авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
-- [ Страница 1 ] --

МИНОБРНАУКИ РФ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО

ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ВОРОНЕЖСКИЙ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

(ФГБОУ ВПО «ВГУ»)

Биолого-почвенный факультет

Кафедра зоологии и паразитологии

СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЗООЛОГИИ И ПАРАЗИТОЛОГИИ

Материалы V Международной научной конференции

«Чтения памяти проф. И.И. Барабаш-Никифорова»

14-16 марта 2013 года Издательско-полиграфический центр Воронежского государственного университета 2013 УДК 596/576.8 ББК 28.6 С 56 Научный редактор: проф. С.П. Гапонов Редколлегия:

д.б.н., проф. Гапонов С.П. (научный редактор), д.б.н., проф. Хицова Л.Н. (зам.

научного редактора), д.б.н., проф. Ефанов В.Н., д.б.н., проф. Нумеров А.Д., д.б.н., проф. Простаков Н.И., д.б.н., проф. Харченко Н.Н., д.б.н., проф. Харченко Н.А., к.б.н., к.б.н., преп. Будаева И.А. (секретарь).

С 56 Современные проблемы зоологии и паразитологии : материалы V Междунар.

науч. конф. Воронеж, 14-16 марта 2013 г. / под ред. С.П. Гапонова;

Воронежский государственный университет. – Воронеж : Издательско-полиграфический центр Воронежского государственного университета, 2013. – 255 с.

Сборник содержит статьи по современным проблемам зоологии и паразитологии, представленные специалистами России и зарубежных стран на V Международной научной конференции, посвященной памяти проф. И.И. Барабаш-Никифорова и 95-летию Воронежского государственного университета.

УДК 596/576. ББК 28. © Воронежский государственный университет, © Издательско-полиграфический центр Воронежского государственного университета, УДК 595. ЭКОЛОГИЯ И МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЧЕРНЫХ (ШАГРЕНЕВЫХ) ЖУЖЕЛИЦ (CARABUS CORIACEUS L.) В ВОЛГОГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ Н.А. Акимова, Е.Д. Фомичева Волгоградский государственный университет, г. Волгоград, E-mail: ashatan08.93@mail.ru Изучены морфологические особенностей жужелицы черной (Carabus coriaceus), обитающей в степных биотопах Волгоградской области.

Жужелица черная (Carabus coriaceus L.) – это самый крупный (30– мм.) и широко распространенный представитель семейства жужелиц как для Центральной и Восточной Европы, так и для европейской части России.

Жужелицы являются важной составной частью естественных и культурных биоценозов, а также играют заметную роль в ограничении численности многих беспозвоночных животных и сами входят в рацион питания (Крыжановский, 1983). Изучение этих организмов является важной научной задачей, что позволит прогнозировать антропогенное воздействие на экосистемы.

Материалом публикации послужили сборы жуков, которые проводили во время полевых практик в различных типах растительных ассоциаций степных биотопов Волгоградской области.

В 2011 году насекомых собирали с третьей декады апреля по вторую декаду мая в станице Трехостровской Иловлинского района, которая расположена на правом берегу Дона. Жужелиц, активно передвигающихся по поверхности почвы, ловили руками среди таких растений: Кипчак, Ковыль украинский (Stipa ucrainica), Ковыль-волосатик (Stipa capillata), Пастушья сумки (Capsella bursa-pastoris Medik), Пижма обыкновенная (Tanacetum vulgare). В итоге было собрано 23 особи.

В Чапурниковой балке Красноармейского района (восточный склон Ергенинской возвышенности), где видовой состав растений более разнообразен – Люцерна серповидная (Medicago falcata), Пастушья сумка (Capsella bursa-pastoris), Пижма обыкновенная (Tanacetum vulgare), Чабрец (Thimus serpyllum), Астрагал лисий (Astragalus vulpinus), Тюльпан шренка (Tulipas chrenkii) – было поймано 27 экземпляров карабид.

В 2012 году сборы насекомых пришлись на начало третьей декады июня и начало июля: их отлавливали руками, а дополнительно использовали ловушки Бербера (Barber, 1931).

В окрестности Волгоградского государственного университета и в Лапшином саде города Волгограда, где видовой состав растительности сравнительно был одинаков: Люцерна серповидная (Medicago falcata), Смолевка волжская (Silene wolgensis Hornem), Пижма обыкновенная (Tanacetum vulgare), Горчак ползучий (Acroptilon repens) и Клен татарский (Acer tataricum), обнаружили по 10 особей жуков.

В результате исследований всего было собрано 70 насекомых.

Имагинальный материал определяли, пользуясь научными работами (Крыжановский, 1965, 1994, Плавильщиков, 1994). Характерно отметить, что все собранные экземпляры имеют одинаковое строение.

Изучив морфологические особенности Carabus coriaceus, мы предположили, что собранные нами жужелицы относятся к этому виду.

Однако детальный анализ показал, что у обнаруженных нами насекомых имеются некоторые несоответствия в строении усиков и лапок. Эти особенности в строении и вызвали интерес в определении видовой принадлежности жуков.

Рис. 1. Передняя конечность. Рис. 2. Средняя конечность.

Рис. 4. Задняя конечность.

Рис. 3. Задняя конечность.

В определителях указано (Крыжановский, 1965, Плавильщиков, 1994), что все лапки Черной жужелицы (Carabus coriaceus) пятичленные, а усики волосатые с третьего членика. Однако наши исследования показали, что первые восемь члеников усиков покрыты редкими короткими белыми волосками. Передние лапки – пятичленные, у основания имеют два шипа и два коготка (рис. 1);

средние лапки также пятичленные и имеют два коготка, но без шипов (рис. 2);

задние же лапки имеют два шипа и два коготка, однако состоят из четырех члеников (рис. 3, 4), что противоречит литературным описаниям данного вида.

Возможно, представленные нами особи могут являться подвидом или вариацией изменчивости Жужелицы черной (Carabus coriaceus) для степных ландшафтов Волгоградской области или относятся к совершенно другому виду, который мы не смогли определить. Возможно, этот факт объясняется тем, что в литературе мало представлено морфологических признаков для данного вида. В тоже время, если считать, что внешние признаки черной жужелицы хорошо изучены, то тогда представленные в литературе данные не дают полного описания этого вида.

Список литературы Крыжановский О.Л. Carabidae – Жужелицы // Определитель насекомых европейской части СССР. 1965. Т. II. – С. 29–77.

Крыжановский О.Л. Жуки подотряда Adephaga: семейства Rhysodidae, Trachypachidae;

семейство Carabidae (вводная часть, обзор фауны СССР) // Фауна СССР, Жесткокрылые. 1983. Т. I., Вып. 2. – С. 343.

Плавильщиков Н.Н. Определитель насекомых: краткий определитель наиболее распространенных насекомых европейской части России. – М.: Топикал, 1994. – 544 с.

Barber H.S. Traps for caveinhabiting // J. Elish. Mitchell. Science Soc. 1931. – S. 259– 266.

ECOLOGY AND MORPHOLOGICAL CHARACTERISTICS OF THE BLACK CARABUS BEETLES (CARABUS CORIACEUS L.) IN VOLGOGRAD OBLAST Akimova N.A., Fomicheva E.D.

Volgograd State University, Volgograd E-mail: ashatan08.93@mail.ru The article is devoted to analyses of morphological characteristics of the Black Carabus Beetles species (Carabus coriaceus), which inhabit steppe biotopes of Volgograd Oblast.

УДК 598.842. ПРИНЦИПЫ ПОСТРОЕНИЯ, ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ И ВРЕМЕННЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПЕНИЯ ВОСТОЧНОГО СОЛОВЬЯ (LUSCINIA LUSCINIA L.) В.А. Антипов, В.В. Иваницкий Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, Москва E-mail: vladantipov@yandex.ru В этой работе мы исследовали особенности рекламного пения самцов восточного соловья в пределах МКАД. В 2010–2011 гг. мы записали соловьев. Выявили существование у самцов соловья четких типов песни.

«Тип песни» – это последовательность звуков, которая одинакова у всех соловьев популяции. Некоторые типы песен исполняли почти все самцы, а некоторые – только отдельные особи. Всего мы выявили 35 типов песни в пределах Москвы. Отдельные типы песен сливались в стандартные у всех соловьев последовательности – «упаковки песен».

Цель работы – выяснить структуру и временные характеристики рекламного пения самцов восточного соловья в природе. Выявили, что базовой вокальной конструкцией у этого вида является отдельная песня.

Пение записывали в мае-июне 2010 г. у 16 самцов и в мае-июне 2011 г. – у 84 самцов во всех районах Москвы, в основном в пределах ООПТ. У особей длительность непрерывного пения («вокальной сессии») составила более 10 минут (40 и более песен). У всех птиц регистрировали длительность отдельных песен и пауз в пределах вокальной сессии и классифицировали минимальные песенные единицы («нотные комплексы»

в песне), имеющиеся в ее пределах. У 65 соловьев с вокальной сессией более 40 песен мы фиксировали общее число каждого вида выделенных нотных комплексов за всю длину сессии, и долю каждого вида среди всех зарегистрированных у данного самца комплексов. Полагали, что средняя длина песни и паузы, а также частота встречаемости отдельных нотных комплексов в пределах вокальной сессии, будет отличаться у разных самцов. Длина песни 1,5–14 с, в среднем 6±3 с, длина пауз 0,2–7,3 с, в среднем 2±1 с. Иногда 2–3 песни сливались, достигая общей продолжительности 18–19 с. Значимо длины отдельных песен и пауз не отличались у разных особей (p 0,05), и не коррелировали между собой.

При анализе песен 65 соловьев с длительными сессиями выявили, что самцы имеют «предпочитаемые комплексы», доля которых выше и в пределах вокальной сессии этой особи, и сравнительно с встречаемостью этого «нотного комплекса» среди других самцов. В пределах одной сессии изменчивость начала песен («запевок») выше, чем основной части и состоящей в основном из щелчков «концовки». Часто встречались песни, вторая половина которых отсутствовала или соответствовала другому типу песни. Чем больше комплексов встречалось в вокальной сессии конкретного самца, тем больше у этой особи было уникальных для нее комплексов. Но порядок следования комплексов друг за другом сходен у разных особей. Все комплексы, выявленные у 100 соловьев, можно сгруппировать в 35 типов песен, почти не отличающихся у всех самцов.

Вокальных диалектов в пределах московской популяции выявлено не было.

Один самец исполняет от 7 до 17 (в среднем 11.5 ± 3) типов песен, Типы песен группируются в устойчивые ассоциативные комплексы более высокого ранга – они образуют «упаковки», порядок исполнения песен в которых постоянен, но начальный или конечный тип песен может отсутствовать. Перестановки типов, как правило, не допускаются. Значит, у восточного соловья есть иерархическая организация пения, а самцы имеют личные предпочтения в пении при относительно небольшом разнообразии типов песен.

PRINCIPLES OF CONSTRUCTION, THE DIFFERENTIATION AND TEMPORAL CHARACTERISTICS OF THRUSH NIGHTINGALE (LUSCINIA LUSCINIA L.) SONGS Antipov V.A., Ivanitskiy V.V.

Moscow State University, Moscow E-mail: vladantipov@yandex.ru We investigated the features of advertising singing of Thrush Nightingale males within the Moscow ring road. In 2010–2011 we recorded 100 birds. We revealed that Nightingale males have clear types of songs. «Type of songs» is a sequence of sounds, which is the same for all nightingale population. Some types of songs performed almost all males, and some – only single individuals. At all we found 35 types of songs within Moscow. Some of the songs were merged into the standard sequences – «songs packages».

УДК 639.2.053+551. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ЭКОСИСТЕМЫ ШАРДАРИНСКОГО ВОДОХРАНИЛИЩА К.С. Балымбетов, Н.К. Балымбетов, Н.С. Самбаев Аральский филиал ТОО «Казахский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства», г. Аральск, Казахстан E-mail: aralnpcrh@mail.ru Шардаринское водохранилище является крупнейшим водохранилищем на территорий Казахстана. Сезонное изменение гидрологического, гидрохимического режима в целом влияет на экосистему водохранилища.

Проведенные исследования характеризует современное состояние экосистемы как устойчивое сохранение биоразнообразия, подвергшегося временно-пространственным изменениям.

Шардаринское водохранилище запущенный в 1965 году, является одним из крупнейшим искусственным водоемом Южного Казахстана, созданный путем зарегулирования стока р. Сырдарьи для функционирования и эксплуатации как водоема комплексного назначения.

Площадь водохранилища составляет 900 км 2, длина 48 км, ширина 20 км, объем 5,7 км3. Основным источником питания Шардаринского водохранилища является р. Сырдарья, так же дополнительно происходит приток воды из р. Келес (2,4–12,9 %), который заметна в летнее время, когда сток р. Сырдарьи резко снижается. (Гидрометеоиздат, 1977).

Сезонные изменения водного баланса обуславливают динамику колебания площади и объема водохранилища.

В некоторые годы площадь и объем водоема изменялись в течение сезона в 6–7 раз, обычным считается изменение площади в 3–4 раза. Гидрологический режим водохранилища в очень большой степени зависит как от водности р. Сырдарьи, так и от попусков воды на орошение в летне-осенний период. На водохранилище отмечается колебание уровенного режима. В годовом изменении уровня водохранилища в зависимости от характера его изменения можно выделить три периода: весеннее наполнение, летне-осеннее относительно стабильное положение и период осенне-зимней сработки воды. Необходимо отметить, что за последние десятилетия уровень Шардардаринского водохранилища подвержен колебаниям, что неблагоприятно сказывается на воспроизводстве большинства промысловых рыб.

В Шардаринское водохранилище в многоводные годы в зимний период поступает 12–13 км3 воды, что выше емкости водохранилища на 7–8 км3. Из этого объема с ноября по март месяцы, в низовье реки безопасно пропускается до 5 км3 воды и до 2–3 км3 вынужденно сбрасывается в Арнасайское понижение.

Вода в водохранилище не отличается высокой прозрачностью: в открытой части водоема она достигает 3,5 м, а на прибрежных станциях вода была мутной. В летний период в исследуемые годы величина рН воды по всей акватории водохранилища имела слабощелочную реакцию и находилась в пределах значений 7.15– 7.25. Величина перманганатной окисляемости ниже на глубоководных промысловых участках 1 и 2 (3,4–5, мгО/дм3), на участках 3 и 4 наблюдалось более высокое содержание органических веществ: 4,1–7,0 мгО/дм3. Газовый режим отличался высокой стабильностью. Концентрация кислорода была в пределах нормального насыщения 102–182% (5,3–9,1мгО/дм3), а диоксид углерода в воде присутствовал только на 2 прибрежных станциях 9 и 19, где его содержание достигало величины 2,2 мг/дм3.

Обеспеченность биогенными элементами воды за исследуемый период, как и в предыдущие годы, была удовлетворительной. Наблюдается рост содержания нитратов от 1,2 до 17 мг/дм3 по сравнению с величиной этого показателя за 2008 г. от 1,2мг/дм3 до 10,0 мг/дм3, не превышая ПДК.

Обеспеченность аммонийным азотом равномерна по всем участкам, не превышая уровень ПДК, находится в пределах 0,11–0,30мг/дм3.

Нитриты в воде имеет небольшие превышения, в концентрации близка к уровню ПДКрх. Максимальное содержание сульфатов превышает норму в 4,5 раза, нитритов – 1,5 раза, меди – 6 раз и магния – 2,8 раза. На улучшение качества воды в водохранилище решающее влияние оказывают процессы самоочищения, усиливающиеся за счет седиментации, отстоя, разбавления, разрушения органических веществ (Гос. контроль качества воды. 2003).

В составе зоопланктона Шардаринского водохранилища в 2012г.

присутствовало 28 таксона организмов типичных групп (Мордухай Болтовский Ф.Д., 1974): Rotifera – 14, Cladocera – 9 и Copepoda – 5 видов.

Максимальной частотой встречаемости характеризовались представители коловраток – Brachionus quadridentatus, Brachionus plicatilis, Keratella quadrata, Synchaeta sp., среди веслоногих – Cyclops vicinus, Thermocyclops taihokuensis, Phyllodiaptomus blanci и среди ветвистоусых рачков – Diaphanosoma brachyurum, Ceriodaphnia reticulate, Daphnia longispina, Daphnia galeata, Leptodora kindtii.

Средняя численность зоопланктона в августе 2012 г. составила – 148, тыс.экз/м3, при биомассе 2052,71 мг/м2, что на порядок величин выше, чем в апреле-мае этого же года (табл. 1).

В целом, в августе 2012г. средняя биомасса зоопланктона была в пределах многолетних колебаний показателя и характерезовала Шардаринское водохранилище как среднекормный для рыб и соответствовало – мезотрофному типу водоема по известной шкале трофности (Китаев, 1986).

Таблица Количественные показатели основных групп зоопланктона Шардаринского водохранилища, август 2012 г.

Биомасса, мг/м Группа организмов Численность, тыс.

экз./м 35,57 19, Rotifera 86,96 1531, Copepoda 26,17 501, Cladocera Всего 148,70 2052, Макрозообентос водохранилища включал немногочисленных червей Oligochaeta (Tubifex), личинок Insecta из семейства Chironomidae (Limnodrilus sp., Chironomus plumosus, Cryptochironomus gr. defectus, Tanytarsus sp.) (Кутикова Л.А.,Старобогатов Я.И., 1977). Наибольшей частотой встречаемости характеризовались черви олигохеты (100 %), реже встречались личинки хирономид (57 %). Низкие количественные показатели макрозообентоса в данный период связаны с рядом факторов. В конце мая – в июне происходит массовый вылет насекомых, а также в летний период обычно сокращается площадь водного зеркала, особенно мелководных зон, вследствие резкого падения уровня воды, при этом ухудшаются условия для развития бентофауны (периодическая осушка и подвижность грунтов). Увеличение концентрации рыбного населения при малом объеме водохранилища, интенсивное выедание зообентоса также являются одними из факторов, обусловливающих уменьшение численности и биомассы беспозвоночных в летний период.

Уровень количественного развития макрозообентоса обусловливает значение кормности для рыб-бентофагов. Среднее значение биомассы макрозообентоса Шардаринского водохранилища обусловило низкий уровень кормности для рыб и принадлежность к -олиготрофному типу водоема (Китаев, 1986).

Ихтиофауна Шардаринского водохранилище сложилась из местных аборигенных видов, населявших среднее течение реки Сырдарья и рыб – акклиматизантов, как целенаправленно вселяемых в водоем для увеличения его рыбопродуктивности, так и случайных вселенцев. В начальный период образования водоема (1965–1970 гг.) здесь обитало 33 вида и подвида промысловых и непромысловых рыб. (Рыбы Казахстана 1986).

В последние годы в промысле встречаются 12 видов: сазан, лещ, судак, плотва, чехонь, жерех, сом, белый амур, белый и пестрый толстолобики, серебряный карась, змееголов, при этом сазан, карась, лещ, плотва, сом, толстолобик являются основными промысловыми видами.

В ходе формирования желаемого видового состава ихтиофауны вместе с завозимыми личинками растительноядных рыб случайно в водоем попали личинки большинства непромысловых сорных рыб, а также змееголова.

Вселенцы, найдя благоприятные условия обитания, постепенно натуризовались в водоеме и нашли нишу в экосистеме.

В целом, промысловые запасы ихтиофауны Шардаринского водохранилища длительное время основываются на таких видах как – судак, карась, плотва, сазан, лещ, жерех, сом, толстолобик, чехонь, кроме того в уловах редко встречаются белый амур, белоглазка и шемая.

Сокращение численности и запасов этих промысловых видов требует кардинальных решений для их восстановления. (Отчет о НИР/ НПЦ РХ 2009–2012).

Высокие темпы биопродуцирования, с другой – интенсивное использование этого относительно небольшого водоема на нужды поливного земледелия и энергетики держат экосистему водохранилища в критическом состоянии, при котором возможны как массовые вымирания, так и вспышки численности биологических составляющих экосистемы.

Малочисленные промысловые виды – змееголов, шемая, белоглазка в уловах встречаются единично. Следует отметить, что последние годы численность белоглазки и шемая несколько увеличилась. Представлены эти виды, как мелкими, так и половозрелыми особями. Это дает возможность надеяться на увеличение численности этих видов в водохранилище.

Список литературы Государственный контроль качества воды. – Сб. государственных стандартов. – МИПК Издательство стандартов, 2003. – 541 с.

Китаев С.П. О соотношении некоторых трофических уровней и «шкалы трофности» озер разных природных зон: Тез. докл. V съезда ВГБО г. Тольятти, 15– сент. 1986 г. – Куйбышев, 1986. – Ч. 2. – С. 254–255.

Кутикова Л.А., Старобогатов Я.И. Определитель пресноводных беспозвоночных европейской части СССР. Л.: Гидрометеоиздат, 1977. – 512 с.

Мордухай-Болтовский Ф.Д. Атлас беспозвоночных Аральского моря, Москва, пищевая промышленность. 1974 г. Руководство по химическому анализу поверхностных вод суши. – Л.: Гидрометеоиздат, 1977. – 541 с.

Рыбы Казахстана. – Алма-Ата: Наука, 1986. – Т. 1. – 272 с.

Определение рыбопродуктивности промысловых районов и общих допустимых уловов крупных рыбохозяйственных водоемов республиканского и международного значения. Раздел: Шардаринское водохранилище: Отчет о НИР/ НПЦ РХ. – Алматы, 2009–2012.

ASSESMENT OF A CURRENT STATE OF AN ECOSYSTEM OF THE SHARDARINSKY RESERVOIR Balymbetov K.S., Balymbetov N.K., Sambayev N.S.

Aral branch Kazakh Research Institute of Fishery LLP, Aralsk, Kazakhstan.

E-mail: aralnpcrh@mail.ru The Shardarinsky reservoir is the largest on territories of Kazakhstan. Seasonal change of hydrological and hydrochemical conditions incerts on reservoir ecosystem as a whole. The conducted researches characterizes current state of the ecosystem as one with a stable biodiversity preservation with temporal and spatial changes.

УДК 598.8 591. ОСОБЕННОСТИ ПТЕНЦОВОЙ ТРОФИКИ СОРОКИ В Г. РЯЗАНИ А.В. Барановский*, Е.С. Иванов** *Современный технический институт, г. Рязань E-mail: sti107@yandex.ru **Рязанский государственный университет им. С.А. Есенина, г. Рязань E-mail: o.hodosevich@rsu.edu.ru Для большинства видов врановых птиц характерен широчайший ареал.

Он включает в себя практически все географические зоны Евразии. В настоящее время врановые птицы стали одним из важнейших компонентов орнитокомплексов антропогенных экосистем. Тесное соседство с человеком, широкое распространение и особенности биологии придают особый интерес изучению этой группы птиц.

Сорока в отношении к синантропизации стоит особняком среди врановых Рязанской области. При явном предпочтении культурного ландшафта природному, она столь же явно избегает урбоценозов, предпочитая селиться на окраинах населенных пунктов.

Разнообразие условий обитания предполагает наличие у врановых птиц широкой изменчивости способов добывания пищи, в том числе разнообразия пищевых объектов, кормовых стаций, кормового поведения.

Подтверждением этому может служить тот факт, что врановые птицы являются полифагами. Они поедают как растительную, так и животную пищу. Основу их питания составляют крупные беспозвоночные животные, мышевидные грызуны, пищевые отбросы, а также яйца и птенцы других птиц. Кроме того, у врановых хорошо развита рассудочная деятельность.

Это позволяет им использовать очень разнообразные методы добывания пищи (Резанов, 2000). Известно, что врановые птицы отличаются высокой пластичностью в выборе кормовых объектов (Иноземцев, 1965;

Константинов, 1971;

Амеличев и др., 1989).

Материалы и методы исследования Изучение питания сороки (Pica pica) проводилось в мае-июне 2001 и 2008–2010 годов в г. Рязани и его окрестностях. Изучалось питание птенцов методом наложения шейных лигатур (Мальчевский, Кадочников, 1953). В 2001 г. исследован рацион птенцов из 3 гнезд из лесопосадки на окраине города. В 2008–2010 годах было изучено питание птенцов в трех гнездах сороки, одно из которых (2008) располагалось на заросшей кустарниками меже посреди большого массива недавно заброшенных полей более чем в км от города, а два других – на окраине новостроек, в 60–200 м от ближайших домов. Насекомых определяли под бинокулярным микроскопом. Использовали определитель насекомых Н.Н. Плавильщикова (1994) и определитель насекомых по личинкам Б.М. Мамаева (1972). Птицы часто приносят птенцам только фрагменты насекомых. В таких случаях определение проводилось с точностью до отряда или семейства. Всего в процессе исследования собрано и определено 303 пищевых объекта.

Результаты и их обсуждение Таксономический состав пищи и некоторые другие особенности питания сороки показаны в таблице 1.

Таблица Особенности птенцового питания сороки Доля в Доля в рационе (%) рационе (%) Вид пищи Вид пищи 1* 2* 1* 2* Carabidae sp., im 13,53 4,70 Eristalis sp., im. 0,33 0, Byrrhus pilula L., im. 0,33 0,19 Noctuidae sp., l. 6,93 8, Cantharis sp., im. 0,33 0,26 Catocala sp., l. 0,66 8, Cetonia aurata L., im. 0,33 1,84 Tortricidae sp., l. 0,33 0, Melolontha hippocastani 2,64 2,75 Pyralididae sp., l. 2,31 0, F., im.

Nicrophorus vespilloides 0,33 0,25 Geometridae sp., l. 6,60 2, F., im.

Curculionidae sp., im. 6,93 3,90 Geometridae sp., im. 0,33 0, Geotrupes sp., l. 0,66 0,42 Lepidoptera sp., l. 1,32 0, Phillopertha horticola L., 0,33 0,15 Lepidoptera sp., pup. 0,99 2, im.

Tenebrionidae sp., im. 0,99 0,43 Cecropidae sp., l. 0,99 0, Elateridae sp., im. 6,93 3,17 Tenthredinidae sp., l. 2,31 1, Elateridae sp., l. 0,33 0,29 Miridae sp., im. 0,33 0, Mesocerus marginatus Staphylinidae sp. im. 0,66 0,69 0,99 0, L., im.

Cassidinae sp., im. 0,33 0,14 Palomena prasina L., im. 0,33 0, Coleoptera sp., l 0,33 0,02 Pentatomidae sp., im. 0,33 0, Coleoptera sp., im. 7,92 2,58 5,61 1, Pisauridae sp.

Culecidae sp., im. 0,33 0,05 0,66 0, Licosidae sp.

Asillis sp., im. 0,33 0,38 0,66 0, Thomisidae sp.

Musca sp., im. 0,33 0,15 Aranea sp., pup. 2,31 0, Musca sp., l. 0,99 0,29 2,97 0, Aranea sp.

Musca sp., pup. 0,33 0,08 Oniscidae sp. 0,99 0, Таблица 1. Продолжение Allolobophora caliginosa Syrphidae sp., l. 0,99 0,31 0,99 4, L.

Empididae sp., im. 0,33 0,04 0,66 0, Gastropoda sp.

Tabanus sp., l. 0,66 1,53 Lacerta agilis L. 1,65 10, Tipula sp., im. 0,66 0,32 мясо 0,33 2, Lucilia sp., im. 1,32 0,56 рыба 1,98 4, Sarcophaga carnaria L., 1,32 0,33 хлеб 5,61 19, im.

Полученные данные показали, что основу питания птенцов сороки составляют беспозвоночные животные, на которых приходится 90,43 % добытых сороками объектов и 62,70 % общей массы принесенной к гнезду пищи. Среди беспозвоночных преобладают насекомые (соответственно 75,58 % и 53,37 %), кроме них сороки поедают различных паукообразных, моллюсков, мокриц и олигохет (дождевых червей). Большую часть добываемых птицами беспозвоночных составили жуки (45,98 % по встречаемости и 33,53 % по массе в рационе) и гусеницы (21,17 % и 37,72 % соответственно).

Позвоночные, которых добывали сороки в находившихся под наблюдением гнездах, были представлены ящерицами (Lacerta agilis), хотя в научной литературе сообщается о поедании этими птицами грызунов, амфибий, а также яиц и птенцов более мелких птиц. На долю ящериц пришлось 1,65 % принесенных сороками объектов, однако их массовая доля была сравнительно высокой – 10,58 %, что объясняется крупными размерами этих животных, многократно превышающих массу добываемых сороками беспозвоночных. По той же причине массовая доля в рационе птенцов остатков пищи человека (хлеб, мясо, рыба) – 26,72 %, оказалась в три с лишним раза выше, чем их встречаемость (7,92 %).

Размеры добываемых сороками беспозвоночных широко варьировали – длина от 3 до 80 мм и от 6 до 1438 мг. Однако как очень мелкие, так и крупные объекты в питании птенцов встречались единично. Средняя длина пищевого объекта составила 11,97 мм, а масса – 112,30 мм. Количественно преобладают в питании птиц мелкие беспозвоночные. На животных массой до 49 мг пришлось 55,93 %, от 50 до 99 мг – 26,27 %, и на более крупных – только 17,80 %. Однако соотношение этих же размерных групп по массовой доле в рационе оказалось принципиально иным. Крупные экземпляры составили 53,28 % суммарной массы добытых птицами беспозвоночных, средние – 19,43 % и мелкие – 27,29 %.

Летающие насекомые добываются сороками редко. На виды, способные взлететь при приближении птицы, пришлось 10,56 % добытых объектов и 9,14 % рациона по массе. Причем многие из этих животных, например, большинство способных летать жуков, как правило спасаются от хищников не в полете, а падая с травы или на землю, где могут оказаться незаметными.

Таким образом, вероятная стратегия сорок при сборе корма состоит в преимущественном поиске крупных объектов, которые, однако, сравнительно редко встречаются, чем более мелкие. Средних и мелких беспозвоночных птицы собирают попутно, без применения каких-либо специальных кормовых методов, для которых необходимы дополнительные энергетические затраты. При невозможности добывания значительного количества крупной добычи за ограниченный срок, птицы увеличивают массу порции за счет более мелких животных, что требует дополнительных временных затрат на поиск пищи. В этих условиях нахождение взрослыми особями остатков пищи человека, которые как правило представлены крупными кусками, делает трофическую ситуацию для птенцов значительно более благоприятной.

Список литературы Амеличев В.Н. Особенности зимнего питания сороки в городе// Врановые птицы в естественных и антропогенных ландшафтах. Мат. II совещ., ч. 2, Липецк, 1989. С. 160– Иноземцев А.А. Особенности питания врановых птиц в Подмосковье// Орнитология. Вып. 7, 1965. С. 309–317.

Константинов В.М. Экология некоторых синантропных видов врановых птиц.

Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. канд. биол. наук. М., 1971.

Мальчевский А.С., Кадочников Н.П. Методика прижизненного изучения питания гнездовых птенцов насекомоядных птиц//Зоол. ж. Т. XXXII. Вып. 2, 1953. С. 277–282.

Мамаев Б.М. Определитель насекомых по личинкам. М.: Просвещение, 1972.

Плавильщиков Н.Н. Определитель насекомых. М.: Топикал, 1994. 544 с.

PECULIARITIES OF TROPHISM OF COMMON MAGPIE NESTLINGS IN RYAZAN Baranovsky A.V. *, Ivanov E.S. ** *Modern Technical Institute, Ryzan, Russia, E-mail: sti107@yandex.ru **«Ryzan State University named after S.A. Yesenin, Ryzan, Russia, E-mail: o.hodosevich@rsu.edu.ru УДК 599.323. ВЕЛИЧИНА ВЫВОДКА У ПОЛЕВОК В РАЗНЫХ ТИПАХ ЛАНДШАФТОВ И ЕЕ СВЯЗЬ С РАЗМЕРАМИ ТЕЛА А.В. Бобрецов Печоро-Илычский государственный природный заповедник, пос. Якша E-mail: avbobr@mail.ru На территории Печоро-Илычского заповедника величина помета у полевок увеличивается от равнины к горам. Эта изменчивость связана с массой и длиной тела. Крупные размеры тела и пометов обусловлены благоприятными условиями среды на западном макросклоне Северного Урала Связь величины выводка у полевок с разными типами ландшафтов хорошо известна. В ряде исследований была показана зависимость размера пометов у некоторых видов от высоты (Innes, Millar, 1990). Однако такая связь отмечается далеко не всегда: размеры выводка у самок в горах могут снижаться или увеличиваться по сравнению с равниной (Большаков, 1969).

Таких примеров к настоящему времени накоплено много. На Урале величина помета у горных популяций широко распространенных видов полевок по данным В.Н. Большакова (1972) не отличается от равнинных популяций. Более того, К.И. Бердюгин (1997) отмечает снижение репродуктивных показателей грызунов в горах по сравнению с прилегающей равниной. В тоже время у красной полевки на Южном Урале (Садыков, 1980) и у рыжей полевки на Среднем Урале (Воронов и др., 1984) величина выводков выше в горах. Такие различия объясняются тем, что в одних случаях выводы были сделаны на материалах, собранных на восточном макросклоне, в других – на материалах с западного макросклона Урала. Фактором дифференциации в данном случае является не столько высота, сколько ландшафтные особенности территории (Gillis et al., 2005).

В ландшафтном отношении эти макросклоны сильно различаются и выделяются в ранге физико-географических провинций (Урал и Предуралье, 1968). Влажные западные склоны более благоприятны для мелких млекопитающих, чем восточные.

На территории Печоро-Илычского заповедника в направлении с запада на восток представлены три типа ландшафтов – равнинный, предгорный и горный. Средняя плодовитость у лесных и серых полевок увеличивается здесь от равнины к горам (табл.). Достоверные различия между ландшафтными районами обнаружены у красной полевки ( = 2.01–3.70, p 0.001) и темной полевки. У последнего вида они отмечены только между равниной и горами. Следует отметить, что у красной полевки размеры помета в средней тайге Русской равнины варьируют от 5.5 до 6.0 эмбрионов (Куприянова, Наумов, 1986;

Куприянова, Бобрецов, 2006), а в Северном Зауралье составляют 6.30.1 (Буйдалина, 1988). Это существенно ниже, чем в горных районах. Для восточного макросклона Северного Урала В.Н.

Большаков (1972) приводит значение в 7.0 эмбрионов, что характерно и для западных склонов. У рыжей полевки в пределах заповедника такие различия отсутствуют. Однако если взять другие равнинные районы Европейского Севера, величина выводка там будет достоверно меньше.

Например, в средней тайге Республики Коми она достигает лишь 4.8 0.2, а на юге Архангельской области – 5.30.1 (Куприянова Бобрецов, 2006).

Территория Печоро-Илычского заповедника является периферией ареала для данного вида.

Таблица Величина выводка у перезимовавших полевок в разных ландшафтных районах Печоро-Илычского заповедника Ландшафтные районы Равнина Предгорье Горы Виды Mm Mm Mm n n n 6.0 0.1 6.5 0.1 7.0 0. Красная полевка 220 372 5.9 0.1 5.9 0.1 6.2 0. Рыжая полевка 94 307 6.3 0.4 6.9 0.4 7.1 0. Темная полевка 15 14 Возможно ведущим фактором, определяющим размеры помета в разных ландшафтах, является масса и размеры тела. С ними коррелирует большинство энергетических составляющих организма, а соответственно и репродуктивных параметров (Шварц и др., 1968;

Шмидт-Ниельсон, 1987).

Поэтому любые изменения массы тела могут иметь для животных важные физиологические и экологические последствия. Некоторые авторы отводят размерам тела ключевую роль в реализации репродуктивного успеха (Лопатин, Абатуров, 1980;

Евсиков и др., 2008). Положительная связь между средней плодовитостью и массой тела обнаружена у ряда видов лесных и серых полевок (Zejda, 1966;

Ims, 1987).

В пределах Печоро-Илычского заповедника масса и длина тела у многих видов полевок также как величина выводка увеличивается от равнины к горам. У перезимовавших самок красной полевки масса тела составляет на равнине 30.70.3, в предгорьях – 32.50.3, а в горах – 34.90. г., длина тела, соответственно, 106.90.3, 108.10.2, 109.8 0.3 мм. Различия между всеми выборками оказались значимыми (t3.32, p0.001). К сожалению, отсутствие данных по экстерьерным признакам с других территорий делает невозможным провести корректный анализ связи плодовитости и размеров тела. Только по красной полевке удалось выявить пять локалитетов, по которым имеются материалы (три из них расположены в заповеднике). Связь в данном случае между размером помета и массой тела оказалась достоверной, а между размером помета и длиной тела недостоверной (рис. 1).

8,0 8, 7,8 7, r = 0.97, p = 0.006 r = 0.67, p = 0. 7,6 7, Величина выводка Величина выводка 7,4 7, 7,2 7, 7,0 7, 6,8 6, 6,6 6, 6,4 6, 6,2 6, 6, 6, 5,8 5, 30 31 32 33 34 35 36 37 106 107 108 109 110 111 Масса тела Длина тела Рис. 1. Связь между массой и длиной тела и величиной выводка у красной полевки на Европейском Севере.

Большие размеры полевок в горах, возможно, объясняются тем, что перезимовавшие животные живут здесь дольше, чем на равнине (Большаков, 1969;

Yoccoz, Mesnager, 1998). По крайней мере, роль перезимовавших самок в общей репродукции популяции здесь существенно выше. Большие размеры тела и более крупные пометы обусловлены «качеством» среды обитания. Поэтому в зависимости от ее качества величина выводка у полевок в горных ландшафтах может быть больше или меньше, чем на равнине.

Список литературы Бердюгин К.И. Экология грызунов Уральских гор // Экология млекопитающих горных территорий: популяционные аспекты. Мат-лы Всерос. совещ. Нальчик: Издат.

центр «Эль-Фа», 1997. – С. 141–143.

Большаков В.Н. К изучению биологической специфики горных и субарктических популяций мелких млекопитающих // Вопросы эволюционной и популяционной экологии животных. Свердловск, 1969. – С. 28–36.

Большаков В.Н. Пути приспособления мелких млекопитающих к горным условиям. М.: Наука, 1972. – 200 с.

Буйдалина Ф.Р. Красная полевка (Clethrionomys rutilus Pallas) средней тайги Зауралья // Популяционные исследования животных в заповедниках. М.: Наука, 1988. – С. 189–200.

Воронов Г.А., Акимов В.А., Стенно С.П., Сергеева О.С. Биотопические различия биопродуктивности обыкновенной и рыжей полевок в Камском Приуралье // Вид и его продуктивность в ареале. Материалы 4-го Всесоюзного совещания 3–7 апреля 1984 г. Ч.

I. Млекопитающие (насекомоядные, грызуны). Свердловск, 1984. – С. 17–18.

Евсиков В.И., Назарова Г.Г., Музыка В.Ю. Физическое состояние и репродуктивные характеристики самок водяной полевки (Arvicola terrestris L.) // Экология. 2008. № 6. – С. 436–440.

Куприянова И.Ф., Наумов С.П. Особенности размножения мелких млекопитающих в средней тайге севера европейской части СССР // Бюлл. МОИП. Отд. биол. 1986. Т. 91., Вып. 5. – С. 17–28.

Куприянова И.Ф., Бобрецов А.В. Региональные особенности размножения лесных полевок на Европейском Севере // Современное состояние и перспективы развития особо охраняемых территорий Европейского Севера и Урала. Сборник материалов научн.-практ. конф. Сыктывкар, 2006. – С. 87–92.

Садыков О.Ф. Экологические особенности полевок рода Clethrionomys Иремельского горного массива // Внутри- и межпопуляционная изменчивость млекопитающих Урала. Свердловск: УНЦ АН СССР, 1980. – С. 65–81. Лопатин В.Н., Абатуров Б.Д. Математическая модель динамики энергии и плотности популяции растительноядных млекопитающих // Журн. общей биол. 1980. Т. 41., № 6. – С. 889–900.

Шварц С.С., Смирнов В.С., Добринский Л.Н. Метод морфофизиологических индикаторов в экологии наземных позвоночных. Свердловск, 1968. – 387 с.

Шмидт-Ниельсен К. Размеры животных: почему они так важны? М.: Мир, 1987. – 259 с.

Урал и Предуралье. М.. 1968. – 461 с. (Природные условия и естественные ресурсы СССР).

Innes D.G.L., Millar J.S. Numbers of litters, litter size and survival in two species of microtines at two elevations // Holarctic Ecology. 1990. Vol. 13., No. 3. – P. 207–216.

Ims R.A. Differential reproductive success in a peak population of the grey-sided vole Clethrionomys rufocanus // Oikos. 1987. Vol. 50., No. 1. – P. 103–113.

Gillis E.A., Hik D.S., Boonstra R., Karels T.J., Krebs C.J. Being high is better: effects of elevation and habitat on arctic ground squirrel demography // Oikos. 2005. Vol. 108. – P. 231– 240. Режим доступа: http://www.csun.edu/~karels/Pubs/Gillis%20et%20al%202005.pdf Zajda J. Litter size in Clethrionomys glareolus Schreber 1780 // Zool. Listy. 1966. Vol.

15. – P. 193–206.

Yoccoz N.G., Mesnager S. Are alpine bank voles larger and more sexually dimorphic because adults survive better? // Oikos. 1998. Vol. 82. – P. 85–98.

LITTER SIZE IN VOLES IN DIFFERENT TYPES OF LANDSCAPE AND ITS RELATION TO BODY SIZE Bobretsov A.V.

Pechora-Ilych State Nature Reserve, Yaksha E-mail: avbobr@mail.ru At the territory of the Pechora-Ilych Nature Reserve litter size of the voles increases from the plain to the mountains. This variability is correlated with mass and length of the animal body. Large body size and litter caused by favorable environment on the western macro Northern Urals.

УДК 595.771(470.325) К ИЗУЧЕНИЮ ФАУНЫ И ЭКОЛОГИИ МОШЕК (DIPTERA: SIMULIIDAE) БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ И.А. Будаева*, А.Е. Силина** *Воронежский государственный университет, г. Воронеж E-mail: irbudaeva@yandex.ru **ФГУ «Заповедник Белогорье», пос. Борисовка, Белгородская область E-mail: allasilina@list.ru Приведены данные по фауне и экологии преимагинальных стадий симулиид Белгородской области. Обнаружено 9 видов кровососущих мошек.

Материал собран при обследовании малых рек и ручьев в бассейне р.

Северный Донец.

Мошки сем. Simuliidae (Insecta: Diptera) имеют важное медико эпидемиологическое значение как гематофаги и переносчики заболеваний млекопитающих и птиц. Кроме того, как амфибиотические насекомые, симулииды на стадии личинки являются существенным компонентом перифитона. Преимагинальные стадии развиваются при условии благоприятного кислородного и гидрологического режима в быстротекущих реках, ручьях, используя в качестве субстрата прикрепления водные макрофиты, листовой опад, камни и искусственные субстраты. Гидрологический режим водотока и биотические факторы определяют видовой состав и численность развивающихся в водотоке мошек, а также кровососущую активность вылетевших самок (Рубцов, 1956).

Фауна и экология представителей этого семейства двукрылых ранее в Белгородской области специально не изучались. Известно лишь о трех видах мошек развивающихся в водотоках области: Cnetha verna (Macquart, 1826), Eusimulium angustipes (Edwards, 1915) и Boophthora erythrocephala (De Geer, 1776) (Будаева, Хицова, 2009;

Будаева, 2011а).

В аннотированном списке представлен материал, собранный А.Е.

Силиной в ходе изучения сообществ беспозвоночных малых рек и ручьев Белгородской области, сборы 2007 г. В.А. Присного из р. Осколец, приведенные для верхнего и среднего течения реки без видовой идентификации (Силина, Присный, 2012), а также приводятся литературные данные о ранее известных видах мошек Белгородской области.

Распространение видов указано по А.В. Янковскому (2002) и Adler & Crosskey (2012) (в ЦЧР – по работам: Будаева и др, 2006;

Будаева, Хицова, 2010а,б), кровососущая активность – по И.А. Рубцову (1956). Отдельно упоминаются массовые гематофаги на территории ЦЧР (Будаева, 2011б).

Сборы проводились в 2007–2012 гг. на малых реках – притоках Оскола и Айдара (бассейн Северского Донца). В бассейне Оскола обследовались правых притока: р. Осколец в городе и окр. г. Губкина, р. Дубенка у с.

Успенка, р. Орлик у с. Богословка (Губкинский район), р. Ольшанка у с.

Кочегуры (Краснянский район Белгородской области). В бассейне верховья Айдара (Ровеньский район) обследовались р. Айдар в окр. с. Ровеньки (перекат, плес) и русло в окр. с. Нижняя Серебрянка (пограничье с Украиной), а также два левых притока – низовье р. Серебрянка в окр. с.

Нижняя Серебрянка, и р. Сарма (Нагольная) в окр. с. Нагольное. Кроме того, был обследован «Воловиков» ручей, протекающий по дну Воловикова Яра в окр. с. Ровеньки. Водоемы бассейна Оскола находятся в 30-км зоне влияния Лебединского и Стойленского ГОКов (КМА), водоемы бассейна Айдара – на территории природного парка «Ровеньский», где проводятся многолетние комплексные научные исследования на базе заповедника «Белогорье».

Сокращения, принятые в тексте: ЦЧР – Центрально-Черноземный регион;

БО – Белгородская область, ВО – Воронежская область, КО – Курская область, ЛО – Липецкая область, ЛГОК – Лебединский горно обогатительный комбинат, t – температура воды, гл. – глубина, шир. – ширина, p – куколка, l – личинка, i – имаго.

Семейство Simuliidae Wilhelmia balcanica Enderlein, Материал. Р. Айдар, 28.08.08, t +21°С, перекат, гл. 0,4 м, шир. 8 м, грунт – заиленные меловые камни, течение сильное, на роголистнике, 1 p.

Распространение. Ср. и Юж. Европа, Закавказье. В ЦЧР – ВО, КО, ЛО.

Экология. В условиях ВО 2 поколения, зимовка на стадии яйца или личинки. Обычный, но везде малочисленный вид, населяет крупные (р.

Дон), средние и малые реки, предпочитает каменистые перекаты. Кровосос.

Wilhelmia lineata (Meigen, 1804) Материал. Р. Айдар, 26.07.07, t +21,0°С, плес, центр, гл. 2 м, шир. 25 м, грунт – ил, детрит, умеренное течение, 1 p;

28.08.08, t +21,0°С перекат, гл.

0,4 м, шир. 8 м, грунт – заиленные меловые камни, течение сильное, на роголистнике, 9 p,11 l.

Распространение. Европа, Закавказье, Средняя Азия, Казахстан. В ЦЧР – ВО, КО, ЛО.

Экология. В условиях ВО 2 поколения. Обычный, но везде малочисленный вид, населяет крупные (р. Дон), средние и малые реки, предпочитает каменистые перекаты. Кровосос.

Cnetha verna (Macquart, 1826) Распространение. Европа, Зап. Сибирь, Казахстан, Монголия, Китай, Турция, Сев. Африка, Неарктика. В ЦЧР: ВО, ЛО. В Белгородской области обнаружен в безымянном ручье, в облесненном овраге в окрестностях с.

Роговатое Старооскольского р-на (Будаева, 2011а).

Экология. Преимагинальные стадии развиваются в холодных ручьях и временных весенних водотоках. Зимовка на стадии личинки или яйца. поколения в году. В ВО – массовый кровосос, нападает в апреле-июне.

Nevermannia angustitarsis (Lundstrm, 1911) Материал. «Воловиков» ручей, 11.08.07, t +16,5°С, шир. 0,30–0,35 м, гл. 0,05 м, начало центрального участка, гл. 0,04 м, шир. 0,25 м, там же, на потоке, на корнях ивы, 18 l;

центральный участок, глина, редко солевые крупные камни, дночерпатель, 12 l, 1 p;

центральный участок, шир. 0,25– 0,45 м, гл. 0,02–0,03 м, течение умеренное, грунт – глина, древесный опад, l, нижний участок, t +16,0°С, шир. 2,0 м, гл. 0,01 м, слабое течение, грунт – глина, вдоль берега – бордюрное зарастание тростника южного, дночерпатель, 5 l. Р. Айдар, 28.08.08, t +21°С, перекат, гл. 0,3–0,6 м, шир. м, грунт – заиленные камни, течение сильное, на роголистнике, 1 p. Р.

Ольшанка, 06.09.07, t +13°С, перекат, гл. 0,3–0,5 м, шир. 4–5 м, грунт ил, сильное течение, 1 l;

08.09.07, t +13°С, ниже автодорожного моста, сужение русла, перекат, на поручейнике 9 l;

на корешках ивы 1 l, 1 p.

Распространение. Европа, Ср. Азия, Сибирь, Д. Восток, Китай, Марокко. В ЦЧР: ВО.

Экология. В условиях ВО 3 поколения, зимовка на стадии личинки.

Населяет мелкие теплые ручьи и малые реки, везде немногочисленный.

Кровосос.

Nevermannia latigonia (Rubzov, 1956) Материал. Р. Ольшанка, 08.09.07, t +13°С, ниже автодорожного моста, сужение русла, перекат, гл. 0,7 м, шир. 3 м, грунт – меловая галька, ил, течение сильное, на поручейнике 3 l, 3 p;

15.09.10, t +11,5°С, выше моста, перекат, 1 p. Р. Орлик, 16.06.12, t +23,5°С, рипаль, гл. 0,4 м, шир. 4 м, грунт ил, песок, детрит, течение слабое, на маннике, 1 l. Р. Сарма, 17.06.12, t +22,5°С, рукав, рядом с заболоченностью, грунт – глина с наилком, на макрофитах, 3 p;

перекат, медиаль, глубина 0,4–0,6 м, ширина 2 м, грунт – светлая глина, дночерпатель, 1 p;

на нитчатке 2 p;

рипаль, выше заводи, на поручейнике, 1 p.

Распространение. Европа (Янковский, 2002). В ЦЧР: ВО, КО.

Экология. В условиях ВО 3 поколения, зимовка на стадии личинки.

Эвритопный, местами многочисленный вид. Кровосос.

Eusimulium angustipes (Edwards, 1915) Материал. Р. Ольшанка, 07.09.07, t +15,0°С, выше автодорожного моста, рипаль, на поручейнике, 1 l;

08.09.07, t +15,0°С, ниже автодорожного моста, сужение русла, перекат, на поручейнике, 5 l. Р. Орлик, 16.9.10, t +16,5°С, перекат, гл. 0,8–1,1 м, шир. 3–4 м, грунт – песок, ветки, сильное течение, 1 p.

Распространение. Европа, Сибирь, Казахстан, Китай, Монголия, Сев.

Африка. В ЦЧР: ВО, КО. В БО вид обнаружен также в безымянном ручье, в облесненном овраге в окрестностях с. Роговатое Старооскольского р-на (Будаева, 2011а).

Экология. В условиях ВО 3 поколения, зимовка на стадии личинки.

Населяет мелкие теплые ручьи и малые реки, местами многочисленный.

Кровосос.

Boophthora erythrocephala (De Geer, 1776) Материал. Р. Ольшанка, 02.09.08, t+12,5°С, перекат, медиаль, на потоке, гл. 0,6 м, шир. 4 м, грунт – камни, течение сильное, 1 p. Р. Орлик, 03.09.08, t +15°С, выше моста, гл. 0,6 м, шир. 3,5– 4 м, ил, течение сильное, левобережная рипаль, 1 l;

медиаль, 27 l, 27 p, 5 i;

медиаль, под мостом, 17 p;

ниже моста, правобережная рипаль, 12 p;

ниже моста, медиаль, 81 l, 34 p, 100 i. Р. Айдар, 18.07.07, t +22,5°С, перекат, гл. 0,3 м, шир. 8 м, грунт – меловая галька, сильное течение, 1 p, на нитчатке 1 l;

28.08.08, t +21°С, перекат, на роголистнике, 44 p, 23 l. Р. Осколец, 02.06.07, сб. Присный, гл.

до 0,5 м, шир. 4–6 м, грунт – глина, ил, сильное течение,12 l;

ниже сброса ЛГОКа, гл. до 1 м, шир. 5–6 м, грунт ил, глина, умеренное течение, 3 l. Р.

Орлик, 16.06.12, t +23,5°С, рипаль, гл. 0,4 м, шир. 4 м, грунт – песок, детрит, ил, слабое течение, на маннике, 2 p, 3 l;

заводь за перекатом, ил, ветки, глуб. 0,3 м, слабое течение, 1 p.

Распространение. Палеарктика. В ЦЧР: ВО, ЛО, КО. В БО вид также обнаружен в р. Скупая Потудань (с. Преображенка Старооскольского района) (Будаева, 2011а) и в р. Оскол (г. Старый Оскол) (Будаева, Хицова, 2009).

Экология. В условиях ЦЧР 3 поколения, зимовка на стадии личинки.

Эвритопный вид, доминирующий по численности в водотоках различных типов, выдерживает значительные загрязнения воды. Кровосос. В ВО нападение на человека (местами массовое) регистрируется с апреля по сентябрь.

Odagmia ornata (Meigen, 1818) Материал. Р. Ольшанка, 06.09.07, t +13°С, ниже автодорожного моста, сужение русла, перекат, гл. 0,7 м, шир. 3–4 м, грунт – меловые камни, глина, течение сильное, 30 l;

08.09.07, t +13°С, перекат, гл. – 0,05–0,08 м, обрастания нитчаткой, 112 l, 17 p;

перекат, левый берег, зоофитос, 1 l;

перекат, на поручейнике, 248 l, 15 p;

перекат, на корешках ивы 572 l, 73 p. Р.

Ольшанка, 8.09.07, медиаль, заиленные камни, гл. 0,15–0,20 м, течение сильное, сужение до 2 м, t +11,5°С, меловые камни у моста, 12 l;


15.09.10, t +11,5°С, выше моста, шир. 5–7 м, сильное течение, 2 l 1 p, 1 i. Р. Осколец, 02.06.07, сб. Присный, гл. до 0,5 м, шир. 4–6 м, грунт глина, сильное течение, 54 l, 1 p;

ниже сброса ЛГОКа, гл. до 1 м, шир. 5–6 м, грунт ил, глина, течение умеренное, 3 l, 1 p. Р. Сарма, 17.06.12, t +22,5°С, перекат, медиаль, гл. 0,4–0,6 м, шир. 2 м, грунт – светлая глина, на нитчатке, 1 p.

Распространение. Европа, Казахстан, Сибирь, Дальний Восток, Китай, Узбекистан, Сев. Африка. В ЦЧР – ВО, КО, ЛО.

Экология. В условиях ЦЧР 3 поколения, зимовка на стадии личинки.

Населяет малые реки и ручьи, часто являясь в них видом-доминантом.

Выдерживает значительные загрязнения водотоков промышленными и бытовыми отходами. Кровосос.

Argentisimulium noelleri Friederichs, Материал. р. Орлик, 03.09.08, t +15°С, ниже моста, медиаль, 1 p.

Распростанение. Европа, Сибирь, Дальний Восток, Казахстан, Монголия, Канада, Аляска. В ЦЧР – ВО, КО, ЛО.

Экология. В условиях ЦЧР 2–3 поколения, зимовка на стадии яйца или личинки. Населяет малые реки и ручьи, спуски плотин, мелиоративные каналы с каскадным течением. В отдельных водотоках многочисленный вид. Кровосос.

Таким образом, на настоящий момент в Белгородской области обнаружено 9 полициклических видов кровососущих мошек, преимагинальные стадии которых развиваются в летний период в малых реках.

В дальнейшем фаунистический список симулиид области может быть дополнен, прежде всего, моноциклическими (весенними) и полициклическими видами средних рек и родниковых ручьев.

Список литературы Будаева И.А., Силина А.Е., Хицова Л.Н. К изучению фауны мошек (Diptera, Simuliidae) рек Липецкой области // Состояние и проблемы экосистем среднерусской лесостепи : тр. биол. учеб.-науч. центра ВГУ «Веневитиново». – Воронеж, 2006. – Вып.

20. – С. 72–76.

Будаева И.А., Хицова Л.Н. Об экологии красноголовой мошки Boophthora erythrocephala (De Geer) (Diptera, Simuliidae) в условиях среднерусской лесостепи // Труды Ставропольского отделения Русского энтомологического общества. – Вып. 5. – Ставрополь : АРГУС, 2009. – С. 286–288.

Будаева И.А., Хицова Л.Н. К изучению фауны и экологии кровососущих двукрылых сем. Simuliidae Курской области // Первые Международные Беккеровские чтения. Сб. науч. тр. по материалам конф. 27–29 мая 2010а. – Волгоград: Волгоградский гос. университет. – 2010а. – Ч.1. – С. 313–315.

Будаева И.А., Хицова Л.Н. Фауна мошек (Diptera, Simuliidae) Воронежской области // Современные проблемы зоологии позвоночных и паразитологии: Материалы II Междунар. науч. конф. Воронеж, – Воронеж : ВГУ. – 2010б. – С. 55–81.

Будаева И.А. К распространению и экологической пластичности мошек (Diptera, Simuliidae) Среднерусской лесостепи // Современные проблемы зоологии и паразитологии: материалы III Междунар. науч. конф. Воронеж, 20–21 марта 2011 г. – Воронеж : ВГУ. – 2011а. – С. 49–60.

Будаева И.А. Относительная численность нападающих видов мошек (Diptera, Simuliidae) и их преимагинальных стадий в Среднерусской лесостепи: сравнительный аспект // Труды Ставропольского отделения русского энтомологического общества. – Вып. 7. – Ставрополь : Параграф, 2011б. – С. 207–210.

Рубцов И.А. Мошки (сем. Simuliidae) // Фауна СССР. Насекомые двукрылые. – Москва, 1956. – Т. VI, Вып. 6. – 855 с.

Силина А.Е., Присный А.В. К изучению макрофауны беспозвоночных малой р.

Осколец в зоне КМА (Белгородская область) // Современные проблемы зоологии позвоночных и паразитологии: Материалы IV Межд. науч. конф. «Чтения памяти проф.

И.И. Барабаш-Никифорова», 13–15 апреля 2012 г. – Воронеж, 2012. – С. 243–254.

Янковский А.В. Определитель мошек (Diptera, Simuliidae) России и сопредельных территорий (бывшего СССР). – СПб, 2002. – 570 с.

Adler P.H., Crosskey R.W. World blackflies (Diptera: Simuliidae): a comprehensive revision of the taxonomic and geographical inventory.

http://www.clemson.edu/cafls/departments/esps/biomia/pdfs/blackflyinventory.pdf – 2012. – 119 pp.

STUDY OF THE FAUNA AND ECOLOGY OF BLACK FLIES (DIPTERA:

SIMULIIDAE) OF BELGOROD REGION Budaeva I.A.*, Silina A.E.** *Voronezh State University, Voronezh E-mail: irbudaeva@yandex.ru **Nature reserve “Belogorye”, Borisovka, Belgorod Region E-mail: allasilina@list.ru Data of the fauna and ecology of immature stages of the black flies of the Belgorod Region were analyzed. 9 species of bloodsucking black flies were found.

Data were obtained in small rivers and streams in the Severniy Donetz river’s basin.

УДК: 576.89 (908) ГЕЛЬМИНТЫ ВОРОБЬИНООБРАЗНЫХ И ДЯТЛООБРАЗНЫХ ПТИЦ ЦЕНТРАЛЬНО-ЧЕРНОЗЕМНОГО ЗАПОВЕДНИКА Е.А. Власов Курский государственный университет, г. Курск Центрально-Черноземный заповедник, г. Курск E-mail: egorvlassoff@gmail.com Паразитологическому обследованию подвергнуты 18 видов птиц отрядов воробьинообразные и дятлообразные на территории Стрелецкого участка Центрально-Черноземного заповедника. Обнаружены 1 вид трематод, 4 вида нематод, 1 вид скребней, цестоды.

Одной из фундаментальных научных задач заповедников является детальное изучение биоценозов. Один из компонентов биоценозов составляют паразитические черви. На территории Центрально Черноземного заповедника изучение паразитических червей птиц не проводилось.

Исследование проводили на территории и в охранной зоне Стрелецкого участка Центрально-Черноземного заповедника. Стрелецкий участок – самый большой (2046 га) из участков заповедника. Он расположен в 10 км южнее г. Курска и протянулся неширокой лентой (1,5– 2,5 км) с юго-запада на северо-восток почти на 8 км, имея в западной своей части 3 небольших лесных урочища: Дуброшина, Дедов Веселый, а в восточной части – Петрин лес (самое большое лесное урочище – около га). Леса занимают 40 % территории – это байрачные дубравы, немного осинников, единичны другие лиственные породы. Площадь степей и лугов:

868 га, что составляет 42,4 % от всей площади участка.

В течение весны 2012 – зимы 2013 года нами были собраны тушки птиц. Птицы были либо найдены мертвыми на территории Стрелецкого участка, либо сбиты автомобилями на дороге в его охранной зоне. Все птицы были подвергнуты полному гельминтологическому вскрытию (Дубинина, 1971). Всего было вскрыто 26 особей принадлежащих к видам. Обследованы следующие виды отряда воробьинообразные: грач, серая славка, садовая славка, мухоловка-пеструшка, мухоловка-белошейка, серая мухоловка, луговой чекан, певчий дрозд, черный дрозд, большая синица, лазоревка, воробей полевой, зяблик, щегол, дубонос, обыкновенный снегирь, и отряда дятлообразные: вертишейка, средний пестрый дятел. Видовую идентификацию гельминтов проводили по соответствующим монографиям (Петроченко, 1958;

Скрябин, 1958;

Скрябин, Соболев, 1963;

Скрябин и др., 1965).

Обнаруженные гельминты представлены в таблице 1, интенсивность инвазии (ИИ) указана числом гельминтов в каждой особи, экстенсивность инвазии (ЭИ) числом инвазированных хозяев.

Таблица Виды гельминтов, обнаруженные у птиц Гельминт Хозяин Локализация ИИ ЭИ Trematoda зяблик кишечник 4 Plagiorchis maculosus Cestoda зяблик, средний кишечник 1–4 пестрый дятел, черный дрозд, большая синица Nematoda зяблик, садовая пищевод, 70, 4 Dispharynx nasuta славка железистый желудок средний пестрый железистый 55 Microtetrameres sp.

дятел желудок Таблица 1. Продолжение снегирь печень (?) 2 Aprocta sp.

черный дрозд кишечник 9 Porrocaecum ensicaudatum Acanthocephales зяблик, средний кишечник 1, 1 Prosthorhynchus пестрый дятел transversus Plagiorchis maculosus – широко распространенный паразит птиц разных отрядов. Развитие протекает с участием промежуточных хозяев – пресноводных моллюсков, насекомых и личинок рода Chironomus.

Dispharynx nasuta – широко распространенный паразит куриных и воробьиных птиц. Промежуточными хозяевами служат мокрицы родов Porcellio и Armadillium.

Aprocta sp. – видовая принадлежность не установлена из-за недостаточного количества материала. Нематоды были обнаружены при исследовании печени, вероятно, они попали на поверхность печени из полости тела при вскрытии, так как нематоды этого рода паразитируют в полости тела птиц, глазной и носовой полостях.

Microtetrameres sp. – видовая принадлежность не установлена.

Приводим описание только самок, самцов, к сожалению, измерить не удалось. Самка: длина тела – 1–1,3 мм, ширина в самом широком месте – 0,015 мм, глубина ротовой капсулы – 0,019 мм, ширина – 0,002–0,004 мм, длина пищевода – 0,199 мм.

Porrocaecum ensicaudatum – широко распространенный паразит птиц разных отрядов. Промежуточными хозяевами являются дождевые черви.

Prosthorhynchus transversus – распространенный паразит воробьиных птиц, мы обнаружили его также у среднего дятла.

Видовая идентификация цестод не была проведена.

Рис. 1. Plagiorchis maculosus Рис. 2. Dispharynx nasuta Рис. 3. Самка Microtetrameres sp. Рис. 4. Самец Microtetrameres sp.

Таким образом, инвазированными гельминтами оказались птицы следующих видов: садовая славка, черный дрозд, большая синица, зяблик, обыкновенный снегирь, средний пестрый дятел. У них были обнаружены вид трематод, 4 вида нематод, 1 вид скребней, цестоды.

Список литературы Дубинина М.Н. Паразитологическое исследование птиц. Издательство «Наука».

Ленинград, 1971. 140 с.

Мозговой А.А. Основы нематодологии. Том II. Книга вторая. Аскаридаты животных и человека и вызываемые ими заболевания. Издательство Академии Наук СССР. М., 1953. 617 с.

Петроченко В.И. Акантоцефалы (скребни) домашних и диких животных. Том II.

Издательство АН СССР. М., 1958. 459 с.

Скрябин К.И. Трематоды животных и человека. Основы трематодологии. Том XIV.

Издательство АН СССР. М., 1958. 935 с.

Скрябин К.И., Соболев А.А. Основы нематодологии. Том XI. Спирураты животных и человека и вызываемые ими заболевания. Часть первая. Спируроидеи. Издательство АН СССР. М., 1963. 412 с.


Скрябин К.И., Соболев А.А., Ивашкин В.М. Основы нематодологии. Том XIV.

Спирураты животных и человека и вызываемые ими заболевания. Часть третья.

Акуариоидеи. М., Наука. 1965. 572 с.

HELMINTHS OF PASSERIFORMES AND PICIFORMES OF THE CENTRAL CHERNOZEM RESERVE (RUSSIA, KURSK REGION) Vlasov E.A.

Kursk State University, Central-Chernozem reserve, Kursk E-mail: egorvlassoff@gmail.com Eighteen species of the birds from Passeriformes and Piciformes were collected in Streletsky district of the Central-Chernozem reserve and examined for helminth infection. Study revealed the presence of parasite species: one trematode, four nematodes, one acanthocephalan, and cestodes.

УДК 599. К ИЗУЧЕНИЮ ЭКОЛОГИИ ЗАЙЦА-РУСАКА В ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ С.П. Гапонов, А.И. Ларюшкин Воронежский государственный университет, г. Воронеж, E-mail: gaponovsergey@mail.ru В 2011–2012 гг. изучены особенности экологии, морфологии и биологии зайца-русака на территории Воронежской области. Исследованы питание, размножение, половозрастные особенности популяции, а также факторы, влияющие на численность зайца-русака в регионе.

Изменения численности популяций охотничьих видов на территории Воронежской области требует изучения и последующего мониторинга.

Определение плотности популяций видов позволяет устанавливать научно обоснованные нормы добычи. В Воронежской области состояние популяций зайца-русака в последние годы вызывает опасения из-за снижения их численности. Всестороннее исследование состояния популяций Lepus europaeus позволит решить появившиеся проблемы и выявить причины флуктуаций численности. Известно, что антропогенные факторы, прямо и косвенно влияющие на состояние популяций зайца русака, выражены в регионе. Распашка земель, особенности их эксплуатации, способы ведения лесного хозяйства представляют собой прямую угроза ряду видов, включая зайца-русака (1, 2, 3, 4, 5). Косвенное значение имеет загрязнение почвы, воздуха и водных экосистем поллютантами техногенного происхождения (6), которые по цепям питания могут поступать и накапливаться в организме и представлять серьезную угрозу для здоровья как самих животных, так и человека.

Заяц-русак – обитатель открытых пространств, лесостепных, степных, пустынно-степных ландшафтов. Основные места обитания в лесной зоне представлены открытыми биотопами (поля, луга, опушки, обширные вырубки, поляны, гари) (7, 8, 9, 10). Зайцы-русаки весьма обычны там, где сельскохозяйственные угодья чередуются с перелесками, зарослями кустарников. В лесостепной и степной зонах встречаются также по балкам, поймам рек и в посевах зерновых культур. Повсеместно заяц-русак тяготеет к населённым пунктам (особенно в зимнее время) и водоёмам (11, 12, 13). В норме заяц-русак является оседлым территориальным зверь, занимающий участок в 30–50 га.

Материал и методы Плотность популяции зайца-русака исследованы стандартными методиками. Исходили из данных, полученных учетами зайца-русака. Учет зайцев по встречам (в утренние и вечерние часы) на постоянных маршрутах. Если требуется иметь данные о состоянии запаса русака в охотничьем хозяйстве, следует выбрать постоянные маршруты (длиной обычно 10 км), проходящие через все характерные угодья. По маршруту проходят не менее 2–3 раз и подсчитывают количество встреченных зайцев за 1 ч прохождения маршрута или на 1 км маршрута. При трехкратном учете полученную сумму делили на 3 и брали среднюю величину, а при двукратном – на 2. Учет на пробных площадках. Для получения более полного представления о численности зайцев-русаков проводят учет на участках определенного размера. В лесостепных или открытых угодьях учетные площадки намечают произвольно, но желательно квадратной или прямоугольной формы. Для учета условно разделяют всю территорию на три категории: с наиболее высокой, средней и с низкой численностью зайцев. Количество таких площадок зависит от площади учета и числа учетчиков. Общая площадь пробных площадок, заложенных во всех трех категориях угодий, должна составлять не менее 10% общей территории, на которой требуется подсчитать зайцев. Пробные площадки могут быть самых различных размеров в зависимости от количества учетчиков и условий местности: 0,50,2;

10,5;

1,20,8 км. На площадках проводится прогон зайцев по принципу загонной охоты: учетчики становятся на одной из сторон площадки с сильно загнутыми флангами, так чтобы образовался большой полукруг. С противоположной стороны располагаются загонщики, которые по определенному сигналу с шумом гонят зайцев на учетчиков.

После прогона и подсчета поднятых зайцев, число их на пробе на всех площадках переводится на всю площадь хозяйства. Учет проводится весной и осенью.

При определении фактического запаса поголовья необходимо знать не только общую численность зайцев, по и их примерный половой и возрастной состав. После определения воспроизводственного (маточного) запаса производят расчет предполагаемого прироста поголовья зайца русака. При соотношении полов 1:1 полученное число зайцев умножают на 2,5. При соотношении 2:1 (преобладание самцов) – на 1,66;

при соотношении 1:2 (преобладание самок) – на 3,33. Полученную цифру следует прибавить к исходному количеству зайцев, что в результате дает приближенные сведения о предполагаемом запасе зайцев к началу охотничьего сезона и приросте популяции.

Результаты исследований 1. Численность и плотность популяций зайца-русака в 2011–2012 гг.

По данным учетов, произведенных в 2008–2011 гг., плотность населения зайца-русака в Воронежской области составляла в лесных стациях от 6,39 до 7,21 особей на 1000 га, в полевых стациях – от 5,84 до 7,42, в болотных ценозах – от 0,67 до 9,46. В условиях лесных биоценозов плотность популяции зайца-русака в 2008–2010 гг. была практически постоянной и держалась в районе показателя 6,5. В 2011 г. после исключительно жаркого лета 2010 г. и массовых лесных пожаров плотность населения зайца-русака возросла до 7,21. Возможно, это связано с появлением значительного количества открытых и полуоткрытых участков в результате выгорания леса на значительных площадях. На полях наибольшая плотность населения зайца-русака была отмечена в 2009 г.

(7,42), а наименьшая – в 2011 г. (5,84). В 2008 и 2010 гг. она была практически одинаковой (6,34 и 6,33, соответственно). Плотность населения зайца-русака испытывала значительные колебания в болотных биоценозах.

Так, в 2008 г. она составила 9,46, а в 2011 г. – 0,67. В течение периода проведения учетов наблюдалось снижение плотности населения по годам. С 2008 по 2011 г. в болотных биоценозах плотность населения зайца-русака уменьшилась почти в 15 раз.

В 2012 году в сравнении с 2011 годом популяция зайца-русака в Воронежской области осталась той же, но имеется небольшая тенденция к увеличению численности (рис. 1).

Рис. 1. Плотность населения зайца-русака в Воронежской области на 1000 га в 2011–2012 гг по стациям.

Наблюдается падение плотности населения зайца-русака. При оптимуме плотности в 1 заяц на 1 га, в настоящее время она составляет не более 45 %. Анализ плотности населения зайца-русака в Воронежской области показывает, что наиболее пригодными являются степные и лесостепные участки, не подверженные распашкам и выпасу скота. При этом пересеченность местности следует считать благоприятным для зайца фактором.

Небольшой прирост численности зайца-русака наблюдается в Павловском и Таловском районах (табл. 1, 2;

рис. 2). Однако в целом плотность популяций остается низкой. На территории районов исследований и охотничьих угодий заяц-русак распределяется неравномерно. В местах, благоприятных для его жизнедеятельности, наблюдается скопление животных и плотность их может значительно превосходить среднюю по району.

Рис. 2. Динамика численности популяции зайца-русака в районах исследований в 2011–2012 гг.

Таблица Численность зайца-русака в районах исследований в 2011–2012 гг.

2011 Лискинский 548 Павловский 1162 Панинский 240 Петропавловский 1271 Подгоренский 935 Таловский 1626 Воронежская обл. 26372 Таблица Плотность популяции зайца-русака в районах исследований в 2011–2012 гг.

2011 Лискинский 2,90 3, Павловский 7,38 7, Панинский 2,00 2, Петропавловский 8,52 9, Подгоренский 6,42 6, Таловский 9,59 9, 2. Особенности размножения.

Заяц-русак приступает к размножению только после перезимовки. От погодных условий зимы зависит выживание и состояние поголовья половозрелых особей.

Плодовитость зайцев-русаков существенно зависит от условий зимовки. Малочисленность приплода русаков после суровых (особенно многоснежных) зим объясняется значительной гибелью половозрелых особей (уменьшается число производителей), истощением выживших животных (уменьшается процент самок, участвующих в размножении), высокой смертностью ранне-весенних выводков. Анализ полового и возрастного состава популяции предполагает выявление доли молодых животных и их реального прироста (дожившего до осени приплода на одну половозрелую самку). В период размножения ведется подсчет суммарного числа всех родившихся за сезон размножения зайчат. При этом выявляются процент самок, участвующих в размножении, средняя величина выводка и количество выводков. Отношение реального прироста популяции к идеальному характеризует выживание зайчат в данных условиях. Доля молодых зайцев, остающихся ежегодно зимовать, в многолетнем аспекте обусловливает колебания численности, размах которых усиливается при изменении численности основного поголовья.

Места размножения зайца-русака на территории Воронежской области достаточно ограничены. К экологическим критериям, определяющим пригодность биотопа для размножения зайца-русака, относятся: наличие укрытий, удаленность от мест хозяйственной деятельности и хищников (особенно лисицы).

Массовый весенний гон в Воронежской области обычно приходится на вторую половину февраля – март, иногда уже на начало февраля.

Перезимовавшие самки-первогодки, родившиеся в апреле-мае предыдущего года, впервые участвуют в размножении вместе со взрослыми с февраля.

Самки, родившиеся в июне-июле, в большинстве случаев приступают к размножению в конце марта, а самки, родившиеся в июле-сентябре предыдущего года, на следующий год впервые оплодотворяются в мае июне. Таким образом, самки участвуют в размножении с 8–9 месяцев.

Основной причиной растянутости сроков первого оплодотворения самок является неодновременность достижения половозрелости зайцами разных пометов. У русаков в Воронежской области самки приносят по 2–3 помета ежегодно. Размер выводков русака различен, но летние пометы больше, а весенний и осенний меньше. Число эмбрионов варьирует от 2 до 8, чаще 3– 4. Численность зайцев, зависящая от сочетания целого ряда благоприятных условий окружающей среды, обычно не соответствует их плодовитости.

По нашим данным, количество зайчат в выводке колеблется от 1 до 9.

На величину выводка влияют многие условия. Выводки крупнее в районах, где у зайцев меньше репродуктивных циклов. Зимние, ранневесенние и осенние выводки меньше летних (в них по 1–2 зайчонка). Больше всего зайчат приносят самки среднего возраста.

В Воронежской области количество встреч и распределение зайчат на местности ранней и поздней весной и летом (до 10 апреля и после апреля, соответственно) неодинаково. Ранне-весенние выводки отмечались на прогреваемых солнцем сухих участках (песчаные бугры, кочки, сено, бурьян и т.п.). Это позволяет зайчатам использовать субусловия с благоприятным микроклиматом. В то же время значительная часть зайчат в этих выводках истребляется хищниками (прежде всего лисицей). Позднее весенние выводки чаще обнаруживаются на залежных участках, в лесопосадках, кустарниковых зарослях, на полях.

Ранне-весенние выводки зайца в Воронежской области появляются в конце февраля-начале марта. Чаще всего в таком выводке 2 зайчонка (иногда 3). Самые многочисленные позднее-весенние выводки зайца-русака (по 4–6 зайчат) появляются в период полевых работ. В этих случаях зайчата часто погибают, так как оказываются изгнанными. Молодняк зайца приступает к потреблению травы со второй неделе жизни, но до 17–21 дня еще нуждаются в материнском молоке. Отсутствие кормящей самки в таких случаях приводит к гибели выводка. Прямое уничтожение выводков происходит при применении палов.

3. Некоторые морфологические и морфометрические показатели зайца русака.

Вес животных составил от 2,88 до 4,20 кг. Средний вес – 3,63 кг.

Средний вес самцов – 3,49 кг, средний вес самок – 3,74 кг. Длина тела составила от 0,51 до 0,66 м. Средняя длина – 0,58 м. Средняя длина тела самцов – 0,57 м, средняя длина тела самок – 0,59 м.

Таким образом, длина тела зайцев-русаков несколько ниже возможной (до 0,65 м). Вес животных тоже не достигает высоких показателей (до 5 кг).

Возможно, это является следствием недостаточности кормовой базы, особенно в ранне-весенний период. Также эти показатели могут определяться и особенностями генотипа особей.

4. Половозрастная структура.

Обычно соотношение полов у зайца-русака 1:1. Там, где численность зайцев снизилась, желательно иметь больше самок и поддерживать это соотношение в течение 3–4 лет. Соотношение с превышением самцов над самками нежелательно, так как оно не обеспечивает быстрого восстановления заячьего поголовья. Лучшим для заячьего поголовья считается соотношение взрослых зайцев к молодым 1:3, т. е. когда на одного взрослого приходится 3 зайчонка. Следовательно, если во время охоты выясняется, что свыше 70 % отстрелянных зайцев составляют прибыльные (молодняк), то состояние поголовья хорошее. Нормальным считается поголовье, в котором молодняк составляет 60 %. Если же молодых зайцев менее 30 % поголовья, то охоту следует запретить. Прирост молодняка от одной зайчихи к сезону охоты в популяциях зайца из степной зоны колебался от 1,4 до 6,0, в популяциях из лесостепной зоны он не превышал 1,1 на одну зайчиху.

Всего из 19 особей: самок – 11 (57,89 %), самцов – 8 (42,11 %).

Соотношение полов 1,38:1 в пользу самок. Животные молодые (до 1,5 лет) составили – 6 особей (31,57 %), до 2 лет – 5 особей (26,32 %) и до 3 лет и выше – 8 особей (42,11 %). Активно размножающуюся группу составляют особи до 3-х лет (11 особей, 57,89 %). Средний возраст самок – 2,05, средний возраст самцов – 2,18.

Соотношение полов в ситуации снижения численности желательно иметь в пользу самок. Это имеет место в районах исследований, но преобладание самок над самцами незначительное.

Почти половину особей составили представители старшей возрастной группы (от 3-х лет). Активно размножающихся особей (возраст менее трех лет) – около 58 %, что недостаточно для активного прироста популяции.

Настораживает тот факт, что молодые животные (до 1,5 лет) составили немногим более трети в выборке. Этот показатель является критическим.

Считается, что если среди добытых особей зайца-русака молодых менее %, то охоту следует запретить на несколько лет.

5. Особенности питания зайца-русака в регионе.

Летом заяц-русак потребляет разнообразные травянистые растения, предпочитая злаки и бобовые. Состав кормов летнего рациона представлен разнообразными дикорастущими (одуванчик, цикорий, пижма, птичий горец, сурепка, клевер, люцерна) и культурными (подсолнечник, гречиха, злаки) растениями, овощными и бахчевыми культурами. Питание этими растениями сохраняется и зимой, если позволяет глубина снежного покрова. В многоснежную зиму переходит на питание древесной и кустарниковой растительностью (побеги, кора) (клён, дуб, лещину, ракитник, боярышник, терн, вяз, яблони, груши, осина и ива). Зайцы нуждаются в добавочном (минеральном) питании и почти постоянно испытывают потребность в соли. Объясняется это тем, что в растительной пище содержится калия в 4 раза больше, чем натрия. Ежедневная потребность русака в зеленом корме равна примерно 1 кг.

В Воронежской области, как и во многих других регионах России и европейских стран, происходило освоение степей и лугов под сельскохозяйственные культуры, а также увеличивались площади полей.

Это привело, с одной стороны, к резкому уменьшению местообитаний зайца, а с другой, – к фрагментации оставшихся подходящих биотопов. В некоторых районах формируется мозаика из полей и неокультуренных участков, на которых обитают зайцы.

Большое количество полей с озимыми злаками негативно сказываются на популяции зайца-русака. В то же время наличие полей с корнеплодами влияют положительно. Уменьшение площадей под корнеплодные культуры и увеличение – под озимые приводят к уменьшению кормовой базы, ее разнообразия и питательной ценности. Культурные злаки имеют определенное значение в зимнее время, но не обладают достаточной пищевой ценностью для зайца-русака. Распашка степных участков и лугов под поля с монокультурой значительно подрывает кормовую базу русака.

Осенние посевы злаков дают лучший урожай в сравнении с весенними, благодаря более длительному периоду роста. Вследствие этой расширяются площади под озимые. В результате зайцы получают запас корма с ноября по февраль. Но далее из-за отсутствия весеннего сева эти животные практически лишаются существенного дополнительного источника питания. Это происходит как раз в срок размножения, когда самкам (да и самцам) требуется максимально много энергии. Это сказывается на числе зайчат и на количестве самок, вступающих в размножение. Таким образом, на пахотных участках смена яровых посевов на озимые резко уменьшает кормовую базу русака в весенний период.

Смена сенокосных лугов на посев силосных культур увеличивает смертность зайцев. Развитие пастбищного скотоводства сокращает возможность использования зайцем пастбищ и также уменьшает кормовую базу зайца.

Для нормального развития молодых зайцев и зайчат требуется разнообразие кормов, представленных злаковыми, бобовыми, пасленовыми, гераниевыми, астроцветными, зонтичными, маревыми и др. Наблюдения на рапсовых полях показывают, что зайцы избегают поедать эту культуру. В то же время в зимнее время животные проводят на полях с рапсом значительное время и питаются рапсом до того времени, как в растениях начинают образовываться глюкозинулаты. Значительные площади, занятые под рапс, мало осваиваются зайцами-русаками. Влияние недостатка площадей с дикорастущими травами, особенно исключенными из севооборота, носит негативный характер. Разнообразие травянистых растений является важным условием удовлетворения трофических потребностей зайца в течение сезона. Во многих случаях это заставляет зайцев-русаков совершать миграции в поисках кормов разных типов.

Следует отметить, что наличие сельскохозяйственных угодий в целом улучшает кормовую базу зайца-русака. Снижение интенсивности земледелия всё же скорее отрицательно сказывается на численности популяции этого зверя. В то же время для благополучного существования зайцу-русаку требуется наличие открытых пространств, не заросших лесом.

Использование современной сельскохозяйственной, особенно шумовой, техники влияет отрицательно на жизнедеятельность зайца- русака. В известной степени имеет значение загрязнение воздуха и почвы, а через них кормовых растений выхлопами автомобилей.

Не менее важное влияние на прирост популяций зайца-русака оказывает также комплекс сельскохозяйственных работ на территории хозяйств. Только при обработке почвы, посевов и уборке урожая по примерным подсчетам гибнет около 30% зайчат весеннего и летних пометов.

6. Климатические факторы и популяции зайца-русака.

Из климатических факторов важными являются температура, влажность и осадки. Особенно это имеет значение в зимнее время. Обилие снега и относительная мягкость зимы благоприятствуют увеличению численности зайца-русака. Температурный фактор играет роль и при размножении зайцев. Выводки, появляющиеся ранней весной, чувствительны к низким температурам.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.