авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||

«Бюджетное учреждение здравоохранения и судебно-психиатрических экспертиз УР «Республиканская клиническая психиатрическая больница Министерства здравоохранения Удмуртской ...»

-- [ Страница 7 ] --

1. Беседа со Светланой Алексеевной Ганнушкиной, 15 ноября 2002 года. – URL : http:// www.igrunov.ru 2. Бурно М.Е. Клиническая психотерапия. – М.: Академический проект;

Деловая книга, 2006. – 800с.

3. Ганнушкин П.Б. Психиатрия. Её задачи, объём, преподавание. — М.: Издание М. и С.

Сабашниковых, 1924. — 52 с.

4. Гериш А.Г. П.Б. Ганнушкин. — М.: Медицина, 1975. — 64 с.

5. Консторум С.И. Опыт практичесакой психотеоарии. – М.:Медицина, 1962. – 242с.

6. Морозов П.В. Загадка Зиновьева и «дураки» русской психиатрии // Психиатрия и пси хофармакотерапия. – 2012. – №3. – С.57- 7. Озерецковский Д.С. Светлой памяти учителя // Проблемы бреда, пограничные состоя ния и вопросы организации психиатрической помощи: Тезисы научной конференции, по свящённой 100-летию со дня рождения проф. П. Б. Ганнушкина (г. Москва, 29–30 июня г.) / Под общ. ред. М. Ш. Вольфа. – М.: Б. и., 1975. – С. 49–52.

8. П.Б. Ганнушкин в воспоминаниях его сестры Марии Борисовны и жены Софьи Вла димировны Ганнушкиных // Проблемы бреда, пограничные состояния и вопросы органи зации психиатрической помощи: Тезисы научной конференции, посвящённой 100-летию со дня рождения проф. П. Б. Ганнушкина (г. Москва, 29–30 июня 1975 г.) / Под общ. ред. М. Ш.

Вольфа. – М.: Б. и., 1975. – С. 44–48.

9. Петрюк П.Т. Профессор Пётр Борисович Ганнушкин — выдающийся психиатр со временной эпохи: к 125-летию со дня рождения (1875–1933) // Вісник Асоціації психіатрів України. – 2000. – № 1. – С. 211–231.

— 178 — Раздел 6. Обзоры литературы, клинические лекции 10. Прозоров Л.А. П.Б. Ганнушкин и общественная психиатрия // Памяти Петра Борисо вича Ганнушкина: Труды психиатрической клиники 1-го Московского медицинского инсти тута. – М.–Л.: Биомедиз, 1934. – Вып. 4. –С. 27–31.

11. Розенштейн Л.М. П.Б. Ганнушкин как психиатр эпохи // Памяти Петра Борисовича Ганнушкина: Труды психиатрической клиники 1-го Московского медицинского института.

— М.–Л.: Биомедиз, 1934. – Вып. 4. – С. 5–12.

12. Серейский М.Я. Ганнушкин и Крепелин // Памяти Петра Борисовича Ганнушкина:

Труды психиатрической клиники 1-го Московского медицинского института. — М.–Л.: Био медиз, 1934. — Вып. 4. – С. 20–21.

13. Шульман Е.Д. Амбулаторный приём П.Б. Ганнушкина // Памяти Петра Борисовича Ганнушкина: Труды психиатрической клиники 1-го Московского медицинского института.



— М.–Л.: Биомедиз, 1934. – Вып. 4. – С. 32–36.

14. Эдельштейн А.О. Памяти учителя // Памяти Петра Борисовича Ганнушкина: Труды психиатрической клиники 1-го Московского медицинского института. — М.–Л.: Биомедиз, 1934. — Вып. 4. – С. 5–12.

15. Юдин Т. И. П.Б. Ганнушкин и малая психиатрия // Памяти Петра Борисовича Ганнуш кина: Труды психиатрической клиники 1-го Московского медицинского института. – М.–Л.:

Биомедиз, 1934. – Вып. 4. – С. 22–26.

ОСОБЕННОСТИ АГРЕССИВНОСТИ У БОЛЬНЫХ ШИЗОФРЕНИЕЙ Ю. Ю. Худякова БУЗ и СПЭ УР «Республиканская клиническая психиатрическая больница Минздрава Удмуртии», г. Ижевск Социальная дезадаптация при  шизофрении, влекущая за  собой инва лидизацию трудоспособных в  физическом плане лиц, ведет к  огромным экономическим затратам общества. Социально-экономическое бремя ши зофрении в 2009 году в России составило 196,7 млрд. руб., или 0,5 % ВВП.

Бремя шизофрении включает такие составляющие, как  прямые затраты (медицинские, непосредственно относящиеся к  обеспечению биопсихо социального лечения и  реабилитации в  различных условиях, и  немеди цинские – в  связи с  профессиональным уходом за  больным);

непрямые или  социальные потери государства, работодателя или  семьи больного в связи с временной или постоянной нетрудоспособностью (безработица, инвалидность) последнего, потерянный доход государства и семьи в свя зи с опекой больного близкими, а также такие последствия шизофрении, как  бездомность, нагрузка на  правоохранительные органы и  судебную систему в  связи с  общественно опасными деяниями больных [1]. Соци альные издержки в суммарном бремени шизофрении в 2,6 раз превыша ют размер прямых медицинских затрат. В связи с этим возникает особая общественная значимость реабилитации больных шизофренией. Совре менная парадигма психиатрии основывается на системном подходе в рам ках биопсихосоциальной модели психических расстройств. Социальный прогноз и успешность реабилитации обусловливаются, в том числе, и со — 179 — Актуальные вопросы психиатрии вокупностью психологических и  психосоциальных характеристик боль ного. В настоящее время большое внимание уделяется субъективным пе реживаниям пациентов, однако, психологический аспект реабилитации, в  частности, коррекция мотивационной сферы, остается недостаточно освещенным.

Несмотря на  существование большого количества клинико психологических, клинических работ, проблема взаимосвязи особенно стей агрессивности с психической патологией сохраняет свою актуальность как в теоретическом, так и в практическом аспектах. Большая часть подоб ных работ имеет, как правило, судебно-психиатрическую направленность, где большое значение уделяется анализу агрессивного поведения больных шизофренией (Кудеринов  С. В., 2004;

Печенкина  О. И., 2009;

Верходано ва  Т. В., 2007;

Джаварова  Н. А., 2007;

Батуева  Н. Г., 2007;

Саркисова  И. А., 2003;

Белоусова  М. Л., 2003;

Ошевский  Д. С., 2006). Исследовались психо логические особенности враждебности при  психической патологии (Куз нецова  С. О., 2007), нарушения саморегуляции (Булыгина  В. Г., 2003);





вы явлена связь агрессивных действий больных шизофренией с  нарушением потребностно-мотивационной сферы личности (Соловьева С. Л., 1996). Из учение особенностей агрессивности у больных шизофренией требует более глубокого теоретического осмысления и дополнения.

Проблему агрессии, агрессивности нельзя назвать достаточно изученной.

В психологии до сих пор нет единства в отношении определения самих по нятий «агрессивность» и  «агрессия», не  существует единого представления о психической реальности, однозначно соотносимой с понятием агрессии [2]:

агрессия как проявление побуждения (теория фрустрации-агрессии Доллар да Д., 1939), агрессия как приобретенное социальное поведение (теория со циального научения Бандуры А., 1973;

теория оперантного обусловливания Скиннера Б., 1956), агрессия как инстинктивное поведение (Лоренц К., 1964, 1966;

Плюснин Ю. М., 1991), существуют когнитивные модели агрессивного поведения (модель образования новых когнитивных связей Берковица  Л., 1989). В своей работе мы будем исходить из психодинамической методологии психоанализа и обращаться к теоретическим конструктам, которыми он рас полагает. Проблемы агрессии в рамках психодинамического подхода рассма триваются в работах Фрейда З. (1920), Фрейд А. (1949), Винникотта Д. (1950 1955), Хайманн  П. (1952), Балинта  М. (1952), Салливана  Г. (1953), Шпица  Р.

(1953), Малер М. (1981), Лакана Ж. (1949) и др. В концепции динамической психиатрии Г.  Амон рассматривает агрессию как  центральную Я-функцию [3]. Агрессия понимается как  степень активности отношения индивида к окружающему миру, как уровень целенаправленности и целесообразности душевной деятельности, агрессия обеспечивает способность к  контактам, формированию и  удержанию целей, представляет собой общий потенциал активности, которым располагает личность для  решения задач адаптации и поддержания идентичности [2].

— 180 — Раздел 6. Обзоры литературы, клинические лекции Психодинамику психических заболеваний Аммон Г. рассматривает как про явление и  результат нарушения в  развитии функций Я.  Функции Я  в  своем развитии зависят от структуры отношений, прежде всего, в первичной груп пе, в особенности, в рамках раннего симбиоза матери и ребенка. Нарушения межличностного процесса в симбиозе приводят к структурному дефициту Я, к патологической деформации первоначально конструктивной агрессии, либо к  недоразвитию Я-функции агрессии, в  связи с  чем, Г.  Аммон выделяет кон структивный, деструктивный и  дефицитарный вариант проявления деструк тивных побуждений. Агрессия может терять свое приспособительное значе ние, становясь дезинтегрирующим и дезрегулирующим фактором [2].

Кабановым  М. М., Незнановым  Н. Г. с  соавторами были описаны разли чия в психологических характеристиках, формирующих те или иные формы агрессивного поведения у больных шизофренией. Было выявлено, что у боль ных шизофренией конструктивный вариант проявления деструктивных по буждений сопровождается увеличением уровня психической активности, на  фоне которой актуализируется психопатологическая симптоматика [4].

Конструктивная агрессия отличается импульсивностью с  преимуществен ной мотивацией в виде аффективно окрашенных психопатологических идей сверхценного или  бредового содержания. При  конструктивном варианте агрессии имеет место отсутствие истинной социализации агрессивности у больных шизофренией с преимущественным усвоением по механизму под ражания внешних, поведенческих алгоритмов реализации агрессии и  недо статочным формированием внутренних социально-позитивных установок, детерминирующих поведение в специфических агрессивных ситуациях.

При  деструктивном варианте реализации агрессии у  больных шизофре нией отмечалось повышение уровня психической активности, актуализация психопатологической симптоматики со склонностью к образованию аффек тивно окрашенных «психологических детерминант», мотивирующих поведе ние, наличие импульсивных реакций с  избыточным субъективизмом и  не доучетом требований реальности, непредсказуемостью действий.

Дефицитарной агрессии при  шизофрении соответствуют черты неуверен ности, нерешительности, тревожной мнительности со склонностью к колеба ниям и трудностям в принятии решений, тенденция к аутизации, эмоциональ ная отстраненность и  холодность в  межличностных отношениях, снижение общей психической активности, снижение мотивационного компонента, при водящего к падению продуктивности психической деятельности, уменьшение эмоциональной насыщенности психического состояния, недостаточная сте ничность, целенаправленность поведения, недостаточная настойчивость в до стижении целей, склонность к пассивным формам реагирования.

С ростом уровня агрессивности у больных шизофренией увеличиваются конструктивный и  деструктивный варианты реализации агрессии и  умень шается ее дефицитарный компонент;

отмечается повышение общего уровня психической активности со стеничностью поведения, мотивированного аф — 181 — Актуальные вопросы психиатрии фективно окрашенными доминирующими идеями субъективного характера, без учета требований реальности и интересов окружающих людей.

Таким образом, представляется целесообразным использование психоа налитического концепта агрессивности в психодиагностической и психокор рекционной работе с  больными шизофренией. В  зависимости от  конкрет ной формы реализации агрессивных побуждений адекватно применение соответствующего комплекса психокоррекционных мероприятий. Заме на деструктивных форм агрессии больных шизофренией на  конструктив ные, социализированные может осуществляться с помощью занятий в виде социально-психологического тренинга.

Список литературы:

1. Любов Е. Б., Ястребов В. С., Шевченко Л. С. Экономическое бремя шизофрении в Рос сии // Социальная и клиническая психиатрия / – 2012. – т. 22, № 3, С. 36-42.

2. Я-структурный тест Аммона. Опросник для оценки центральных личностных функ ций на структурном уровне. Пособие для психологов и врачей. – СПб, 1998, 70 с.

3.  Аммон  Г.  Динамическая психиатрия, изд. психоневрологического института им.

В. М. Бехтерева, 1995, с. 200.

4.  Очерки динамической психиатрии. Транскультуральное исследование / Под  ред.

М. М. Кабанова, Н. Г. Незнанова. – СПб.: Институт им. В. М. Бехтерева, 2003. – 438 с.

АГРЕССИВНОСТЬ КАК ДЕТЕРМИНАНТА ГЕНЕЗА ПОГРАНИЧНЫХ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ Ю. Ю. Худякова1, И. В. Реверчук БУЗ и СПЭ УР «Республиканская клиническая психиатрическая больница Минздрава Удмуртии», г. Ижевск ГБОУ ВПО «Ижевская государственная медицинская академия МЗ РФ», г. Ижевск Термином «пограничный» в литературе принято обозначать четыре класса понятий: 1) клиническое расстройство разной степени принадлежности, ха рактеризуемое сходными поведенческими признаками;

2) малопрогредиент ная шизофрения;

3) неспецифический термин, объединяющий ряд атипич ных аффективных расстройств;

4) вариант психодинамической структуры личности [1]. Данный термин в последнем аспекте указывает на специфиче ские психодинамические нарушения у  пограничных больных, приводящие к искажению восприятия себя и окружающих и характерным дефектам ком муникативного поведения.

Психоаналитическую концепцию структуры личности впервые сформу лировал З. Фрейд, разделив психический аппарат на Я, Сверх-Я и Оно. Со гласно психоаналитической Эго-психологии, структуры личности являют ся относительно устойчивыми конфигурациями психических процессов. Я, Сверх-Я  и  Оно являются структурами, которые динамически интегрируют подструктуры, такие как когнитивные и защитные конфигурации Я. О. Керн — 182 — Раздел 6. Обзоры литературы, клинические лекции берг описал взаимоотношения между структурными производными интер нализованных объектных отношений и различными уровнями психического функционирования, выделив три основные структурные организации лич ности: невротическую, психотическую и пограничную [2]. Структурная орга низация выполняет функции стабилизации психического аппарата, является посредником между этиологическими факторами и прямыми поведенчески ми проявлениями заболевания.

Согласно  О.  Кернбергу, для  пограничной личностной организации ха рактерна недостаточная интеграция личности, что  проявляется плохой интеграцией между концепциями Я (Я-репрезентациями) и значимых дру гих;

внутренний взгляд на себя и других лишен целостности, непостоянен во времени, «хорошие» и «плохие» образы не интегрированы, имеют место противоречия в  восприятии самого себя и  других, непоследовательность поведения. Структурная организация пограничной личности характери зуется преобладанием примитивных (архаических) защитных механизмов, которые защищают индивида от  интрапсихического конфликта за  счет ослабления функционирования Я, тем самым снижая эффективность адап тации и  гибкость поведения. К  этим механизмам защиты относят: расще пление, примитивную идеализацию, примитивные формы проекции, отри цание, обесценивание.

Пограничная личностная организация предполагает наличие способно сти к тестированию реальности, которое можно определить как способность различать Я  и  не-Я, отличать внутрипсихическое от  внешнего источника восприятия, способность оценивать свои аффекты, поведение и мысли с точ ки зрения социальных норм.

Кроме того, к проявлениям пограничной личностной организации отно сят неспецифические проявления слабости Я, которые включают в себя не способность переносить тревогу, отсутствие контроля над импульсом, отсут ствие зрелых способов сублимирования.

Г.  Аммон связывает пограничные расстройства с  нарушениями в  разви тии идентичности, происходящими из  патологически задержанного сим биоза, неспособности отграничить себя от  матери. Симбиотическая связь с  матерью, которая, со  своей стороны, не  позволяет ребенку отграничение, воспринимается пациентом, с  одной стороны, как  симбиотическое погло щение, ведущее к  сплавлению с  объектом и  поэтому связанное со  страхом полного уничтожения. Стремление  же к  отграничению, самореализации и  нахождению идентичности пациенты воспринимают как  равнозначное «убийству матери» [3]. Это стремление Г.  Аммон связывает с  архаическим чувством вины.

В концепции динамической психиатрии Г. Аммон рассматривает агрессию как центральную Я-функцию. Агрессия понимается как степень активности отношения индивида к окружающему миру, как уровень целенаправленности и целесообразности душевной деятельности, агрессия обеспечивает способ — 183 — Актуальные вопросы психиатрии ность к контактам, формированию и удержанию целей, представляет собой общий потенциал активности, которым располагает личность для  решения задач адаптации и поддержания идентичности [4]. Нарушения межличност ного процесса в  симбиозе приводят к  структурному дефициту Я, к  патоло гической деформации первоначально конструктивной агрессии, которая трансформируется в  деструктивный и  дефицитарный вариант проявления деструктивных побуждений.

При  пограничной личностной организации вследствие структурально го дефицита Я-функции, в том числе и функция агрессии, могут развивать ся только деструктивно или дефицитарно. В связи с этим, для пограничной личностной организации характерна интернализованная деструктивная агрессия [5], которая может проявляться склонностью к периодическим про явлениям деструктивного поведения в отношении к самому себе и в межлич ностных отношениях, суицидальными тенденциями, тенденциями к самопо вреждению, предрасположенностью к  несчастным случаям, направленной внутрь деструкции, ведущей к психосоматике.

Список литературы:

1) Вид В. Д. Психотерапия шизофрении. 3-е изд. – СПб.: Питер, 2008. – 512 с. – (Серия «Краткое руководство») 2)  Кернберг  О. Ф.  Тяжелые личностные расстройства: Стратегии психотерапии / Пер.

с англ. М. И. Завалова. – М.: Независимая фирма «Класс», 2005. – 464 с. – (Библиотека психо логии и психотерапии, вып. 81).

3)  Аммон  Г.  Динамическая психиатрия, изд. Психоневрологического института им.

В. М. Бехтерева, 1995, 200 с.

4) Я-структурный тест Аммона. Опросник для оценки центральных личностных функ ций на структурном уровне. Пособие для психологов и врачей. – СПб, 1998, 70 с.

5)  Очерки динамической психиатрии. Транскультуральное исследование / Под  ред.

М. М. Кабанова, Н. Г. Незнанова. – СПб.: Институт им. В. М. Бехтерева, 2003. – 438 с.

— 184 — РАБОТЫ В. Т. ЛЕКОМЦЕВА МЕТОДОЛОГИЯ ПРОВЕДЕНИЯ ПРАКТИЧЕСКИХ ЗАНЯТИЙ ПО ПСИХИАТРИИ (ВОСПОМИНАНИЯ ОБ УЧИТЕЛЕ – В. Н. БЕЛОУСОВОЙ) В. Т. Лекомцев ГБОУ ВПО «Ижевская государственная медицинская академия МЗ РФ», г. Ижевск Изучайте медицину, дружок, если хотите быть настоящей писательницей, особенно психиатрию.

Из письма А. П. Чехова Т. А. Щепкиной- Куперник Становление профессора, ученого, педагога В. Н Белоусовой происходило в период активных научных поисков, посвященных геронтопсихиатрическим проблемам в СССР.

Валентина Николаевна обладала особым даром, поэтому её клинические лекции и публичные разборы больных на конференциях отличались глуби ной и логичностью врачебного мышления. Отличаясь удивительным умени ем входить в контакт с людьми, нуждавшимися в участии и помощи, В. Н. Бе лоусова старалась обычно не торопиться со своими врачебными выводами.

В этом проявлялось её предельно строгое отношение к себе и к оценке добы ваемых ею объективных диагностических признаков. Валентина Николаевна была правдивым и искренним человеком.

Мы в течение ряда лет вели с ней дисскусии по клиническим обходам, на учным конференциям, по  методологии преподавания психиатрии. Сегодня хотелось  бы вернуться к  её пожеланиям по  проведению практических за нятий со студентами и молодыми психиатрами. В воспитательном, учебном процессе она отдавала дань не лекциям, а клиническим обходам, конферен циям и практическим занятиям. Центральной задачей практических занятий является выработка в молодых врачах-психиатрах клинического мышления.

Клиническими фактами опыт молодого врача будет пополняться в  течение всей врачебной деятельности – за ограниченный курс первичной специали зации всего ему не  сообщить. Но  выработать в  нем основы клинического мышления, заложить навык правильно пользоваться клиническими факта ми, которые будут перед ним открываться в  процессе его самостоятельной практики, а может быть и научной работы. Главное, что необходимо посто янно и  скрупулезно воспитывать у  молодых врачей это – уважение к  кли ническим фактам. Второе, – синтезирование симптомов психического рас стройства, его целостное психопатологическое квалифицирование. Третье, это – воспитание дифференциально-диагностического мышления.

— 185 — Актуальные вопросы психиатрии Опыт работы с  молодыми врачами показывает, что  приучение к  пользо ванию приемом дифференциальной диагностики плодотворно уже на этапе изучения симптоматологии психического расстройства. Главное – заставляет углубить исследование больного «подробнее расспросить его» для  выявле ния дифференциальных признаков.

И в заключение заметим: обучение психиатрии – трудное дело! «Вся беда психиатрической клиники», писал П. Б. Ганнушкин, более четверти века на зад, – «заключается в том, что она, как и вообще практическая психиатрия, стоит особняком от  остальной медицины. Считается совершенно возмож ным, позволительным, законным, врачу не знать психиатрии. Эта отрасль ме дицинских знаний становится не предметом серьезного изучения, а предме том легкомысленного любопытства, случайного интересного курьеза. За то, если врач считает себя в праве не знать психиатрии, то – считать себя в ней совершенно компетентным позволяетсебе сплошь и рядом человек без вся кого медицинского или даже естественноисторического образования – тео лог, администратор, судья или просто обыватель. И даже нам, тем врачам, ко торые изучают психиатрию, до сих пор немало приходится тратить времени и сил, чтобы завоевать право на признание своей специальности».

МАРКЕРЫ ЭПИЛЕПТОГЕНЕЗА ПРИ ТРАВМАТИЧЕСКОЙ ЭПИЛЕПСИИ Лекомцев В. Т.

ГБОУ ВПО «Ижевская государственная медицинская академия МЗ РФ», г. Ижевск В  последние годы отмечается устойчивая тенденция росту числа боль ных, страдающих эпилепсией травматического генеза. Отчеты ВОЗ сви детельствуют, что  эпилептическими припадками страдает около 10-12,0 % больных перенесших ЧМТ. По данным Мерцалова B. C. [13], Лекомцева В. Т.

[9] черепно-мозговой травматизм приобретает характер «возрастающей эпидемии». Больные с  ЧМТ составляют 47-50,0 % от  общего числа травма тических повреждений, а  по  наносимому суммарному экономическому, медико-социальному ущербу ЧМТ занимает первое место [2,21]. Данные последних исследований о  частоте посттравматической эпилепсии [16] со ставляют 5-50,0 %.. Травматическая эпилепсия является наиболее тяжелым осложнением травмы черепа и головного мозга. Это обосновывает актуаль ность и  практическую значимость изучения основных нейрофизиологиче ских, клинических закономерностей и механизмов эпилептогенеза у больных с ЧМТ. Ранняя диагностика не только обеспечивает более эффективные те рапевтические возможности. Она способствует социальной компенсации, профилактике прогредиентности течения и изменения личности, сохраняет трудовые и других адаптационные связи больных. На основе длительного ди — 186 — Раздел 7. Работы В.Т. Лекомцева намического наблюдения больных эпилепсией травматического генеза в ре спубликанской клинической психиатрической больнице и клинике нервных болезней ИГМА были изучены клинико-электрофизиологические особенно сти формирования эпилептического синдрома у 583 больных в возрасте от  до  65  лет с  последствиями черепно-мозговой травмы. Целью исследования являлась разработка информативных диагностических предболезненных клинических проявлений травматической эпилепсии и  электрофизиологи ческих маркеров эпилептизации мозговых структур для  обоснования про филактики и проведения своевременной превентивной терапии травматиче ской эпилепсии. Данное исследование носит дискуссионный характер в связи с тем, в литературе до сих пор не разрешен вопрос о ранней, адекватной те рапии больных эпилепсией, том числе травматической. Так, А. С. Петрухин, К. Ю.  Мнухин, М. И.  Медведев [17] категорично негативно высказываются в  отношении профилактического лечения эпилепсии. По  мнению этих ав торов, профилактическое лечение является абсурдным. Назначение проти воэпилептической терапии после первого приступа возможно при наличии совокупности следующих признаков: очаговые неврологические симптомы, снижение интеллекта, эпилепсия у  родственников, четкие эпилептические паттерны на  ЭЭГ. Были изучены факторы риска, продромальный период травматической эпилепсии и  нейрофизиологические эффекты эпилептиза ции мозга по данным динамики ЭЭГ и «оформления» пароксизмальной сим птоматики.

На основании ретроспективного изучения клинических и электрофизио логических особенностей изучены информативные диагностические и элек трофизиологические маркеры (критерии) эпилептизации мозговых структур для  решения принципиальных вопросов профилактики и  своевременной терапии травматической эпилепсии. На  основании нейрофизиологических данных изучены нейрофизиологические эффекты эпилептизации мозга по данным динамического ЭЭГ. Клинико- ЭЭГ анализ показал, что на фоне общемозговых ЭЭГ перестроек, свойственных посттравматическому пора жению мозга, можно выделить ряд критических хорошо опознаваемых пат тернов (критериев) маркеров, которые отражают последовательные этапы эпилептизации мозговых структур. Начальным признаком эпилептогенеза, выявляемым электрофизиологически в период, когда в клинической картине заболевания пароксизмальная симптоматика отсутствует, появляется крити ческий паттерн, характеризующийся перестройкой пространственного рас пределения ритмов ЭЭГ с  увеличением синхронизации альфа-активности.

Наблюдается усиление и  упорядочение регулярности основного ритма, за крепление его в  передних отделах мозга, рост индекса выраженности коле баний альфа-активности, все более увеличивается амплитуда и  диктантная синхронизация ритмики. Паттерн такой пространственной организованной ритмической активности указывает на вовлечение в патологический процесс циклической таламокортикальной системы и  ослабление восходящих акти — 187 — Актуальные вопросы психиатрии вирующих влияний ретикулярной формации. При  топографическом изуче нии карта электрической активности мозга приобретает специфический вид.

Наблюдается рост мощности спектра альфа-диапазона с  характерным про странственным распределением – двумя симметричными амплитудными максимумами в затылочных и лобных отделах мозга. Такой паттерн должен рассматриваться как  фактор риска, фактор готовности мозга к  развитию клинических пароксизмальных проявлений [1]. Этот маркер требует повы шенного внимания к  обследуемому и  обязательного объективного динами ческого ЭЭГ контроля. Ведущим ЭЭГ диагностическим маркером продол жающегося нарастания и  углубления эпилептогенеза является дальнейшее усиление процессов синхронизации формирования высокоамплитудного паттерна распространенной генерализованной гиперсинхронной ритмики с включением элементов пароксизмальной активности в виде билатеральных вспышек полиморфных пароксизмальных колебаний. Такая ЭЭГ и топогра фическая динамика указывает на общее снижение порога пароксизмальной активности мозга и на возрастающий дефицит активирующих влияний рети кулярной формации и ингибиторных систем мозга.

Последний этап все углубляющегося эпилептогенеза – появление в  ЭЭГ специфической активности эпилептического характера с аномальными мар керами в виде острых волн, пиков, комплексов пик-волна, пароксизмальных разрядов. Формирование эпилептического фокуса (фокусов) и  периодиче ская передача (transfer) судорожных разрядов на другие отделы мозга – фор мирование эпилептической системы мозга, сочетается с  многообразием пароксизмальной (клинической симптоматики [21]. В клинической практи ке мы чаще всего встречаемся битемпоральной эпилепсией (при  черепно мозгой травме почти 65,0 % больных клинически выявляют височную оча говую эпилепсию). В врачам психиатрам – эпилептологам больные попадают почти все уже битемпоральной эпилепсией. Битемпоральная эпилепсия, яв ляется одной из наиболее тяжелых многоочаговых форм заболевания, харак теризующаяся прогредиентным нарастанием тяжести и частоты пароксизмо, нередко переходящее в статусное течение [20,23] Этапы развития битемпоральной эпилепсии:

1. –монотемпоральная;

2. – стадия формирования зеркального очага;

3.  – стадия формирования независимых эпилептических очагов в  обеих височных отделах.

При  битемпоральной эпилепсии наблюдается учащение и  усложнение структуры припадков, они приобретают характер полиморфных, сложных (комплексных) приступов. Как правило со вторичной генерализацией, а так же появлением височных псвевдоабсансов, дисмнестических, идеаторных, эмоционально- эффекторных, сумеречных помрачений сознания. В  ЭЭГ в стадии формирования «зеркально» зависимого на ЭЭГ регистрируются оча говые формы активности: одиночные, множественные пики, острые волны, — 188 — Раздел 7. Работы В.Т. Лекомцева пик-волновые комплексы, комплексы острая – медленная волна или парок сизмальные ритмические тета-волны в 5-6 гц., в ведущем очаге и нерегуляр ные. чаще при использовании функциональных проб, с меньшей амплитудой вышеуказанные формы активности выявляются в проекции противополож ной височной доли. В стадии формирования двухсторонних височных эпи лептических приступов на  ЭЭГ регистрируются синхронно или  асинхрон но эпилептические формы активности в  проекции обеих височных долей., а также общие изменения, проявляющиеся генерализованной гиперсинхрон ной пароксизмальной активностью, часто билатеральными высокоампли тудными колебаниями [14, 15, 16].

Современное представление о характере эпилептического процесса трак тует эпилептический очаг как динамическую постоянно усложняющуюся па тологическую структурно-динамическую систему [18, 20,1,23].

Таким образом, при  травматическом поражении мозга формирование в  ЭЭГ больного на  любом этапе после перенесенной ЧМТ вышеуказанные маркеры должны расцениваться как объективный фактор готовности мозга к развитию эпилептогенеза, в том числе при отсутствии клинических прояв лений. Это требует повышенного внимания к больному с точки зрения про филактики травматической эпилепсии, и  делает необходимым включение адекватных лечебных мероприятий, а  при  необходимости и  превентивную терапию антиконвульсантами на ранних этапах эпилептогенеза.

Список литературы:

1.  Гармашов  Ю. А.  Эпилепсия как  нейрохирургическая проблема / Ю. А.  Гармашов // III съезд нейрохирургов России 4-8 июня 2002 СПб. – Материалы съезда, СПб, 2002. – С. 460- 2.  Герасименко  В. И.  Эпидемиология ЧМТ придорожно-транспортных происшестви ях. / В. И. Герасименко // III съезд нейрохирургов России 4-8 июня 2002 СПб. Материалы съез да, СПб 2002.-С. 16-17.

3. Громов С. А, Лекомцев В. Т., Щинова Л. А. и др. Реабилитация больных травматиче ской эпилепсией на ранних стадиях заболевания / С. А. Громов, В. Т. Лекомцев, Л. А. Щинова // Метод рекомендации. -СПб, 1993. – 16 с.

4. Калядин Н. И., Куликова Н. П., Лекомцев В. Т., и др. Диагностика эпилепсии в инте рактивном режиме с использование компьютерной технологии / Н. И. Калядин, Н. П. Кулико ва, В. Т. Лекомцев // Медицинская техника, 1996, № 3.-С. 40-415.

5.  Каримов  Р. Х., Валеев  И. К.  Некоторые показатели частоты острой ЧМТ в  г. Каза ни / Р. Х. Каримов, И. К. Валеев // Ш съезд нейрохирургов России 4-8 июня 2002, СПб. – Мате риалы съезда, СПб 2002.-С. 30- 6. Лекомцев В. Т. О диагностических критериях травматической эпилепсии в связи с за дачами реабилитации. – Реабилитация больных с  нервно-психическими заболеваниями и алкоголизмом (Тез. докл. конфер. 15-26 / Х1–86 / В. Т. Лекомцев // Ленинград» НИПНИ им.

В. М. Бехтерева), 1986. – С. 232- 7.  Лекомцев  В. Т.  Ранняя диагностика травматической эпилепсии / В. Т.  Леко-мцев //Ж. Невропатол. и психиатр, им. С. С. Корсакова.1989, вып. 6. – С. 43- 8.  Лекомцев  В.  Т. Профилактика травматической эпилепсии в  амбулаторных услови ях / В. Т.  Лекомцев //Ж Невропатол. и  психиатр, им. С. С.  Корсакова, 1986, Т 86, вып. 6 С.

841- — 189 — Актуальные вопросы психиатрии 9. Лекомцев В. Т. Клиника продромального периода травматической эпилепсии / В. Т. Ле комцев // Неврологический вестник. Том. ХХУ, вып. 1-2, Казань, 1993. – С. 67- 10. Лекомцев В. Т, Сунцов А. А., Шейнин А. Н. и др. Учебно-диагностическая программа «Эдита» – Эпилепсия, диагностика и терапия автоматизированная / В. Т. Лекомцев, А. А. Сун цов, А. Н. Шейнин // Психическое здоровье населения России (Социальные и эпидемиоло гические аспекты). Материал. Всеросс. научн-.практ. конф. (Ижевск, 14-16 апреля, 1994).

Москва-Ижевск: Изд-во Уди. Ун-та, 1994. – С. 264- 11. Лекомцев  В. Т., Сунцов  А. А.  Классификатор для  диагностики эпилеп сии / В. Т.  Лекомцев, А. А.  Сунцов// Психическое здоровье населения России (Социальные и  эпидемиологические аспекты). Материал Всеросс. научн-.практ. конфер. (Ижевск, 14- апреля, 1994). Москва-Ижевск: Изд-во Удм. Ун-та, 1994. – С. 261- 12. Лекомцев В. Т., Золотухина О. Н. Эпилепсия: Учебно-методическое пособие / В. Т. Ле комцев, О. Н. Золотухина // Ижевск: Изд-во «Экспертиза», 1999. – 54 с.

13. Мерцалов  В. С.  Посттравматический эпилептический синдром (патогенез, прогноз, развитие и некоторые принципы терапии). Автореф. дисс. докт. мед. наук. М., 1988, 35 с.

14. Муртазаев Ж. Б., Гафуров Б. Г. Некоторые клинические факторы прогноза развития судорожных синдромов и эпилепсии при черепно-мозговой травме / Ж. Б. Муртазаев, Б. Г. Га фуров // Х Всероссийский съезд неврологов с международным участием: Материалы съезда.

– Н-Новрогод, 2012. – С. 298.

15. Мутаева  Р. Ш., Каймовский  И. Л., Шомахова  М. М. и  др. Частота и  факторы риска эпилепсии после черепно-мозговой травмы: проспективное исследование / Р. Ш.  Мутаева, И. Л. Каймовский, М. М. Шомахова // Х Всероссийский съезд неврологов с международным участием: Материалы съезда. – Н-Новрогод, 2012. – С. 299.

16. Одинак  М. М., Мансур  А. А., Дыскин  Д. Е. и  др. Посттравматическая эпилепсия:

современные аспекты диагностики и  лечения / М. М.  Одинак, А. А.  Мансур, Д. Е.  Дыскин // Х Всероссийский съезд неврологов с  международным участием: Материалы съезда. – Н-Новрогод, 2012. – С. 302.

17. Петрухин  А. С., Мнухин  К. Ю., Медведев  М. И.  Основные принципы диагности ки и  лечения эпилепсии у  детей и  подростков (Лекция) / А. С.  Петрухин, К. Ю.  Мнухин, М. И. Медведев М. И. // Современная психиатрия, 1998, № 5- С. 12- 18. Ромоданов А. П., Расин С. Д., Рябоконь Н. С. и др. // Материалы изучению патогенеза височной эпилепсии. / А. П. Ромоданов, С. Д. Расин С. Д., Н. С. Рябоконь // Эпилепсия (клини ка, патогенез, лечение). М., 1972. -С. 21-25.

19. Рябуха Н. П., Степанова Т. С., Береснев В. П. Современные принципы диагностики посттравматической эпилепсии / Н. П. Рябуха, Т. С. Степанова, В. П. Береснев // III съезд ней рохирургов России 4-8 июня 2002 СПб. – Материалы съезда, СПб, 2002.-С. 476- 20. Сараджишвили П. М., Геладзе Т. Ш. Эпилепсия / П. М. Сараджишвили, Т. Ш. Геладзе // М.: Медицина, 1977, 304 с.

21. СтепановаТС., Береснев В. П., Яцук С. Л. Маркеры эпилептогенеза при травматиче ской эпилепсии / Т. С. Степанова, В. П. Береснев, С. Л. Яцук // III съезд нейрохирургов России 4-8 июня 2002 СПб. – Материалы съезда, СПб 2002. – С. 22. Хомицкая  Т. В., Клаупик  Л.  Э, Сон  А. С.  Обоснование применения ламиктала в остром периоде ЧМТ / Т. В. Хомицкая, Л. Э. Клаупик, А. С. Сон // III съезд нейрохирургов России 4-8 июня 2002 СПб. – Материалы съезда, СПб 2002. -С. 443- 23. Чхенкели  С. А., Шрамка  М.  Эпилепсия и  ее хирургическое лечение / С. А.  Чхенкели, М. Шрамка // Братислава, 1990. – С. 274.

— 190 — Раздел 7. Работы В.Т. Лекомцева ПСИХОПАТОЛОГИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА ПРИ СОСУДИСТЫХ ПОРАЖЕНИЯХ МОЗГА Лекомцев В. Т.1, Амирахова Л. Ш. ГБОУ ВПО «Ижевская государственная медицинская академия МЗ РФ», г. Ижевск БУЗ УР «Консультативно-диагностический центр МЗ УР»

Психопатологические расстройства, возникающие у  больных с  со судистыми поражения головного мозга, проявляются различными психопатологическими синдромами. Клинический материал собран в  консультативно-диагностическом центре г. Ижевска (65-68,7 % больных) и  в  3-й республиканской больнице (44-40,3 % больных) В  консультативно диагностический центр больные поступали в  палату интенсивной терапии и осматривались консультантом психиатром в динамике. В 3-й РПБ 44 кон сультированы сотрудником кафедры психиатрии течение с 2005 по 2010 годы.

Всем больным было проведено комплексное клиническое и инструменталь ное обследование (ЭЭГ, РЭГ, допплерография, компьютрно- томографиче ское исследование) Задачей нашего исследования явилось клинико-психоптологическое изу чение 109 больных с  различными психосенсорными расстройствами, обна руживающими большую вариабельность в зависимости от локализации и ве личины сосудистого очага, стадии нарушения мозгового кровообращения, повторности острого нарушения мозгового кровообращения. Выделены три формы психопатологических расстройств:

1. Эпизодические в остром периоде или в период повторного инсульта.

2. Ремитирующие расстройства, 3. Стойкие, проявляющиеся в течение длительного времени Психопатологические нарушения при  сосудистых поражениях головно го мозга проявляются разнообразными психопатологическими синдромами.

Большую часть больных с нарушениями схемы тела, иногда их рассматрива ют как  «агнозию тела». В  данной группе нами рассматриваются 47 (43,18 %) больных, у  которых были разнообразные нарушения схемы тела: 1. Ложное ощущение отсутствия частей тела на  паретичной стороне. Больные заявля ли о  том, что  у  них исчезла нога. Сюда относятся аутотопогнозия, описан ная Пиком, и  другие агностические расстройства. Например, больной К.  А., 72 лет с ишемическим размягчением в теменно-затылочных области заявил, что  у  него исчез глаз;

2. Неправильное определение количества частей тела.

В  этой подгруппе относится агнозия пальцев Герстмана. Больные забывают названия своих пальцев, считают, что у них 6-7 пальцев. При коррекции они снова дают неправильные ответы;

3..Неправильное определение величины, формы, веса и  температуры тела своих парализованных конечностей. Боль ные с удивлением сообщают, что парализованная нога стала крупной, тяже лой. Иногда при  этом больные жалуются на  разнообразные парестезии;

4.

Асимболия, при которой больные не могут распознавать расположение левой — 191 — Актуальные вопросы психиатрии и  правой половины тела. При  асимболии у  некоторых больных выявляются агностические расстройства;

5 Иллюзорные впечатления о  движениях паре тичных конечностей. Больные заявляют, что они ощущают движения отсут ствующих пальцев. Иногда больные ощущают двойственное положение и раз личную двигательную активность в паретичных конечностях. Двигательный компонент иллюзорных ощущений возникает при  локализации очага в  те менной области [3,4];

6. Иллюзорно -галлюцинаторные ощущения, касающи еся своего тела и паретичных конечностей, проявляющиеся в том, что боль ные воспринимают паретичную конечность, превращенной в  какое-либо животное, инструмент. Так, больная заявляет, что вместо правой руки лежит кошка, она левой рукой ласкает её;

7. Анозогнозия. Она проявляется как сим птом нарушения корковых функций. Больные не осознают наличия паралича, не узнают расстройств зрения и других патологических проявлений, возника ющих после инсульта. Анозогнозия наблюдается в сочетании с левосторонней гемиплегией, т. е. при правосторонней локализации очага.

Психопатологические расстройства у 32 (29,3 %) больных проявлялись ис кажением восприятия окружающих предметов. Их  также иногда ошибоч но включают в  структуру синдромов нарушения схемы тела, однако здесь изменяется оценка предметов внешнего мира, а  не  собственного тела. эти расстройства относил к  интерпариетальному синдрому [3,4]. Наиболее ха рактерными симптомами являются:1) – макропсия или и микропсия, т. е. из менение величины орудующих предметов, «как  в  кривом зеркале»;

2) – на рушение пространственных отношений, предметы кажутся отдалёнными или наоборот, приближенными к больному.

В комплексе психопатологических расстройств обнаруживаются наруше ния правильной ориентировки во  времени и  пространстве. Больные, пере несшие инсульт, не  могут определить время года, суток. Они сообщают неверные сведения о своем возрасте, сообщают ошибочные даты хорошо из вестных событий. Дезориентированность в  месте нахождения больного не редко приводит к  неправильному поведению. Данный статус больных нам рассматривается в  рамках конфабуляторного поведения при  сохранении ясного сознания. Нередко у  больных расстройства занимают центральное место в  психопатологической картине. Парализованные больные при  на личии анозогнозии эмоционально рассказывают о  своих поездках, встре чах сообщают различные нереальные события. Иногда конфабуляторные высказывания с  ложным восприятием конечностей больные сообщают не реальные истории. Все указанные утверждения не  носят характера стойко го не корригируемого мышления, свойственного бредовым идеям, с полной утратой и  потерей чувства реальности. В  происхождении психосенсорных расстройств имеет значение нарушение аффективной иннервации и  выпа дение ощущений от  паретичных конечностей. Анозогнозия, обусловленная расстройством корковых функций, создаёт предпосылку для развития псев — 192 — Раздел 7. Работы В.Т. Лекомцева дополимиелии, отчуждения других психосенсорных конечностей и  других психосенсорных расстройств наблюдалась 11 (10.09 %) больных.

Важно отметить роль правого полушария при  описанных агностических расстройств. При поражении левого полушария в клинической картине вы являются сложные картины с  нарушением функции речи, письма, чтения, сложных движений. При  поражении правого полушария выявляются нару шения синтеза при  обработке информации поступающей из  окружающего мира. В коре головного мозга, и преимущественно в правом полушарии про исходит сложный синтез проприоцептивных, экстероцептивных, интероцеп тивных, вестибулярных, зрительных, слуховых, поступающих через анализа торы [1,2, 3].

Особую группу составили 19 (17.43 %) больных с  грезоподобными, сно видными, онирическими состояниями Regis E [7] которые состоят из быстро меняющихся сновидных образов и  необычных сцен, коротких сновидных переживаний. Онирические переживания проявляются различно: 1) – сно видные события – превращение людей комнат, полеты на  кровати, участие в драках;

2) – оживление предметов (стулья ходят, часы говорят, кровать вра щается;

3) – нереальные образы вступают с  больными в  разговор;

4) – ис кажение величины предметов и форм предметов, появление птиц и зверей;

5) – ложные тактильные ощущения, кто- то подходит к кровати, поглажива ет, трогает больного;

6) – сновидные состояния повторяются стереотипно;

7) – иногда отражают профессиональные моменты, описываемые нами онири ческие состояния, близки к  онейроидным состояниям, они отличаются от носительной ясностью сознания, кратковременным характером патологиче ских переживаний. При онирических переживаниях нами не были выявлены кататонических симптомов (восковая гибкость, каталепсия, негативизм).

Важной отличительной особенностью онирических симптомов является, что они проявляются у больных при сохранности сознания, или в состоянии обнубиляции, иногда с возбуждением и частичной амнезией событий. Боль ные обнаруживают правильное отношение ко всему происходящему, иногда сознают странность и неправильность своих ощущений, но утверждают ре альность своих переживаний. В  сновидных состояниях иногда выявляются гностические расстройства, которые не  обнаруживаются в  бодрствующем состоянии: – макропсия, микропсия, увеличение носа, отчуждение паре тичной конечности, расщепление тела. Сновидные состояния повторяются при ухудшении состояния больного и регрессируют в период начала рести туции. Они появляются чаще к  вечеру, перед сном, во  время бессонницы.

Сновидные состояния, возникающие кратковременно и повторно при сосу дистых поражениях головного мозга можно назвать эпизодическим онири ческим состоянием. Это подтверждает данные А. С. Шмарьяна [5] о возник новении сложных психопатологических расстройств в виде психосенсорных расстройств с онирическими синдромами при поражении височно-теменных отделов мозга.

— 193 — Актуальные вопросы психиатрии Анализ психосенсорных расстройств у больных с сосудистыми заболева ниями центральной нервной системы, перенесших острое нарушение моз гового кровообращения позволяет сделать следующие выводы. Выделены три клинических варианта психопатологических расстройств: 1. Расстрой ства эпизодические в  остром периоде или  в  период повторного инсульта;

2. Транзиторные расстройства в  период ухудшения кровоснабжения мозга.

3. Стойкие, появляющиеся в  течение длительного времени после инсульта.

Психосенсорные расстройства позволили диагностировать участие левого и правого полушарий, что имеет значение для терапии и прогноза.

Список литературы:

1. Брагина Н. Н., Доброхотова Т. А. Функциональные асимметрии человека / Н. Н. Браги на, Т. А. Доброхотова –М.: Медицина, 1981, 228 с.

2. Зенков Л. Р. Непароксизмальные эпилептические расстройства. Руководство для вра чей / Л. Р. Зенков – М.: МЕДпресс, 2007. – 280 с.

3. Гуревич М. О. Психиатрия: Учебник для медицинских институтов / М. О. Гуревич // Гос.

изд-во медицин. литерат: Медгиз: М., 1949. – 502 с.

4.  Гуревич  М.  О.  Об  интерпариетальном синдроме при  психических заболевани ях / М. О. Гуревич // Советская невропатология, психиатрия и психогигиена. 1932. Т. 1, вып.

1-2. – С. 152-160.

5. Шмарьян А. С. Мозговая патология и психиатрия: Опухоли головного мозга и учение о локализации психических расстройств, Том 1 / А. С. Шмарьян //Гос. изд-во медицин. лите рат: Медгиз: М., 1949-351 с.

6.  Pick  A.  Zur Pathologie des Bewussteins vom eigener Kper / Nerurol.Zentralbl.1915,34. –S 257-265.

7. Regis E. Le delire onirique des intoxications et des infections. – Paris. –1894.

КЛИНИКА ОСТРЫХ ПСИХОТИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ У БОЛЬНЫХ ЭПИЛЕПСИЕЙ В. Т. Лекомцев1, Т. Ю. Овчинникова2, В. В. Лекомцев3, О. А. Волкова ГБОУ ВПО «Ижевская государственная медицинская академия МЗ РФ», г. Ижевск БУЗ и СПЭ УР «Республиканская клиническая психиатрическая больница Минздрава Удмуртии», г. Ижевск БУЗ Станция скорой медицинской помощи г. Ижевска Среди актуальных вопросов современной психиатрии одно из  ведущих мест занимает проблема терапии неотложных состояний. В  психиатрии к  неотложным состояниям относятся острые, подострые психопатологи ческие расстройства, требующие безотлагательной диагностики и  целена правленного социотерапевтического воздействия [3,7]. В  эпилептологии практические врачи часто встречаются с острыми психотическими состоя ниями в преиктальном, иктальном и постиктальном периоде. Клиническая картина психотических состояний при эпилепсии полиморфна. Она вклю чает аффективные нарушения, эпилептиформное возбуждение, дисфории, депрессии), сумеречные помрачения сознания, эпилептические психозы, — 194 — Раздел 7. Работы В.Т. Лекомцева расстройства вызванные побочным действием противоэпилептических препаратов.

Дисфории, как  психоэмоциональное расстройство характеризуется раз лично «яростное поведение [1,5] «деструктивно- агрессивное поведение» [13] «ярость эпилептическая» [4,9] предполагают, что упомянутые выше личност ные изменения следует рассматривать как поведенческие проявления возбу димого состояния в лимбической системе.

Задачей нашего исследования явилось изучение и  феноменологический анализ дисфорических состояний и острых эпилептических психозов у боль ных эпилепсией. Объектом исследования послужили 89 больных эпилепси ей, прошедших стационарное лечение в республиканской клинической пси хиатрической больнице. Проведем анализ наиболее часто встречающихся расстройств. Среди пароксизмальных эмоциональных нарушений у больных эпилепсией дисфории (дисфорические состояния) занимают особое место.

По тяжести течения эпилептического процесса все больные были отнесены к  2-м группам: с  относительно доброкачественным течением процесса – (58,5 %) больных и с тяжелым течением – 63 (41,5 %) больных. Глубина интел лектуальных расстройств была неоднородна, что позволило выделить боль ных с незначительным снижением интеллектуальных функций, выявляемом более отчетливо при экспериментальном обследовании, но не достигающих степени слабоумия – 37 (24,3 %) больных, с неглубоким снижением интеллек та – 64 (42,1 %) больных и  с  выраженной глубокой деменцией – 51 (33,6 %) больных. У17 (11,1 %) больных изменений в  характере не  обнаруживалось, у 62 (40,7 %) были незначительные и у 73 (48.2 %) больных выраженные при знаки психоорганического синдрома.

Дисфорические реакции у  больных со  снижением интеллектуальных функций без явлений деменции напоминали собой аффективные реакции [2].

Но  в  отличие от  аффективных реакций, которые имели непосредственную причинно-следственную связь с психогенными моментами. При дисфориче ских реакциях психогенный фактор являлся лишь пусковым моментом, ли шенным истинной информационной значимости. Он встречался у больных и раньше, но не фиксировался ими и оставался без ответа. Во время дисфо рической реакции происходит понижение порога восприятия для  внешних раздражителей, по -этому большую значимость в качестве провоцирующего фактора приобретают обычные, окружающие больного предметы, обстанов ка, люди, а не конкретный обидчик.

При аффективных реакциях осознаются те цели, которые находятся в не посредственной связи с  побуждениями. Побуждения направляют аффект на определенный объект. При дисфорических реакциях четко оформленные побуждения отсутствуют, поэтому аффект диффузный, конкретно ни на кого не направлен и в то же время направлен на всех и все, в том числе и на себя.

Если дисфорическая реакция имела экстравертированный характер, то в ее структуре преобладали негодование, протест по поводу моментов, ущемляю — 195 — Актуальные вопросы психиатрии щих самолюбие больных, стремление убедить окружающих в своей правоте, добиться покоя, оградить себя от обостренно воспринимаемых раздражите лей. Злобность и  гневливость отходили на  второй план. При  этом направ ленность дисфорических реакций была избирательная. Она не проявлялась в отношении сильных или уважаемых ими людей, в отношении лиц, от кото рых зависело их  благополучие, задерживалась в  присутствии постороннего («зачем  же сор из  избы выносить») Но  она обязательно проявлялась. Про являлась, прежде всего, в  отношении близких родственников, равных себе или  стоящих ниже по  интеллектуальному развитию, а  также принимала интравертированный характер. Происходило растормаживание пассивно оборонительных реакций, сопровождавшихся уходом от конфликтной ситу ации, оправданием «обидчика», утешением себя».

Выраженные эпилептические черты характера, с  преобладанием под черкнуто отрицательных качеств (злопамятность, жестокость, склонность к  агрессии) создавали сложности адаптации к  окружающей обстановке.

Они являлись как  бы трамплином для  дисфорических реакций, освобож дали их зависимость от дисфорического фона. Дисфорические реакции, ги перболизируя черты характера, становились составной частью эмоциональ ной жизни. Больные не предпринимали малейшей попытки к сдерживанию аффекта, не  считали нужным это делать. Они не  задумывались, правы они или не правы, потому что это для них было не актуально, потому что иначе отреагировать не могли.

Максимальная напряженность злобности и  гневливости возникали сра зу, критически, также критически она проходила, была кратковременной от 20-30 сек. до 5-10 мин. Это можно объяснить с одной стороны прогресс сирущим ослаблением памяти («я  зала не  помню, я  не  злопамятный, я  бы стро отходчивый»), а  с  другой стороны отсутствием выборочной, целена правленной реакции на конкретное лицо. Несоответствие между вязкостью, тугоподвижностью основных нервных процессов и остротой дисфорической реакции, ее продолжительностью нарастала, что на наш взгляд являлось по казателем ее эндогенности. По окончании дисфорической реакции лишь не многие больные испытывали облегчение, в  основном  же настроение оста валось таким  же ровным и  беззаботным, как  и  до  появления агрессивней вспышки. Возникали дисфорические реакции в  любое время суток и  года, с  учащением осенью и  весной. Проведенный анализ литературных данных и  собственные данные позволили выделить следующие дисфорические со стояния феноменологически разные по  структуре: 1).Стенические дисфо рии. Главной особенностью дисфорического аффекта являются элементы недовольства, досады, угрюмости, раздражительности, скорби, озлобленно сти (на весь окружающий мир) и ожесточенности (против всех). Для дисфо рии характерна экстрапунитивная направленность переживаний больного [12,6]. Анализ литературных данных и собственные наблюдения показывают, что суициды у больных возникают при астенической форме дисфорий, ког — 196 — Раздел 7. Работы В.Т. Лекомцева да в структуре астенической дисфории преобладает аффект витальной тоски с  выраженной интрапунитивной направленностью (идеи самообвинения и  самоуничижения) и  вытекающим из  них голотимным бредом (2-ой тип дисфорий – астенические дисфории). В  момент дисфорического состояния появлялось стремление к уединению, иногда настолько сильное, что они ло жились в постель и накрывались с головой одеялом, чтобы никого не видеть и  ничего не  слышать. У  этих больных были отчетливо выражены явления гиперестезии: малейший шум воспринимался ими крайне болезненно и вы зывал сильнейшее раздражение.


3). Ипохондрические дисфории Дисфорические состояния, сопровождаю щиеся ипохондрической симптоматикой, во  всех случаях сопровождались гиперестезией, сенестопатиями, и  одновременно соматовегетативных на рушений. Дисфорическая гиперестезия, помимо непереносимости громких звуков, яркого света и т. д., характеризовалась внутренней напряженностью и  понижением порога чувствительности ко  всем внешним раздражителям.

На  высоте ипохондрической дисфории у  больных выявлялись идеи само уничижения и  могли привести больных к  суицидам. 4). Экзальтированные дисфории, сопровождающиеся маниакальным аффектом, усилением либидо и алкоголизацией. Все входящие в нее больные испытывали в момент дисфо рий выраженную потребность к активной деятельности. Их действия могли быть самыми разнообразными: в  одних случаях больные принимались бы стро ходить по комнате, в других – начинали чем-либо заниматься. Иногда эти действия принимали характер бессмысленной деятельности: например, одна больная перестирывала чистое и выглаженное белье, стирала даже бо тинки. Больные двойственно оценивали причину такой повышенной актив ности: констатировали сильное внутреннее напряжение, не позволяющее им усидеть на  месте, или  же объясняли активную деятельность желанием от влечься от раздражительности. Сенестопатии при дисфориях крайне разноо бразны, тягостны и неприятны для больных. Особенностью их были нестой кость и нечеткая локализация. Больные чувствовали, что их трясет, колотит, распирает, что  внутри у  них все сжимается, расширяется, они жаловались на ощущение жара в лице, колющие боли в сердце. Для описания своего со стояния использовали сравнения «как будто ком в горле застрял», «душа ог нем пылает».

Ряд расстройств, наблюдавшихся в  структуре дисфорий, с  некоторы ми оговорками может быть отнесен к галлюцинациям общего чувства. Так, в  одном наблюдении больная говорила о  возникновении на  высоте дисфо рии ощущения, что «грудь забита камнями», в другом наблюдении больная, описывая свои ощущения, говорила, что ей так плохо, «как будто, по горлу полоснули ножом и хлещет кровь». Из соматовегетативных нарушений прак тически у всех обследованных больных отмечалось усиление частоты сердеч ных сокращений, учащение пульса и повышение потоотделения.

— 197 — Актуальные вопросы психиатрии Среди обследованных больных у  29 (29,6 %) наблюдались эквиваленты в виде сумеречных помрачений сознания. Отличительной особенностью су меречных помрачений сознания при  эпилепсии является внезапность воз никновения помрачения сознания. Клинически сумеречные помрачения сознания протекают в  виде быстротекущих и  затяжных [11].При  сумереч ном помрачении сознания речь идет о кратковременном сужении сознания на  определенном ограниченном круге патологической его продукции. Сни жается объем ассоциативных процессов и переживаний, свойственных бодр ствующему сознанию, нарушаются внутренние связи этого суженного круга патологического содержания, само качество ассоциаций. Чрезмерное воз буждение аффекта во время сумеречного помрачения сознания напоминает реализацию бурных аффектов у  человека в  момент опасности. Cумеречные состояния сознания [11, 3, 9] чаще всего, возникают перед судорожными припадками и после них, при эпилептических психозах;

возбуждение сопро вождается резко выраженным аффектом злобы, страха, гневливыми вспыш ками, агрессивно-разрушительными действиями. Возбуждение может возни кать внезапно и в ряде случаев приводит к тяжелым последствиям (убийство, увечья и  т. д.). Сумеречное помрачение сознания у  больных эпилепсией встречается либо перед припадком, или  выход из  припадочного состояния через сумерки. При сумеречном помрачении сознания нарушается ориенти ровка в  месте, времени, лицах, обстановке. Окружающая действительность воспринимается в искаженном, фрагментарном виде. Появляется страх, зло ба, агрессивность, бессмысленное стремление куда-то  бежать. Поведение больных соответствует галлюцинаторно-бредовым переживаниям. При  на личии последних больные склонны к  самым тяжелым правонарушениям, вплоть до убийства или самоубийства. После приступа наблюдается полная амнезия на период помрачения сознания.

У 8 (8, 16 %) больных наблюдались синдромы помрачения сознаиия по типу онирических. При  описании острых и  подострых эпилептических психо зов эпилептологии онирические синдромы помрачения сознания включают в структуру онейроидных синдромов помрачения сознания. При онейроид ных синдромах сознания, как правило, наблюдается ступорозное состояние с характерными синдромами. При онирических синдромах мы ни разу не на блюдали ступора, в  структуре переживаний не  наблюдались фантастиче ских переживаний и не было этапов последовательного развития синдрома, как это описывается при онейроиде.

Список литературы:

1. Афанасьев Ю. И. Клиника дисфорий у больных эпилепсией и их лечение. Материалы V Всесоюзного съезда невропатологов. и психиатров. Т.2, М., 1970. – С. 108-110.

2. Болдырев А. И. Социальный аспект больных эпилепсией. М., Медицина,1978, 200 с.

3. Болдырев А. И. Психические особенности больных эпилепсией. – М.: Медицина,2000.

– 384 с.

— 198 — Раздел 7. Работы В.Т. Лекомцева 4.  Гасто  А.  Терминологический словарь по  эпилепсии: Определения.-Женева: ВОЗ, 1975. – Ч. 1. – 90 с.

5. Голодец Р. Г. Эпилепсия и психотические состояния. // УП Всероссийский съезд пси хиатров,1990, т. 2- С. 12- 6 Калинин В. В., Железнова Е. В., Соколова Д. А и др. Психические расстройства при эпи лепсии (Пособие для врачей), М., 2006, 27 с.

7.  Кеклидзе  З. И., Чехонин  В. П.  Критические состояния в  психиатрии (клинические и иммунохимические аспекты).-М.: Изд-во ГНЦССП им. В. П. Сербского,1997-362 с.

8.  Лекомцев  В. Т., Собина  И. А., Шабалина  Т. Г., Белова  Т. В.  Структурно-динамический анализ дисфорических состояний у  больных травматической эпилепсией //50  лет Второй республиканской психиатрической больнице: Материалы межрегион. науч- практ.-конф.. – Ижевск, 2003. – С. 300-306.

9. Лекомцев В. Т.,Семенов А. А., Комиссарова Н. В., Лекомцев В. В. Нарушения сознания:

Учебное пособие / В. Т. Лекомцев, А. А. Семенов, Н. В. Комиссарова, В. В. Лекомцев. – Ижевск:

КнигоГрад,2009. – 112 с.

10. Сараджишвили П. М., Геладзе Т. Ш. Эпилепсия. – М., Медицина, 1977. – 304 с.

11. Харчевников Р. М., Болдырев А. И. Сумеречные состояния при эпилепсии // Журнал невропатол. И психиатр. Им. С. С. Корсакова. – 1980, № 8, С. 834-835.

12. Scharfetter C. Allgemeine Psychopathologie. / Eine Einfhrung –Tieme,Stutgart-2002-363 S.

13. Schorsch  G. // Клиническая психиатрия под  ред. Г.  Груле, Р.  Юнга, В.  Майер-Гросса, М. Мюллера. Изд-во: Медицина», М., 1967 С. 411- — 199 — СОДЕРЖАНИЕ ВЛАДИСЛАВУ ТИМОФЕЕВИЧУ ЛЕКОМЦЕВУ – 70 ЛЕТ....................... ЭПИДЕМИОЛОГИЯ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ И ОРГАНИЗАЦИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ЭПИДЕМИОЛОГИЯ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ В УДМУРТИИ Ю. Г. Каменщиков, Р. В. Ахапкин, А. А. Терентьева...................... ЭПИДЕМИОЛОГИЯ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ У ДЕТЕЙ (0 17 ЛЕТ) Ю. Г. Каменщиков, Р. В. Ахапкин, Е. Г. Попова......................... ЭФФЕКТИВНОСТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КОЕЧНОГО ФОНДА ПСИХИАТРИЧЕСКИХ СТАЦИОНАРОВ УДМУРТИИ О. И. Лукиных, В.

А. Боков, Е. А. Шутова, М. П. Рябова.................. ПОКАЗАТЕЛИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АМБУЛАТОРНО-ПОЛИКЛИНИЧЕСКОЙ ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ В Г. ИЖЕВСКЕ М. Р. Багаутдинов, Т. В. Лушина, Е. А. Кочергина, И. А. Степанова......... РЕЗУЛЬТАТЫ ПРОВЕДЕНИЯ ПИЛОТНОГО ПРОЕКТА ПО ОТРАБОТКЕ ПОДХОДОВ К ОРГАНИЗАЦИИ И ПРОВЕДЕНИЮ МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ И РЕАБИЛИТАЦИИ ИНВАЛИДОВ И. В. Лаптева, Т. В. Белова, А. А. Беляева, Л. В. Кочина................. ПЕРВИЧНАЯ ИНВАЛИДНОСТЬ С ПСИХИЧЕСКИМИ РАССТРОЙСТВАМИ ПО ГОРОДУ ИЖЕВСКУ ЗА 2008 2012 ГОДЫ СРЕДИ ГРАЖДАН 18 ЛЕТ И СТАРШЕ И. В. Лаптева, Т. В. Белова..................................... ЗАВИСИМОСТЬ МЕЖДУ УРОВНЯМИ ПЕРВИЧНОЙ ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ ШИЗОФРЕНИЕЙ И РОЖДАЕМОСТИ В СООТВЕТСТВУЮЩИХ ВОЗРАСТНЫХ ГРУППАХ М. Р. Багаутдинов........................................... ПСИХОСОЦИАЛЬНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ БОЛЬНЫХ С ПСИХИЧЕСКИМИ РАССТРОЙСТВАМИ Л. Н. Никитин............................................... РЕЗУЛЬТАТЫ ОПРОСА СОТРУДНИКОВ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ ПО ПРОБЛЕМЕ САМОУБИЙСТВ В ОБЩЕСТВЕ Н. Г. Куракина, С. Н. Савастьянов, Л. И. Голишникова.................. ДЕТСКАЯ И ПОДРОСТКОВАЯ ПСИХИАТРИЯ О СОЧЕТАНИИ ШИЗОФРЕНИЧЕСКИХ И СУДОРОЖНЫХ ПРОЯВЛЕНИЙ У ДЕТЕЙ (КЛИНИЧЕСКОЕ НАБЛЮДЕНИЕ) И. В. Ворожцова, Н. А. Рябова.................................... ОПЫТ КОМПЛЕКСНОЙ ПСИХОТЕРАПИИ ЧЛЕНОВ СЕМЕЙ, ВОСПИТЫВАЮЩИХ ДЕТЕЙ С ТЯЖЕЛЫМИ НАРУШЕНИЯМИ РАЗВИТИЯ Н. Л. Жемелева.............................................. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЭЛЕМЕНТОВ АРТ-ТЕРАПИИ В РАБОТЕ ПЕДАГОГОВ-ВОСПИТАТЕЛЕЙ ДЕТСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ БОЛЬНИЦЫ И. В. Манохина, Н. А. Рябова.................................... — 200 — Содержание НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ КОММУНИКАТИВНЫХ И РЕЧЕВЫХ НАВЫКОВ У ДЕТЕЙ С СИНДРОМОМ АСПЕРГЕРА С. В. Кочурова............................................... КОМПЛЕКСНЫЙ ПОДХОД К ФОРМИРОВАНИЮ ПРОСТРАНСТВЕННЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ У ДОШКОЛЬНИКОВ С УМСТВЕННОЙ ОТСТАЛОСТЬЮ З. Р. Рыжакова.............................................. ОСОБЕННОСТИ КЛИНИКИ, ДИАГНОСТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ ДИСФОРИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ ПРИ ЭПИЛЕПСИИ В ДЕТСКОМ ВОЗРАСТЕ, ОПЫТ РАБОТЫ ДЕТСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ Н. А. Рябова, И. В. Ворожцова.................................... ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ РИСПЕРИДОНА У ДЕТЕЙ ПРИ ЛЕЧЕНИИ ШИЗОФРЕНИИ И РАННЕГО ДЕТСКОГО АУТИЗМА Л. Л. Чувашова, И. В. Ворожцова, Е. Н. Васильева..................... ВОПРОСЫ НАРКОЛОГИИ КАКИЕ СУРРОГАТЫ АЛКОГОЛЯ УПОТРЕБЛЯЕТ НАСЕЛЕНИЕ?

(ПО ДАННЫМ ОПРОСА БОЛЬНЫХ АЛКОГОЛИЗМОМ) А. В. Голенков, В. А. Козлов, Г. Ф. Мышкин, И. В. Михайлов.............. ЭМОЦИОНАЛЬНО-СТРЕССОВАЯ ТЕРАПИЯ АЛКОГОЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТИ С ПРИМЕНЕНИЕМ ПЛАЦЕБОТЕРАПИИ А. А. Загвозкин, О. П. Закирьянова, Л. В. Коноплева.................... ПРИМЕНЕНИЕ КЛОЗАПИНА В КАЧЕСТВЕ МОНОТЕРАПИИ ПРИ КУПИРОВАНИИ ТЯЖЕЛОГО АЛКОГОЛЬНОГО АБСТИНЕНТНОГО СИНДРОМА С ПОЛИМОРФНЫМИ ПСИХОТИЧЕСКИМИ ВКЛЮЧЕНИЯМИ А. С. Иванов, Е. Г. Новикова..................................... СРАВНИТЕЛЬНЫЕ КЛИНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ГЕРОИНОВОЙ И ДЕЗОМОРФИНОВОЙ ЗАВИСИМОСТЕЙ А. Р. Нафиков, И. А. Уваров..................................... АЛКОГОЛЬНАЯ ЗАВИСИМОСТЬ У ПАЦИЕНТОВ ТЕРАПЕВТИЧЕСКОГО СТАЦИОНАРА С. Г. Пакриев................................................ ОСОБЕННОСТИ СЕМЕЙНОГО ПОЛОЖЕНИЯ БОЛЬНЫХ АЛКОГОЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТЬЮ НА ТЕРРИТОРИЯХ С НЕБЛАГОПРИЯТНЫМИ КЛИМАТИЧЕСКИМИ УСЛОВИЯМИ Шафир Е. Р.-Э............................................... ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ И ПАТОМОРФОЗ АЛКОГОЛЬНЫХ ПСИХОЗОВ В УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ И. А. Уваров................................................ ПОГРАНИЧНЫЕ ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА КАТАМНЕЗ БОЛЬНЫХ СО СПЕЦИФИЧЕСКИМИ РАССТРОЙСТВАМИ ЛИЧНОСТИ В. В. Васильев, Д. В. Юминов, Н. М. Васильева........................ — 201 — Актуальные вопросы психиатрии АНАЛИЗ СТРУКТУРЫ РАССТРОЙСТВ ЛИЧНОСТИ В ГОРОДЕ ИЖЕВСКЕ У ПАЦИЕНТОВ, КОТОРЫМ БЫЛО ПРЕКРАЩЕНО ДИСПАНСЕРНОЕ НАБЛЮДЕНИЕ С 2006 ПО 2010 ГГ.

А. В. Лосев................................................. ОСОБЕННОСТИ ДЕПРЕССИВНЫХ ПРОЯВЛЕНИЙ ПРИ НЕВРОТИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВАХ В. В. Васильев, А. А. Муллахметова, Н. М. Васильева, О. А. Соколов, О. В. Соколова.................................... ДИНАМИКА КАТЕГОРИЙ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ ДО И ПОСЛЕ ПРОВЕДЕНИЯ ПСИХОТЕРАПИИ ПРИ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВАХ У БЕРЕМЕННЫХ С УГРОЗОЙ НЕВЫНАШИВАНИЯ Т. С. Ефанова, И. Е. Куприянова, Р. И. Захаров........................ НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ОЦЕНКИ НЕВРОТИЧЕСКОЙ ТРЕВОГИ ПРИ НАУЧНОМ ИССЛЕДОВАНИИ Ю. В. Ковалев, А. А. Блинов..................................... ЭТНОКУЛЬТУРАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТНЫХ РАССТРОЙСТВ У ПРИЗЫВНИКОВ В УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ В. С. Шмыков............................................... ВОПРОСЫ ПСИХОСОМАТИКИ И ПСИХОФАРМАКОЛОГИИ КЛИНИКО-ПСИХОПАТОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ АФФЕКТА ТРЕВОГИ ПРИ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВАХ СОСУДИСТОГО ГЕНЕЗА Ю. В. Ковалев, Н. Б. Корженевская................................ РАЗВИТИЕ САХАРНОГО ДИАБЕТА 2 ТИПА У БОЛЬНЫХ ШИЗОФРЕНИЕЙ В РЕЗУЛЬТАТЕ ПРИЕМА АТИПИЧНЫХ АНТИПСИХОТИКОВ (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ) М. В. Поздеев............................................... СКРИНИНГ ДЕПРЕССИЙ В ТЕРАПЕВТИЧЕСКОМ СТАЦИОНАРЕ С. Г. Пакриев, М. В. Можаев, О.А. Пакриева, Д. В. Юминов, В. В. Костылев, Е. Н. Зонова.................................... ДИНАМИКА ТРЕВОГИ И ДЕПРЕССИИ У БОЛЬНЫХ ПАРАНОИДНОЙ ШИЗОФРЕНИЕЙ В ПРОЦЕССЕ НООТРОПНОЙ ТЕРАПИИ В. Г. Реверчук, А. С. Школяр..................................... МЕДИКО-СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ФАРМАКОРЕЗИСТЕНТНЫХ ЭПИЛЕПСИЙ С. Л. Кожевникова, Д. А. Гуреева, Ю. С. Никитина..................... ПСИХИЧЕСКИЕ НАРУШЕНИЯ У БОЛЬНЫХ САХАРНЫМ ДИАБЕТОМ I ТИПА К. К. Ушакова, К. А. Зеленин.................................... ОБЗОРЫ ЛИТЕРАТУРЫ, КЛИНИЧЕСКИЕ ЛЕКЦИИ НАРОДНЫЕ ДИАГНОЗЫ И МКБ- Р. И. Захаров, Г. Р. Иванова, Ф. Ф. Лоншаков, В. В. Иванов, А. Ц. Санжеев..................................... — 202 — Содержание ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ ПРИ ПСИХИАТРИЧЕСКИХ ОСВИДЕТЕЛЬСТВОВАНИЯХ (ОБЗОР ДЕЙСТВУЮЩЕГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА) Ю. Г. Каменщиков, М. Р. Багаутдинов, Е. С. Михалева.................. НЕВРОТИЧЕСКАЯ ТРЕВОГИ И СТРАХ: СХОДСТВО И РАЗЛИЧИЯ Ю. В. Ковалев............................................... ПСИХОПАТОЛОГИЯ ТРЕВОГИ (КЛИНИЧЕСКАЯ ЛЕКЦИЯ) Ю. В. Ковалев............................................... МАТЕРИАЛЫ К ПСИХОЛОГИЧЕСКОМУ ПОРТРЕТУ П. Б. ГАННУШКИНА Ю. В. Ковалев............................................... ОСОБЕННОСТИ АГРЕССИВНОСТИ У БОЛЬНЫХ ШИЗОФРЕНИЕЙ Ю. Ю. Худякова.............................................. АГРЕССИВНОСТЬ КАК ДЕТЕРМИНАНТА ГЕНЕЗА ПОГРАНИЧНЫХ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ Ю. Ю. Худякова, И. В. Реверчук................................... РАБОТЫ В. Т. ЛЕКОМЦЕВА МЕТОДОЛОГИЯ ПРОВЕДЕНИЯ ПРАКТИЧЕСКИХ ЗАНЯТИЙ ПО ПСИХИАТРИИ (ВОСПОМИНАНИЯ ОБ УЧИТЕЛЕ – В. Н. БЕЛОУСОВОЙ) В. Т. Лекомцев.............................................. МАРКЕРЫ ЭПИЛЕПТОГЕНЕЗА ПРИ ТРАВМАТИЧЕСКОЙ ЭПИЛЕПСИИ Лекомцев В. Т............................................... ПСИХОПАТОЛОГИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА ПРИ СОСУДИСТЫХ ПОРАЖЕНИЯХ МОЗГА Лекомцев В. Т., Амирахова Л. Ш.................................. КЛИНИКА ОСТРЫХ ПСИХОТИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ У БОЛЬНЫХ ЭПИЛЕПСИЕЙ В. Т. Лекомцев, Т. Ю. Овчинникова, В. В. Лекомцев, О. А. Волкова......... — 203 — Научное издание АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПСИХИАТРИИ Материалы республиканской научно-практической конференции, 25 апреля 2013 года, г. Ижевск Корректура М.Р. Багаутдинов Верстка и оригинал-макет К.А. Зеленин Подписано в печать 15.04.2013. Формат 70х108/16.

Гарнитура Minion Pro.

Усл. печ. л. 21,5. Тираж 100 экз.

БУЗ и СПЭ УР «Республиканская клиническая психиатрическая больница Минздрава Удмуртской Республики»

426054 г. Ижевск, ул. 30 лет Победы, 100.

Отпечатано в типографии ИП Колчин В.В 427960 г. Сарапул ул. Пугачева д.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.