авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЭРМИТАЖ

TRANSACTIONS OF THE STATE HERMITAGE MUSEUM

L

MUSEUMS OF THE 21st CENTURY

RESTORATION, RECONSTRUCTION,

RENOVATION

Proceeding of the International Conference

20–22 October 2008

St. Petersburg

The State Hermitage Publishers

2010

ТРУДЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЭРМИТАЖА

L

МУЗЕИ МИРА В XXI ВЕКЕ:

РЕКОНСТРУКЦИЯ, РЕСТАВРАЦИЯ, РЕЭКСПОЗИЦИЯ Материалы Международной конференции 20–22 октября 2008 года Санкт-Петербург Издательство Государственного Эрмитажа 2010 УДК 006.90«20»(06) ББК (Щ)85.14 Т78 Печатается по решению Редакционно-издательского совета Государственного Эрмитажа Конференция организована при участии Института ПРО АРТЕ и студии АМО/ОМА и при поддержке Генерального консульства США в Санкт-Петербурге, Генерального консульства Республики Германия в Санкт-Петербурге, Голландского института в Санкт-Петербурге, ООО «Ликеон – музейные концепции и проекты», а также Фонда Форда и Фонда поддержки путешествий для Центральной и Восточной Европы Джо Кароль и Рональда С. Лоудера Научный редактор А. А. Трофимова Труды Государственного Эрмитажа. [T.] 50 : Музеи мира в XXI веке: реконструкция, Т78 реставрация, реэкспозиция (20.10.2008–22.10.2008) : материалы Международной конфе ренции / науч. ред. А. А. Трофимова ;

Государственный Эрмитаж. – СПб.: Изд-во Гос.

Эрмитажа, 2010. – 190 с. : ил.

ISBN 978-5-93572-392- Сборник материалов конференции, прошедшей в Государственном Эрмитаже, посвящен одной из самых актуальных тем музейной жизни в конце XX – начале XXI века: реконструкции музейного пространства, расширению музеев, реставрации и реэкспозиции. Участниками конференции ста ли представители крупнейших музеев мира: Метрополитен-музея, Виллы Гетти, Государственных музеев Берлина, венского Музея истории искусств, мюнхенской Глиптотеки, МоМА, Нового музея Акрополя в Афинах, Рейксмузеума, Филадельфийского художественного музея, Музеев Московского Кремля, Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, Государственного исторического музея, Государственного Русского музея. От каждого учреждения-участника в Эрми таж приехала группа специалистов с рассказом об основных новых проектах, концепциях, програм мах. Государственный Эрмитаж представил проект реставрации Главного штаба, мастер-план «Эр митаж-2014» (совместно со студией Рема Колхаса), а также программу реэкспозиции залов античного искусства.



УДК 006.90«20»(06) ББК (Щ)85. На обложке фото Ю. А. Молодковца © Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург, © Бранденбургский технический университет, Котбус, © Государственная Третьяковская галерея, Москва, © Государственное античное собрание и Глиптотека, Мюнхен, © Государственные музеи Берлина, © Государственный историко-культурный музей-заповедник «Московский Кремль», © Государственный исторический музей, Москва, © Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, Москва, © Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, © Метрополитен-музей, Нью-Йорк, © Музей Дж. Пола Гетти, Лос-Анджелес, © Музей истории искусств, Вена, 2010ё © Музей современного искусства (МоМА), Нью-Йорк, © Новый музей Акрополя, Афины, © Рейксмузеум, Амстердам, © Филадельфийский художественный музей, ISBN 978-5-93572-392-7 © Фонд прусского культурного наследия, Берлин, РЕСТАВРИРОВАТЬ, РЕКОНСТРУИРОВАТЬ, РАСШИРИТЬ Почти все музеи мира сегодня реставрируют свои исторические здания, реконстру ируют их, расширяют и строят новые. Это – одна из самых видных сторон мирового музейного бума.

Музеи больше, чем когда-либо, становятся градообразующими элементами как в эс тетическом, так и в экономическом плане. Более, чем когда-либо, музеи превращаются в место притяжения больших масс людей и место их эмоционального, эстетического и общественного образования. Они воспитывают чувство национального самосозна ния и достоинства, приучают людей жить в динамике диалога и взаимодействия раз личных культур.

Расширение музеев стало процессом, увлекшим как самих музейщиков, так и влас ти, и бизнес. В нем с удовольствием участвуют самые знаменитые архитекторы. Более того – музейное строительство, опять же, как никогда прежде, стало престижным жан ром архитектурного творчества. На это находятся и тратятся огромные суммы.

Реконструкции резко увеличивают количество посетителей и расширяют круг тре бований, которые предъявляют к музеям посетители. Музеи стали небольшими горо дами, в которых есть парковки, транспорт, рестораны, магазины, жилье, аудитории, театры, концертные залы, полицейские участки. Музеи создают свою этику, свою эко номику. Они служат эталоном не только высокого вкуса, но и перспектив развития.

Музеи предлагают свою модель решения многих проблем: от детской психологии до расовых отношений.

Между тем, расширение и реконструкция музеев создают немало проблем. Еще больше их видно в будущем. Огромные музеи трудно содержать и финансово, и орга низационно. Ориентация на доходы и прибыли, на туристов и светские мероприятия отнимает силы и время от просветительской, реставрационной и научной деятельности.

Рост количества посетителей не всегда адекватен росту расходов. А главное – он мало сочетается с нужным уровнем качества восприятия музейных экспонатов. Возникает ре альная возможность перехода от «храма» к «диснейленду». При этом возрастает возмож ность внешнего влияния на музей, что ослабляет его способность к принятию само стоятельных решений. Амбициозные архитекторы не всегда обуздывают свою гордыню ради лучшего представления экспонатов. Музейный дизайн и архитектура пространства могут противоречить друг другу.





Сегодняшнее развитие музеев решает их вчерашние проблемы, но создает им проб лемы будущего. Это – реальная природа вещей. Ее и собрались обсудить в Эрмитаже представители лучших и самых динамичных музеев мира. Музейное сообщество едино и привыкло сверять свой опыт друг с другом, помогать друг другу и друг друга учить на собственном опыте.

Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа, президент Союза музеев России Д-р ист. наук Михаил Борисович Пиотровский, профессор, директор Государственного Эрмитажа ИЗМЕНЯЯ ПРОСТРАНСТВО. «БОЛЬШОЙ ЭРМИТАЖ»

У многих проектов реконструкции музеев сегодня есть две внутренние слабости. Все они построены, как правило, на принципе пространственного расширения. Обычно его необходимость обосновывается обилием коллекций и невозможностью их все по казать. Этот аргумент хорошо действует на правительства и спонсоров. Однако в ходе реализации проектов часто оказывается, что на самом деле коллекции не так уж велики и не так уж обильны на экспонаты, достойные тех, которыми уже славится музей. Тог да начинаются споры с другими музеями об исторической принадлежности собраний, лихорадочные поиски новых дарений и чрезмерное развитие инфраструктуры досуга – ресторанов, кафе, концертных площадок и кинозалов.

Прямолинейное расширение также резко увеличивает расходы на содержание музея.

Новые корпуса оснащаются новейшими технологиями, что требует многих людей для обслуживания, большого количества дополнительной энергии и т. д. Между тем чис ло посетителей обычно возрастает в совсем другой пропорции, не так быстро. Если на строительство новых корпусов, используя имена знаменитых архитекторов, собрать деньги относительно просто, то найти средства на содержание зданий и обычные ком мунальные услуги крайне трудно.

Лучшие музеи находят различные способы преодоления этих опасностей. Одной из попыток является гибкая и динамичная концепция «Большой Эрмитаж», лежащая в основе развития нашего музея последние десять лет и рассчитанная еще лет на де сять. Название подчеркивает аналогию с понятиями «Большая Москва» или «Большой Лондон», то есть – «город и его окрестности». «Большой Эрмитаж» – это основной комплекс зданий музея, сочетающийся с различными другими формами представления коллекций публике. Это именно концепция, на основе которой создаются конкретные проекты.

Основной задачей при этом является резкое увеличение доступности наших (дей ствительно весьма обширных) собраний. Многое заслуживает постоянного места в экспозиции, но при этом необходимо соблюдать разные виды иерархии и степеней доступности. Описать концепцию «Большой Эрмитаж» можно как систему концентри ческих кругов.

Первый круг, или ядро, – основной комплекс зданий и экспозиций Эрмитажа. В нем происходят серьезные количественные и качественные изменения. С освоением М. Б. ПИОТРОВСКИЙ Восточного крыла здания Главного штаба музей получает новые галереи и целое но вое пространство, куда переедут коллекции XIX и XX веков. Там будет галерея памя ти Щукина и Морозова, специальные залы для современного и экспериментального искусства.

В связи с этим происходят серьезные пространственные изменения. С перенесени ем главного входа музея на Дворцовую площадь и включением в комплекс Восточно го крыла Главного штаба, триумфальной арки и Александровской колонны музейный комплекс из вытянутой вдоль Невы линии превращается в неполный круг, обнимаю щий Дворцовую площадь. Она становится преддверием музея, а музей – ее неотъем лемой частью. Жизнь площади регулируется музейными и дворцовыми традициями.

Триумфальная арка, Александровская колонна, Александровский зал Зимнего дворца, Военная галерея – уникальный и звучный памятник победе России в войне 1812 года.

Это все начинает звучать с новой силой и подчеркивает роль Эрмитажа как памятника и символа русской государственности.

Одновременно вход с площади создает другую пространственную игру. Дворцовый вход и дворцовая лестница ведут далее ввысь и вглубь: в музейные залы. Изменение экспозиций и реставрация парадных залов создает иные возможности и ставит новые задачи в оформлении диалога архитектуры, искусства, истории и внешних пространств, включая виды из окон. Уникальная динамика движения от Георгиевского зала к Ремб рандту и вверх – к Матиссу, Кандинскому и Малевичу – должна быть как-то сохранена даже после перемещения произведений нового искусства в Главный штаб.

Освоение Дворцовой площади позволяет ввести некую дифференциацию эрмитаж ного пространства. Зимний дворец особо выделяет имперскую историю России, Малый Эрмитаж становится местом больших временных выставок (с преобразованием Манежа и Каретного сарая), Старый и Новый Эрмитаж – по преимуществу остаются галереей искусств, театр и дворы – место концертов и представлений. Главный штаб – память об имперских министерствах и одновременно – лаборатория для музейных экспериментов в области нового искусства.

Важнейшей функцией ядра является представление «ротационных» выставок, на ко торых в специальном контексте временно показываются и акцентируются предметы из фондов музея. Это – повышение степени доступности коллекций и одновременно – важный динамический элемент музейной жизни.

В перспективе для публики будут открыты проходы вдоль Малого Эрмитажа с Двор цовой площади на Неву и по первому этажу Главного штаба – с Дворцовой площади на Невский проспект и набережную Мойки. Сердце империи и сердце города обретают новые кровеносные потоки и новую энергию.

Второй круг – филиалы Эрмитажа в Петербурге. Это – Меншиковский дворец и Му зей Фарфорового завода. Оба отражают особые, ключевые направления эрмитажных коллекций и расширяют их. Меншиковский дворец – символ эпохи Петра, он словно воскрешает память о главном сподвижнике императора и строителе Петербурга – кня зе Меншикове. Одновременно здесь совмещаются две символические функции: с од ной стороны, это резиденция первого губернатора, с другой – носителя традиций свя зи с Голландией. Потому во дворце устраиваются различные церемонии, связанные с русско-голландскими культурными контактами. Фарфоровый завод – продолжение знаменитой эрмитажной коллекции русского, европейского и восточного фарфора.

ИЗМЕНЯЯ ПРОСТРАНСТВО. «БОЛЬШОЙ ЭРМИТАЖ»

Одновременно он является живым средством осуществления важных художествен ных и экономических связей Эрмитажа и знаменитого Императорского фарфорового завода.

Третий круг – открытое фондохранилище в Старой деревне. Это – огромный комп лекс зданий, где созданы лучшие из возможных сегодня условия для хранения, защиты и изучения экспонатов. Хранилища постепенно перебираются сюда из дворцовых зда ний. Не менее важно другое. Эти помещения приспособлены для массового организо ванного хранения произведений искусства. Тем самым решается проблема «запасников», все вещи из которых невозможно, да и не нужно экспонировать в музее. Теперь их все можно увидеть в фондохранилище, они доступны. Постепенно сюда перемещаются многие виды музейной деятельности – работа с детьми, лекции, семинары для студен тов и специалистов. Крайне важно также, что фондохранилище становится культурным центром для большого «спального» района.

Четвертый круг – специальные выставки Эрмитажа в разных музеях и выставочных залах вне Петербурга, в России и за рубежом. Они обычно состоят из предметов ос новной экспозиции и материалов запасников и тоже являются важным средством для обеспечения максимальной доступности коллекции Эрмитажа. Все эти выставки, как правило, сочетают в себе рассказ об определенном художественном или историко-куль турном явлении с рассказом об Эрмитаже, истории его формирования, русской культу ре и русской истории. Такого типа выставки создают определенный образ российской культурной истории через музейные «портреты» императоров (Петра I, Екатерины II, Александра I, Николая II), русских коллекционеров (Семенов-Тяншанского, Штигли ца, Базилевского, Щукина, Морозова), через рассказ о русской археологии и т. д. Они являются важным и гибким средством представления миру многостороннего образа России.

Пятый круг – эрмитажная инновация, так же как и открытые фонды. Речь идет о по стоянно действующих эрмитажных центрах за пределами Петербурга. В них музей ве дет выставочную, просветительскую, научную и прочую деятельность. Мы называем их «спутниками» не только для того, чтобы подчеркнуть русский приоритет. Подобно настоящим спутникам, они запускаются на орбиту, могут ее менять, могут с орбиты сходить, выполнив задание. Могут меняться содержание и характер информации, кото рая через них передается. Все эти центры содержатся за счет стран и городов, где они находятся, и являются местными юридическими лицами. Музею они приносят весьма скромный доход, но для пропаганды наших коллекций, а главное – для представления нашего взгляда и нашей интерпретации мировой культуры – они исключительно важ ны и успешны. Центр «Эрмитаж–Амстердам» превратился с годами в огромный выста вочный комплекс, дополненный еще и Детским Эрмитажем. Центр «Эрмитаж–Казань»

ведет большую выставочную и просветительскую работу, умело применяя эрмитажный опыт и традиции. Центр «Эрмитаж–Италия» в Ферраре организует научную работу русских и западных специалистов по изучению эрмитажных коллекций и координи рует всю выставочную деятельность музея в Италии. Центр «Эрмитаж–Лондон» по сле многих лет организации выставок переключился на обеспечение научной работы эрмитажных специалистов в Великобритании и на организацию событий, связанных с проектом «Эрмитаж 20/21». Центр «Эрмитаж–Гугенхайм» в Лас-Вегасе в течение семи лет преобразил «город греха», сделал выставки высокого уровня привычным явлением М. Б. ПИОТРОВСКИЙ для его гостей и жителей. Миссия выполнена. Сейчас готовится открытие выставочного центра «Эрмитаж–Выборг», где галерея будет существовать в тесном содружестве с ху дожественной школой.

Частью того же круга являются общества друзей Эрмитажа, существующие в Нидер ландах, Великобритании, США и Канаде. Их деятельность координирует Международ ный клуб друзей Эрмитажа.

Шестой круг – Интернет. Эрмитажный веб-сайт, созданный совместно с фирмой «IBM», содержит постоянно пополняющуюся цифровую библиотеку, виртуальную экскурсию по всему Эрмитажу, виртуальные выставки и Академию искусств. К нему примыкает еще и электронный магазин. Благодаря сайту резко возрастает количество людей, общающихся с Эрмитажем, что выводит его деятельность в новые простран ства. Первоначально он создавался для общения с удаленной публикой, с теми, кто не может побывать в Эрмитаже. Постепенно резко возросла роль общения с «близкой»

публикой, с теми, кто хорошо знает музей, интересуется его новостями, ходом работ по реконструкции и т. д. Более доступным становится уже и сам Эрмитаж во всем своем многообразии, а не только его собрания.

Это все вместе и есть – «Большой Эрмитаж», музей, принадлежащий всему миру.

Концепция «Большой Эрмитаж» находит свое воплощение в нескольких проектах.

Один из них – план реконструкции Восточного крыла Главного штаба, созданный петербургской «Студией 44» по заказу Всемирного банка. Другой – проект «Эрмитаж 2014» – почти философское исследование перспектив развития музея в пространстве и самого музейного пространства, создаваемое Эрмитажем совместно с роттердамской студией АМО Рема Колхаса. Наконец, это проект «Эрмитаж 20/21», призванный ввести в музей искусство второй половины XX века и искусство современное. Все это – после довательные этапы в развитии изначальной концепции, призванной, повторяю, сделать собрания Эрмитажа максимально доступными всем категориям «пользователей».

Часть I 20 октября Утреннее заседание МУЗЕЙ И ГОРОД:

МУЗЕЙНЫЙ ОСТРОВ – ГЛАВНЫЙ ШТАБ В е д у щ и е:

д-р ист. наук Михаил Борисович Пиотровский, профессор, директор Государственного Эрмитажа, Санкт-Петербург;

д-р Герман Парцингер, профессор, президент Фонда прусского культурного наследия, Берлин Д-р Герман Парцингер, профессор, президент Фонда прусского культурного наследия, Берлин ФОРУМ ГУМБОЛЬДТА ОБРЕТАЕТ ФОРМУ Год назад было решено объявить среди архитекторов конкурс на частичное вос становление Берлинского дворца для Форума Гумбольдта и предоставить средства для самого значительного в Германии начала XXI в. культурно-политического проекта.

Согласно двум постановлениям бундестага (2002 и 2003 гг.) три барочных фасада дворца и три внутренние стороны двора Шлютера необходимо воссоздать в их первоначаль ном виде, остальное же сделать современным, в том числе и четвертый фасад дворца, выходящий на Шпрее. В соответствии со второй частью постановления, нацеленной в будущее, в кубатуре дворца Форум Гумбольдта представит неевропейские культуры в совершенно новой форме.

Куда бы я ни пришел, везде на устах два музейных проекта века: регион Персид ского залива с Абу-Даби, Дубаем и Катаром, с одной стороны, и Берлин с Музейным островом и Форумом Гумбольдта – с другой. Мир смотрит на то, что мы делаем здесь, в центре нашей столицы.

К тому же правильно было бы закрыть градостроительную «дыру» в историческом центре города, чтобы снова стал возможным диалог Берлинского дворца и окружаю щих зданий (арсенала, конюшни и собора), и новизна Старого музея с его классицисти ческим обликом оказалась бы подчеркнутой расположенными напротив барочными фасадами. Также необходимо за фасадами средствами современной функциональной архитектуры обеспечить необходимую глубину и высоту пространства, что разрешит таким образом внутренние потребности Форума Гумбольдта. Кроме того, имеет смысл воссоздать во дворце некоторые исторические помещения (хотя бы как цитаты), а также Г. ПАРЦИНГЕР Панорамный вид в сторону будущего Форума Гумбольдта (фотомонтаж).

Виден Музейный остров Берлина: Музей Боде, Пергамон-музей, Старая Национальная галерея, Новый и Старый музеи Фонд прусского культурного наследия Бранденбургско-Прусскую кунсткамеру. Она была своего рода колыбелью музеев, библиотек и университета, отсюда все начиналось. В первой половине XIX в., с воз ведением Старого и – позднее – Нового музеев, от дворца был сделан шаг в сторону Музейного острова как «прибежища искусства и науки». Здесь художественные и естест веннонаучные собрания были когда-то еще объединены, и в своем микрокосме отража ли макрокосм мира. Во дворце зародился также интерес к чужому, иному в мире, здесь возникли первые этнографические коллекции, прошедшие позднее долгий путь через Новый музей в Далем. Теперь искусство и наука снова возвращаются во дворец и пол ностью захватывают его в свое владение. Какой великолепный знак!

Вильгельм фон Гумбольдт олицетворяет идейную и духовную историю Европы, Александр же был исследователем Америки и Азии. Однако оба брата выражали кос мополитический, базирующийся на осознании равноправия мировых культур взгляд на мир. Музейный остров с его уникальной презентацией искусства и культуры Европы, а также крайне важного для ее развития Ближнего Востока больше связан с Вильгель мом. Когда в Берлинском дворце разместится Форум Гумбольдта (в большей степени посвященный Александру), через него Музейный остров окажется соединенным с ис кусством и культурой Африки, Америки, Океании, Австралии и Азии. Музейный ост ров и Форум Гумбольдта при этом образуют неразделимое смысловое единство, кото рое позволит Берлину, европейской метрополии, выступить в роли нового духовного ФОРУМ ГУМБОЛЬДТА ОБРЕТАЕТ ФОРМУ Вид Форума Гумбольдта с Дворцовым мостом на переднем плане (фотомонтаж) Фонд прусского культурного наследия центра. В историческом центре города сформируется притягательная для всего мира культурная зона, вокруг которой расположится пояс других образовательных учреж дений международного уровня (таких как Государственная библиотека Берлина, Не мецкий исторический музей, Университет им. Гумбольдта, Центральная и земельная библиотека), что создает уникальный, ориентированный в будущее образовательный и научный ландшафт. Осуществляя подобный проект в самом знаковом месте страны, Германия размышляет о собственных традициях культурной нации и на них закладыва ет фундамент будущего. Это не смелый план, а великолепный жест Германии, который непременно найдет отклик в мире.

Это будущее – не просто музей во дворце. В большей степени речь идет о создании совершенно нового художественного и культурного центра, который передает знания о мировых культурах и делает понимание мира более компетентным. Идея подобна той, на основании которой в XIX в. создавался Музейный остров. Форум Гумбольдта станет Центром Помпиду XXI в. и вместе с тем еще большим, чем он.

Музеи, библиотека и университет возвращаются на место, из которого они однаж ды вышли, и будут развивать здесь идеальные формы взаимодополняющих совмест ных усилий. Фонд прусского культурного наследия с его Государственными музеями Берлина внесет свою лепту: находящиеся сегодня еще в Далеме уникальные собрания неевропейского искусства и культуры из Этнологического музея и Музея азиатского Г. ПАРЦИНГЕР искусства. Эти хранилища являются одними из самым значительных в мире, благодаря как сокровищам искусства высочайшего качества, так и этнологическим объектам. Они займут 24 000 м2, наибольшую площадь на Форуме Гумбольдта. Центральная и земель ная библиотека Берлина представит на 4000 м2 наиболее активные сферы своей работы:

танец, театр, кино, искусства и музыку, а также современную «обучающую библиотеку»

(«teaching library») для детей и подростков и обширную зону обслуживания. Третий партнер – Университет им. Гумбольдта – планирует еще на 1000 м2 презентацию своих научно-исторических собраний, а также проведение специальных научно-исследова тельских мероприятий.

Форум Гумбольдта будет развлекательным и познавательным одновременно. Он дол жен открывать новые горизонты, развивать диалог и создавать междисциплинарные подходы. При этом Форум будет включать в себя три основные составляющие: агору, мастерские знания и выставочные зоны.

Агора, расположенная на первом и подвальном этажах, является при этом централь ной входной и организационной зоной, которая будет гостеприимно встречать посе тителя. Эта распределительная платформа позволяет принять в день до 15 000 человек, которые смогут здесь быстро сориентироваться и на примере избранных экспонатов подготовиться к центральным темам экспозиций. Здесь они соприкоснутся с многооб разием мировых культур и форм их проявления. Многофункциональные помещения, позволяющие развивать новые формы междисциплинарности, предусмотрены для ме роприятий из области театра, кино, музыки и перформанса. Расположенные дальше пространства дадут возможность показать новейшие течения современного искусства Африки, Америки или Азии. Здесь же разместятся музейные магазины. Кафе и рестора ны также позволяют приятно провести время и являются стандартной услугой больших музейных комплексов во всем мире.

Агора станет также местом для дискуссий в области науки, культуры и политики, в ходе которых на высоком уровне будут обсуждаться важные общественно-политиче ские темы. Для этого требуется сотрудничество с влиятельными партнерами и внутри страны, и за рубежом. Возможные формы взаимодействия с внешнеполитическим ве домством, Гёте-институтом и другими, в том числе международными, организациями в настоящий момент обсуждаются. Агора на Форуме Гумбольдта будет выполнять свои задачи в согласовании с Домом культур мира, инфраструктура и программы которого идеально дополняют ее. Для этого требуется руководство, которое в составе програм много совета, включающего в себя трех основных партнеров – участников Форума Гум больдта и других его членов, будет отвечать за план мероприятий. Агора будет раз личными способами демонстрировать культурное многообразие мира и одновременно стимулировать интерес к истокам и тому, что за этим многообразием стоит. Из истори ческой перспективы взгляд при этом устремится в будущее.

В мастерских знания естественные и культурные основы разных укладов будут изу чаться и доводиться до сведения общественности самыми современными способами;

это встреча с глобальным знанием мира, все области межкультурного диалога представ лены обширно в свободном доступе в открытых до позднего вечера читальных и дис куссионных залах Центральной и земельной библиотеки. Мультимедийными средст вами знание делается здесь наглядным. Это наша цель – сделать Форум Гумбольдта привлекательным для всех слоев общества. С Центральной и земельной библиотекой ФОРУМ ГУМБОЛЬДТА ОБРЕТАЕТ ФОРМУ как партнером эта цель достижима, ведь при 5000–7000 пользователей в день она не толь ко является самым посещаемым учреждением культуры в Берлине, но и входит в число лучших библиотек мира.

Форум Гумбольдта станет также центром науки и передовых исследований. Основу для этого создадут неевропейские собрания и исследовательские библиотеки далем ских музеев с их архивом фонограмм, уникальным собранием музыки и голосов со всех континентов, записанных более ста лет назад на 16 000 восковых цилиндров. Эти своеобразные источники знаний дополняются звуковым архивом и научно-историче скими собраниями Университета им. Гумбольдта. Кроме того, семинарские и учебные помещения могут использоваться учреждениями совместно. Именно в Берлине осо бенно сильны науки о регионах, и для их дальнейшего развития на Форуме Гумбольдта образуют специальные тематические объединения с участием университетов, музеев и других научных учреждений. Далее мы думаем о специальных стипендиальных про граммах, с помощью которых интернациональные группы талантливых молодых ис следователей под руководством известных ученых смогут внести свой вклад в изучение основополагающих тем. На Форуме Гумбольдта их работа приобретет общественный резонанс в значительно большей степени, чем где бы то ни было.

В выставочных зонах посетитель отправляется в путешествие по миру. Начинается оно в Африке, колыбели человечества, и идет затем – по следам Александра Гумбольдта – в Америку, чтобы через Океанию и Австралию наконец достичь Азии. Решающим при представлении неевропейских культур является использование разнообразных и меж дисциплинарных подходов. Вопрос «искусство или контекст» для нас не стоит, потому что оппозиция «или – или» превращается в «как то, так и другое». Объекты достаточ но сильно проявляют себя лишь в контексте, для которого предназначены, в нем они раскрывают свое истинное значение и могут воздействовать в полной мере. При этом важно узнать, что говорят отдельные предметы о социальной структуре, родовых веро ваниях, представлениях о потустороннем в той или иной культуре. И одновременно они также могут открыться во всем блеске своей эстетики как произведения искусства, даже если изначально не создавались как таковые.

Наряду с многообразием подходов непременно хотелось бы достичь и максималь но возможной гибкости в зонах постоянных экспозиций. Перед нами не стоит задача разработать выставочные концепции, которые останутся неизменными в течение деся тилетий и определят облик Форума Гумбольдта. В большей степени важно с помощью модулирующей внутренней архитектуры суметь показать с течением лет отдельные кон тиненты и жизненные миры через все новые темы. Один только фонд Этнологического музея (одного из самых больших этнографических собраний в мире), насчитывающий более 500 000 объектов, практически неиссякаем, и его стоит задействовать, в том числе с помощью так называемых стеклянных архивов, то есть доступных для каждого, откры тых зон хранения, которые делают очевидным все многообразие культурных наследий.

Эта музейная часть Форума Гумбольдта будет переходить в зону временных выставок, которая также соединится с Конгресс-центром. Здесь должны обсуждаться важные для человечества темы: глобализация, миграция, будущее городов и многое другое. И позд нее, надеемся, станет очевидно, как сильно Европа участвует во всемирном развитии.

Решающим является широкое и наглядное информирование общественности о кон цепции и становлении Форума Гумбольдта на месте работ. Поэтому очень приветствуется, Г. ПАРЦИНГЕР чтобы это могло происходить через информационный центр «Гумбольдт-бокс», кото рый теперь все же может быть возведен на Шлоссплац.

Работы на Форуме Гумбольдта идут полным ходом. Конкурс архитекторов недавно перешел во вторую фазу. Были отобраны 30 проектов, имеющих достаточный потен циал для реализации поставленной задачи. В конце ноября этого года будет принято окончательное решение. Параллельно в Этнологическом музее и в Музее азиатского искусства (Государственные музеи Берлина) по каждому разделу собрания разрабаты ваются концепции для новой презентации на Форуме Гумбольдта. Рабочие встречи со специалистами всего мира и поездки в другие существующие музеи неевропейских культур сопровождают и вдохновляют этот процесс. При обсуждении содержательных вопросов с самого начала рассматриваются и масштабы исполнения, для чего уже сей час разработчиков консультируют привлеченные строители-конструкторы. Этот про цесс в последнее время (после нескольких лет работы «в стол») приобрел заметную динамику, и уже летом будут подведены первые итоги. Полученные результаты будут разрабатываться дальше и внутри рабочей группы, и с привлечением внешних специ алистов, чтобы затем осенью (к моменту окончания архитектурного конкурса) влиться в первый тематико-экспозиционный план выставок на Форуме Гумбольдта.

Три партнера, которые будут представлены во дворце (Фонд прусского культурного наследия с его Государственными музеями Берлина, Центральная и земельная библио тека и Университет им. Гумбольдта), рассматривают возможные стратегии объединения своих усилий. Пересечений много, и они несут в себе значительный потенциал. Так, например, музеи и библиотека будут кооперироваться в области массмедиа, при обслу живании и приобщении к культурному образованию детей и подростков. Университет и музеи могут идти рука об руку в области науки и исследования и вместе с другими национальными и зарубежными партнерами сделать Форум Гумбольдта центром иссле дования неевропейских культур. Наряду с центральными зонами, за каждую из которых отвечает один из трех партнеров, Форум Гумбольдта будет пронизан плотной сеткой совместных полей деятельности, которые берут свое начало в агоре.

Форум Гумбольдта в Берлинском дворце будет местом «развлечения и обучения».

Из обучения вырастает понимание, которое, в свою очередь, является основой уваже ния. Понимание и уважение – важнейшие условия межкультурных связей. Никогда это не было так необходимо, как сегодня, так как никогда еще мир не был таким «тесным», как в наше время глобализации. В этом отношении Форум Гумбольдта решает и высо кую политическую задачу.

Форум Гумбольдта должен стать для всего общества местом, полным жизни, в рав ной мере привлекательным для школьников, туристов и ведущих исследователей со всего мира. Сила его притягательности должна основываться на том, что здесь важные для человечества темы будут обсуждаться специалистами в различных областях знания, изучаться учеными, а посетителям их преподнесут максимально доступным и впечат ляющим образом. Форум Гумбольдта как часть культурного контекста, вместе с вели колепными собраниями Музейного острова и на фоне уникального образовательного и научного ландшафта в центре Берлина, может заинтересовать весь мир. Он может изменить взгляд мира на нашу страну, а также и саму нашу страну. Это ослепительная мечта, которая за прошедшие месяцы стала значительно ближе к реальности. На осу ществление этой цели направлены все наши силы.

Д-р Андреас Шолль, профессор, директор Античных собраний Государственных музеев Берлина РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ КОЛЛЕКЦИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫХ МУЗЕЕВ БЕРЛИНА НА МУЗЕЙНОМ ОСТРОВЕ Введение Музейный остров, если рассматривать его как уникальный ансамбль городского ландшафта, олицетворяет собой сто лет музейной архитектуры в центре Берлина.

Объединение Германии позволило свести воедино коллекции, в 1945 г. разделен ные между Востоком и Западом. В 1999 г. Музейный остров был включен в спи сок Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. Совет этой организации принял мастер-план по реконструкции зданий и современному развитию единой музейной зоны. Пять исторических зданий, несмотря на сохранение архитектурной автоном ности каждого из них, рассматриваются как единый комплекс. Ответственность за реализацию мастер-плана взяла на себя сформированная в 1998 г. группа планиро вания Музейного острова, состоящая из архитектурных компаний, уполномоченных производить реконструкцию зданий, и возглавляемая архитектурным бюро Дей вида Чипперфилда.

Музейный остров находится в северной части острова в центре Берлина на реке Шпрее и занимает почти квадратный километр площади. Здесь, в храмовом горо де искусства и культуры, представлена история мировой цивилизации за послед ние шесть тысяч лет. Археологические музеи пространственно и тематически будут объединены друг с другом подземным коридором, так называемым Археологиче ским променадом, который свяжет представленные экспозиции культур древнего Средиземноморья во всеобъемлющую, междисциплинарную выставку. На главном маршруте Пергамон-музея огромному потоку посетителей будут представлены глав ные экспонаты Государственных музеев Берлина – монументальная архитектура древности. В то же время у каждого здания сохранится свой собственный вход, что позволит посетителям приходить туда для спокойного и глубокого ознакомления с коллекциями.

Новая галерея Джеймса Саймона между Новым музеем и каналом Купферграбен (за падным рукавом реки Шпрее) будет встречать посетителей и распределять их по музей ной части острова. Об этом здании и обо всех остальных значимых новых особенно стях инфраструктуры вам расскажет моя коллега д-р Гизела Холан, заведующая всеми работами по планированию и строительству зданий.

А. ШОЛЛЬ Здания Отдельные здания комплекса Музейного острова фасадами обращены к разным частям города. Старый музей, который планировался как копия бывшего Берлинского дворца, Старая Национальная галерея и Новый музей создают ансамбль, обращенный на юг. Новый музей и Старая Национальная галерея являются воплощением в жизнь части общего плана развития 1841 г., разработанного Фридрихом Августом Штюлером для собрания искусств и наук на острове на реке Шпрее.

Каждое из этих зданий на Музейном острове по-своему уникально, и поэтому будут сохранены исторические входы каждого из них. Кроме того, когда новый мастер-план будет осуществлен, они в гораздо большей степени, чем прежде, будут использоваться как музейный комплекс, поскольку попасть в них можно будет и через новое входное здание, и все музеи будут связаны друг с другом Археологическим променадом.

Старый музей После падения Берлинской стены Старый музей благодаря значительным специаль ным выставкам сразу же привлек к себе внимание публики.

В 1998 г. Античное собрание вернулось из временного хранилища в районе Берлин Шарлоттенбург (Западный Берлин) на свое историческое место, и теперь на основном этаже представлено греческое искусство (в оформлении Агаты Торричелла), первая часть огромных фондов. Затем в 2005 г. на верхнем этаже Старого музея разместилась новая постоянная выставка Египетского музея, ее центром стал бюст царицы Неферти ти, который останется здесь до переезда экспозиции на постоянное место в Новый музей (в октябре 2009 г.). Согласно общим планам реноваций, предусмотренных архитектур ной фирмой «Хилмер, Саттлер и Альбрехт», Старый музей снова окажется полностью отданным коллекциям классической древности и будет пространственно и тематически связан с другими собраниями Музейного острова Археологическим променадом.

Пергамон-музей В 2000 г. архитектор, профессор О. М. Юнгерс из Кёльна выиграл конкурс на созда ние кругового маршрута и на соединение основных музеев с Археологическим проме надом и новым входным зданием. По его плану главный маршрут должен дополнитель ным четвертым крылом охватить выставки монументальной архитектуры Египетского музея, Переднеазиатского музея (Музея Древнего Ближнего Востока), Античного собра ния и Музея исламского искусства, связать их в общую экспозицию. Более того, благо даря включению Пергамон-музея в организм единого Музейного острова его характер обретает иное качество.

В будущем станет возможным в любое время – даже когда музеи закрыты – пройти от Старой Национальной галереи и Нового музея по открытым галереям к центральному внут реннему двору Пергамон-музея и оттуда, не покидая остров, попасть прямо к внутренним дворикам Музея Боде. Таким образом, центральный двор Пергамон-музея станет развивать ся в новом качестве: как форум с распределительными функциями. Там также будет проход от нового входного здания прямо к главному маршруту в Пергамон-музее. Археологический променад свяжет Пергамон-музей с обоими его «соседями»: Новым музеем и Музеем Боде.

РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ КОЛЛЕКЦИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫХ МУЗЕЕВ БЕРЛИНА Античное собрание В настоящее время богатство одного из самых великих собраний искусства клас сической древности можно оценить лишь фрагментарно. Огромная коллекция гре ко-римской скульптуры соседствует со зна менитым Пергамским алтарем в северном крыле Пергамон-музея, в то время как вся коллекция этрусского искусства находится в хранилищах.

Всемирно известные архитектурные экс понаты Античного собрания, включая Пер гамский алтарь и рыночные ворота Миле та, и в будущем займут центральную часть Пергамон-музея. Таким образом, посетите ли, идущие по главному маршруту, также смогут ознакомиться с ними.

Старый музей, который является цент ром Музейного острова, представляет куль туру Греции в ее историческом развитии, находки масштабных берлинских раскопок Экспозиция античного искусства на Олимпе, Самосе, Милете и Приене рас- Государственные музеи Берлина положены вокруг ротонды – копии рим ского Пантеона. Всеобъемлющее представ ление уникальных экспонатов Античного собрания на обоих выставочных уровнях Старого музея станет возможным только после общей реконструкции здания.

Египетский музей и собрание папирусов Когда около 1900 г. в Египте начались широкомасштабные раскопки и большое количество произведений искусства – при читающуюся Германии долю находок – привезли в Берлин, Египетский музей, от крывшийся в здании Нового музея в 1859 г., уже был слишком мал. Запланированное расширение здания так и не состоялось, а за годы войны коллекция рассредоточи лась по разным местам. Уникальное собра ние художественных произведений времен Эхнатона и Нефертити сейчас представ- Египетский музей и собрание папирусов лено в Старом музее, а в 2009 г. переедет Государственные музеи Берлина А. ШОЛЛЬ в восстановленный Новый музей. Там искусство и культура Египта будут должным обра зом экспонированы на трех этажах. Затем к многочисленным произведениям искусства и другим археологическим объектам будут добавлены надписи на папирусах за четыре тысячи лет. Логическим переходом к искусству и культуре Африки станет отдел Судана.

Музей первобытной и древней истории Музей первобытной и древней истории некогда находился в здании Нового музея, затем временно был переведен в берлинский выставочный центр «Мартин-Гропиус Бау», а после Второй мировой войны – в Музей Боде и замок Шарлоттенбург. В 2009 г.

он вернется в Новый музей и станет частью общей экспозиции древних культур, а часть специальной коллекции по истории Берлина и Бранденбурга расположится на своем месте в так называемом крыле Лангханса в замке Шарлоттенбург.

Посетители Нового музея смогут проследить культурное развитие Евразии и Ближ него Востока начиная с раннего каменного века и до Средневековья благодаря тщатель ному отбору из общего собрания, состоящего более чем из 200 000 экспонатов.

Наиболее значимая часть коллекции (находки Генриха Шлимана в Трое и эберс вальдская золотая чаша) все еще хранится в ГМИИ им. А. С. Пушкина, как вам всем хорошо известно.

Переднеазиатский музей (Музей Древнего Ближнего Востока) Особую ценность Переднеазиатскому музею, расположенному в южном крыле Пер гамон-музея, придают находки, сделанные германскими археологами в Месопотамии.

В географическом и историческом отношении это путь от Урука через Аккад, Ашшур, Нимрод и Ниневию до Вавилона, от V тысячелетия до нашей эры до эллинизма, вклю чая хеттов Малой Азии и ахеменидов в Сузах и Персеполисе (современная территория Ирана).

С момента переезда в Пергамон-музей в 1930 г. Переднеазиатскому музею приходи лось довольствоваться пространством на основном уровне южного крыла. Когда же он займет верхний этаж, где ныне находится Музей исламского искусства, его положение как одного из самых обширных музеев древневосточного искусства и культуры станет вполне очевидным.

Музей исламского искусства Именно Вильгельм фон Боде в начале ХХ в. боролся против сильной оппозиции, не желавшей видеть исламское искусство экспонируемым наравне с произведениями других культур. Сегодня Музей исламского искусства представляет творения мусульманских на родов с VIII по XIX в. Эти произведения созданы на территории, простирающейся от Испании до Индии, несмотря на то что основной акцент сделан на искусство Ближнего Востока, включая Египет и Иран.

Знаменитый фасад дворца Мшатта (743–744), молитвенные ниши из Коньи и Ка шана (XIII в.), купол из Альгамбры (ок. 1320), зал Алеппо (1600–1603) и бесподобная коллекция ковров и рукописей занимают главное место в экспозиции, которая будет представлена на обоих уровнях северного крыла Пергамон-музея.

РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ КОЛЛЕКЦИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫХ МУЗЕЕВ БЕРЛИНА Археологический променад С точки зрения структуры Археологический променад выражает концепцию объ единения археологических коллекций Музейного острова. Он соединит Музей Боде, Пергамон-музей, Новый и Старый музеи на нулевом уровне, который вплоть до на стоящего времени использовался в основном под хранилища и административные службы.

Археологический променад сохраняет автономию каждого отдельно стоящего му зейного здания, его уникальность. Внутренние дворики этих музеев будут использовать ся в качестве дополнительного выставочного пространства и также будут соединены Археологическим променадом. Посетители, направляющиеся по этому пути, пройдут через череду залов, попадая то в полностью освещенные комнаты с высокими потол ками, то во внутренние дворики, то в низкие сводчатые помещения, каждое из которых отражает характер тех зданий, частью которых они являются. Таким образом, сущест вующие разнообразные системы входа в отдельные здания также будут весьма искусно соединены между собой. Новые переходы между музеями построят в трех местах. Они будут использоваться как выставочные залы, их функции будут определены во время оставшихся процессов разработки.

Главный маршрут Расположенное в новом входном здании репрезентативное многофункциональное фойе и специальные залы ежедневно будут встречать тысячи посетителей, пришедших на Музейный остров. Отсюда – прямой выход непосредственно на главный маршрут в Пергамон-музее. Собранные здесь основные экспозиции дают впечатляющий обзор монументальной архитектуры Древнего мира. Экспонаты, представляющие ислам (в се верном крыле) и древнюю культуру Ближнего Востока (в южном крыле), также будут включены в осмотр.

Маршрут начинается в новом четвертом крыле вдоль канала Купферграбен хра мовыми воротами Калабши (ок. XV в. до н. э.) и пирамидальным храмом Сахуре (ок. 2400 г. до н. э.) – примерами ранней египетской архитектуры. Ворота хеттского дворца Тель-Халафа с огромными статуями богов (IX в. до н. э.) знаменуют переход в Переднеазиатский музей (Музей Древнего Ближнего Востока). Здесь посетитель идет по вавилонской Дороге процессий, как в древние времена, к воротам богини Иштар (VI в. до н. э.);

за ними рыночные ворота Милета (ок. 120 г. н. э.) открывают экспозицию Античного собрания. Затем посетитель попадает в зал Пергама, где получит незабыва емые впечатления от великолепного Пергамского алтаря (164–156 гг. до н. э.), которому явно тесно в этом помещении.

Не менее впечатляющий фриз раннеисламского заброшенного дворца Мшат та (743–744) переедет с верхнего уровня южного крыла на основной этаж северного крыла Пергамон-музея, где будут представлены и другие экспонаты Музея исламского искусства.

Таким образом, лишь на Музейном острове посетитель получает уникальный шанс близко и интенсивно приобщиться к миру древности. Ни в каком другом музее мира в столь впечатляющих масштабах сделать это невозможно.

Д-р Гизела Холан, заведующая отделом реконструкции, строительства и технологий Государственных музеев Берлина МАСТЕР-ПЛАН МУЗЕЙНОГО ОСТРОВА – КОНЦЕПЦИЯ ОСВОЕНИЯ Музейный остров – воистину уникальное место в сердце Берлина. Не более чем на одном квадратном километре площади расположился всемирно известный музейный космос из пяти археологических и двух художественных коллекций, где собраны под линные свидетельства шеститысячелетней истории культуры человечества, потрясаю щего качества и разнообразия, магнит для почти двух миллионов посетителей со всего мира ежегодно.

Выросший за сто лет (1830–1930) единый ансамбль из пяти зданий, с впечатляю щими дополнительными сооружениями, создан значительными архитекторами того времени: Старый музей (1824–1830) построил Карл Фридрих Шинкель, Новый музей (1841–1859) – Фридрих Август Штюлер, Старая Национальная галерея (1866–1876) воз ведена Иоганном Эберхардом Штраком, по Штюлеру, Музей Боде (1898–1904) – Эрн стом Эберхардом фон Ине, Пергамон-музей (1909–1930) – Людвигом Хофманом, по Альфреду Месселю.

Вместе с объединением Германии в 1990 г. собраниям Государственных музеев Бер лина, хаотично разрозненным войной и послевоенным развитием, представился ис торически уникальный шанс объединения и переустройства, ориентированного на будущее.

Мастер-план Музейного острова является архитектурным воплощением концепции Государственных музеев Берлина для этого объединения и переустройства, формулирует основные положения для санации и завершения ансамбля Музейного острова XXI в.

Запланированные изменения и дополнения в области строительства исходят из кон цепции объединения музейного организма, хаотично разорванного войной и разделом Германии. Она охватывает пять содержательных вопросов:

1. По сути необходимо привести в порядок четыре очень разных музейных строения (Старый, Новый музеи, Музей Боде и Пергамон-музей) и сделать возможной современ ную презентацию выставок;

также нужно пространственно связать существующие отде льно стоящие здания и таким образом подчеркнуть целостность уникального музейно го организма. Это происходит на нулевом и минус первом уровнях Музейного острова посредством Археологического променада, создание которого позволяет сохранить самоценность каждого здания. Для этого же отказались от первоначально запланиро ванного восстановления надземных соединений между домами.

МАСТЕР-ПЛАН МУЗЕЙНОГО ОСТРОВА – КОНЦЕПЦИЯ ОСВОЕНИЯ Макет ансамбля зданий на Музейном острове Государственные музеи Берлина Вид сверху: Археологический променад Государственные музеи Берлина Археологический променад, с одной стороны, архитектурными средствами вопло щает в себе ясную научную и музейно-дидактическую концепцию, с другой – берет на себя роль транзитной распределительной составляющей и становится завершающим элементом в соединении между собой четырех исторических строений, а также их при вязки к новому входному зданию у канала Купферграбен.

Г. ХОЛАН Исключенной из этого пространствен ного объединения была и остается Старая Национальная галерея, блестяще открытая в 2001 г. после убедительной генеральной санации.

2. Возросшие и продолжающие увели чиваться потоки посетителей требуют от музеев создания внутри каждого здания эф фективной и беспрепятственной системы обустройства, а также ориентированных на потребности различных групп посетителей оптимальных маршрутов по экспозициям.

Это должно, с одной стороны, обес печиваться созданием главного маршрута с посещением наиболее значимых экспона тов Пергамон-музея – древней архитектуры на уровне основного этажа – для большого количества организованных групп посети телей (ок. 65 % всех гостей Музейного ост рова) с относительно коротким временем пребывания, с другой – предложением не Башня с лестницей в Музее Боде скольких взаимосвязанных обходов со спе Государственные музеи Берлина циальными целями.

Поэтому остаются открытыми исторические входы отдельных зданий, внутри же в первую очередь создаются маршруты с использованием новых вертикальных соеди нений. В Старом музее должна появиться новая лестница в перекрытом западном дво ре, Музей Боде в одном из пяти своих дворов получит новое строение с лестницей и лифтом.

Когда будут окончательно соединены северное и южное крыло Пергамон-музея, по явится законченный обход по уровню основного этажа.

Одновременно восстанавливаются исторические, принадлежащие собраниям входы в Музей исламского искусства и Переднеазиатский музей. В Античное собрание можно войти также прямо с территории Почетного двора.

Пергамон-музей на уровне основного этажа связывается с новым входным зданием, которое станет для групп посетителей как входом на Музейный остров, так и выходом с него, конечной точкой главного маршрута.

Этот маршрут, путь через 3200 лет истории архитектуры человечества, начинается в зале Зинджирли, ведет на вавилонскую Дорогу процессий и к воротам Иштар, через рыночные ворота Милета в восточное крыло, в Пергамский зал, через эллинистический зал к фасаду Мшатта в северном крыле, затем в новое крыло с воротами Калабша, еги петским храмом и фасадом Тель-Халафа.

Свободный доступ через двор Пергамон-музея к Пергамскому алтарю и к общедо ступным сервисным службам в цокольном этаже, так же как и связь двора с внешними площадями Музейного острова через два прохода в цокольном этаже укрепляют обще ственный характер этого места как своего рода форума.

МАСТЕР-ПЛАН МУЗЕЙНОГО ОСТРОВА – КОНЦЕПЦИЯ ОСВОЕНИЯ 3. Мастер-план должен решить третью проблему музеев: удовлетворить возросшие и все повышающиеся требования разных групп посетителей к сервисным учреждени ям, которых должно быть достаточно и которые должны правильно выполнять свои функции. В связи с этим для всего Музейного острова была разработана внутренне со гласованная концепция инфраструктуры: она учитывает роль нового входного здания, с одной стороны, и специфику существующих зданий – с другой.

Такая концепция гарантирует каждому зданию самостоятельность: собственные кас сы, гардеробы, музейные магазины и кафе, помещения для докладов и обслуживания школьников. Но сверх того она предусматривает, что новый входной центр и Перга мон-музей возьмут на себя необходимые функции центра Музейного острова.

Эти задачи архитектурно и функционально были разделены так, чтобы обеспе чить максимальную эффективность и выгоду. Так, в цокольном этаже северного крыла Пергамон-музея расположен центральный ресторан Музейного острова примерно на 300 человек, который должен привлекать посетителей и в нерабочее для музеев вре мя. Музейно-педагогические учреждения, в которых одновременно можно работать с 15 школьными классами и которые включают в себя мастерскую, рабочие помещения, дополнительные площадки, объединены в южном крыле. Исходя из функциональных соображений и в ресторан, и в школьный центр можно войти прямо со двора Перга мон-музея через отдельные входы, чем поддерживается также будущий характер кампуса для всего Музейного острова.

Новое входное здание – основной центр для посетителей – берет на себя прием и широкое обслуживание большого количества экскурсионных групп посредством эф фективного оказания услуг (информация, касса, гардероб, туалет), а также обеспечива ет быстрый доступ к экспозиции, преимущественно на главный маршрут в Пергамон музее. Кроме того, Академия посетителей предлагает разнообразные мероприятия в многофункциональной аудитории и в медиацентре.

С точки зрения музейной политики обязательной является зона временных выста вок, которая предоставляет всем собраниям Музейного острова возможность реализо вать полноценную и широко специализированную выставочную программу.

Для представительских мероприятий во время и вне часов работы музеев открыт новый центр для посетителей с гостеприимным фойе, кафе и центральным музейным магазином – привлекательный адрес в центре Берлина, который замечательным обра зом может объединить город и музей, политику и культуру.

Здесь следует напомнить о том, что сначала принять на себя некоторые из этих функций должен был Новый музей. Однако интенсивное планирование с архитектур ным бюро Дейвида Чипперфилда уже в 1998 г. привело архитекторов, музейщиков, специалистов по охране памятников и строительству к единому мнению: это хрупкое здание ни в коем случае не сможет принять на себя функции центра Музейного острова.

Скорее оно нуждается в разгрузке другими зданиями музейного ансамбля, так как наря ду с Пергамон-музеем именно Новый музей должен выдерживать наибольший наплыв посетителей.

На более поздней фазе планирования архитекторы исследовали потенциал и Пер гамон-музея в качестве здания, выполняющего для Музейного острова подобные центральные объединяющие и инфраструктурные функции. Результат этого анализа 2001 г. очевиден: Пергамон-музей никоим образом не сможет обеспечить необходимую Г. ХОЛАН инфраструктуру для прогнозируемого музеями количества посетителей – три милли она в год. Вместимость его помещений исчерпывается при 60 % исходящих из этого расчета потребностей, а маршруты экскурсий неэффективны и запутаны. Помимо того в любом случае отсутствовали бы решающие для центра Музейного острова функции:

зона временных выставок, Академия посетителей с многофункциональной аудиторией и медиацентром, ресторан и музейный магазин.

По итогам проведенного предварительного планирования, в процессе которого как ядро концепции освоения и инфраструктуры рассматривались Новый музей и Перга мон-музей, а также новое входное здание, действительно ориентированным в будущее и в то же время экономичным воплощением музейно-политической и научной концеп ции в рамках мастер-плана Музейного острова оказался выбранный музеями вариант доступа к главному маршруту через новое входное здание и его присоединение к Архе ологическому променаду.

4. Привлекательные свободные площади и внешние сооружения, которые до сих пор использовались в основном для внутримузейных нужд, в соответствии с четвер той целевой установкой мастер-плана должны стать полностью общедоступными. Это касается дворовых зон вокруг Пергамон-музея, площади между Старой Национальной галереей и Новым музеем, территории вокруг виадука, а также пяти внутренних дворов Музея Боде.

Эти площади были оформлены по-новому и высоким качеством пребывания обес печивают совершенно новое впечатление от Музейного острова.

Вид Музейного острова Государственные музеи Берлина МАСТЕР-ПЛАН МУЗЕЙНОГО ОСТРОВА – КОНЦЕПЦИЯ ОСВОЕНИЯ Ядром свободных зон был и остается ансамбль Старой Национальной галереи, Нового и Старого музеев как группы зданий с обрамляющими колоннадами вокруг включенного в нее парка. Это чрезвычайно ценно как для самого острова, так и для прилегающего городского пространства. Составной частью созидательной концепции являются также полное освобождение и санирование выходящих на Шпрее колоннад, внешнее освещение острова и его оснащение скамейками.

Конечно, с восстановлением Нового музея Дейвидом Чипперфилдом будут снова установлены и колоннады перед восточным фасадом и южной стороной здания, так что запланированная Штюлером в 1841 г. «Аркадия» на этом месте возродится.

Внутренне дифференцированная система указателей и информации должна по мочь гостю сориентироваться как по дороге к Музейному острову, так и на нем са мом (особенно во время предстоящего строительства) и придать его новому облику завершенность.

Работы по санированию на колоннадах и в парковой зоне будут по сути завершены к открытию Нового музея в октябре 2009 г.

5. Решающим условием для планировки, которая предусматривает максимально воз можное общественное использование всех пространственных зон Музейного острова, согласно пятому пункту мастер-плана является концентрация внутримузейных функций в музейных дворах.

Территория с другой стороны канала Купферграбен, напротив Музея Боде, с имею щейся здесь площадью для новых построек (в том числе для новой галереи живописи) и с уже существующими зданиями, словно создана для того, чтобы принять научную администрацию и реставрационные мастерские, а также исследовательские фонды и архивы археологических собраний во всей их функциональной взаимосвязанности.

Поэтому они обозначены в общей концепции Музейного острова как будущий ведущий научный и реставрационный центр Государственных музеев Берлина, научно-исследо вательское учреждение, богатое традициями;

его значение, надеемся, будет постоянно расти в разнообразным сотрудничестве с национальными и зарубежными партнерами.

Д-р Вернер Лоренц, профессор, архитектор, Бранденбургский технический университет, Котбус СОВРЕМЕННЫЕ МУЗЕИ В МИРОВОМ КУЛЬТУРНОМ НАСЛЕДИИ – КОНСТРУКТИВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ И КОНСТРУКТИВНЫЕ РЕШЕНИЯ 1. Несущая конструкция как элемент архитектуры Музей как общественное учреждение является продуктом XIX в. Многие из боль ших, основанных тогда западноевропейских музеев и по сей день располагаются в ве ликолепных строениях того самого XIX в. Их экспозиции находятся в тесном взаимо действии со зданиями;

часто последние сами являются потрясающими экспонатами, охраняемыми как памятники, иногда они возведены даже в ранг Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Как сегодня содержать и развивать музеи в подобных памятниках, которые, с одной стороны, должны соответствовать требованиям современного музейного функциони рования, с другой – их рангу памятников Всемирного культурного наследия? Вопрос этот весьма многогранен. Он касается аспектов подобающей презентации каждого экспоната в контексте уникальных помещений, вопросов экскурсий для посетителей, раскрытия или необходимого расширения, а также освещения, климат-контроля или пожарной безопасности.


Я сконцентрируюсь на одном-единственном из многих аспектов: на несущей конст рукции, как говорят инженеры. В фокусе интереса находится, таким образом, область, которая с начала всего строительства конституирует архитектуру: без несущей конст рукции нет строения, а без строения нет искусства.

Карл Фридрих Шинкель очень точно обобщил развитие всего строительства на тех нической основе в постулированной им «первооснове любой архитектуры»: «Архитек тура является конструкцией». Как классицист Шинкель формулирует данный примат конструктивного в прямой связи с античной архитектурой, для которой это утверж дение конденсируется в понятии тектоники. Одновременно Шинкель полностью от рицает любое подражание античным или вообще историческим постройкам в смыс ле простого историзма. Более того, он требует, чтобы архитектура постоянно заново самоопределялась в конструктивных решениях и материалах своего времени. В эпоху Шинкеля, в первую половину XIX в., этот императив обретает особое значение, так как традиционная строительная техника изменяется принципиально: с одной стороны, она все сильнее привязывается к новым научно обоснованным методам, с другой – она все более индустриализируется.

СОВРЕМЕННЫЕ МУЗЕИ В МИРОВОМ КУЛЬТУРНОМ НАСЛЕДИИ Двумя значительными произведениями и своего рода документальными свидетель ствами принципиального изменения строительной техники являются созданный в 1841– 1857 гг. Новый музей на берлинском Музейном острове и комплекс Государственного Эрмитажа в Санкт-Петербурге, здания которого были вновь возведены или надстроены в 1838–1852 гг. (после пожара 1837 г.). И Пруссия, и Россия в 1820–1830-х гг. были захвачены первой волной индустриальной революции. В равной степени обе музей ные постройки (в Берлине и Санкт-Петербурге) выражают, таким образом, техничес кий, художественный и культурный переход русского и немецкого общества в опреде ленно индустриальное время. Они были практически одновременно спроектированы и реализованы, похожи обилием чугунных и стальных строительных элементов, в них обнаруживаются как заметные параллели, так и интересные различия именно в той об ласти, о которой я хочу поговорить, – в конструкции. Не говоря уже о том, что оба музейных здания являются выдающимися памятниками архитектуры, которые занесены ЮНЕСКО в список Всемирного наследия человечества.

На их примере следует рассмотреть, какое значение может придаваться собствен но конструкции, и в том числе несущей, в контексте сохранения памятников Все мирного наследия, какие вызовы для развития современного музея вытекают отсюда и какие возможности решения этих проблем сегодня может предложить строительная технология.

2. Предметное исследование 1:

Новый музей, Берлин Ровно 17 лет пролегли между началом строительства двух первых музеев на берлин ском Музейном острове. Достаточное основание, для того чтобы впредь называть пер вый – Карла Фридриха Шинкеля – Старым музеем, а второй – спроектированный его учеником Фридрихом Августом Штюлером – Новым. Чары, которые исходят от здания Нового музея, ощутимы по сей день. У этого очарования много аспектов, один из них – конструкция: архитектурный корпус покоряет широким спектром крайне необычных для того времени строительных техник.

Шинкель в 1820-е гг. при строительстве Старого музея во многом опирался еще на техническую традицию XVIII в. Штюлер же развивал свой проект для Нового музея, уже последовательно используя строительные технические приемы XIX в. В результате возведенный им музей, несмотря на классицистическую «внешность», не имеет почти ничего общего с традиционной массивной постройкой.

Так, мы сталкиваемся со сводчатыми потолками, для возведения которых вместо привычных кирпичей использовались более легкие полые керамические элементы.

Но в первую очередь, вся строительная конструкция образована различными чугун ными и стальными несущими элементами, многообразными и инновационными для своего времени. Расположенные параллельно друг другу металлические «каркасы» ис пользовались в качестве основных несущих конструкций почти во всех залах северного крыла. Каждая из этих ферм с арочным верхним поясом состоит из чугунного свода и пары стальных связей. С их помощью при небольшой высоте опор можно было по крыть здание пролетом 10 м, не создавая дополнительного горизонтального распора для внешних стен. Подобные комбинированные несущие конструкции из различных В. ЛОРЕНЦ Новый музей, Берлин. Разрез через северное крыло вокруг Египетского двора.

Публикация архитектора Августа Штюлера, Берлин, Бранденбургский технический университет, Котбус видов железа являются примером конструктивного искусства эпохи, когда при стро ительстве умели очень дифференцированно использовать чугун и сталь;

это было до того, как современная сталь по приемлемым ценам и со стандартными профилями стала товаром массового потребления.

Значение новых технологий с использованием железных элементов для Нового му зея заключается не только в отдельных преимуществах подобной несущей конструк ции. Она решающим образом определяет также конструктивную концепцию целого.

Учитывая сложные условия, при которых должна была осуществляться эта огромная постройка, можно констатировать следующее: реализация проекта в заданных условиях была бы уже невозможна при традиционном капитальном строительстве. Широкое ис пользование чугуна и стали было необходимо (conditio sine qua non). Воплотить в жизнь сложное строение различных пространственных и конструктивных форм можно было только при наступательном использовании решений, реализуемых с помощью метал лических конструкций. С возведением Нового музея строительные технологии Прус сии вступили в эпоху индустриализации.

И не в последнюю очередь следует задуматься над третьим уровнем значимости же лезных конструкций нового типа в Новом музее, по другую сторону чисто технического измерения. А именно, Штюлер последовательно стремится воплотить здесь первоос нову всей архитектуры по Шинкелю, примат конструктивного. Конструкция возвыша ется до центральной темы архитектурного решения. Из конструктивного языка начина ющейся индустриальной эпохи ему удается вычленить специфический архитектурный СОВРЕМЕННЫЕ МУЗЕИ В МИРОВОМ КУЛЬТУРНОМ НАСЛЕДИИ язык, который одновременно облагораживает приемы металлической архитектуры или, по-другому, формирует то, что мы называем современной тектоникой.

Таким образом, железные строительные элементы в Новом музее приобретают осо бое значение в трех отношениях: в качестве элегантных отдельных звеньев несущей конструкции, в качестве части технической концепции в целом, а также в качестве со временной корректировки тектоники. Штюлер соединяет классицизм и высокие тех нологии и таким образом превращает в инкунабуле нового прусского строительного искусства берлинский Новый музей в символ индустриализации.

3. Предметное исследование 2:

здания эрмитажного комплекса в Санкт-Петербурге Хвалить эрмитажные здания в Санкт-Петербурге – все равно что нести сов в Афины.

Но в то же время даже специалисты не осознают, что за восхитительными залами и ан филадами здесь, как и в Новом музее Берлина, открывается собственный мир железных несущих конструкций крыш и потолков, мир, который сегодня ценен как выдающийся вклад в инженерное строительное искусство начала XIX в.

Несущие конструкции «обязаны» уничтожившему Зимний дворец пожару в де кабре 1837 г. Для срочного восстановления императорская строительная комиссия потребовала внедрения на большой площади новых, безопасных в пожарном отно шении железных несущих конструкций. Железо и сталь заняли место традиционного строительного материала – дерева – и в Зимнем дворце, и во всех остальных зданиях.

За полной заменой старых деревянных несущих конструкций крыш и потолков же лезными последовало новое решение всех залов на главном и верхних этажах, а также заключительная застройка участка еще одним музейным зданием, Новым Эрмитажем Кленце. В 1838 г. эти мероприятия начались, а к 1847 г. они уже были в основном завершены.

В тесном сотрудничестве с различными иностранными специалистами русские мас тера разработали для этого ряд несущих конструкций, которые для того времени должны считаться высокотехнологичными. Так же изобретательно были выполнены детали: от узловых соединений на клиньях и скрепления профилей скобами до точно выверенных связей натянутых цепей, которые кажутся позаимствованными из кораблестроения.

В профессиональном мире того времени петербургские железные несущие конст рукции привлекли к себе чрезвычайное внимание. С сегодняшней точки зрения осо бенно поражает, что они происходят из технологически еще «открытого времени», в котором не было общих правил или даже норм для конструкций такого рода;

Европа ведь только приступала к разработке первых правил для строительства с использовани ем железа и стала нарабатывать соответствующую практику. Эти цельные в своем един стве и вариативно многообразные железные несущие конструкции, которые к тому же в большом количестве сохранились в оригинальном состоянии, сегодня представляют собой единственный в своем роде памятник из раннего периода современных строи тельных технологий. Мы определили Новый музей Берлина как инкунабулу прусского строительного искусства. Столь же правомочно здания Эрмитажа в Санкт-Петербур ге считать инкунабулой русского строительного искусства под знаком начинающейся индустриализации.

В. ЛОРЕНЦ При сравнении бросаются в глаза три момента:

1. Реализация санкт-петербургских железных несущих конструкций понималась участниками как европейский проект и разрабатывалась и осуществлялась в междуна родном сотрудничестве.

2. Строители использовали современную им европейскую технологию, но транс формировали ее в решениях, отмеченных собственным русским почерком.

3. Существуют очевидно различные технические культуры, различные выражения конструирования в разных культурных кругах, как, например, в России и Пруссии, и именно из-за этой неопределенности мы говорим об инженерии как об искусстве.

Все три наблюдения можно, впрочем, перенести и на всю сферу русской архитекту ры. Вспомним в этой связи о вышедших недавно на английском языке исследованиях ректора Московского архитектурного института Дмитрия Швидковского, «Русская ар хитектура и Запад»*, который указал на сопоставимые процессы преобразования евро пейского посыла в специфически русский архитектурный язык.

4. Вызовы «Произведениями искусства, из грязи сделанными», называл Карл Фридрих Шин кель такие новые для его времени железные несущие конструкции. Как «первый техни ческий модернизм» понимал их теоретик архитектуры Отл Айхер. В Санкт-Петербурге и Берлине они сегодня включены в список особо охраняемых памятников Всемирного культурного наследия как ценные свидетельства выдающегося инженерного искусства.

Но в то же время они образуют вполне обычные и прозаичные несущие конструкции двух музейных зданий, которые должны определить их путь в XXI в.

Двойственность подобной оценки общеизвестна, специалистам в области музейно го дела знакомы вытекающие отсюда конфликты: развитие в будущее или уважение к истории? Функциональные улучшения или сохранение культурного наследия? Музей ное дело или охрана памятника?

Оставим кричащие лозунги в стороне. Какие конкретные вызовы современному раз витию музеев связаны с наличием подобных исторически ценных несущих конструкций?

Уставы Международного совета по охране памятников и исторических мест (ИКОМОС) определяют, как следует обращаться с памятниками Всемирного культурного наследия.

Понятиями подлинности, целостности и культурного значения они выявляют прису щую памятникам собственную ценность, требующую особой защиты. Следует упо мянуть венецианские (1964) и бурские (1999) уставы ИКОМОС, но в рассматриваемом контексте наиболее интересен принятый в 2003 г. устав Виктория-Фолс «Принципы анализа, консервации и строительной реставрации архитектурного наследия»**. Он спе циально разрабатывался для строительно-технических вопросов оценки памятников мирового наследия, ухода за ними и их развития.

Уже венецианский устав 1964 г. подчеркивал: «Материальной субстанции архитектур ного памятника – такой, как его историческая несущая конструкция, – принципиально придается такое же значение с точки зрения охраны памятников, как, например, его * Shvidkovsky D. Russian Architecture and the West. Yale, 2007.

** ICOMOS : Principles for the Analysis, Conservation and Structural Restoration of Architectural Heritage.

Charter of Victoria Falls, 2003.

СОВРЕМЕННЫЕ МУЗЕИ В МИРОВОМ КУЛЬТУРНОМ НАСЛЕДИИ внешнему облику или художественному содержанию». Именно это положение кон кретизирует в 2003 г. устав Виктория-Фолс: «Ценность архитектурного наследия не только в его внешнем виде, но и в целостности всех его компонентов как уникального продукта характерной для того времени технологии строительства… … По отно шению к каждому вмешательству надо решать, как далеко оно может зайти, уважать концепцию, техническую и историческую ценность оригинального или более раннего состояния строения» (Устав Виктория-Фолс, 2003, принцип 1.3). Требование ИКОМОС недвусмысленно: несущая конструкция не является всего лишь второстепенной, под чиненной составной частью памятника, она обладает собственной аутентичностью и культурным значением в памятнике и имеет право на такую же охрану и такую же заботу, как и все остальные участки архитектуры.

5. Что определяет качество, подлинность, культурное значение?

Принятие принципа, который сформулировал ИКОМОС, неизбежно влечет за собой целый ряд вопросов: как определить качество исторической конструкции? Что является материальным носителем ее подлинности и культурного значения? Что конк ретно должно тогда признаваться, сохраняться и развиваться?

Чтобы ответить на эти вопросы, мы разработали исследовательскую методику, с по мощью которой в течение нескольких лет имели возможность изучать несущие конст рукции Эрмитажа. Эта методика направлена на максимально точный «опрос» несущих конструкций о живущей внутри них информации. Стяжка за стяжкой, болт за болтом для этого детально измеряются и документируются. Повреждения, такие как трещины или деформации, тщательно фиксируются, исторические расчеты критически анализи руются, разрабатываются и рассчитываются новые, по возможности близкие к реально сти статические модели. Также просматриваются архивные документы и дополнитель ная литература, но все же в центре внимания находится несущая конструкция как самый важный материальный источник изучения.

Это точное исследование на месте (in situ) совершенно необходимо, так как многие конструкции обрели свое окончательное ре шение только в процессе реализации, когда, вероятно, находилась возможность сделать главный оптимизирующий шаг, и при этом они не были начерчены в предварительном проекте и потом не фиксировались в пись менных источниках. Стройка – как инно вационное бюро, часто именно маленькие конструктивные детали обретают большое значение: например, оригинальные про фили, соединенные очень трудоемким спо собом, или использованные болты. Даже заводские клейма могут – как, например, Новый Эрмитаж. Клеймо 1837 г.

в Эрмитаже – дать интересные разъяснения на перекрытии юго-западного павильона о происхождении или обработке железных Бранденбургский технический университет, Котбус В. ЛОРЕНЦ материалов. Таким образом, прежде всего именно в деталях раскрывается особенность конструкции: кто хоть раз пускался в авантюру проектирования, знает об этом.

Чтобы понять историческую несущую конструкцию и раскрыть ее собственные ка чества, подобное детальное исследование на всех названных уровнях необходимо. С по мощью методов современной инженерии мы узнаем то, что определяет качество, под линность и культурное значение. А за конструкцией мы находим мысли ее автора: его стратегии структурного развития, его приемы оптимизации или его философию безопас ности, сопряженные как с практическим опытом, так и с теоретическим расчетом.

Мы называем эту методику «археологией конструирования». Несущая конструкция понимается как текст, специфический язык которого надо расшифровать, прочитать и понять.

6. Стратегии и методы сохранения и развития Устав Виктория-Фолс дает ценные указания и по поводу правильной стратегии оценки, сохранения и развития исторических несущих конструкций. В своей основе она должна содержать три эти фазы: точный учет и диагностику состояния, максималь но точную оценку реального уровня безопасности и, наконец, бережное планирование необходимого вмешательства. Необходимость точного учета и диагностики (фаза 1) уже обосновывалась в предыдущей части;

поэтому в дальнейшем надо дать лишь неко торые указания к фазам 2 и 3. В распоряжении инженеров-строителей сегодня для этого имеется много очень эффективных методов.

Это касается и оценки реального уровня безопасности сохранения исторической конструкции (фаза 2): может ли она, к примеру, принять новые, изменившиеся нагруз ки. Здесь используются статические и динамические расчеты с помощью компьютера, равно как и оценка материала, исследование износа или же непрерывный мониторинг.

Проведение по возможности полного ана лиза несущего потенциала (фаза 2) является решающим для качества предложения по санированию (фаза 3). Наглядный пример подобной оценки с помощью комбинации различных методов представляет собой ис следование исторических тигельных сво дов в Новом музее Берлина. Среди прочего были проведены обширные пробные на гружения с точными сопроводительными замерами. Старые конструкции, подобные рассматриваемым, как правило, невозмож но рассчитывать по нормам, разработан ным для современных построек. Это приве ло бы к замене исторических перекрытий.

Только с помощью точных анализов сво ды удалось сохранить для использования Новый музей, Берлин.

в будущем и даже дополнить идентичными Измерение на экспериментальном своде постройками.

Бранденбургский технический университет, Котбус СОВРЕМЕННЫЕ МУЗЕИ В МИРОВОМ КУЛЬТУРНОМ НАСЛЕДИИ Если укрепление (фаза 3) все же неизбежно, оно должно ограничиваться необхо димым минимумом: столько вмешательства, сколько необходимо;

так мало, насколько возможно! В медицине существует выражение «минимальное инвазивное (хирургичес кое) вмешательство». Инженеры заимствовали его у врачей. Мы в долгу перед создателя ми конструкций и обязаны обращаться с их наследством так же заботливо, как они его создавали: «По отношению к каждому вмешательству надо решать, как далеко оно мо жет зайти, уважать концепцию, техническую и историческую ценность оригинального или более раннего состояния строения» (Устав Виктория-Фолс, 2003, принцип 3.12).

Как и в фазе 2, при этом тоже следует применять самые современные способы. Хорошим примером является укрепление исторических сводов из чугуна в Новом музее Берлина:

для усиления впервые в этой комбинации использовались почти невидимые пластины из углеволокна, которые оставляют исторический облик практически неизменным.

Лучшим вмешательством является, конечно, отсутствие вмешательства. Если в фазе удастся определить допустимую для архитектурного памятника нагрузку путем лишь тщательного анализа состояния, без необходимости укрепления, – это наилучшая стра тегия. Такое решение должно сосуществовать с кажущимися недостатками и следами Новый музей, Берлин.

Укрепление исторических перекрытий фирмой «Колефазер-Ламеллен»



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.