авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«Бюджетное учреждение здравоохранения и судебно-психиатрических экспертиз УР «Республиканская клиническая психиатрическая больница Министерства здравоохранения Удмуртской ...»

-- [ Страница 4 ] --

Одной из определяющих задач наркологии на современном этапе является профилактика алкоголизма, причем, превентивные программы должны быть направлены на те группы населения, в которых высока вероятность стресса или психологического кризиса. В условиях промышленного города – Ижев ска – это безработные обоих полов, имеющие в прошлом рабочую специаль ность, лица пенсионного возраста и подростки.

— 94 — Раздел 3. Вопросы наркологии В  отношении больных алкоголизмом – это предупреждение негативных эффектов заболевания и госпитализация, предупреждение рецидива заболе вания. Научно обоснованная концепция по  формированию общественного здоровья и предупреждению алкоголизма и других зависимостей от психоак тивных веществ должна опираться на два условия: высокое социальное каче ство жизни и соответствующий стиль жизни личности.

Лечебно-профилактическая помощь больным алкоголизмом и АП требует увеличения сроков стационарного лечения, преемственности между стацио нарной и амбулаторной службой, длительного реабилитационного лечения, что принесет значительный социально-экономический эффект.

Большой удельный вес в возможности предотвращения рецидивов алко голизма и, как следствие, АП должна занимать рациональная психотерапия.

Однако, в  связи с  явлениями алкогольной деградации у  многих больных, а также наличием алкогольной анозогнозии и соматоагнозии, это представ ляло собой значительную трудность.

Во  всех превентивных подходах должны использоваться две основные стратегии: усиление компетентности людей путем обучения и  повышения устойчивости личности и организация или реорганизация окружения таким образом, чтобы оно способствовало укреплению здоровья и  не  содержало источника стресса. Однако это невозможно сделать, улучшив лишь качество наркологической помощи. Сегодня совершенно очевидно, что  без  внятной антиалкогольной политики, без разработки системных подходов к реабили тации и профилактике невозможно обеспечивать достойное качество обще ственного здоровья и национальной безопасности.

Список литературы:

1. Иванец, Н. Н. Алкоголизм / Н. Н. Иванец, Ю. В. Валентик. – М.: Наука, 1988. – 176 с.

2.  Игонин, А. Л. Злоупотребление психоактивными веществами и  асоциальное поведе ние: аналит. обзор / А. Л. Игонин, Т. В. Клименко, Ю. Б. Тузикова. – М., 2003. – 80 с.



3. Кошкина, Е. А. Оценка алкогольной ситуации в России / Е. А. Кошкина, И. Д. Паронян, Н. И. Павловская // Рус. мед. журн. – 2000. – № 5. – С.14-18.

4.  Кошкина, Е. А. Оценка распространенности употребления психоактивных веществ в  различных регионах Российской Федерации: Аналитический обзор / Е. А.  Кошкина, В. В. Киржанова, В. М. Гуртовенко. – М., 2007. – 52 с.

5. Уваров, И. А. Алкогольные психозы (эпидемиология, клиника, течение и лечение): Мо нография / И. А. Уваров, Н. Н. Иванец. – Ижевск, 2012. – 288 с.

6.  Уваров, И. А. Эпидемиология, клиника, течение и  лечение алкогольных психозов:

дис.…докт. мед. наук / И. А. Уваров. – М., 2009. – 331 с.

— 95 — ПОГРАНИЧНЫЕ ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА КАТАМНЕЗ БОЛЬНЫХ СО СПЕЦИФИЧЕСКИМИ РАССТРОЙСТВАМИ ЛИЧНОСТИ В. В. Васильев, Д. В. Юминов, Н. М. Васильева БУЗ и СПЭ УР «Республиканская клиническая психиатрическая больница Минздрава Удмуртии», г. Ижевск Расстройства личности представляют собой одну из наиболее распростра ненных форм психической патологии. По данным разных авторов их распро страненность в населении в среднем составляет от 5 до 10 % [2, 3]. При этом наибольшая часть личностных расстройств – это так называемые специфиче ские расстройства личности, в классической психиатрической терминологии именуемые психопатиями. Высокая распространенность специфических рас стройств личности имеет большой социальный резонанс, поскольку данная форма психической патологии в  значительной мере определяет такие явле ния, как преступность, суициды и злоупотребление психоактивными веще ствами, в том числе, с признаками зависимости. Все это указывает на высокую актуальность проблемы специфических расстройств личности для  совре менной психиатрии. Между тем, терапия психопатий до  сих пор остается непростой задачей, решение которой зачастую представляет для врача даже большую сложность, чем лечение психотических состояний. Случаи стойких терапевтических компенсаций при  специфических расстройствах личности по-прежнему являются достаточно редкими, что определяет необходимость продолжения поиска эффективных терапевтических подходов в данной обла сти. Более того, рядом авторов отмечается, что недостаточно изученным оста ется и катамнез специфических расстройств личности, в том числе влияние различных факторов на их прогноз [1].

Целью настоящего исследования явилось изучение влияния некоторых социально-психологических, клинических и  терапевтических факторов на  динамику и  прогноз специфических расстройств личности и  установле ние соответствующих предикторов их  благоприятного или  неблагоприят ного течения. Знание таких предикторов, по нашему мнению, может помочь практическим врачам в  построении терапевтической тактики в  отношении пациентов с рассматриваемой формой психической патологии.

Материалы и  методы. Исследование проводилось на  базе Республикан ской клинической психиатрической больницы МЗ Удмуртской Республики.

Было обследовано 30 пациентов, наблюдающихся в данной больнице по по воду специфических расстройств личности (раздел F60 МКБ-10). Включение пациентов со  специфическими расстройствами личности в  исследование проводилось согласно следующим критериям:





— 96 — Раздел 4. Пограничные психические расстройства 1. возраст 16 лет и старше;

2. начало психиатрического наблюдения не позднее 2006 года;

3. наличие в анамнезе хотя бы одной госпитализации в психиатрический стационар с целью лечения;

4. отсутствие других сопутствующих психических расстройств.

Исследуемая выборка формировалась случайным способом. Половое ее распределение было следующим: 8 мужчин (26,7 %) и  22 женщины (73,3 %).

Все исследуемые пациенты являются жителями г. Ижевска.

По этиологическому признаку расстройства личности у исследуемых паци ентов распределились следующим образом: ядерные психопатии – 4 человека (13,3 %), краевые психопатии – 3 человека (10,0 %), невротическое развитие лич ности – 19 человек (63,4 %), постреактивное развитие личности – 4 человека (13,3 %). Лиц с органической психопатией в исследуемой выборке не оказалось.

Распределение по  клиническим формам было следующим: параноидное рас стройство личности – 1 человек (3,3 %), шизоидное расстройство личности – человек (3,3 %), эмоционально-неустойчивое расстройство личности – 5 человек (16,8 %), истерическое расстройство личности – 18 человек (60,0 %), ананкастное расстройство личности – 1 человек (3,3 %), тревожное расстройство личности – 3 человека (10,0 %), другие расстройства личности – 1 человек (3,3 %).

Исследование проводилось катамнестическим методом. Период катамнести ческого наблюдения составлял не менее 6 лет. С целью стандартизации оценки течения личностного расстройства у исследуемых пациентов, вся исследуемая выборка была поделена на три группы: пациенты с частыми декомпенсациями личностного расстройства, с  декомпенсациями средней частоты и  с  редкими декомпенсациями. К первой группе были отнесены лица, госпитализирующи еся в психиатрический стационар с целью лечения не реже одного раза в год, ко второй – один раз в два-три года, к третьей – реже одного раза в три года.

Результаты. В  процессе исследования было изучено влияние на  течение специфических расстройств личности ряда социально-психологических, кли нических и терапевтических факторов. Из числа социально-психологических факторов были рассмотрены такие, как  уровень образования обследуемых, условия и  стиль их  воспитания в  детстве, наличие серьезных психических травм в преморбиде. В результате было установлено, что по уровню образова ния обследуемые распределились следующим образом: лиц со средним (в том числе средним профессиональным) образованием было 24 (80,0% исследуемой выборки), а лиц с высшим образованием – 6 (20,0%). При этом у лиц с высшим образованием течение личностного расстройства было более благоприятным (33,3% случаев с частыми, 16,7% – со средне-частыми и 50,0% – с редкими де компенсациями), чем у лиц со средним образованием (58,3% случаев с часты ми, 29,2% – со средне-частыми и 12,5% – с редкими декомпенсациями).

Анализ условий воспитания пациентов в детстве показал, что в полной се мье воспитывались 19 (63,3 %) из них, в неполной семье – 9 (30,0 %), а в госуч реждениях – лишь 2 (6,7 %). При этом у тех, кто воспитывался в полной семье, — 97 — Актуальные вопросы психиатрии личностные расстройства в целом протекали несколько более благоприятно, чем  у  воспитанных в  условиях неполной семьи. Так, у  первых личностное расстройство протекало с частыми декомпенсациями в 52,6 % случаев, с де компенсациями средней частоты – в 15,8 % случаев и с редкими декомпенса циями – в 31,6 % случаев, тогда как среди вторых случаев течения с частыми декомпенсациями было 44,4 %, с декомпенсациями средней частоты – 55,6 %, а случаев течения с редкими декомпенсациями не было вовсе. Но хуже всего протекало личностное расстройство у  пациентов, воспитанных в  условиях госучреждений, среди которых все 100 % имели вариант течения с  частыми декомпенсациями.

У  23 (76,7 %) исследуемых пациентов воспитание, полученное ими в  дет стве, можно охарактеризовать как в целом гармоничное, тогда как у 7 (23,3 %) – как  дисгармоничное, т. е. соответствующее тому или  иному типу непра вильного воспитания. При этом у пациентов, воспитание которых в детстве характеризовалось дисгармоничностью, личностное расстройство протекало существенно более неблагоприятно, чем  у  пациентов, воспитание которых было гармоничным. В частности, у первых частые декомпенсации личност ного расстройства наблюдались в 85,7 % случаев, декомпенсации средней ча стоты – в  14,3 % случаев, а  течения с  редкими декомпенсациями не  отмеча лось вовсе. У  вторых  же течение с  частыми декомпенсациями имело место в 43,5 % случаев, течение с декомпенсациями средней частоты – в 30,4 % слу чаев, а течение с редкими декомпенсациями – в 26,1 % случаев.

Серьезные психические травмы в  преморбиде имели место у  15 (50,0 %) исследуемых пациентов. Выяснилось, что  наличие в  преморбиде серьезных психических травм также способствовало менее благоприятному течению личностных расстройств. Так, у  пациентов, перенесших такие травмы, те чение личностного расстройства с  частыми декомпенсациями отмечалось в  60,0 % случаев, с  декомпенсациями средней частоты – в  26,7 % случаев, с редкими декомпенсациями – в 13,3 % случаев. У пациентов же, не имевших серьезных психических травм в преморбиде, течение с частыми декомпенса циями наблюдалось в 46,6 % случаев, а с декомпенсациями средней частоты и редкими декомпенсациями – по 26,7 % случаев.

Из  числа клинических факторов, влияющих на  течение специфических расстройств личности, в рамках настоящего исследования были изучены пси хопатологическая отягощенность наследственности, злоупотребление психо активными веществами и возраст дебюта личностного расстройства. Различ ные варианты психопатологической отягощенности наследственности имели место у 14 (46,7 %) исследуемых пациентов. Было установлено, что у таких па циентов, течение личностного расстройства с частыми и редкими декомпен сациями встречалось по 27,3 % случаев, а с декомпенсациями средней часто ты – в 45,4 % случаев. У пациентов же с не отягощенной наследственностью течение личностного расстройства с частыми декомпенсациями имело место в 68,4 % случаев, а со средне-частыми и редкими декомпенсациями – по 15,8 % — 98 — Раздел 4. Пограничные психические расстройства случаев. Таким образом, течение специфических расстройств личности у па циентов с  психопатологически не  отягощенной наследственностью оказа лось даже менее благоприятным, чем у пациентов, имеющих наследственную отягощенность, поскольку среди них чаще встречались случаи течения лич ностного расстройства с частыми декомпенсациями и реже – случаи течения с  редкими декомпенсациями. Учитывая тот факт, что  из  всего контингента лиц со специфическими расстройствами личности психопатологическая отя гощенность наследственности в  большей мере свойственная страдающим ядерными психопатиями, из  данного результата можно сделать достаточно неожиданный вывод, что ядерные психопатии в целом протекают более бла гоприятно, чем краевые психопатии и психогенные развития личности.

Злоупотребление различными психоактивными веществами отмечалось у 10 (33,3 %) пациентов. Среди них случаи течения личностного расстройства с частыми декомпенсациями отмечались в 40,0 % случаев, с декомпенсация ми средней частоты и редкими декомпенсациями – по 20,0 % случаев. Среди пациентов же, не злоупотребляющих психоактивными веществами, течение личностного расстройства с частыми декомпенсациями имело место в 60,0 % случаев, с декомпенсациями средней частоты – в 30,0 % случаев и с редкими декомпенсациями – в 10,0 % случаев. Из этих цифр следует парадоксальный, на  первый взгляд, вывод, что  злоупотребление психоактивными вещества ми способствует более благоприятному течению личностного расстройства.

Представляется, однако, что  данное явление может быть объяснено тем, что  у  лиц со  специфическими расстройствами личности, злоупотребляю щих психоактивными веществами, проявления личностного расстройства несколько сглаживаются за счет его динамики в виде перехода в наркологи ческие расстройства. Поэтому описанное явление, состоящее в  улучшении течения личностного расстройства под влиянием злоупотребления психоак тивными веществами, на наш взгляд следует рассматривать не как истинную, а как своего рода псевдокомпенсацию.

У 10 (33,3 %) пациентов личностное расстройство дебютировало до 35-лет него (включительно) возраста, у  20 (66,7 %) – в  возрасте старше 35  лет.

При  этом у  первых течение личностного расстройства с  частыми деком пенсациями наблюдалось в  40,0 % случаев, а  со  средне-частыми и  редкими декомпенсациями – по  30,0 % случаев. У  вторых  же течение с  частыми де компенсациями имело место в  60,0 % случаев, с  декомпенсациями средней частоты – в  25,0 % случаев, с  редкими декомпенсациями – в  15,0 % случаев.

Из этого можно заключить, что более позднее в возрастном отношении фор мирование специфического расстройства личности соответствует менее бла гоприятному его течению. Поскольку в более позднем возрасте обычно раз виваются краевые варианты личностного расстройства, данный результат перекликается с  вышеописанным результатом, касающимся влияния на  те чение специфических расстройств личности фактора психопатологической отягощенности наследственности.

— 99 — Актуальные вопросы психиатрии Из  числа терапевтических факторов, связанных с  течением специфиче ских расстройств личности, нами были изучены продолжительность первой в жизни госпитализации обследуемых в психиатрический стационар, а также методы лечения, примененные в период первой госпитализации. Было уста новлено, что у 21 (70,0 %) исследуемого пациента продолжительность первой госпитализации в психиатрический стационар составляла не более 4 недель, а у 9 (30,0 %) пациентов – более 4 недель. При этом у пациентов, лечивших ся в  стационаре менее 4 недель, личностные расстройства протекали более благоприятно, чем у лечившихся более 4 недель: у первых течение с частыми декомпенсациями встречалось в 42,8 % случаев, с декомпенсациями средней частоты и  редкими декомпенсациями – по  28,6 % случаев, тогда как  у  вто рых течение с частыми декомпенсациями имело место в 77,8 % случаев, с де компенсациями средней частоты – в  22,2 % случаев, а  течение с  редкими декомпенсациями не  встречалось вовсе. Из  этих цифр можно заключить, что большая продолжительность первой госпитализации в психиатрический стационар пациента со  специфическим расстройством личности является прогностически неблагоприятным признаком в отношении дальнейшего те чения его личностного расстройства. Возможно, длительность первой госпи тализации здесь и объясняется терапевтической резистентностью имевших ся у пациента поведенческих нарушений.

В зависимости от методов лечения, примененных к ним в период первой госпитализации, исследуемые пациенты распределились следующим обра зом: только фармакотерапию получали 9 (30,0 %) пациентов, сочетание фар макотерапии с  психотерапией – 15 (50,0 %) пациентов, сочетание фармако терапии с  методами общебиологического воздействия (электросудорожная терапия, инсулинокоматозная терапия, пиротерапия) – 6 (20,0 %) пациентов.

При этом у пациентов, получавших в период первой госпитализации только фармакотерапию, течение личностного расстройства с  частыми декомпен сациями наблюдалось в 55,6 % случаев, с декомпенсациями средней частоты не встречалось вовсе, а с редкими декомпенсациями отмечалось в 44,4 % слу чаев. У пациентов, получавших в период первой госпитализации сочетание фармако- и психотерапии, течение личностного расстройства с частыми де компенсациями имело место в  73,3 % случаев, с  декомпенсациями средней частоты – в 26,7 % случаев, а с редкими декомпенсациями не встречалось во все. Наконец, у  пациентов, получавших сочетание фармакотерапии с  мето дами общебиологического воздействия, течения личностного расстройства с  частыми декомпенсациями не  встречалось, течение с  декомпенсациями средней частоты имело место в 66,7 % случаев, а течение с редкими декомпен сациями – в 33,3 % случаев. Таким образом, выясняется, что наилучшее тече ние специфического расстройства личности отмечалось у тех пациентов, ко торые в период первой госпитализации получали лечение в виде сочетания фармакотерапии с  методами общебиологического воздействия, наихудшее – у пациентов, получавших лечение в виде сочетания фармакотерапии с пси — 100 — Раздел 4. Пограничные психические расстройства хотерапией, пациенты  же, получавшие лечение в  виде изолированной фар макотерапии занимают по данному показателю промежуточное положение.

Отсюда, казалось бы, можно сделать вывод о неблагоприятном влиянии пси хотерапии на течение специфических расстройств личности, однако, на наш взгляд, такое ее влияние у  представителей исследуемой выборки связано с  недостаточным временем для  ее проведения в  связи с  краткосрочностью стандартного курса стационарного лечения. В таких условиях психотерапия порой действительно могла оказаться вредна, поскольку лечащие врачи успе вали лишь начать ее, тем  самым, возможно, вскрыв те или  иные проблемы пациента, но не успевали завершить начатый курс и оказать пациенту доста точную помощь по разрешению этих проблем.

Заключение Проведенное исследование позволило установить ряд социально – психо логических, клинических и терапевтических факторов, влияющих на течение и прогноз специфических расстройств личности. Выяснилось, что предикто рами неблагоприятного течения личностного расстройства являются низ кий уровень образования пациента, дисгармоничное воспитание его в  дет стве, наличие в преморбиде серьезных психических травм, поздний возраст дебюта личностного расстройства, большая продолжительность первичной госпитализации пациента в психиатрический стационар. При этом краевые личностные расстройства имеют более благоприятное течение, чем ядерные.

Установлено, что злоупотребление лицами со специфическими расстрой ствами личности психоактивными веществами способствует смягчению внешних проявлений личностного расстройства за счет трансформации его в  наркологическую патологию. Выяснено также, что, в  случае включения психотерапии в схему стационарного лечения пациентов со специфическими расстройствами личности, такие пациенты нуждаются в обязательной даль нейшей поддерживающей психотерапии в  амбулаторных условиях. В  слу чае же невозможности такой поддерживающей терапии психотерапию в ста ционарных условиях лучше вообще не начинать, поскольку в незавершенном варианте психотерапия сказывается на течении специфических расстройств личности негативно.

Необходимо отметить, что результаты настоящего исследования, на кото рых основаны вышеперечисленные выводы, следует считать предваритель ными в силу небольшого размера исследуемой выборки.

Список литературы:

1. Борисова Д. Ю. Социальная адаптация подростков с шизоидным расстройством лич ности (клинико-катамнестическое исследование) // Автореферат дис. … канд. мед. наук. – М., 2007.

2.  Гиндикин  В. Я., Гурьева  В. А.  Личностная патология. – М: Издательство «Триада-Х», 1999. – 266 с.

3.  Смулевич А. Б. Пограничные психические нарушения // Руководство по  психиа трии / Под ред. А. С. Тиганова. – Т. 2. – М.: Медицина, 1999. – 784 с.

— 101 — Актуальные вопросы психиатрии АНАЛИЗ СТРУКТУРЫ РАССТРОЙСТВ ЛИЧНОСТИ В ГОРОДЕ ИЖЕВСКЕ У ПАЦИЕНТОВ, КОТОРЫМ БЫЛО ПРЕКРАЩЕНО ДИСПАНСЕРНОЕ НАБЛЮДЕНИЕ С 2006 ПО 2010 ГГ.

А. В. Лосев ГБОУ ВПО «Ижевская государственная медицинская академия» МЗ РФ, г. Ижевск Расстройства личности занимают центральное положение в  структуре психической патологии, относящейся к пограничным состояниям.

Среди пограничных психических расстройств группа психопатий яв ляется одной из  наименее исследованных;

данных об  эпидемиологии этих расстройств недостаточно, и, не  смотря на  обилие литературных дан ных о клинике психопатий, большинство авторов, как отечественных, так и  зарубежных, ссылаются на  опубликованную в  1933  году монографию П. Б. Ганнушкина «Клиника психопатий, их статика, динамика, системати ка». Данных  же об  эпидемиологических исследованиях психопатий явно недостаточно. Последняя работой, посвящённая этой теме является моно графия Динамика нервно-психических расстройств (Чуркин A. A., Творого ва H. A. М., 2002.) Исследования распространенности расстройств личности в  населении дают очень большой разброс показателей – от  3 до  20-50 на  1000 [Петра ков Б. Д., 1984;

Петраков Б. Д., Цыганков Б. Д., 1996;

Viallant G., Perry J., 1980].

По  уточненным данным, приводимым G.  De Girolamo и  J. H.  Reich (1995), распространенность расстройств личности в  населении варьирует от  10, до  13,5 %. Сопоставимые данные (6-9 %) приводят также Г.  Каплан и  Б.  Се док (1998). Распространенность расстройств личности при  популяционных исследованиях колеблется в  диапазоне от  0,1 % (Тайвань – Lin et al., 1989) до 13,5 % (США – Zimmerman, Coryel, 1988). Они отмечают, что складывает ся впечатление о меньшей распространенности расстройств личности в раз вивающихся странах. Однако такая зависимость может отражать различную методику обследования и  с  нашей точки зрения меньшую обеспеченность психиатрической помощью в этих странах. Neugebauer и соавт. (1988), срав нив данные 20 работ, проведенных в  Европе и  Северной Америке, нашли, что средняя величина распространенности расстройств личности составля ет 7 %. Аналогичный обзор латиноамериканских исследований дает среднее число – 4,7 % населения обнаруживают расстройства личности (Levav, 1989).

Исследования, проводимые в  Советском Союзе и  России, показывают при мерно такие же цифры (Гражинский А. В., 1974;

Агаларзаде А. З., 1976).

Обсуждаемое расхождение связано не  столько с  диагностическими про блемами, сколько с низкой обращаемостью этого контингента за специали зированный помощью, а  также с  отсутствием фактической необходимости в  постоянном динамическом диспансерном наблюдении, распространяю щемся лишь на  тяжелые, декомпенсированные расстройства личности. Од нако, по мнению S. Torgersen, изложенному в «Руководстве по расстройствам — 102 — Раздел 4. Пограничные психические расстройства личности» под ред. J. Oldham, E. Skodol и D. Bender (2005), лишь незначитель ная часть эпидемиологических данных соответствует клинической реально сти. Так в восьми цитируемых автором масштабных исследованиях распро страненность расстройств личности варьирует от 4 до 23 %.

Цель исследования: Определение структуры расстройств личности по дан ным снятых с диспансерного наблюдения за 5 лет в городе Ижевске Задачи:

1. Определение количество лиц снятых с диспансерного наблюдения с диа гнозом расстройство личности (F 60.0- F61) в указанный период времени.

2. Анализ распределения типов расстройств личности среди снятых c на блюдения лиц.

3. Формулирование выводов.

Материал и  методы. Было проведено исследование структуры рас стройств личности по  городу Ижевску за  прошедшие 5  лет ( по 2010 года). Основными данными для анализа послужили относительное соотношение нозологических форм расстройств личности (F60.0 – F 61) в  общем числе снятых в  течение года с  диспансерного наблюдения взрос лым диспансерным отделением БУЗ и  СПЭ «РКПБ МЗ УР» в  процентах.

Полученные данные распределения диагнозов (F60.0 – F61) могут быть перенесены на генеральную совокупность всех расстройств личности, т. к.

данная выборка является репрезентативной и  отражает объективное рас пределении нозологических единиц.

Результаты. На  момент начала исследования в  2006  году распределение нозологий было следующим. Наиболее часто встречающимся вариантам расстройств личности являлись эмоционально неустойчивое расстройство личности, импульсивный тип (F60.30) 19,6 %, около 16 % от всей группы со ставляли расстройства личности смешанного круга (F61.0) и диссоциальное расстройство личности (F60.2). С  некоторым снижение показателей встре чались параноидное расстройство личности (F60.0) 10,7 % и  неутонченное расстройство личности (F60.9) 9 %. Около 7 % составляли расстройств исте рического круга (F60.4). Одинаковые показатели в 5,3 % наблюдались у шизо идного расстройства личности (F60.1), ананкастного расстройство личности (F60.5) и других специфических расстройств личности (F60.8). Расстройство типа зависимой личности (F60.7) составило 1,7 %. Ни одно лицо не было сня то с наблюдения в текущем году с диагнозом тревожное (уклоняющееся) рас стройство личности (F60.6).

В течении последующих лет картина распределения меняется. По данным за 2010 год значительно снизилось количество наблюдаемых лиц с диагноза ми эмоционально неустойчивое расстройство личности, импульсивный тип (F60.30) с 19,6 % до 7,8 %;

диссоциальное расстройство личности (F60.2) с 16 % до  7 %;

параноидное расстройство личности (F60.0) с  10,7 % до  5 % и  анан кастного расстройство личности (F60.5) с 5,3 до 2,5 %. Данные неутонченного расстройства личности (F60.9) также претерпели падение с 9 % до 7 % и ши — 103 — Актуальные вопросы психиатрии зоидного расстройства личности (F60.1) с  5,3 до  4,3 %. Как  видно из  пред ставленных цифр, снижение лиц этой группы произошло примерно в 2 раза по отношению к исходным показателям.

Значительным повышением показателей лиц снятых с  наблюдения в  2010  году отметились расстройства личности смешанного круга (F61.0) с  16 % до  33,6 %, также тенденцией к  значительному повышению выявилось расстройство типа зависимой личности (F60.7) с  1,7 % до  9 %. Менее стре мительным ростом отметились расстройства истерического круга (F60.4) с 7 % до 9,9 % и другие специфические расстройства личности (F60.8) с 5,3 % до  6,8 %. В  структуре тревожных (уклоняющихся) расстройств личности (F60.6) не произошло никаких изменений за исследуемый период.

Заключение:

Таким образом, на  основании представленных данных хорошо видно, что за прошедшие 5 лет значительным спадом (в 2 раза) в постановке диагно зов отмечаются расстройства эмоционально – неустойчивого (F60.30), дис социального (F60.2) и параноидного круга (F60.0). В то же время отмечается значительное повышение постановки смешанного расстройства личности F61.0. По нашему мнению это связанно с тем, при постановке диагноза вра чи стремятся указать в диагнозе все радикалы патологической личности па циента не стремясь выделить основной радикал обуславливающий основное патологическое ядро личности.

Обращает на  себя внимание тревожное (уклоняющееся) расстройство личности (F60.6). Данный диагноз в  течении наедаемого периода является наименее востребованным. За прошедший период времени ни одному лицу не было выставлено данного диагноза. По нашему мнению объяснение дан ного явления кроется в  самой формулировке критериев данной нозологии.

К диагностическим критериям данного расстройства относятся: постоянное общее чувство напряженности и тяжелые предчувствия;

повышенная озабо ченность критикой в свой адрес или непринятием в социальных ситуациях;

нежелание вступать во взаимоотношения без гарантий понравиться;

ограни ченность жизненного уклада из-за потребности в физической безопасности.

Данные критерии в  значительной мере перекликаются с  критериями таких нозологий как  ананкастное расстройство личности (F60.5) и  расстройство типа зависимой личности (F60.7). Т.о. данный диагноз не выставляется, и все лица данной группы определяются в  ту или  другую нозологию. Как  видно по  представленным данным большинство данных лиц уходит в  категорию расстройства зависимой личности, что отражается в значительном росте по казателя данной нозологии.

Список литературы:

1.  Бурно  М. Е. «О  характере человека», М., Российское общество медиков-литераторов, 1998 г.

2. Ганнушкин П. Б. «Клиника психопатий, их статика, динамика, систематика», «Избран ные труды» под ред. Кербикова О. В., Ростов на Дону, «Феникс», 1998 г.

— 104 — Раздел 4. Пограничные психические расстройства ОСОБЕННОСТИ ДЕПРЕССИВНЫХ ПРОЯВЛЕНИЙ ПРИ НЕВРОТИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВАХ В. В. Васильев, А. А. Муллахметова, Н. М. Васильева, О. А. Соколов, О. В. Соколова БУЗ и СПЭ УР «Республиканская клиническая психиатрическая больница Минздрава Удмуртии»

Проблема депрессивных расстройств является наиболее актуальной в  современной психиатрии.

Согласно данным, представленным в  Докладе ВОЗ о состоянии здравоохранения в мире за 2001 год [2], депрессия в на стоящее время является ведущей причиной инвалидности в мире и четвер той из десяти основных причин глобального бремени болезней. При этом, несмотря на  высокие эпидемиологические показатели, значительная часть депрессий не  распознается и  не  лечится адекватно, следствием чего явля ется неблагоприятное течение, затягивание болезни и высокий риск смерт ности в  результате суицидов [4,5]. Одной из  причин гиподиагностики де прессий является недостаточная осведомленность врачей первичного звена об их клинике, а также разнообразие депрессивной симптоматики и часто встречающаяся коморбидность депрессий с другими клиническими состо яниями, как соматическими, так и психопатологическими [7]. Часто встре чающимся видом коморбидных с депрессией психических расстройств яв ляются неврозы.

Проводимые в  последние годы клинико-эпидемиологические исследова ния показывают высокую распространенность невротических расстройств, которыми по некоторым данным страдает до 10-20 % всего населения, а так же сохраняющуюся тенденцию к ее росту [1,6]. Одной из причин столь широ кой распространенности неврозов является их социальная обусловленность.

При этом наряду с общим ростом распространенности неврозов в населении отмечается нарастание числа больных с  невротическими расстройствами, характеризующимися длительным течением и  склонностью к  формирова нию невротического развития личности. А именно такие невротические рас стройства часто сопровождаются депрессивными проявлениями [3].

Несмотря на  многочисленность исследований длительно текущих не врозов, их роль в происхождении депрессивных расстройств и формирова нии общего массива больных депрессией остается изученной недостаточно.

Не полностью исследованы также динамика и клинические особенности де прессивного синдрома при различных формах неврозов. Отсутствует и окон чательный ответ на вопрос о роли невротических расстройств с депрессив ными проявлениями в суицидогенезе. Все это определяет актуальность темы настоящего исследования.

Целью исследования явилось изучение распространенности и  клини ческих особенностей депрессивных проявлений при  невротических рас стройствах.

— 105 — Актуальные вопросы психиатрии Таблица Клинические варианты депрессивных расстройств у исследуемых пациентов Формы неврозов Клинические варианты депрессии Неврастения Истерия Обсессивно-фобический Все формы Тоскливая 0,0 % 0,0 % 5,0 % 2,5 % Тревожная 25,0 % 12,5 % 75,0 % 45,0 % Астеническая 75,0 % 6,3 % 5,0 % 12,5 % Деперсонализационная 0,0 % 6,3 % 0,0 % 2,5 % Истерическая 0,0 % 25,0 % 5,0 % 12,5 % Ипохондрическая 0,0 % 12,5 % 5,0 % 7,5 % Соматизированная 0,0 % 37,5 % 5,0 % 17,5 % Материалы и  методы. Было обследовано 40 пациентов, проходивших стационарное лечение в отделении неврозов Республиканской клинической психиатрической больницы МЗ УР, из них 5 мужчин и 35 женщин. Возраст обследуемых варьировал в пределах от 18 до 70 лет, средний возраст соста вил 40,4  года. По  социальному статусу исследуемые пациенты распредели лись следующим образом: работающие – 72,5 %, неработающие – 10,0 %, уча щиеся – 7,5 %, пенсионеры и инвалиды – 10,0 %. Состояли в браке на момент обследования 52,5 % пациентов, остальные в браке никогда не состояли. Но зологическое распределение исследуемого контингента было следующим: не врастения – 4 пациента (10,0 %), истерия – 16 пациентов (40,0 %), обсессивно фобический невроз – 20 пациентов (50 %).

Исследование проводилось следующими методами: 1)  клинико психопатологический метод – включал в себя сбор анамнеза и клиническую оценку психического статуса пациентов;

2)  клинико-психометрический ме тод – заключался в оценке выраженности депрессивных проявлений у паци ентов с помощью шкалы депрессии Гамильтона.

Результаты. У всех обследованных пациентов были выявлены симптомы депрессии. Однако ведущим в клинической картине депрессивный синдром был лишь у 13 (32,5 %) пациентов, тогда как у остальных присутствовали те или  иные депрессивные включения в  структуре других психопатологиче ских синдромов (астенического, конверсионного, тревожно-фобического, обсессивно – компульсивного и  др.). При  этом чаще всего ведущее место в  клинической картине депрессивный синдром занимал у  пациентов, стра дающих неврастенией (в  75,0 % случаев), существенно реже – у  пациентов с обсессивно-фобическим неврозом (в 35,0 % случаев) и еще реже – у пациен тов с истерией (в 18,7 % случаев).

Из клинических вариантов депрессии у исследуемых пациентов по часто те встречаемости резко преобладала тревожная депрессия – 45,0 % всех слу чаев (табл. 1). Существенно реже встречались соматизированный (17,5 %), астенический и истерический (по 12,%) варианты депрессии. Прочие ее ва рианты имели место у  представителей исследуемой выборки лишь в  еди ничных случаях. В то же время, существенные различия в клинических ва — 106 — Раздел 4. Пограничные психические расстройства риантах депрессии были выявлены при  сравнении по  данному признаку различных форм неврозов. Так, при неврастении доминировал астенический вариант депрессии, при истерии преобладал соматизированный ее вариант, а при обсессивно-фобическом неврозе – тревожный.

Исследование показало, что  из  всех типов течения депрессивных рас стройств у исследуемых пациентов резко преобладал по частоте встречае мости волнообразный его тип – 80,0 % случаев. В 15,0 % случаев депрессия у исследуемых пациентов имела транзиторное течение и лишь в 5,0 % – ста ционарное. Суточные колебания настроения отмечались у 45,0 % пациентов, при этом у подавляющего большинства из них (88,9 %) настроение ухудша лось в  вечернее время. Идеи вины в  структуре депрессии у  исследуемых пациентов встречались достаточно редко – всего в  10,0 % случаев. Двига тельная заторможенность также была не слишком характерна для предста вителей исследуемого контингента: она встречалась лишь в 22,5 % случаев.

А  вот двигательная ажитация была несколько более распространена – 32,5 % случаев.

Преобладающим типом нарушения сна у  исследуемых пациентов была ранняя бессонница, которая встречалась у них в 52,5 % случаев. Прерывистый сон имел место у  22,5 % пациентов, поверхностный сон – у  15,0 %, кошмар ные сновидения и  позднюю бессонницу имели по  7,5 % пациентов. В  32,5 % случаев нарушения сна у исследуемых пациентов полностью отсутствовали.

Стойкое снижение аппетита имело место у 47,5 % пациентов, еще у 5,0 % от мечался перемежающийся аппетит. Никто из исследуемых пациентов не от мечал сезонности в  колебаниях настроения. Мысли о  никчемности жизни возникали у 10,0 % пациентов, но при этом оформленного желания умереть никто из них не высказывал. Лишь одна представительница исследуемой вы борки, страдающая истерическим неврозом, имела в анамнезе суицидальную попытку, которая, однако, носила демонстративно-шантажный характер.

Средний уровень депрессии по шкале Гамильтона для всей исследуемой вы борки составил 15 баллов, что соответствует депрессии легкой степени. У па циентов с неврастенией и обсессивно-фобическим неврозом средний уровень депрессии составил 16 баллов, у  пациентов с  истерией – 14 баллов. Что  же касается индивидуальных уровней выраженности депрессивного состояния, то  только у  5 пациентов, страдающих обсессивно-фобическим неврозом, де прессия достигала средней степени тяжести, у всех остальных представителей исследуемой выборки ее выраженность соответствовала легкой степени.

Заключение. Таким образом, проведенное исследование позволяет сде лать следующие выводы:

1.  Депрессивные симптомы часто встречаются при  неврозах, но  ведущее место в  клинической картине депрессивный синдром занимает не  более чем у одной трети больных неврозами. При этом из всех форм неврозов чаще всего в качестве ведущего психопатологического синдрома депрессия высту пает при неврастении.

— 107 — Актуальные вопросы психиатрии 2.  Из  клинических вариантов депрессии при  неврастении чаще всего встречается ее астенический вариант, при  истерии – соматизированный, а при обсессивно-фобическом неврозе – тревожный.

3. В подавляющем большинстве случаев депрессивные проявления при не врозах имеют волнообразное течение.

4.  Характерными клиническими особенностями депрессии при  неврозах являются: усиление депрессивных проявлений в вечернее время, преоблада ющий тип нарушения сна в форме ранней бессонницы, редкая встречаемость таких типично эндогенных депрессивных симптомов, как идеи вины, двига тельная заторможенность и суицидальные мысли.

5. По своей тяжести депрессия при неврозах обычно не превосходит лег кой степени, и лишь при обсессивно-фобическом неврозе могут наблюдаться эпизодические случаи более тяжелой депрессии.

В заключение необходимо отметить, что в силу небольшого числа наблю дений результаты данного исследования следует считать предварительными.

Список литературы:

1.  Александровский Ю. А. Пограничные психические расстройства: Учебное пособие для слушателей системы последипломного образования. – Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Ме дицина, 2000. – 496 с.

2. Доклад о состоянии здравоохранения в мире, 2001 г. Психическое здоровье: новое по нимание – новые надежды. – ВОЗ, 2001. – 216с.

3.  Ковалев Ю. В. Клиническая типология и  динамика тревоги при  невротических рас стройствах. – Ижевск: ИГМА, 2012. – 279 с.

4. Ковров Г. В., Лебедев М. А., Палатов С. Ю. Депрессия в общей практике // Русский ме дицинский журнал. – 2010. – № 8. – С. 3-5.

5.  Мосолов  С. Н., Костюкова  Е. Г.  Актуальные вопросы фармакотерапии депрессий // Новые достижения в терапии психических заболеваний / Под ред. С. Н. Мосолова. – М.: Би ном, 2002. – С. 211-232.

6.  Смулевич  А. Б.  Пограничные психические нарушения // Руководство по  психиа трии / Под ред. А. С. Тиганова. – Т. 2. – М.: Медицина, 1999. – 784 с.

7. Смулевич А. Б. Депрессии при соматических и психических заболеваниях. – М.: Меди цинское информационное агентство, 2003. –432с.

ДИНАМИКА КАТЕГОРИЙ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ ДО И ПОСЛЕ ПРОВЕДЕНИЯ ПСИХОТЕРАПИИ ПРИ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВАХ У БЕРЕМЕННЫХ С УГРОЗОЙ НЕВЫНАШИВАНИЯ Т. С. Ефанова1, И. Е. Куприянова1, Р. И. Захаров ФГБУ «НИИ психического здоровья» Сибирского отделения РАМН, г. Томск, ГБОУ ДПО «Российская медицинская академия последипломного образования», г. Москва Современные условия развития общества с  высоким информационным напряжением, социальным расслоением, низкими позициями защищенно сти трансформируют общество в целом и каждую личность в частности. Вы — 108 — Раздел 4. Пограничные психические расстройства сокий уровень напряженности, снижение стрессоустойчивости, подавленное настроение, уменьшение социальной и производственной активности, «уход в  болезнь», аномальные семейные отношения – основные характеристики снижения качественного восприятия окружающего мира (Куприянова И. Е., 2007). Психологический стресс, включающий проблемную ситуацию, ее субъективное восприятие, оценку собственной значимости, имеет высокую степень деструктивных воздействий как на личность, так и на определенные группы населения (Lasarus R. S., 1984). Психологические характеристики от ражают изменения социально-экономической сферы, условия воспитания, формирования личности, но  остаются связанными с  биологической пре диспозицией (Куприянова И. Е., Семке В. Я.). В качестве показателей психи ческого здоровья некоторые исследователи (Соколова  О. А., 2006, Сергиен ко Е. А., 2004) используют тревожность и стрессоустойчивость, способность женщины разрешать трудные жизненные ситуации, перестраивать жизнен ные позиции и менять значимые отношения, сохраняя собственный психи ческий статус.

Когда личность изначально не  готова к  изменениям в  ситуациях окру жающих ее, то увеличивается вероятность выхода из хронической фрустра ции через механизм косвенной аутоагрессии (В. Я. Семке, Я. П. Гирич, 1998).

В этом случае, нарушение стабильности в психоэмоциональной сфере, кото рое возникло вследствие стрессового воздействия, как  правило, выражает ся в повышении уровня тревожности. Это приводит к срыву адаптационных механизмов и возникновению соматических и гинекологических расстройств (Уманский  С. М., 1996). Взаимосвязь психической и  гинекологической сфер в  структуре здоровья женщины отмечается многими исследователями (Ак кер Л. В., 1994;

Дремов С. В., 2002;

Коул М. 1997., Насырова Р. Ф., 2012, Mon ey J., 1994., Crapo R. H., 1996). Весомыми показателями психического здоровья беременных являются критерии качества жизни (КЖ). КЖ (ВОЗ) – «воспри ятие людьми своего положения в контексте культуральных ценностных ори ентаций и в соответствии с их целями, ожидании, стандартами и заботами»

(WHOQOL: Study protocol Division of Mental health. Geneva, 1993). В. Я. Семке (1999) характеризует это понятие как достигаемость желаемого и удовлетво рение достигнутым.

Исследование КЖ важно для  определения правильной тактики работы с  пациентами, поиска путей их  социально-психологической реабилитации.

Для  определения и  усовершенствования психопрофилактической и  психо терапевтической тактики работы с  угрозой невынашивания беременности (УНБ) важно изучать КЖ беременных с данной патологией.

На  базе женской консультации МБУЗ ГКБ № 1  г. Новосибирска с  2011  г.

обследовано 100 беременных, от  18 до  41  лет. Средний возраст составил 27,19±2,76  лет. Срок беременности 8-35 недель. Из  них 90 женщин с  УНБ и  различными формами гестозов, и  10 женщин с  нормально протекающей беременностью.

— 109 — Актуальные вопросы психиатрии УНБ, как  и  неудачи при  предыдущем деторождении, сопровождается в  большинстве случаев развитием психогенных нарушений. Психические расстройства беременных с  угрозой прерывания в  исследуемой группе были представлены донозологическими расстройствами (психоадаптивные (ПАС) и психодезадаптивные состояния (ПДАС)) – 34 женщины (37,78 %);

а  также пограничными психическими расстройствами, обозначенны ми в МКБ-10 под рубриками F3, F4 и F6, и выявляются по нашим данным у 52 (57,78 %) женщин с этой патологией беременности. Из них: F32-9,62 %;

F40-5,77 %;

F41-2 (3,85 %);

F42-3 (5,77 %);

F43-23 (44,23 %);

F44-2 (3,85 %), F45-3 (5,77 %);

F48-3 (5,77 %);

F60-6 (11,54 %). В единичном случае было вы явлено тревожно-фобическое расстройство органической природы (F06.4), потребовавшее амбулаторного наблюдения психиатра, с последующим ста ционарным лечением после родов. Также у одной испытуемой выявлено ор ганическое астеническое расстройство F06.6, F06-2 беременные (3,85 %). У  женщин (4,44 %) психических нарушений выявлено не  было. Актуальные психогении беременных были рассмотрены как факторы, изменяющие КЖ данной группы женщин (Гундаров И. А., 1995). КЖ определялось по крите риям, включающим следующие дефиниции: положение в обществе, работа, душевное равновесие, семья, дети, здоровье, жилище, питание, район про живания, секс, духовные потребности, развлечения, общение с  друзьями, отдых, материальное положение. Количественные категории рассматри вались в градации от 0 до 4 (полное неудовлетворение – 1, умеренное – 2, достаточное – 3, полное соответствие с желаемым – 4). Оценку проводили по  3 категориям: физический, социальный и  психологический статус. По казатели качества жизни являются субъективными. Были определены те сферы жизнедеятельности беременных, в  которых степень комфортности пациентками оценивалась как недостаточная.

По результатам исследования установлено, что беременные, имеющие пси хопатологию, имеют низкие показатели КЖ по всем 3 категориям. У женщин с  донозологическими расстройствами (ПАС-ПДАС) выявлен средний уро вень, и  в  группе здоровых – высокий уровень большего числа показателей.

На базе женской консультации ГБУЗ НСО ГКБ № 1 г. Новосибирска с 2011 г.

внедрена программа психопрофилактической подготовки к родам, разрабо танная Захаровым  Р. И. (2001). Программа проводится в  3 этапа: вводный, этап коррекции и  закрепляющий. Она включает в  себя компоненты поло жительной эмоционально-стрессовой психотерапии, нейролингвистической психотерапии (НЛП), транзактного анализа, телесно-ориентированной те рапии, позитивной и  поведенческой терапии, эриксоновского гипноза. За нятия проходят преимущественно в формате групповой работы, и если это необходимо, проводятся индивидуально. На всех этапах психотерапевтиче ской коррекции проводится формирование лечебно-охранительного режима с  помощью формул самогипноза и  аутогенной тренировки, эффективность которых неоспорима, и  доказана множеством исследователей (Буль  П. И., — 110 — Раздел 4. Пограничные психические расстройства 1974, Рожнов В. Е., 1986, Chertok L., 1992, Захаров Р. И., 2001, Турченко Н. М., 2005). Вместе с  этим проводится формирование положительной гестацион ной и лактационной доминант.

С  целью изучения влияния психотерапии на  КЖ беременных с  угрозой прерывания, женщины были поделены на 3 группы. Группу 1, определенную нами как  основную, составили 57 женщин с  УПБ и  различными формами гестозов, которые помимо медикаментозного лечения, проходили психоте рапевтическую подготовку к  родам;

группу 2 (сравнения) – 33 беременных с  той  же патологией, получавшие только биологическое лечение. В  груп пу 3 (контрольную) были определены 10 беременных, обозначенных нами как «условно здоровые». После психотерапевтической коррекции в группе показатели качества жизни по физическому вектору стали иметь тенденцию к повышению, по социальному и психологическому вектору – выровнялись до уровня нормы.

Выявление изменений показателей уровня КЖ позволяет выявлять эта пы психической дезадаптации, разрабатывать и  применять различные пси хогигиенические, психопрофилактические, психотерапевтические и  психо коррекционные программы. Психотерапевтическая коррекция позволяет улучшить качество жизни беременных и  является оптимальным методом профилактики и коррекции психических расстройств, что увеличивает веро ятность благоприятного исхода беременности.

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ОЦЕНКИ НЕВРОТИЧЕСКОЙ ТРЕВОГИ ПРИ НАУЧНОМ ИССЛЕДОВАНИИ Ю. В. Ковалев1, А. А. Блинов ГБОУ ВПО «Ижевская государственная медицинская академия МЗ РФ», г. Ижевск МБУЗ «Глазовский психоневрологический диспансер», г. Глазов В 1970-х годах L. R. Derogatis, R. S. Lipman и L. Covi предложили клинико метрическую шкалу SCL-90, которая и по сей день является одной из лучших в  своем классе методик, распространенным и  действенным инструментом для  точной и  адекватной оценки психического состояния больных погра ничными психическими расстройствами (ППР) [4, 5]. Необходимо отметить, что  конструктивное построение ряда субшкал SCL затрудняет проведение четкой грани между непсихотическими тревожными и депрессивными рас стройствами. Клиническое исследование является эталоном психиатри ческой диагностики, но, с  другой стороны (в  отличие от  SCL-90 и  других клинико-метрических шкал) не позволяет оценивать симптоматику в баллах.

Целью нашей работы явилось сравнение возможностей клинического и  клинико-метрического исследования тревоги и  депрессии при  погранич ных психических расстройствах.

— 111 — Актуальные вопросы психиатрии Задачи: 1) провести клиническую и  клинико-метрическую (SCL-90) диа гностику тревоги и  депрессии у  больных ППР;

2) сравнить полученные ре зультаты и дать им оценку.

Материалы и  методы. Методы исследования: 1) клинико психопатологический;

2) клинико-метрический (SCL-90);

3) статистический (определение t-критерия Стьюдента).

Материал исследования: пациенты, с  невротическими и  органическими неврозоподобными расстройствами, госпитализировавшиеся в  отделения пограничных состояний Республиканской клинической психиатрической больницы МЗ Удмуртской Республики и  Глазовского психоневрологиче ского диспансера, всего 721 человек. Анализ поло-возрастных и социально демографических особенностей больных в данной работе не проводится, так как не входил в круг задач.

Результаты. В  результате клинического обследования было выявлено, что тревога встречалась в 461 случае (63,9 % больных), тогда, как депрессия – в 290 (40,2 % больных, p0,01). Следовательно, при невротических состояни ях тревога встречается значительно чаще, чем депрессия, что соответствует самой концепции неврозов как «тревожных тимопатий» [3].

Из  общего числа пациентов методом случайной выборки выделено больных, которые были параллельно обследованы с  помощью SCL-90. Вы раженность тревоги и депрессии по данным SCL-90 оказалась иной, тревога оценивалась в 39,5±2,59 баллов, депрессия – в 46,5±2,64.

Данные SCL-90 показали, что депрессивные расстройства у больных выра жены если не больше (p0,05), то, по крайней мере, никак не меньше чем тре вога, что не соответствовало клиническим данным.

Чтобы разрешить имеющееся противоречие представим, что жалобы па циентов, а, следовательно, в  значительной степени и  данные клинического психопатологического исследования базируются в  основном на  характери стиках тревоги и  депрессии как  таковых, т. е. на  описании их  тимических компонентов [1, 2]. Набор утверждений SCL-90 содержит как  минимум по  три описания собственно-аффективного компонента тревоги и  депрес сии.

Тимический компонент тревоги представлен следующими признаками:

• (№ 31) сильное беспокойство или тревога по какому-либо поводу;

• (№ 2) нервность или внутренняя неустойчивость;

• (№ 57) чувство напряженности или  скованности (напряженность или взвинченность).

Тимический компонент депрессии складывается из  следующих симпто мов:

• (№ 30) чувство подавленности;

• (№ 22) чувство безвыходности или безысходности;

• (№ 32) чувство, что Вы ко всему потеряли интерес.

— 112 — Раздел 4. Пограничные психические расстройства Общая представленность аффективного компонента тревоги в  относи тельных единицах равна 59,75±2,59, аффективного компонента депрессии – 49,5±2,64. Разница статистически достоверна (t=2,77;

р0,001).

Заключение. Ведущим аффективным нарушением при ППР является тре вога, что  подтверждается как  клиническими, так и  клинико-метрическими данными (SCL-90);

обе методики являются приемлемыми и  адекватными способами оценки тревоги и депрессии.

Список литературы:

1.  Вертоградова  О. П., Войцех  В. Ф., Волошин  В. М. и  др. Психопатологические крите рии диагностики депрессии. Метод. рекомендации МЗ СССР. – М.,1981. – 20 с.

2.  Жмуров  А. А.  Клинико-психопатологическое исследование. – Иркутск: Изд-во  Ир кутского ун-та, 1988. – 131 с.

3. Лопес Ибор X. К  определению понятия «неврозы» // Журн. невропатол. и  психиатр.

им. С. С. Корсакова. – 1972. – № 3. – С. 446-450.

4. Derogatis L. R., Lipman R. S., Covi L. et al. SCL-90: an autpatient psychiatric rating scale – preliminary report // Arch. Gen. Psychiat. – 1975. – Р. 13-28.

5.  Van Riezen  Н., Segal  М.  Comparative Evaluation of rating scales for clinical psychopharmacology – Amsterdam – New York – Oxford, 1988. – 540 P.

ЭТНОКУЛЬТУРАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТНЫХ РАССТРОЙСТВ У ПРИЗЫВНИКОВ В УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ В. С. Шмыков БУЗ и СПЭ УР «Республиканская клиническая психиатрическая больница Минздрава Удмуртии», г. Ижевск Этнокультуральные исследования психического здоровья в  современной России имеют особое значение, что обусловлено многонациональным соста вом населения страны и недостаточной разработанностью данной актуальной проблемы (Положий Б. С., 1997;

Дмитриева Т. Б., Положий Б. С., 2003). Этно культуральное своеобразие каждого народа, отраженное в индивидуальной психологии, влияет на  клинику, динамику и  распространенность психиче ских расстройств, характер личностных реакций в  стрессовых ситуациях, формы психологической защиты и  эффективность определённых видов те рапии и профилактики. Особого внимания в этом плане заслуживают этно культуральные особенности личностных расстройств у лиц призывного воз раста, многие аспекты которых остаются еще недостаточно изученными.

В предыдущей работе (Шмыков В. С., 2012) мы исследовали факторы, до стоверно связанные с личностными расстройствами у лиц призывного воз раста, без учета этнокультуральных особенностей. Было выявлено, что среди призывников с личностными расстройствами доминировали лица с органи ческим расстройством личности (75,6 %), и  статистически значимыми фак — 113 — Актуальные вопросы психиатрии торами для  этой группы пациентов были: неполное среднее образование, повторное обучение в  одном классе, обращение к  психиатру с  проблема ми, и  учет у  психиатра. Во  всех случаях с  диагнозом «расстройство лично сти органической этиологии» была установлена и зафиксирована этиология основного заболевания головного мозга, при  котором изменение личности и поведения были резидуальным или сопутствующим расстройством. В 75 % случаев выявлена патология раннего возраста (патология беременности и ро дов, черепно-мозговые травмы, инфекции), у 5 % лиц заболевание головного мозга началось в позднем возрасте (черепно-мозговые травмы и инфекции), в 20 % случаев установлен смешанный генез заболевания (патология раннего возраста сочеталась с патологией позднего возраста).

Целью настоящего исследования явилось изучение этнокультуральных особенностей личностных расстройств у лиц призывного возраста в Удмурт ской Республике для  оптимизации экспертных, терапевтических и  профи лактических мероприятий.

Материалы и  методы. Исследование было выполнено в  городе Ижев ске в  весенне-осенний периоды (март – май, сентябрь – ноябрь) в  2007, 2009 и 2011 годах. В исследуемую группу, составленную методом сплошной выборки, вошли 287 пациентов мужского пола в  возрасте от  18 до  22  лет с  личностными расстройствами, находившимися на  стационарной военно врачебной экспертизе в БУЗ и СПЭ «Республиканской клинической психиа трической больнице МЗ УР» (РКПБ) по направлению военкоматов. В группу не  включались пациенты с  грубыми психическими расстройствами (психо зы, деменция, умственная отсталость), и лица, не давшие согласие на участие в исследовании. Национальный состав исследуемой группы по самоопреде лению: русские – 63,1 % (181 чел.), удмурты – 29,3 % (84 чел.), татары – 4,9 % (14 чел.) другие – 2,8 % (8 чел.). В связи с небольшим количеством в выборке лиц татарской и другой этнической принадлежности, сравнительный анализ этнокультуральных факторов проводился только между представителями русской и удмуртской национальностей.

В  отношении респондентов соблюдался принцип добровольности уча стия, пациенты были информированы о  праве отказа от  сотрудничества.

В случае согласия участникам исследования была гарантирована полная ано нимность.

Основными методами исследования были клинико-психопатологический, экспериментально-психологический и  математико-статистический. На  всех респондентов заполнялась базисная карта, разработанная в ГЦСПС и СП им.

В. П.  Сербского для  клинико-эпидемиологических исследований в  психиа трии (модифицированный вариант). Базисная карта содержит социальные, демографические, психологические, этнокультуральные и медицинские све дения о пациенте.

Всем исследуемым было предложено ответить на  вопросы патоха рактерологического диагностического опросника (ПДО) А. Е.  Личко — 114 — Раздел 4. Пограничные психические расстройства (1977) и теста СОП – методики диагностики склонности к отклоняющемуся поведению (А. Н.  Орел с  соавт., 2002). Для  статистического анализа данных использовалась компьютерная программа STATISTICA 5.0. Применялись следующие тесты: t-тест для  сравнения средних величин, тест chi-square – для сравнения качественных характеристик.

Результаты и обсуждение При  сравнении двух этнических групп выборки по  социодемографиче ским показателям определялась большая частота проживания в  сельской местности у удмуртов (70 %) по сравнению с русскими (40 %). В русской груп пе в 2,2 раза выше удельный вес лиц, имевших среднее специальное образо вание. На долю трудоустроенных призывников среди удмуртов приходилось 60 %, среди русских – 35 %. В  группе русских призывников, в  1,9 раза чаще, чем среди удмуртов встречались проживающие в неполной семье.

Из  этнокультуральных особенностей выборки у  удмуртов определилось незнание родного языка (более половины призывников), 24 % удмуртов на зывало родным языком русский. В  удмуртской группе призывники, воспи тывавшиеся в полных семьях, определяли главой семьи мать в 3 раза чаще, чем  отца, 10 % называли отношения между родителями равноправными.

В группе русских призывников доминирующее положение матери обознача лось в  13 %, в  36 % имелись паритетные взаимоотношения, и  в  51 % случаев главой семьи назывался отец. Преобладающими приоритетными ценностя ми у призывников обеих национальностей являлось материальное благопо лучие. Далее, в удмуртской группе в 5,5 раз чаще, чем у русских, следуют брак и семья, затем по убывающей – образование и профессия, общественное при знание. Общественное признание как  приоритетная ценность фигурирует в русской группе в 3,1 раз чаще. Толерантное отношение к суициду определя лось у удмуртов в 3 раза чаще, чем у призывников русской национальности.

Аналогичные результаты по приоритетным ценностям у русских и удмуртов были получены в исследованиях И. А. Уварова (2004), И. В. Реверчука (2004), Л. Л. Репиной (2004) и С. Г. Пакриева (2011).

В таблице № 1 перечислены социальные, психологические и медицинские факторы риска личностных расстройств в исследуемой группе. Призывники удмуртской национальности достоверно чаще, чем  русские сообщали о  на личии постоянной тревоги (49,7 % vs. 41,5 %), случаях самоубийства в семье или близком окружении (17,3 % vs. 14,3 %) и о психотравмирующих ситуаци ях (75,7 % vs. 70,0 %), а русские о более частых судимостях (9,1 % vs. 7,5 %).


Результаты нашего исследования подтверждают данные специальной лите ратуры о большей предрасположенности удмуртов, по сравнению с русскими, к  суицидальному поведению (Васильев  В. В., 2010) и  тревожным расстрой ствам. По результатам исследования (Пакриев С. Г., 2011), чрезвычайно распро странённым психическим расстройством в  Удмуртии являются социальные фобии. По данным автора, социальные фобии почти в два раза чаще выявля лись у удмуртов, чем у русских. Исследователь указывает на взаимосвязь соци — 115 — Актуальные вопросы психиатрии Таблица Социальные, психологические и медицинские факторы личностных расстройств у русских и удмуртов Русские Удмурты Достоверность разницы Факторы (%) (%) (Р) Неполное среднее образование 33. 31.6 NS* Оставался на второй год 50. 51.9 NS Употребление алкоголя родителями раз и более 57.8 58.0 NS в неделю 61.8 NS Физические наказания в детстве 60. 41. Постоянная тревога 49.7 0, 27. Обращение к психиатру с проблемами 26.1 NS NS Учет у психиатра 42.0 43. Самоубийство в семье или близком окружении 14.3 17.3 0, Наличие в родне психически больных 8.1 8.3 NS Судимость 9.1 7.5 0, Психотравмирующие ситуации 70.0 75,7 0, *NS – статистически недостоверно (not significant), P 0, Таблица Структура личностных расстройств у русских и удмуртов (МКБ-10) Русские Удмурты Шифр диагноза. В скобках – количество в основной группе % (N) % (N) F 07.0 – Расстройство личности органической этиологии (218) 76,8 (139) 76,2 (64) F60.1 – Шизоидное расстройство личности (3) 1,1 (2) 0,8 (1) F60.2 – Диссоциальное расстройство личности (7) 3,3 (6) 2,4 (2) F60.3 – Эмоционально неустойчивое расстройство личности (23) 8,3 (15) 8,3 (7) F60.4 – Истерическое расстройство личности (3) 1,1 (2) 0,8 (1) F61.0 – Смешанное и другие расстройства личности (33) 9,4 (17) 10,7 (9) Всего 100 % (287) 100 (181) 100 (84) Таблица Типы психопатий по методу ПДО у русских и удмуртов Русские Удмурты Достоверность разницы № % № % Р Астено-невротический 57 31,5 29 34,5 0, Эпилептоидный 53 29,3 22 26,2 0, Неустойчивый 35 19,5 15 17,9 NS Лабильный 11 6,1 6 7,1 NS Истероидный 13 7,2 6 7,1 NS Сенситивный 4 2,2 3 3,6 NS Психастенический 4 2,2 3 3,6 NS Конформный 2 1,1 1 1,2 NS Шизоидный 2 1,1 1 1,2 NS Всего 181 100 84 — 116 — Раздел 4. Пограничные психические расстройства Таблица Методика диагностики склонности к отклоняющемуся поведению (СОП). Средние баллы шкал СОП у русских и удмуртов Русские Удмурты Ср. Std.* Ср. Std.

Р балл dev. балл dev.

Шкала установки на социально-желательные ответы 59,7 9,9 58,5 9,2 NS Шкала склонности к нарушению норм и правил 56,6 6,1 55,8 7,2 NS Шкала склонности к аддиктивному поведению 64,5 7,8 65,4 8,0 NS Шкала склонности к самоповреждающему и саморазру 61,5 8,2 66,8 7,2 0, шающему поведению Шкала склонности к агрессии и насилию 69,3 9,0 62,2 8,9 0, Шкала волевого контроля эмоциональных реакций 62,7 9,6 63,6 10,2 NS Шкала склонности к делинквентному поведению 62,1 7,1 58,6 7,2 0, * – стандартное отклонение альных фобий с травматическими событиями в детстве, депрессивными рас стройствами, алкогольной зависимостью и суицидальным поведением.

Частота и нозологическая структура личностных расстройств по критери ям МКБ-10 среди русских и удмуртов отражала структуру диагнозов во всей выборке и  не  имела достоверных этнокультуральных отличий (таблица 2), выявлена лишь тенденция к  преобладанию диссоциального расстройства личности у русских. У представителей обеих этнических групп доминирова ло расстройство личности органической этиологии.

Статистически значимыми факторами расстройства личности органиче ской этиологии в  обеих этнических группах были аналогичными: неполное среднее образование, повторное обучение в одном классе, обращение к пси хиатру с проблемами, и учет у психиатра.

Из таблицы 3 видно распределение типов психопатий по методу ПДО у рус ских и удмуртов. Структура психопатий по методу ПДО среди русских и уд муртов отражала соотношение типов психопатий во всей выборке (В. С. Шмы ков, 2012). Достоверная разница была выявлена для  астено-невротического типа психопатии у удмуртов и эпилептоидного типа у русских.

В  таблице 4 представлены результаты тестирования призывников на склонность к отклоняющемуся поведению (СОП).

По  результатам опросника СОП, преобладание случаев с  достовер но высокими баллами в  основной группе имелось в  субпопуляции удмур тов по  склонности к  самоповреждающему и  саморазрушающему поведе нию, а  субпопуляции русских респондентов чаще определялись склонность к агрессии и насилию и делинквентному поведению.

Таким образом, частота и  нозологическая структура личностных рас стройств по критериям МКБ-10 среди русских и удмуртов отражала струк туру диагнозов во всей выборке и не имела достоверных этнокультуральных отличий. Внутри каждой этнической группы доминировало расстройство личности органической этиологии. Статистически значимыми факторами — 117 — Актуальные вопросы психиатрии расстройства личности органической этиологии в  обеих этнических груп пах были аналогичными: неполное среднее образование, повторное обучение в одном классе, обращение к психиатру с проблемами, и учет у психиатра.

Структура психопатий по методу ПДО среди русских и удмуртов отража ла соотношение типов психопатий во  всей выборке. Достоверная разница по методу ПДО была выявлена для астено-невротического типа психопатии среди удмуртов и эпилептоидного типа у русских.

Из  дополнительных факторов личностных расстройств, пациенты уд муртской национальности достоверно чаще, чем русские сообщали о случаях самоубийства в семье или близком окружении, а также о психотравмирую щих ситуациях в детстве, а русские о более частых судимостях. По результа там экспериментально-психологического метода СОП, преобладание случаев с достоверно высокими баллами имелось в субпопуляции удмуртов по склон ности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению, а субпопуля ции русских респондентов чаще определялись склонность к агрессии и наси лию и делинквентному поведению.

В настоящем исследовании, выявлены некоторые этнокультуральные осо бенности факторов риска и клинической картины личностных расстройств у лиц призывного возраста, что представляет интерес для определения групп риска по  личностным расстройствам и  разработки дифференцированных экспертных, профилактических и  терапевтических подходов. Для  предста вителей обеих национальностей рекомендуется обучение основам психопро филактики. Важной задачей является профилактика заболеваний головного мозга (профилактика патологии беременности и  родов, черепно-мозговых травм, инфекций), ведущих к органическим изменениям личности и поведе ния. Для лиц удмуртской национальности дополнительными рекомендация ми могут быть семейная психотерапия, профилактика и лечение тревожных состояний и суицидального поведения, для русских – профилактика делинк вентного поведения. С целью оптимизации диагностики и терапии личност ных расстройств исследователями указывается на необходимость более тес ного сотрудничества между семейными врачами и психиатрами. Интеграция психиатрической службы в  систему первичной медицинской помощи явля ется одной из ведущих проблем в отечественной и в зарубежной психиатрии (Казаковцев Б. А., 2009).

Заключение. Частота и  нозологическая структура личностных рас стройств по  классификации МКБ-10 среди русских и  удмуртов отражала структуру диагнозов во  всей выборке и  не  имела достоверных этнокульту ральных отличий. Внутри каждой этнической группы наиболее распростра ненным было расстройство личности органической этиологии. Достоверная разница в структуре психопатий была выявлена по методу ПДО (А. Е. Личко, 1977) для астено-невротического типа психопатии среди удмуртов и эпилеп тоидного типа у русских. Из дополнительных факторов у пациентов удмурт ской национальности достоверно чаще, чем у русских выявлялись случаи са — 118 — Раздел 4. Пограничные психические расстройства моубийства в  семье или  близком окружении, а  также психотравмирующие ситуации в детстве, а среди русских – более частые судимости.

Этнокультуральные особенности факторов риска и клинической картины личностных расстройств являются ценными для разработки дифференциро ванных экспертных, профилактических и терапевтических подходов.

Список литературы:

1.  Васильев, В. В.  Особенности суицидального поведения у  женщин (клинико социальный и  профилактический аспекты): автореф. дис. … д-ра мед. наук / В. В.  Васильев.

– Ижевск, 2010.

2. Дмитриева Т. Б., Положий Б. С. Этнокультуральная психиатрия. – М.: Медицина, 2003.

– 448с.

3. Личко, А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков / А. Е. Личко // Л.: Ме дицина. – 1977. – 208 С.

4. Казаковцев Б. А. Развитие служб психического здоровья. Руководство для врачей. Мо сква 2009. С. 235-269.

5. Орел А. Н. Определение склонности к отклоняющемуся поведению. В сборнике: Фети скин Н. П., Козлов В. В., Мануйлов Г. М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. М., Изд-во Института Психотерапии – 2002. – C. 362-370.

6.  Пакриев С. Г. Депрессии у  сельских жителей Удмуртии: этнокультуральные отличия.

Сибирский вестник психиатрии и наркологии. – 2011. – № 1 (64) С. 103-107.

7. Положий, Б. С. Культуральная психиатрия: взгляд на проблему. // Российский психиа трический журнал. – N3. – 1997. – С. 11- 8. Реверчук, И. В. Этнокультуральные аспекты клиники пограничных психических рас стройств / И. В. Реверчук, А. А. Чуркин, В. Г. Реверчук // Этнокультуральные вопросы психиа трии и психологии: материалы науч.-практ. конф., 25-26 нояб. 2004 г. – Чебоксары, 2004. – С.

149-155.

9. Репина, Л. Л. Этнокультуральные особенности клинической феноменологии невроти ческих расстройств и специфика защитных психологических механизмов (на примере срав нения удмуртской и русской субпопуляций): автореф. дис…. канд. мед. наук \ Л. Л. Репина.

Казань, 2004. 24 с.

10. Уваров И. А. Клинико-социальные и этнокультуральные особенности психических расстройств у подростков в Удмуртии: автореф. дис…. канд. мед. наук \ И. А. Уваров. – Мо сква – 2004. – 27 с.

11. Шмыков В. С. Феноменологический анализ личностного профиля лиц призывного возраста в Удмуртской Республике. Актуальные проблемы современной психиатрии. Мате риалы научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения д.м.н., профессора В. Н. Белоусовой. Ижевск, 2012, С. 190-196.

— 119 — ВОПРОСЫ ПСИХОСОМАТИКИ И ПСИХОФАРМАКОЛОГИИ КЛИНИКО-ПСИХОПАТОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ АФФЕКТА ТРЕВОГИ ПРИ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВАХ СОСУДИСТОГО ГЕНЕЗА Ю. В. Ковалев1, Н. Б. Корженевская ГБОУ ВПО «Ижевская государственная медицинская академия МЗ РФ», г. Ижевск БУЗ и СПЭ УР «Республиканская клиническая психиатрическая больница Минздрава Удмуртии», г. Ижевск В 1894 году A. Alcheimer первым указал на возможность появления у боль ных с сосудистым поражением головного мозга расстройств аффективности в виде тревожно-ипохондрического настроения с периодическими вспышка ми «тревожного оглушения».

K. Gaupp в 1905 году описал, возникающие в связи с нарушениями мозго вого кровообращения, тревожно-делириозные состояния.

Z. W.  Weber (1909) подчеркивал, что  склонность к  тревожным реакциям у пожилых людей может впервые выявиться именно на фоне атеросклероти ческого процесса.

E.  Bleuler (1920) определенно указывал на  первичность приступов тревоги и страха при сосудистых заболеваниях головного мозга, считая их первичными, обусловленными не психологическими причинами, а ишемией мозговой ткани.

Е. С.  Авербух в  ряде работ (1946;

1965;

1969) подтвердил существование первичной «физиогенной» тревоги, которая, по  его мнению, может быть спровоцирована действием различных экзогенных факторов. последнее под твердили также Д. Л. Буртянский (1965) и В. Н. Белоусова (1967).

Некоторые клиницисты допускали не  только усиление под  влиянием со судистого процесса тревожности, как черты характера, но и возникновение ее впервые (З. И. Косенко, В. И. Савчук, 1965;

В. М. Банщиков, 1967;

В. М. Бан щиков, Г. П. Колупаев, 1966;

В. Н. Белоусова, 1967;

А. Г. Акимов, 1983).

Практически все отечественные исследователи психопатологии сосуди стых поражений головного мозга отмечали, что  при  указанных состояниях аффективным нарушениям сопутствует психоорганический фон и  сосуди стая патология внутренних органов, особенно сердца – кардио-церебральный синдром (И. К. Катаринова, 1965;

В. Н. Белоусова, 1967;

В. М. Банщиков, 1967;

А. Д. Дробинский, 1974;

Г. М. Кудьярова, 1979;

Б. А. Лебедев, 1988, и др.).

По данным ряда психиатров, заметное место в структуре сосудистой тре вожной депрессии занимают ипохондрические опасения, основанные обыч но на  сенестопатиях и  других неприятных телесных ощущениях (Р. Г.  Иле шева, 1970;

М. М.  Ищенко, И. М.  Весельский, 1975;

В. Л.  Ефименко, 1975;

А. П. Цюнис, 1975;

Г. М. Кудьярова, 1979;

Б. А. Лебедев, 1988).

— 120 — Раздел 5. Вопросы психосоматики и психофармакологии Длительно существующая тревога способствует формированию аффективно-личностных образований в виде псевдофобических (В. М. Бан щиков, 1967) и параноидных (Е. С. Авербух, 1946, 1965) синдромов.

Усиливаясь, тревога может непосредственно переходить в  страх смер ти, сопровождаясь при этом выраженными вегетативными расстройствами (В. М. Банщиков, 1967;

О. П. Вертоградова, А. В. Матвеев. 1986;

Б. А. Лебедев, 1988). На высоте тревоги возможно развитие помрачения сознания (В. Н. Бе лоусова, 1966;

М. М. Ищенко, И. М. Весельский, 1975;

В. М. Банщиков, 1967).

Большинство исследователей разделяют точку зрения о  «мерцающем»

характере сосудистых аффективных расстройств, отмечая при  этом в  ряде случаев связь с колебаниями артериального давления (Х. А. Алимов, И. И. Ва вильчева, 1972;

Г. М. Кудьярова, 1979;

В. Т. Згонников. 1981, и др.).

При  гипертонической болезни тревога имеет отчетливую пароксизмаль ность, большую яркость, чем при церебральном атеросклерозе и чаще сопро вождается нарушениями сознания (Е. С.  Авербух, 1965;

Л. Л.  Рохлин, 1967;

В. Л. Ефименко, 1975;

Л. А. Мирельзон, 1981;

О. П. Вертоградова, А. В. Матве ев, 1986. и др.).

Таким, образом, значительное место тревоги в клинической картине пси хического заболевания в совокупности с рядом других особенностей, свой ственных различным психозам в возрасте обратного развития, значительно затрудняют дифференциальную диагностику.

Настоящая работа является фрагментом клинико-психопатологического исследования аффекта тревоги при  психических заболеваниях в  позднем возрасте, предпринятого нами и  имеет целью определение нозологических особенностей тревоги при данной психической патологии.

Были поставлены следующие задачи:

• выяснить соотношение тревоги с другими симптомами и синдромами, формирующими клиническую картину болезни;

• исследовать клинико-динамические особенности тревоги на этапах те чения сосудистых психических расстройств;

• выделить особенности редукции аффекта тревоги.

Материалом исследования послужили 85 пациенток женских отделений Республиканской клинической психиатрической больницы МЗ Удмуртской Республики с  сосудистыми психическими расстройствами (церебральный атеросклероз и  гипертоническая болезнь). Их  средний возраст равнялся 64,0±5,7  годам. У  всех отмечены признаки органического поражения цен тральной нервной системы в  виде сосудистой энцефалопатии (снижение трудоспособности, повышенная утомляемость, сонливость днем наряду с  бессонницей ночью, головные боли, шум в  ушах, головокружение, рассе янная неврологическая симптоматика, изменения со стороны глазного дна).

Периодические колебания артериального давления в сторону его повышения наблюдались у 70 больных (82,4±4,2 %), понижение артериального давления – у  10 (11,8±3,5 %), относительно стабильные гемодинамические показатели — 121 — Актуальные вопросы психиатрии – у 5 (5,8±2,5 %). На момент обследования 20 пациенток находились в началь ном периоде сосудистых психических расстройств (церебрастеническом), – в периоде выраженных клинических проявлений (энцефалопатическом), – в заключительном (лакунарной деменции). Основным методом исследова ния был клинико-психопатологический.

Для  аффекта тревоги начального периода сосудистых психических рас стройств характерен пароксизмальный характер (внезапность) возникно вения, волнообразность течения (склонность к рецидивированию) и значи тельные колебания степени выраженности. Тревога отчетливо усиливалась под  действием астенизирующих факторов. Переживания больных концен трировались вокруг их физического «Я» и были представлены, в первую оче редь, опасениями ипохондрического и  персекуторного характера. Послед ние проистекали из кататимной переработки соматопсихических ощущений и реальных житейских ситуаций. У больных, имевших ранее компенсирован ные астенические черты характера отмечалась их усиление, что способство вало склонности к  тревожным реакциям по  ранее объективно малозначи мым поводам. В то же время, наличие готовности к возникновению аффекта тревоги у наших пациенток основано не только на заострении присущих им преморбидных особенностей. Большое значение имел сквозной астениче ский фон с  гиперэстезией и  эмоциональной лабильностью, а  также посто янное присутствие тех или иных признаков соматического неблагополучия.

Переживаемая тревога имела, таким образом, сложную структуру.

Тревога при сосудистых психических расстройствах психотического уров ня сохраняла все указанные выше черты. Постоянного монотонного чувства волнения не  наблюдалось. Состояния тревоги были относительно кратков ременными, длительностью не  более 2-3 суток. Выявлялся широкий был спектр соматопсихических ощущений. В описаниях сенестоалгий (термиче ского, алгического, динамического характера) не содержалось ничего вычур ного и необычного. Данные переживания были относительно независимыми от  действительного состояния соматического здоровья и  частью пациенток расценивались как следствие постороннего «злонамеренного» действия («от равление», «порча», «колдовство»). На  фоне колебаний артериального дав ления возможно появление выраженной тревоги с  формированием мелко масштабных идей отношения и ущерба. У 20 больных интенсивная тревога во вторую половину дня сочеталась с истинными вербальными галлюцина циями Резкое усиление тревоги в вечерние часы, одновременно отмечалось усиление слабости, появление чувства прилива жара к голове, головной боли, головокружения, тошноты могло свидетельствовать о возможности делирия.

Отметим, что тревога в стадии выраженных клинических проявлений сосу дистых психических расстройств могла быть как «бесфабульной», так и со держать конкретные опасения. Последние формировались по  катестезичсе ким и  кататимным (аффективно-личностным) механизмам или  отражали бредовую трактовку обманов восприятия. Опасения характеризовались бы — 122 — Раздел 5. Вопросы психосоматики и психофармакологии товым содержанием, «скромностью» фабулы, малым размахом жалоб. Двига тельное беспокойство отражало степень тревоги и содержание переживаний.

На  заключительном этапе сосудистых психических расстройств трево га была связана с  отрывочными, несистематизированными идеями ущерба и  состояниями ночной спутанности сознания. Значительное место в  гене зе тех и  других нарушений играла мнестико-интеллектуальная недостаточ ность.

Таким образом, при сосудистых психических заболеваниях к особенности тревоги можно отнести:

• ее непостоянство, «мерцание»;

• относительную стабильность, тревога имеет место на всем протяжении заболевания, редуцируясь последней в случае достижения ремиссии;



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.