авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство сельского хозяйства Российской Федерации

Ульяновская государственная сельскохозяйственная академия

имени П.А. Столыпина

ДВОРЯНСКОЕ

НАСЛЕДИЕ

В КОНСТРУИРОВАНИИ ГРАЖДАНСКОЙ

ИДЕНТИЧНОСТИ

Материалы Всероссийской научной

студенческой конференции

Ульяновск – 2013

Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности

УДК 902

BBK Т 63

Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности/ Мате риалы Всероссийской научной студенческой конференции/ – Ульяновск: ГСХА им. П.А. Столыпина, 2013. – 276 с.

Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект 13-11-73501/13) Редакционная коллегия:

О.Р.Хасянов (гл. редактор) Н.Е.Гердт, Е.В.Тозонова, Е.С.Вьюнова, О.Г.Музурова, О.Н.Марьина Авторы опубликованных статей несут ответственность за достоверность и точность приведенных факторов, цитат, экономико-статистических данных, собственных имен, географических названий и прочих сведений, а также за разглашение данных, не подлежащих открытой публикации ISBN 978-5-905970-26- © ФГБОУ ВПО «Ульяновская государственная сельскохозяйственная академия им. П.А. Столыпина», Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности К участникам конференции!

Бурные изменения российской действительности конца ХХ века, череда националь ных конфликтов, всплеск национального самосознания актуализировал вопрос становления новой российской идентичности. Продолжающийся духовных кризис российского общества, отсутствие четкой идеологии и нравственных ориентиров не способствует выработки и становлению новой национальной идентичности. Данный процесс усугубляется ускорен ным вхождением России в глобальный мир. Можно говорить о кризисе российской иден тичности. Он находит выражение в «депрессии и апатии, бессмысленной жестокости, различных формах зависимости и беспомощности, стремлении убежать от реального мира, проявлениях избыточной властности, разных формах мистицизма, нигилизма и нарциссизма, в алкоголизме, употреблении наркотиков… Эта тенденция ведет к нега тивной автономии, идеологии безвременья, дезинтеграции и отсутствия жизненных пла нов, т. е. к потери идентичности» [3;

4].

Дворянское сословие составляло элиту дореволюционной России. Сентенция сословия выражалась в идее бескорыстного служения Отечеству. Творчески мыслящие, заботящиеся о благополучии общества и государства, осознающие ответственность за менее образован ные слои населения – все это мы можем отнести к базовым характеристикам дворянства.

Дворянство вбирало в свои ряды, рекрутировало лучших представителей иных сословий, тем самым составляло генофонд страны. Как отмечает К.П. Победоносцев, «…Дворянству принадлежит, действительно, передовая роль, но непременно в связи с той обязанностью, которую наложила на него история» [1;

c. 41].

Осознавая особую роль сословия в истории российского государства, Екатерина II в 1785 году освободив дворянство от обязательной службы, даровала сословию исключитель ные права, тем самым определила ведущее его положение в обществе. По Жалованной гра моте дворянство получило возможность создавать корпоративные сословные органы в пре делах уездов и губерний. Для руководства дворянскими обществами вводился институт предводителей дворянства.

В отечественной исторической науке долгие годы обуславливались постулаты о дво рянстве как исключительно «паразитическом», «эксплуататорском сословии», которому «не было места» в экономической и общественно-политической жизни страны. Однако исследования последних лет неуклонно подводят нас к мысли о том, что это было далеко не так. Российское дворянство реагировало на жесткие, порой трагические вызовы совре менности, революционные потрясения, старалось быть полезным стране и народу. Дво рянские хозяйства постепенно подстраивались под новые условия хозяйствования, особенно сложившиеся после революции 1905 – 1907 годов, консолидировалось как политическая сила, способная если не возглавить, то принять активное участие в социально-экономических преобразованиях, в частности в период проведения реформы П. А. Столыпина.

Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности В различных исследованиях неоднократно отмечалось, что одной из базовых ценно стных характеристик дворянства является идея безукоризненного служения Отечеству.

Это выражалось в отношении сословия к верховной власти, которая ими сакрализирова лась. Высшей наградой для дворянина было получить аудиенцию у царя, как знак особой расположенности носителя власти. Так, например, А.Н. Наумов пишет о первой встрече с Николаем II, во время его пребывания в Самаре: «Никогда не забуду того чувства особой восторженности, которым было исполнено мое юное сердце в ожидание исключительного в моей жизни события – возможности увидеть впервые своего Монарха» [5;

354]. Аналогиче ские чувства испытывали делегаты Симбирского дворянства во главе с губернским предво дителем В.Н. Поливановым принятые императором 8 января 1906 года в Царском Селе. В ходе данной встречи, Николай II обратился к делегации и еще раз подтвердил, что «дворян ство всегда будет опорой престола…, дворянство лишь может правильно руководить наро дом на месте» [2;

л. 36 об.]. Данная мысль императора, в глазах симбирского дворянства, являлась подтверждением особой роли сословия.

Формирование ценностных установок дворянства осуществлялось под воздействием специальной системы образования ориентированной на идеал, который становился этало ном поведения [4]. Изначально усвоение ценностей, которые формировали идентичность дворянина, происходило в семье. Ярким примером, подтверждающим это, служат воспо минания А.Н. Наумова (главы о детских годах) и письма В.Н. Поливанова детям.

В течение всего исторического развития дворянства находилось у подножия престо ла, но всегда опасалась выработки самостоятельных действий. Дворянство действовало в интересах государства и с постоянной оглядкой на верховную власть. Вековая традиция взаимоотношения власти и дворянства выработала в представителях сословия необходи мость четкого руководства, дворянство боялось ответственности и действовало в рамках определенных законом правил.

Идентичность предполагает усвоение и активное воспроизводство личностью базо вых ценностей, традиций, культурных кодов, стереотипов поведения. Усвоение не возмож но без истории, коллективной памяти. С целью сохранения памяти о прошлых событиях, научного изучения истории края в 1895 г. при активном содействии В.Н. Поливанова в Симбирской губернии была открыта губернская ученая архивная комиссия. Председате лем ее стал В.Н. Поливанов. По его инициативе в губернии был открыт музей, проводились полевые исследования и т.д. В Самарской губернии Самарская губернская ученая архивная комиссия будет открыта также по инициативе губернского предводителя дворянства, но только в первое десятилетие ХХ в.

Трагические события революционных погромов дворянских имений в отечественной историографии рассматривались, как правило, однобоко, в интерпретации и видении одной политической силы – доминирующей в стране, начиная с 1917 года, коммунистической партии и исключительно в рамках ее идеологических подходов. Однако если взглянуть на Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности проблему революционных погромов дворянских хозяйств, направляемых якобы «в интере сах народа и крестьян» политическими силами, рвущимися к власти, вырисовывается дру гая картина – варварского уничтожения высокоразвитого культурно-экономического дос тояния России без предоставления какой-либо другой разумной и эффективной хозяйст венно-экономической альтернативы.

Таким образом, мы видим, что обращение к истории российского дворянства мо жет позволить выработать общегражданскую идентичность, основанную на патриотиз ме, уважении к собственности, с понятием чести и достоинства.

Библиографический список:

1. Баринова Е.П. Российское дворянство в начале ХХ века: социокультурный порт рет. – Самара, 2006.

2. ГАУО. Ф. 45. Оп.1. Д. 618.

3. Заковортная М.В. Идентичность человека. М, 4. Муравьева О.С. Как воспитывали русского дворянина. – М, 1999.

5. Наумов А.Н. Из уцелевших воспоминаний. 1868- 1917. Ч. 1. – Нью-Йорк, 1954.

Руководитель проекта Российского гуманитарного научного фонда 13-11-73501/ «Всероссийская научная студенческая конференция "Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности", доцент кафедры философии, истории и экономической теории ФГБОУ ВПО «Ульяновская ГСХА им. П.А.Столыпина», Хасянов О.Р.

Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности Роль и место дворянского сословия в политическом пространстве российского государства УДК 352(470.324)«19/20»

ДВОРЯНСКОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ В ЦЕНТРАЛЬНОМ ЧЕРНОЗЕМЬЕ:

КОНСЕРВАТИВНАЯ ОППОЗИЦИЯ РЕФОРМАМ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ П. А. СТОЛЫПИНА А.П. Аксинчев, студент 2 курса энергетического факультет Научный руководитель — Р.Ш. Камалова, кандидат философских наук, доцент ФГОУ ВПО «Ульяновский государственный технический университет»

89278121705, E-mail: aksin4ev.sanek@yandex.ru Ключевые слова: дворянское самоуправление;

консервативная идеология;

реформа уездного управления.

В статье представлен анализ критики органами дворянского самоуправления реформ ме стного управления, намечаемых в начале XX в. П. А. Столыпиным. Выявлено, что дворяне, крити куя реформы с консервативных позиций, обращали внимание на необходимость учета историче ских традиций российского общества, а также интересов дворянского сословия, имевшего, по их мнению, несомненные заслуги в формировании и развитии земства — важнейшей структуры ме стного самоуправления.

Довольно эффективная роль дворянства в системе государственного управления объ яснялась рядом факторов. Важнейшим из них был тот, что опыт государственного управле ния и самоуправления дворянство приобрело в системе своей корпоративной организации, которая была заложена актами Екатерины II. По своей организационной структуре россий ское дворянство представляло сословное объединение, которое, в определенной степени, имело черты партийной, номенклатурной системы. Дворянские сообщества были четко структурированы как в масштабе губернии, так и по уездам, все наиболее значимые вопросы обсуждались и решались на регулярно проводимых собраниях. На собраниях выбирались губернские и уездные предводители дворянства, депутаты и секретари, заседатели дворян ских опек, кандидаты на должности по местному (судебному, полицейскому) управлению.

Через систему дворянского контроля подбирались кандидаты в земские учреждения, зем ские начальники, мировые посредники и др. [1, с.39].

Значительным авторитетом у дворянства пользовались идеи земского деятеля, славя нофила, активного сторонника монархического устройства государства Д. Н. Шилова, кото рый, несмотря на свои монархические взгляды, осознавал, что взаимоотношения самодерж ца и народа не всегда складываются на основе выполнения им перед народом своего «нрав ственного долга». К тому же между ними появляется «средостение» огромный бюрократи ческий аппарат, который разрушал гармонию между народом и самодержавием. Величие реформ Александра II, по мнению Д. Н. Шилова, в том и состояло, что царь-реформатор нашел выход из этого тупикового положения, создав земства и городские думы. Смысл их не в экономической сфере, а в другом: «Я всегда понимал земскую идею как идею этико социальную, призывавшую всех членов земских союзов к выполнению требований общест венной правды и справедливости, требований нравственного долга, земские союзы, по мо Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности ему убеждению, имеют главной своей задачей постепенное ослабление исторически сло жившейся социальной несправедливости» [10, с.374].

Идеи консерватизма у поместного дворянства, прежде всего его патриотической час ти, гармонично сочетались с идеей бескорыстного служения обществу.

Как отмечал П. Н. Зырянов, роль дворянства в системе управления и модернизации России особенно была плодотворной на ранних этапах модернизации страны [8,с.121]. В на чале XX в. его роль в этом плане значительно ослабла. Вместе с тем поместное дворянство продолжало занимать значительную нишу в системе местного управления, которое в иссле дуемый период можно представить в виде трех ступеней: 1) сословно-крестьянское;

2) со словно-дворянское;

3) бюрократическое. Вторая ступень – это, прежде всего, уездный уровень, где поместное дворянство играло ведущую роль.

Реформы местного управления, предложенные П. А. Столыпиным, отодвигали дво рян-землевладельцев в этой сфере деятельности с первых ролей на второстепенные. Аргу ментацию для критики проектов реформ губернские дворяне черпали из общероссийских источников, так как все материалы обсуждения «наверху» рассылались по губерниям. Обме нивались между собой информацией дворянские сообщества и, так сказать, по горизонтали – из губернии в губернию [2,с.15]. На дворянских собраниях особое внимание обращалось на неудачно выбранное время для проведения реформ. Так, на чрезвычайном Тамбовском дво рянском собрании в мае 1907 года дворянин В. Н. Снетков заявил, что теперь следует в той или иной форме сказать правительству: «В революционное время нельзя коренным образом ломать деревенскую жизнь, не узнав даже мнения местных людей» [3,с.166].

В данном случае критика несвоевременности реформ была обоснованной. Запоздав шие реформы, как правило, не приносили ожидаемых результатов. Недовольство у дворян ского сообщества вызывало отсутствие процедуры предварительного обсуждения законо проектов, намечаемых для обсуждения в государственной Думе. Поэтому уже в начале года председатель Совета объединенного дворянства ходатайствовал перед П. А. Столыпи ным о том, чтобы проекты реформ местного управления до рассмотрения их Думой переда вались на обсуждение Дворянских собраний.

Вера в императора, который защитит дворян от «распоясавшихся» министров, по степенно ослабевала. Характерен в этом плане диалог, который состоялся во время беседы губернских предводителей дворянства в Москве 11 октября 1909 г. На заявление Пензенского губернского предводителя дворянства Д. К. Гевлича, что «благожелательное отношение к дворянству верховной власти может, казалось бы, устранить беспокойство о дальнейшей судьбе дворянства и его представителей», А. Н. Наумов (Симбирский губернский предводи тель дворянства) ответил, что «не беспокоиться нам нельзя, так как правительство все-таки хочет внести свой законопроект и, как известно, само ждет, что скажет дворянство» [7,с.6].

Поместное дворянство, почувствовав некую отстраненность императора, недостаточ но внимательное отношение к ним со стороны премьер-министра, вынуждено было макси мально мобилизовать все усилия для защиты своих позиций. В этой связи некоторые вопро сы, связанные, например, сформальным разрешением заседаний Совета объединенных дво рянских обществ и др., приходилось решать, используя личные связи с П. А. Столыпиным в т.ч. таких дворян, как упоминавшийся А. Н. Наумов, А. Б. Нейдгардт (шурин П. А. Столы пина) и др.

Подчеркивая заслуги земства, дворянские собрания противопоставляли земскую сис тему управления чиновничьей: «Дело же, которое они сделали, есть то дело всей земской Руси, которое так далеко увело ее в культурном отношении от местностей империи, управ лявшихся правительственными чиновниками» [6,с.7]. Дворяне ставили себе в заслугу тот факт, что, осуществляя земское налогообложение, они «заботились об интересах низких Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности классов населения, ставили своей почти единственной задачей благосостояние крестьян».

Это признавали «самые ожесточенные враги дворянства», отмечалось на Курском губерн ском собрании дворян [3,с.10]. На фоне этих заслуг дворянское сообщество возмущало то, что законопроекты были внесены в Думу без предварительного заключения земских учреж дений, которые сорокалетней своей работой заслужили, казалось бы, доверие к компетент ности их суждений [6,с.3].

Таким образом, реформы по местному управлению, предложенные правительством в начале ХХ века не получили поддержки у поместного дворянства. Причиной этого являлась, с одной стороны, сословная незаинтересованность, нежелание перемен, которые ограничи вали привилегии поместного дворянства, а с другой, – недостаточная продуманность ре форм, их несвоевременность, отсутствие учета местных условий, неумение реформировать, заручиться поддержкой тех слоев населения, которые были заинтересованы в осуществле нии преобразований.

Библиографический список:

1. Буганов В. И. Российское дворянство // Вопросы истории. 1994. № 1. С. 29-41. — Ре жим доступа: http://eizvestia.isea.ru/reader/article.aspx?id= 2. Карелин А.П. Российское дворянство и его сословная организация (1861-1904 гг.) // История СССР. 1971. № 5. — Режим доступа:

http://www.guu.ru/files/referate/leshenko.pdf 3. Государственный архив Воронежской области (ГАВО). Ф. И-29. Оп. 1. — Режим дос тупа: http://www.arsvo.ru/arkhivy/gavo/funds/description/ 4. Журнал заседания объединенных дворянских обществ 26 и 28 мая 1907 г. в Санкт Петербурге. СПб., 1907. 30 с. — Режим доступа:

http://publisher.samsu.ru/archive/1998/files/Kobozeva.pdf 5. Записка комиссии, избранной 3 съездом уполномоченных дворянских обществ, по поводу законопроекта правительства о поселковом управлении. СПб.: Тип. «Россия», 1907.

31 с.

6. Записка Совета объединенных Дворянских обществ по поводу законопроекта Ми нистерства Внутренних Дел о реформе уездного управления. СПб.: Тип. Эриксона, 1907. 27 с.

— Режим доступа:

NOBILITY SELF-ADMINISTRATION IN CENTRAL BLACK EARTH REGION:

CONSERVATIVE OPPOSITION TO P. A. STOLYPIN’S LOCAL SELF-ADMINISTRATION REFORMS A.P. Aksinchev Key words: nobility self-administration;

conservative ideology;

reform of district administration.

The author presents the analysis of the criticism of local self-administration reforms planned by P. A.

Stolypin at the beginning of the XXth century by nobility self-administration bodies and reveals that criti cizing reforms from conservative positions noblemen paid attention to the necessity of taking into account the historical traditions of the Russian society and the interests of the nobility who had, in their opinion, un doubted merits in the formation and development of zemstvo — the most important structure of local self administration.

Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности УДК КОРПОРАТИВНАЯ ДВОРЯНСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ:

СТРУКТУРА И ФУНКЦИЯ Е.А. Ардашев, студент 4 курса экономического факультета Научный руководитель: И.И.Иванова, кандидат исторических наук, доцент ФГБОУ ВПО «Южно-Уральский государственный университет», филиал в г.

Нижневартовск Ключевые слова: дворянство, организация, структура, выборы, предводитель, власть, сес сия, уполномоченный.

В статье дается анализ корпоротивной организации дворянства - Дворянского собрания.

Указаны функции и задачи данной организации.

Губернские Дворянские Депутатские собрания – орган корпоративной организации дворянского сословия, иначе их называли дворянскими обществами. Организационная структура сословия была создана на основе «Учреждения для управления губерниями» года и «Жалованной грамоты дворянству». Создавая корпоративную организацию высшего сословия, самодержавие преследовало ряд целей: во-первых, организовать дворянство, пре доставив ему определенное самоуправление;

во-вторых, включить его в систему местного управления, формировавшуюся после введения «Учреждения о губерниях» 1775 года, пере дав в его руки всю уездную и значительную часть губернских прерогатив власти, укрепить которые было особенно важно в связи с потрясшей всю империю недавней крестьянской войной;

в-третьих, укрепляя местную власть, передавая значительную часть ее в руки поме стного дворянства, самодержавие в то же время добивалось и большей независимости от столь влиятельного и беспокойного элемента, неоднократно вмешивающегося в сферы выс шего управления и принимавшего активное участие в ряде дворцовых переворотов, кото рыми была так богата русская история этого периода [1;

c. 132]. Законодательство по этим вопросам, несколько уточненное и дополненное в первой половине XIX века в основном в сторону усиления этой регламентации, фактически просуществовало без серьезных измене ний вплоть до 1917 года.

В каждой губернии и уезде создавались дворянские собрания – высшие органы дво рянских обществ. Дворянское собрание являлось выборным органом сословия и собиралось один раз в три года. Чрезвычайные собрания для решения важных вопросов могли соби раться и чаще, но только с разрешения губернатора и с разрешения МВД. Все важнейшие сословные вопросы решались на губернских собраниях. На них заслушивались отчеты об исполнении ранее приятых постановлений, намечались и утверждались раскладки сборов на частные дворянские повинности, обсуждались доклады и выступления по различным во просам повестки дня, избирались все выборные должностные лица корпоративных органов:

губернские и уездные предводители дворянства, депутаты и секретари, заседатели губерн ских опек, посредники для «полюбовного размежевания земель» и кандидаты для замеще ния ряда коронных должностей по местному управлению. [1;

c. 133].

Собранию предводителей и депутатов дворянства в начале XX века было предостав лено право отказывать в удовлетворение ходатайств потомственных дворян о внесении их родов в дворянскую родословную, если дворяне не владели в пределах губернии недвижи мой собственностью [3;

c. 56]. Они обладали правом подавать через губернских предводите лей или депутатов прошения и жалобы губернскому начальству, министрам, императору.

Повестка собрания, все выборные лица утверждались властями. Губернатор открывал соб рание, приводил участников к присяге. Анализируя деятельность корпоративных организа Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности ций дворянства в начале XX века, Баринова Е.П. приходит к выводу, что дворянство теряет интерес к сословным организациям [2;

c. 146-147]. Она объясняет равнодушие дворянства целым рядом причин. «Крупнопоместное дворянство в большинстве своем проживало в го родах и столицах. Оно утрачивало связи с местной жизнью, доверяя свои имения управ ляющим. Дворяне, занимающиеся предпринимательской деятельностью, не находили нуж ным тратить драгоценное время на дворянские собрания. Процесс мобилизации дворянско го землевладения приводил к утрате частью дворян земельного ценза, необходимого для участия в собраниях» [1;

c.147].

Одним из важнейших должностных лиц в дворянской сословной организации явля лись предводители дворянства. На них возлагалось наблюдение за ведение родословных книг, составление списков дворян, имевших право участвовать в собраниях, выдача дворянам ха рактеристик в случае поступления их на государственную службу. Они же были исполните лями постановлений собраний, представляли интересы общества во всех правительственных инстанциях, общественных и частных учреждениях. Предводители возглавляли депутатские собрания, опеки, готовили материалы к дворянским собраниям и председательствовали в них. По мнению большинства представителей сословия, предводители дворянства – «это лучшие люди, избранные своим сословием, которые служат не за страх, а за совесть, которые давным-давно исполняли свой долг с ревностью, доблестью и с честью» [3;

c. 68].

Дворянские депутатские собрания состояли из губернского предводителя и депута тов, которые избирались по одному от каждого уезда. На дворянские собрания возложено было ведение родословных книг, сношение по этому вопросу с департаментом герольдии Сената, выдача дворянам грамот и свидетельств о внесении их родов в губернскую книгу, а также рассмотрение вопросов об исключении отдельных лиц из дворянских собраний.

Численность дворянского собрания зависела от движимого и недвижимого имуще ства лиц, внесенных в родословные книги губернии. Верховная власть регулировала числен ность собраний размерами имущественного ценза. В собраниях могли участвовать с правом решающего голоса только лица, отвечающие цензу. На дворянских съездах обсуждались во просы экономической жизни сословия, поддержки неимущих представителей сословия.

Дворянство облагалось частными повинностями, что может являться одним из критериев оценки финансового благополучия сословия. Дворянское собрание после истечения уста новленного законом срока становится собственником имущества дворян по выморочному праву. При острой финансовой необходимости, продавая имущество, можно было привлечь финансовые средства необходимые для нужд сословия;

Вхождение в состав общества не представляло дворянам особых преимуществ. Ими располагали только те, кто мог участвовать в деятельности дворянских собраний. Этим пра вом могли пользоваться только потомственные дворяне, внесенные в губернские родослов ные книги. От решения сословных дел законодательство отстранило личных дворян, кото рые формально были включены в состав дворянских обществ, а также должны были нести определенные повинности. Присутствовать на собраниях могли все совершеннолетние по томственные дворяне мужского пола, внесенные в губернские родословные книги и не состо явшие в момент заседания под судом и следствием. Однако правом голоса по всем вопро сам, кроме выборов, располагал тот из них, кто владел еще и недвижимостью в любом виде и размере и отвечал хотя бы одному из следующих условий: имел классный чин или орден, аттестат об окончании учебного заведения или прослужил 3 года на выборных дворянских должностях. В полном же смысле полноправным членом собрания был только тот, кто, удовлетворяя перечисленным требованиям, владел еще недвижимостью или имел доход не менее определенного ценза, что давало право голоса на выборах [1;

c. 138]. В дореформенной России право голоса на дворянских собраниях имели владельцы не менее 100 душ крепост Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности ных мужского пола, 3 тыс. дес. ненаселенной земли в пределах одной губернии [3;

c. 60].

Имущественный ценз для помещиков был снижен 1 июля 1870 года, условия участия в дво рянских собраниях приравнялись к земскому избирательному цензу. Он составлял 200 – дес. в основных земледельческих районах. Ценз для голосования через уполномоченных мелкопоместных дворян составлял 1/20 полного [3;

65].

Библиографический список:

1. Корелин, А. П. Дворянство в пореформенной России. 1961 – 1904. Состав, чис ленность, корпоративная организация / А. П. Корелин. - М.: Наука, 1979.

2. Баринова, Е. П. Российское дворянство в начале XX века: социокультурный портрет / Е. П. Баринова. - Самара: Издательство «Самарский университет», 2006.

3. Хасянов О.Р. Экономическая, общественная и культурная жизнь провинциаль ного дворянства. Дисс. канд. ист. наук – Ульяновск, 2009.

CORPORATE NOBLEMEN ORGANIZATION RUSSIAN EMPIRE: THE STRUCTURE AND FUNCTION E.A. Ardashev, 4th year student of the Faculty of Economics VPO «South-Ural State University», a branch in the city of Nizhnevartovsk Key words: the nobility, the organization, the structure, the elections, the leader, the power, the ses sion is authorized.

The article analyzes the corporative organization of the nobility - Nobility. Specifies the responsibili ties and tasks of the organization.

УДК ДВОРЯНСТВО В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЕ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА НАЧАЛА ХХ ВЕКА Т.А. Ардашева, ученица 9 класса МОУ школа № 6 г. Мегион Ключевые слова: дворянства, выборы, структура, право, организация, совет В статье анализируется роль дворянского сословия в политической структуре Российской империи начала ХХ века.

Самодержавная власть и дворянское сословие имели единую природу. Самодержа вие и сословное деление – это явления феодального общества. В рамках европейской ноби литарной традиции глава государства – император – считался первым дворянином. Вследст вие этого дворяне полагали, что верховная власть должна проводить политику в интересах благородного сословия [1;

c. 51]. Среди других сословий дворянство выделялось своим по ложением, привилегиями, воспитанием, особым кодексом дворянской морали. В основе дворянской морали лежало понятие чести и бескорыстной и преданной любви к родине. В письме Шаховского И. Ф. к сыну содержится императив сословия: «Жизнь – царю, а честь – никому» [1;

c. 44]. Юридический, социальный, политический статус сословия впервые был оформлен «Жалованной грамотой дворянству», изданной Екатериной II в 1785 году. Она ос тавалась основой дворянского законодательства вплоть до 1917 года.

Правительственная политика первой XIX века характеризовалось укреплением со словных начал: дворянство как сословие стало более замкнутым, были повышены классы чи нов, дававших потомственное дворянство, резко поднят ценз для участия в дворянских соб раниях.

Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности Отмена крепостного права 19 февраля 1861 года означала крушение феодальной сис темы, представлявшей основу социальной и политической силы дворянства. Тем не менее, в условиях утверждения капиталистических отношений сохранялись значительные остатки феодальной системы, прежде всего дворянское землевладение. Дворянство сохранило свою корпоративную организацию, а также господствующее положение в управлении страной, особенно в органах местного управления. Отмена крепостного права, давшая толчок разви тию капитализма, проведение других, буржуазных по своей сущности реформ, весь новый строй общественных отношений не могли не затронуть старый класс-сословие.

Мелкопоместное дворянство, «силою обстоятельств и имущественными интересами более чем теперь приблизится к небольшим землевладельцам других сословий и мало - по малу сольётся с ними в одно сословие, точно так же, как большие поземельные собственники из других сословий, силою тех же имущественных интересов, станут сближаться с дворянст вом и, наконец, вступят в его ряды» [1;

c. 44].

Российское дворянство, хотя и было провозглашено законодательно высшим сосло вием и «первейшей опорой престола», фактически вплоть до конца века не имело ни своей общесословной организации, ни всероссийского представительства. Корпоративная организация сословия состояла из губернских дворянских обществ и не имела сколько нибудь четкой иерархической структуры. Дворянским собраниям, помимо обслуживания внутрисословных дел, предоставлялось право подачи петицией царю, в которых разреша лось затрагивать вопросы местного управления и категорически запрещалось касаться об щегосударственных политических проблем. Это положение вполне отвечало природе само державия, стремившегося к раздроблению всех общественных сил и недопущению какого либо политического представительства. До определенного времени такое положение вполне устраивало и дворянство, оно редко выходило за пределы партикуляризма местной жизни, но в ходе революционных потрясений ситуация меняется.

По мнению Р. Пайпса, Россия относится к вотчинным государствам, то есть к таким государствам, где земельная собственность сопрягается с властью, в первую очередь с поли тической [2;

c. 13]. Длительное время дворянское сословие, как группа «служилых людей», из своих рядов рекрутировало представителей в политическую, военную, культурную элиту.

Это легко объясняется тем, что дворянское сословие было наиболее образованным и эконо мически обеспеченным. Представители сословия полагали, что они несут особую миссию – являясь представителем интересов всех россиян во властных сферах, выступая носителем идей соборности, хранителя традиционализма и патриархального общественного уклада [1;

c.51]. Чиновничья (гражданская) служба была менее популярна в дворянской среде, чем во енная. «Отношение к военной и государственной службе связывалось со служением общест ву, Родине, порождало чувство ответственности и избранности. Дворяне-офицеры чаще все го чувствовали себя россиянами, членами единой семьи в военной обстановке» [1;

c. 51].

Гражданские должности состоятельными потомственными дворянами занимались в основ ном после военной службы. Вплоть до второй половины XIX века должности в основном за нимались по происхождению, но к концу века ситуация изменяется. «Стремясь обеспечить кадрами государственный аппарат и поднять профессиональную подготовку чиновничества, самодержавие вынуждено было отдать предпочтение образованию перед происхождением»

[3;

c. 88].

Только 30,7 % чиновничье-бюрократического аппарата Российской империи ком плектовались из состава потомственного дворянства. В то же самое время, должности выс шего звена в основном замещались выходцами из дворян, что позволяло сословию сохранять ведущие позиции во властных институтах государства. «Категория «службы» была для рус ского дворянина чем-то большим, чем просто существование, через нее определялось его Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности место в общественном устройстве. Для российского дворянина было чрезвычайно важным ощущение своей личной сопричастности государственной и общественной жизни» [1;

c.55].

Служба давала дворянству возможность для обоснования своих социальных требований. Это приводило к тому, что сословные интересы определялись как общегосударственные, и выра батывало соответствующее стереотипное поведение дворянства как «первенствующего со словия» [1;

c. 51].

В начале XX века в ходе первой русской революции изменяется политическая струк тура Российской империи. Россия становится на путь превращения самодержавия в буржуаз ную монархию. Подданные Российской империи получили некоторые демократические права, свободу совести, слова, собрания, союзов, неприкосновенности личности. Главным событием политической жизни страны было создание законодательной Государственной думы. Несмотря на изменения в политической системе, дворянство не утратило свои привиле гии, оставаясь на вершине политического Олимпа. Избирательное законодательство остав ляло силу за дворянством. Выборы не были равными;

нормы представительства устанавли вались по ясно выраженным классовым признакам: один голос помещика приравнивался к голосам буржуа, 15 голосам крестьян и 45 голосам рабочих. Выборы были непрямые: четы рехстепенные для крестьян, для рабочих – трехстепенные, для буржуазии и дворян двухсте пенные. В феврале 1906 года происходит реформация Государственного совета. Негативное отношение к Государственной думе сближало верховную власть и дворянство. Стремясь ог раничить права Думы, император реорганизует Государственный Совет, превратив его во вторую палату, наделив законодательными правами: для представления законопроекта ца рю требовалось утверждения как Думой, так и Государственным советом. Государственный совет состоял из представителей, ежегодно назначаемых царем, и выборных членов (в основ ном представители дворянского сословия). В Государственный Совет входило 196 членов – назначаемых и 98 выборных.

Библиографический список:

1. Баринова (Кабытова), Е. П. Российское дворянство в начале XX века: социокультур ный портрет. – Самара, 2006.

2. Пивоваров, Ю.С. Между казачеством и кнутом // Полис. - 2006. - № 2.

3. Корелин, А. П. Дворянство в пореформенной России. 1861-1904гг. Состав, числен ность, корпоративная организация. - М., 1979.

NOBILITY IN THE POLITICAL STRUCTURE OF THE RUSSIAN STATE EARLY TWENTIETH CENTURY T.A. Ardasheva, a student of grade 9 Nov school № 6 Megion Key words: the nobility, the elections, the structure, the right, the organization, the board of.

The article examines the role of the nobility in the political structure of the Russian Empire of the early twentieth century.

Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности УДК ИНСТИТУТ ТАРХАНСТВА В СОЦИАЛЬНОЙ СТРУКТУРЕ БАШКИРСКОГО ОБЩЕСТВА (XVI – XIX ВВ.) Р.М. Ахметов, студент 3 курса биотехнологического факультета Научный руководитель: Ф.М. Надршин, старший преподаватель ФГБОУ ВПО «Оренбургский государственный аграрный университет»

Ключевые слова: тарханы, башкиры, знать.

В статье анализируется роль института тарханства в башкирском обществе.

На момент присоединения к Русскому государству в 1553 – 1557 гг. башкиры пред ставляли собой уже сложившуюся народность с многовековой и сложной этнической исто рией, занимавшую огромную территорию. И вполне правомерным является вошедшее в научный оборот понятие «исторический Башкортостан», под которым имеется в виду не только современная Республика Башкортостан, но и части территорий соседних (и не толь ко) областей и республик. Название «Башкирия» - русская адаптация термина «Башкорт иле» - Страны башкир.

Общественный строй башкир до указанного периода характеризовался развитием раннефеодальных отношений, осложненных патриархальными пережитками. Последние долго сохранялись вследствие низкого уровня развития производительных сил. Общество делилось на два основных класса: патриархально-феодальную знать и рядовых общинников.

Местные представители господствующего класса феодалов в русских источниках называются князьями, мурзами, тарханами, биями, а также по занимаемому ими административному положению – старшинами и сотниками. Родовая община у башкир уже не представляла со бой единого целого, внутри нее давно уже шел процесс выделения родоплеменной верхуш ки – баев, мурз, тарханов, военной аристократии, которые пользовались особым влиянием в общественной жизни народа.

Самой влиятельной группой в составе господствующего класса являлись тарханы, т. е.

служилые башкиры, в прошлом – князья, бии, представлявшие феодализировавшуюся пат риархальную родовую знать. В течение XVII и первой половины XVIII в. эта знать в основном перешла в разряд служилых башкир – тарханов. Так, в 1734 – 1735 гг. было переведено в тар ханы 467 башкир из княжеских фамилий Кипчакской и Кара-Табынской волостей. Тарханы не платили ясак и имели исключительное право распоряжения пахотными землями и ко чевьями всей волости, к которой они принадлежали[1].

По свидетельству обер-секретаря Сената И. К. Кирилова, «тархан везде волен между своею братьею: пашню пахать, сено косить, скот и лошадей пасть, в водах рыбу ловить, и ни кто ему в том не спорит, хотя б прежде и владел такими угодиями, токмо не может в лесах бортного ухожья и в реках бобровых гонов взять...». Тарханы, распоряжаясь общинными землями, стремились превратить их в личную феодальную собственность, захватывая луч шие кочевья и пахотные земли.

По характеру происхождения тарханы делились на наследственных и личных[2]. На следственные тарханы составляли основную группу;

личные тарханы появились после при нятия башкирами русского подданства, причем русское правительство жаловало как на следственное, так и личное тарханство. Тарханы состояли как на военной, так и на админист ративной службе у русского правительства. Башкирские феодалы, занимавшие администра тивные должности, назывались старшинами. В их составе были самые родовитые и богатые землевладельцы, в том числе тарханы. Разница в положении старшин-тарханов и старшин нетарханов состояла в том, что первые были освобождены от ясака, вторые его платили.

Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности Известно, что, начиная с периода владычества Золотой Орды территория Башкорто стана была разделена на четыре административно-территориальные единицы – дороги: Но гайскую, Казанскую, Осинскую и Сибирскую. При этом подавляющее число тарханов было сосредоточено в Ногайской дороге. Башкирский историк А.З.Асфандияров вполне обосно ванно объясняет этот факт следующим образом: «…Ногайская дорога занимала огром ную(1/3 всей Башкирии) территорию от Тобола (Иртыша) на востоке до Ика, даже до Волги на западе. Ногайская дорога – форпост всей Башкирии на юго-востоке, юге и юго-западе. Все удары соседних кочевников приграничная дорога принимала на себя. Поэтому сосредоточе ние здесь служилых людей – тарханов, часто и активно участвовавших в их отражении, было естественным и оправданным»[3]. Заметим, что деление на дороги сохранялось до конца XVIII в.

Башкирские старшины пользовались всеми выгодами занимаемого административ ного положения и допускали при этом большие злоупотребления, что вызывало часто от крытое недовольство башкирских общинников. В 1756 г. башкирские крестьяне Катай Терсятской волости жаловались в Оренбургскую губернскую канцелярию на «обиды и раз зорения» со стороны своего старшины Даута Еналина, в том же году сожгли его дом и по требовали его смещения со старшинской должности.

Общероссийской тенденцией XVIII в. явилось включение в состав российского дво рянства так называемых «инородцев», в число которых входили и башкиры. Инкорпорация башкир в высшее российское сословие и их социально-экономическое и политико-правовое положение имели свои особенности. Отличительные черты формирования дворянского со словия из башкир можно обозначить по нескольким направлениям. Во-первых, по времени возникновения. Точкой отчета истории дворянства в России является XII – ХIII вв., история дворян из башкир ведет свой отсчет с последней четверти XVIII в., точнее, после и на основе жалованной 21 апреля 1785 г. «Грамоты на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства». Первые потомственные дворяне-башкиры появились лишь в г. Ими стали полковой старшина Кучербай Уметбаевич Акчулпанов и его сын Аралбай. Та ким образом, история дворянства России охватывает 700 – 800 лет, а дворян коренного этно са Башкирии – чуть более 160 лет.

Более важное значение имеет различие в путях формирования сословия. Если татар ские мурзы и мишарские тарханы вошли в состав российского дворянства, то башкирские тарханы, в сложившейся ситуации являвшиеся основными претендентами на дворянство, юридически не были приравнены ни к одному из видов дворянства. На политику прави тельства сказалось участие башкирских тарханов и старшин в восстаниях башкирского наро да и в Крестьянской войне под предводительством Емельяна Пугачева. В 1754 г. царское пра вительство изменило основную повинность башкир – ясак и прекратило присвоение тархан ства. Лишившись своих привилегий, тарханы ходатайствовали о признании их в российском дворянстве, но безуспешно. В 40 – 50-х гг. XVIII в. в силу объективных причин институт тар ханства был ликвидирован. С 1845 г. потомки наследственных тарханов («тарханские дети») были наряду с рядовыми башкирами обложены налогами, а с 1865 г., с отменой кантонной системы управления, перешли в податное сословие.

Основным путем вхождения в состав российского дворянства для башкир стало не благородное происхождение, а достижение звания выслугой чинов главным образом на во енной, а также гражданской службах.

Башкиры также могли приобрести потомственное дворянство высочайшим пожало ванием (монаршая милость), достижением определенного чина на действительной службе и пожалованием ордена. В потомственном дворянстве могли также быть признаны потомки особо отличившихся личных дворян и именитых граждан (до начала XX в.). Однако пути по Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности лучения башкирами прав высшего состояния были значительно усложнены. В 1785 – 1845 гг.

в потомственном дворянстве признавались башкиры, получившие действительные армей ские чины (прапорщика, корнета, подпоручика) до издания манифеста от 11 июня 1845 г., с Высочайшего утверждения. В 1845 – 1856 гг. – получившие действительный чин войскового старшины за «военные подвиги». После 1856 г. – все, дослужившиеся до чина полковника. На гражданской службе выслужить право на потомственное дворянство башкиры могли на об щих основаниях, т.е. в 1785 – 1845 г. достижением чина 8 класса (коллежский асессор), в – 1856 гг. – 5 класса (статский советник), после 1856 г. – 4 класса (действительный статский со ветник).

Личное дворянство присваивалось башкирам, получившим действительные офицер ские казачьи (хорунжий, сотник, есаул, урядник), и классные чины (чиновники 14 класса), а до 1832 г. и получившим зауряд-чин. Офицерские чины Башкиро-мещерякского войска (с 1855 г. – Башкирского войска), как войска «не имеющего сравнения в чинах с войсками регу лярными» давали право лишь на личное дворянство. Пожалование ордена также давало чи нам Башкиро-мещерякского войска лишь права личного, а не потомственного дворянства. В связи с этим высшее сословие из башкир было представлено главным образом личным дво рянством.

Анализ родословных книг дворян Оренбургской и Уфимской губерний за 1785 – гг. позволил историкам прийти к выводу, что почти за два века действия механизма выслуги потомственного дворянства, основанного на праве его получения представителями всех со словий и исповеданий, реализовать это право из башкир Уфимской и Оренбургской губер ний смогли лишь 20 человек. В их числе К. Акчулпанов, А. Каипов, Б. Куватов, И. Кутлубаев, Д. Мурзаев, С. Мутин, Ш. Ногайбаков, А. Султанов, Ш. Сыртланов, И. Уметбаев и другие.

Большая их часть (60%) были записаны в родословные книги указанных губерний в первой половине XIX в., то есть до повышения приносящих дворянство классных чинов. После по вышения чинов достичь выслуги дворянства смогли немногие русские – представители «не благородных» сословий, не говоря уже об «инородцах».

В то время как российское потомственное дворянство было представлено всеми ше стью разрядами, татарское дворянство – 2 – 6 разрядами, башкирское дворянство было представлено первыми тремя разрядами. Все дворяне-башкиры Уфимской и Оренбургской губерний получили дворянство путем выслуги, башкиры не вошли в число титулованных и древних «благородных» дворянских родов. Основной массив дворян из башкир был сфор мирована в конце XVIII – 40-х гг. XIX в. 80% родоначальников дворянских родов из башкир, записанных в родословные книги, составило военное дворянство. Из всех родоначальников башкирских родов только двое – Н. Кииков и X. Кучуков – получили дворянство по заслугам отцов, остальные – по собственным. Большая часть родоначальников башкирских дворян ских родов Уфимской и Оренбургской губерний указала в формулярных списках свое про исхождение «из башкирских детей», т.е. родились в семье рядовых башкир. Вторую по чис ленности социальную группу, из которой пополнялось дворянское сословие из башкир со ставили зауряд-чиновничьи дети.

Законодательство предоставило «российскому природному обывателю» самому ре шать вопрос о вхождении в «благородное» сословие и выступать с инициативой по возбуж дению связанных с ним юридических процедур. И было немало башкир, достигших «при носящих» потомственное дворянство чинов, но по тем или иным причинам не записанных в родословные книги. Вышеозначенное нашло отражение в незначительном количественном показателе дворян-башкир в крае. В 1850 г., согласно «Табели о народонаселении Башкиро мещерякского войска», в Башкирии числилось 580 дочерей потомственных дворян из баш кир. На основании этого можно предположить, что число потомственных дворян-башкир со Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности всеми членами их семей в середине XIX в. было порядка 1000. Согласно данным Всероссий ской переписи 1897 г. в Уфимской губернии насчитывалось потомственных дворян из баш кир с семьями – 512, личных дворян и чиновников – 133, потомственных и личных почетных граждан – 176, в Оренбургской губернии – 452, 207 и 1572 соответственно. Дворяне-башкиры, как потомственные, так и личные, составляли значительное меньшинство дворян указанных губерний: 4,9% и 2,4% – в Уфимской губернии и 8,7% и 3,0% – в Оренбургской губернии. От личалось и социально-экономическое положение дворян из башкир. В то время как многие дворяне-русские владели в крае и за его пределами кирпичными, кожевенными, салотоп ными, свечосальными, винными заводами и другими крупными предприятиями и жили главным образом в городах в каменных домах, лишь незначительное число дворян-башкир владели мукомольными мельницами, поташными и конными заводиками. Родовых имений, как правило, не имели, землю покупали, жили в деревянных домах на селе, занимались лес ным и рыбным промыслом, а также пчеловодством (бортничеством). Например, в ходе изу чения личных документов незаконно репрессированных в Оренбургской области обнаруже но дело одного башкира-дворянина. В деле так и записано, что житель села Средне Ильясово Ивановского (Красногвардейского) района Калмантаев Салим Султангиреевич яв ляется потомственным дворянином. При раскулачивании у него конфисковали дом, хозяй ственные постройки, живность, паровую молотилку и другие средства производства. 18 мар та 1930 г. его с семьей выслали за пределы края. На момент раскулачивания у Калмантаева Султана Салимгиреевича была жена Самара – 43 лет, сыновья: Рамазан – 19 лет, Хуббат – лет, сноха Гульямал – 17 лет;

дочери: Хатифа – 6 лет, Латифа – 4 лет и еще сын месячного возраста (имя не указано) и дочь – 2 лет (имя не указано).

Анализ материалов дворянских родословных книг, дворянских дел, формулярных списков и ревизских сказок показывает, что все родоначальники башкирских дворянских ро дов были уроженцами села. По данным Всероссийской переписи 1897 г. 96,88% потомствен ных и 90,23% личных дворян и чиновников из башкир Уфимской губернии были сельскими жителями. В Оренбургской губернии – 99,78% и 94,2% соответственно. Уровень урбанизации башкирских дворян (потомственных и личных) был гораздо ниже чем русских и татар.

Были особенности и в отношении личных и корпоративных прав дворян из башкир.

Основной сословной привилегией дворянина было право владеть поместьями и крепостны ми крестьянами. Однако, вотчинное право башкир на свои земли определило специфику землевладения и землепользования: Башкирские дворяне, в отличие от русских и татарских, не жаловались поместьями, и могли покупать только незаселенные земли, им запрещалось «иметь в крепостном своем обладании христиан». По имеющимся данным дворовых людей и крестьян-мусульман имели только потомственные дворяне Султановы и Шарыповы. Неко торые башкирские дворяне являлись крупными землевладельцами.


По российскому законодательству, дворяне освобождались от уплаты личных пода тей. Сыновья же потомственных дворян из башкир, не дослужившиеся до действительного чина, были обязаны с 1845 г., как и рядовые башкиры, вносить денежные сборы для состав ления продовольственного капитала на случай неурожая и 23-копеечный почтовый сбор.

Лишь в 1847 г. положением Военного Совета дети потомственных дворян освобождались от несения денежных повинностей. Однако Департамент Военных поселений Военного Мини стерства в 1848 г. определил, что освобождаются от выполнения этих повинностей дети только тех из башкир, которые были признаны в потомственном дворянстве с утверждения Герольдии Правительствующего Сената. Но поскольку многие башкирские дворяне не смогли представить такого подтверждения, они были вынуждены платить денежные повин ности. Лишь Положением 14 мая 1863 г. «те из башкир, которые утверждены Департамен том Герольдии Правительствующего Сената в дворянском звании. и действительные чинов Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности ники с их семействами и зауряд-чиновники лично» освобождались «от платежа денежных сборов, равно от отправления натуральных повинностей».

Лишь Положением о башкирах от 14 мая Л 863 г. «те из башкир, которые утверждены Департаментом Герольдии Правительствующего Сената в дворянском звании, стали пользо ваться всеми правами и преимуществами, дарованными вообще русскому дворянству, и подчиняться общим, постановленным о дворянам узаконениям». Те немногие из дворян башкир, имевшие высшее образование, знали;

как правило, 3-4 языка (русский, татарский, персидский, арабский). Французский знали лишь единицы. Оформление корпоративных прав дворян-башкир приняло затяжной характер. Почти никто из них не принимая участия в работе дворянских учреждений, выражаясь терминологией тех лет «по выборам дворянст ва не служил».

Как видим, не только формирование, но и социально-экономическое и политико правовое положение дворян из башкир, имели свои особенности. Царское правительство не только ликвидировало институт тарханства, но и максимально усложнило пути получения башкирами прав дворянства. С момента вхождения Башкирии в состав России основной обязанностью башкир была военная служба. Однако офицерские чины Башкиро мещерякского (с 1855 г. – Башкирского) войска давали право лишь на личное дворянство.

Пожалование ордена также давало чинам Башкиро-мещерякского войска права лишь лич ного, а не потомственного дворянства. Вследствие чего дворяне коренного этноса были пред ставлены главным образом личным дворянством. Численность дворян-башкир была не большой, они составляли значительное меньшинство дворян Оренбургской и Уфимской гу берний. Тем не менее, дворяне-башкиры украсили отличающуюся пестротой этнического состава мозаику российского дворянства.

Библиографический список:

1. Усманов А.Н. Добровольное присоединение Башкирии к Русскому государству. Уфа, 1982. С. 49 – 53.

2. Гвоздикова И.М. Башкортостан накануне и в годы Крестьянской войны под предводи тельством Е.И. Пугачева. Уфа, 1999. С. 190.

3. Асфандияров А.З. Башкирские тарханы. Уфа, 2006. С. 32.

TARKHANLYK INSTITUTE OF SOCIAL STRUCTURE OF THE COMPANY BASHKIR (XVI - XIX CENTURIES).

R.M. Akhmetov, 3rd year student of Faculty of Biotechnology VPO «Orenburg State Agrarian University»

Keywords: Tarkhans, Bashkirs, know.

The article examines the role of the institution in the Bashkir Tarkhanlyk society.

Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности УДК ГУБЕРНСКИЕ ПРЕДВОДИТЕЛИ ДВОРЯНСТВА КАК ВЫРАЗИТЕЛИ КОЛЛЕКТИВНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ СОСЛОВИЯ А.С. Бурыкин, студент 4 курса биотехнологического факультета Научный руководитель: О.Р. Хасянов, кандидат исторических наук, доцент ФГБОУ ВПО «Ульяновская ГСХА им. П.А. Столыпина»

Ключевые слова: дворянство, идентичность, ценность, идеал, губернский предводитель дворянства.

В статье на основе архивных материалов рассматривается деятельность губернских пред водителей дворянства, как выразителей коллективной идентичности дворянского сословия.

Исследование осуществлено при финансовой поддержке РГНФ. Проект 10-01 21102а/В.

Дворянское сословие составляло элиту дореволюционной России. Сентенция сосло вия выражалась в идее бескорыстного служения Отечеству. Творчески мыслящие, заботя щиеся о благополучии общества и государства, осознающие ответственность за менее обра зованные слои населения – все это мы можем отнести к базовым характеристикам дворянст ва. Дворянство вбирало в свои ряды, рекрутировало лучших представителей иных сословий, тем самым составляло генофонд страны. Как отмечает К.П. Победоносцев, «…Дворянству принадлежит, действительно, передовая роль, но непременно в связи с той обязанностью, которую наложила на него история» [1;

c. 41].

По законодательству губернским предводителям дворянства предписывалось ведение родословных книг, следить за благополучием дворянства и местного населения. Губернски ми предводителя избирали наиболее авторитетных людей.

На основе библиографического метода нами реконструирована деятельность губерн ских предводителей дворянства Самарской и Симбирской губернии в начале ХХ века А.Н.

Наумова и В.Н. Поливанова. На этой основе сделана попытка анализа базовых ценностей, характеристик личности как составной части категории идентичности.

Поливанову и Наумову выпало не простое время предводительства: революция, по литическая и экономическая модернизация сопровождавшаяся потерей ведущих позиций сословия в социуме, экономическое разорение и оскудение дворянства. Им приходилось решать не простые задачи, с которыми предшественники не сталкивались, и готовых ответов на эти вызовы не было. Они действовали интуитивно, опираясь на законодательство и свой жизненный опыт.

Можно сказать, что судьба к Поливанову оказалось милостивой, он умер в 1915 году, не увидев революционной стихии 1917 года, крушения привычного мира, свержения само державия и разграбления своего детища – частного музея в имении Акшуат Карсунского уезда Симбирской губернии. А.Н. Наумову пришлось иммигрировать за рубеж, остаток свой жизни он провел в США с неосуществленной мечтой побывать на своей малой родине, поклониться могилам предков [5;

С. 25]. Мы не знаем, знал ли А.Н. Наумов о том, что в ходе строительства Куйбышевского водохранилища его родовое имение с могилами родителей было затоплено, тем самым была оборвана его последняя духовная связь с малой родиной.

В.Н. Поливанов возглавил Симбирское губернское дворянское общество в период от носительной стабильности в 1898 году, хотя предвестники надвигающегося революционного кризиса уже витали в воздухе. Все более явно в губернии ощущался процесс убыли дворян ского землевладения, все больше дворян обращались за финансовой помощью в корпора Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности тивную организацию. Пост председателя Самарского губернского общества Наумов А.Н.

занял в период первой российской революции в июле 1905 года. Согласие возглавить Са марское губернское дворянское общество Наумову далось нелегко. В своих воспоминаниях он пишет: «Должен сознаться, что я переживал не легкие думы и мгновения… Закрадыва лось предчувствие надвигавшегося на меня чего-то огромного, жутко-ответственного, чрева того в будущем многими и сложными последствиями…» [5;

С. 364]. И Наумов, и Поливанов в своих губерниях сделали все возможное в пределах своих компетенций для скорейшего наведения порядка, усмирения революции.

Именно в годы первой российской революции ярко проявились черты характера предводителей отражающие идентификационные категории всего сословия.

В различных исследованиях неоднократно отмечалось, что одной из базовых ценно стных характеристик дворянства является идея безукоризненного служения Отечеству. Это выражалось в отношении сословия к верховной власти, которая ими сакрализировалась.

Высшей наградой для дворянина было получить аудиенцию у царя, как знак особой распо ложенности носителя власти. Так, например, А.Н. Наумов пишет о первой встрече с Нико лаем II, во время его пребывания в Самаре: «Никогда не забуду того чувства особой востор женности, которым было исполнено мое юное сердце в ожидание исключительного в моей жизни события – возможности увидеть впервые своего Монарха» [5;

354]. Аналогические чувства испытывали делегаты Симбирского дворянства во главе с губернским предводите лем В.Н. Поливановым принятые императором 8 января 1906 года в Царском Селе [2;

л. об.]. В ходе данной встречи, Николай II обратился к делегации и еще раз подтвердил, что «дворянство всегда будет опорой престола…, дворянство лишь может правильно руководить народом на месте» [2;

л. 36 об.]. Данная мысль императора, в глазах симбирского дворянства, являлась подтверждением особой роли сословия в это не простое время.

Формирование ценностных установок дворянства осуществлялось под воздействием специальной системы образования ориентированной на идеал, который становился этало ном поведения [4]. Изначально усвоение ценностей, которые формировали идентичность дворянина, происходило в семье. Ярким примером, подтверждающим это, служат воспо минания А.Н. Наумова (главы о детских годах) и письма В.Н. Поливанова детям. Предводи тели дворянства осознавали, что начало ХХ века поставило перед дворянским сословием сложные задачи, одной из которых было сохранение сословной идентичности, которая стремительно разрушалась модернизационными процессами и обезземеливанием. Они по лагали, что единство сословия можно было сохранить только через активное культивирова ние в подрастающем поколении базовых сословных ценностей. По инициативе В.Н. Поли ванова в Симбирске открывается дворянский пансион-приют с бесплатным пребыванием детей неимущих дворян. Наумов, разделяя взгляд на необходимость воспитания дворянской молодежи в рамках традиционных ценностей, полагал, что нет необходимости в существо вании в губернии закрытого дворянского сословного учреждения вследствие того, что «в на стоящее время нет цели изолирования дворянских детей от поколения других сословий и в интересах общественной справедливости» [8;


д. 1520. л. 4 об.]. В бытность его Ставрополь ским уездным предводителям дворянства на сессиях губернского собрания он не однократно возражал против проекта А.А. Чемодурова об открытии пансиона в Самаре. После избра ния его губернским предводителям дворянства вопрос об открытии пансиона-приюта был снят с повестки дня, большинство прислушалось к мнению Наумова. Решено было на основе пансиона-приюта открыть всесословную мужскую гимназию. Согласно утвержденной смете только на строительства здания пансиона необходимо было выделить 58903 руб. [6;

д. 1446, л.

23]. Для Самарского дворянства это была значительная сумма, т.к. сокращение площади дворянских земель шло возрастающими темпами и предводитель опасался того, что «с Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности уменьшением окладных сборов, может со временим оказать давление на ресурсы дворян ской кассы, что последняя не сможет обеспечить не только содержание пансиона-приюта, но и находить средства на покрытие обыкновенных расходов…» [8;

д. 1520. л. 3].

Выборы А.Н. Наумова Самарским губернским предводителем дворянства в летнюю сессию 1905 года явило собой трансформацию сознания большинства представителей со словия под воздействием разворачивающейся революции. На смену консервативно настро енному А.А. Чемодурову (один из организаторов Объединенного дворянства) депутатское собрание останавливает свой выбор на фигуре А.Н. Наумова, слывшего либералом. Он дол жен был стать компромиссной фигурой способный примерить наметившийся раскол дво рянского общества губернии.

В.Н. Поливанов пользовался в Симбирской губернии уважением, а в дворянском об ществе его авторитет был непререкаем. Представитель старинного дворянского рода, евро пейски образованный, член-корреспондент французского и бельгийского обществ археоло гии, почетный член Императорского археологического института. К мнению В.Н. Поливано ва губернское общество прислушивалось. При решении некоторых вопросов на сессиях гу бернских собраний резолюции принимались директивно, основанные на точке зрения гу бернского предводителя.

В течение всего исторического развития дворянства находилось у подножия престола, но всегда опасалась выработки самостоятельных действий. Дворянство действовало в инте ресах государства и с постоянной оглядкой на верховную власть. Вековая традиция взаимо отношения власти и дворянства выработала в представителях сословия необходимость чет кого руководства, дворянство боялось ответственности и действовало в рамках определенных законом правил. В годы первой российской революции в рамках Среднего Поволжья два губернских дворянских общества в лице губернских предводителей дворянства показали разные принципы взаимоотношения с верховной властью. Симбирское общество в лице В.Н. Поливанова, показала традиционную модель – упование на всесильность верховной власти в наведение порядка и законности. В неоднократных адресах выражая верноподдан нические чувства, симбирское дворянство требовало от власти подтверждения права незыб лемости частной собственности и «о защите дворян от полного разорения, которое усили лось в ходе революции» [2;

д. 618, л. 65 об.]. Симбирское дворянство во главе с губернским предводителем, благосклонно отнеслось к решению императора созвать Государственную дума, так как это являлось «самым существенным методом к скорейшему прекращению смуты» [2;

д. 618, л. 65 об.]. В Самарской губернии процесс мобилизации дворянской земли был более интенсивным, а революционные погромы этот процесс усилили. Только в период времени с 1903 по 1906 гг. дворянское землевладение в губернии сократилось на 240000 деся тин [9;

д. 1528. л. 10]. И Самарское дворянство, обращаясь к верховной власти, не просто просило всяческое содействие в сохранении дворянского землевладения, но и призывало верховную власть прислушиваться к мнению дворянства. Самарский губернский предводи тель дворянства подчеркивал: «Дальнейшее молчание с нашей стороны граничило бы, лишь кажется, с попустительством и равнодушием» [7;

д. 1488. л. 8]. В одном из адресов, отправ ленных на имя императора, было подчеркнуто: «Самарское дворянство надеется, что Ваше Императорское Величество осчастливит и его (дворянство – авт.) призывом участвовать в осуществлении Ваших милостивых предначертаний и теперь даст ему возможность усерд ной работой на пользу родины вновь доказать свою преданность Престолу» [7;

д. 1488. л. 9].

Идентичность предполагает усвоение и активное воспроизводство личностью базовых ценностей, традиций, культурных кодов, стереотипов поведения. Усвоение не возможно без истории, коллективной памяти. С целью сохранения памяти о прошлых событиях, научного изучения истории края в 1895 г. при активном содействии В.Н. Поливанова в Симбирской Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности губернии была открыта губернская ученая архивная комиссия. Председателем ее стал В.Н.

Поливанов. По его инициативе в губернии был открыт музей, проводились полевые иссле дования и т.д. В Самарской губернии Самарская губернская ученая архивная комиссия будет открыта также по инициативе губернского предводителя дворянства, но только в первое де сятилетие ХХ в.

Таким образом, мы видим, предводители дворянства являлись носителями типичных ценностей сословия, действовали в интересах большинства своих представителей. Иденти фикационные категории предводителей соотносятся с базовыми сословными характеристи ками.

Библиографический список:

1. Баринова Е.П. Российское дворянство в начале ХХ века: социокультурный портрет. – Са мара, 2006.

2. ГАУО. Ф. 45. Оп.1. Д. 618. Л. 65 об.

3. Люббе Историческая идентичность // Вопросы философии. –1994.— №4.— С.108—113.

4. Муравьева О.С. Как воспитывали русского дворянина. – М, 1999.

5. Наумов А.Н. Из уцелевших воспоминаний. 1868- 1917. Ч. 1. – Нью-Йорк, 1954.

6. ЦГАСО. Ф. 430. Оп. 1. Д. 1446. Л. 23.

7. ЦГАСО. Ф. 430. Оп. 1. Д. 1488. Л. 8.

8. ЦГАСО. Ф. 430. Оп. 1. Д. 1520. Л. 3.

9. ЦГАСО. Ф. 430. Оп. 1. Д. 1528. Л. 10.

MARSHAL OF THE NOBILITY AS THE SPOKESMAN OF THE COLLECTIVE IDENTITY OF THE ESTATES A.S. Burykin, 4th year student of the Faculty of Biotechnology VPO «Ulyanovsk State Agricultural Academy named P.A. Stolypin»

Key words: the nobility, identity, value, ideal, marshal of the nobility.

On the basis of archival material deals with the activities of the provincial leaders of the nobility, as an expression of the collective identity of the nobility.

УДК 9. ВЛАСТЬ И ДВОРЯНСТВО ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА (НА ПРИМЕРЕ ГОРОДОВ САМАРА И СИМБИРСК) Г.Р. Газизова, студентка 2 курса инженерно-технологического факультета Научный руководитель: В.В. Феонычев, старший преподаватель ФГБОУ ВПО «Ульяновская государственная сельскохозяйственная академия имени П.А. Столыпина»

8-951-090-6260E-mail:tiugsha@gmail.com Ключевые слова: социально-экономическое развитие городов, избирательная система.

Работа посвящена изучению социально-экономического развития городов Самара и Сим бирск во второй половине XIXвека. Рассмотрена статистика городских выборов и система само управления.

При всестороннем изучении взаимодействий городских дум и губернской админист рации во второй половине XIX века Среднего Поволжья необходимо учитывать социально экономическое развитие городов данного региона.

Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности В первую очередь стоит отметить, что в пореформенной истории России происходи ло интенсивное экономическое развитие городских центров. По темпам урбанизации Сред нее Поволжье занимало одно из ведущих мест в России.

В 1880-е – 1890-е годы темпы развития городской промышленности данного региона опережали средние показатели по Европейской России. В губернских городах –Самаре, Симбирске –во второй половине XIX века наиболее активно развивались торговля, мелкое и среднее промышленное производство. Именно в этот период Среднее Поволжье становится обособленным экономическим регионом, где важнейшую роль играли производство сель скохозяйственных товаров, их обработка и торговля. С этим напрямую было связано строи тельство густой сети железных дорог. Важным следствием экономического развития регио на явился рост населения губернских и уездных городов.

Крупным городским центрам Среднего Поволжья было характерно многообразие хо зяйственных, административных и культурных функций. В городах активно внедрялись но вые технологии в различных сферах человеческой деятельности.

С каждым годом развивалась деятельность институтов самоуправления, обогащалась сфера культуры.

Рассматривая деятельность городского самоуправления, необходимо определить ос новные социальные группы городского населения.

По данным Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года, основная масса горожан состояла из двух податных, непривилегированных групп –крестьян и мещан ства (соответственно около 45% и 43% жителей).

Дворянство представляло примерно 5% городского населения, духовенство, почетные граждане и купечество – 3%. Купечество являлось важнейшим в жизни городов сословием, хотя количественно оно было представлено мало. Так, например, в 1860 году в Среднем По волжье его доля составляла от 2-3% в губернских городах до 5-15% в уездных (в Самаре – 12.6%, в уездных городах Самарской губернии в среднем – 23%).Однако, в связи с ликвидаци ей III гильдии произошло абсолютное сокращение купеческого сословия до 1-1.5%.

Городская реформа 1870 года нанесла сильный удар по сословной структуре, так как избирательный ценз более не зависел от сословной принадлежности. Важной особенностью городских выборов по Городовому положению 1870 года явилось то, что избирательные права получила ничтожно малая часть городских обывателей – 5,6% в среднем по городам России.

При этом повсеместно по России, в том числе и городах Среднего Поволжья, на вы боры являлись от 10 до 20% горожан, получивших избирательное право. В ходе выборов наибольшую активность проявляло дворянство, наименьшую –малообразованная в массе своей купечество. Сословный состав городских дум 1870 – 1880-х годов демонстрирует безо говорочное преобладание купечества (53,7% в среднем по губернским городам России, 50,3% в среднем по губернским го родам Среднего Поволжья) дворянство и разночинцы численно были представлены 33,2% гласных по России, 33,6% гласных по Среднему Поволжью. Мещанство, ремесленники, кре стьяне в среднем составляли 13% гласных.

Таким образом, третья часть гласных городских дум состояла из дворян и чиновниче ства, которые представляли всего 6% городского населения. В изучаемом регионе сильная дворянская корпорация сложилась Симбирской губернии, это отразилось и на составе Симбирской городской думы-40,3% гласных принадлежали к дворянскому сословию.

Отметим, что значительная часть гласных-дворян занималась торгово промышленной деятельностью, это и определило их интерес к развитию городского хозяй ства. Статистика городских выборов позволяет сделать вывод, что процент жителей, полу Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности чивших право выбора, особенно в крупных городах, оказался крайне низким. Чрезвычайно низкой была и явка на выборы. Кроме того, с каждым годом в функционировании городских дум обнаруживалась тенденция к дальнейшему снижению интереса к выборам. Подавляю щее большинство в составах городских дум получили представители торгово промышленного слоя, как из числа дворянства, так и из числа купечества. В целом результа ты выборов не устроили правительство. В середине 1880-х годов Министерство внутренних дел главной задачей видело пересмотр механизма городских выборов.

Реформа 1870 года ввела в жизнь принципиально новую систему городского хозяйст ва, основанную на принципах самоуправления местного общества. Городовое положение 1870 годадаровало городским думам полную самостоятельность в хозяйственных вопросах, но при строгом наблюдении губернской администрации за законностью их действий. Закон представляет губернатору возможность контролировать действия городского самоуправле ния и приостанавливать незаконные решения. За губернатором оставалась окончательное утверждение «обязательных» постановлений, бюджетов, выборов городских голов.

При этом возможное «своеволие» губернатора ограничивалось губернским присутст вием по городским делам, коллегиальным учреждениям, в котором решались все конфлик ты, связанные с деятельностью городских дум. При этом городские думы активно пользова лись возможностью отстаивать свое мнение в Правительствующем сенате.

Городская реформа 1870 года в городах Среднего Поволжья проходила под при стальным наблюдением губернской и центральной администрации. При этом власть в пер вую очередь следила за законностью процесса самоорганизации городских структур. Един ственное столкновение между городским самоуправлением и губернскими властями про изошло в Самарской губернии, где губернская администрация пыталась ускорить процесс образования новых городских учреждений, но этот факт нельзя расценивать как ущемление прав городского самоуправления. Кроме того, первые выборы после городской реформы 1870 года сразу же выявили недостатки избирательной системы.

В уездных городах реформа состоялась несколькими годами позже, при еще более строгом контроле губернской администрации. При этом правительство дожидалось хода тайств местных городских обществ о желательности преобразования. В целом городская ре форма в Среднем Поволжье прошла без серьезных осложнений. Самостоятельность, пре доставленная городским думам в хозяйственных вопросах, должна была повысить эффек тивность их работы.

В июле 1883 года комиссия под председательством Каханова конфиденциально обра тилась ко всем российским губернаторам с секретным циркуляром-анкетой. Губернаторам дали задание максимально подробно и полно ответить на 41 вопрос, которые касались всех сфер местного управления.

Наибольший интерес представляет восьмой вопрос данной анкеты: «Какие сущест вуют недостатки городских управлений, и чем они могли бы быть устранимы?». Так, напри мер, Самарский губернатор А.Д. Свербеев подробно изложил свое представление о недос татках Городового положения 1870 года. Главные несовершенства он видел в совмещении в одном лице двух должностей – председателя думы и управы. По его мнению, в ряде случаев это позволяет городскому голове давать указания самому себе. Вторым основным недостат ком Свербеев считал то, что «трехзарядная избирательная система недостаточно и непра вильно представляет городское население».

Саратовский губернатор указал на следующие недостатки: слабый контроль админи страции за деятельностью городских дум и, как следствие этого, множество злоупотребле ний в системе городского самоуправления. Он предлагал в число городских избирателей включить квартиронанимателей.

Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности Казанский губернатор заявил: «Органы городского самоуправления лишены всякого надзора и контроля, и это наносит ущерб их деятельности».

Наконец, Симбирский губернатор Н.П. Долгово-Сабуров подробно представил свой взгляд на недостатки системы городского самоуправления. По его мнению, «… торговый класс имеет возможность группироваться и держать все в своих руках, они при отсутствии достаточной умственной и нравственной подготовки заботятся лишь о личной выгоде».

С точки зрения Симбирского губернатора, на выборах в городские думы негативную роль играют «партии». В Симбирске самую сильную партию возглавлял директор общест венного банка, но в деятельности банка вскрылись растраты. Способов решения данных про блем он видел несколько: усиление правительственного надзора за деятельностью городских дум, «развитие образования, просвещение торгового класса, имеющего сильнейшее влияние в городских делах».

Проанализируем мнения 35 губернаторов, принявших участие в данном опросе. Бо лее половины из них главным недостатком городского самоуправления современного им типа считали несовершенную избирательную систему. Все они указывали, что данная систе ма выборов приводит к преобладанию в городских учреждениях купечества с «низким умст венным и нравственным уровнем развития».Высказывались мнения, что трехразрядная из бирательная система разобщает население и ее необходимо заменить выборами на террито риальных участках, в пределах которых не будет деления на группы. Семь из тридцати пяти губернаторов заявили о желательности привлечения квартиронанимателей, в большинстве своем интеллигенции, к выборам».

Большая часть губернаторов в качестве важнейшего недостатка выделяла слабый кон троль правительства за деятельностью городского самоуправления. Шесть из тридцати пяти губернаторов главным недостатком считали совмещение должностей городского головы и председателя думы. «Председательствуя в думе, имея право руководить прениями и уста навливать оратора, городской голова может отклонить те вопросы, которые показывают деятельность управы в невыгодном свете», заявляли они. Хотя как раз совмещение должно стей облегчало губернаторский контроль. Губернаторы указывали на «отсутствие в избира тельном собрании наиболее мыслящей и не менее купечества заинтересованной в само управлении части населения, но не владеющей недвижимостью (чиновники, мещане, интел лигенция)».

Несколько губернаторов отметили негативное влияние «партий» на выборах. Наибо лее консервативные губернаторы либо вовсе не видели недостатков в Городовом положении 1870 года, либо говорили о возвращении к прежней сословной системе городского управле ния, ликвидации самого принципа самоуправления.

Таким образом, даже если учесть в целом консервативное отношение начальников губерний к реформам, они достаточно точно и объективно отразили недостатки системы городского самоуправления.

Библиографический список:

1. РГИА. Ф. 1282. Оп.2.Д.15.Л.74.

2. Гончаренко Л.Н. Города Среднего и Нижнего Поволжья в XIX веке: Соци ально-экономическое исследование. Чебоксары. 1994.

3. Нардова В.А. Городское самоуправление в России 60-е-начале 90-х гг. XIX в.

Правительственная политика. Л.,1984.

4. Правительственный вестник. 1884. №6. С. 14.

Дворянское наследие в конструировании гражданской идентичности POWER AND NOBILITY IN THE SECOND HALF OF THE XIX CENTURY (ON THE EXAMPLE OF THE CITIES OF SAMARA AND SIMBIRSK) G.R. Gazizova Key words: socio-economic development of cities, the electoral system.

The work is devoted to the study of socio-economic development of the cities of Samara and Simbirsk in the second half of the XIX century. Considered the statistics of the city elections and a system of self-government.

УДК 9. ФАВОРИТИЗМ В РУССКОЙ ИСТОРИИ И ЕГО ИСТОКИ О.О. Грачёва, студентка 4 курса инженерно-технологического факультета Научный руководитель: В.В. Феонычев, ст. преподаватель Технологический институт - филиал ФГБОУ ВПО «Ульяновская ГСХА им.

П.А.Столыпина»

8(84235) 7-38-24;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.