авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО НАДЗОРУ В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ

ПОТРЕБИТЕЛЕЙ И БЛАГОПОЛУЧИЯ ЧЕЛОВЕКА

ФБУН «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР

ВИРУСОЛОГИИ И БИОТЕХНОЛОГИИ

«ВЕКТОР»

УПРАВЛЕНИЕ РОСПОТРЕБНАДЗОРА ПО НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

ДИАГНОСТИКА И ПРОФИЛАКТИКА

ИНФЕКЦИОННЫХ БОЛЕЗНЕЙ

МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ

(Новосибирск, 26-28 сентября 2013 г.)

ББК 55.14

УДК: 616-079.3:616-084

Конференция организована при поддержке:

Российского фонда фундаментальных исследований, ООО «БИОССЕТ», ООО «ВекторПро», ООО «Диаэм», ООО «ИнтерЛабСервис», ООО «Компания Хеликон», ООО «Рош Диагностика Рус», ФГУП «НПО «Микроген» Минздрава России и других организаций.

Диагностика и профилактика инфекционных болезней: Материалы научно-практи ческой конференции (26-28 сентября 2013 г., Новосибирск). - Новосибирск: Издательство «АРЕАЛ», 2013.- 250 с.

Сборник материалов научно-практической конференции содержит тезисы и резюме докладов, постерных сообщений, в которых представлены актуальные проблемы эпидемиологии инфекционных болезней, современные подходы к созданию инновационных средств диагностики и профилактики инфек ционных болезней.

Издание адресовано эпидемиологам, инфекционистам, сту дентам, ученым и врачам, работающим над проблемами борьбы с инфекционными болезнями.

Материалы конференции воспроизведены в авторской редакции.

© Федеральная служба по надзору в сфере защиты ISBN 978-5-906587-03- прав потребителей и благополучия человека, © ФБУН ГНЦ ВБ «Вектор», © Издательство «АРЕАЛ», РАЗДЕЛ 1.

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭПИДЕМИОЛОГИИ И ПРОФИЛАКТИКИ ИНФЕКЦИОННЫХ БОЛЕЗНЕЙ ЦИТОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ В РЕСПИРАТОРНОЙ И КРОВЕТВОРНОЙ СИСТЕМЕ У ДИКИХ УТОК ПРИ ИНФЕКЦИИ ВЫСОКО ПАТОГЕННЫМ ВИРУСОМ ГРИППА А/H5N Э.Р. Абдуллазянова ФБУН Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор», Кольцово Новосибирской обл.;

Новосибирский государственный университет, Новосибирск, Россия Природным резервуаром вирусов гриппа A являются дикие водоплавающие птицы [1, 2]. До 2002 г.

сообщалось только о спорадичных случаях инфицирования высоко патогенными вирусами птичьего гриппа свободно живущих диких птиц. Начиная с 2002 г., высоко патогенные вирусы гриппа субтипа H5N1 широко распространились по всему миру, вызывая массовую гибель среди диких и домашних птиц [3].

В настоящее время известно, что вирус гриппа передается воздушно-капельным и фекально оральным путем, однако нельзя исключать возможность трансмиссии вируса по системе крови.



После попадания вируса на слизистые оболочки дыхательных путей в организме птиц он начинает активно размножаться и проникает в кровеносную систему [4]. Известно, что кровь, как жидкая ткань организма, осуществляет связь всех органов и систем между собой и организма в целом с внешней средой. Поэтому морфологический анализ крови представляет одно из самых тонких и объективных средств для суждения о состоянии исследуемого организма, в том числе и при изучении вирусной патологии. Изменения в системе крови могут возникать в любой из её составных частей: в кроветвор ных органах, в крови, циркулирующей или депонированной в сосудах, а также в органах и тканях, где кровь разрушается [5]. У птиц во время развития гриппозной инфекции, вызванной подтипом H5, про исходят гипоплазия лимфоидных органов, лимфоцитопения и подавление защитных сил организма, что способствует вирусемии и репликации вируса в клетках различных органов и тканей [6].

Так, например, основные гистологические повреждения у инфицированной в природе хохлатой чернети ассоциировались с присутствием вирусного антигена в ткани головного мозга, поджелудоч ной железе и в отделах верхнего респираторного тракта. У лебедей, уток-пеганок и китайской утки при экспериментальной инфекции вирусом H5N1 были выявлены воспалительные и некротические изменения в различных паренхиматозных органах, включая поджелудочную железу, мозг, селезенку, легкие и печень [7]. Однако эти сведения недостаточно полные и не изучены для диких уток, изъятых из дикой природы, являющихся генетически разнородной нелинейной популяцией. Кроме того, в ли тературных источниках практически отсутствуют данные об изменениях в клеточном составе крови и костного мозга у диких уток при вирусной гриппозной инфекции.

Поэтому целью данного исследования стало изучение морфологических изменений в различных органах, а также клеточного состава крови и костного мозга у диких уток при инфицировании высоко патогенным вирусом гриппа A/H5N1.

Материал и методы исследования. В работе были использованы дикие утки вида Серая утка (Anas strepera) в возрасте 6–8 недель, выращенные из яиц на базе «Чановского стационара» Института систе матики и экологии животных СО РАН. Животных инфицировали штаммом вируса A/duck/Omsk/1822/ (H5N1) (IVPI=3,0) в дозе 106 ЭИД50 в объеме 1 мл путем равномерного нанесения на слизистые обо лочки носовых ходов, конъюнктивы глаз, ротовой полости. Все работы по заражению животных и на блюдению за ними проводились в условиях вивария с уровнем биологической безопасности BSL2. Все работы с животными выполняли в соответствии с протоколом биоэтического комитета ФБУН ГНЦ ВБ «Вектор». На 4, 8, 14, 21 и 28 сутки производилось выведение по три животных из эксперимента путем дислокации шейных позвонков;

у них были взяты органы для гистологического исследования и тре паноаутопсийный материал костного мозга для подсчета миелограммы. Обработку гистологических срезов тканей проводили по стандартной методике с использованием метода световой микроскопии с окраской препаратов гематоксилином и эозином. Взятие крови осуществляли путем пункции под крыльцовой вены на 4, 7, 14, 21 и 28 сутки в ходе эксперимента. Подсчет общего количества эритроци тов и гетерофилов в периферической крови осуществляли в камере Горяева, содержание гемоглобина определяли в гемометре Сали в троекратном повторении для каждого образца. Мазки крови и кост ного мозга окрашивали по стандартной методике красителем Гимзы, подсчет гемограммы выполняли на 100 клеток, миелограммы – на 400. Статистическую обработку результатов проводили с помощью пакета программ Statistica 8.0.





Результаты исследования. Гистологическое исследование органов диких уток показало следующую динамику морфологических изменений в них. На ранних сроках после инфицирования в слизистой обо лочке носа у экспериментальных животных наблюдали лишь незначительные изменения, которые про являлись в отслаивании верхних слоев эпителиального пласта. Затем мы выявляли набухание подслизи стых желез и чрезмерное их переполнение слизистым секретом. В дальнейшем происходило изливание этого секрета на поверхность эпителиального пласта, образование интраэпителиальных пузырей, отме чалась тенденция к ороговению верхних слоев многослойного плоского неороговевающего эпителия.

Для ткани трахеи также характерно было ухудшение тяжести процесса по мере прогрессирования инфекции. Если в начале эксперимента наблюдали лишь незначительные дистрофические изменения в слизистой оболочке, то затем изменения приобретали более выраженный деструктивный характер.

В ткани легкого у диких уток на ранних сроках эксперимента отмечали только признаки гемодина мических нарушений. В дальнейшем к ним присоединялся отек стромальных соединительно-тканных элементов воздухопроводящего и респираторного компартментов. Наблюдали явления дистелектаза, отмечали появление слизи и клеточного детрита в дыхательных капиллярах. Таким образом, можно говорить о развитии респираторного дистресс-синдрома на поздних сроках после инфицирования.

Исследование периферической крови диких уток показало развитие анемии, воспалительного про цесса, напряжение иммунитета в ответ на введение вируса в организм. На ранних сроках после инфици рования у зараженных животных сохранялась способность к реализации регенераторного потенциала, что проявлялось присутствием в кровяном русле более молодых форм клеток костно-мозгового проис хождения, а в костном мозге – более молодых бластных единиц эритроидного, миелоидного ростков, в разгаре же инфекции и к концу периода наблюдения данные возможности значительно сокращались и почти утрачивались. Это говорит о том, что вирусная гриппозная инфекция угнетала кроветворение, вызывала дегенерацию клеток, воспалительную реакцию с гипериммунной компонентой.

Библиографический список 1. Липатов А. С., Смирнов Ю. А., Каверин Н. В. и др. Эволюция вирусов гриппа птиц H5N1 с 1997 по 2004 г. в Южной и Юго-Восточной Азии // Вопросы вирусологии. – 2005.- Т. 50, № 4. – С. 11-17.

2. Львов Д.К., Ямникова С.С., Забережный А.Д., Гребенникова Т.В. Межпопуляционные взаимодействия в систе ме вирусы гриппа А – животные – человек // Вопросы вирусологии. -2005.- Т. 50, № 4. – С.4- 3. Brojer C., Agren E. O., Uhlhorn H. et. al. Pathology of natural highly pathogenic avian inuenza H5N1 infection in wild tufted ducks (Aythya fuligula) // J. Vet. Diagn. Invest. – 2009. – Vol. 21.– P. 579–587.

4. Кузнецов А.Ф. Справочник ветеринарного врача.- М.: Лань, 2002. – 896 с.

5. Общие и специальные методы исследования крови птиц промышленных кроссов. – Екатеринбург – Санкт Петербург: Уральская ГСХА, НПП «Авивак», 2009. – 88 с.

6. Гавриш В.Г. Справочник ветеринарного врача.- 4 изд.- Ростов-на-Дону: Феникс, 2003. – 576 с.

7. Kwon Y.K., Thomas S., Swayne D.E. Variability in pathobiology of Sourth Korean H5N1 high-pathogenecity avian inuenza virus infection for 5 species of migratory waterfowl // J. Vet. Pathol.- 2010.- Vol. 47, N 3. – P. 495-506.

ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ПРЕДРАСПОЛОЖЕННОСТЬ ЧЕЛОВЕКА К КЛЕЩЕВОМУ ЭНЦЕФАЛИТУ А.В. Бархаш1, М.И. Воевода1,2, А.Г. Ромащенко ФГБУН Институт цитологии и генетики СО РАН, Новосибирск;

ФГБУ «НИИ терапии» СО РАМН, Новосибирск, Россия Известно, что течение и исход большинства вирусных инфекций зависят как от внешних (негенети ческих) факторов, так и от генетических факторов вируса и хозяина. Значительная роль генетических факторов человека в формировании его предрасположенности к вирусным заболеваниям (и к клещево му энцефалиту, в частности) считается доказанной. Различные структурные варианты генов, кодирую щих ключевые белки неспецифического (врожденного) иммунного ответа, являются наиболее вероят ными маркерами степени восприимчивости или устойчивости конкретного человека к той или иной вирусной инфекции. При этом для различных вирусов различные гены человека (и их полиморфизмы) могут быть определяющими в формировании защитного противовирусного ответа.

В докладе будет представлен обзор существующих подходов к поиску генов, влияющих на степень восприимчивости человека к флавивирусным инфекциям (включая клещевой энцефалит), и получен ных на настоящий момент результатов исследований. Кроме того, будут представлены собственные результаты по поиску генов предрасположенности к клещевому энцефалиту в популяции русских жителей г. Новосибирска. В частности, нами было показано, что однонуклеотидные полиморфиз мы (single nucleotide polymorphisms, SNPs) генов, кодирующих 2’-5’-олигоаденилатсинтетазы (гены OAS2 и OAS3), рецептор дендритных клеток DC-SIGN (ген CD209) и толл-подобный рецептор 3 (ген TLR3) ассоциированы с предрасположенностью к клещевому энцефалиту.

Данные результаты получены впервые, поэтому применение вышеперечисленных SNP для практи ческих целей представляется на настоящий момент преждевременным, т. к. требуется подтверждение полученных результатов на независимо набранных выборках. В перспективе ассоциированные с кле щевым энцефалитом генетические маркеры могут быть использованы при разработке тест-систем для оценки риска развития заболевания и повышения целенаправленности профилактических мероприя тий у людей с повышенным риском, что может быть актуально для лиц, регулярно контактирующих с клещами вследствие своей профессиональной или иной деятельности.

УНИВЕРСАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ ЭПИДЕМИЙ:

ВОЗМОЖНОСТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ А.Г. Бачинский, Л.Ф. Низоленко ФБУН Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор», Кольцово Новосибирской обл., Россия В ФБУН ГНЦ ВБ «Вектор» разрабатывается универсальная модель эпидемий, которая в настоящее время адаптирована к возбудителям таких особо опасных инфекций, как натуральная оспа, сибирская язва, чума, геморрагические лихорадки Эбола, Марбург, Ласса, Крым-Конго, а также к гриппу. Пред полагается, что данная модель способна описывать развитие любой эпидемии острого инфекционного заболевания, где основными путями передачи инфекции является инфицирование из некоторого внеш него источника или при случайных контактах между людьми независимо от пола, возраста и других социально-демографических особенностей групп населения. Предполагается также, что относительно простая структура модели достаточна для описания основных особенностей развития эпидемий, учи тывая то обстоятельство, что данные для адаптации более сложных структурированных моделей, как правило, отсутствуют.

Моделируются следующие процессы:

– формирование «инфекционной напряженности» за счет возможного внешнего источника инфек ции и/или инфекционности неизолированных больных, находящихся во второй и/или третьей стадии развития заболевания;

– естественное снижение (повышение) активности внешнего источника инфекции;

– инфицирование чувствительных лиц в зависимости от инфекционной напряженности и состоя ния их иммунитета;

– формирование класса контактных лиц пропорционально числу вновь инфицированных чувстви тельных лиц;

– инфицирование контактных лиц с повышенной скоростью по сравнению с остальными лицами;

– вероятностный переход из одной стадии развития заболевания в другую;

– выздоравливание – вероятностный процесс, ускоряющийся по мере прохождения финальной ста дии, обычно поправившиеся люди «выпадают» из эпидемии, однако для некоторых инфекций они воз вращаются в нее, попадая в класс лиц, обладающих иммунитетом;

– смерть больных, преимущественно в финальной стадии, смертность снижается, если выявленные больные подвергаются лечению, являются иммунными или имеют легкую форму заболевания.

В модели предусматривается реализация трех режимов мер противодействия (противоэпидемиче ских мероприятий, ПЭМ), определяющих в основном скорость выявления и изоляции (наблюдения) инфицированных, контактных и подозрительных на заболевание лиц:

–«мягкий» режим (ПЭМ1), при котором изолируются больные, самостоятельно обратившиеся к врачу, этот режим реализуется, пока нет сведений о начавшейся эпидемии (вспышке), выявление контактных и подозрительных лиц не производится;

–«умеренный» режим (ПЭМ2), при котором увеличивается скорость изоляции больных, а также происходят выявление и изоляция (наблюдение) контактных и подозрительных лиц;

этот режим реа лизуется, когда подтвердились сведения о начавшейся вспышке/эпидемии, но еще не прошла мобили зация ресурсов;

–«жесткий» режим (ПЭМ3), при котором еще увеличивается скорость изоляции больных, а также происходит активный поиск и изоляция (наблюдение) больных, контактных и подозрительных лиц, включая подворный обход;

обычно при реализации этого режима снимаются все ресурсные ограниче ния, т. к. предполагается мобилизация ресурсов из других регионов.

Кроме этих трех режимов для некоторых инфекций задается массовая вакцинация, характеризую щаяся охватом и периодом ее проведения, вакцинация групп риска, включающих контактных и подо зрительных на заболевание лиц, а также карантин, характеризующийся степенью активности, снижаю щей скорость инфицирования.

Все указанные меры противодействия реализуются, при наличии соответствующих ресурсов, к ко торым относятся: квалифицированный медперсонал, пункты вакцинации, а также места в госпиталях для изоляции/наблюдения больных, контактных и подозрительных на заболевание лиц, запасы про филактических и лекарственных средств. При исчерпании ресурсов уровни активности соответствую щих мер противодействия (выявление и изоляция, вакцинация, лечение и пр.) могут быть снижены вплоть до полного прекращения.

Время действия и эффективность соответствующих уровней ПЭМ, объем и продолжительность вакцинации, а также запас ресурсов являются параметрами моделирования, которые могут использо ваться как «по умолчанию», так и редактироваться специалистами, работающими с моделью в соот ветствии с имеющимися у них данными.

Модель в русской и английской версиях установлена на сервере ФБУН ГНЦ ВБ «Вектор»

(http://vector-epimod.ru) и снабжена Web-интерфейсом, который позволяет удаленному пользователю выполнять следующие операции:

• Задание уникального имени сессии для того, чтобы избежать конфликтов с другими пользователя ми и сохранять некоторое время свои данные на сервере.

• Выбор инфекционного агента из списка. При этом становится доступным обзор данных литера туры по эпидемиологии, патогенезу, профилактике и лечению для выбранного возбудителя. Эта опция включает возможность задания параметров эпидемии для возбудителей, отсутствующих в списке мо делируемых, но интересующих пользователя.

• Просмотр обзоров литературных данных по эпидемиологии, патогенезу, профилактике и лечению каждого из моделируемых заболеваний.

• Редактирование параметров, задающих особенности инфекции, моменты подключения и интен сивности мер противодействия, параметров, определяющих численность населения и ресурсную обе спеченность региона (населенного пункта), для которого моделируется эпидемия (вспышка), а также параметров, определяющих вклад отдельных рассчитанных показателей эпидемии (вспышки) в общие потери.

• Расчет динамики эпидемии и просмотр/сохранение результатов, включая моменты реализации ПЭМ и моменты наступления ресурсных ограничений, а также некоторые сводные характеристики эпидемии (вспышки).

• Расчет потерь от эпидемии и вклада ряда рассчитанных показателей эпидемии в эти потери.

• Расчет динамики эпидемии с выбранного дня (в пределах предварительно рассчитанного перио да ее развития). Этот режим оказывается полезным, если в процессе развития эпидемии происходят какие-то существенные изменения ситуации в популяции. Например, из другого региона в популяцию попадают новые больные, ухудшая ситуацию. Или, наоборот, в связи с чрезвычайной ситуацией из со седних регионов завозятся вакцины и лекарства, привлекается дополнительный медперсонал, а также для других изменений оперативной обстановки.

• Расчет и сравнительный анализ четырех типичных сценариев развития эпидемии в регионе в слу чае массового заражения в реальных популяциях реальных субъектов Российской Федерации:

– «Оптимистического» – контроль ресурсов отключен, меры противодействия реализуются в пол ном объеме в минимальные по мнению пользователя сроки.

– «Умеренно-оптимистического» – включен контроль ресурсов, меры противодействия задаются к реализации в те же сроки.

– «Реального» – включен контроль ресурсов, меры противодействия задаются к реализации с за паздыванием на 5 дней по сравнению с предыдущим сценарием.

– «Пессимистического» – ограничения интенсивности мер противодействия из-за серьезного дефи цита ресурсов (все ресурсы, доступные в предыдущих сценариях, уменьшаются на 40%) при еще боль шем запаздывании в сроках реализации ПЭМ (на 5 дней по сравнению с предыдущим сценарием).

Пользователь может просмотреть «Руководство пользователя», в котором описан порядок выполне ния всех перечисленных выше операций.

Варьируя некоторые параметры моделирования и обеспеченность ресурсами, пользователь может рассчитывать различные сценарии развития эпидемий, оценивая потери, выявляя лимитирующие фак торы и ресурсы, необходимые для эффективной реализации мер противодействия.

В качестве основного направления развития модели предполагается расширение круга моделируе мых инфекций. Кроме того, предполагается учет в модели таких возможностей, как профилактическое лечение, расчет необходимых запасов любых материалов (например, дезинфектантов, горючего и пр.), необходимых для ликвидации эпидемии. В более отдаленной перспективе – расчет распространения эпидемий по территории РФ с учетом пассажиропотоков при согласованных между регионами мерах противодействия.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ПОДХОДЫ К ПРОФИЛАКТИКЕ ВНУТРИУТРОБНЫХ ИНФЕКЦИЙ С.И. Белых КГБУЗ «Алтайский краевой центр по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями», Барнаул, Россия Внутриутробное инфицирование плода и его последствия на современном этапе являются одной из наиболее важных проблем акушерства и педиатрии. Частота его колеблется от 6 до 53%, достигая 70% среди недоношенных детей. В структуре перинатальной смертности удельный вес внутриутроб ной инфекции составляет от 2 до 65,6%. Такие разноречивые показатели объясняются различными причинами, в том числе неэффективной системой регистрации внутриутробных инфекций. Тем не ме нее очевидна значительная частота ВУИ и её осложнений, что связано с трудностями диагностики данной патологии, недостаточными усилиями по профилактике, значительными материальными за тратами на проведение скрининговых и диагностических лабораторных исследований, несвоевремен ным и недостаточно эффективным лечением и другими причинами.

В связи с этим необходимо предпринять дополнительные усилия по организации профилактики и лечения ВУИ. Эта работа должна проходить при активном взаимодействии врачей различных специ альностей, включая акушеров-гинекологов, инфекционистов, дерматовенерологов, специалистов ла боратории, педиатров, эпидемиологов, организаторов здравоохранения и других специалистов. В ряде случаев необходимо межведомственное взаимодействие со службами социального страхования, тру доустройства ФОМС и других ведомств, участие которых может быть необходимым для выделения средств на мероприятия, связанные с профилактикой: вакцинация, временное отстранение от работы, связанной с риском инфицирования ВУИ беременной женщины на рабочем месте и пр.

В данной области предлагаются следующие перспективные направления работы:

– создание в органах управления здравоохранения комиссий, организующих работу по профилак тике ВУИ;

– разработка программ профилактики, диагностики и лечения по основным нозологиям ВУИ (вклю чая мероприятия, проводимые с женщинами вне беременности);

– регистрация всех случаев ВУИ во время беременности, в том числе по лабораторным критериям (сероконверсии, низкая авидность во время беременности и др.);

– регистрация всех родившихся детей с подозрением на ВУИ во время беременности и других детей с клиническими признаками ВУИ;

– регистрация других исходов беременности при подозрении на ВУИ;

– создание базы данных по результатам лабораторных исследований женщин на ВУИ;

– расширение спектра исследований для скрининга и лабораторной диагностики;

– дифференцированное назначение скрининговых лабораторных исследований в зависимости от принадлежности к группе риска;

– создание банка сывороток беременных женщин;

– определение необходимости отстранения от выполняемой работы, связанной с высоким риском инфицирования ВУИ беременных женщин.

Организация профилактики ВУИ наряду с разработкой и принятием стандартов по профилактике должна стать важным элементом работы органов управления здравоохранения. Реализация комплекс ного подхода позволит получать не только данные о роли тех или иных ВУИ в заболеваемости, но и ве сти мониторинг эффективности профилактических мероприятий. Эффективное использование базы данных, банков сывороток, дифференцированное назначение скрининговых исследований позволит улучшить диагностику и снизить затраты на проведение скрининговых лабораторных исследований.

МИКРОФЛОРА КИШЕЧНИКА ПРИ РОТАВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИИ У ДЕТЕЙ Т.Т. Волохович, М.С. Петрова ФБУН Московский НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Г.Н. Габричевского Роспотребназдора, Москва, Россия Изучение бактериальной и вирусной микрофлоры кишечника проведено у 910 детей, в том числе у 750 из них в возрасте до года.

Выявление ротавирусного антигена проводили методом РНГА с системой «Рота-Тест» (Ростов-на Дону). Одновременно у всех наблюдаемых лиц определяли качественный и количественный состав микрофлоры кишечника. При этом у 100 детей обследования проведены в динамике (2–3-х кратно).

Среди общего количества обследованных экскрецию ротавирусов с фекалиями выявили у 580 де тей, что составило 63,7%.

Среди детей, выделяющих с фекалиями ротавирусы, выявлены выраженные изменения в составе нормофлоры кишечника. Так, у них в два и более раза чаще, чем у лиц, не выделяющих ротавирусы, регистрировали снижение лактобактерий, значительно чаще определяли условно-патогенные бакте рии, стафилококк, гемолизирующую кишечную палочку.

Полученные данные свидетельствуют о широком инфицировании ротавирусами наблюдаемого контингента, а также значительных изменениях биоценоза кишечника у них. При этом у 60–80% детей выявлен глубокий дисбиоз кишечника, преимущественно III степени.

Среди детей первого года жизни по особенностям клинического проявления ротавирусного гастро энтерита выделены две группы: первая – от нескольких дней до трех месяцев, вторая – от четырех месяцев до года.

У детей второй группы клиника ротавирусного гастроэнтерита была характерна для данного за болевания: острое начало, высокая температура, выраженные явления интоксикации, рвота, много кратная – почти у 50% больных.

Клиника ротавирусной инфекции у детей первых трех месяцев жизни значительно отличалась от клинического проявления заболевания у более старших детей. Так, у них отсутствовали острое начало заболевания, катаральный синдром, лихорадка, выраженные явления интоксикации и на пер вый план выступали явления лактазной недостаточности. При этом все заболевшие дети находились на грудном вскармливании.

Установлены следующие особенности состояния микрофлоры кишечника у детей, инфицирован ных ротавирусами:

– появление гемолизирующей кишечной палочки в микрофлоре кишечника у 95% детей;

удельный вес которой в общем количестве E. coli колебался от 30% до 100%;

– отсутствие лактобактерий: у 95% детей содержание лактобактерий в копрофильтратах фактиче ски не определялось ( 105);

– наличие кишечной палочки с ослабленными ферментативными свойствами у 70% детей;

– выделение лактозонегативных энтеробактерий (преимущественно протея) у 60% обследован ных;

– наличие дрожжеподобных грибов рода Candida выявлено у 30–40% обследованных детей.

Таким образом, выполненные комплексные клинико-лабораторные исследования выявили глубокие изменения микробиоценоза кишечника у детей с экскрецией ротавирусов с фекалиями и с характерны ми клиническими проявлениями ротавирусного гастроэнтерита.

Высокий удельный вес гемолизирующей кишечной палочки (до 100% в общем количестве E. сoli) и отсутствие лактобактерий (у 90–95% обследованных) позволили обосновать их использование как сигнальный тест для выявления возможных источников инфекции, групп повышенного риска инфици рования ротавирусами и рекомендаций по профилактике и лечению ротавирусного гастроэнтерита.

ОППОРТУНИСТИЧЕСКИЕ ИНФЕКЦИИ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ ПАТОЛОГИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ Н.П. Глинских1, А.П. Порываева1, Т.С. Некрасова2, Н.Н. Александрова ФБУН «Екатеринбургский НИИ вирусных инфекций» Роспотребнадзора, Екатеринбург;

ОГУЗ «Областной кожно-венерологический диспансер» Министерства здравоохранения Свердловской области, Екатеринбург, Россия Оппортунистические инфекции – герпетическая, цитомегаловирусная, хламидийная, токсоплазмен ная – являются серьезной медико-социальной проблемой вследствие их широкого распространения и негативного влияния на здоровье человека. В диапазоне клинических проявлений оппортунистиче ских инфекций преобладают инаппарантные формы болезни, что существенно осложняет постановку диагноза и назначение адекватной терапии.

Было проведено двухэтапное исследование в случайной выборке пациентов, зарегистрирован ных и обследованных в Свердловском областном кожно-венерологическом диспансере за период 2010–2012 гг. (104 мужчины в возрасте 19–42 лет и 97 женщин в возрасте 18–45 лет). На первом эта пе проанализирована распространенность и дана сравнительная оценка серопозитивности к герпети ческой, цитомегаловирусной, хламидийной и токсоплазменной инфекциям в группах обследуемых.

Анализ осуществляли на основе выявления иммунных и ранних антител методом ИФА с помощью тест-систем ЗАО «Вектор-Бест» (Новосибирск). На втором этапе для оценки роли данных инфекций в формировании патологии у пациентов проведен ретроспективный анализ М. Д. формы № 025/у-04.

Результаты лабораторных исследований позволили установить высокую распространенность микробно-вирусных ассоциаций: в 52,8% случаев у мужчин и в 40,2% у женщин. При этом в их струк туре превалировали герпетическая и хламидийная инфекции – в 23,3% случаев от общего числа боль ных. Уровень серопозитивности к цитомегаловирусу составил 43,1 ± 0,51%, при этом у женщин анти тела IgG к ЦМВ регистрировались в 1,5 раза чаще, чем у мужчин (p 0,005). Сравнительная оценка частоты детекции иммунных антител к токсоплазменной инфекции в половом аспекте показала рав номерное распределение пациентов. Ретроспективный анализ М. Д. формы № 025/у-04 показал, что 43,5% пациентов с микст-инфекциями страдают неврологическими заболеваниями, частыми ОРВИ, синдромом хронической усталости, атопическим дерматитом. Наиболее высокий процент сопутству ющих патологий выявлен у больных с хламидийно-вирусными ассоциациями.

Полученные результаты являются косвенным доказательством интенсивности циркуляции возбуди телей оппортунистических инфекций на территории г. Екатеринбурга. Высокая распространенность микробно-вирусных ассоциаций выдвигает на первый план задачу комплексного лабораторного ис следования по определению серологических маркеров оппортунистических инфекций у пациентов с длительно текущими заболеваниями неясной этиологии.

СМЕРТНОСТЬ ОТ ИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ В КРАСНОЯРСКОМ КРАЕ И ПРИОРИТЕТЫ ЗДРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ Б.Э. Горный1, В.Ф. Мажаров Управление Роспотребнадзора по Красноярскому краю, Красноярск;

2Лаборатория медико-социальных проблем НИИ комплексных проблем гигиены и профессиональных заболеваний СО РАМН, Красноярск, Россия Несмотря на снижение смертности, которое отмечается в России в последнее время, эпидемиологи ческий переход по-прежнему остается незавершенным [1]. В опубликованных нами работах, посвящен ных возрастно-половым и этиологическим аспектам смертности в Красноярском крае, отмечено, что основные потери от преждевременной смертности обусловлены внешними причинами [2–5], и именно снижение смертности от внешних причин определяет наблюдаемый в последние годы тренд.

Но если рассматривать внешние причины не как класс заболеваний по МКБ-10, а шире, как всю эк зогенно обусловленную смертность, то вряд ли приходится говорить о втором этапе эпидемиологиче ского перехода. Правда, для признания этого факта, недостаточно оценивать смертность по основным классам, так как в основу классификации болезней положен не этиологический, а органный принцип.

Цель настоящего исследования – оценка преждевременных потерь от некоторых причин смерти, прямо либо косвенно связанных с инфекционными заболеваниями.

Сведения о числе случаев смерти за период с 2002 по 2011 гг. были получены из базы данных Фе деральной службы государственной статистики по Красноярскому краю.

Оценка демографических потерь осуществлялась по числу потерянных лет потенциальной жизни – potential years life lost (PYLL) [6]. Этот показатель точнее характеризует ситуацию со смертностью, учитывая не только интенсивность процесса вымирания, но и потери от преждевременной смертности в понятных и легко интерпретируемых показателях – числе человеко-лет недожитой до определенного возраста жизни. Преждевременной считалась смерть в возрасте до 70 лет. Были рассчитаны абсолют ные потери и относительные показатели PYLL на 1000 жителей от основных причин смерти.

Нами получены результаты, свидетельствующие о существенно большей роли инфекционной пато логии в потерях от преждевременной смертности.

Суммарные потери от всех причин в крае снизились на 25,3% с 201,2 человеко-лет в 2002 г.

до 150,4 в 2011 г. Более 2/3 из них были связаны с тремя причинами: класс II – новообразования, класс IX – болезни системы кровообращения, класс XX – внешние причины заболеваемости и смерт ности.

За анализируемый период PYLL от внешних причин снизился на 25%, достигнув к 2011 г. величи ны 51,4 человеко-лет на 1000 жителей. Уровень потерь от болезней системы кровообращения также существенно снизился – с 41,6 до 32,2. Незначительно вырос относительный показатель PYLL от ново образований – 17,6 до 18,1.

Показатель потерь, связанных с I классом (некоторые инфекционные и паразитарные болезни), в Красноярском крае за анализируемый период снизился с 9,6 человеко-лет недожитой жизни на 1000 жителей в 2002 г. до 9,5 в 2011 г. Доля этого класса в структуре потерь составляла в 2011 г.

лишь 6,3%.

Но дополнив этот класс еще двумя наиболее значимыми причинами инфекционной природы, мы получили результат, свидетельствующий о том, что инфекционные болезни занимают третье место в структуре потерь от преждевременной смертности.

Потери от пневмонии и гриппа в 2011 г. составили 6,3 человеко-лет на 1000 жителей края, умень шившись по сравнению с 2002 г. на 17%. Показатель, связанный с преждевременной смертностью от неалкогольного цирроза печени, имеющего преимущественно инфекционное происхождение, уве личился с 4,2 в 2002 г. до 4,6 в 2011 г.

Таким образом, суммарные потери от данных причин, расположенных в разных классах МКБ, пре вышали аналогичный показатель PYLL, рассчитанный для новообразований, незначительно снизив шись за анализируемый период – с 21,0 до 20,4 на 1000 жителей. Реальные же потери от преждевре менной смертности, прямо либо косвенно вызываемой инфекционными агентами, еще больше. Это и рак шейки матки, который находится во II классе по МКБ-10, и менингиты (энцефалиты) инфекцион ной природы, находящиеся в VI классе – заболевания центральной нервной системы, и инфекционные болезни, специфичные для перинатального периода (XVI класс).

Использование подхода, основанного на расчете PYLL от отдельных причин, позволяет более точно определить приоритеты здравоохранительной политики в условиях ограниченности ресурсов.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что инфекционная патология вносит гораздо более существенный вклад в структуру смертности, особенно предотвратимой. Это необходимо учитывать при разработке региональных демографических программ, которые ориентированы на предупрежде ние смертности от травм, болезней системы кровообращения и злокачественных новообразований.

Между тем реализация уже существующих программ по предупреждению и лечению пневмококковой, папилломавирусной инфекции, вирусных гепатитов позволит значительно снизить потери от преждев ременной смертности.

Библиографический список 1. Вишневский А.Г., Васин С.А. Причины смерти и приоритеты политики снижения смертности в России // Эко номический журнал ВШЭ. – 2011. – № 4. – С. 472-496.

2. Горный Б.Э., Мажаров В.Ф., Крупкина Т.В., Бабенышев С.В. Особенности динамики и структуры демографи ческих потерь в Красноярском крае // Материалы 9-го Всерос. науч.-образов. форума «КАРДИОЛОГИЯ-2007».

– М., 2007. – С. 60-62.

3. Мажаров В.Ф., Артюхов И.П., Горный Б.Э. Оценка смертности населения от причин, связанных со злоупо треблением алкоголем (на примере Красноярского края) // Сибирское медицинское обозрение. – 2011.– № 1.- С.

100-103.

4. Артюхов И.П., Горный Б.Э., Мажаров В.Ф. Региональные и возрастно-половые особенности смертности от внешних причин социально-активного населения Красноярского края (2005-2008 гг.) // Дальневосточный меди цинский журнал. - 2011. - № 2.- С. 99-100.

5. Горный Б.Э., Мажаров В.Ф., Григорьев Ю.А. и др. Структура потерянных лет потенциальной жизни в Красно ярском крае в 2007 году // Материалы XII межрегион. науч.-практ. конф.- Абакан, 2009. – С. 111-112/ 6. Практическая демография / Под ред. Л.Л. Рыбаковского. – М.: ЦСП, 2005. – 280 с.

АЛГОРИТМ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ КЛЕЩЕВЫМ ЭНЦЕФАЛИТОМ В СУБЪЕКТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО РЕТРОСПЕКТИВНЫМ ДАННЫМ И ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ В НАЧАЛЕ ЭПИДЕМИЧЕСКОГО СЕЗОНА В.П. Ильин, Е.И. Андаев, С.В. Балахонов, А.К. Носков ФКУЗ Иркутский научно-исследовательский противочумный институт Роспотребнадзора, Иркутск, Россия Одной из актуальных проблем эпидемиологии клещевого энцефалита (КЭ) является точность прогно зирования уровней заболеваемости КЭ в конкретных природно-климатических и социальных условиях субъекта РФ. Основных методов эпидемиологического прогнозирования заболеваемости четыре:

метод экстраполяции – перенесение выявленных за предыдущие годы закономерностей на текущий год;

факторное прогнозирование по сдвигам природно-климатических факторов, изменениям в эколо гии возбудителя, переносчиков, численности населения, числу лиц, подвергшихся нападению клеща и заболевших, объему вакцинопрофилактики;

прогнозирование временными рядами, включающее компоненты с выделением трендов (влияние долговременных факторов), сезонных кратковременных изменений (повторяемость весна-лето-осень), цикличности-повторяемости длительных (более одного года) изменений и неучтенных случайных нор мально распределенных факторов (белый шум);

эвристическое прогнозирование.

Классическими являются первые три метода. Эффективно они применяются на больших по объему выборках, имеющих нормальное распределение или близкое к нему. При выполнении реальных исследо ваний необходимо учитывать особенности каждого метода, сильные и слабые его стороны. Основными причинами являются малая численность наблюдений и мультифакторность явления с отсутствием знаний о причинно-следственных связях в системе «среда – биотоп – заболеваемость КЭ населения», которые ограничивают применение классических методов, могут приводить к неточностям в прогнозировании за болеваемости и, как следствие, к ошибкам в планировании противоэпидемических мероприятий.

В субъектах РФ число муниципальных образований (МО), различающихся факторами риска воз никновения заболеваний КЭ, достаточно велико, и учесть всё их многообразие для прогнозирования в едином стандартизованном комплексе – задача, практически трудновыполнимая. Не следует, по видимому, для субъекта РФ создавать одну единственную модель, так же как и для каждого отдельно взятого муниципального образования. Предпочтительнее прежде по ретроспективным данным выя вить и сформировать группы из муниципальных образований с близкими социально-экономическими факторами риска и уровнями заболеваемости КЭ населения, учитывая ландшафтные и климатические условия, видовой состав и численности главных сочленов биоценозов позвоночных и членистоногих, обеспечивающих циркуляцию возбудителей, численность и вирусофорность клещей. Затем для сфор мированных однородных групп строить модели, максимально отражающие общие закономерности и локальные особенности формирования заболеваемости КЭ с минимизацией ошибки, отличающие модельные значения от реальных показателей заболеваемости. В этом случае планирование и выбор по однородным группам профилактических и противоэпидемических мероприятий будут более обо снованными и эффективными.

Все вышеперечисленное обусловило актуальность и послужило основанием для разработки алго ритма классификации и прогнозирования уровней заболеваемости КЭ (средних, минимальных, макси мальных, суммарных) населения субъекта РФ по ретроспективным данным и значениям заболеваемо сти в начале эпидемического сезона при еженедельном мониторинге в муниципальных образованиях.

Алгоритм состоит из нескольких взаимосвязанных этапов.

1. Этап классификации.

На основании анализа методами прикладной статистики ретроспективной заболеваемости КЭ, представленной абсолютными и интенсивными показателями, выявить 5 групп (кластеров) МО субъ екта РФ. Две группы формируются с экстремальными уровнями заболеваемости, одна – со средни ми уровнями в границах доверительного интервала, одна – ниже границы доверительного интервала, но выше минимального экстремума, и одна – выше границы доверительного интервала, но ниже мак симального экстремума. Различия между выявленными кластерами (группами) являются статистиче ски существенными, а внутри групп различия уровней заболеваемости КЭ будут незначимыми.

2. Этап построения моделей. В каждой из сформированных групп на основании ретроспективных данных заболеваемости КЭ одним (несколькими) из наиболее адекватных методов (логистической и полиномиальной регрессии, временных рядов, методом средних с оценкой доверительного интер вала, кластерного анализа) построить модели заболеваемости. Учитывая, что абсолютные и относи тельные показатели заболеваемости имеют различное предназначение и смысловое значение, модели строятся по показателям обоих типов.

3. Этап выявления временных периодов. Изучить построенные модели сезонной заболеваемости КЭ и выявить периоды заболеваемости в начале эпидемического сезона, первого пика, второго пика, по следнего в текущем сезоне заболеваемости. Выявление временных периодов сезонной заболеваемости КЭ осуществляется на основании модельных данных. При этом реальные данные представляют собой выборку, а модельные – генеральную совокупность с оценкой доверительных границ. Статистически значимые различия выявляются между значениями по временным срокам сезонной заболеваемости.

4. Этап построения моделей прогнозирования уровней и сроков появления пиков сезонной заболе ваемости КЭ в группах МО. Построение моделей методами прикладной математической статистики для прогнозирования уровней и сроков появления пиков сезонной заболеваемости КЭ в группах МО по ретроспективным данным, срокам и значениям заболеваемости в начале эпидемического сезона.

Прогнозирование с 95%-ным уровнем доверительной вероятности сезонных пиков заболеваемости КЭ осуществляется по построенным моделям и реальным значениям раннего периода текущего года.

Из многообразия моделей выбираются только статистически значимые, адекватно описывающие ре альную заболеваемость.

5. Статистическая оценка и сравнительный анализ моделей. На этом этапе проводится статистиче ская оценка параметров моделей (среднее, ошибка среднего, мода, медиана, доверительный интервал) по выявленным интервалам.

6. Прогнозирование заболеваемости КЭ. Выполнить прогноз уровней ожидаемой заболеваемости КЭ в группах по различным построенным моделям и оценить потенциальные уровни заболеваемости КЭ в различных группах МО и субъекте в целом по срокам, пикам и сезону.

7. Эпидемиологический анализ. Провести эпидемиологический анализ изменившихся условий и в соответствии с ними выбрать наиболее рациональные модели с достаточной аппроксимацией ре альных данных и минимальной ошибкой прогноза. Эпидемиологический анализ выполняется для ве рификации и оценки смысловой достоверности прогнозных уровней заболеваемости КЭ. Включает тщательное изучение условий построения моделей: ведущих антропогенных факторов, проводимых противоэпидемических мероприятий, численности и вирусофорности клещей, данных о частоте на падения клещей на человека на территориях в сформированных группах МО субъекта РФ, социально экономических факторов и иммунизации населения.

Предложенный алгоритм позволяет выделить группы МО по риску заболеваемости КЭ населения субъекта РФ, выявить общие тенденции, предсказать сроки (в неделях) сезонных пиков заболеваемо сти с 95%-ной доверительной вероятностью и на этом основании планировать, выбирать и проводить целенаправленные профилактические и противоэпидемические мероприятия.

ПАТТЕРНОВЫЙ АЛГОРИТМ РАНЖИРОВАНИЯ ШТАММОВ ВЗАИМОДЕЙСТВУЮЩИХ МИКРОБИОЦЕНОЗОВ НОРМОФЛОРЫ БИОТОПОВ ЧЕЛОВЕКА В МИКРОКУЛЬТУРАХ В УСЛОВИЯХ ПРИСУТСТВИЯ АССОЦИАТОВ, РОСТА И ОБРАЗОВАНИЯ БИОПЛЕНОК В ПОЛИСТИРОЛОВЫХ МИКРОПАНЕЛЯХ:

ВЫЯВЛЕНИЕ ЛИДЕРНЫХ ШТАММОВ-КОММУНИКАТОРОВ, РЕГУЛИРУЮЩИХ И УПОРЯДОЧИВАЮЩИХ МИКРОБИОЦЕНОЗЫ В.М. Лахтин, А.Л. Байракова, М.В. Лахтин, С.С. Афанасьев, А.В. Алешкин, В.А. Алешкин ФБУН Московский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии им. Г.Н. Габричевского Роспотребнадзора, Москва, Россия Пробиотический и условно-патогенный компартменты микробиоценозов являются основными со ставляющими биотопа человека, причем микробные метаболиты дополняют клеточные системы и яв ляются источником регуляторов межклеточной адгезии, усиления антипатогенного статуса биотопа.

Различные болезни человека часто связывают с изменениями микрофлоры в биотопах (кишечном, уро генитальном, других). Скрининг нормофлоры человека на способность к образованию биопленок и их деградации имеет важное диагностическое и прогностическое значение, позволяет не только оцени вать здоровый статус биотопа, но и прогнозировать возможные сдвиги баланса в пробиотическую или условно-патогенную сторону. Очевидно, что в появлении и развитии патологий в биотопах важную роль играют контроль роста и биопленкообразования микробами. Поэтому актуальной является раз работка микроанализов сбалансированности здорового статуса микрофлоры в биотопах.

Целью работы была разработка паттернового алгоритма, включающего систему рядов ранжиро вания штаммов взаимодействующих антагонистических микробиоценозов биотопов человека в усло виях роста и образования биопленок в микрокультурах в микропанелях для выявления связующих микробиоценозы штаммов-лидеров/коммуникаторов, способных модулировать рост и пленкообразо вание на примере урогенитального биотопа человека.

Методы. Алгоритм выявления штаммов-модуляторов/коммуникаторов/сигнальных/значимых для нормального состояния антагонистической пары микробиоценозов, биотопа в целом (на примере си стемы Кандиды – Лактобациллы нормофлоры урогенитального биотопа пациентов с диагнозом «здо ровый биотоп») включал:

1. Взятие образцов штаммов дрожжей и лактобацилл (свежевыделенных и идентифицированных, музейных), приготовление стоковых суспензий с мутностью 0.9–1 по шкале Макфарланда (1 McF).

Лактобациллы выращивали в анаэробных условиях. Кандиды брали из функциональной группы гидролазы-образующих (С. tropicalis и C. albicans).

2. Подбор соотношения объемов микробов и питательной среды для роста в микропанели (поли стироловой, нестриповой;

достаточными были условия: по 30 мкл лактобацилл и кандид в расчете на 190 мкл среды MRS).

3. Рост 2 суток при 37 оC смесей [О= Опыты] и несмешанных культур [К= Контроли]. Измерение поглощения в видимой области для оценки процесса «рост+ассоциаты+биопленка» в виде ранжирова ния штаммов в последовательностях.

4. Удаление среды и окрашивание биопленок виолетовым красителем для визуальной оценки их особенностей по форме, наличию агрегатов, рассасывающей пленки активности;

в том числе с учетом биопленки на боковых стенках лунок (сканирование микропанели).

5. Экстракция биопленок раствором уксусной кислоты и измерение поглощения в видимой области для оценки биопленкообразования в виде ранжирования штаммов в последовательностях.

6. Выявление штаммов-коммуникаторов, резко нарушающих ранжирование в О при сравнении с К.

7. Прогноз способности таких штаммов лактобацилл снижать рост кандид и биопленкообразование кандидами и, наоборот, штаммов кандид снижать рост лактобацилл и биопленкообразование лактобацил лами;

оценка состояния биотопа, перспектив штаммов и их комбинаций для использования в будущем.

Результаты. Для усиления различий в рядах ранжирования характеристики штаммов рассчитыва ли, приняв за фон минимально выраженное значение, как близкое к нулевому. Мы исходили из пред положения о том, что модулирование/регуляция биопленкообразования антагонистическими микро биоценозами биотопа имеет диагностическое и прогностическое значение и существуют отличные от большинства штаммов штаммы-модуляторы/коммуникаторы в смешанных микробиоценозах, сдви гающие баланс в сторону развития патологических процессов или укрепления здорового потенциала биотопа. Ниже приведено относительное ранжирование штаммов кандид в соответствии с количе ственной оценкой их относительного роста в среде и выраженностью биопленок (относительно штам ма с минимальным измеренным значением). Последовательности отражают влияние микробиоценоза 5 штаммов лактобацилл на каждый из 8 штаммов кандид:

1. MRS-К: C3 C8 C1 C7 C6 C2= C5 C 972943 899841129 123= 123 2. ГВ-К: C7 C6 C2 C5 C4 C8 C3 C 843599 528 371 249 233 86 3. MRS-О: C4 C3 C2 C6 C5 C8 C7C 68 64 48 45 35 26 20 4. ГВ-О: C7 C8 C6 C5 C4 C3C1C 467376 315 210169 163 30 MRS – среда, ГВ: экстракт окрашенных виолетовым красителем биопленок, К: Контроли, О: Опы ты, : превышение в разы. Крайние штаммы в рядах статистически достоверно различаются. Под черкнуты штаммы интереса. Видны уникальность и информативность рядов, а также взаимосвязи ранжирований К и О.

Проведено аналогичное ранжирование штаммов лактобацилл в соответствии с их ростом в сре де и выраженностью биопленок. Последовательности отражают влияние микробиоценоза 8 штаммов кандид на каждый штамм лактобацилл:

5. MRS-К: L1 L3L2 L5 L 87 68 30 16 6. ГВ-К: L3 L4 L2 L5 L 287215193144 7. MRS-О: L5L3 L2 L4 L 67 32 27 20 8. ГВ-О: L3 L4= L1 L2 L 347126=126 97 Вместе все построенные выше ряды представляют собой один из про/диагностических паттернов смешанного биотопа. Такой паттерн биотопа, в свою очередь, отдельно представлен паттерном про биотической направленности и паттерном условно патогенной направленности.

Анализ паттернов позволяет выявлять и характеризовать штаммы-модуляторы/коммуникаторы в условиях кофункционирования антагонистических микробиоценозов (на примере системы Канди ды – Лактобациллы):

1. В случае несмешанных культур выявляются блоки штаммов (C3, C8 и C1) с усиленным варьиру ющим ростом и минимальным биопленкообразованием. Устойчивое биопленкообразование – у штам ма C7, независимо от присутствия лактобацилл. При смешанном культивировании с лактобациллами ранжирование кандид нарушается в результате влияния лактобацилл (раннее ингибирование роста C1 и позднее – в случае C8). Устойчивому биопленкообразованию кандид сопутствовали отсутствие рассасывающих активностей (собственных и привносимых с лактобациллами), присутствие полисаха ридных агрегатов, выраженная способность к агрегации клеток.

2. В случае последовательностей штаммов лактобацилл наблюдались менее выраженные, чем у кандид, процессы: а) относительно слабые рост и биопленкообразование в несмешанных культурах (в том числе с учетом вклада биопленок боковых поверхностей лунок), различия между которыми усиливались в присутствии кандид;

б) выявлялся штамм L1 с высоким уровнем стартового роста, слабой обратимой аутоагрегацией в ассоциаты и низким биопленкообразованием (L1 как потенциальный антимикотик раннего действия до образования кандидами пленки;

эффективность L1 обусловлена в том числе выраженной рассасы вающей ассоциаты активностью);

в) L3 и L4 демонстрировали устойчивые рост и биопленкообразо вание, независимо от присутствия кандид (L3 и L4 как потенциальные антимикотики с более поздним действием в составе гетероассоциатных грибково-лактобациллярных биопленок;

эффективность та ких штаммов могла быть обусловлена в том числе синергическим и каскадным действием секрети руемых лактобациллами [оценка как продуцентов] пробиотических узнающих молекул, в том числе лектинов/адгезинов против кандид);

в) некоторые из серединных штаммов в рядах исходно, по-видимому, находились в ассоциатных состо яниях (что задерживало старт нормального роста до 72 и более часов), для диссоциации которых требует ся индивидуальный (штамм-зависимый) лаг-период (самостоятельная штамм-зависимая количественная характеристика) для последующих быстрого роста, реассоциации и биопленкообразования (в диссоциа ции микробных клеток и их демаскирования/истончения стенки/дедифференцировки, необходимой для эффективного роста, принимают участие гидролазы окружающей среды, в том числе собственные ми кробные ферменты: протеиназы, эстеразы, амидазы, прочие пептидогликан-гидролазы).

Выводы. Предложен алгоритм оценки модулирования роста и биопленкообразования в модель ной антагонистической паре микробиоценозов биотопа. Характеризующие биотоп паттерны рядов ранжирования взаимодействующих микробиоценозов (не ограниченных по числу входящих в них штаммов) позволяют проводить прогностическую (вклад штамма или штаммов) и диагностическую (возможности сдвигов биотопного баланса) оценку состояния биотопа и выявлять лидерные штаммы коммуникаторы. Такие штаммы перспективны как доставочные организаторы микробиоценозов в ор ганизме человека, ингредиенты синбиотических консорциумов. Результаты указывают на последо вательность этапов в растущих микрокультурах (смешанных или нет): исходные ассоциаты (могут отсутствовать) – диссоциация (роль гидролаз) – рост (модуляция) – реассоциация (обратимая) – био пленкообразование на субстрате (гидрофобном, адгезивном матриксе, слое клеток, другом).

ФЛАВИВИРУСЫ. ГЕНЕТИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ, МОЛЕКУЛЯРНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ И ФИЛОГЕОГРАФИЯ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИИ В. Б. Локтев 1, С. Н. Коновалова 1, Ю. В. Кононова 1, Н. Л. Тупота 1, Е. В. Протопопова 1, В. А. Терновой 1, Е. В. Чаусов 1, Е. Л. Субботина 1, Т. П. Микрюкова 1, И. В. Корабельников 2, Г. Н. Леонова 3, Н. С. Москвитина ФБУН Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор», Кольцово Новосибирской обл.;

2 ФГУП «Дезинфекция», г. Сыктывкар» Роспотребнадзора, Республика Коми;

3 Институт эпидемиологии и микробиологии СО РАМН, Владивосток;

4 Национальный исследовательский Томский государственный университет, Томск, Россия В последние годы было зарегистрировано появление более 38 новых инфекционных заболеваний, вызываемых различными инфекционными агентами. Вирусы семейства флавивирусов (Flaviviridae, Flaviviruses) не стали исключением из этого правила. Эта группа вирусов сегодня включает в себя около 80 различных представителей, большинство из которых передаются от членистоногих к тепло кровным. Многие флавивирусы способны вызывать заболевания у людей. Наиболее значимые для человека флавивирусные инфекции связаны с вирусами денге, желтой лихорадки, японского энцефа лита, Западного Нила и клещевого энцефалита.

Вирус клещевого энцефалита (ВКЭ) является прототипным представителем одноименной се рогруппы вирусов. Выделяют три основных варианта ВКЭ: дальневосточный, европейский (запад ный) и сибирский. Гомология нуклеотидной последовательности между генотипами ВКЭ составляет 80–85%. Основным переносчиком ВКЭ являются клещи Ixodes persulcatus и I. ricinus. Заболеваемость клещевым энцефалитом регистрируется более чем в 25 европейских странах и 7 азиатских странах.

Одна из основных гипотез распространения ВКЭ состоит в том, что они распространялись в западном направлении по Евро-Азиатскому континенту в течение приблизительно 2000 последних лет. Однако сегодня известны многочисленные свидетельства циркулирования штаммов дальневосточного субтипа ВКЭ на территории Европы и Сибири. В 1999 г. было зарегистрировано появление необычных вариан тов ВКЭ дальневосточного генотипа в Новосибирской области, вызвавших летальные геморрагические формы заболевания. В 2004 г. был выделен новый высоко патогенный изолят Глубинное/2004 ВКЭ. Фи логенетический анализ показал, что штамм Глубинное/2004 образует отдельную новую ветвь внутри дальневосточного генотипа ВКЭ. В 2006 г. новый штамм вируса Повассан (Partizansk/2006) был изо лирован от инфицированного пациента в Приморском крае. Сравнительный анализ полногеномных последовательностей штаммов Spassk-9 (1975), Nadezdinsk-1991 и Partizansk/2006 вируса Повассан по казал, что они имеют гомологию в 99,8% со штаммом LB, который был изолирован в Канаде в 1958 г.

Для проведения более полного филогенетического анализа и оценки скорости эволюции вируса клещевого энцефалита (ВКЭ) и вируса Повассан (ВП), которые активно циркулируют в природных очагах на территории России, было использовано 47 нуклеотидных последовательностей, кодирую щих фрагмент белка Е ВКЭ, и 17 последовательностей, кодирующих белок NS5 ВП. Было установ лено, что скорость накопления нуклеотидных замен для последовательности, кодирующей белок E ВКЭ, составила приблизительно 1,4х10–4, а для NS5 ВП – 5,4х10–5 замен на сайт в год. Отношения частот несинонимичных нуклеотидных замен к синонимичным заменам (dN/dS) для исследованных последовательностей составляло 0,049 для ВКЭ и 0,098 для ВП. Максимальное значение dN/dS состав ляло 0,201–0,220 для некоторых подкластеров российских и канадских штаммов ВП, а минимальное – 0,024 для дальневосточного генотипа ВКЭ, кластер российских и китайских штаммов ВКЭ. Оценка временных интервалов эволюционных событий, связанных с этими вирусами, показала, что европей ский подтип ВКЭ дивергировал от общего предшественника ВКЭ приблизительно 2750 лет назад, а сибирский и дальневосточный подтипы возникли около 2250 лет назад. ВП попал на территорию Приморского края России всего около 70 лет назад и оказался филогенетически наиболее близко свя зан с канадскими штаммами ВП. Совпадение времени дивергенции основных геновариантов ВКЭ и ВП с известными историческими периодами потепления и похолодания позволяет высказать гипо тезу, что резкие изменения климата служили важнейшим фактором эволюции флавивирусов в течение последних тысячелетий.

Многолетний мониторинг ВКЭ в Томске и его пригородах позволил сформировать коллекцию вирус ных РНК, изолированных от индивидуальных клещей I. persulcatus и I. pavlovskyi. Анализ 5’-конца ви русного генома выявил циркуляцию дальневосточного генотипа (27,8%) и сибирского генотипа (72,2%) ВКЭ, причем в пригородных очагах доминировал сибирский генотип ВКЭ, a в городских биотопах доля дальневосточного генотипа возрастала почти до 50%. Выявленные последовательности были генетически разнообразны и кластеризовались в несколько геногрупп. Степень дивергенции изолятов говорит о доста точно длительном времени эволюции ВКЭ в пределах исследованных Томских биотопов. Исследование генетического разнообразия вируса клещевого энцефалита в иксодовых клещах, собранных на террито рии Республики Коми, позволило провести генотипирование 16 вариантов ВКЭ в гомогенатах клещей на основе анализа нуклеотидной последовательности 5-нетраслируемой области (5-НТО) ВКЭ. Геноти пирование показало, что 3 варианта могут быть отнесены к сибирскому генотипу ВКЭ, а остальные 13 ва риантов ВКЭ представлены высоко патогенным дальневосточным генотипом ВКЭ. Нуклеотидная после довательность 5-НТО генома ВКЭ оказалась весьма изменчива. Вариабельность для элемента А1 5-НТО наблюдалась во всех исследованных образцах (100%), а для элементов С1, В2, CS B – в более чем 50%.

При этом некоторые элементы 5-НТО оставались полностью консервативными. Компьютерное модели рование конформации района 5-НТО генома ВКЭ указывает на существенные изменения пространствен ной структуры РНК этого района вирусного генома в клещах I. persulcatus. Полученные данные под тверждают гипотезу, что вариабельность 5-НТО генома ВКЭ может иметь принципиальное значение для обеспечения эффективной репликации ВКЭ в организме хозяина.

Вирус Западного Нила (ВЗН) – член антигенного комплекса вируса японского энцефалита (ВЯЭ), является возбудителем лихорадки Западного Нила. В 1999 г. ВЗН был впервые обнаружен в США, и далее он распространился практически по всем странам Центральной Америки, а в 2006 г. был об наружен на территории Аргентины. В южных районах России в 1999 г. также была зарегистрирована большая вспышка лихорадки Западного Нила. Чуть позднее было впервые показано, что ВЗН цирку лирует на юге Западной Сибири. Практически одновременно в Новосибирской области были впервые зарегистрированы три случая лихорадки Западного Нила у человека. Исследование полевых образцов свидетельствует, что ВЗН не ограничился Сибирским регионом и проник на юг Приморского края России. Генотипирование ВЗН показало, что столь быстрое распространение вируса связано с геноти пом Ia ВЗН. По всей вероятности, ВЗН Ia генотипа из района Каспийского моря быстро распростра нился на территорию южных районов Азиатской части России, вплоть до Тихого океана.


Мониторинг ВЗН в Томске и его пригородах позволил впервые обнаружить маркеры данного за болевания на этой территории. По данным ОТ-ПЦР и иммуноферментного анализа с использованием моноклональных антител против белка Е ВЗН, была обнаружена вирусная РНК и вирусный антиген у I. pavlovskyi и I. persulcatus как в городских, так и в пригородных биотопах. Уровень клещей, инфи цированных ВЗН, колебался от 0 до 11,7%. Определение нуклеотидной последовательности фрагмен та гена белка Е ВЗН позволило отнести выделенные фрагменты кДНК к генотипу Ia ВЗН, а именно к штаммам, сходным с Волгоградским штаммом LEIV–Vlg99–27889-human ВЗН.

Исследование 68 нуклеотидных последовательностей ВЗН с применением методологии молекуляр ных часов показало, что на территории европейской части России циркулируют 1, 2 и 4 генотипы ВЗН с расчетным временем дивергенции от общего предшественника около 2360, 2800 и 5950 лет соот ветственно. Соотношение частот несинонимичных замен (dN) к синонимичным (dS) может колебаться в пределах 0,022–0,275 для отдельных штаммов ВЗН, сгруппированных по географическому и/или филогенетическому признакам. Наиболее высокие значения соотношения dN/dS были обнаружены для современных изолятов ВЗН в России и Северной Америке, которые интродуцировались в новые при родные биоценозы этих регионов в течение последних 14 лет. Оценка dN/dS для вида ВЗН показывает, что показатели внутривидовой изменчивости dN/dS могут быть использованы для оценки наличия ускоренной эволюции новых изолятов ВЗН. Все это подтверждает гипотезу о сложившихся благопри ятных условиях для широкого распространения и быстрой эволюции различных генотипов ВЗН, воз никших от 2 до 6 тысяч лет назад, в современных природно-климатических условиях.

Для изучения роли диких птиц в распространении вируса клещевого энцефалита мы исследова ли случайно отловленных диких птиц и иксодовых клещей, снятых с птиц в Томске и его пригоро дах. Были проанализированы птицы более 60 видов, в которых были обнаружены клещи I. pavlovskyi, I. persulcatus и I. plumbeus. Индекс обилия клещей для дрозда-рябинника (Turdus pilaris) составлял 5,73 клеща/птицу, а для лесного конька (Anthus trivialis) – 13,25 клещей/птицу. Маркеры ВКЭ были обнаружены у 9,8% клещей I. persulcatus, 4,7% I. pavlovskyi и 4,2% I. plumbeus. В пробах от птиц также были найдены маркеры ВКЭ клещей (9,7% ПЦР положительных проб и 22,8% – ИФА) и выделено два штамма ВКЭ дальневосточного генотипа. Генотипирование других ПЦР-изолятов также подтвердило доминирование дальневосточного генотипа ВКЭ. Наши данные показывают, что дикие птицы явля ются основным вектором для быстрого распространения ВКЭ, инфицированных иксодовых клещей и возможно других клещевых инфекций на большие расстояния.

Описанное выше изменение ареала распространения высоко патогенных для человека РНК содержащих вирусов и появление их новых генетических вариантов флавивирусов стало реальным фактом. Новые геноварианты флавивирусов внедряются в природные экосистемы новых регионов, формируют новые природные очаги инфекционных заболеваний. Возможность переноса этих вирусов перелетными птицами, их способность реплицироваться в новых видах млекопитающих, птиц и на секомых, их высокая генетическая изменчивость, легкая адаптация к новым природным условиям обе спечивают формирование новых природных очагов вирусных инфекционных заболеваний, в которые вовлекается и проживающее на этой территории население.

ДИСБИОЗ НОСОГЛОТКИ, ФАКТОРЫ, ЕГО РЕГЛАМЕНТИРУЮЩИЕ, КАК ПРЕДПОСЫЛКА К ЭПИДЕМИЧЕСКОМУ НЕБЛАГОПОЛУЧИЮ В ПЕРИОД АДАПТАЦИИ НОВОБРАНЦЕВ К ВОИНСКОЙ СЛУЖБЕ В.А. Никифоров1, Т.Г. Щербатюк2, Е.В. Беляева1, Г.Б. Ермолина1, В.В. Кичикова1, Е.В. Борискина1, А.А. Куроптев ФБУН «Нижегородский НИИ эпидемиологии и микробиологии им. академика И.Н. Блохиной» Роспотребнадзора, Нижний Новгород;

ГБОУ Нижегородская государственная медицинская академия Минздрава России, Нижний Новгород, Россия Актуальность. Ретроспективный анализ заболеваемости военнослужащих срочной службы свиде тельствует о наличии вспышек ОРЗ, особенно в период формирования организованного коллектива, причины которых далеки от понимания.

Цель работы: изучить особенности микроэкологии носоглотки и факторы риска, способствующие формированию дисбиотических нарушений в системе мукозальной микробиоты, у новобранцев, при званных на службу из разных регионов России в одну из воинских частей, дислоцированных на терри тории Н. Новгорода, в первые месяцы адаптационного периода.

Материалы и методы. Были исследованы качественный и количественный состав микрофлоры слизистой носоглотки. В качестве биосубстратов также были исследованы ротовая жидкость и кровь.

Состояние мукосаливарного иммунитета оценивали по детекции в слюне sIgA, лизоцима, про- и про тивовоспалительных цитокинов (IFN и IL-10), определяли сдвиги в системе липопероксидации, уро вень эндогенной интоксикации, функциональную активность В-лимфоцитарного иммунитета оцени вали по синтезу IgG, IgM, IgA и их способности реагировать на антигенный стимул, возникающий в процессе контаминации слизистой носоглотки условно-патогенными микроорганизмами (УПМ).

Результаты исследования. Индигенная микрофлора носоглотки обследованных лиц была пред ставлена сообществом стрептококков и нейссерий. У части военнослужащих регистрировали выде ление УПМ – Haemophilus inuenzae, H. parainuenzae, H. haemolyticus, Streptococcus pneumoniae, S.

pyogenes, Staphylococcus aureus, S. epidermidis. Соотношение и количество биоциантов в носоглоточ ном отделяемом позволили выявить наличие 4 степеней дисбиоза. При I степени дисбиоза домини ровали представители индигенной микрофлоры (до 6–7 lg КОЕ/тампон, УПМ – 3–4 lg КОЕ/тампон), при II – повышение количества факультативно-анаэробных УПМ до 4–5 lg КОЕ/тампон и регистрация вирулентных вариантов УПМ, при III – значительное нарастание прочих УПМ и количества вирулент ных до 6–8 lg КОЕ/тампон. У лиц с выраженными дисбиотическими нарушениями (II и III степени) констатировали наличие дефектов в системе мукозального иммунитета, когда на фоне усиленной се креции иммунокомпетентными клетками провоспалительных цитокинов и инертности противовоспа лительных наблюдали сдвиг цитокинового баланса в сторону первых, который сочетался со снижен ными уровнями лизоцима и sIgA.

Формирование дисбиотических нарушений сопровождалось нарастанием синдрома эндогенной интоксикации и усилением процессов липопероксидации.

Изучение иммунограмм позволило констатировать, что в процессе колонизации слизистой носо глотки УПМ макроорганизм был в состоянии, адекватно реагировавшем не только на качественное, но и количественное изменение микробиоты. Так, титры сывороточных IgA характеризовались тен денцией к повышению при дисбиозе I степени и снижением при III степени дисбиоза. Присутствие на слизистой носоглотки S. aureus, H. inuenzae, S. pneumoniae не сопровождалось изменением коли чества IgA, а при детекции в составе микрофлоры H. haemolyticus наблюдалось повышение его содер жания. Незначительное увеличение уровня IgM регистрировалось при персистенции на слизистой но соглотки S. aureus, H. inuenzae, что подчеркивало их роль в провоцировании острого воспалительного процесса. Присутствие в микробиологическом пейзаже S. pyogenes и S. aureus сопрягалось с повышен ным уровнем IgG, что подчеркивало их роль в развитии хронического процесса полости носоглотки.

Обращает на себя внимание тот факт, что выявленные нарушения в системе мукозального имму нитета, оксидантного статуса наиболее характерны для новобранцев, «казарменный стаж» которых составлял 1 месяц. В дальнейшем у части военнослужащих, по-видимому, в результате реализации адаптационных возможностей макроорганизма наблюдалась их нормализация.

Таким образом, все выше изложенные факты, по всей вероятности, облегчают контаминацию сли зистых оболочек новобранцев более агрессивными патогенами, к примеру, аденовирусами, герпес вирусами, вирусами гриппа и малых простудных инфекций, а также возбудителями внебольничных пневмоний, менингококковой инфекции. Возникшие в этой ситуации очаги инфекции при активации аэрогенного механизма заражения в условиях организованного коллектива будут способствовать фор мированию эпидемического неблагополучия, которое будет проявляться случаями спорадической и вспышечной заболеваемости. Поэтому в этот экстремальный период военнослужащие должны по лучать адресную профилактику в виде комплексных препаратов, обладающих иммуномодулирующим действием и надежно перекрывающих потребности организма в антиоксидантах и витаминах. Помимо того, считаем необходимым в период адаптации новобранцев к воинской службе рекомендовать орга низацию медицинского наблюдения с целью активного выявления лиц, страдающих острыми и хрони ческими воспалительными заболеваниями носоглотки, и проведение санирующих мероприятий.

Кроме того, функциональная состоятельность В-лимфоцитарного иммунитета является информа тивно прогностически значимым тестом в определении целесообразности проведения упреждающей иммунизации контингентов с высоким риском возникновения эпидемических ситуаций, а воинские коллективы по сути таковыми и являются.

О РОЛИ ГЕРПЕСВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИИ В РАЗВИТИИ КАРДИОЛОГИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ А.П. Порываева1, Н.Н. Александрова1, Т.С. Некрасова2, Н.П. Глинских ФБУН «Екатеринбургский НИИ вирусных инфекций» Роспотребнадзора, Екатеринбург;

ОГУЗ «Областной кожно-венерологический диспансер» Министерства здравоохранения Свердловской области, Екатеринбург, Россия При целом ряде патологических состояний в организме человека происходит активация герпесви русных инфекций (ГВИ). При этом клинические проявления ГВИ обычно расцениваются как проявле ния основного заболевания.

Целью нашего исследования было изучение клинико-иммунологических особенностей течения ГВИ у пациентов с затяжным течением заболевания сердца (перикардит, миокардит) – 15 человек. Ди агноз ГВИ у этих больных был установлен по результатам комплексного лабораторного исследования:

ДНК вируса простого герпеса (ВПГ) выявлена в крови методом ПЦР у 10 человек;

антиген ВПГ мето дом иммунофлюоресценции обнаружен в клетках осадка мочи у 7;

в парных сыворотках крови наблю далась сероконверсия IgG к ВПГ с авидностью 59,7±0,2% у 15;

у 4-х пациентов вирус выделен на кле точной культуре. Герпетическая инфекция у пациентов не имела клинически выраженной картины, хотя наблюдались стойкие вегетативные расстройства: общая слабость, мышечные и неврологические боли на фоне субфебрильной температуры. У всех 15 пациентов выявлены следующие изменения им мунологического статуса: снижение относительного и абсолютного числа Т-лимфоцитов (53,7±1,1% и 1,3±0,3х10 9/л соответственно), относительного числа СD4+ (23,7±0,3%), стимулированного НСТ теста (34,7±0,3%);

увеличение уровня ЦИК (до 92,1 Ед), концентрации IgG до 16,1 г/л, относительного содержания СD8+ (25,4±0,24). У всех пациентов было выявлено повышение СОЭ до 13,1±0,3 мм. Эти изменения свидетельствуют об иммунологическом дисбалансе, обусловленном реактивацией ГВИ, и отражают аутоиммунные процессы при основном заболевании.

Полученные данные позволяют предположить, что затяжное течение основного заболевания с фор мированием осложнений у больных с перикардитами и миокардитами связано с рецидивами ГВИ, которые протекают в бессимптомной форме. В связи с этим очевидно, что наличие симптоматики острого воспаления при заболеваниях сердца указывает на необходимость проведения комплексной диагностики по выявлению ГВИ и назначения антивирусной терапии с обязательным контрольным наблюдением за пациентами.

РАЗРАБОТКА МЕТОДОВ КОЛИЧЕСТВЕННОЙ ОЦЕНКИ ПАНДЕМИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА ИЗОЛЯТОВ ВИРУСА ГРИППА А.Б. Рыжиков1, О.Г. Пьянкова1, Т.Н. Ильичева1, О.В. Пьянков1, А.В. Зайковская1, Н.В. Данильченко1, А.С. Гудымо1, О.Г. Курская1, А.Г. Дурыманов1, И.И. Козлова2, В.Л. Тебенькова2, В.Н. Михеев1, А.Н. Сергеев ФБУН Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор», Кольцово Новосибирской обл.;

2ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Ханты-Мансийском авто номном округе», Ханты-Мансийск, Россия Понятие пандемического потенциала вируса гриппа до сих пор строго не определено. ВОЗ считает, что пандемия гриппа возникает, когда совпадают два ключевых фактора: возникает вирус со способно стью передаваться от человека к человеку и среди людей иммунитет к новому вирусу или отсутствует, или очень ослаблен. Более подробный инструментарий для оценки риска пандемии гриппа (IRAT) раз работан в CDC. Мы разрабатываем алгоритм количественной оценки пандемического потенциала, ко торый содержит три из десяти IRAT факторов – (1) трансмиссивность среди лабораторных животных, (2) связывание с рецепторами клеток дыхательного тракта человека и (3) популяционный иммунитет.

Метод количественной оценки связывания вируса с рецепторами клеток дыхательного тракта, осно ванный на использовании уравнения инфекционности с учетом аффинности связи вируса с клеткой мишенью, показывает наличие оптимального значения аффинности связи, при которой инфекцион ность достигает максимума. Метод количественной оценки трансмиссивности вируса гриппа основан на возможности измерить на модельных животных (1) концентрацию вируса гриппа в смыве из носа инфицированного животного и (2) величину респираторной ИД50. Количественная оценка популяцион ного иммунитета обычно проводится по результатам серомониторинга путем расчета доли положитель ных сывороток к изучаемому вирусному штамму. Измерение трансмиссивности проводили для трех разных штаммов с предположительно отличающейся трансмиссивностью – A/KMAO/81/2013 (H1N1) pdm09, A/common gull/Chany/P/2006 (H5N1) и A/Anhui/1/2013 (H7N9). Морских свинок инфицировали интраназально или аэрогенно. По наличию вируса в смыве носовой полости определяли величину ре спираторной ИД50 для морских свинок для каждого из трех штаммов. Также измеряли концентрацию вируса гриппа в смыве из носовой полости морской свинки, которая для разных штаммов отличалась не только величиной, но и длительностью обнаружения вируса в смыве. Через две недели после инфи цирования в сыворотке морских свинок измеряли в РТГА уровень антител, наличие которых позволяло дополнительно оценить долю инфицированных животных. По результатам измерений респираторной ИД50 и концентрации вируса гриппа в смыве проводили оценку трансмиссивности штаммов. Получен ный количественный критерий позволяет ранжировать штаммы по их контагиозности и использовать эти экспериментальные результаты для оценки пандемического потенциала вируса гриппа.

ИЗУЧЕНИЕ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ ЖИВОТНЫХ И ПЕРВИЧНЫХ КУЛЬТУР КЛЕТОК-МИШЕНЕЙ К ОСОБО ОПАСНЫМ ОРТОПОКСВИРУСАМ Ал.А. Сергеев, А.С. Кабанов, Л.Е. Булычев, О.В. Пьянков, Ар.А. Сергеев, С.А. Боднев, Д.О. Горбатовская, А.С. Замедянская, Л.Н. Шишкина, А.П. Агафонов, А.Н. Сергеев ФБУН Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор», Кольцово Новосибирской обл., Россия Несмотря на то, что прошло более 30 лет с тех пор, как была успешно завершена программа гло бальной ликвидации оспы на Земле, актуальность проблемы разработки лекарственных препаратов против ортопоксвирусных инфекций продолжает сохраняться и по настоящее время. Это обусловле но, как минимум, тремя обстоятельствами: существующей вероятностью повторного возникновения вспышек натуральной оспы (например, в результате актов биотерроризма [2], при археологических раскопках в мерзлотных грунтах, где данный патоген может сохраняться длительное время);

регуляр ным появлением вспышек других ортопоксвирусных инфекций среди людей и животных;

отсутствием у большей части людей специфического иммунитета против возбудителей рода Orthopoxvirus из-за прекратившейся с 1980 г. вакцинации против оспы. Для успешного противостояния этим актуальным угрозам необходимы новые безопасные и высокоэффективные лечебные и профилактические препара ты. Однако разработка таких препаратов затруднена в связи с отсутствием возможности клинического изучения эффективности их противооспенного действия. Единственным подходом, позволяющим оце нить эффективность действия таких препаратов, может быть использование чувствительных к особо опасным ортопоксвирусам животных. Разработка адекватных моделей ортопоксвирусных инфекций у животных является одной из важнейших задач на пути создания высокоэффективных противооспен ных препаратов [1].

Параметры развития инфекционного процесса (заболевания) в организме инфицированных особо опасными ортопоксвирусами животных должны быть приближены к заболеванию человека, только в этом случае существует возможность прогнозирования эффективности противооспенных препара тов для человека. В этой связи изучение параметров и особенностей развития инфекционного процесса в организме животных является крайне актуальной задачей, необходимой для разработки адекватных моделей ортопоксвирусных инфекций.

Целью данной работы являлось изучение чувствительности животных и первичных культур клеток мишеней к особо опасным ортопоксвирусам, а также диссеминации вируса оспы обезьян в организме животных.

Все эксперименты были проведены в лаборатории с максимальным уровнем биологической защи ты (BSL-4) с использованием изолирующих пневмокостюмов на базе ФБУН ГНЦ ВБ «Вектор».

В работе использовали Центрально-Африканский штамм вируса оспы обезьян (ВОО) V79–1-005 и штамм вируса натуральной оспы (ВНО) Ind-3a, полученные из Государственной кол лекции возбудителей вирусных инфекций и риккетсиозов ФБУН ГНЦ ВБ «Вектор». Диссеминацию вируса в организме изучали у 8–10-суточных разнополых аутбредных мышей линии ICR (массой тела 7–9 г), полученных из питомника ФБУН ГНЦ ВБ «Вектор» и 1–2-летних сурков породы Байбак (массой тела 3–4 кг), полученных из Пушкинского питомника Московской области. Для изучения динамики на копления ВОО в органах и тканях (клетки крови, сыворотка крови, носовая перегородка со слизистой, головной мозг, трахея, бифуркационные лимфоузлы, легкие, печень, селезенка, поджелудочная железа, двенадцатиперстная кишка и почки) было взято по 1–4 животных на каждую временную точку: 2, 5, 7, 9, 12 и 14 сут после заражения (п/з).

Эксперименты по определению чувствительности клеток-мишеней к ВНО проводили при исполь зовании первичных суспензионных культур легочных клеток (ПСКЛК) 1–2-летних сурков породы Бай бак, 8–10-суточных мышей линии ICR и 1–2-дневных кур кросса Highsex white. Для получения ПСКЛК животных измельченные ткани легких инкубировали в среде RPMI-1640 с трипсином (0,1%) и ДНК азой (2 мкг/мл). После инактивации трипсина клеточную суспензию освобождали от клеток крови путем центрифугирования на градиенте фиколла с последующей отмывкой. Для оценки чувствитель ности клеток-мишеней к ВНО образцы ПСКЛК в пробирках инфицировали разными дозами ВНО и инкубировали в течение 2 сут, а затем определяли наличие или отсутствие, а также концентрацию вируса в образцах. На основании полученных данных рассчитывали 50%-ную клеточную инфицирую щую дозу (КИД50) вируса, нормированную на 1 млн. клеток ПСКЛК, для каждого вида животных.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.