в рамках общего сотрудничества. Допустим, валлийский язык и культура развиваются гораздо более успешно, чем ирландские культурные этнические особенности и язык, несмотря на то что Уэльс является частью Соединенного Королевства и не полно стью, конечно, независим. Как только вы захотите идти тропой национальной независимости, вам сразу же нужно развивать свою бюрократию, выращивать свой рынок и т. д. То есть ма ленькие нации становятся в ряд других маленьких наций. Я счи таю, что федеральное решение государственной системы гораз до более целесообразно с точки зрения сохранения плюрализма, это другое решение вопроса, которое некоторым образом может 28 ЭТНОС: НОРМЫ И ЦЕННОСТИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ быть заметно уже сейчас. Мы движемся к тому, что крупные ре гионы расцениваются в качестве политических единиц, — это опять же имперская идея либо сотрудничество сообществ. И все проблемы, которые связаны с этим, конечно, до сих пор остают ся элементом, вызывающим войны.

Африка, Южная Америка, даже, может быть, воскрешенное содружество Британских стран двигаются именно в том направ лении в будущем. Я считаю, что это органический плюрализм.

Другими словами, регионы, в которых местные культуры, разде ленные друг с другом, сливаются в более общую картину, — это действительно искренний и естественный плюрализм. И в нем проявляются разные грани общих культур, которые развивают ся и взаимодействуют друг с другом. Это картина не разбросан ного плюрализма, как в США, где некоторые стороны вступают в борьбу и мешают развитию друг друга. Нам нужно двигаться в сторону общего управления, суверенитета. Это такая органи зация, когда единица на низком уровне вступает в более крупные единицы и двигается уже вне национального суверенитета. По том происходит слияние суверенитетов, и таким образом регион растит себя. Я считаю, что именно так следует действовать, по тому что в этом проявляется международный порядок. С тех пор как закончилась Вторая мировая война, мы видим, что эта систе ма не работает, что национальные государства не справляются с проблемой. Они пытаются решить задачи защиты прав инди видуальных лиц, попавших в конфликтные ситуации. Таким об разом, все эти права вступают в прямой конфликт, и это расце нивается по очень формальным критериям. Выполняются эти критерии или нет, и могут ли разные государства прийти к эф фективному соглашению по всемирному сотрудничеству — это, конечно, трудный вопрос.

В результате этого мы видим, что Соединенные Штаты долж ны были предпринимать определенные действия и выступать в качестве всемирного полицейского, навязывая свой образ ли беральных ценностей всем остальным странам. Но эти ценно сти не всеми принимаются, для кого-то это, может быть, пустые ценности. Сразу понятно, что США прыгнули слишком дале ко, то есть эра управления всего мира одной мощной страной ОЛИВЕР ДЭВИС скорее всего подходит к концу. Я не говорю, что ООН — един ственная организация, которая может работать по этим вопро сам, я думаю, что решение должно поступать из многих точек.

А именно: блоки с общим суверенитетом должны объединяться, и эти крупные регионы, обладая определенными полномочиями и реальными силами, уже смогут работать вместе, коопериро вать и практически осуществить управление процессами в мире.

Следовательно, решение проблемы в том, что в будущем должно быть уважение не только к местным культурам, языкам, тради циям, но и к разным религиозным точкам зрения, взглядам и т. д.

На Западе мы понимаем, что эпоха Просвещения была первой ступенью для аксиального прорыва между христианским вари антом и другими вариантами развития мира. И конституционное право, принимающее то, что есть такой порядок вещей, требу ет постоянной критики этого порядка. Я считаю, что именно так будет расти и питаться новый миропорядок в рамках мира и со трудничества разных стран и регионов. Спасибо.

А. С. ЗАПЕСОЦКИЙ: — Прошу выступить профессора Оливера Дэвиса.

ОЛИВЕР ДЭВИС СОЦИАЛЬНОЕ ПОЗНАНИЕ И ДИАЛОГ КУЛЬТУР Мне хотелось бы кратко рассказать о ряде очень интересных событий, которые произошли со мной лично, потому что, мне кажется, они связаны с темой нашей сегодняшней конференции.

Я профессор теологии в Королевском колледже Лондона. Со вершенно случайно я стал участником очень интересного диа лога между Китаем и Западом. Ведущие мыслители христиан ской теологии — из Китая, включая тех специалистов, которые отвечают за введение и изучение христианства в университетах Китая — в Пекине, Гонконге. Я уважаю, естественно, развитие христианства и культурного знания, они могут служить взаимо пониманию Китая и западных стран. Во взаимоотношениях 30 ЭТНОС: НОРМЫ И ЦЕННОСТИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ между Китаем и Западом всегда наблюдалось какое-то недопо нимание. И так как проблемы между этими странами возникают в глобальном смысле, то зададим вопрос: «Как нам понять друг друга, как преодолеть трудности во взаимоотношениях, в комму никации?». Мы считаем, что нужно применить универсальный глобальный подход, концепцию самого человека, и таким обра зом мы сможем понять, как работает это во всех странах.

Мы можем думать, что это является ерундой, нонсенсом и совершенно невозможно. И чтобы разобраться в этом вопро се, нужно объяснить, как формировались китайский и западный этносы, и понять природу этих наций. В китайском этносе изна чально заложена возможность справляться с трудностями, пото му что Китай возник из культурного столкновения. Он уже умеет справляться с трудностями. Конечно, так можно сказать и о За паде, включая Россию в этот контекст, но способ, как справ ляться с трудностями, на Западе совершенно не такой, как в Ки тае. В западном мире мы привыкли либо к войне, либо к миру, а в Китае — гармония, все должно быть в гармонии. Это со вершенно другая динамика. Как-то собралась группа ведущих ученых, которые изучают человеческий мозг и смотрят на воз можность мозга формировать глубокие взаимоотношения людей друг с другом. И эти ученые сказали, что довольно-таки стран но думать о том, что будет возможно найти универсальный под ход к этому. Потому что нейробиология, неврология — уни версальная, очень интенсивная наука, она когнитивна с точки зрения социального аспекта в своей структуре. Что это означа ет? Это означает, что биологи, которые занимаются эволюци ей, говорят нам, что мы единственные выжившие до настояще го времени только потому, что очень хорошо формируем крепкие взаимоотношения с другими человеческими существами. Мы делаем это все время, поэтому имеем возможность формировать сообщество, и эти сообщества мы можем рассматривать с точ ки зрения того, что происходило с ними, когда была война или неурожай, то есть как мы можем совместно действовать. Эта гу манитарная фаза была сконструирована путем традиционных процессов с тем, чтобы задействовать, иметь такую силу взаи модействия с различными фазами. Мы это делаем на когнитив ОЛИВЕР ДЭВИС ном уровне, это очень интерактивная сфера, включающая уров ни эмоциональной задействованности и разумного поведения человеческого существа.

Человек задает себе вопрос: «Могу ли я работать с другим человеком или нет?». И в разговоре два человека как бы тести руют друг друга и смотрят, могут ли они сформировать взаимо отношения «ты и я», смогут ли вместе противостоять тому или иному кризису. Если они чувствуют, что да, они могут это сде лать, — хорошо, если нет, то они пытаются сформировать отно шения с кем-то другим. Так мы выживаем как существа, что до казывает, что это фундаментально для всего человечества, для человеческой природы. И удивительно то, что все такие важные факторы культуры, о которых мы сегодня говорим, все ценно сти уже присутствуют в неврологии. Это действительно проис ходит на неврологическом уровне. Это очень сложные факторы.

Чего не хватает? Не хватает свободы сознания с точки зрения культурной перспективы. Заниматься этой практикой наше со знание не хочет, потому что обычно оно старается все упростить и не хочет быть задействовано в сложных процессах. Поэтому, когда нам нужно (когда нас заставляет какая-то этическая ситу ация), тогда мы уже начинаем думать, как это сделать, и справ ляемся со сложностью.

Конечно, меняемся мы, человечество в целом. Но мы спо собны действовать в сложных ситуациях, использовать свой опыт, выстраивать взаимоотношения. Однако когда публич ные культуры сталкиваются друг с другом, происходит коллапс.


Как всемирные религии справляются с этим вызовом? Когда мы размышляем об этом, то представляем силу, мощь мусульман ской религии, чувствуем, что близки всем мусульманам мира, с которыми никогда не встречались, считаем их частью своей семьи. Аналогичные чувства — принадлежности к той или иной религии — возникают в связи с христианством, католицизмом, буддизмом. Это фактор международной политики крупных дер жав, таким образом выстраиваются глобальные взаимоотноше ния. Диалог с религиозными деятелями позволяет понять, что происходит в религии, дает возможность сформировать сильную общность, чувство приверженности.

32 ЭТНОС: НОРМЫ И ЦЕННОСТИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Нас разделяют язык, социально-экономические факторы. Ка кие трудности могут возникнуть и как их преодолеть? Трудности связаны с нейробиологическими аспектами, люди взаимодейству ют друг с другом, им свойственна солидарность, на основе кото рой они выстраивают свои взаимоотношения, вместе работают, проводят досуг. Мы видим динамику общества. Можно говорить о том, что мы чувствуем так же, как и наш брат-мусульманин.

Мы не рассматриваем мусульман как двух индивидуумов, физи ческих лиц, оба они мусульмане, поэтому понимают друг друга в рамках мусульманской среды. Иными словами, это культурная реконфигурация фазы, когда вы одновременно связаны со всеми мусульманами мира, с которыми никогда не встречались.

Кажется, что здесь заложена мощь всемирной религии, вли яющая на формирование сообществ. Религия возникает в обще стве для того, чтобы обеспечить лучшее взаимодействие более широких групп и их связь. Я говорю как ученый-теолог. Эти яв ления могут развиваться параллельно, и мы хорошо это осозна ем, прекрасно работаем на локальном уровне, но совершенно безуспешно — на глобальном.

Возникает вопрос: чему нас могут научить всемирные рели гии? Может быть, они покажут, как двигаться вперед, что нам нужно для того, чтобы преодолеть все различия, чему нас мо жет научить исторический опыт развития человечества и как мы можем его применить? Что даст возможность адаптировать наши культуры и контролировать социальные отношения? Это универсальное включение всех групп и понимание. Когда про ект получил развитие, мне было интересно поговорить с пред ставителями Китая. Китайцы многое чувствуют инстинктивно, они говорят о новой религии (новой форме христианства), ко торая будет отличаться от любой другой христианской религии.

Китайская христианская религия будет отличаться включенно стью в нее человечества, никого не будут изгонять из этой рели гии. Потому что взаимодействие человечества должно основы ваться на семейной солидарности. Например, ребенок не знает, какой он национальности и этнической принадлежности, дети — это общая вселенная. Биология и культура не воспринимают такой подход, но религия нас учит, что мы можем направить А. С. ЗАПЕСОЦКИЙ, О. ДЭВИС развитие культуры иначе, использовать религию на пользу, пре доставить возможность развиваться.

А. С. ЗАПЕСОЦКИЙ: — Киплинг говорил, что Запад есть Запад, Восток есть Восток, и им никогда не сойтись. Люди, кото рые живут в различных культурах, видят мир по-разному. Дело не только в отличиях религии, люди видят по-разному простран ство, время, общество, семью, человека. Как Вы думаете, про фессор Дэвис, к чему мы должны стремиться: к тому, чтобы люди, находящиеся в разных культурах, понимали друг друга, или к тому, чтобы люди видели мир одинаково?

О. ДЭВИС: — Мне нравится последнее. Мы не хотим, чтобы люди одинаково воспринимали мир. Мы стремимся управлять различиями культур. Например, китаец представляет цивилиза цию, которая умеет преодолевать трудности, особенно религи озные. Для представителя Запада это неестественно. Например, представители иудаизма и мусульманства читают Библию. В Ки тае совершенно другой подход. Причина заключается в том, что на Западе религия — это индикатор различия, а в Китае — это индекс похожести, того, что есть общего. Возникает вопрос: как сделать то же самое для христианства, перевести его на более гуманистическую платформу? Мы сейчас говорим в том числе и о глобальной экономике, которая практически финансируется за счет китайского экспорта. Нам нужно учиться преодолевать трудности, а не замалчивать их.

А. С. ЗАПЕСОЦКИЙ: — Пожалуйста, вопросы профессору Дэвису.

— Прозвучали очень интересные высказывания, здесь мы мо жем многому научиться, потому что пытаемся понять, как прийти к взаимопониманию, несмотря на все наши различия.

Мой вопрос следующий: профессор Дэвис, то, о чем вы говорили, связано только с религией. Но мы наблюдаем аналогичные свя зи, когда люди приезжают из одной страны, беженцы во время войны или спортсмены. Есть много примеров, иллюстрирующих установление тесных связей. (вопрос из зала) 34 ЭТНОС: НОРМЫ И ЦЕННОСТИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ О. ДЭВИС: — Хорошее замечание. Когда вы действуете как человек, представляющий интересы другого, вы тут же представ ляете себя со стороны. Вы думаете: «Нравится ли мне тот, кем я становлюсь, когда делаю это? Может, мне стоит извиниться?

И еще раз?» Это вопрос свободы. У вас есть свобода действий, но есть и другая свобода — думать: «Что я чувствую, поступая таким образом?» Религия выступает в качестве такой свободы «второго уровня», потому что заполняет ваше сознание примера ми того, как надо действовать, используя эту «вторичную» сво боду. В обыденной жизни люди не пользуются такой свободой.

А. С. ЗАПЕСОЦКИЙ: — Профессор Дэвис, спасибо за вы ступление. Я хочу предоставить слово архиепископу Елисею.

Архиепископ ЕЛИСЕЙ РЕЛИГИОЗНЫЕ ЦЕННОСТИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Если мы говорим о традиционных ценностях в эпоху глобали зации, со стороны религии могут возникнуть претензии к людям, пропагандирующим этот процесс, и, наоборот, их поддержка.

Большинство религиозных деятелей озабочены такими вопро сами, как сохранение человеческой природы, предупреждение вторжения в человеческую природу. Даже на суррогатное ма теринство нужно смотреть с большим опасением, предупре ждать людей о сохранении семейных ценностей, неразличение полов или пренебрежение семейными ценностями и связанны ми с ними человеческими ценностями грозит саморазрушени ем. В данном случае религия занимается сохранением здравого смысла, поисками безопасного пути к миру, к которому и стре мятся люди, строящие глобальное будущее.

Но я бы хотел акцентировать ваше внимание на противоречи ях между религией и людьми, занимающимися изучением гло бализационного процесса в науке, политике, экономике. Со сто роны верующих людей высказывается скепсис в отношении глобализации. Откуда он происходит? В Библии есть леген АРХИЕПИСКОП ЕЛИСЕЙ да о Вавилонской башне, в которой говорится о том, что вна чале люди говорили на одном языке, понимали друг друга. Ре шили они построить башню высотой до небес и возвеличить себя. Этой затее не суждено было осуществиться, Бог разру шил башню и разделил людей по языковому признаку. Какова была цель построения города и башни высотой до небес в этом библейском сказании? Создать себе имя, то есть культ человека, а не культ Бога, создание человеческого, а не Божьего рая. Это первый аспект.

Второй аспект — то, что было вначале. Мы привыкли ду мать, что происходит исторический прогресс, что мы двигаемся от различных, часто враждующих между собой этносов к гло бализации, это и есть объединительный процесс, исторический прогресс, эволюция. Но Библия нам говорит о другом, о том, что вначале люди общались на одном языке. Сказание о сотво рении человека тоже подтверждает это. Неверующий человек считает, что это миф, сказание, но это достаточно древнее пред ставление не просто о первом человеке, но об Адаме как едином человеке. Это свидетельство того, что религия видит человека изначально единого, гармоничного, живущего в мире с Богом.

И если мирное сосуществование с Богом рушится, культиви руется прежде всего главная ценность — собственно человек, а не Бог, тогда и происходят разрушительные процессы. В этом изначально кроются внутренние идеологические противоречия, которые нельзя не учитывать. Мы с ними всегда сталкиваемся, когда вступаем с верующими людьми в диалог на эту тему. По скольку различия являются лишь предлогом, пожелания рели гиозных людей ориентированы на здравый смысл, когда мы го ворим о сохранении человеческой природы как таковой на пути прогресса.

Что такое глобализационное мировоззрение? Оно строится на доминировании человека, как и во время строительства Ва вилонской башни: «Сделаем себе имя, но не творцу». Это со бытия по историческим меркам достаточно недавнего прош лого. Идея научного прогресса часто связана с определенным противо стоянием Богу, соревнованием с Богом, и гуманисти ческие идеи неслучайно конфликтуют с религией. Почему 36 ЭТНОС: НОРМЫ И ЦЕННОСТИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ в Советском Союзе для построения коммунизма был необхо дим атеизм? Не только потому, что церковные деятели, религия поддерживали монархический порядок. Есть внутренняя при чина, о которой говорил еще Достоевский. Что представляет собой глобализация, куда она стремится, к какому раю? В кон це концов коммунисты тоже хотели построить счастливое бу дущее на Земле. Но в этом заключается и главный конфликт ный вопрос: кто будет господствовать — Бог или человек? Что произойдет, если мы выберем секулярный путь развития? Если мы не будем обращать внимания на религиозные предпосылки, дадим человеку развиваться свободно, без ориентиров, то здра вый смысл быстро утрачивается. А религия может восстановить в человеке здравый смысл.

В настоящее время устанавливается новый глобализацион ный этнос с новой (здесь я солидарен с китайцами) скрытой атеистической идеологией, где атеизм — не борьба с религией, но главное правило современного человека, идущего по пути глобализации.

Это религиозный индифферентизм и в какой то мере синкретизм. В любом случае религиозные ценности ни в коем случае не должны быть на первом месте, это всег да индивидуально. Они не должны быть решающими, когда мы сдвигаем их на другую ось, то понижаем аксиологический уро вень и конфликтов становится меньше. Это закономерный про цесс. Я не хочу поддерживать тех религиозных деятелей, ко торые говорят, что социальное развитие обязательно должно происходить на религиозной основе. Это несколько утопично, но желательно для многих верующих людей. Хотя верующие по нимают, что человек — существо слабое и ошибающееся, греш ник всегда будет грешить. Поэтому как бы мы ни пытались соз дать счастливое будущее, оно в любом случае будет ущербно, а несовершенство человека порождает и несовершенство соци альной системы. Главной целью религии не является построение единого общества, развитие глобализационного процесса не яв ляется главным двигателем в настоящее время. Главное — пе редача веры, ценностных приоритетов, вхождение в созданный Богом новый Иерусалим.

КРИСТОФЕР КОКЕР А. С. ЗАПЕСОЦКИЙ: — Человечество практически непре рывно сотрясают страшные войны. Это оказывает сильное воз действие на людей. Во время войн, страдая, люди говорят о том, что это должна быть последняя война, что дальше должна насту пить эра милосердия. Но проходит время, и мы видим, что жад ность, сила, пренебрежение к другим людям вновь берут верх.

Как Вы считаете, какие перспективы у человечества?

Архиепископ ЕЛИСЕЙ: — Это зависит от состояния чело века, от того, что он намерен строить в своей жизни: либо счаст ливый город с башней до небес, либо искать рай Божий, который находится не на Земле, а внутри сердца, принадлежит вечности.

И коль скоро мы поднимаем вопрос о вечных ценностях, чем ближе мы к этим ценностям, тем меньше поводов для военно го решения конфликтов. Диалог, наверное, будет благополучно выстраиваться, если у человека возникнет внутреннее желание понять другого.

А. С. ЗАПЕСОЦКИЙ: — Позвольте поблагодарить архи епископа Елисея за выступление и попросить выступить про фессора Кристофера Кокера, представляющего Лондонскую школу экономики и политических наук.

КРИСТОФЕР КОКЕР ЧТО ТАКОЕ ДИАЛОГ?

Когда я размышляю о ведении диалога между цивилизация ми и культурами, меня волнует именно угроза следующей вой ны. Мой доклад называется «Что такое диалог?». Несколько лет назад погибли 47 человек в ходе нападения Северной Ко реи на судно Южной Кореи, тогда ситуация была действитель но неразрешимая. Китайцы не приняли доказательства США, в том числе и фотографии, касающиеся этого события, Обама тогда повел себя недипломатично и сказал, что китайцы закры вают глаза на то, что действительно имело место. Этот пример 38 ЭТНОС: НОРМЫ И ЦЕННОСТИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ иллюстрирует, почему у нас не складывается диалог с США, почему западные страны раздувают конфликты. Государства должны отвечать за свои поступки. Китайцы всегда пытаются смягчить конфликты и проводят большую работу «за кулиса ми» в целях решения проблем. Существуют большие различия в культурах этих стран. Именно поэтому нам необходимо вести диалог.

Между Россией и Англией в 1907 году, перед Первой миро вой войной, было положено начало такому диалогу. Я говорю не об Антанте (союзе Англии, Франции и России), а о детан те. В то время британский министр сказал: «Антанта — согла сие, а детанта — несогласие. Мы согласны иметь отличия друг от друга». Это, конечно же, не диалог, он не предотвратил Пер вую мировую войну.

Я хочу продолжить тему, поднятую в выступлении преды дущего докладчика, и подтвердить эту точку зрения. Джеффри Ллойд, профессор антропологии Кембриджского университета, несколько лет назад высказал мысль, что у нас есть причины подходить к решению проблем по-разному, и разные подходы выглядят в глазах других людей нерациональными. Существуют когнитивные различия в подходе, в связи с чем люди использу ют разные причины. В некоторых странах уже 400 лет существу ют суд присяжных, демократия, рынок идей. Когда отказались от обезглавливания политиков, было внедрено политическое убийство, убийство репутации. Когда вы пытаетесь привлечь людей на свою сторону, вы говорите, что необходимо взять верх в войне даже путем рассуждений. Публичным образом вы може те доказать свою правоту. В Китае на протяжении 300 лет лич ные мнения выражались не публично, только в семье, узком кру гу, и не существует системы присяжных в правовой системе.

Все правовые системы основаны на западной модели, но не на Востоке. Это первое. Второе — культурные различия укоренены в людях. Мы должны понимать, что все люди раз ные, мы отличаемся друг от друга. Западные люди ставят ак цент на индивидуальности, а восточные — на взаимоотноше ниях людей и контексте, в котором они проявляются. Большая работа в этом направлении проведена нейрохирургами, психо КРИСТОФЕР КОКЕР логами. Шестилетний американец говорит о себе в первом лице в три раза больше, чем китайский ребенок в таком же возрасте.

То есть чрезвычайный индивидуализм зарождается уже в дет ском возрасте. Если американскому ребенку показать картинку, на которой изображено, как спорят его мать и отец, он бросается на защиту одного из них, а ребенок-азиат попытается принять во внимание обе точки зрения и неавтоматически защищать одного либо другого родителя. Западный ребенок скажет: «Я вы сокий», а азиат: «Я выше, чем моя сестра».

Один из известных антропологов К. Леви-Стросс несколько лет изучал японские антропологические особенности. Он при шел к выводу, что заявление Декарта «Я мыслю, следовательно, я существую», невозможно на японском языке. Я — это автоном ное понятие индивидуума, на нем все основывается, а в Японии понятие «я» существует только в контексте общества.

Итак, какова цель диалога? Она состоит не в игнорировании своих различий. Русские и англичане — разные люди, это надо понимать и принимать. История и культура сформировали нас таким образом. Но цель диалога заключается в том, чтобы мы более рационально подходили к нашему поведению. Цель диа лога хорошо выразил экономист Даниэль Канеман: люди пыта ются делать какие-то умозаключения, но мы не обладаем ум ственным потенциалом. Мы не знаем, что пойдет нам на пользу.

У нас постоянно происходят войны, потому что мы не можем рассчитать, что будет полезно для нас, а что вредно. Именно поэтому нам нужно вести диалог, благодаря этому мы избежим узконационального диалога и перейдем к международному.

Первое — Канеман говорит об узкой структуре культур. Мы всегда возвращаемся к истории. Если вы американец, то события 9 сентября 2001 года вы сравниваете с Перл-Харбором, а если не американец, то находите другие соответствия. Второе — это бросание якоря. Мы связываем нашу национальную идентич ность с мифами, легендами, без которых мы не можем жить.

Джордж Буш в 2002 году высказал мысль о мифе человеческого достоинства. Конечно, многие мифы связаны с христианством.

Иммануил Кант говорил о том, что мы не можем быть мусуль манами, потому что совершать поклоны на коленях три раза 40 ЭТНОС: НОРМЫ И ЦЕННОСТИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ в день — это унижение, а человек — творение Божье и не надо его унижать перед Богом.

Таким образом, мы передаем эти истории, рассказываем дру гим поколениям и исключаем людей, которые на нас не похо жи. На этом основании, как мне думается, необходимо вести межнациональный диалог, не для того чтобы прийти к об щей точке зрения, потому что у нас это никогда не получится, и не для того чтобы понять, что мы никогда не найдем общего языка, а для того чтобы уменьшить количество ошибок в наших решениях, для того чтобы они были более рациональными, бо лее приемлемыми, потому что голос разума теряется в традици ях. Для того чтобы избежать этого, нужно вести диалог. Проще наблюдать, как человек идет по минному полю, чем представ лять себе, как это делаете вы. И когда кто-то кричит: «Ни шагу вперед», потому что вы в опасности, именно в этом заключается смысл диалога, рациональное решение, выработанное на основе диалога. Основываясь на этом, мы можем идти вперед, решать серьезные проблемы, которые стоят перед нами.

А. С. ЗАПЕСОЦКИЙ: — Господин Кокер высказал несколь ко интересных суждений относительно того, зачем нужен диалог культур. В России считают, что диалог культур нужен для того, чтобы можно было обогащаться, перенимать лучшее из других культур в свою культуру. Это одно из назначений. Второе — диа лог культур полезен для того, чтобы конкуренция между культу рами (которая есть всегда) имела более цивилизованный и некон фликтный характер. Как Вы можете это прокомментировать?

К. КОКЕР: — Конечно, диалог культур полезен для смяг чения конкуренции культур, потому что вы более рационально и разумно подходите к принятию решений. Но мы не должны забывать, что диалог не всегда ведется легко. Однажды я при сутствовал на встрече румынского премьер-министра, который пригласил своих сотрудников на вечеринку, где по-английски (не по-румынски) сказал несколько фраз, потому что хотел, что бы мы услышали их. В частности, он говорил о том, что Ру мыния хочет вступить в Европейский Союз (шансы Румынии А. С. ЗАПЕСОЦКИЙ, К. КОКЕР тогда были не очень велики), и вспомнил в связи с этим изрече ние философа: «Диалог возможен не только между двумя людь ми и не всегда с теми людьми, с которыми мы хотели бы ве сти диалог». Он сказал, что самое трудное в диалоге — увидеть себя глазами других людей. Скептицизм, который вы чувствуете, является основанием для разрешения конфликтов. Он сказал это тем, кто вел переговоры о вступлении Румынии в Евросо юз. Если вы увидите себя глазами других людей, то сможете убедить их, вам будет гораздо легче, и только тогда нашу стра ну примут в Европейский Союз. Мы должны осознавать, что диалог ведется не просто так, он может сделать нас счастливы ми и несчастными, мы должны проводить полезные, плодотвор ные дискуссии.

А. С. ЗАПЕСОЦКИЙ: — Пожалуйста, задавайте вопросы.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.